Крест хранитель всей вселенной

Крест — хранитель всея вселенныя…

Тропарь Воздвижению Честнаго и Животворящего Креста Господня,
глас 1
Спаси́, Го́споди, лю́ди Твоя́/ и благослови́ достоя́ние Твое́,/ побе́ды на сопроти́вныя да́руя// и Твое́ сохраня́я Кресто́м Твои́м жи́тельство.
Кондак Воздвижению Честнаго и Животворящего Креста Господня, глас 4
Вознесы́йся на Крест во́лею,/ тезоимени́тому Твоему́ но́вому жи́тельству,/ щедро́ты Твоя́ да́руй, Христе́ Бо́же,/ возвесели́ нас си́лою Твое́ю,/ побе́ды дая́ нам на сопоста́ты,/ посо́бие иму́щим Твое́ ору́жие ми́ра,// непобеди́мую побе́ду.

Молитва Честному и Животворящему Кресту Господню

Кре́сте Честны́й, храни́тель души́ и те́лу бу́ди ми́, о́бразом свои́м бе́сы низлага́я, враги́ отгоня́я, стра́сти упражня́я, и благослове́ние да́руя ми́, и жи́знь и си́лу, соде́йствием Свята́го Ду́ха, и честны́ми Пречи́стыя мольба́ми.

Величание
Величаем Тя, Живодавче Христе, и чтим Крест Твой святый, имже нас спасл еси от работы вражия.

КРЕСТ — ВЕРНЫХ УТВЕРЖДЕНИЕ. Архиепископ Аверкий (Таушев) Крест, хранитель всея вселенныя, крест, красота Церкве: крест, царей держава: крест, верных утверждение: крест, ангелов слава, и демонов язва.»

Такая великая для нас святыня Крест Господень, что, помимо частых обращений к нему и упоминаний о нем в повседневных службах и молитвах, Св. Церковь сочла нужным для вящего прославления его установить в честь его особый великий праздник — праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, вошедший в ряд самых больших, так называемых «двунадесятых» праздников.

Дивный это осенний праздник! Он как бы завершает собою круг всех остальных праздников — подводит итог им. Нарисовав нам умиляющую наши души картину всего домостроительства Божия — благостного и премудрого промышления Божия о нашем спасении, в целом ряде Господских и Богородичных великих праздников, св. Церковь в заключение всего приводит нас к поклонению Кресту Господню, как бы так говоря нам: «Ты видел все, что сделано Богом для твоего спасения, но ты еще не знаешь, что надлежит делать тебе самому, дабы спастись.

Вот сегодня я и говорю тебе: если хочешь спастись, прильни ко Кресту Христову и спасешься. В нем сокрыты чудодейственные животворные силы, которые воскресят твою душу, умерщвленную грехами. Возлюби же Крест Господень, великое знамение любви Божественной и орудие спасения твоего, возлюби Крест Господеньпревыше всего на свете, прильни к нему, не только устами твоими, лобызая его, но всей душой твоей, всем внутренним существом твоим, и спасешься!»

Это потому, что Крест Господень — славное орудие нашего спасения, нашего искупления от греха, проклятия и вечной смерти. На Кресте Христос «пригвоздил рукописание грехов наших». На Кресте «Христос Царь славы волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство, яже прежде враг сластию украд, изгнаны от Бога сотвори». На Кресте Христос «распятие претерпев, смертью смерть разруши».

Вот поэтому-то Крест для нас, христиан, перестал быть орудием страшной позорной казни, каким он был в древности, орудием проклятия: «проклят всяк висяй на древе», как сказано было в Ветхом Завете (Втор. 21, 23), а стал орудием благословения Божия, знамением радости.

«Приидите вси языцы, благословенному древу поклонимся, имже бысть вечная правда, праотца бо Адама прельстивый древом, крестом прельщается, и падает низвержен падением странным… Кровию Божиею яд змиев отмывается…» так радостно поет св. Церковь и взывает ко Кресту от имени всех верных:

«Радуйся, Господень Кресте, имже разрешися от клятвы человечество, сущия радости знамение!»

Вместе с тем, крест Господень есть для нас, христиан, великое и славное знамение неизреченной, невыразимой ни на каком языке человеческом, любви Божественной к падшему человеческому роду: «тако возлюби Бог мiр, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный» (Иоан. 3, 16). Крест Господень постоянно напоминает нам о той великой истине, которую открыл нам только возлюбленный ученик Христов — «Апостол Любви» св. Иоанн Богослов, что «Бог есть любовь, и пребывающий в любви в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает» (1 Иоан. 4, 16), а потому «если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1 Иоан. 4, 11).

Вот сколько важных, можно сказать, важнейших поучительных истин дает нам почитание Креста Христова!

Но Крест Господень не только воодушевляющее нас и вдохновляющее на христианскую жизнь знамение нашего спасения и знамение Любви Божественной. Крест Господень есть также действенное и сильное, самое сильное на свете, оружие, с помощью которого мы можем побеждать врагов нашего спасения — диавола и всех его служителей, борющихся против нас и стремящихся погубить нас.

«Господи, оружие на диавола Крест Твой дал еси нам: трепещет бо и трясется, не терпя взирати на силу его: яко мертвыя возставляет, и смерть упраздни. Сего ради покланяемся погребению Твоему и востанию», поет Св. Церковь. (Стихира воскресна на хвалитех 8 гласа).

«Радуйся, Живоносный Кресте, благочестия непобедимая победа… Оружие непобедимое, бесов сопротивоборче…»Креста «устрашаются демонския полки»… «О сем языцы варварстии побеждаются, о сем скиптры царей утверждаются»,такими выражениями прославляет непобедимую силу Креста Господня Св. Церковь.

Сколько дивных чудес совершено в истории христианского человечества «силою Честнаго и Животворящаго Креста Господня» — этого и не перечесть!

Вот почему наша Св. Церковь, Церковь Православная, придает такое большое значение правильному и благоговейному изображению на себе крестного знамения. «Да не стыдится каждый из нас исповедывать Распятаго», говорит великий отец Церкви св. Кирилл Иерусалимский: «пусть изображает рукою знамение св. Креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушает, на сосудах, из которых пьет. Пусть изображает его на себе при входах и выходах, когда ложится спать и встает, когда находится в пути или отдыхает. Он — великое предохранение от всех бед и несчастий». (Оглас. поуч. 13, 36).

После всего вышесказанного понятно, почему св. Апостол Павел говорит: «Мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мiр распяся, и аз мiру» (Галат. 6, 14).

Крест Господень это — наша радость и похвала — «похвала похвал», по выражению того же св. Кирилла Иерусалимского.

Крест Господень для нас, воинов Христовых, призванных к «невидимой брани» — к постоянному воинствованию против врагов нашего спасения есть и наше воинское знамя и наше оружие, одновременно.

Крест для нас — все: он — «хранитель всея вселенныя», он — «красота Церкве», он — «царей держава», он — «верных утверждение», он — «ангелов слава и демонов язва»(погубление).

Так веровали когда-то и так исповедывали все христиане; так веровали когда-то и так исповедывали и наши благочестивые предки на Святой Руси, во всем стремившиеся подражать первым христианам.

Не то мы видим теперь!

Среди народов Запада, давно отпавших от истинно-христианской веры — веры Православной, редко-редко где найдем мы настоящее почитание Креста Господня, а у многих из них не только нет совсем и не признается его священное изображение, но оно — страшно сказать! — подвергается даже кощунственному поруганию. Крест Господень всячески вытесняется здесь и заменяется иными символами и эмблемами, которые мы видим повсюду, и объединяются эти современные люди, иногда даже не отрекшиеся совсем от своего христианского имени, вокруг других идей и лозунгов, не только ничего общего с Крестом Господним не имеющих, но часто прямо враждебных ему.

Но что нам смотреть на других, когда и сами, мы, православные русские люди, далеко-далеко отошли теперь от того, чтобы считать Крест Господень нашей «радостью» и «похвалой», чтобы видеть в нем наше воинское знамя и наше единственно-верное и благонадежное оружие в борьбе с врагами нашего спасения — наше утверждение.

Разве не стыдимся мы нередко «исповедывать Распятаго», или боясь кого-то или просто не считая нужным осенить себя крестным знамением, когда пробуждаемся ото сна или засыпаем, когда садимся за стол вкушать пищу или восстаем, когда проходим мимо храма или какой-нибудь святыни и во всех подобных случаях, — или совершая это крайне небрежно и неблагоговейно?

Является ли Крест Господень для нас тем знаменем, которым все мы воодушевляемся, вокруг которого все мы, православные русские люди, забывая о всех наших распрях и раздорах, объединяемся во взаимной любви христианской, ощущая себя подлинными «воинами Христовыми», неустанно ведущими «невидимую брань» с врагами нашего спасения?

Увы! совсем иные «кумиры», иные лозунги, иные идеи, зачастую даже ничего общего не имеющие с Крестом Христовым, влекут в нынешнее время большинство из нас к себе. И приходится ли удивляться тому, что Родину нашу постигла такая страшная катастрофа, когда мы стали изменниками, предателями Святой Руси, когда мы, отрекшись от Креста Христова и поклонившись «иным богам», сделались дезертирами с поприща «невидимой брани»? Но поистине удивительно, что многие из нас еще живут и даже благодушествуют, наслаждаясь всеми земными благами, земным благосостоянием, ибо всякий знает, какой суровой каре подвергаются изменники своего отечества и дезертиры с поля битвы.

Но «щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив» (Пс. 102, 7): Он «не хощет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему» (Иезек 33, 11).

До каких же, однако, пор мы будем испытывать Его долготерпение, ведя самочинную борьбу, не под знаменем Его Креста с врагами нашего спасения, воюющими против нас чрез безчисленные скопища наших страстей и похотей, а — под разными самоизмышленными лозунгами с ближними нашими, созданными, как и мы, по образу и по подобию Божию и искупленными, наравне с нами, на Кресте драгоценною Кровью Христовою… за безпрепятственное и более удобное удовлетворение этих страстей?

И пусть не оправдывается никто из таких «борцов» своею мнимою ревностью о каких-то высоких идеалах, ибо истинная святая ревность (как и «мудрость, сходящая свыше») «во-первых, чиста, потом мирна, кротка, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, безпристрастна и нелицемерна» (Иак. 3, 17). Всякая другая «ревность», не обладающая этими качествами, происходит, как учит св. Апостол, от «горькой зависти» и «сварливости», и она не останавливается перед «самохвальством» и «ложью на истину», производя всюду лишь «неустройство» и «все худое» (Иак. 3, 14-16).

Изумительно глубоко и красочно рисует психологию этой «неразумной ревности», заставляющей нас видеть только чужие недостатки и пороки и не замечать своих, «ревности», производящей в нашей среде раздоры, смуты и разделения, святитель Феофан, Вышенский Затворник.

Эту неразумную «ревность» называет он «духом пересудливости». «Этот дух», говорит он: «за все цепляется, и все представляет в мрачном виде беззаконности и пагубности. Это — немощь, в большей или меньшей степени, почти общая у людей, не внимающих себе…Кто-то приседит сердцу и разжигает его на пересуды — оно и источает их. Но в то же самое время пересудчик сам готов на недобрые дела, лишь бы только никто не видал, и непременно состоит в недобром порядке, в каком-либо отношении; он как-будто и судит и осуждает, чтобы чувство правды, оскорбленное и подавленное в себе, вознаградитьнападками на других, хотя бы то и неправыми. Правдолюбивый и стоящий в правде, зная, как трудно достается исправность в делах, а еще более в чувствах, никогда не станет судить: он скорее готов бывает покрыть снисхождением не только малое, но и великое преступление других… И всегда почти так бывает: разсуди о поступке ближняго, и найдешь, что он совсем не имеет того важнаго, ужасающаго характера, который показался тебе в нем с перваго раза» («Мысли на каждый день года» стр. 350-1).

Не этот ли «дух пересудливости», в связи с массовым отступлением русских людей от святыни Креста Господня и следования за иными «богами», иными кумирами, и довел нашу несчастную Родину-Россию до такой страшной, безпримерной в истории, кровавой катастрофы? Не эта ли «неразумная ревность», за все цепляющаяся и все представляющая в мрачном виде беззаконности и пагубности, и здесь заграницей, в столь заслуженном нами изгнании, мешает нам жить в мире и любви друг с другом?

Не желая в покаянных чувствах за грехи наши и за грехи наших отцов и дедов, сгубивших нашу Родину, сплотиться вокруг единственно-естественного для нас, христиан, центра единения — Креста Господня, мы упрямо изобретаем себе свои собственные центры единения и лютою ненавистью преследуем всех тех, кто «осмеливается» с нами не соглашаться.

И несмотря на все, нами пережитое до сих пор, настолько еще мало у нас ясного сознания всего ужаса, приключившегося с нами за грехи наши, что мы все время ищем «врагов» вокруг себя, не замечая в своем самодовольном самоослеплении, что первые и главныевраги наши это — мы сами.

Одно политиканство наше всякого рода чего стоит?

Ведь это оно, это злосчастное политиканство, часто напоминающее какую-то детскую игру, но только совсем не невинную, так разделяет нас, так дробит наши силы, рождая в нашей среде «ненависти, зависти, рвения и прочия страсти, братолюбие разрушающия», об избавлении от которых учит нас молиться наша Матерь Св. Церковь, желающая насадить в наших сердцах «нелицемерную любовь» друг ко другу (см. умилительный чин молебного пения о спасении России, теперь почему-то нами оставленный).

Нет! Давно пора сознать нам, что не политиканство, не вечера и банкеты, не пляски по субботам, под лукавым предлогом воспитания нашей молодежи в «идеалах русской культуры», ни даже празднование национальных юбилеев само по себе — ибо о каких «празднованиях» может идти речь, когда несчастная Родина наша уже более сорока лет лежит поверженная во прах и окутанная страшным кровавым кошмаром — не спасут и не могут спасти нас и нашей Родины, а только из глубины сердца исходящий покаянный молитвенный вопль к Богу о спасении, соединенный с твердым намерением впредь исправить свою жизнь, строя ее в полном соответствии с Евангельскими заповедями и уставами Св. Церкви.

«Если не покаетесь, все погибнете!» грозно предостерегает нас Сам наш Божественный Спаситель-Христос (Луки 13, 3).

Итак, оставим всё, как ненужную мишуру, и поспешим скорее с покаянием к подножию Креста Господня: объединимся все вокруг этого единственно-спасительного для нас знамения, прильнем ко Кресту Господню, ибо одна только сила крестная может нас спасти, и ничто другое, так как «Крест — верных утверждение».

Еще один Сон Пресвятой Богородицы

Крест – хранитель всей Вселенной.

Крест – церковная красота.

Крест – церквям держава.

Крест – верным утверждение.

Крест – ангелам слава.

Крест Христов от трех сложений,

Сон рабе Твоей (имя)

От Троицы единородного Господа

Нашего Иисуса Христа.

Пособи, Господи,

Победить врагов дьявольскую злую мысль.

Слава Кресту Твоему,

Поклоняемся, Владыка,

И Святое Воскресение Твое славим.

Спаси мя, грешницу, рабу Твою (имя),

Всегда и ныне,

И присно, и во веки веков.

Аминь.

Жезл Твой!

Опочивала Пресвятая Богородица

В Вифлееме граде,

Чудесном марте месяце

В Божьей церкви, за Престолом.

И пришел Господь к Ней и рече:

– Мати Моя Мария, Пресвятая Богородица,

Спишь Ты или не спишь?

Слышишь ли иль не слышишь?

Что во сне видишь?

Пробудись ото сна вышею славою,

И непобедимою здесь

В будущем веке сподоби

И даже радость бесконечная.

Не печали, не воздыхание, но жизнь вечная.

Святую Троицу и Мать прославляем.

Господа Бога Моего Иисуса Христа величаем,

Всегда и ныне,

И присно, и во веки веков.

Аминь.

Кто почитает во всем году 12 пятниц светлых и постится, тому Богом Иисусом Христом простится:

• Пятница на Страстной неделе Великого поста – кто в сей день Сон прочтет, тот Божьей милостью никогда внезапной смертью не умрет.

• Пятница перед Благовещением Пресвятой Богородицы – кто ее почитает и в этот день святой этот Сон прочитает, того человека не коснется беда и не убьет молния никогда.

• Пятница на Страстной неделе Моему Иисусу Христу – кто ее почитает, Сон Мой прочтет, того Господь Мой Сын от всех бед спасет.

• Пятница пред Вознесением Господним – кто ее почитает, того Иисус Христос во всех путях сохраняет. И кто Сон сей прочтет, того ни вода и ни огонь не возьмет.

• Пятница перед Духовым днем – кто ее почитает и кто Сон прочтет, тот долгий, счастливый век проживет.

• Пятница в Петров пост святого Иоанна Предтечи – кто ее почитает, того от суда и плена Бог сохраняет.

• Пятница пред Ильей-пророком – кто ее почитает, того от суда и плена Бог сохраняет.

• Пятница пред Преображением Господним – кто ее почитает, Сон другим перепишет, того Сам Господь в книгу жизни запишет.

• Пятница пред Успением Пресвятой Богородицы – кто ее почитает, тот никогда голода и нищеты не познает.

• Пятница пред Козьмой и Демианом, Парасковией нарицается – кто ее истинно почитает, тот в лесу темном не заплутает. Зверь не сгубит, не разорвет, змея жгучая не подползет.

• Пятница пред Михайловым днем – кто ее почитает, тот Богородице угождает. Кто сей Сон прочитает, того Матерь Божья не забывает.

• Пятница перед Рождеством Христовым – кто ее почитает, чтит, тот пред смертью своею Матерь Божью узрит со святыми ангелами, со всеми архангелами, с херувимами и серафимами.

Послушайте, православные христиане,

Кто Боговы правила знает,

Законы Божия читает, исполняет,

По всем святым пятницам постится,

Кто во те дни любовной

Постелию не прельстится,

Мясной пищи не ест и не пьет,

Милостыню нищей братии подает,

Матерною бранью во все дни не бранится,

На добро чужое не покусится,

Тот будет со Мною в раю,

Узнает на суде милость Мою.

И кто Сон Матери Моей читает,

В чистоте его сохраняет,

Тот будет со Мною всегда,

Ныне, присно и на все времена.

Сон Матушки Богородицы

Правдив, справедлив,

Был день, по захождению солнца,

Пришли ко Кресту Господню

Иосиф с Никодимом и, поклониша,

Просили у Пилата тело Иисусово погребсти.

Пилат позволил им, и они сняли

Пречистое многострадальное тело с Креста,

В белую плащаницу ложили,

В погребальницу за камень

Большой хоронили,

Плакали, зело рыдали,

Подняв руцы к небу, восклицали:

– О, проклятые жидове,

Насытились ли

Вы кровью Христа?

Руки ваши в крови Его и уста!

Во третий день Иисус Христос воскреснет,

На одесную Небо Бога во славе взойдет,

Отца нашего Адама и всех мертвых

Из ада во Царствие Божие приведет!

И рече Он Ей, Матери Богородице Своей:

– Матушка Моя,

Пресвятая Богородица,

Сон Твой правдив и справедлив.

Кто Сон Твой в дому своем иметь будет,

Нужда и болезнь тот дом позабудет.

Не придет к тому дому злой человек,

И долог будет у тех людей жизни век.

Суда пусть люди те не боятся,

Все дети в здравии, благочестье родятся.

Вор в этом доме не украдет,

Зверь и лихой человек не придет.

Кто Сны Матушки Моей читает,

Святые пятницы чтит, почитает,

Тому защита Моя дана

Ныне, присно, на все времена!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Крест — хранитель всея вселенныя…

Памятники христианского искусства X–XX веков в России: Из музейных и частных собраний

Буклет выставки. Автор текста и концепции выставки С. В. Гнутова

Ныне радость на небе и на земле,

ибо светоносный и Животворящий

Крест Христов является миру,

демоны бегут от него, недуги исцеляются им,

мрачная тьма прогоняется

и все концы земли просвещаются.

Свт. Иоанн Златоуст

Крест поклонный(лицевая сторона). Конец XV — начало XVI вв. Белый камень, резьба. Из церкви села Толмачи, Тверской области. Издавна считалось, что «Крест — хранитель всея вселенныя» лежит в основе всего земного и небесного устроения. «Мир сей видимый создал Бог по подобию крестной четвероконечности, — писал святитель Димитрий Ростовский, — ибо Он создал его разделенным на четыре части: восток, запад, п Крест наперсный XIV в. Шифер, резьба олдень и полночь; и человека создал Господь по подобию крестной четвероконечности, ибо когда человек распростирает руки свои, он имеет вид четвероконечного креста».

Две тысячи лет человечество живет под знаком креста, неразрывно связанного с добровольной жертвой, принесенной за весь мир Иисусом Христом. Орудие казни стало символом победы над смертью. В X веке вместе с христианством крест Христов пришел в Россию. С тех пор он освящал всю жизнь общества, согласно правилу VII Вселенского Собора, предписывавшего изображение креста «полагати во всех Божиих церквах, на освященных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях…».

Крест — хранитель всея вселенныя,

Икона Явление Креста на небе в Иерусалиме. Первая половина XIX в. Дерево, темпера Крест — красота церкве,

Крест — царей держава,

Крест — верных утверждение,

Крест — ангелов слава и бесам язва.

«Похвала Кресту»

С древних времен кресты почитались наравне с чудотворными иконами. Как чудотворный известен медный двухстворчатый крест-энколпион с изображением Распятия Христова и Богоматери Одигитрии Купятицкой. Предание связывает явление этого креста в XII веке с местечком Купятичи (позднее село Пинского уезда Минской губернии). С Купятицкого креста-энколпиона известны многочисленные повторения в меднолитой мелкой пластике Древней Руси, поскольку копиям древних крестов усваивались чудодейственные свойства первообраза. Сохранилось множество копий с чудотворного креста Авраамия Ростовского Чудотворца, полученного им, по преданию, от апостола Иоанна Богослова. В житии преподобного Авраамия Ростовского повествуется, что Иоанн Богослов «в руце же своей имеюща трость, на ней Распятие Господа нашего Иисуса Христа».

Икона Савватий Тверской в молении Кресту. Школа или худ. центр: Тверь. Вторая четверть — середина XVI в. Во время таинства крещения на новокрещенного на Руси надевался крест. С нательным крестом не расставались, с ним и хоронили. В первые века принятия христианства кресты носили поверх одежды, «как ясные показатели христианского крещения». Наиболее древние тельные кресты, Х–ХII веков, найденные на территории Киева, Херсонеса и других древнерусских городов, были четырехконечные с равными концами. Они изготовлялись из различных пород камня и дерева, из стекла, янтаря и кости. Основные типы русских двухстворчатых крестов-энколпионов (мощевиков) повторяли византийские образцы. На домонгольских крестах с изображением Богоматери, как правило, помещали надпись: «Святая Богородице, помогай». Часто встречается на крестах и изображение Николы Чудотворца — «всеобщего заступника рода христианского». Как защитники Русской земли почитались первые князья-страстотерпцы Борис и Глеб, образы которых также нашли отражение на древних крестах-энколпионах.

Крест — лествица на небо,

залог жизни, смерть для смерти,

дерзновение к Богу,

ключ к Небесному Царствию.

Прп. Андрей Критский

Крещение Господне. Двухсторонняя выносная икона. Школа или худ. центр: Русский Север XVII в. Крещение Господне. Двухсторонняя выносная икона. Школа или худ. центр: Русский Север XVII в.

Кресты с рельефным изображением в центре восьмиконечного креста с копием и тростью, окруженные пышными цветами и травами, ажурными сквозными узорами, получили название «процветших» («Процвете древо Креста»), что было связано прежде всего с прообразом Креста в Ветхом Завете — «Древом Жизни». Крест поморский. Центр изготовления: Русский Север XIX в. Камень, резьба Святой Иустин во II веке изъяснял этот образ как символ Христа. В VIII веке святой Иоанн Дамаскин отмечал, что «Древо Жизни», выращенное Богом в раю, предызображало драгоценный Крест, ибо как через древо пришла смерть, так через Крест Христа — «Древо Жизни» — даровано спасение». Изображения процветшего креста встречаются уже на каменных саркофагах IV века. В XVII–XVIII веках фантазия русских «золотых и серебряных дел» мастеров в украшении крестов-тельников не знала границ. Особым узорочьем в этот период отличались кресты, изготовлявшиеся в двух эмальерных центрах Русского Севера — Великом Устюге и Сольвычегодске. Они расцвечива Крест нательный. Центр изготовления: Великий Устюг XVII в. Серебро, литье, эмаль лись с двух сторон прозрачными эмалевыми красками разных оттенков, наносившимися на выемчатые цветочные и растительные узоры, а лучи, отходящие от средокрестий, увенчивались мелким речным жемчугом либо перламутром.

Появление наградных крестов священнослужителей связано с синодальным периодом истории Русской Прав Крест наперсный XVI в. Серебро, литье, скань, перламутр ославной Церкви. Пожалование различных наперсных крестов представителям белого духовенства подготовило почву для учреждения особенного наперсного наградного креста, утвержденного императорским указом Павла I в 1797 году. В 1820 году появляется еще одна важная награда духовенства — кресты кабинетные, выдававшиеся из Кабинета Его Императорского Величества, украшенные, как правило, бриллиантами или драгоценными камнями.

Крест наперсный XVII в. Серебро, перламутр, резьба, жемчуг, цветные камни Особыми наградами для духовенства стали кресты, выпущенные в память крупнейших событий в истории России: в память Отечественной войны 1812 года, Крымской войны 1853–1856 годов и в память 300-летия Дома Романовых. Наперсный крест как обязательная принадлежность священника был введен при Императоре Николае II его Указом от 14 мая 1896 года.

Покланяемся же мы и образу

Честнаго и Животворящаго Креста,

хотя бы он был сделан и из иного вещества;

покланяемся, почитая не вещество,

но образ, как символ Христа.

Прп. Иоанн Дамаскин

Крест наперсный панагийный. Крест корсунский XIII в. (оправа — XVI в.) Яшма, оправа — серебро, скань Воздвизальные или напрестольные кресты возносятся священником в православных храмах на праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня 14/27 сентября. В древние кресты вкладывались обычно частицы Крестного Древа Христова. Крест, обретенный царицей Еленой в IV веке, стал главной святыней Церкви, и его части разошлись по всему миру. На большинстве напрестольных крестов присутствуют сведения о мощах, в них содержащихся. Как правило, надпись на таких крестах начиналась со слов «Построен сей крест…», «Сооружен…», — как будто речь шла о возведении храма, что свидетельствовало об отношении к напрестольному кресту как к одной из важнейших святынь Церкви.

Кресту Твоему покланяемся, Владыко,

и святое Воскресение Твое славим.

Тропарь на поклонение Кресту

Крест нательный. Центр изготовления: Москва XVII в. Серебро, литье, эмаль, жемчуг

Семнадцатый век в России — это эпоха явления множества чудотворных святынь и особенно крестов. Во времена царя Алексея Михайловича и патриарха Никона появляются кресты, исполненные «мерою и подобием Креста Христова». Воздвижение Креста Господня XIX в. Эмаль на медной основе, рамка — латунь Именно в это время патриарх Никон заказывает в Палестине несколько подобных крестов из кипариса для Голгофского придела Воскресенского собора Нового Иерусалима, для теремных церквей Московского Кремля и для Крестного монастыря на Кий-острове. Кийский крест, грандиозный мощевик, содержащий около трехсот святынь, был из них наиболее прославлен и изображался как особая реликвия на иконах XVII века с коленопреклоненными царем Алексеем Михайловичем, царицей и патриархом Никоном. В эпоху Средневековья в России, так же как в Западной Европе, внимание христиан все более сосредоточивалось на жертвенных переживаниях Страстей Христовых. Композиции с изображением Орудий Страстей Христовых становятся особенно популярными в русском искусстве с середины XVII столетия.

Святитель Иннокентий Иркутский Первая половина XIX в. Дерево, темпера С монашеским подвигом связано и такое явление, как ношение вериг. Изначально веригами назывались любые кандалы и оковы, в которых содержались узники. Первые христианские вериги связаны с именем апостола Петра. Икона Церковь соборная Школа или худ. центр: Русский Север XVIII в. Дерево, резьба, темпера О ношении крестов и вериг свидетельствуют факты из житий преподобных Никиты Переяславского Чудотворца (XII век) и Иринарха Ростовского (XVI век). Из жития Иринарха Ростовского можно видеть, что в конце XVI столетия медные кресты были в цене и не всякому доступны. Так, московский блаженный юродивый Иван Большой Колпак советовал старцу Иринарху сделать себе «сто крестов медных по полугривенке», на что старец отвечал, что ему невозможно столько сотворить. Только тогда он смог исполнить совет, когда ему подарили большой медный крест, из которого старец отлил сто крестов. Преподобный же Леонтий Ростовский, носивший на себе железные вериги и тридцать три медных креста, оставил их в наследство старцу Иринарху, и на нем оказалось, кроме вериг «ужиц железных», сто сорок два креста!

Крест наперсный кабинетный Конец XVIII в. Серебро, гравировка, эмаль, цветные стекла, стразы

Непобедимая, непостижимая,

божественная сила

Честнаго и Животворящаго Креста,

не остави нас грешных!

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Древние подвижники, приходя в пустынное место, утверждали деревянный крест в освящение пустыни и в ознаменование силы Божией. Это известно из множества житий русских святых. Так, преподобный Сергий Радонежский воздвиг крест на основание Троицкой обители, преподобный Савватий Соловецкий установил такой крест на Соловках. При освоении пустынных северных земель Руси в XIV–XVI веках непременно воздвигались кресты на месте будущей обители. Особое значение имело благословение и напутствие крестом на ратные подвиги и на основание монашеских общежительств.

Крест наперсный кабинетный Первая половина XIX в. Эмаль на серебре, стразы Вериги XVIII в. Кресты — латунь, гравировка, инкрустация белым металлом; цепи — железо Преподобный Сергий Радонежский благословил крестом святого благоверного князя Димитрия Донского на битву с Мамаем, напутствовал крестом и своих учеников, уходящих в дальние пределы Руси: например, Павлу Обнорскому он вручил в 1392 году восьмиконечный меднолитой крест. Святой Павел хранил его как великую святыню до конца дней, и этот крест был положен с ним во гроб. Из описи имущества Павло-Обнорского монастыря за 1654 год известно: «Да на гробу же преподобного Павла чюдотворца крест медяной, что благословил преподобный Сергий Радонежский преподобному Павлу в путь».

По свидетельству современников XIX века, в Архангельской губернии, «кроме сооружения церквей и часовен, весьма распространен обычай святить деревянные кресты и столбы по краям улиц, при въездах в деревни, на перекрестках, на почитаемых почему-либо местах. В крестах просто вырезается изображение Распятия, а в столбах вкладываются литые медные воздвизательные кресты, иконы простые или с окладами в ризах». Богоматерь Влахернская Конец XIX — начало XX вв. Дерево, масло Традиция воздвижения деревянных крестов на Русском Севере, в Поморье и на Соловецких островах не прерывалась на протяжении многих веков. У креста, при отсутствии храма или часовни, отправлялись молитвы ко Господу. Крест обозначал принадлежность пустынных земель православному миру и являлся путеводным знаком спасения. Многометровые (до десяти метров в высоту) приметные кресты, расположенные по берегам Белого моря, я Складень двухстворчатый. Школа или худ. центр: Ярославль XIX в. Дерево, резьба, темпера влялись навигационными знаками, указующими путь мореходам к спасительной гавани, Перед крестами возносились молитвы о благополучном путешествии. Множество обетных крестов «в благодарность» по окончании трудных дел либо в память избавления от морового поветрия возводились по всей России.

Церковь воспевает Крест Христов,

Кресту кланяется. Кресту служит,

Крестом венчается, Крестом ограждается,

Крестом освящается.

Протоиерей Валентин Амфитеатров

Крест наградной В честь 300-летия Дома Романовых 1913 г. Серебро, литье, эмаль

В каждом храме России непременно находится Голгофский крест в напоминание Крест наперсный иерейский Начало XX в. Латунь, гравировка, серебрение, цветные камни о том, что «Церковь есть образ Распятия, погребения и Воскресения» (согласно толкованию свт. Германа Константинопольского). Крест является основополагающим символом богослужения вне стен храма во время крестного хода. Водруженный на высокое древко, он, вознесенный над процессией христиан, освящает и благословляет крестный ход, защищает воинов перед сражениями. Именно с военными походами еще во времена императора Константина связывают появление выносных крестов и хоругвей, так же как и появление тропаря Кресту: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианам на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство».

Крест напрестольный XV–XVI вв. Серебро, скань, литье, цветные камни, стекла Крест напрестольный Конец XVII в. Дерево, темпера

Крест прп. Авраамия Ростовского XIX в. (по иконографии XII века) Медный сплав, литье, серебрение.

Крест — хранитель всея вселенныя…: Памятники христианского искусства X–XX веков в России: Из музейных и частных собраний / Буклет выставки. Автор текста и концепции выставки С. В. Гнутова. М., Penates-Пенаты, 2005.

Материал предоставлен российским Ставрографическим центром и интернет-порталом http://www.icon-art.info/book_contents.php?book_id=54

Крест — Хранитель Вселенной

В Православной традиции издавна существуют самые разные изображение креста: и с образом распятого Господа, и без Него, эти изображения нередко дополняются разного рода символами. Ведь крест — священный символ христианства, знак не только позорной казни и смерти, но знамение победы Христа над смертью.

Поклонение Кресту. Оборотная сторона новгородской иконы Спаса Нерукотворного из собрания Гос. Третьяковской галереи. Конец XII в.
На иконах, изображающих Распятие Господа Иисуса Христа, как правило, Крест не очень виден, он как бы заслонен фигурой Спасителя. Тело Распятого в древности изображали не натуралистично, а условно и символично: ненапряженным, не агонизирующим в смерти, но с изгибом, подобно тонкому стеблю, этим подчеркивалось, что Крест Христов есть Древо жизни. Христос на древних иконах свободно представлен раскинувшим руки по сторонам Креста, словно он обнимает Своей любовью всех. Образ смерти символизировала черная пещера под Крестом, где изображались череп и кости. Согласно Преданию, Голгофа — могила Адама, первого человека, согрешившего против творца и обрекшего человечество на смерть. Но Христос, «Новый Адам», побеждает на Кресте смерть («смертью смерть поправ») и освобождает людей из царства смерти. «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1 Кор. 15:21, 22), — пишет апостол Павел. Такова главная идея любой иконы «Распятие».
В резных Распятиях мотив креста выходит на первый план, но чем менее натуралистично изображение Распятого, тем более явственно звучит не только тема смерти, но и тема Воскресения, которая провозглашается Церковью в почитании Креста: «Кресту Твоему поклоняемся Христе, и святое Воскресение Твое славим».
В резных иконах, в прикладном искусстве, в книжной миниатюре нередко мы можем видеть Крест без изображения Господа. При этом крест обязательно сопровождается надписанием имени Спасителя: «IС ХС» «СНЪ БЖIЙ» (Иисус Христос Сын Божий). Также пишутся имена: «Царь Славы» и «НИКА», что значит «победа», ибо высшая слава Христа — это Его смерть, а Воскресение — это Его победа над смертью. Сам Господь так и говорит нам: «Мужайтесь, Я победил мир» (Ин. 16, 33).
Изображение Голгофы, на которой воздвигнут Крест, подписывается буквами МЛРБ, что обозначает: Место Лобное Рай Бысть. В нижней части пишутся буквы ГГ (гора Голгофа), ГА (голова Адама). Изображения орудий страстей Христовых: трость с губкой и копие также подписываются буквами Т и К. Иногда в средокрестии Креста может быть помещен терновый венец. Чаще других в православной (восточнохристианской) традиции используется форма восьмиконечного креста. Из писаний евангелистов можно понять, что ко Кресту Христа (видимо, изначально четырехконечному) прибили еще две перекладины: подножие и табличку с надписью «Иисус Назорей Царь Иудейский». Именно эту надпись мы видим в виде букв ИНЦИ и на Распятиях, и на символических изображениях Креста. Традиционно на восьмиконечных крестах нижняя перекладина повернута диагонально: левый ее конец поднят вверх, правый опущен в ознаменование того, что один из разбойников, распятых вместе со Христом, покаялся и пошел на небеса («Ныне же будешь со Мной в раю», — сказал ему Спаситель), а другой — хулил Господа и обрек себя на ад.
Среди изображений креста встречаются не только восьмиконечные, но семиконечные (вертикаль не выдается над верхней перекладиной), шестиконечные (отсутствует нижняя перекладина), четырехконечные. Над храмами нередко помещают с кресты с полумесяцем, символика этих крестов ничего общего не имеет с исламом, эта формы древняя восходит к раннехристианскому изображению якоря как символа надежды.
В одном из посланий апостол Павел пишет, что христиане должны «взяться за предлежащую надежду, то есть Крест, который для души есть как якорь безопасный и крепкий» (Евр. 6, 18-19). Также здесь проявлена солярная символика креста: Христос – солнце правды, а Богородица символизируется луной. Широко распространены в православном искусстве различные варианты процветшего креста, подчеркивающие символику Креста как Древа Жизни.
Любая форма креста — символична, потому что крест есть образ вселенной, поэтому крест использовался многими древними народами и в дохристианские времена. Прп. Иоанн Дамаскин пишет: «Как четыре конца креста держатся и соединяются его средоточием, так и силою Божественной держится высота и глубина, долгота и широта, то есть видимая и невидимая тварь».
Но для христиан крест всегда сопряжен с искупительной жертвой Спасителя, взошедшего на Крест ради спасения нашего. Крест есть образ Господа, Его Царства Славы, и образ преображенного святостью земного мира, дабы «могли постигнуть со всеми святыми, что есть широта и долгота, и глубина, и высота» (Еф. 3, 18). Многозначность креста выражается в надписях, которые нередко помещают на крестах: «Крест хранитель вселенной, красота Церкви, царей держава, верным утверждение, ангеловъ слава, демонов язва».>Приложения Октоиха

Воскресные утренние Евангелия, ексапостиларии и утренние самогласные евангельские стихиры, поемые во славнике на хвалитех

Утренние стихиры – творение Льва царя премудраго; ексапостиларии – сына его Константина царя.

Евангелие 1

От Матфея, зачало 116:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, Е#ди1ніи же нaдесzте ўчн7цы2 и3д0ша въ галілeю, въ г0ру, ѓможе повелЁ и5мъ ї}съ: и3 ви1дэвше є3го2, поклони1шасz є3мY: џви же ўсумнёшасz. И# пристyпль ї}съ, речE и5мъ, гlz: дадeсz ми2 всsка влaсть на нб7си2 и3 на земли2: шeдше u5бо научи1те вс‰ kзhки, кrтsще и5хъ во и4мz nц7A и3 сн7а и3 с™aгw д¦а, ўчaще и5хъ блюсти2 вс‰, є3ли6ка заповёдахъ вaмъ: и3 сE, ѓзъ съ вaми є4смь во вс‰ дни6 до скончaніz вёка. Ґми1нь.

Ексапостиларий 1:

Со ученики́ взы́дем на го́ру Галиле́йскую, ве́рою Христа́ ви́дети глаго́люща власть прия́ти вы́шних и ни́жних, научи́мся: ка́ко учи́т креща́ти во и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, язы́ки вся, и пребыва́ти с таи́нники, я́коже обеща́ся, до сконча́ния ве́ка.

Богородичен:

Со ученики́ ра́довалася еси́, Богоро́дице Де́во, я́ко Христа́ ви́дела еси́ воскре́сшаго от гро́ба тридне́вна, я́коже рече́: и́мже и яви́ся, науча́я и явля́я лу́чшая, и креща́ти во Отце́, и Сы́не, и Ду́се повелева́я, е́же ве́ровати нам Того́ воста́нию, и сла́вити Тя, Отрокови́це.

Утренняя стихира 1-я, глас 1:

На го́ру ученико́м иду́щим / за земно́е вознесе́ние, / предста́ Госпо́дь, и поклони́вшеся Ему́, / и да́нныя вла́сти везде́ научи́вшеся, / в поднебе́сную посыла́хуся / пропове́дати е́же из ме́ртвых воскресе́ние, / и е́же на небеса́ возше́ствие: / и́мже и во ве́ки спребыва́ти нело́жный обеща́ся Христо́с Бог, / и Спас душ на́ших.

Евангелие 2

От Марка, зачало 70:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, минyвшей суббHтэ, марjа магдали1на и3 марjа їaкwвлz и3 салwмjа купи1ша ґрwмaты, да пришeдшz помaжутъ ї}са. И# ѕэлw2 заyтра во є3ди1ну t суббHтъ пріид0ша на гр0бъ, возсіsвшу с0лнцу, и3 глаг0лаху къ себЁ: кто2 tвали1тъ нaмъ кaмень t двeрій гр0ба; И# воззрёвшz ви1дэша, ћкw tвалeнъ бЁ кaмень: бё бо вeлій ѕэлw2. И# вшeдшz во гр0бъ, ви1дэша ю4ношу сэдsща въ деснhхъ, њдёzна во nдeжду бэлY: и3 ўжас0шасz. Џнъ же глаг0ла и5мъ: не ўжасaйтесz: ї}са и4щете назарzни1на распsтаго: востA, нёсть здЁ: сE, мёсто, и3дёже положи1ша є3го2: но и3ди1те, рцhте ўчн7кHмъ є3гw2 и3 петр0ви, ћкw варsетъ вы2 въ галілeи: тaмw є3го2 ви1дите, ћкоже речE вaмъ. И# и3зшeдшz бэжaша t гр0ба: и3мsше же и5хъ трeпетъ и3 ќжасъ: и3 ни комyже ничт0же рёша: боsхубосz.

Ексапостиларий 2:

Ка́мень узре́вша отвале́н, мироно́сицы ра́довахуся, ви́деша бо ю́ношу седя́ща во гро́бе, и той тем рече́: се Христо́с воста́л есть, рцы́те с Петро́м ученико́м: на го́ру приспе́йте Галиле́йскую, та́мо вам яви́тся, я́коже предрече́ друго́м.

Богоро́дичен:

А́нгел у́бо принесе́ Де́ве, е́же ра́дуйся, пре́жде Твоего́ зача́тия, Христе́, А́нгел же ка́мень отвали́ гро́ба Твоего́, вме́сто печа́ли ов у́бо ра́дости неизрече́нныя зна́мения, ов же в сме́рти ме́сто пода́теля Тя жи́зни пропове́дуя и велича́я, и глаго́ля воскресе́ние жена́м, и таи́нником.

Утренняя стихира 2-я, глас 2:

С ми́ры прише́дшим я́же с Мари́ею жена́м, / и недоумева́ющимся, / ка́ко бу́дет им улучи́ти жела́ние, / яви́ся ка́мень взят, / и Боже́ственный ю́ноша утоля́я мяте́ж душ их, / воста́ бо, глаго́лет, Иису́с Госпо́дь. / Те́мже пропове́дите пропове́дником Его́, / ученико́м в Галиле́ю тещи́, / и ви́дети Его́ воскре́сша из ме́ртвых, / я́ко Жизнода́вца и Го́спода.

Евангелие 3

От Марка, зачало 71:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, ВоскRсъ ї}съ заyтра въ пeрвую суббHту, kви1сz прeжде марjи магдали1ни, и3з8 неsже и3згнA сeдмь бэсHвъ. Nнa же шeдши возвэсти2 съ ни1мъ бhвшымъ, плaчущымсz и3 рыдaющымъ: и3 nни2 слhшавше, ћкw жи1въ є4сть и3 ви1дэнъ бhсть t неS, не ћша вёры. По си1хъ же двэмA t ни1хъ грzдyщема kви1сz и3нёмъ w4бразомъ, и3дyщема на село2. И# т† шє1дша возвэсти1ста пр0чымъ: и3 ни тёма вёры ћша. Послэди1 же возлежaщымъ и5мъ є3диномунaдесzте kви1сz, и3 поноси2 невёрствію и4хъ и3 жестосeрдію, ћкw ви1дэвшымъ є3го2 востaвша не ћша вёры. И# речE и5мъ: шeдше въ мjръ вeсь, проповёдите є3ђліе всeй твaри. И$же вёру и4метъ и3 кrти1тсz, сп7сeнъ бyдетъ: ґ и4же не и4метъ вёры, њсуждeнъ бyдетъ. Знaмєніz же вёровавшымъ сі‰ послёдуютъ: и4менемъ мои1мъ бёсы и3жденyтъ: љзы6ки возглаг0лютъ нHвы: ѕмі‰ в0змутъ: ѓще и3 что2 смeртно и3спію1тъ, не вреди1тъ и4хъ: на нед{жыz рyки возложaтъ, и3 здрaви бyдутъ. ГDь же u5бо, по гlг0ланіи є3гw2 къ ни6мъ, вознесeсz на нб7о и3 сёде њ деснyю бGа. Nни1 же и3зшeдше проповёдаша всю1ду, гDу поспёшствующу и3 сл0во ўтверждaющу послёдствующими знaменьми. Ґми1нь.

Ексапостиларий 3:

Я́ко Христо́с воскре́се, никто́же да не ве́рует: яви́ся бо Мари́и, пото́м же ви́ден бысть на село́ иду́щима, таи́нником же па́ки яви́ся возлежа́щим единона́десятим, и́хже креща́ти посла́в, на небеса́ вознесе́ся, отню́дуже и сни́де, утвержда́я пропове́дание мно́жествы зна́мений.

Богородичен:

Возсия́вшее Со́лнце, я́ко от черто́га жени́х, из гро́ба днесь, и ад плени́в, и смерть упраздни́в, Тебе́ Ро́ждшия моли́твами, свет нам низпосли́: свет, просвеща́ющ сердца́ и ду́ши: свет, ходи́ти всех наставля́ющ на стези́ повеле́ний Твои́х, и на путь ми́ра.

Утренняя стихира 3-я, глас 3:

Магдали́не Мари́и / Спа́сово благовеству́ющей из ме́ртвых Воскресе́ние и явле́ние, / не ве́рующе же ученицы́, / поноси́ми бы́ша о жестосе́рдии: / но зна́меньми воору́жшеся и чудесы́, / ко пропове́данию посыла́хуся, / и Ты у́бо, Го́споди, / к нача́льному све́ту возне́слся еси́ Отцу́, / они́ же пропове́даша всю́ду сло́во, / чудесы́ уверя́юще. / Те́мже просвети́вшеся те́ми, / сла́вим Твое́ е́же из ме́ртвых воскресе́ние, / человеколю́бче Го́споди.

Евангелие 4

От Луки, зачало 112:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, Во є3ди1ну t суббHтъ ѕэлw2 рaнw пріид0ша на гр0бъ, носsщz ±же ўгот0ваша ґрwмaты: и3 друг‡z съ ни1ми: њбрэт0ша же кaмень tвалeнъ t гр0ба, и3 вшeдшz не њбрэт0ша тэлесE гDа ї}са. И# бhсть не домышлsющымсz и5мъ њ сeмъ, и3 сE м{жа двA стaста пред8 ни1ми въ ри1захъ блещaщихсz. Пристр†шнымъ же бhвшымъ и5мъ и3 покл0ншымъ ли1ца на зeмлю, рек0ста къ ни6мъ: что2 и4щете живaго съ мeртвыми; нёсть здЁ, но востA: помzни1те, ћкоже гlа вaмъ, є3щE сhй въ галілeи, глаг0лz, ћкw подобaетъ сн7у чlвёческому прeдану бhти въ рyцэ человBкъ грBшникъ, и3 пропsту бhти, и3 въ трeтій дeнь воскрeснути. И# помzнyша гlг0лы є3гw2: и3 возврaщшzсz t гр0ба, возвэсти1ша вс‰ сі‰ є3диномунaдесzте и3 всёмъ пр0чымъ. Бsше же магдали1на марjа и3 їwaнна и3 марjа їaкwвлz, и3 пр0чыz съ ни1ми, ±же глаг0лаху ко ґпcлwмъ сі‰. И# kви1шасz пред8 ни1ми ћкw лжA глаг0лы и4хъ, и3 не вёроваху и5мъ. Пeтръ же востaвъ течE ко гр0бу, и3 прини1къ ви1дэ ри6зы є3ди6ны лежaщz: и3 tи1де, въ себЁ дивsсz бhвшему.

Ексапостиларий 4:

Доброде́тельми блиста́вшеся, ви́дим предстоя́ща в живоно́снем гро́бе му́жа в блеща́щихся ри́зах: мироно́сицам прекло́ньшим ли́ца на зе́млю, небесы́ Влады́чествующаго воскресе́нию да научи́мся, и к Живота́ гро́бу с Петро́м притеце́м, и соде́янному уди́вльшеся, пребу́дем Христа́ ви́дети.

Богородичен:

Ра́доватися веща́вый, претвори́л еси́ печа́ль прароди́телей, Го́споди, ра́дость внося́ воста́ния Твоего́ в ми́ре: того́ у́бо Живода́вче, Ро́ждшею Тя, свет просвеща́ющ сердца́, свет щедро́т Твои́х низпосли́, е́же вопи́ти Тебе́: человеколю́бче Богочелове́че, сла́ва Твоему́ воста́нию.

Утренняя стихира 4-я, глас 4:

У́тро бе глубоко́, / и жены́ приидо́ша на гроб Твой, Христе́, / но Те́ло не обре́теся жела́емое и́ми. / Те́мже недоумева́ющимся, / и́же в ри́зах блеща́щихся предста́вшии глаго́лаху: / что жива́го с ме́ртвыми и́щете? / Воста́, я́коже предрече́, / что не по́мните глаго́л Его́? / И́мже ве́ровавша, ви́денная пропове́даху, / но мня́хуся лжа благове́щения: / та́ко бы́ша еще́ ко́сни ученицы́. / Но Петр тече́, и ви́дев / просла́ви Твоя́ в себе́ чудеса́.

Евангелие 5

от Луки, зачало 113:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, Пeтръ востaвъ течE ко гр0бу, и3 прини1къ ви1дэ ри6зы є3ди6ны лежaщz: и3 tи1де, въ себЁ дивsсz бhвшему. И# сE двA t ни1хъ бёста и3д{ща въ т0йже дeнь въ вeсь, tстоsщу стaдій шестьдесsтъ t їеrли1ма, є4йже и4мz є3ммаyсъ: и3 т† бесёдоваста къ себЁ њ всёхъ си1хъ приклю1чшихсz. И# бhсть бесёдующема и4ма и3 совопрошaющемасz, и3 сaмъ ї}съ прибли1живсz и3дsше съ ни1ма: џчи же є3ю2 держaстэсz, да є3гw2 не познaета. Речe же къ ни1ма: что2 сyть словесA сі‰, њ ни1хже стzзaетасz къ себЁ и3д{ща, и3 є3стA др‰хла; Tвэщaвъ же є3ди1нъ, є3мyже и4мz кле0па, речE къ немY: тh ли є3ди1нъ пришлeцъ є3си2 во їеrли1мъ, и3 не ўвёдэлъ є3си2 бhвшихъ въ нeмъ во дни6 сі‰; И# речE и4ма: кjихъ; W$на же рёста є3мY: ±же њ ї}сэ назарzни1нэ, и4же бhсть мyжъ прbр0къ, си1ленъ дёломъ и3 сл0вомъ пред8 бGомъ и3 всёми людьми2: кaкw предaша є3го2 ґрхіерє1и и3 кн‰зи нaши на њсуждeніе смeрти, и3 распsша є3го2: мh же надёzхомсz, ћкw сeй є4сть хотS и3збaвити ї}лz: но и3 над8 всёми си1ми, трeтій сeй дeнь є4сть днeсь, tнeлиже сі‰ бhша. Но и3 жєны2 нBкіz t нaсъ ўжаси1ша ны2, бhвшыz рaнw ў гр0ба: и3 не њбрётшz тэлесE є3гw2, пріид0ша, глаг0лющz, ћкw и3 kвлeніе ѓгGлъ ви1дэша, и5же глаг0лютъ є3го2 жи1ва. И# и3д0ша нёцыи t нaсъ ко гр0бу, и3 њбрэт0ша тaкw, ћкоже и3 жєны2 рёша: самагH же не ви1дэша. И# т0й речE къ ни1ма: q несмhслєннаz и3 кHснаz сeрдцемъ, є4же вёровати њ всёхъ, ±же глаг0лаша прbр0цы: не сі‰ ли подобaше пострадaти хrтY и3 вни1ти въ слaву свою2; И# начeнъ t мwmсeа и3 t всёхъ прbрHкъ, сказaше и4ма t всёхъ писaній ±же њ нeмъ. И# прибли1жишасz въ вeсь, въ ню1же и3дsста: и3 т0й творsшесz далечaйше и3ти2. И# нyждаста є3го2, глагHлюща: њблsзи съ нaма, ћкw къ вeчеру є4сть, и3 приклони1лсz є4сть дeнь. И# вни1де съ ни1ма њблещи2. И# бhсть ћкw возлежE съ ни1ма, и3 пріи1мъ хлёбъ блгcви2, и3 преломи1въ даsше и4ма: џнэма же tверз0стэсz џчи, и3 познaста є3го2: и3 т0й неви1димь бhсть и4ма. И# рек0ста къ себЁ: не сeрдце ли нaю горS бЁ въ нaю, є3гдA гlаше нaма на пути2 и3 є3гдA скaзоваше нaма пис†ніz; И# вост†вша въ т0й чaсъ, возврати1стасz во їеrли1мъ, и3 њбрэт0ста совокyпленныхъ є3динонaдесzте и3 и5же бsху съ ни1ми, глаг0лющихъ, ћкw вои1стинну востA гDь и3 kви1сz сjмwну. И# т† повёдаста, ±же бhша на пути2, и3 ћкw познaсz и4ма въ преломлeніи хлёба.

Ексапостиларий 5:

Живо́т и путь, Христо́с воста́ из ме́ртвых, Клео́пе и Луце́ спутеше́ствова, и́маже и позна́ся во Еммау́се, преломля́я хлеб: ею́же ду́ши и сердца́ горя́ща бя́ху, егда́ те́ма глаго́лаше на пути́, и писа́ния ска́зоваше, я́же претерпе́. С ни́маже, воста́, зове́м, яви́ся же и Петро́ви.

Богородичен:

Пою́ безчи́сленную Твою́ ми́лость, Тво́рче мой, я́ко Себе́ истощи́л еси́, понести́ и спасти́ челове́ческое естество́ озло́бленное: и Бог сый, изво́лил еси́, от чи́стыя Богоотрокови́цы, по мне бы́ти, и сни́ти да́же до а́да, хотя́ ми спасти́ся, моли́твами Ро́ждшия Тя, Влады́ко Всеще́дрый.

Утренняя стихира 5-я, глас 5:

О прему́дрых суде́б Твои́х, Христе́! / Ка́ко Петру́ у́бо плащани́цами еди́неми, / дал еси́ разуме́ти Твое́ воскресе́ние, / Луце́ же и Клео́пе спутеше́ствуя, бесе́довал еси́, / и бесе́дуяй не а́бие себе́ явля́еши? / Те́мже и поноси́мь быва́еши, / я́ко еди́н прише́льствуяй во Иерусали́м, / и не причаща́яйся в коне́ц сове́та их. / Но И́же вся к созда́ния по́льзе стро́я, / и я́же о Тебе́ проро́чествия откры́л еси́, / и внегда́ благослови́ти хлеб, позна́лся еси́ им, / и́хже и пре́жде того́ сердца́ к позна́нию Твоему́ распала́стася, / и́же и ученико́м со́бранным уже́ / я́сно пропове́даста Твое́ воскресе́ние, / и́мже поми́луй нас.

Евангелие 6

от Луки, зачало 114:

Во вре́мѧ ѻ҆́но,воскр҃съ і҆и҃съ ѿ ме́ртвыхъ, ста̀ посредѣ̀ оу҆чени́къ свои́хъ, и҆ глаго́ла и҆̀мъ: ми1ръ вaмъ. Ўбоsвшесz же и3 пристрaшни бhвше, мнsху дyхъ ви1дэти: и3 речE и5мъ: что2 смущeни є3стE; и3 почто2 помышлє1ніz вх0дzтъ въ сердцA в†ша; ви1дите рyцэ мои2 и3 н0зэ мои2, ћкw сaмъ ѓзъ є4смь: њсzжи1те мS и3 ви1дите: ћкw дyхъ пл0ти и3 к0сти не и4мать, ћкоже менE ви1дите и3мyща. И# сіE рeкъ, показA и5мъ рyцэ и3 н0зэ. Е#щe же невёрующымъ и5мъ t рaдости и3 чудsщымсz, речE и5мъ: и4мате ли что2 снёдно здЁ; Nни1 же дaша є3мY рhбы печeны чaсть и3 t пчeлъ с0тъ. И# взeмъ пред8 ни1ми kдE, речe же и5мъ: сі‰ сyть словесA, ±же гlахъ къ вaмъ є3щE сhй съ вaми, ћкw подобaетъ скончaтисz всBмъ напи6саннымъ въ зак0нэ мwmсeовэ и3 прbр0цэхъ и3 pалмёхъ њ мнЁ. ТогдA tвeрзе и5мъ ќмъ разумёти пис†ніz и3 речE и5мъ, ћкw тaкw пи1сано є4сть, и3 тaкw подобaше пострадaти хrтY и3 воскrнути t мeртвыхъ въ трeтій дeнь, и3 проповёдатисz во и4мz є3гw2 покаsнію и3 tпущeнію грэхHвъ во всёхъ kзhцэхъ, начeнше t їеrли1ма: вh же є3стE свидётеліе си6мъ: и3 сE, ѓзъ послю2 њбэтовaніе nц7A моегw2 на вы2: вh же сэди1те во грaдэ їеrли1мстэ, д0ндеже њблечeтесz си1лою свhше. И#звeдъ же и5хъ в0нъ до виfaніи и3 воздви1гъ рyцэ свои2, и3 блгcви2 и5хъ. И# бhсть є3гдA блгcвлsше и5хъ, tступи2 t ни1хъ и3 возношaшесz на нeбо. И# тjи поклони1шасz є3мY и3 возврати1шасz во їеrли1мъ съ рaдостію вели1кою: и3 бsху вhну въ цeркви, хвaлzще и3 благословsще бGа. Ґми1нь.

Ексапостиларий 6:

Показу́я, я́ко челове́к еси́ Спа́се, по существу́, посреде́ став воскре́с от

гро́ба, и бра́шна сопричасти́лся еси́, учи́л еси́ креще́нию покая́ния. А́бие же к Небе́сному возне́слся еси́ Отцу́, и ученико́м Уте́шителя посла́ти обеща́л еси́, Пребоже́ственный Богочелове́че. Сла́ва Твоему́ воста́нию.

Богородичен:

Творе́ц созда́ния, и Бог всех, плоть челове́ческую прия́т от пречи́стых крове́й Твои́х, всесвята́я Де́во, и истле́вшее мое́ все естество́ новосоде́ла, па́ки я́коже пре́жде рождества́ оста́вль по рождестве́. Те́мже Тя ве́рно вси восхваля́ем, зову́ще: ра́дуйся, Влады́чице ми́ра.

Утренняя стихира 6-я, глас 6:

И́стинный мир Ты, Христе́, / к челове́ком Бо́жий, мир Твой дая́, / по воста́нии ученико́м, / пристра́шны показа́л еси́ я́, / мня́щия дух ви́дети: / но ути́шил еси́ мяте́ж души́ их, / показа́вый ру́це и но́зе Твои́. / Оба́че не ве́рующим еще́, / бра́шенпричаще́нием, / и уче́ний воспомина́нием, / отве́рзл еси их ум, / е́же разуме́ти Писа́ния: / и́мже и О́тческое обетова́ние обеща́в, / и благослови́в я́, отступи́л еси́ на не́бо. / Те́мже с ни́ми покланя́емся Тебе́, / Го́споди, сла́ва Тебе́.

Евангелие 7

От Иоанна, зачало 63:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, во є3ди1ну же t суббHтъ марjа магдали1на пріи1де заyтра, є3щE сyщей тмЁ, на гр0бъ, и3 ви1дэ кaмень взsтъ t гр0ба: течE u5бо и3 пріи1де къ сjмwну петрY и3 къ друг0му ўчн7кY, є3г0же люблsше ї}съ, и3 глаг0ла и4ма: взsша гDа t гр0ба, и3 не вёмъ, гдЁ положи1ша є3го2. И#зhде же пeтръ и3 другjй ўчн7къ, и3 и3дsста ко гр0бу, течaста же џба вкyпэ: и3 другjй ўчн7къ течE скорёе петрA и3 пріи1де прeжде ко гр0бу, и3 прини1къ ви1дэ ри6зы лежaщz: nбaче не вни1де. Пріи1де же сjмwнъ пeтръ в8слёдъ є3гw2, и3 вни1де во гр0бъ, и3 ви1дэ ри6зы є3ди6ны лежaщz и3 судaрь, и4же бЁ на главЁ є3гw2, не съ ри1зами лежaщь, но њс0бь сви1тъ на є3ди1нэмъ мёстэ. ТогдA u5бо вни1де и3 другjй ўчн7къ, пришeдый прeжде ко гр0бу, и3 ви1дэ, и3 вёрова: не u5 бо вёдzху писaніz, ћкw подобaетъ є3мY и3з8 мeртвыхъ воскrнути. И#д0ста же пaки къ себЁ ўчн7к†.

Ексапостиларий 7:

Я́ко взя́ша Го́спода, Мари́и ре́кшей, на гроб теча́ста, Си́мон Петр, и други́й таи́нник Христо́в, его́же любля́ше: теча́ста же о́ба, и обрето́ста плащани́цы еди́ны внутрь лежа́ща, и главны́й же бе суда́рь кроме́ их. Те́мже па́ки умолча́ста, до́ндеже Христа́ ви́деста.

Богородичен:

Ве́лия и пресла́вная мене́ ра́ди соде́ял еси́, Христе́ мой многоми́лостиве: от Де́вы бо Отрокови́цы роди́лся еси́ несказа́нно, и крест подъя́л еси́, и смерть претерпе́в, воскре́сл еси́ во сла́ве, и на́ше естество́ от сме́рти свободи́л еси́. Сла́ва, Христе́, сла́ве Твое́й, сла́ва си́ле Твое́й.

Утренняя стихира 7-я, глас 7:

Се тьма, и ра́но, / и что у гро́ба, Мари́е, стои́ши, / мно́гую тьму име́ющи в ра́зуме, / в не́йже, где положе́н бысть вопроша́еши, Иису́с? / Но виждь сри́щущася ученики́, / ка́ко плащани́цами и сударе́м воскресе́ние обрето́ша, / и помяну́ша я́же о сих Писа́ния. / С ни́миже и и́миже и мы ве́ровавше, / воспева́ем Тя жизнода́вца Христа́.

Евангелие 8

От Иоанна, зачало 64:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, Марjа стоsше ў гр0ба внЁ плaчущи: ћкоже плaкашесz, прини1че во гр0бъ и3 ви1дэ двA ѓгGла въ бёлыхъ ри1захъ сэд‰ща, є3ди1наго ў главы2 и3 є3ди1наго ў ногY, и3дёже бЁ лежaло тёло ї}сово. И# глаг0ласта є4й w4на: жeно, что2 плaчешисz; Глаг0ла и4ма: ћкw взsша гDа моего2, и3 не вёмъ, гдЁ положи1ша є3го2. И# сі‰ рeкши њбрати1сz вспsть и3 ви1дэ ї}са стоsща, и3 не вёдzше, ћкw ї}съ є4сть. Гlа є4й ї}съ: жeно, что2 плaчеши, кого2 и4щеши; Nнa же мнsщи, ћкw вертогрaдарь є4сть, глаг0ла є3мY: г0споди, ѓще ты2 є3си2 взsлъ є3го2, повёждь ми2, гдЁ є3си2 положи1лъ є3го2, и3 ѓзъ возмY є3го2. Гlа є4й ї}съ: марjе. Nнa же њбрaщшисz глаг0ла є3мY: раввунJ, є4же глаг0летсz, ўч™лю. Гlа є4й ї}съ: не прикасaйсz мнЁ, не u5 бо взыд0хъ ко nц7Y моемY: и3ди1 же ко брaтіи моeй и3 рцы2 и5мъ: восхождY ко nц7Y моемY и3 nц7Y вaшему, и3 бGу моемY и3 бGу вaшему. Пріи1де же марjа магдали1на повёдающи ўчн7кHмъ, ћкw ви1дэ гDа, и3 сі‰ речE є4й.

Ексапостиларий 8:

Два А́нгела ви́девши внутрь гро́ба, Мари́я удивля́шеся, и Христа́ не зна́ющи, я́ко вертогра́даря вопроша́ше: го́споди, где положи́л еси́ те́ло Иису́са моего́? Зва́нием же Того́ позна́вши бы́ти Самого́ Спа́са, слы́ша: не прикаса́йся Мне, ко Отцу́ отхожду́, рцы бра́тии Мое́й.

Богородичен:

От Тро́ицы родила́ еси́, Отрокови́це, еди́наго неизрече́нно, во двою́ естеству́ су́ща, и сугу́ба де́йством и еди́наго ипоста́сию. Того́ у́бо моли́ при́сно, о и́же ве́рою покланя́ющихся, от вся́каго наве́та вра́жия изба́витися: я́ко вси к Тебе́ ны́не прибега́ем, Влады́чице Богоро́дице.

Утренняя стихира 8-я, глас 8:

Мари́ины сле́зы не всу́е пролива́ются те́пле, / се бо сподо́бися и уча́щих А́нгелов, / и виде́ния Самого́ Иису́са. / Но еще́ земна́я му́дрствует, / я́ко жена́ немощна́я: / те́мже и отсыла́ется не прикаса́тися Христу́. / Но оба́че пропове́дница посыла́ется Твои́м ученико́м, / и́мже благовествова́ние нося́щи, / е́же ко Оте́ческому жре́бию восхо́д возвеща́ющи. / С не́юже сподо́би и нас явле́ния Твоего́, / Влады́ко Го́споди.

Евангелие 9

От Иоанна, зачало 65:

Сyщу же п0здэ въ дeнь т0й во є3ди1ну t суббHтъ, и3 двeремъ затворє1ннымъ, и3дёже бsху ўчн7цы2 є3гw2 с0брани, стрaха рaди їудeйска, пріи1де ї}съ и3 стA посредЁ, и3 гlа и5мъ: ми1ръ вaмъ. И# сіE рeкъ, показA и5мъ рyцэ и3 н0зэ и3 рeбра сво‰. Возрaдовашасz u5бо ўчн7цы2, ви1дэвше гDа. Речe же и5мъ ї}съ пaки: ми1ръ вaмъ: ћкоже послa мz nц7ъ, и3 ѓзъ посылaю вы2. И# сіE рeкъ, дyну и3 гlа и5мъ: пріими1те д¦ъ с™ъ: и5мже tпуститE грэхи2, tпyстzтсz и5мъ: и3 и5мже держитE, держaтсz. Fwмa же, є3ди1нъ t nбоюнaдесzте, глаг0лемый близнeцъ, не бЁ тY съ ни1ми, є3гдA пріи1де ї}съ. Глаг0лаху же є3мY друзjи ўчн7цы2: ви1дэхомъ гDа. Џнъ же речE и5мъ: ѓще не ви1жу на рукY є3гw2 ћзвы гвозди6нныz, и3 вложY пeрста моегw2 въ ћзвы гвозди6нныz, и3 вложY рyку мою2 въ рeбра є3гw2, не и4му вёры. И# по днeхъ nсми1хъ пaки бsху внyтрь ўчн7цы2 є3гw2, и3 fwмA съ ни1ми. Пріи1де ї}съ двeремъ затворє1ннымъ, и3 стA посредЁ и4хъ и3 речE: ми1ръ вaмъ. Пот0мъ гlа fwмЁ: принеси2 пeрстъ тв0й сёмw, и3 ви1ждь рyцэ мои2: и3 принеси2 рyку твою2, и3 вложи2 въ рeбра мо‰: и3 не бyди невёренъ, но вёренъ. И# tвэщA fwмA и3 речE є3мY: гDь м0й и3 бGъ м0й. Гlа є3мY ї}съ: ћкw ви1дэвъ мS, вёровалъ є3си2: бlжeни не ви1дэвшіи и3 вёровавше. МнHга же и3 и4на знaмєніz сотвори2 ї}съ пред8 ўчн7ки6 свои1ми, ћже не сyть пи6сана въ кни1гахъ си1хъ: сі‰ же пи6сана бhша, да вёруете, ћкw ї}съ є4сть хrт0съ сн7ъ б9ій, и3 да вёрующе жив0тъ и4мате во и4мz є3гw2.

Ексапостиларий 9:

Заключе́нным Влады́ко две́рем, я́ко вшел еси́, Апо́столы испо́лнил еси́ Ду́ха Пресвята́го, ми́рно ду́нув, и́мже вяза́ти же и реша́ти грехи́ рекл еси́: и по осми́ днех Твоя́ ре́бра Ôоме́ показа́л еси́, и ру́це. С ни́мже вопие́м: Госпо́дь и Бог Ты еси́.

Богородичен:

Твоего́ Сы́на я́ко ви́дела еси́ от гро́ба воскре́сша тридне́вна, Богоневе́стная Пресвята́я Де́во, всю скорбь отложи́ла еси́, ю́же подъя́ла еси́, я́ко Ма́ти, егда́ узре́ла еси́ стра́ждуща, и ра́дости испо́лншися, со ученики́ Его́ почита́ющи Того́, пое́ши. Те́мже и́же Богоро́дицу Тя ны́не испове́дающих спаса́й.

Утренняя стихира 9-я, глас 5.

Я́ко в после́дняя ле́та, / су́щу по́зде от суббо́т, / предста́л еси́ друго́м Христе́, / и чудесе́м чу́до известву́еши, / заключе́ным вхо́дом две́рным, / е́же из ме́ртвых Твое́ воскресе́ние. / Но испо́лнил еси́ ра́дости ученики́, / и Ду́ха Свята́го препода́л еси им, / и власть по́дал еси́ оставле́ния грехо́в / и Ôомы́ не оста́вил еси́ в неве́рствия погружа́тися бу́ри. / Те́мже пода́ждь и нам ра́зум и́стинный / и оставле́ние прегреше́ний, / благоутро́бне Го́споди.

Евангелие 10

От Ионна, зачало 66:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, kви1сz ї}съ ўчн7кHмъ свои6мъ, востaвъ t мeртвыхъ, на м0ри тіверіaдстэмъ. Kви1сz же си1це: бsху вкyпэ сjмwнъ пeтръ, и3 fwмA нарицaемый близнeцъ, и3 нафанaилъ, и4же бЁ t кaны галілeйскіz, и3 сы6на зеведewва, и3 и4на t ўчн7къ є3гw2 двA. Глаг0ла и5мъ сjмwнъ пeтръ: и3дY рhбы лови1ти. Глаг0лаша є3мY: и4демъ и3 мы2 съ тоб0ю. И#зыд0ша же и3 всэд0ша ѓбіе въ корaбль, и3 въ тY н0щь не ћша ничесHже. Ќтру же бhвшу, стA ї}съ при брeзэ: не познaша же ўчн7цы2, ћкw ї}съ є4сть. Гlа же и5мъ ї}съ: дёти, є3дA что2 снёдно и4мате; Tвэщaша є3мY: ни2. Џнъ же речE и5мъ: ввeрзите мрeжу њ деснyю странY кораблS и3 њбрsщете. Вверг0ша же, и3 ктомY не можaху привлещи2 є3S t мн0жества рhбъ. Глаг0ла же ўчн7къ т0й, є3г0же люблsше ї}съ, петр0ви: гDь є4сть. Сjмwнъ же пeтръ слhшавъ, ћкw гDь є4сть, є3пендЂтомъ препоsсасz, бё бо нaгъ, и3 ввeржесz въ м0ре: ґ друзjи ўчн7цы2 кораблецeмъ пріид0ша, не бёша бо далeче t земли2, но ћкw двЁ стЁ лактeй, влекyще мрeжу рhбъ. Е#гдA u5бо и3злэз0ша на зeмлю, ви1дэша џгнь лежaщь, и3 рhбу на нeмъ лежaщу и3 хлёбъ. И# гlа и5мъ ї}съ: принеси1те t рhбъ, ћже ћсте нн7э. Влёзъ же сjмwнъ пeтръ, и3звлечE мрeжу на зeмлю, п0лну вели1кихъ рhбъ сто2 и3 пzтьдесsтъ и3 три2: и3 толи1кw сyщымъ, не прот0ржесz мрeжа. Гlа и5мъ ї}съ: пріиди1те, њбёдуйте. Ни є3ди1нъ же смёzше t ўчн7къ и3стzзaти є3го2: ты2 кто2 є3си2; вёдzще, ћкw гDь є4сть. Пріи1де же ї}съ, и3 пріsтъ хлёбъ, и3 дадE и5мъ, и3 рhбу тaкожде. СE ўжE трeтіе kви1сz ї}съ ўчн7кHмъ свои6мъ, востaвъ t мeртвыхъ.

Ексапостила́рий 10:

Тивериа́дское мо́ре с детьми́ Зеведе́евыми, Нафана́ила с Петро́м же и со други́ма двема́ дре́вле, и Ôому́ имя́ше на ло́ве, и́же Христо́вым повеле́нием одесну́ю вве́ргше, мно́жество извлеко́ша рыб: Его́же Петр позна́в, к Нему́ бродя́ше, и́мже тре́тие явле́йся, и хлеб показа́, и ры́бу на у́глех.

Богоро́дичен:

Воскре́сшаго Го́спода тридне́вна от гро́ба, Де́во, моли́ о воспева́ющих Тя, и любо́вию блажа́щих: Тебе́ бо и́мамы вси прибе́жище спаси́тельное,и хода́таицу к Нему́: насле́дие бо Твое́, и раби́ есмы́, Богоро́дице, и к Твоему заступле́нию вси взира́ем.

Утренняя стихира 10-я, глас 6:

По е́же во ад соше́ствии, / и е́же из ме́ртвых воскресе́нии, / скорбя́ще я́коже досто́яше, / о разлуче́нии Твое́м, Христе́, / ученицы́ на де́лание обрати́шася, / и па́ки корабли́ и мре́жи, / и ло́ва нигде́же. / Но Ты, Спа́се, яви́вся я́ко Влады́ка всех, / одесну́ю мре́жи повелева́еши воврещи́, / и бысть сло́во де́ло вско́ре, / и мно́жество рыб мно́гое, / и ве́черя стра́нная гото́ва на земли́: / ея́же причасти́вшымся тогда́ Твои́м ученико́м, / и нас ны́не мы́сленно сподо́би наслади́тися, / человеколю́бче Го́споди.

Евангелие 11

От Иоанна, зачало 67:

Во вре́мѧ ѻ҆́но, kви1сz ї}съ ўчн7кHмъ свои6мъ, востaвъ t мeртвыхъ, гlа сjмwну петрY ї}съ: сjмwне їHнинъ, лю1биши ли мS пaче си1хъ; Глаг0ла є3мY: є4й, гDи, ты2 вёси, ћкw люблю1 тz. Гlа є3мY: паси2 ѓгнцы мо‰. Гlа є3мY пaки втор0е: сjмwне їHнинъ, лю1биши ли мS; Глаг0ла є3мY: є4й, гDи, ты2 вёси, ћкw люблю1 тz. Гlа є3мY: паси2 џвцы мо‰. Гlа є3мY трeтіе: сjмwне їHнинъ, лю1биши ли мS; Њскорбё же пeтръ, ћкw речE є3мY трeтіе: лю1биши ли мS; и3 глаг0ла є3мY: гDи, ты2 вс‰ вёси: ты2 вёси, ћкw люблю1 тz. Гlа є3мY ї}съ: паси2 џвцы мо‰. Ґми1нь, ґми1нь гlю тебЁ: є3гдA бhлъ є3си2 ю4нъ, поsсалсz є3си2 сaмъ, и3 ходи1лъ є3си2, ѓможе хотёлъ є3си2: є3гдa же состарёешисz, воздёжеши рyцэ твои2, и3 и4нъ тS поsшетъ, и3 ведeтъ, ѓможе не х0щеши. Сіe же речE, назнaменуz, к0ею смeртію прослaвитъ бGа. И# сі‰ рeкъ, гlа є3мY: и3ди2 по мнЁ. Њбрaщьсz же пeтръ ви1дэ ўчн7кA, є3г0же люблsше ї}съ, в8слёдъ и3дyща, и4же и3 возлежE на вeчери на пeрси є3гw2 и3 речE: гDи, кто2 є4сть предаsй тS; Сего2 ви1дэвъ пeтръ, глаг0ла ї}сови: гDи, сeй же что2; Гlа є3мY ї}съ: ѓще хощY, да т0й пребывaетъ, д0ндеже пріидY, что2 къ тебЁ; ты2 по мнЁ грzди2. И#зhде же сл0во сE въ брaтію, ћкw ўчн7къ т0й не ќмретъ. И# не речE є3мY ї}съ, ћкw не ќмретъ, но: ѓще хощY томY пребывaти, д0ндеже пріидY, что2 къ тебЁ; Сeй є4сть ўчн7къ свидётелствуzй њ си1хъ, и4же и3 написA сі‰: и3 вёмъ, ћкw и4стинно є4сть свидётелство є3гw2. Сyть же и3 и4на мнHга, ±же сотвори2 ї}съ, ±же ѓще бы по є3ди1ному пи6сана бhша, ни самомY мню2 всемY мjру вмэсти1ти пи1шемыхъ кни1гъ. Ґми1нь.

Ексапостиларий 11:

По Боже́ственнем воста́нии, три́жды Петра́, лю́биши ли Мя, вопроша́я Госпо́дь, Свои́х ове́ц предлага́ет пастыренача́льника: и́же ви́дя, его́же любля́ше Иису́с, во след гряду́ща, вопроша́ше Влады́ку: сей же что? А́ще хощу́, рече́, пребыва́ти сему́, до́ндеже и па́ки прииду́, что к тебе́, дру́же Пе́тре?

Богородичен:

О стра́шное та́инство, о пресла́вное чу́до! Сме́ртию смерть всеконе́чне погубле́на бысть. Кто у́бо не воспое́т? И кто не поклони́тся Твоему́ воскресе́нию, Сло́ве, и чи́сто ро́ждшей Тя пло́тию Богоро́дице? Ея́же моли́твами, всех гее́нны изба́ви.

Утренняя стихира 11-я, глас 8:

Явля́я Себе́ ученико́м Твои́м, Спа́се, по воскресе́нии / Си́мону дал еси́ ове́ц па́ству, / за любве́ воздая́ние, / я́же о па́стве попече́ния ищя́. / Те́мже и глаго́лал еси́: / а́ще лю́биши Мя, Пе́тре, / паси́ а́гнцы Моя́, паси́ о́вцы Моя́. / Он же а́бие показу́я друголю́бное, / о друзе́м ученице́ вопроша́ше. / И́хже моли́твами, Христе́, ста́до Твое́ сохраня́й, / от волко́в губя́щих е́.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *