Корсунский монастырь Орловская область

Отзыв: Корсунская пустынь (Россия, Орловская область) — Большая история начинается с малого…

В 100 км от Орла, есть маленькое село Корсунь, и так бы не знал никто о нём ничего особенного, если бы совсем недавно, в этой глуши на окраине села не появилась прекрасная обитель.
О ней я узнала случайно, всего лишь год назад, и волею судьбы очень спонтанно и неожиданно я провела здесь чудесную солнечно-пасмурную половину воскресного мартовского дня.
Что такое пустынь?
Это монастырь, расположенный в незаселенном или малолюдном месте.
На нашем слуху только величественные места, например, Коренная и Оптинская пустыни, ведущие свою историю с глубокой древности.
Но сегодня я познакомлю вас с обителью, которая только — только начала свой духовный путь, у которой много планов, которая держится на невероятной силе духа, старании, упорстве, трудолюбии и светлости всех её жителей.
Дорога от Орла до села заняла полтора часа среди бескрайних пашен Орловщины.

А вот и окраина села, в котором количество дворов можно пересчитать по пальцам.
Здесь же стоянка для автотранспорта.
Это дорога сквозная — ведущая далее в райцентр Покровское.

Если смотреть на стоянку (на фото выше) спиной к обители, то справа от меня будут кованные ворота вот с такой табличкой.
На территории Пустыни располагается два монастыря — мужской и женский.
Настоятель мужского — иеромонах Силуан.

Пройдя ворота, чуть левее идет полным строительство Трапезной.
Хочу сразу заметить, что все постройки — рукотворные — всё сделано руками жителей, в частности трудников.
Проекты каждого здания впечатляли меня своей оригинальностью и самобытностью.
В Пустыне — стройка объектов идёт полным ходом, но сегодня воскресенье — день заслуженного отдыха от физического труда, поэтому на объектах никого нет.
Всё строительство ведётся по благословению митрополита Орловского и Болховского Антония и схиархимандрита Илия (Ноздрина).
Верующие люди хорошо знают, кто такой старец Илий — это духовник братии Оптиной пустыни, личный духовник патриарха Кирилла.
Он приезжал в обитель ровно год назад и Орловщину не забывает.
Правее от Трапезной — двухэтажное белое здание — бывшее здание Корсунской школы.
Сейчас там живут монахини и насельницы монастыря.

А нижнем фото хорошо видны те самые кованные ворота, в которые я вошла.
Прямо по курсу от них братская могила 49-ти воинов Великой Отечественной войны.
Линия фронта проходила в непосредственной близости от Корсуни в течении года.
Памятник ухоженный, вычищенный, на нем аккуратная новая табличка.

С скорбью посмотрела на фамилии и имена — сколько же тут национальностей!
Татары, узбеки, казахи, грузины, украинцы — чьи то дети, отцы и братья.
Похоронены где-то «на краю земли», вдали от дома.
Но память о них вечна, тем более в таком месте.

Если посмотреть правее от ворот — видна дорожка к домикам трудников, действующей трапезной и туалетам.
Это сельские дома, когда то забытые и ненужные, которые сейчас населяют трудники — мужчины.
На момент моего приезда в обители их было около 50 человек.

В самом конце поездки после обеда в трапезной я разговорилась с одним из них — Андреем, который за время нашей небольшой прогулки рассказал мне и историю возникновения Пустыни, про жизнь и планы обители. К слову — рассказчик он великолепный!

О себе он поведал, что приезжает сюда уже третий год, на месяц-полтора.
Сам живет в Хабаровске, работает под Пекином, а его мама живет в ближайшем селе от Корсуни.
Навещая каждый год маму, он обязательно живет и тут. Для чего, спросила я?
«Тут отдыхает моя душа и я рад, что чем-то помогаю» — просто ответил он.
Рассказал про контингент мужчин-трудников — это алкоголики, наркоманы, бездомные и те, которые хотят на какой-то период времени обрести душевный покой.
Большая часть — молодые люди до 30-ти лет.
На фото — дома трудников поближе.
Заглянув в один из них (с приоткрытой дверью) с целью узнать где трапезная, я увидела браво расмахивающего шваброй мужчину, натирающего пол.
Сфотографировать быт я постеснялась.
Сразу ясно, что условия спартанские — двухярусные кровати в небольших помещениях, с аккуратно уложенным и развешенным тут и там скарбом.
Газа нет, поэтому тут и там видны дровницы.
Воду берут из источника, о котором я расскажу ниже.

Туалеты и хозяйственная постройка.
Наверняка, имеются баньки, о которых я совсем забыла спросить у Андрея.

За лапами высоченных елей — действующая трапезная.

Сразу вспоминаются строчки — «Я его слепила из того что было».
На облицовку внутренних стен шёл любой отделочный материал — и фанера, и клеенка и доски.
Это здание явно принадлежало Курсунской школе.
Что было в этом здании знают только сторожилы, и скорее всего, кроме фундамента, пошатнувшихся стен и дырявой крыши после передачи этой территории монастырю, тут «гулял» лишь ветер и сквозняки.
В трапезную мы попали со своей группой (в составе 15 человек) после воскресной службы.
Впервые в жизни, я прониклась настоящим духом вкушения пищи в стенах монастыря.
Не смотря на то, что я получила разрешение у игумении сделать фоторепортаж, трапезную внутри фотографировать я не стала — мне было очень не ловко.
Здесь не было ценников и никто после обеда не сказал (даже куратор группы) — «Пожертвуйте и отблагодарите за вкусный обед». Ни слова, ни намёка…
Входя в длинное помещение, стены которого были увешены иконами, я увидела два длинных стола и деревянные лавки.
Столы были отделаны столовой клеенкой.
Правее от входа была кухня, из которой очень скромные девушки нас пригласили за стол.
Рядом располагались вешалки для верхней одежды.
Так как было воскресенье и время Великого поста, на столе была горячая пища с растительным маслом.
Что я увидела?
Несколько кастрюль с горячим борщом со свеклой, большие тарелки с картофельным пюре, тарелки с салатом (тёртая вареная свекла с репчатым луком), тарелки с белым и черным хлебом.
Открытые банки с вареньем, галетные печенья, сахарницы, солонки, салфетки, чайные пакетики «Нури». Тарелочки (в отличии от другой посуды) были одноразовыми.
С нами обедали часть трудников, некоторые посетители и один из священников.
Перед вкушением пищи все помолились слушая молитвы священника перед большой иконой, а во время еды рядом со столом нам читали историю этого дня — кого поминают в этот день, чем он особенный.
Когда все покушали я услышала неожиданный звонок в колокольчик.

Это означало, что нужно встать и еще раз помолиться, что мы и сделали.
Кто не допил чай или не доел, могли спокойно еще остаться.
Внешний фасад трапезной поближе.

На этой же территории за двухэтажном жилым зданием монахинь видны маленькие деревянные домики и строящийся храм.

Вот на этом фото — домики и деревянный храм видны получше — фотографировала рано утром, сразу как приехала.
В деревянных избушках живут монахи.
Не знаю как вам, но для меня есть особенная прелесть в этой утренней пасмурности.

По лесам вниз к купели и источнику.
****
Вся эта территория когда то являлась частью большого имения одного помещика знатного рода, состоявший в родственных связях с ветвью Годуновых — Владимиром Владимировичем.
Он родился в Петербурге, но никогда не забывал родное имение, где и был похоронен в родовом склепе в часовне имения рядом со своей малолетней дочерью.
Подробно рассказывать об этом человеке не буду, скажу лишь, что личность была очень незаурядная — только Эрмитажу он передал 18 000 редких экземпляров из своей коллекции восточных монет, а огромную библиотеку из 12 000 томов по Истории Востока и на восточных языках передал Музею Восточного искусства.

Если посмотреть старые фотографии, это место было в густых зарослях деревьев и кустарников.
За купелью в далекие времена был пруд, также поросший деревьями.
От непроходимой чащи леса это место было вычищено руками трудников.
В планах настоятеля — пруд возродить.

Купальня освещена всего лишь три года назад (в 2014 году) на Крещение.
Вокруг здания бетонный жёлоб для воды и красивый навесной мостик дугой.
Как сказал Андрей — это задумка настоятеля.

«Как же здесь заливисто поют соловьи…» -сказал Андрей.

Тут окунаются как мужчины, так и женщины.

+4 градуса.

Рядом с купелью — Святой источник, в честь иконы Б. Матери «Живоносный источник», который известен с незапамятных времен.
При строительстве, недалеко раскопали дореволюционную кладку купели из красного кирпича.
Отсюда хорошо просматривается строящийся храм для монахинь ( это тот самый, что около их жилого корпуса)

Иду от источника и купели назад вверх.

Стройка поближе.

Прохожу мимо третьего строящегося объекта — детского лагеря.
Как мы видим — нет бетонных плит под фундамент.
Выкапывали вручную землю, делали опалубку и заливали бетоном.

Всё выше к выходу.

Выходя из ворот с надписью о мужской обители, напротив меня предстал прекрасный деревянный храм.
Здание слева — церковная лавка.

На воротах информация.
Игумения монастыря — монахиня Ярослава.

Место под строительство храма в честь Корсунской Божьей Матери было освящено 22 июня 2006 года и в феврале 2008 года постройка была освящена, а в марте того же года было принято решение открыть здесь женский монастырь.
Но все не просто так. В середине 19 века на этом месте был храм Корсунской Божьей матери, который был уничтожен в годы Советской власти.
Перед службой били в колокола. Бой был совершенно нетипичный, какой то неведомой мне мелодией.
Мне повезло в этот день с небесной синевой.

Словно терем!
Центральный вход.
Внутри, естественно, фотографировать я не стала, но отделка, также деревянная, резная, с красивым лесенками на второй этаж.

В церковной лавке тепло и уютно.
Цены на требы и утварь очень и очень демократичные.

За храмом идет строительства келий для монахинь (из красного кирпича) и…

… да вот не знаю, что за здание…
Справа — дома сельских жителей без заборов.
За ними -бескрайние поля.

Вот и подошло к концу моё знакомство с Пустынью.
На прощание я еще раз посмотрела на ряд высоченных елей вдоль дороги.

Процветания тебе, удивительная обитель и до новых встреч!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *