Кроткий это какой

Примеры употребления слова кротость в литературе.

Лисандр, пленившийся прежде всего его природой сдержанностью и скромностью, ибо, блистая среди юношей пылким усердием, желанием быть первым во всем, обладая крепостью тела и живостью нрава, которую ничем нельзя было сдержать, Агесилай отличался в то же время таким послушанием и кротостью, что все приказания выполнял не за страх, а за совесть: его более огорчали упреки, чем трудная работа.

И меня б осуждали за жестокосердие, и его похваляли б за беззлобие и кротость.

Главные черты, которые поражали в нищих бхикшу, были их кротость и невозмутимость.

Со старухами увязались малолетние внуки, они держатся близ бабушкиных юбок и — кто кротостью, кто нытьем — примеряются развязать потертые старушечьи кошельки.

Все были удручены, печальны, — не только готы, но даже и римляне, потому что, живя в Равенне, в непосредственной близости великого короля, они имели случай сотни раз убедиться в его кротости и великодушии.

Особенно возражал против него мессер Палла Строцци, человек мирный, полный кротости и доброжелательства, более способный к занятиям словесностью, чем к руководству партией или сопротивлению в общественных распрях.

Менес же, первый царь Египта, ниспроверг старые порядки, и лишь отеческой кротости жрецов обязан он тем, что его имя не предано забвению.

Когда жаркое было роздано и чаши запенились, а между столами закружились танцовщицы, Альсандер подозвал одну из них и принялся наполнять золотыми аурами Империи ямочку меж ее грудей: девушка выносила это с кротостью необычайной.

Уверяю вас, г-господин фон Зейдлиц, что я и есть Фандорин, — с преувеличенной кротостью, словно обращаясь к душевнобольному, сказал статский советник и обернулся к Бурляеву, залившемуся багровой краской.

Несмотря на все это, она принимает жребий мало кому известной изгнанницы с врожденным тактом и кротостью, сумев сохранить веру незапятнанной перед лицом бед и несчастий.

Но вот Сын Шаддая с выражением кротости, любви и сожаления сильно вознегодовал на Диаволоса за его изменничество и стал просить Отца дозволить избавить любимый ими город от вечного рабства.

Как в пору вешнюю, когда природа Как бы торопится явить зараз Всю полноту своих очарований, Когда теплом повеет благовонным, И запестреют первые цветы, И соловьи по рощам зарокочут, — Так в образе Марии слил Творец Все добродетели и совершенства: В Ней чистота безоблачного утра И сумерек вечерних тишина, И ясность нежная луны сиянья, И непорочность лилий полевых, И горлицы незлобивость и кротость.

Дух чистейшего незлобия и кротости должен проникать величавые речи старца, так, чтобы молодежь ничего не нашлась сказать ему в возраженье, почувствовав, что неприличны будут ее речи и что седина есть уже святыня.

Вместе с благовонным, свободным, освежительным воздухом вдохнете вы в себя безмятежность мысли, кротость чувства, снисхождение к другим и даже к самому себе.

Котт промолчала и наклонила голову над чашкой с пахтой с неожиданной кротостью.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Святые отцы о кротости

Сщмч. Петр Дамаскин:
Кротость есть начало смирения, смирение же есть дверь бесстрастия, а чрез бесстрастие неотпадающую и совершенную любовь приобретет познавший свое естество — что он был прежде рождения и что будет по смерти.
Кротость приводит ум к познанию и рассуждению…
…Кротость делает то, что человек всегда пребывает одинаковым, и при злополучных и при благополучных делал и мыслях, и не заботится ни о чести, ни о бесчестии, но и приятное и прискорбное принимает с радостию и не смущается…
Преп. Антоний Великий:
Кротость и воздержание суть счастье и благая надежда для душ человеческих.
Преп. авва Исаия:
Перенесение без смущения всего случающегося рождает кротость…
Св. Василий Великий:
Кротость есть величайшая из добродетелей, потому причислена и к блаженствам… блажени кротцыи: яко тии наследят землю (Мф. 5, 5). Земля сия, Небесный Иерусалим, не бывает добычею состязуюпщхся, но предоставлена в наследие долготерпеливым и кротким.
Укротившие свои нравы, освободившиеся от всякой страсти, в чьих душах не поселено никакого мятежа — они называются кроткими.
Подвижник должен, как можно более, быть исполнен кротости, потому что он или приобщился, или желает приобщиться духа кротости, а приемлющий в себя сего духа должен уподобляться приемлемому.
…И заботящимся о кротости прилично благовременное негодование… Оставаться же неподвижным или не показывать негодования, когда должно, есть признак недеятельной природы, а не кротости.
За кротостью обыкновенно следует и незлобие, потому что кротость есть матерь незлобия. А в людях истинно кротких, не имеющих тяжелого нрава, не менее сего бывает и благости, потому что благость — основа кротости. Все же это, взаимно срастворенное и совокупленное вместе, производит из себя наилучшую из добродетелей — любовь.
Кроткий тот, кто не изменяется в суждениях о том, что требуется для благоугождения Богу.
Преп. Ефрем Сирин:
Поспешите к кротости, слыша, как она ублажается, слыша, что Духом Святым говорит о ней нелживый Исаия. На ком упокою взор? Глаголет Господь: Токмо на кротком и молчаливом и трепещущаго словес Моих (ср.: Ис. 66, 2).
Подлинно блажен и трекратно блажен человек, в котором есть кротость. О нем Святой Спаситель и Господь подтверждает сие, говоря: блажени кротцыи: яко тии наследят землю (Мф. 5, 5).
…Приобретите кротость, потому что кроткий украшен всяким добрым делом. Кроткий, если и обижен, радуется; если и скорбен, благодарит; гневных укрощает любовью; принимая на себя удары, остается тверд; во время ссоры спокоен, в подчинении веселится, не уязвляется гордынею, в унижениях радуется, заслугами не превозносится, не кичится, со всеми живет в тишине; всякому начальству покорен, на всякое дело готов, во всем заслуживает одобрение, все его хвалят. Он прочь от лукавства, далек от лицемерия. Он не служит пронырству, не покоряется зависти, отвращается злоречия, не терпит наушничества, ненавидит порицателей, отвращается наушников. О блаженное богатство — кротость! Она прославляется всеми.
Блажен человек, который с кротостью нес на себе до конца иго Владыки Христа, потому что гордыня опасна.
…Кротость в человеке предотвращает раздражительность.
Св. Григорий Богослов:
Тебя ударили в ланиту? Для чего же допускаешь, чтоб другая твоя ланита оставалась без приобретения? Если первая потерпела сие непроизвольно, не велика ее заслуга, и тебе, если хочешь, остается сделать нечто большее, а именно произвольно подставить другую ланиту, чтобы сделаться достойным награды. С тебя сняли хитон? Отдай и другую одежду, если она есть у тебя; пусть снимут даже и третью: ты не останешься без приобретения, если предоставишь дело сие Богу. Нас злословят? Будем благословлять злых. Мы оплеваны? Поспешим приобрести почесть у Бога. Мы гонимы? Но никто не разлучит нас с Богом. Он — единственное неотъемлемое наше сокровище. Проклинает тебя кто-нибудь? Молись за клянущего. Грозит сделать тебе зло? И ты угрожай, что будешь терпеть. Приступает к исполнению угроз? Твой долг — делать добро. Таким образом приобретешь две важные выгоды: сам будешь совершенным хранителем закона, да и оскорбителя твоего кротость твоя обратит к кротости же, и из врага сделает учеником, преодолев тем самым, что он взял над тобою верх.
Св. Григорий Нисский:
Что достойна ублажения кротость, можно всякому видеть в страсти раздражения. Ибо как скоро слово, или дело какое, или предположение какой-либо неприятности возбудит такую болезнь, кровь в сердце закипает, и душа готова подвигнуться к мщению; и как по баснословию иные снадобья изменяют наше естество в образ бессловесных животных, так и тогда человек от раздражения делается внезапно вепрем, или псом, или барсом, или другим каким подобным зверем; у него налившиеся кровью глаза, вставшие дыбом и ощетинившиеся волосы, голос суровый, речь колкая, язык, оцепеневший от страсти и неспособный служить внутренним порывам, губы недвижущиеся, не выговаривающие слов, не удерживающие во рту порождаемой страстью влаги, но безобразно вместе со звуком выплевывающие эту пену, а таковы и руки, таковы и ноги, таково все строение тела, каждый член соответствует страсти. Посему, если таков раздраженный, а имеющий в виду блаженство при помощи рассудка укрощает болезнь и выражает сие и спокойным взглядом, и тихим голосом, подобно какому-то врачу, который своим искусством врачует беснующихся до безобразия; то не скажешь ли и сам, сравнив одного с другим, что жалок и мерзок этот зверь, но достоин ублажения кроткий, кого и злоба ближнего не заставила утратить свое благообразие?
Авва Евагрий:
В сердце кротком почивает премудрость…
Св. Иоанн Златоуст:
Когда желающий обижать найдет, что обижаемый готов потерпеть более, нежели сколько ему хотелось, и, удовлетворив своей страсти, увидит, что оскорбленный с преизбытком выкалывает свое великодушие, то отойдет прочь, побежденный и посрамленный превосходством терпения; и хотя бы он был зверь и даже свирепее его, сделается потом скромнее, ясно увидев из сравнения и свою злость, и его добродетель.
…Кротость не вообще хороша, но тогда, когда этого требует время, а без этого и она бывает слабостью…
Подлинно нет ничего сильнее ее , нет ничего могущественнее. Она вводит душу нашу в постоянный мир, заставляя ее стремиться к нему, как бы в пристань, и таким образом служит для нас источником всякого успокоения.
Ничто так не доставляет душе спокойствия и тишины, как кротость и смиренномудрие…
Нет ничего могущественнее кротости. Как вылитая вода погашает сильно горящее пламя, так и слово, сказанное с кротостью, утишает гнев, воспламененный сильнее огня в печи, вследствие чего происходит двоякая для нас польза, этим и сами мы обнаруживаем в себе кротость и, успокоив раздражительный дух брата, спасаем от потрясения его рассудок.
Мы одолеваем львов и укрощаем их нрав, и ты сомневаешься в том, можешь ли звероподобный помысл изменить в кроткий? Тогда как льву свойственна дикость по природе, кротость же противоестественна, тебе, напротив, по природе свойственна кротость и неестественна дикость… Твоя душа имеет и разум, и страх Божий, и множество пособий со всех сторон… Возможно тебе, если хочешь, быть кротким и тихим.
Тогда особенно и нужно показывать кротость, когда мы имеем дело со злобными и враждебными; тогда и открывается ее сила, тогда и сияет ее действенность, достоинство и польза.
…Кроток тот, кто может переносить нанесенные ему самому оскорбления, и защищает несправедливо обижаемых, и сильно восстает против обижающих…
Каким же образом мы можем стяжать… кротость? Если будем постоянно размышлять о своих грехах, если будем скорбеть и плакать. Душа, погруженная в такое сетование, не может ни раздражаться, ни гневаться.
Всякая добродетель хороша, но в особенности — незлобие и кротость. Она выказывает в нас людей, она отличает от зверей, она делает равными Ангелам.
…Душа похожа на некоторое уединенное место, где царствует великая тишина…
…Душа похожа на некоторую вершину горы, где веет легкий ветер и куда падает чистый луч (солнца)…
Человек кроткий и сам себе приятен, и остальным полезен, а гневливый — и сам себе неприятен, и прочим вреден.
…Кротость соблюдается тогда, когда мы не помышляем ничего худого против ближнего…
Кротость есть признак великой силы; чтобы быть кротким, для этого нужно иметь благородную, мужественную и весьма высокую душу. Неужели ты думаешь, что мало нужно (силы душевной), чтобы получать оскорбления и не возмущаться? Не погрешит тот, кто назовет такое расположение к ближним даже мужеством…
Великое нужно старание, чтобы знать, в чем состоит и в чем ; старание необходимо потому, что с этими добродетелями смешиваются пороки: с дерзновением — дерзость, с кротостью — малодушие. Каждому должно смотреть, чтобы, предаваясь пороку, не приписывать себе добродетели…
Если мы обнаружили кротость, то сделаемся для всех непобедимыми, и ни один человек, ни малый ни большой, не в состоянии будет причинить нам вреда. Если кто-нибудь станет говорить о тебе худо, он тебе не повредит нисколько, а себе самому нанесет величайший вред; если кто причинит тебе обиду, весь вред падет на обидчика.
Если же за несправедливость мы заплатим кротостью, то, утоливши весь гнев (врага), мы через это при нем самом как бы воссели на судилище, решающее дело в нашу пользу…
Всякий добрый и кроткий легко привлекается к человеколюбию и не может перенести пренебрежение к находящимся в нужде, считая бедность других несчастьем для самого себя.
Не столько Бог любит род человеческий за девство, за пост, за презрение имущества, за готовность простирать руку нуждающимся, сколько за кротость и благопорядок в нравах…
…Добрый и кроткий муж не допускает в свою душу , этой злой болезни, но при виде братьев, пользующихся хорошей славой, сорадуется и желает счастья, считая хорошую славу других хорошею славою для самого себя, почитая достояние друзей общим, сорадуясь им в добром, скорбя с ними в печали.
…Как луч солнца, появившись, быстро прогоняет тьму, так добрый и кроткий быстро изменяет смущение и ссору в мир и тишину.
…Много есть добродетелей, приличествующих христианским мужам, но больше всех — кротость, потому что только сияющих ею Христос называет ревнителями Божиими. Нам следует, когда оскорбит кто-либо, или ударит, или сделает другое что ужасное, переносить все благородно со спокойною душою, помышляя о том, что кротость делает подражателями Богу. И Сам Владыка и Спаситель наш, будучи оскорбляем, получая удары, подвергаясь пригвождению, распятию на Кресте, кротко перенес иудейское безумие, и не отомстил, имея столько силы для отмщения нечестивым…
…Из многого и великого, чем была и украшена жизнь праведных… жизнь по доброте и кроткое отношение к обижающим прежде всего другого сделали блестящими этих мужей.
Хотя бы ты творил чудеса, хотя бы воскрешал мертвых, хотя бы делал что-нибудь другое подобное, язычники никогда не будут удивляться тебе в такой мере, как видя тебя кротким, добрым и обходительным.
Кротостью называется не то только, когда кто-нибудь кротко переносит обиды от сильных людей, но когда уступает, будучи оскорбляем и людьми, которые считаются низшими.
…Не будь кроток с одним и дерзок с другим, а будь кроток со всеми, будет ли то друг или враг, великий человек или малый, потому что в этом и состоит смирение. Можно быть кротким, и между тем раздражительным и гневливым; однако в этом нет никакой пользы, потому что одержимый гневом часто губит все.
Преп. Нил Синайский:
Самое великое благо — кротость; приобретя ее, великий Моисей видел Бога, сколько человеку видеть можно.
Кротость мужа поминается у Бога (см.: Пс. 131, 1), и душа негневливая делается храмом Святаго Духа.
Преп. Марк Подвижник:
Для кроткого человека прилично верное слово, ибо он не искушает долготерпения Божия и не побеждается частым нарушением заповедей Божиих.
Кроткий по Богу премудрее премудрых, и смиренный сердцем сильнее сильных, ибо они разумно несут иго Христово.
Преп. Иоанн Лествичник:
Кротость есть недвижимое устроение души, в бесчестии и в чести пребывающее одинаковым.
…Признак крайней кротости состоит в том, чтобы и в присутствии раздражающего сохранять тишину сердечную и залог любви к нему…
Солнцу предшествует утренний свет, а всякому смиренномудрию предтеча есть кротость…
Кротость есть неизменное устроение ума, которое и в чести, и в бесчестии пребывает одинаковым.
Кротость состоит в том, чтобы при оскорблениях от ближнего без смущения и искренне о нем молиться.
Кротость есть скала, возвышающаяся над морем раздражительности, о которую разбиваются все волны, к ней приражающиеся, а сама она не колеблется.
Кротость есть утверждение терпения, дверь или, лучше сказать, матерь любви, начало рассуждения духовного, ибо Писание говорит: научит Господь кроткия путем Своим (Пс. 24, 9). Она есть ходатаица отпущения грехов, дерзновение в молитве, вместилище Духа Святаго. На кого воззрю, глаголет Господь, токмо на кроткого и безмолвного (ср.: Ис. 66, 2).
Кротость есть споспешница послушания, путеводительница братства, узда неистовству, пресечение гнева, подательница радости, подражание Христу, свойство ангельское, узы на бесов и щит против огорчения.
Души кротких исполнятся разума, а гневливый ум — сожитель тьмы и неразумия.
Если облечешься в совершенную кротость и безгневие, то не много будешь трудиться, чтобы освободить ум твой от пленения.
Преп. Симеон Новый Богослов:
Те, которые веруют, не бывают гневливы и вздорны, но хранят кротость, подражая Господу…
Истинно кроткий только преступления заповедей Божиих не может сносить ни в каком человеке; но и при этом он плачет о преступающих сии заповеди и грешащих, и так же искренно, как бы сам грешил.
Св. Игнатий Брянчанинов:
Состояние души, при котором устранены из нее гнев, ненависть, памятозлобие и осуждение, есть новое блаженство, оно называется кротость.
Будучи землею, я вместе с тем и лишен владения этою землею: похищают ее у меня различные страсти, в особенности насилующий и увлекающий меня лютый гнев, я лишен всей власти над собою. Кротость возвращает мне эту власть…
Что такое кротость? Кротость — смиренная преданность Богу, соединенная верою, осененная Божественною благодатию.

Кротость — нетленная красота

В 1-м послании Петра написано: «Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (1Пет.3:3-4). Как видим, кротость в глазах Бога является нетленной красотой нашего духовного человека. Это была красота нашего Господа Иисуса Христа. И в глазах Отца Небесного это драгоценность. Если человек молчаливый, то это ещё не значит, что он кроткий. В сердце такое может бушевать! Но если человек не злобивый, не мстительный, не раздражительный, не злопамятный, — это признаки кротости. «Но может ли это сочетаться в одном человеке?» спросите вы. Действительно, кто же из нас может всё это иметь? Так вот, когда мы говорим о кротости, мы должны говорить и о том, как её достигать. Эти качества не присутствуют в человеке сами по себе.

Обратим внимание: для того, чтобы животное стало работать на человека, его сначала нужно укротить. Мы, люди технического века, уже далеки от этого, но ещё многие старшие знают, что лошадь нужно было объездить, приучить к седлу, хомуту, узде, иначе она служить не будет. Точно так же и наша плоть: если её не приучить к духовному труду, не укротить её, то сама по себе она служить Богу не может. Прочитаю два места о кротости, какие обетования Господь связывает с ней: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф.5:5). И второе место из неканонической книги Иисуса сына Сирахова: «Сын мой! веди дела твои с кротостью, и будешь любим богоугодным человеком» (Сир.3:17).

Блаженство кротких

В чём же блаженство кротких? Слово говорит, что они наследуют землю. «Но когда и где кроткие могли чего-то добиться?» — спросите вы. Скорее агрессоры наследуют землю, или наглые добиваются поставленных ими целей. Мы все хорошо знаем, что вряд ли кроткие могут чего-то добиться. В глазах этого мира кротость считается недостатком, даже слабостью.

Но если мы посмотрим на историю человечества, то увидим, что хищные, воинственные и кровожадные нации, приводившие в страх людей, потом всегда сходили на нет, иногда даже Господь их и вовсе уничтожал. В Библии много тому примеров. А миролюбивые люди, ценившие закон и уважавшие других людей, в конечном счёте, побеждали. В слове Божием, конечно, имеется в виду новая земля и новое небо. Об этом говорится, что кроткие наследуют землю. Здесь, на этой земле, кротким приходится во многом уступать, это безусловно так.

Кротость — не слабость

Однако кротость не есть слабость, а наоборот, скорее это сила владеть собой. Сила самообладания, терпения. Мирской человек или даже христианин может быть душевным или плотским. Бывает даже так, что человек может иметь Духа Святого, но живет по плоти, а не по духу. Об этом говорится в 8-й главе послания к Римлянам. Если человек громче всех кричит или запугивает, или оказывает давление, то на самом деле это слабость, духовная слабость. Но когда мы способны в каком-то спорном вопросе не повысить голос, не разгневаться, не допустить раздражения, не мстить за себя, не угрожать, то это признаки кротости, это умиротворяюще действует на людей, но для этого нужна сила духа.

В книге Чисел говорится: «Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле» (Числ.12:3). Кротчайший. Там это слово употребляется в превосходной степени. Написано, что Аарон и Мариамь стали обвинять Моисея, что он взял жену эфиоплянку. На самом деле, они обвиняли его вроде бы на законном основании, а Моисей не защищался, он молчал. И в этом проявилась его кротость. Но за него вступился Господь. Мы помним, что Он поразил Мариамь проказой. Почему так? Потому что Моисей был верным и Господь ему доверял во всём. Моисей не радовался наказанию своей сестры, но молился и ходатайствовал пред Богом о её помиловании. И в этом тоже проявилась его кротость. Тут есть чему поучиться. Наш Господь Иисус Христос Сам был кротким и нас направлял к тому же: «направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим» (Пс.24:9).

Чтобы познавать пути Господни, идти этими путями, недостаточно соглашаться с ними теоретически. Оказывается, надо что-то изменить в своём сердце, в своём поведении, надо бодрствовать и достигать кротости. Не стремясь к кротости, мы не сможем учиться у Бога. Все мы умеем учить других, но если мы не научим себя самих, то наши слова окажутся пустыми. И мы знаем это на практике, что часто человек учит других, а для души своей бесполезен. Об этом стоит задуматься. И если мы хотим учиться у Господа, нужно укрощать своё сердце, а оно не подчиняется сразу, оно вроде непокорной лошади. Трудно на наше сердце надеть узду Духа Святого. Но если мы хотим служить Господу, хотим, чтобы Он руководил нами, мы будем стараться, и Господь нам поможет. Помните, Давид даже не разгневался, когда его злословил Семей. Он встретил это кротко — он нуждался в милости Божьей и в Его руководстве. У Давида были ошибки, промахи, грехи, но кротостью он всегда располагал к себе сердце Господа.

Кротость это великое оружие Божие

В Притчах записано такое обетование: «Кротостью склоняется к милости вельможа, и мягкий язык переламывает кость» (Прит.25:15). Это очень мудрое поучение и нам надо положить его в своё сердце, учиться не упорствовать, не настаивать на своём.

Помните случай, когда разгневанный Давид шёл наказать Навала? Навал действительно оскорбил его, поступил с ним жестоко. А жена Навала Авигея, услышав об этом, вышла навстречу Давиду со своим кротким и мудрым словом. И она остановила Давида, убедила его не проливать крови. Слово Божие даёт нам великие уроки.

Нам надо вникать в них, размышлять над ними, учиться поступать в своих обстоятельствах подобным образом, потому что кротость — это великое оружие Божие, и оно нужно нам и в церкви, и в семейных отношениях. Как у нас часто бывает? Мы готовы проявить свою власть с гневом, с криком или ещё какими-то другими плотскими методами и забываем, что Бог дал нам более сильное оружие — духовное! Авигея, слабая женщина, одна остановила большой вооружённый отряд! И это пример того, что делает кротость. Кротость — это сила, а не слабость.

Нам надо приобретать духовную точку зрения на жизнь, чтобы нам быть побеждающими христианами, а не разбитыми и поражёнными. В книге Екклезиаста написано: «Если гнев начальника вспыхнет на тебя, то не оставляй места твоего; потому что кротость покрывает и большие проступки» (Еккл.10:4). Вы видите, что делает кротость? У человека нет силы бороться с начальником, даже если он не прав. А уж если человек не прав — тем более. Но кротость и в этом случае приходит на помощь. И это помогает всегда, в любой ситуации, потому что это — духовный подход. В Писании есть ещё одно серьёзное наставление: «Если впадёт человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушённым» (Гал.6:1). Понимаете? Мы не должны подходить свысока к согрешившему человеку. Надо исправлять его в духе кротости, чтобы самим не впасть в искушение, чтобы иметь страх Божий, ибо никто не свободен от греха. Чтобы нам послужить Господу — а мы все этого хотим — прежде всего нужно облечься в кротость и ни к кому не относиться свысока. Это относится к каждому человеку, высоко он поставлен или не очень. Если этого не будет, мы не только не сможем решать проблемы, но будем их умножать.

Хочу обратить ваше внимание на мудрость и кротость пророка Нафана. Вы помните, что было, когда Господь послал его обличить Давида? Он не стал рубить с плеча, или, как мы, прямо говорить правду в глаза. Он понимал, что имеет дело с царём, который тяжко согрешил. Да ведь и не только к царю, к любому человеку не так-то просто подойти с обличением. Нафан подошёл с мудростью, он начал с притчи, как бы издалека, и это сокрушило сердце Давида. Кротость всегда сопровождается мудростью, без мудрости она просто невозможна. В Притчах говорится, что со смиренными мудрость (Прит.11:2). Видите, как все духовные качества связаны между собой. Чтобы постигнуть их, нам надо глубже вникать в Слово Божие.

Очень важный совет даётся в послании Иакова: «Мудр ли и разумен кто из вас? докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак.3:13). Да, только так мы можем кому-то что-то доказать, кого-то в чём-то убедить: добрым поведением с мудрою кротостью. При этом самый раздражённый и нерасположенный человек улыбнётся и скажет: слава Богу! Кротость, которая названа нетленной красотой, достигается непросто, как и все духовные качества: она достигается через крест, когда человек смиряется, отвергает себя. Господь говорит: «Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас; возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим» (Мф.11:28-29). Вот путь — мы найдём покой, в нашей душе будет мир, когда мы научимся у нашего Господа кротости. Если мы Его дети, Его ученики, мы должны стремиться жить, как Он жил на этой земле. И тогда мы сможем у Него научиться. Ведь мы пришли к Нему, не так ли? Так как же мы можем ходить своими путями? На своих путях мы никогда ничему не научимся. Мы пришли и каждый раз приходим к Господу через покаяние. Нет другого пути обновления. Чтобы научиться кротости у Господа, надо взять Его иго. Иго — это крест, и иго это благо, и бремя Его будет для нас лёгким, если мы не на словах, а по истине согласимся идти Его путём. Братья и сёстры! Смиримся под крепкую руку Божию!

Михаил Бурчак,

Сергиев Посад

Семейная жизнь горных горилл протекает относительно мирно, хотя иногда седому патриарху приходится отгонять незваного гостя, посягающего на его самок.

Когда-то гориллы служили непременными персонажами страшных рассказов путешественников; но теперь все признают, что это спокойные, кроткие существа. Агрессивное поведение в их среде встречается крайне редко и обычно лишь в тех случаях, когда вожак стада неожиданно сталкивается с другим самцом. Однако даже в такой ситуации вожак постарается избежать настоящей драки. Он начинает бить себя в грудь, истошно кричать, рычать, выдирать растения и, наконец, делает ряд резких выпадов в сторону — все это для того, чтобы попытаться запугать противника и заставить его подчиниться.

Драчливость необходима самцам для завоевания самки, так как она выбирает партнера в зависимости от его способности защитить ее и детенышей от хищников и других самцов.

В группе горилл обычно бывает один взрослый самец, или седой патриарх, и 3-4 самки с детенышами. Поскольку самки гориллы спариваются только с одним самцом, очень сильна конкуренция со стороны самцов-одиночек. Они стараются не только захватить чужой гарем, но и убить весь молодняк в надежде обрести половую партнершу. Вот почему вожак с неослабным вниманием охраняет покой своих самок и детенышей. И очевидно, поэтому самцы гориллы гораздо массивнее самок.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *