Крах капитализма

Еще лет 30 назад была такая наука – Научный коммунизм. Она неопровержимо, вроде бы, доказывала, что крах капитализма неизбежен. А крах капитализма все не наступал и не наступал. На смену капитализму неминуемо должен был прийти социализм, а за ним и коммунизм – полное удовлетворение потребностей любого человека, отмена денег, в общем, рай на Земле. И все это доказывалось так логически безупречно, так все солидно, защищались диссертации, печатались научные журналы, Научный коммунизм изучали во всех ВУЗах.

А крах капитализма все не наступал и не наступал. А потом, совсем наоборот, крах наступил у Научного коммунизма, а не у капитализма. Почему это так произошло? Неужели невозможен рай на Земле? Неужели Маркс и Ленин ошиблись где-то в своих рассуждениях?

Капитализму в очередной раз удалось отсрочить свой пресловутый «крах». Как же ему это удалось?
Удалось это сделать одному человеку. Его имя Джон Мейнард Кейнс.

Логика у марксистов была безупречна. Капитализм неизбежно порождал так называемые «кризисы». Дело в том, что стремясь получить как можно больше прибыли, капиталистам приходилось производить как можно больше товара. Открывали новые предприятия, повышали производительность труда, и вот наступал такой момент, когда товара было произведено столько, что уже некому было его покупать. На складах скапливались огромные товарные запасы – а покупать его было некому. А поскольку товар не покупали – прибыль-то ведь образуется в момент продажи – производители-капиталисты разорялись. Ну, в самом деле, на производство затрачены деньги, труд, природные ресурсы – а оказалось, что покупателей на этот товар нет. Раз покупателей нет, предприятия переставали его производить, фабрики и заводы закрывались. Это назывался «кризис». Он так и назывался – «кризис перепроизводства».

Ну, власть имущим капиталистам, вроде бы, наплевать на нужды рабочих, но, с другой стороны, когда много безработных – людей, которым нечем себя занять, которым нечем кормить семьи – получался социальный взрыв. Беспорядки, демонстрации, вооруженные столкновения. Потом, мало-помалу, жизнь налаживалась, излишне произведенные товары постепенно раскупались, часть просто уничтожались, постепенно возникали новые потребности в товарах, капиталисты создавали новые производства, и так кризис постепенно проходил. До следующего кризиса.

И такие кризисы происходили все чаще, а последствия этих кризисов были все разрушительнее. Вот научные коммунизмы и сделали такой вывод – что постепенно капитализм погубит сам себя. Самый сильный и самый последний кризис назывался «Великая депрессия».

И тут появился этот самый Джон Кейнс, который придумал, как избежать этих кризисов. Идея была несколько гениальной, настолько же и элементарной. Поскольку у людей нет денег, чтобы покупать товары – надо им эти деньги просто раздать. Ну, просто, бесплатно. Ну, не совсем бесплатно, можно заставить людей делать какую-нибудь ненужную работу, и платить за нее деньги На эти деньги рабочие купят товары – можно будет снова фабрики открывать, начинать производство. А фабрику откроем – рабочих наймем, выплатим зарплату – уже заработанную – люди опять пойдут в магазин, опять товары купят, опять придется их производить, новых рабочих наймем, те, в свою очередь получат зарплату и отнесут ее в магазин – так, постепенно, кризис и закончится. Закончатся демонстрации и беспорядки, значит, власти опять ничего не угрожает, можно опять спокойно богатеть.

А где взять вот эти деньги, которые нужно вот так просто раздать?

Так просто напечатать. Деньги ведь бумажные, бумага и краска есть, все в руках государства – почему бы и не напечатать.

Но в то время у денег еще было «золотое содержание», денег печатали столько, сколько было золота в хранилище банка. А при напечатании необеспеченных золотом бумажных денег получалась инфляция.
Ну и что такого? Что для власти страшнее, инфляция, или толпы голодных людей на улицах? Тем более, что золотое содержание бумажных денег можно ведь и отменить (что и было в конце концов сделано).
Кейнс назвал свою идею «Теория эффективного спроса». То есть, для того, чтобы избежать кризиса перепроизводства, он предлагал искусственно создать спрос на товары. Фактически, путем безвозмездной раздачи денег населению.

Но это еще не все. Если просто печатать и раздавать деньги – они обесценятся, наступит гиперинфляция, а в гиперинфляции ничего хорошего нет, это все уже поняли из опыта Первой мировой войны. Поэтому, спрос можно было создать не только раздачей денег, но и искусственно создавая у людей спрос на товары, которые им были попросту не нужны. Агрессивная реклама, маркетинг заставляют покупать людей ненужные им вещи. До 80 процентов покупаемых сегодня вещей и товаров людям просто не нужны. Вот эта мода на одежду, которая побуждает людей выбрасывать практически годные, но «немодные» вещи. Покупать вторую, третью, пятую пару ботинок. Покупать новый автомобиль, который от старого ничем не отличается, кроме формы бампера. Покупать второй автомобиль, второй телевизор. Второй и третий загородный дом. Так было создано «общество потребления», которое мы видим и в котором живем сейчас.

И вот благодаря такому безудержному потреблению до сих пор удавалось избегать кризисов перепроизводства.

Etwas, опубликовал запись 6 лет назад.
С момента публикации зафиксировано 6367 просмотров.
Сейчас эту запись просматривает 1 незарегистрированный пользователь.

Сторонники движения России в сторону капитализма не учитывают роли Православия в сознании народа — с либералами всё понятно, но с теми, кто позиционирует себя в антилиберальном ключе и одновременно антисоветском — это вызывает вопросы. Вопросы возникают потому, что большинство их апеллирует к Православию, которо де было уничтожаемо большевиками — а они, в противоположность, есть истовые его приверженцы. Вопрос к искренности их позиции. И вот почему.
Каждый православный чтит учения Святых Отцов, и не только потому, что они авторитетны, а в перdую очередь потому, что они излагают СУТЬ православия — т.е. задают те нормы, «матрицы» поведения, с которыми должны сверяться, с которых должны «писать» свою жизнь приверженцы учения.(Которыми себя объявляют таки известные люди, как , например, Н.С. Михалков) И в этом смысле очень важно , что говорили Святые Отцы об отношении к частной собствености, что является краеугольным камнем борьбы капитализма против коммунизма.
* * *

Приведём интересный отрывок из книги С. Кара-Мурзы «Гражданская война», показывающий связь православия и народных чаяний, а так же показывающий глубинные причины Гражданской войны:
«Надо подчеркнуть, что и в духовно-религиозном плане частная собственность на землю всегда трактовалась крестьянами как небогоугодное устроение. В этом своем убеждении крестьяне опирались не только на представления стихийного «народного» Православия, но и на поучения отцов Церкви. Вот, например, поучения преподобного Симеона Нового Богослова (949–1022). В Девятом «Огласительном слове» он говорит:
«Существующие в мире деньги и имения являются общими для всех, как свет и этот воздух, которым мы дышим, как пастбища неразумных животных на полях, на горах и по всей земле. Таким же образом все является общим для всех и предназначено только для пользования его плодами, но по господству никому не принадлежит. Однако страсть к стяжанию, проникшая в жизнь, как некий узурпатор, разделила различным образом между своими рабами и слугами то, что было дано Владыкою всем в общее пользование. Она окружила все оградами и закрепила башнями, засовами и воротами, тем самым лишив всех остальных людей пользования благами Владыки. При этом эта бесстыдница утверждает, что она является владетельницей всего этого, и спорит, что она не совершила несправедливости по отношению к кому бы то ни было «.
В другом месте Девятого «Слова» осуждение частной собственности носит еще более резкий характер:
«Дьявол внушает нам сделать частной собственностью и превратить в наше сбережение то, что было предназначено для общего пользования, чтобы посредством этой страсти к стяжанию навязать нам два преступления и сделать виновными вечного наказания и осуждения. Одно из этих преступлений — немилосердие, другое — надежда на отложенные деньги, а не на Бога. Ибо имеющий отложенные деньги… виновен в потере жизни тех, кто умирал за это время от голода и жажды. Ибо он был в состоянии их напитать, но не напитал, а зарыл в землю то, что принадлежит бедным, оставив их умирать от голода и холода. На самом деле он убийца всех тех, кого он мог напитать»
(Невозможно ратовать за капиталистический путь России, не отринув эти слова, не закрыв глаза на православные заветы. Но тогда стоит ли называть себя православным, если ты сознательно делаешь противоположный выбор? — arctus)
Таким образом, отрицание помещичьей собственности на землю приобретало не только политический, но и религиозный характер. Поэтому конфликт в земельном вопросе направлял Россию в русло непримиримого столкновения, которое и наблюдается во всех гражданских войнах с религиозным компонентом. Вопрос о земле был не только экономическим, и его невозможно было разрешить исходя из рационального расчета — речь шла о мировоззрении и представлении о желаемом жизнеустройстве в целом, в том числе и о путях развития, модернизации России. М. М. Пришвин записал в дневнике 27 декабря 1918 г.:
Что же такое это земля, которой домогались столько времени? Земля — уклад. «Земля, земля!» — это вопль о старом, на смену которого не шло новое. Коммунисты — это единственные люди из всех, кто поняли крик «земля!» в полном объеме.
Вот чем, по большому счету, и была предопределена победа Октября и победа красных в гражданской войне».
Капитализм стоит на накоплении. Православие его отрицает. «Что делать?»
=Arctus=
Продолжение следует.

9.2. Христианство и капитализм

Среди всех цивилизаций, существовавших и существующих на планете, нас, русских людей, наверное, больше всего волнует судьба христианской цивилизации, которая возникла на развалинах римской цивилизации и сформировалась в Византии при императоре Константине Великом (Второй Рим). В средние века христианская цивилизация сложилась в Европе, а после крещения Руси князем Владимиром — на просторах нашей Родины (Третий Рим).

Сегодня существует много даже чисто внешних признаков трансформации христианской цивилизации в «денежную цивилизацию». Это особенно бросается в глаза на Западе. Интерес к традиционным формам религии там постоянно падает. Например, в ФРГ с 1991 по 1998 год число людей, регулярно посещающих церкви, уменьшилось более чем в 2 раза: с 14,7 до 7%. Менее серьезно, но неуклонно этот процесс происходил в Италии (сокращение почти на треть), не говоря уже о Франции, где о церкви и кюре вспоминают только при регистрации браков и конфирмации. Нотр-Дам превратился в большой музей-ресторан, куда приходят толпы, жующие гамбургеры и «стиморол», чтобы поглазеть на древние ритуалы. Думается, для этих людей воскресная месса стоит в одном ряду с гаданием на картах и показательным выступлением колдунов вуду. В Великобритании 44% взрослого населения не исповедует никакой религии. Особенно много неверующих среди молодежи от 18 до 24 лет — 66%. По мнению одного из ведущих английских религиоведов П. Брайерли, через 40 лет лишь 0,5% населения страны будут посещать церковные службы.

Приходится констатировать простую закономерность: чем более прочные позиции захватывает капитализм («денежная цивилизация»), тем быстрее исчезает христианство, тем быстрее происходит переход общества в эпоху постхристианства. Нас могут обвинить в излишней драматизации ситуации. Но напомним хорошо известную истину: без осознания факта своего заболевания человек вряд ли имеет шанс на выздоровление.

К сожалению, официальные религии сегодня все чаше играют роль неких декораций, предназначение которых — скрывать уродливое и зловещее духовное нутро «денежной цивилизации». Пожалуй, последним духовным оплотом борьбы с «денежной цивилизацией» остается православие. Русская Православная Церковь сформулировала свою позицию по ключевым вопросам устройства общества в документе, который называется «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (принят в 2000 году). Особый интерес с точки зрения обсуждаемых нами вопросов представляют раздел VI «Труд и его плоды» и раздел VII «Собственность».

Приведем отрывок из документа, касающийся трудовых отношений: «Работающий вправе пользоваться плодами своего труда: «Кто, насадив винограду не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?.. Кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое» (1 Кор. 9. 7, 10). Церковь учит, что отказ в оплате честного труда является не только преступлением против человека, но и грехом перед Богом.

Священное Писание говорит: «Не обижай наемника… В тот же день отдай плату его… чтоб он не возопил на тебя к Господу, и не было на тебе греха» (Втор. 24. 14-15); «Горе тому, кто… заставляет ближнего своего работать даром и не отдает ему платы его» (Иер. 22. 13); «Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа» (Иак. 5. 4).

Вместе с тем заповедь Божия повелевает трудящимся заботиться о тех людях, которые по различным причинам не могут сами зарабатывать себе на жизнь, — о немощных, больных, пришельцах (беженцах), сиротах и вдовах — и делиться с ними плодами труда, «чтобы Господь, Бог твой, благословил тебя во всех делах рук твоих» (Втор. 24. 19-22). Продолжая на земле служение Христа, Который отождествил Себя именно с обездоленными, Церковь всегда выступает в защиту безгласных и бессильных. Поэтому она призывает общество к справедливому распределению продуктов труда, при котором богатый поддерживает бедного, здоровый — больного, трудоспособный — престарелого. Духовное благополучие и самосохранение общества возможны лишь в том случае, если обеспечение жизни, здоровья и минимального благосостояния всех граждан считается безусловным приоритетом при распределении материальных средств» (VI.6.).

Также важным является следующий фрагмент: «… отторжение и передел собственности с попранием прав ее законных владельцев не могут быть одобрены Церковью. Исключением может быть такое отторжение собственности на основе соответствующего закона, которое, будучи обусловлено интересами большинства людей, сопровождается справедливой компенсацией. Опыт отечественной истории показывает, что нарушение этих принципов неизбежно приводит к социальным потрясениям и страданиям людей» (VII.3).

Фактически в этих отрывках в сжатой форме представлена позиция неприятия нашей православной Церковью различных форм современного рабства, прежде всего наемного. Правда, документ избегает слов «капитализм», «рабство», «наемный труд» и т.п. Многие тезисы документа требуют дальнейшей проработки, конкретизации и детализации; необходимы развернутые предложения по обеспечению социальной справедливости, раскрытию творческого потенциала работников и т.п. К сожалению, прогресса в данном направлении за десять с лишним лет мы не заметили. Скорее, наблюдаются даже попытки провести некоторую «ревизию» положений «Основ социальной концепции».

Определенные силы (как внешние, так и внутренние) пытаются использовать официальную православную церковь для прикрытия «ползучей» агрессии Запада на духовном пространстве России, окончательного утверждения здесь духовного фундамента «денежной цивилизации». Одним из последних примеров использования «церковного фасада» МП РПЦ (Московской патриархии Русской Православной Церкви) для утверждения в России «денежной цивилизации» является подготовка рабочей группой при МП РПЦ концепции так называемого «православного бэнкинга». Это — откровенная попытка добиться со стороны Запада не только юридической, но и церковной (духовной) легализации ростовщичества в России. То есть попытка добиться со стороны Церкви благословения долгового рабства. А одновременно и попытка дискредитации Русской Православной Церкви.

Еще один пример — разработка и принятие в 2004 году по инициативе и при участии экспертов, близких к МП РПЦ, документа под названием «Свод нравственных принципов и правил хозяйствования». В указанном документе не дается принципиальной оценки сложившегося в России общественно-экономического строя, вместо этого содержится набор совершенно банальных «рекомендаций», адресованных «волкам-капиталистам», как им следует «цивилизованно» и «гуманно» поедать «овец-работников». Это еще одна попытка создать в России «капитализм с православным лицом». Впрочем, правильнее сказать: попытка создать у православных людей иллюзию, что в России строится такой капитализм, потому что в природе не существует ни христианского, ни католического, ни православного капитализма. Везде это один и тот же строй смертоносного маммонизма.

Впрочем, попытки определенных сил как внутри церковной организации, так и внешних по отношению к ней доказать совместимость капитализма и христианства наблюдаются с XIX века. Основной упор в этих попытках делался на то, что частная собственность «священна». Причем не делалось различия между частной собственностью на фабрики, заводы и землю, с одной стороны, и частной собственностью на жилище и различного рода личное имущество. А «благословение» «священного» права частной собственности на средства производства фактически означало и молчаливое «благословение» наемного рабства.

Конечно, в нашей Церкви были отдельные служители, которые активно обличали отдельных капиталистов за их неправедные богатства, хищения и эксплуатацию, а также представителей власти, насаждавших в России капиталистическое рабство. Яркий пример — святой праведный Иоанн Кронштадтский. Он не только обличал, но и практически спасал людей, ставших жертвами капитализма. Через его руки каждый год проходили миллионы рублей, которые он раздавал неимущим; кроме того, он организовал в Кронштадте «работный дом» для трудовой реабилитации люмпенизированных людей; трудоустраивал безработных и прошедших трудовую реабилитацию. Однако четкой социальной позиции у всей церковной организации не было. Это, с нашей точки зрения, привело к тому, что антикапиталистические идеи и лозунги в 1917 году оказались в руках откровенных богоборцев.

За двадцать лет существования Российской Федерации капитализм в нашем обществе успел пустить достаточно глубокие корни в сфере имущественных и трудовых отношений. Православным приходится жить в этой враждебной среде и искать способы приспособления к ней. Но не стоит доказывать, что эта среда является «естественной», что капитализм не мешает христианам спасаться, что это «социальный идеал» христианства. Формирование иллюзий типа «православного бэнкинга» или «капитализма с православным лицом» может привести к той же ситуации, которая сложилась в России век назад: перехвату откровенно богоборческими силами инициативы борьбы с капитализмом, отходу русского народа от Церкви, ложной «симфонии» церковной верхушки и государственно-монополистической верхушки.

Мы уже неоднократно говорили, что с социально-экономической точки зрения рабством является любая форма отношений между людьми, в результате которых продукт, произведенный одним человеком, помимо его воли и желания присваивается другим человеком. Такое присвоение называется социальным рабством, и оно может иметь много конкретных форм: патриархальное, классическое, наемное, долговое, налоговое, коррупционное и т.п. С правовой точки зрения такое присвоение может иметь законное основание (быть легитимным); с морально-нравственной точки зрения это всегда хищение. С христианской точки зрения это нарушение одной из основных заповедей — «не укради». Следовательно, христианство не может быть «нейтральным» по отношению к капитализму как строю, в котором делается все возможное для того, чтобы юридически и идеологически легализовать грех, «упразднить» заповедь «не укради». Помимо этой восьмой заповеди также делается все возможное для «упразднения» тесно с ней связанной десятой заповеди «не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего». Без этого желания не было бы, в конечном счете, и кражи продукта, произведенного другим человеком, не было бы и рабства.

Но вернемся к истории Древнего Рима. Мы постарались показать поразительное сходство раннего и позднего капитализма в разных сферах: хозяйственной, государственного управления, социальных отношений, а также духовной. Но есть и принципиальные отличия нынешнего капитализма от римского капитализма.

Во-первых, люди Древнего Рима впервые в истории человечества встали на скользкую и опасную дорожку капитализма и лишь смутно подозревали о существовании пропасти, к которой эта дорожка вела. Современный человек, хотя бы немного знакомый с историей, имеет вполне конкретное знание о существовании этой пропасти.

Во-вторых, люди той давней эпохи не имели спасительной христианской веры и Церкви, которые необходимы для противостояния «духам злобы поднебесной», т.е. маммоне и ее инфернальному воинству. У современного человека такое спасительное оружие есть.

Наивно думать, что возрастающую энтропию современного «денежного» капитализма можно остановить с помощью каких-то политических и экономических реформ, с помощью «инноваций», «модернизаций» и прочих «перестроек». Да, конечно, нужны и политические, и экономические реформы, но они вторичны. Как и 2000 лет назад, разрушительному началу «денежного» капитализма, представляющего собой закамуфлированную форму сатанизма, эффективно может противостоять только христианство. Этому в равной мере учит как Священное Писание, так и история Древнего Рима.

Наивны также призывы некоторых невоцерковленных представителей нашей интеллигенции в годы «перестройки» начать «выдавливать из себя по капле раба» (Л.П. Чехов). Накануне Первой мировой войны и 1917 года наша интеллигенция очень своеобразно «выдавливала из себя по капле раба»: она стала стремительно отходить от Церкви, считая зазорным носить звание «раб Божий». В христианстве на протяжении двух тысяч лет активно используется выражение «раб Божий». Святые отцы оставили нам многочисленные объяснения того, что означает данное выражение. Отметим лишь, что для христиан это почетное звание в отличие от раба человеческого. Почетное хотя бы потому, что сам Христос считал себя Рабом Бога-Отца. В Библии есть книга пророка Исайи, где грядущий Мессия-Спаситель предстает в образе раба Господа: «Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля; но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли». В Евангелии Христос неоднократно говорил, что Он на землю «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих». И апостол Павел пишет, что Христос для спасения людей принял «образ раба». И если Сам Спаситель называл себя служителем и рабом Божьим, то неужели Его последователи постыдятся называть себя так? И апостолы также называли себя рабами Бога. Например: «Павел, раб Бога, Апостол же Иисуса Христа». И именно потому, что в некогда Святой Руси многие перестали быть рабами Божьими, они стали социальными рабами.

В годы советской власти не одно поколение школьников также дружно повторяло: «Мы не рабы, рабы не мы». Однако эти атеистические мантры не помогали: вместо «освобождения труда» с каждым годом происходило все большее «закабаление труда», с каждым годом советские люди все больше превращались в работников, которые «ходят на работу». Наша «перестройка» и наши «реформы» — логическое продолжение процесса «закабаления труда».

Многие так и не поняли глубинных причин этого энтропийного процесса, сваливая все наши беды на Горбачева, Ельцина, Запад, ЦРУ, масонов и т.п. Все эти личности, организации, общества, группы лишь воспользовались нашей слабостью. Кто-то правильно сказал: «Не они сильны, а мы слабы». А почему мы оказались слабыми? Потому что, к сожалению, забыли простые, но вместе с тем спасительные слова Евангелия:

Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий делающий грех есть раб греха.

Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно.

Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете.

Социальное рабство есть результат рабства духовного, а рабство духовное есть результат греха. Таким образом, освобождение от рабства социального возможно только через освобождение от рабства духовного, т.е. через освобождение от греха. И самое главное в приведенном отрывке из Евангелия: человек не может самостоятельно освободиться от порабощения греху, освобождение возможно только через Христа (христианство).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Я совершенно уверен, что переход человечества к коммунизму, а сегодня имеет смысл говорить только о планетарном коммунизме, установление которого будет единым историческим этапом без повторения истории двадцатого века с двумя противоборствующими лагерями, так вот установление этого мирового коммунизма возможно только в результате разразившейся глобальной катастрофы, которая, конечно, является неизбежной и стремительно приближается. И подойдет человечество к этой катастрофе абсолютно неподготовленным в смысле наличия сколь-либо влиятельных революционных коммунистических организаций, способных сказать «есть такая партия» и предпринять соответствующие действия, как это когда-то к всеобщему удивлению заявил и затем исполнил Владимир Ленин. Такая сила сможет родиться только непосредственно в период катастрофы и далеко не факт, что это произойдет на основе так называемых коммунистических партий. Дело в том, что момент катастрофы является той точкой, в которой сознание попавших под каток катастрофы масс стремительно догоняет логику развития самой действительности. Это будет моментом, когда коммунистами должны будут стать все способные логически мыслить. Для сохранения жизни и достигнутого уровня цивилизации действовать нужно будет быстро, а необходимые меры будут понятны и очевидны практически всем. Состоять эти меры будут в запуске производства и системы потребления напрямую без рыночных механизмов, которые в условиях катастрофы просто испарятся.

Соответственно, надвигающаяся катастрофа будет экономической катастрофой, классическим марксистским восстанием производительных сил против производственных отношений, которые стали препятствием не только к их развитию, но и к самому существованию. Почему экономическая катастрофа неизбежна в самое ближайшее время и как примерно она может выглядеть. Главное — капитализм, как система самовозрастания капитала давно уже не работает, совокупный капитал не оборачивается, отсюда повсеместный отрицательный процент, когда вкладчик вместо процента на вложенные деньги получает списание, как за хранение клада в ячейке, отсюда банки забиты деньгами, которые банально некуда инвестировать с прибылью. Капиталистическое производство расширилось настолько, что рынка Земли ему мало. Это классический кризис перепроизводства, только последний и самый глобальный. Почему он последний? Потому, что отменив золотой стандарт и запустив вместо него «бесконечные» кредитные деньги правительства позволили капитализму максимально развить производительные силы и вырасти до уровня, когда рынка Земли уже недостаточно. Мы имеем тот самый давно известный «парадокс», что кризис наступает по причине того, что люди слишком хорошо поработали. Капитализм выполнил свою историческую миссию, развил производительные силы до уровня, когда могут быть удовлетворены материальные потребности всех жителей Земли. Они остаются неудовлетворенными единственно по причине сохранения капиталистических общественных отношений, так как необходимая материальная основа уже создана и создана самим капитализмом. Но дальше, чтобы сохранить и развивать достигнутое общественные отношения должны претерпеть революционные изменения. Предстоит вытащить из экономики частного собственника и переориентировать производства с задачи получения прибыли на задачу удовлетворения потребностей всех жителей Земли.

Как вероятно будет развиваться катастрофа, и что это будет означать для человечества. Поскольку мы имеем дело с «бесконечными» деньгами без какого-либо реального обеспечения, авианосцы таковым не являются, и поскольку между правительствами крупнейших капиталистических держав, к которым, безусловно, относится «коммунистический» Китай начинается экономическая война и утрачивается всякое доверие, то, видимо, катастрофа начнется со стороны финансов. Полная потеря доверия в условиях «бесконечных» «денег» может иметь только одно последствие – возвращение или сваливание к золотому стандарту, когда в международной торговле начнут требовать слитки золота, как это было в 19 веке. Многие идиоты считают это благом. Но как вы думаете, много ли продаст Россия нефти и газа за реальное золото? Будет ли возможен массовый потребительский кредит при обеспеченных золотом деньгах, без которого современная промышленность просто не найдет спроса. Переход к золотому стандарту будет означать остановку всей промышленности по всему миру, потому что эта промышленность создана под спрос, который обеспечивали «бесконечные» кредитные деньги. Масштаб катастрофы даже представить невозможно. Человечество будет корчится в муках, когда невозможно ни купить, ни продать. Но при этом у него в руках есть все, чтобы полностью материально обеспечить себя и жить без ненужных потрясений. Всего-то нужно отменить деньги и запустить производственные цепочки напрямую. К примеру, ваш миллионный город сидит без электричества, потому что электростанции не могут купить мазут. Но у вас имеются в наличии и электростанции, и мазут и все можно запустить очень быстро. Мешает перегородка частной собственности между электростанцией и владельцами мазута. Очевидно же, что эту перегородку придется срочно снять и дать в город электроэнергию. Чтобы попавшая в кризис экономика заработала, нужно будет просто убрать все эти перегородки, чтобы они не мешали продуктам двигаться по производственно-потребительским цепочкам. Но это и будет переходом к коммунизму, и заменой рынка разумным плановым хозяйством.

Далее, уничтожение перегородок частной собственности и обобществление средств производства потребует неминуемой демократизации, хотя бы уже потому, что вместе с перегородками частной собственности исчезнут и «хозяева мира» в чьих интересах эти перегородки существовали.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *