Крест голгофы

Крест. Символ жертвы Христа и — в более общем смысле — христианской религии.

Виды креста.

Т-образный крест

(Тау-крест, Антониевский — crux commissa, скрепленный)

Название этого креста связано с названием гре­ческой буквы «тау». Это одна из древнейших, ветхозаветных форм креста. Некоторые иссле­дователи полагают, что именно эта форма близ­ка к форме реального Голгофского Креста Гос­подня. Его также называют Антониевским, в честь святого преподобного Антония Велико­го (память 17/30 января), учредителя пустын­ного монашеского жития. Подчеркивая символ креста как Древа жизни, трехконечный крест изображается также с вертикальной балкой, как бы разделяющейся в верхнем конце двумя про­растающими дугообразно ветвями. Основыва­ясь на анализе раннехристианской символики, археолог граф А. С. Уваров отмечал, что у пер­вых христиан «Т считался не только символом, но даже и самым изображением Христа».

Четырехконечный (т. н. греческий крест — crux quadrata)

В греческом четырехконечном кресте, в отли­чие от так называемого латинского (см. ниже), горизонтальная перекладина пересекает вер­тикальную посредине. Четыре конца креста символизируют, что Распятый Христос как Бог все в себе объемлет.

Иерусалимский крест, или крест крестоносцев

Так называется крест, носимый крестоносца­ми, освободившими Иерусалим от мусульман. Это греческий по типу, четырехконечный крест с четырьмя маленькими проекциями креста вокруг.

Четырехконечный (т. н. латинский крест — crux immissa, сбитый)

Весьма распространенная форма креста, в ко­тором вертикальная балка пересечена гори­зонтальной на одну треть своей длины. Такая форма, повторяющая в общих чертах контур человеческого тела, висящего распятым на кресте, и являющая тем образ Страстей Хрис­товых, стала основой для получивших распро­странение в Православии шестиконечных и восьмиконечных крестов. Впрочем и сам ла­тинский крест, несмотря на свое «западное» наименование, также нередко встречается в православной среде, среди орнаментальных архитектурных форм, на облачениях и даже изредка среди купольных крестов. Некоторые исследователи, следуя мнениям Свв. Иринея Лионского и Иустина Философа считают, что именно такую форму имел реальный Крест Господень.

Пятиконечный крест

Это форма Тау-креста к которой добавлена не­большая прямоположенная нижняя перекла­дина, обозначающая подножие (suppedaneum), на которое опирались ноги Распятого.

Шестиконечный (восточный, или русский) крест

В отличие от четырехконечного, этот крест имеет еще нижнюю косую перекладину, при­чем конец ее, правый со стороны Распятого Спасителя (одесную Его), смотрит вверх, а ле­вый (ошую) смотрит вниз. Исторически крест, на котором был распят Спаситель, скорее все­го, никакого подножия не имел. «Составляло ли это подножие действительную принадлеж­ность Креста Христова, утверждать трудно», — писал известный специалист по христианской символике Н. В. Покровский. Позднее по­явилось изображение прямого и косого подно­жия (перекладины). Есть популярная трактов­ка этого символа как противопоставления загробных путей. Из Евангелий мы знаем, что Христос был распят в один день вместе с дву­мя разбойниками, причем один из них так и ушел из земной жизни в нераскаянном упорстве, другой же, т.н. благоразумный разбой­ник, быв одесную Спасителя, раскаялся и по­пал в рай, исповедав Христа как Бога перед са­мою смертью своей (И сказал Иисусу: помяни мя, Господи яко приидеши в царствие Твое. И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будеши со мною в раю. — Лк. 23, 42-43). Ис­ходя из этого, говорят иногда, что косая пере­кладина шестиконечного и восьмиконечного креста указует одним концом на Царствие Не­бесное, другим же в ад. Впрочем, против тако­го вульгарного (народного) понимания возра­жал Св. прав. Иоанн Кронштадтский. Он писал: «Когда начали изображать косые под­ножия на крестах? Древнейшие памятники креста — греческие, римские и др. ничего не представляют в этом роде, — значит, косое под­ножие есть произведение самого позднего вре­мени, притом — наше русское. Определяя при­близительно время его появления, мы можем с вероятностью полагать, что этим временем был XV или XVI век — время крайнего невеже­ства в нашем отечестве и появления многих, иногда самых нелепых и вздорных сказаний и историй, касающихся предметов веры и церкви. В самом деле, когда читаешь мудро­вание наших так называемых старообрядцев о том, что означало это положение на кресте с косым подножием нашего Господа, Который «одну ногу десную облегчи того ради, да облег­чатся греси верующих в Него и во второе при­шествие возмутся горе в сретение Его, а шуюю того ради отягчи, подножию долу понизшуся, да не верующие в Него отягчатся и снидут во ад» — тогда невольно вспоминалось это множе­ство вымышленных сказаний и повестей, для которых было так плодовито темное вооб­ражение наших предков. Конечно, такое муд­рование не содержало в себе ничего противно­го истинной вере, но ничто не может поручиться за его истину, и оно вредно уже тем, что сильно отзывается новизною и само­надеянною и бесстыдною удалью объяснять по-своему то, чего никто из отцов и учителей церкви не объяснял».

Шестиконечный патриарший крест

Так называемый патриарший крест, в отличие от вышеописанного, не имеет косой нижней перекладины, но имеет короткую поперечную перекладину, располагаемую поверх основной, параллельно ей. Верхняя перекладина служи­ла для надписи I.H. Ц.И или I.H. Ч.И. -в древнерусском написании (см. выше). Такая форма имела ограниченное распространение в Древней Руси. Шесть лучей такого креста символизируют шесть дней творения мира.

Семиконечный крест

Семиконечный, или по-церковнославянски, седмиконечный, крест получается, если верх­няя перекладина креста (с надписью) ограни­чивает собою вертикальную ось. Семь — число, исполненной мистического значения в Право­славии, оно, например, символизирует семь святых таинств Церкви, семь Вселенских Со­боров. Эта форма распространена значительно менее, чем четырех-, шести- и восьмиконечные кресты в Православии, но встречается среди деревянных поклонных крестов, на иконах с изображением Распятия и даже среди ку­польных крестов — например, над приделом священномученика Кириака подземной церк­ви Свв. равноапостольных Константина и Еле­ны Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря.

Осмиконечный (православный, или русский) крест

Наиболее распространенная форма креста в русском Православии, что и дало ему второе название. Этот крест помимо основной прямо-положенной перекладины имеет и верхнюю параллельно ей положенную дощечку, и ниж­нюю косую перекладину (о значении их см. выше). Осмиконечная, как называют ее в Церкви, форма характерна для водружаль-ных и аналойных, поклонных и купольных, на­могильных крестов и крестов-Распятий.

Восьмиконечный «папский» крест

Этот крест отличается от православного осмиконечного креста тем, что все три поперечных перекладины на нем прямоположены, иначе говоря параллельны друг другу. Самая длин­ная из них — нижняя. Он использовался в Средние века в папских богослужениях и процессиях в Риме.

Андреевский крест (Х-образный, бургундский, crux decussata)

По преданию, святой апостол Андрей Перво­званный (память 30 ноября /13 декабря) был распят гонителем христиан губернатором Патры Эгеатом, будучи привязан к кресту в форме буквы X, на котором еще четыре дня пропове­довал до своей мучительной кончины.

Монограммный крест

Андреевский крест послужил основой для раз­вития нескольких форм так называемого моно-граммного креста, иначе говоря, креста, в на­чертаниях элементов которого зашифровано начальными символами имя Спасителя. Моно­грамма получается от совмещения в одном сложном знаке-символе согласных букв, входя­щих в состав какого-либо слова. Простейший монограммный крест получается совмещением Х-креста и вертикальной прямой, что читается как I X, то есть Иисус Христос. При этом следует учитывать, что сама гречес кая буква «X» служила символом Христа у древних. После небесного знамения Креста Равноапостольному царю Константину, в монограмму добавилась буква «Р» как вторая буква имени Христова. Этот крест получил название монограммы Констаптиновской. Гр. А. С. Уваров, описывая ряд древнехристиан­ских надписей, включающих также отдельное написание «Р» поверх обычного crux quadrata, делает вывод о том, что подобные изо­бражения несут также значение мира, покоя, бу­дучи монограммой от латинского слова pax — мир. В IV в. появилась монограмма в круге, а по бо­кам стали писать буквы альфа и омега. (Аз есмь Алфа и Омега, начаток и конец… — Откр. 1, 8). В окружности же, как известно, начало и конец сходятся воедино, что позволило гр. А. С. Ува­рову заметить, что «монограмма вписывается в середину круга, может быть, в воспоминание толкования Св. Климента, что Сын Божий есть бесконечный круг, в коем все силы сходятся». После небесного явления Креста в 351 г. в крест-монограмму иногда добавлялась еще одна поперечная черта. Монограммный крест может иметь центральную вертикальную ось с загнутым завершением в виде посоха. Это элемент, восходящий к иконографии Хрис­та как Доброго Пастыря, получившей широкое распространение уже во I — III веках в катакомбный период.

Корсунский крест

В круге, иногда с альфой и омегой, изобража­ется также четырехконечный греческий крест с уширенными концами. Крест такой формы был вывезен Святым Равноапостольным кня­зем Владимиром из Корсуни после принятия святого крещения, отчего в русской традиции эта форма получила название Корсунского креста.

Трилистниковый крест (трифолий)

Форма, получившая широкое распростране­ние в Православной Церкви — среди напрес­тольных, запрестольных, купольных, наперс­ных, нательных и др. крестов и имеющая по три лепестка на завершении концов.

Лепестковый крест (квадрифолий)

Четырехконечный крест может быть образо­ван четырьмя равными полукружиями-лепе­стками. Лепестковые завершения концов мо­жет иметь форма т. н. греческого и латинского креста. Такой крест часто называют квадрифолием («четырехлистник»), это характерная форма для энколпионов, крестах на церковной утвари и др. Лепестки могут иметь вытянутую форму, узкими концами соединяясь в центре. Такой крест можно встретить на облачениях священно- и церковнослужителей и в убранст­ве храма.

Криновидный (лилиевидный) крест

Четырехконечный крест, концы которого имеют силуэтные завершения в форме цветка лилии. Образ лилии не раз встречается в Священном Писании (Песн. 2,1-2; Матф. 6, 28-29)

Крест костыльный (вислецеобразный)

В основе этого креста лежит греческий крест, полученный путем взаимно перпендикулярно­го размещения четырех Т-образных Антониев-ских крестов (crux commissa) верхними пере­кладинами наружу. Такой крест можно увидеть как элемент архитектурного убранства храма, на церковных сосудах, на облачениях.

Георгиевский крест

Четырехконечный крест с равными концами, равномерно расширяющимися от центра к ровно обрезанным краям. Крест такой фор­мы получил название Георгиевского в России после учреждения в 1807 г. самой массовой во­инской государственной награды Российской Империи — ордена Святого великомученика Георгия Победоносца, чей конный образ изоб­ражался в центре креста, в круге.

Мальтийский крест

Равноконечный крест о четырех концах, кото­рые равномерно расширяются от центра к кра­ям, затем остро раздваиваясь. Символику этой формы также возводят к четырем сходящимся копиям. Такой формы крест был официально при­нят как знак воинов Ордена крестоносцев во имя Св. Иоанна Иерусалимского, получивше­го в XVI в. название Мальтийского ордена после перемещения на о. Мальту в Средизем­ном море.

Иллюстрации:

Караваджо. Портрет Алофа де Виньянкура. Ок. 1608. Париж. Лувр

Кельтский крест

Один из главных символов христианской культуры на Британских островах, Кельтски крест представляет собою по форме четырех конечный крест (crux immissa), верхняя част которого совмещена с кругом. Эта форма исхо дит от каменных памятных и поклонных се верных крестов, тяготеющих к круговой фор ме. Сопричастными этой северной традицш каменных «круговых» крестов, охватившее также Скандинавию и Балтию, являются не которые каменные новгородские кресты, о ко торых подробнее сказано выше.

*

История креста. После признания христианства Константином Великим и еще более с V века крест стал изобра­жаться на саркофагах, светильниках, шкатулках и других пред­метах, заменяя ХР-монограмму, до того времени бывшую отличительной эмблемой раннего христианства. В средневе­ковье его употребление еще более расширилось. Он стал символом власти Церкви, исполь­зовался рыцарскими орденами, включался в изображения гербов и помещался на знаменах. Общий план церквей повторял его рисунок. Он приобрел несколько форм: хорошо известный латинский крест (согласно Августину, на таком кресте был распят Христос); гре­ческий крест; Андреевский крест (см. Андрей); тау-крест (по форме похожий на букву Т), известный в Древнем Египте и прочно ассоциирующийся с Антонием Великим). Крест имеет много декоративных вариантов этих основных типов, когда он используется в церковном орнаменте (часто в сочетании с надписями и символическими предметами). По традиции считается, что мета, которую делали на дверных косяках накануне еврейской Пасхи (Моисей,6), была тау-крестом. (См. также Распятие Христа, 1.) Добавление titulus ).

Повествовательные сцены. Крест несет Христос в сцене Путь на Голгофу; по дороге в Рим, когда его встретил Петр, апостол (15); в видении Григория Великого (5). Крест Господень держит император Ираклий, когда едет на осле или лошади в Иерусалим; Крест Господень (один из трех крестов) воскрешает умершего. Крест Господень, несомый ангелами, является в видении Елене. Фигуру креста образуют две палки, которые держат над головой Христа (Коронование терновым венцом ); два полена, которые держит вдова из Сарепты (Илия, 2); две скрещенные руки Иакова, благословляющего своих внуков (Иосиф, 5).

Культ Младенца Христа в эпоху Контрреформации выра­зился в большом количестве сюжетов, изображающих Младен­ца в отношении к кресту, поскольку это было предвосхищени­ем его смерти. В живописи XVII века он изображается на коленях Девы Марии, тянущимся к кресту, который несут ангелы, или к кресту, который держит Иоанн Креститель. Обычный сюжет этого периода, особенно в Италии, демон­стрирует Младенца, спящего на кресте.

Почему в Церкви

нельзя носить крестик

поверх одежды?

Потому, что

крестик так и называется — нательный. И значит, носить его следует на теле, под одеждой.

Вообще же, в Церкви нет каких-либо канонических норм, обя­зывающих христианина носить на теле крест. Это просто благочестивый обычай, с древних пор полюбившийся христиа­нам и вошедший в повсеместное употре­бление.

Однако нельзя рассматривать нательный крест как некое украшение. Всегда находясь с христианином, он при­зван постоянно напоминать нам о тех обетах, которые мы давали Богу у купе­ли, принимая святое Крещение. И если человек имеет дерзновение носить крест поверх одежды, он должен понимать, что тем самым он как бы говорит окру­жающим: «Смотрите, я — христианин». А значит, каждое его слово, каждый его поступок должны соответствовать тако­му высокому званию. Иначе это будет просто хулой на Господа и Его Крест, через который мы все получили про­щение от Бога.

Кроме того, нательный крест — это символ личного крестоношения. Именно поэтому на нем, как прави­ло, не изображается Распятие.

Напротив, священник носит крест с изображением распятого Господа Иисуса поверх оде­жды, как икону, как указание на то, что он несет служение по образу Христа. При этом свой нательный крест священник также носит под одеждой, как и любой христианин и уже опять как символ свое­го личного крестоношения.

Живопись – великий ребус. По картинке художника зритель разгадывает ее смысл. Своей картиной автор показывает свое восприятие сюжета, а зритель, для понятия заложенного в полотне смысла должен максимально приблизить свое восприятие к восприятию автора. И здесь дело даже не в том, что художник, как тонкая натура, видит мир как-то по-другому. Каждый человек в меру воспитания и окружающей среды видит мир по-разному. Например, мусульманин глядя на свинину видит запретный плод, а христианин видит пищу. Кто-то глядя на крест видит запрещающий знак, а кто-то священный символ. Глядя на любой предмет человек узнает и вспоминает его. Увидев кот, мы вспоминаем, что уже видели такое животное и тогда нам сказали, что это кот. И так во всем. А как быть с тем, что в живую мы никогда не видели? А как нарисовать то, что в живую не видел никто? А ведь надо нарисовать так, чтобы это еще и узнали. Как например нарисовать ангела, ведь его большинство из нас никогда не видело? Вот здесь уже на первый план выходят традиция и символы. И здесь все оказывается далеко не бесспорно.
Для начала хочу рассмотреть тему благовещенья в творчестве средневековых художников. Тема сия широко известна и детально проиллюстрирована. Основу сюжета составляет явление деве Марии архангела Гавриила (Габриэля) с известием, что она непорочно зачнет и родит ребенка от Бога. И ниже вполне традиционно эту сцену изобразил Ян ван Эйк.
Эйк, Ян ван — Благовещение
И вот здесь хочу внимательнее рассмотреть архангела Гавриила (Габриеля). Как мы поняли, что это архангел? Конечно по крыльям за спиной. И ни у кого не возникает сомнений. Кто же еще это может быть?
Важно знать, что в переводе с греческого слово ангел значит «вестник» или «посланец».
Эйк, Ян ван — Благовещение деталь 1.
Глядя на картину мы видим, что перед нами действительно посланец. На картине не написано, что перед нами архангел Гавриил, а это значит, что зритель должен узнать героя. И зритель, больше ориентируясь на известный сюжет, признает в персонажах Гавриила и Марию.
Первое, что настораживает – это крылья. Они радужные. Я всегда думал, что у ангелов крылья белые. Искусствоведы утверждают, что «блеск крыльев отображает сияние Царства небесного». На мой взгляд, несколько натянутый аргумент. Белые крылья могли бы отображать чистоту и святость Царства небесного, но крылья все-таки радужные. И еще лицо. Это не лицо предводителя небесного воинства, ангела который согласно «Википедии» приходит с большим гладким ножом за душами праведников (тоже функции Гавриила). На картине лицо архангела скорее женское. Длинные кудрявые волосы, румяные щеки, чувственные губы, добрые глаза.
Для наглядности, так Ян ван Эйк изобразил архангела Гавриила на Гентском алтаре.
Эйк, Ян ван — Гентский алтарь Небесное воинство деталь 1.
Здесь у архангела Гавриила вполне мужественное лицо воина.
А на картинке ниже (то же Гентский алтарь поющие ангелы) этот же посланец, что и на полотне «Благовещенье» уже без крыльев, но в той же одежде и с той же застежкой.
Эйк, Ян ван — Гентский алтарь Поющие ангелы деталь 1.
Даже если предположить, что замеченное сходство вызвано тем, что для написания обеих картин использовался один натурщик или одна натурщица, не мог такой мастер как Ян ван Эйк рисовать столь разные персонажи с одного человека. Так кто же тот ангел с картины Благовещенье?
На мой взгляд, это греческая богиня Ирида.
Вот, что сообщает о ней энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона:
Ирида (Ίρις) — первоначально олицетворение и богиня радуги, дочь Тавманта и Електры, сестра Гарпий. Главная роль Ириды — быть вестницей богов, поручения которых она разносит с быстротой ветра по земле, в морские глубины и даже в преисподнюю. Как богиня радуги, являющейся после дождя в туче или в брызгах воды, Ирида стояла близко к морским божествам. У поэтов она является иногда в качестве прислужницы Геры и исполнительницы ее поручений, подобно тому, как Гермес играет такую же роль при Зевсе. Изображается Ирида чаще всего летящей, с распростертыми большими крыльями, с кадуцеем или чашей в руке.
Вот так Ириду рисовали греки:
А теперь снова смотрим на благовещающего «архангела Гавриила» и видим: крылья есть, радуга на крыльях есть, кадуцей (жезл) в руках есть и лицо явно женское. Другими словами, если объект имеет крылья как у Ириды, имеет кадуцей как у Ириды, выглядит как Ирида, рядом есть радуга – символ Ириды, то этот объект – греческая богиня Ирида.
Есть и еще один, правда несколько спорный, аргумент. У ног Марии художник изобразил белые лилии. Традиционно белые лилии считаются символом чистоты девы Марии. Но в средние века лилии путали с ирисами. До сих пор специалисты по геральдике не могут прийти к единому мнению, что за цветок в гербе Франции и Флоренции – лилия или ирис?
А ирис, что понятно из названия – цветок Ириды.
А как же быть с крестом в венце Гавриила-Ириды? Это что за символ?
Эйк, Ян ван — Благовещение деталь 2.
Во-первых, крест необязательно христианский символ (100% христианский символ – это распятие). Во-вторых, обратим внимание на форму креста.
Крест кросслет
Этот крест называется кросслет или тевтонский крест. Толкования его названия я нигде не нашел (почему кросслет или тевтонский не ясно). Его символизм объясняется так, крест состоит из четырех крестов и символизирует четыре евангелие. Однако я вижу, что этот крест состоит из пяти греческих равнолучевых крестов(один большой центральный и четыре маленьких на каждом луче) и это значит, что кто-то чего-то не договаривает или приведенное выше толкование не правильное. Я предлагаю другое его толкование. И для начала назвал бы эту фигуру не крестом, а перекрестиями или перекрестками, а в древнегреческой мифологии существовало понятие — «перекрестки судьбы». Вероятно, что этот кросслет изначально является символом именно этих перекрестков. И Гермес (он же Меркурий) заведовал ими на самом высоком уровне.
И теперь мы уже в благовещающем ангеле мы уверенно узнаем Ириду – греческую богиню радуги и вестницу Геры, если конечно отстранимся от сюжета. А почему собственно мы считаем, что правильно понимаем сюжет этой картины. Мы лишь повторяем мнение искусствоведов потому, что у нас нет другого мнения. Но это же не значит, что навязанное нам искусствоведами мнение правильное.
А как же голубь над головой девы? Это же символическое изображение сошествия святого духа.
Оказывается, что голубь не только символ святого духа. Голубь имеет много символических значений помимо широко известного Святого Духа. Электронная энциклопедия символов symbolarium говорит, что голубь так же символизирует:
1. Мир покой – с оливковой ветвью.
2. Мягкость характера, доброта, кротость, нежность.
3. Невинность, непорочность, чистота (божественная).
4. Набожность, надежда, безмятежность, уверенность.
5. Открытость, простота, глупость, болтливость.
6. Дух (жизни, света), душа (в том числе умершего).
7. Устремления, вдохновение, богодуховность.
8. Воскрешение, возрождение, обновление жизни, вечная жизнь – с оливковой ветвью, у источника или чаши.
9. Любовь, постоянство в любви, семейное счастье – пара, целующиеся.
10. Любовные утехи, сладострастие, ревность, роскошь.
11. Женственность, материнство.
12. Истина, мудрость, раздумья, вдохновенная мысль.
13. Послание (божественное), почта, связь, новости (благие, хорошие), Благая весть.
14. Грусть, печаль, меланхолия.
15. Вдовство – черный.
Кроме того в античности голубь был посвящен:
• Зевсу – был вскормлен голубями.
• Великой Матери Богов – Кибеле.
• Гере.
• Деметре.
• Афине – с оливковой ветвью, как символ обновления жизни.
• Венере Милетской — со звездой.
• Адонису – как первенец любви.
• Дионису (Бахусу) – как первенец любви.
• Эросу (Купидону)
Вполне допускаю, что в нашем случае голубь имеет несколько значений, однако я бы остановился на символе материнства и известия от Геры (о чем свидетельствует и присутствие Ириды – вестницы Геры).
Рассматривая все вышеизложенное, следствие установило, что Ян ван Эйк изобразил на своей картине «Благовещение» два сюжета. Первый – традиционный христианский, архангел Гавриил принес деве Марии весть о том, что она зачнет и родит от Бога. И второй сюжет античный языческий, Ирида – посыльная Геры убеждает Семелу (Семела – дочь царя Кадма, о принадлежности к царскому роду говорит горностаевая отделка ее платья) просить ее любовника Зевса (Дия) явится ей во всем его божественном обличии, как он является своей жене Гере. От чего Семела и погибнет.
Даже изображенный на картине диалог не дает однозначной трактовки сюжета:
Ирида – Гавриил (Габриель): «Ave gratia plena», что значит «Возрадуйся благодатная».
Дева – «Ecce ancilla domini», что значит «Сие слуга божия».
Диалог не содержит имен и не имеет ясного смысла, который бы однозначно давал понять, что за герои изображены на картине. Мария – Семела или выражает покорность или возражает словами. Возможно у фразы произнесенной Марией – Симелой может быть и другой смысл, ибо он-лайн переводчик дает слову «Ecce» второе значение «посмотри». Этот ребус требует экспертизы.
Из проведенного анализа показаний свидетеля Яна ван Эйка делаю, заключение – весьма вероятно, что в 15-16 веках в Европе совместно сосуществовали христианская и языческая религии. Причем сосуществовали открыто и пользовались одними и теми же храмами ( Дело: Готические храмы ). Рисуя картину с античным сюжетом, художник показывает, что сюжет популярен, востребован и будет понят зрителем. Однако, считаю доказательную базу недостаточной и отправляю дело на дополнительное расследование. То есть продолжение следует (Нас ждут великие «дела»).

Существует особый монашеский (схимнический) «крест-Голгофа». Он состоит из православного креста, покоящегося на символическом изображении горы Голгофы (обычно в виде ступеней), под горой изображён череп и кости, справа и слева от креста находятся копьё и трость с губкой.
На нём изображаются надписи: над средней перекладиной ІС҃ ХС҃ — имя Иисуса Христа, под ней греческое НИКА — Победитель; на табличке или около неё надпись: СН҃Ъ БЖ҃ІЙ — «Сын Божий» или аббревиатура ІНЦІ — «Іисусъ Назорей, Царь Іудейскій»; над табличкой: ЦР҃Ь СЛ҃ВЫ — «Царь Славы».
Буквы «К» и «Т» символизируют копьё воина и трость с губкой, изображённые вдоль креста. С XVI века на Руси возникла традиция около изображения Голгофы добавлять следующие обозначения: М Л Р Б — «место лобное распят бысть», Г Г — «гора Голгофа», Г А — «глава Адамова».
Причём кости рук, лежащие перед черепом, изображаются правая на левой, как при погребении или причащении.
В древности голгофский крест имел широкое распространение, в современности он обычно лишь вышивается на парамане и аналаве.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *