Крещенные татары

При подготовке к Всероссийской переписи населения и специалисты-этнологи, и политики очень много спорили о том, как фиксировать в переписных документах национальную принадлежность гражданина. Одной из групп населения, в отношении которых велись весьма острые дискуссии, стали кряшены.

Прежде чем говорить о сути этой дискуссии, необходимо, наверное, кратко пояснить, как вообще в переписи фиксируется национальность. По инструкции переписчик обязан записывать национальность каждого опрашиваемого так, как тот сам ее называет. Это делалось или, строго говоря, должно было делаться во всех предыдущих переписях. При этом названная национальность могла не совпадать с той, которая записана в паспорте опрашиваемого. Во-первых, она могла быть вариантом общепринятого названия (например, якут мог назвать себя якутом или саха), а во-вторых, оказаться названием, которое относится к какой-либо части более крупного народа. Например, название «чеченцы-аккинцы» относится к части чеченцев. Поэтому на следующем этапе, когда необходимо суммировать данные, записанные в переписных листах, производится группировка ответов по самоопределению в более крупные этнические категории.

Такая группировка проводилась даже при обработке результатов Всесоюзной переписи населения 1926 г., когда организаторы старались с максимальной полнотой учесть национальный состав населения и в опубликованные итоговые таблицы включили почти две сотни названий народностей. В итогах переписи 1939 г. этот перечень был сокращен почти втрое, а в итогах первой послевоенной переписи 1959 г. снова увеличен и затем оставался приблизительно стабильным, включая около ста названий. При проведении переписи 1989 г. и особенно в итогах микропереписи (выборочной переписи) 1994 г. число народов вновь увеличилось. Так, в итоговые таблицы микропереписи 1994 г. вошли отдельной строкой алюторцы и кереки (учитывавшиеся ранее в составе коряков), бесермяне (ранее в составе удмуртов), чулымцы (ранее в составе хакасов) и др. — всего 28 названий, не включавшихся в итоговые таблицы по крайней мере с конца 1930-х гг. Для целей предстоящей очередной переписи предполагалось расширить перечень национальностей, включив в него еще несколько десятков названий, в частности кряшен.

Кряшены, называемые еще крещеными татарами, на протяжении семи последних десятилетий обычно рассматривались как этноконфессиональная группа татар. Они исторически проживают в Среднем Поволжье, в основном на территории Татарстана, а также Башкортостана и Удмуртии. Подавляющее большинство верующих кряшен в отличие от большинства татар исповедуют православие. Разговорный язык кряшен большинство языковедов рассматривают как говор татарского языка, однако некоторые считают его отдельным языком, основываясь главным образом на том, что в литературном татарском языке имеется много арабских и персидских заимствований, которые кряшены не употребляют.

Точная численность этой группы в дореволюционный период обычно учитывалась только церковной статистикой. Проявившаяся в первые послереволюционные годы тенденция рассматривать кряшен как отдельную национальность не отвечала сталинскому определению нации (среди признаков нации религия отсутствует) и в начале 1921 г. была осуждена как проявление так называемого псевдонационализма. В последний раз кряшен как отдельную народность зафиксировала (правда, с некоторыми оговорками) перепись 1926 г.

Стремление лидеров общественных организаций кряшен (Республиканского национально-культурного центра кряшен Татарстана и др.) добиться признания кряшен отдельным от татар народом и, в частности, отдельной категорией статистического учета при подведении итогов переписи населения, поддержанная рядом общественных организаций и представителей науки, в определенной степени явилось результатом нерешенности целого комплекса культурных и социальных проблем этой группы населения. Попытка выделить кряшен как отдельную национальность в проекте перечня национальностей для разработки материалов переписи вызвала одобрение национально-культурных организаций кряшен и значительной части кряшенского населения, озабоченных ассимиляционными процессами.

При этом взгляды ученых на данную проблему оказались различными. Например, многие московские этнологи считают, что кряшены представляют собой отдельный народ, тогда как большинство казанских ученых, в том числе те, кто специально долгое время изучал культуру, быт и язык кряшен, настаивают на том, что это часть татар. Что касается вопроса о том, кем считают себя сами кряшены, то в данном случае налицо ситуация, когда многие кряшены считают себя отдельным от татар народом, тогда как другие полагают, что кряшены — это особая группа в составе татарского народа.

Совершенно ясно, что перепись не должна ущемить права ни тех, ни других. И если тому, кто считает себя татарином, нельзя отказать в праве записаться таковым, то точно так же нельзя включать в число татар тех, кто не считает себя принадлежащим к этому народу. Однако здесь необходимо отметить несовершенство переписной процедуры, которая в своем нынешнем виде, к сожалению, не может дать возможности людям, которые имеют «двойное самосознание» (а такое, как показывают исследования, встречается не так уж редко), указывать в переписном листе оба названия.

В этот раз Госкомстат РФ принял решение не группировать ответы «по самоопределению» национальности, а получить объективную численность по каждому самоопределению. При этом подходе даже такие ответы, как «кряшен» и «крещеный татарин», рассматриваются как различные. Вопрос о группировке будет решаться уже на этапе публикации итогов переписи.

Обычно считается, что кряшены (ударение на первом слоге) – это православные татары, но сами они категорически против таких оценок. По данным всероссийской переписи 2010 года кряшен в России примерно 34 тысячи, однако некоторые учёные называют цифру 300 тысяч. Кряшены компактно проживают в основном в Татарстане, а также в Башкирии, Удмуртии, Челябинской области и даже в Казахстане. Вокруг них много спорных, дискуссионных моментов, которые имеют не только академическое значение.

Версии о происхождении

«Кряшены» – это, говоря строго научно, конфессионизм, который вобрал в себя свойство и содержание, характерное для этнонима. Иными словами, кряшены – это название народа, полученное на основе религии (православия). У кряшен тюркский язык, несомненны тюркские и финно-угорские корни. С этим всё ясно, а вот дальше ясности меньше. И вот почему.

Есть две диаметрально противоположные версии о происхождении кряшен. Среди самих кряшен популярна следующая версия. Предки кряшен (керечины, кераиты) исповедуют православие ещё со времен Волжской Булгарии (IX-XIII века). Они выходцы из Керии (часть Хунской имерии). Считается, что булгарский князь Бу-Юрган в начале VII столетия принял с частью булгар православие в византийском городе Кряшен (возможно, Корсунь или Херсонес). Этой версии придерживается историк-краевед М. Глухов. По ней получается, что слово «кряшен» не происходит от слова «крещёный». В пользу этой версии говорят регулярные контакты Волжской Булгарии с Византией, однако письменных и археологических подтверждений существованию группы православных в Волжской Булгарии практически нет.

Вторая версия – проще. В период до и особенно после завоевания Казанского ханства (1556) Иваном IV шёл процесс распространения христианства в Урало-Поволжье. Часть местного населения принимала православие, отдалялась от культуры своего народа и формировалась в обособленном в этнографическом и этническом плане. По этой версии получается, что кряшены как народ сформировался в тюркском лоне, но на основе православия. Эта версия представляется более убедительной. По крайней мере, совершенно точно можно говорить, что часть кряшен сформировалась за счёт принятия татарами православия.

Как бы то ни было, решающее влияние на формирование кряшенов сыграли процессы колонизации и христианизации Поволжья (XVI-XVII века). Характерно, что тогда появились «старокрещённые татары», а применительно к XVIII столетию упоминаются и «новокрещённые».

Историческая судьба

Принявшие православие жители Урало-Поволжья замыкались в собственном лоне, утрачивали связи со привычным миром. При этом татарские мурзы, крупные землевладельцы и купцы сближались с русскими даже при сохранении исламского вероисповедания. Именно поэтому феодальная, а позднее буржуазная прослойка среди кряшенских элит практически не сформировалась. А принявшие православие простые сельские общинники, не зная русского языка и сократив общение с мусульманами, вели замкнутый образ жизни, который чем-то напоминает русских староверов. Эту замкнутость очень хорошо передаёт язык кряшен, в котором минимальное количество арабизмов и фарсизмов, зато в обилии присутствуют старотатарские слова.

В кряшенском обществе, как и в других обществах позднего средневековья, преобладало конфессиональное самосознание. Поэтому, даже не зная русского языка, они по мере возможностей придерживались христианских обычаев, но по своим, упрощённым представлениям.

В конце XVIII века, когда государство указом Екатерины II признало ислам официальной религией империи, попытки христианизации резко уменьшились. К этому времени ядро для новой этнической или этнографической общности под названием «кряшены» уже было сформировано.

Что говорят этнографы

В понимании сути кряшенского вопроса помогают этнографические детали. Так, у молькеевских кряшен этнографы фиксируют память об исламском вероисповедании их предков. В ряде деревень имелись мусульманские кладбища, а некоторые могилы были объектом культа.

Кряшены говорят на среднем диалекте татарского, а говор молькеевских кряшен ближе к западному диалекту того же татарского языка. В дореволюционные времена кряшены пользовались алфавитом Ильминского, который отличался от татарского алфавита. Официально он не был утверждён, и считалось, что печать литературы ведется на «крещёно-татарском наречии русскими буквами». В 1930 году был введён новый алфавит («яналиф»), однако в начале 1990-х алфавит Ильминского начал использоваться вновь.

Этнографы констатируют формирование пяти этнографических групп кряшен, каждая из которых имеет свои специфические отличия: казанско-татарская, елабужская, чистопольская, молькеевская, нагайбакская (в 2002 году они выделились в отдельную национальность).

Чётко выраженного самосознания у кряшен в царской России не было. А вот после Февральской революции они заявили о себя как о самостоятельной народности. Лидерами национального движения стали демобилизованные офицеры-фронтовики и учителя.

Современное состояние кряшенского вопроса

При подготовке Всесоюзной переписи населения 1926 года кряшены в «Перечне народностей» были отнесены к «неточно обозначенным народностям». По результатам переписи было зафиксировано более 100 тыс. кряшен. Тем не менее, в дальнейшем советская власть предпочитала не обозначать кряшен в качестве самостоятельного народа.

Всплеск национального самосознания произошёл уже в постсоветский период. В октябре 2001 года кряшены приняли декларацию о самоопределении, и вопрос об их этническом статусе перестал быть чисто этнографическим и стал политическим.

Современные кряшены – сплочённый народ с крепкими внутриэтническими связями и развитым национальным самосознанием. Если верить официальным результатам всероссийской переписи 2010 года, численность кряшен – примерно 34 тыс. в России (и ещё 20 тысяч в Казахстане). Однако сами представители кряшенского народа говорят о 250-300 тыс. своих соплеменниках. Лидеры национального движения заявляют также о притеснении кряшен со стороны татар.

* * *

Как бы то ни было, необходимо признать: кряшены уже давно являются самобытным народом в составе России, который сформировался на основе православия.

Литература

Истоков Д.М. Народы России. Энциклопедия. М., 1994.

Никитина Г.А. Кряшены Удмуртии: этнокультурный портрет. Вестник Удмуртского университета. 2012. № 5 – 3.

Макаров Г.М. // Материалы научно-практической конференции на тему «Этнические и конфессиональные традиции кряшен: история и современность. Казань, 2001. С.19 – 44.

На кряшенских иконах Богородица изображается в национальном платье. На руках у нее Алла Улы, что в переводе с татарского значит Сын Божий.
Кряшенская икона «Богоматерь с младенцем»

Они обращаются к Богу как мусульмане – «Алла» и отмечают татарский праздник Сабантуй. Они говорят и пишут по-татарски. Они веками живут среди татар-мусульман, но они православные.

Себя они именуют «керэшен» – кряшены, и большинство их живут в Татарстане. Как правило, кряшен называют «крещеными татарами» – «чукынган» или «тере», что на татарском имеет несколько пренебрежительный оттенок – вроде «выкресты». При этом многие считают их теми татарами, которых принудили перейти из ислама в христианство в XVI веке, после победы Ивана Грозного над Казанским ханством. На это кряшены очень обижаются и повторяют, что мусульманами никогда не были и добровольно приняли христианство еще во времена Волжской Булгарии, будучи тюркским языческим народом.

Так или иначе, в регионе сложилась во многом своеобразная ситуация – люди с общими корнями, одной письменностью и языком столетиями живут бок о бок, разнясь только своей верой. Однако это различие и становится главным.

В середине XIX века православный миссионер Николай Ильминский создал для кряшен алфавит на основе кириллицы, для того чтобы они не «отатарились» и могли учиться в своих, а не исламских школах и лучше понимали православное богослужение. С тех пор началось возрождение и фиксирование кряшенских традиций, а кряшенским алфавитом позже стали пользоваться все татары.

На заре советской власти, в переписях 20-х годов, кряшены считались отдельным народом. Они учились в своих школах, выпускали книги, участвовали в богослужениях. Отмечали православные праздники, но не забывали и про народные татарские. Однако позже, начав претендовать на национально-культурную автономию, они лишились и своего прежнего статуса: в результате сталинской политики кряшенам поменяли паспорта и записали татарами. Прибавим к этому закрытие церквей, притеснение малых народностей. В таких условиях кряшенам оказалось нелегко сохранить свою самобытность.

Изменения начались со времен перестройки: вот уже почти 20 лет в Татарстане снова совершаются богослужения на кряшенском языке, а в 1996 году священник Павел Павлов стал настоятелем казанского кряшенского прихода – Тихвинской церкви. Некогда одна из известнейших в Казани, церковь в советское время, как водится, была приспособлена под склад, общежитие и мастерскую. Перед отцом Павлом она предстала облезлыми стенами и ликами святых с выколотыми глазами на сводах┘ Много лет приходская община восстанавливала церковь, работы ведутся и сейчас.

На всю страну о кряшенах заговорили перед переписью 2002 года. Главным вопросом было: считать кряшен отдельным народом или нет? Незадолго до переписи они приняли декларацию о своем самоопределении. С татарской стороны, в свою очередь, зазвучали протесты, чтобы те не разделяли единый народ, а записывались татарами и не портили им статистику по республике. Окажись татары в меньшинстве в своем регионе, руководству намного сложнее было бы продолжать многолетнюю борьбу за автономию республики. Поэтому так много было агитации и споров. Позднее говорили о разных нарушениях во время переписи. Так или иначе, кряшены все-таки получили право заявить о себе, и их насчитали 24 с половиной тысячи. Сами они называют цифру в 300 тысяч.

Сейчас кряшены стремятся сохранить свое название, передать детям свои традиции и религию. Три года назад на кряшенский язык был впервые полностью переведен Новый Завет, а недавно издан Молитвослов. Возрождение дается непросто – кряшенские села без государственной поддержки постепенно приходят в упадок, а в городах кряшены по большей части ассимилируются.

Впрочем, стоит отметить, что все больше молодых людей не скрывают того, что они кряшены. Заполняя анкеты на своих страницах в интернете, они пишут «кряшен» чаще всего в графе «религия». Почему? Ведь, казалось бы, они православные? Скорее всего в этом – их стремление обозначить именно свое религиозное своеобразие, осознать свое место в таком пестром окружении, где часто говорят, что они «ни рыба ни мясо» или «ушли от мусульман, но не пришли к христианам».

Естественно, таких разногласий избежать не удается. Большинство татар идентифицирует себя как мусульмане. Поэтому в попытках Татарстана обособиться, получить самостоятельность православные кряшены часто оказываются не у дел. За 20 лет им удалось добиться создания только одного крупного культурного центра, а приходов по республике не больше десяти.

Если кряшены Татарстана прежде всего заняты процессом своего самоопределения, то столичных волнуют и вопросы другого рода. Московская община православных татар немногочисленна. Она действует при храме Святого апостола Фомы, неподалеку от станции метро «Кантемировская». Настоятель храма священник Даниил Сысоев известен своей активной миссионерской деятельностью. Сейчас при храме создается миссионерский центр для всех диаспор, прежде всего азиатских. Цель вполне благородная – показать, что в православии нет национальных и этнических границ. Однако некоторые методы отца Даниила, например резкие высказывания в адрес мусульман, даже у православного духовенства вызывают подчас неоднозначную реакцию.

В московской общине есть и кряшены, и представители других татарских этнических общностей, в том числе бывшие мусульмане. И в отличие от казанских кряшенских служб, здесь многие разуваются и совершают омовение, а участвовать в богослужении можно сидя на ковре.

Фактический глава и чтец общины Евгений Бухаров не видит в этом никакого отхода от православия. Это «национальные элементы». Хотя в них скорее видится влияние совсем другой – исламской – религиозной традиции…

По словам Бухарова, кряшены могут служить своего рода связующим звеном между православными и татарами-мусульманами, поэтому кряшен можно успешно привлекать к миссионерству в мусульманской среде. В свою очередь, со стороны Духовного управления мусульман Татарстана раздаются призывы к возвращению «насильно крещенных» татар в ислам.

После взятия Казани Иваном Грозным и полного уничтожения мужского населения города до мальчиков четырех лет началось планомерное уничтожение мусульманского населения Казанского ханства. Коренные жители ханства были сосланы с больших дорог, с больших рек, отобраны у них лучшие земли вместе с деревнями, куда переселяли из болот Руси. Во многие татарские деревни приходили солдаты, уничтожали глав семей мужчин и сами поселялись в мусульманские семьи. Хозяйку мусульманку вместе с детьми крестили и заставляли жить с православным солдатом. Женщин, отказывавших креститься, уничтожали вместе с детьми.
С 1552 года по 1786 год творили немыслимые жестокости относительно мусульман Казанского ханства. И усиленно шло крещение их – превращали мусульман в православных. Русские, стоящие намного ниже по своему развитию, культуре, по жизненному уровню, по торговле, по земледелию, по образованию, по религии, стали хозяевами жителей Казанского ханства…
В 1552 году русские и казанские татары были одинаковы – около 8 миллионов. Сегодня русских 140 миллионов, татар – 7,5 миллиона.Эти две цифры ярко показывают, что творили, чтобы татар не стало. Почти добились своего: за 460 лет колонизации земель бывшего Казанского ханства русских стало в 19,7 раза больше, чем татар.
Жители Казанского ханства, нынешние татары, до 1775 года выступали против оккупации и постоянно восставали против колонизаторов. Восстания подавлялись жесточайшим образом. Восстания до 1775 года в большинстве случаев шли под руководством мулл и ишанов исламской религии. В 1786 году указом царицы Екатерины Второй в России разрешается наша исламская религия, запрещенная русскими 223 года после взятия Казани. Духовное управление мусульман было подчинено Министерству внутренних дел России. Жандармерии (тогдашнее ЧК-КГБ) России еще не было, ее организовали при царе Александре Первом в 1812 году. И муфтият переподчинили Министерству государственной безопасности – тогдашнему КГБ. И сейчас наш муфтият подчинен КГБ-ФСБ.
Муфтият начиная с 1786 года только и делал, что в мечетях проводил постоянно агитационную, пропагандистскую работу, чтобы мусульмане были послушные и покорные российскому правительству. Чтобы не проявляли недовольство и в мечетях при вагазе восхваляли русских царей, правительство, «которых нам, мусульманам», дал «сам Аллах»: будьте послушны воле Аллаха!
После 1786 года были небольшие недовольства, но больших восстаний против них уже не было. Русские нам разрешили исламскую религию и перестали нас крестить. И благодаря проповедям наших религиозных деятелей в Казанской губернии восстания прекратились. Под руководством Православной церкви России создали специальную, усеченную, кастрированную исламскую религию. Она называлась российским исламом. По этому исламу нам, татарам-мусульманам, разрешалось в мечетях совершать:
1. Намаз мусульманский;
2. Давать садака (приношение в мечетях);
3. И обязанность мусульманина – жить в дружбе с другими народами и религиями.
Под третьим подразумевалось: жить в дружбе и не выступать против православия.
Недавно расстреляли Якуба Венеруллу–Валиуллу, начальника отдела образования ДУМ. В статье «Ваххабизм» в убийстве Якупова Раис Сулейманов обвиняет ваххабитов. Валиуллу убили утром. Я после операции сижу дома, набираюсь сил – о его смерти узнал только вечером от друга журналиста. Услышал и сразу сказал:
– Завтра с утра начнут арестовывать мулл и связанных с религией людей.
– С чего вы взяли? При чем здесь муллы?
– Утром посмотришь!
На другой день узнаем: арестованы с утра четыре человека, один из них мулла.
Причина расстрела Валиуллы может быть одна из двух:
1. Смерть его связана с деньгами. Делили и не могли разделить деньги.
2. Какая-то часть муфтията Татарстана перестает слушаться и ФСБ России, и РПЦ. Образованные, прогрессивные, думающие муллы, имамы хотят не ислам, усеченный на 80 – 90%, а настоящий умный ислам, сформулировавшийся при пророке Мухаммеде.
С Раисом Сулеймановым я встречался один раз за каким-то круглым столом. Я его видел первый раз. И там он кого только ни ругал: и Шаймиева, и Минниханова, и Сафарова. И ругал все татарские организации.
Статья его «Ваххабизм», опубликованная 26.07.2012 в газете «ЗП», самая большая. Отрывок из статьи: «…часть бюрократии (Татарстана. – автор) «уже срослась с «ваххабитами!!!». И «срослась» в статье повторяется четыре раза. Татарский чиновник, на 110% верный своему в Москве, и «срастаться» с ваххабитами никогда не будет. О том, что кавказские ваххабиты проникли в казанские мечети и занимаются там «кавказизацией» и в мечетях проповедуют ваххабизм. Об этом в статье в пяти местах.
«Элиты Татарстана, ряд чиновников высокого ранга, представители банков и бизнеса сознательно осуществляют ваххабитскую проповеднической машины» – Раис Сулейманов.
Привел я высказывания предателя татарского народа Раиса Сулейманова и исходя из этого сделал вывод. В статье Раис Сулейманов пишет, что Якупов убит боевиками ваххабитов: «Где появляется ваххабизм, обязательно течет кровь».
Своими высказываниями Сулейманов призывает ФСБ и остальных силовиков к массовым репрессиям в Татарстане: элиты, крупных чиновников, банкиров, бизнесменов, «лесных» кавказцев, местные власти, татарских националистов.
Это призыв силовикам Москвы провести крупномасштабные репрессии против всех слоев татар Татарстана. И против мусульманских религиозных деятелей в первую очередь.
Венер-Валиулла Якупов (пишу про покойника) на все 100% выполнял волю шовинистов. Чтобы меня не ругали, что так пишу про покойника, приведу один пример.
Шла большая, холуйская работа по возвращению копии Казанской иконы Богоматери. Татарский конгресс созвал круглый стол, чтобы прикрыться его решением от общественного мнения: «Ваше мнение о возврате Казанской иконы Богоматери?». Позвали и нас из ТОЦ: председателя Юнуса Камалетдинова, Рината Юсупова, Фарита Хабибуллина и меня – Заки Зайнуллина. Всего было за столом 37 человек. Часа три спорили, волновались, выступали, ругались. Из муфтията был зам. муфтия Венер-Валиулла Якупов. Сидел, молчал, не выступал. После голосовали:
Против возвращения иконы – 18 человек;
За возвращение – 7 человек;
Воздержались – 12 человек.
Я от удивления не знал что и думать: Венер-Валиулла Якупов голосовал «за возвращение» иконы в Казань. Уходим после. В проходной комнате я подождал его и при трех своих тоцевцах спрашиваю Якупова:
– Хазрат! Вы ведь заместитель муфтия. Как же вы могли голосовать за возвращение иконы в Казань? Не стыдно?
– Это мое личное дело! Пошел ты, националист, на х…!
И ушел. Он был хазрат, заместитель муфтия, и он… за возвращение иконы в Казань.
Коран убийство человека запрещает. Террор и убийство человека – не дело. Наша религия осуждает убийство любого человека, даже кяфера. Коран разрешает убивать человека, который занял твой дом. Есть, оказывается, такое течение в исламе. Что такое ваххабизм, я задал вопрос чеченцам. Ответ был четкий: «Если чужестранец пришел с оружием в руках в твою свободную страну, занял твою землю, осквернил твою жену, сестру, уничтожил твою религию, обычаи, запретил твой родной язык, ты, мусульманин, должен убить его. Так требует Коран. Это написано в Коране, и такой человек называется ваххабитом».
Это ваххабит-чеченец. А кто такой ваххабит-татарин? Раис Сулейманов их постоянно ругает, а о принципах татарстанского ваххабита не говорит. Потому что ваххабитов в Татарстане нет. Их выдумали Венер Якупов и Раис Сулейманов, создавая врагов для шовинизма и подталкивая силовиков Москвы на расправу над мусульманами Татарстана. Раис Сулейманов – самый грязный предатель в многовековой истории татарского народа.
Кто убил Якупова? Не знаю я. Но ФСБ поторопилась, арестовывая мулл. Татарские муллы никогда не будут убивать людей, тем более своего хазрата. Якупова, может быть, убили из-за денег. А судя по статье Сулейманова (он вхож ведь в ФСБ), его убрали, чтобы запугать религиозных деятелей и чтобы они продолжали служить, как уже служили 226 лет со времен Екатерины.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *