Кто разрушил Иерусалим?

Журналист «Самарской газеты» давно хотела побывать в стране, возрожденной в пустыне, где буквально сквозь камни пробиваются необыкновенной красоты растения. Где кипит жизнь. И, наконец, такая возможность ей представилась.

Рывок в лето

…Мы на высоте 10 600, скорость — более 700 километров в час. Расстояние, которое нужно преодолеть – 3000 километров. Самолет держит курс на Тель-Авив. Из Самары, заснеженной и морозной.

Говорят, что пролетаем над Кипром. В иллюминатор врывается солнце. Все пространство впереди нас становится золотым с красноватым отливом.

…Идем на снижение. Шасси касаются взлетно-посадочной полосы Международного аэропорта Бен — Гурион. В Тель-Авиве плюс 20. Врываемся в лето.

По коридору

…Первая поездка, конечно, в Иерусалим, столицу Израиля.

Едем туда по так называемому «коридору». Слева и справа – колючие заграждения. За ними – палестинские земли. Впрочем, есть и другая, основная трасса на Иерусалим, она проходит через Тель-Авив. Ее именуют дорогой №1.

Израиль окружен мусульманскими государствами и находится в непростой ситуации. Из страны лучше выезжать не сухопутным путем, а лететь или плыть на корабле, потому что на севере — Сирия и Ливан, где продолжаются военные действия, на востоке — Иран и Иордания, там тоже неспокойно, на юге — Саудовская Аравия.

Но поток паломников, как и тысячу лет назад, не прерывается. Каждый из них желает собственными глазами увидеть библейские места, прикоснуться к святыням.

Когда-то из России на Святую землю паломники добирались примерно полгода, шли пешком. Сейчас все проще, но маршрут остается прежним: храм Гроба Господня, храм Рождества Христова, омовение в водах Иордана, небольшой речушки, которая спускается с Голанских высот, и в которой принял крещение Иисус Христос.

Крест паломника — один из символов Иерусалима. Он, сочетающий в себе еще четыре маленьких крестика, появился до того, как христиане разделились на разные конфессии. Крест паломника символизирует раны распятого Иисуса Христа и четыре стороны света, в которые разнеслось новое учение.

Дорога паломников когда-то была не только долгой, но и опасной. На пути встречалось много разбойников. Но удивительное дело: людей, идущих с крестами, они щадили.

…Рассматриваю местные постройки. В глаза бросаются черные бойлеры на крышах домов. Такие емкости видны повсюду, включая многоэтажки. С помощью солнечных батарей, которые широко используют на Ближнем Востоке, в них нагревают воду.

На семи холмах

Меня сразу предупреждают, что в Иерусалиме прохладнее, чем в других местах страны. Потому что город расположен на высоте более восьмисот метров над уровнем моря. К тому же на холмах. Их семь. Житель Израиля, говорят, никогда не скажет, что едет в Иерусалим, а ответит: «Я поднимаюсь в Иерусалим, потому что поднимаюсь духовно».

У Иерусалима особый архитектурный стиль – все дома облицованы единым камнем – светлым известняком, у которого есть три цвета и семь оттенков – от серого до розового. Приказ о такой облицовке издали англичане во времена британского мандата в 1920 году. Другие города, расположенные рядом, Вифлеем и Хеврон, тоже имеют подобный вид, так как камни для строительства добывают в расположенных в этих местах карьерах. Известняк называют иерусалимским камнем.

Иерусалим признан центром трех мировых религий. Здесь главные религиозные святыни, памятники истории, археологические сокровища.

Один из символов города — Храмовая гора, на которой сияет золотой купол мечети Аль-Акса. Масличная гора, Сионская, Гора наблюдателей, где расположен Иерусалимский университет, и Французский холм. С Масличной горы Иисус впервые увидел Иерусалим. На ней есть Гефсиманский сад, здесь Христос молился, напутствовал апостолов, а после поцелуя Иуды был схвачен стражей.

Вид с Масличной просто захватывающий. На горе растут самые древние в мире оливковые деревья (им свыше двух тысяч лет), здесь же находится храм Успения Богородицы, где можно приложиться к чудотворной Иерусалимской иконе Божьей матери. Ее называют иконой всех икон, которую написал еще евангелист Лука при жизни Богородицы. Рассказывают, что этим образом князь Владимир крестил Русь в 988 году. Все остальные пять икон, почитаемых на Руси, являются копиями с нее. Она написана на доске, служившей столом в трапезной святого семейства.

На Сионской горе — горница тайной вечери, где проходила трапеза перед Пасхой, и Иисус Христос собрал 12 апостолов.

Старый город Иерусалима окружают стены, построенные в 16 веке. Ответственной за этот проект была Роксолана, любимая жена османского султана Сулеймана Великолепного. И до 1860 года все горожане жили за этими стенами, а постройки за их пределами начали возводить с середины 19 века.

Мы входим через главные ворота западного Иерусалима – Яффские. Всего в старом городе их семь.
Нескончаем людской поток в Храм Гроба Господня – главную святыню всех христиан. Сюда приходят представители разных стран со всего света: немцы, французы, англичане, корейцы, японцы, китайцы, африканцы и другие.

Здесь стремятся опалить свечи благодатным огнем и освятить на камне миропомазания привезенные с собой крестики и иконки.

Существующий храм был построен в 1149 году крестоносцами. Внутри него есть часовня коптов. Построена она на том месте, где было изголовье ложа Христа, и это единственное место в храме, где можно приложиться к оригинальному камню, так как другие покрыты плитами или закрыты стеклом.

В каменных улочках

А каменные улочки Старого города заселены и по сей день. Здесь расположены еврейский, мусульманский, армянский и христианский кварталы. Среди жителей больше всего последователей ислама.

В кварталах раскинулись и живописные восточные базары. Чего только не увидишь в торговых рядах: фрукты, ароматные специи, восточные сладости, мясо, сувениры, одежду.

Каждый камень старого города словно дышит историей. И на этих улочках ты без конца попадаешь из одного века в другой. Одна из важных христианских святынь Старого города — улица Виа Долороза (Путь Скорби), по которой пролегал Крестный путь Иисуса Христа: от Львиных ворот до Голгофы. Его вдоль остатков римской дороги II века отметили монахи — францисканцы. На Виа Долороза — четырнадцать мест, где Иисус Христос останавливался с тяжелейшим крестом, когда шел на распятие.

Путь Скорби начинается от места, где когда-то стояла римская крепость Марка Антония. И где, по преданию, прокуратор Понтий Пилат совершил суд над Иисусом. Теперь на том месте находится школа для арабских девочек. Как выясняется, улица расположена не в христианском квартале, а мусульманском.

А еще большое недоумение у меня вызывает базар, вплотную подходящий Виа Долороза и громкие крики темпераментных восточных торговцев, зазывающих покупателей.

В пределах крепостных стен Старого города располагаются важнейшие святые места: Храмовая гора и Западная стена, подпирающая ее — для иудеев, Купол Скалы и мечеть Аль-Акса — для мусульман.

В Иерусалиме храмы и на земле, и под землей. Причем представителей разных конфессий, мирно соседствующих друг с другом.

Вокруг старого города — современный Иерусалим. Растет и развивается. В нем много медицинских центров, где светила с мировым именем проводят сложнейшие операции. Сюда приезжают на обследование и лечение со всего мира.

Город красив. У главного въезда в Иерусалим со стороны Тель-Авива особенно впечатляет подвесной мост под названием «Арфа Давида», прикрепленный струнами к стреле-мачте. На нем — трамвайные рельсы и пешеходные тротуары. Длина моста – 360 метров, высота – шесть. Автор проекта – испанский архитектор Сантьяго Калатрава.

Еще во времена царя Давида, три тысячи лет назад, Иерусалим был столицей страны. С тех пор сюда приходили завоеватели. Например, фараоны, забиравшие сокровища, урожай. Накладывали большие налоги на жителей этих земель. Затем сюда пришли народы Месопотамии, оттуда, где сейчас Ирак и Иран. Земли завоевали ассирийцы, потом вавилоняне. Царь Навуходоносор разрушил первый храм царя Соломона, затем пришли персы, за ними – греки, в 332 году до Рождества Христова Иерусалим завоевал Александр Македонский. Его потомки правили около двух столетий. Затем удалось снова создать здесь Иудейское царство, продержавшееся восемьдесят лет. Потом настало время Римской империи, затем Византийской. Вслед за Византией в седьмом веке сюда приходят арабы.

Начинается время ислама. Мусульмане господствовали здесь практически до создания государства Израиль. В 638 году они завоевали Иерусалим, построили город Рамле, который сделали временной столицей. Одним из его правителей был халиф Гарун аль Рашид, упоминающийся в сказках Шахерезады из «Тысячи и одной ночи». Много чего пришлось выдержать Иерусалиму…

До создания государства Израиль, здесь был британский мандат.

Тель–Авив: большой и малый

В Тель-Авиве проживает 450 тысяч человек (вдвое меньше, чем в столице). Но у него есть шесть городов-спутников, вместе с которыми его население увеличивается до полутора миллионов. Это так называемый Большой Тель-Авив. Народ старается жить ближе к центру города, к Средиземному морю.

Города-спутники в Израиле располагаются в тесном соседстве. Одна сторона улицы может находиться в Тель-Авиве, а противоположная – в другом населенном пункте. И каждый из них имеет свой муниципалитет.

Тель-Авив занесен в Книгу всемирного наследия Юнеско, так как здесь сохранилось больше всего домов в стиле «баухаус». В тридцатых годах прошлого века это направление привезли сюда выходцы из Германии. Его смысл, как отмечал основатель стиля Вальтер Гропиус, в том, чтобы каждый предмет выполнял свои практические функции, был удобным, дешевым и при этом выглядел красиво.
Одна из центральных улиц носит имя человека, возродившего иврит, — официальный язык Израиля, Элиэзера Бен-Йехуды. В древние времена иврит был языком Святых писаний. Говорить на нем запрещали.

Две тысячи лет назад, во времена Иисуса Христа, все евреи, проживавшие на территории современного Израиля, говорили на арамейском, а греки и римляне — на греческом и латинском.

В конце 19 века на святую землю переезжают евреи из царской России. Один из них — Элиэзер Бен-Йехуда. Местные жители в то время говорили на идиш – смеси иврита и немецкого. А когда народ стал съезжаться сюда со всего света, получилось, что в речи стали использовать слова разных языков. Вот тогда Бен-Йехуда, взяв за основу древний иврит, создал современный.

Любопытный факт из истории создания Тель-Авива.

В 1909 году на этом месте были одни песчаные дюны, а севернее — болота. А вот соседний город Яффо, напротив, был перенаселен. Тогда группа местных жителей решили основать новое поселение. Главы 66 семей собрали на дюнах 66 ракушек, написали на них номера. Сложили их в шляпу, каждый вытащил ракушку с номером, который обозначал выделенный участок. И работа закипела. Город быстро растет и сейчас.

Район Яффо сегодня — одна из достопримечательностей Тель-Авива. Самый древний порт в мире из ныне существующих. Он объединен с Тель-Авивом, город так и называется: Тель-Авив — Яффо.

Яффо — уникальнейший город. Так бы и бродила по его каменным лабиринтам. У каждой улочки — свой знак Зодиака. И бьет необычный фонтан с теми же символами.

Здесь находится церковь святого апостола Петра. По преданию, он останавливался в доме местного жителя Симона-кожевника, когда шел из города Лод.

Отсюда апостол Петр идет в Кейсарию, город на берегу Средиземного моря, где крестит первого язычника. Корнелия, сотника римского легиона.

Сейчас Кейсария — элитный город. Когда-то он являлся резиденцией римских прокураторов или префектов. Префект заседал во дворце, построенном еще царем Иродом Великим. Более шестисот лет, во времена Римско-Византийской империи Кейсария была столицей Израиля.

Сейчас в городе проживают премьер-министр, некоторые олигархи, в том числе и из России.

Верный спутник

Особо хотелось бы остановиться на городе-спутнике Тель-Авива — Ришон-ле-Ционе. Именно здесь написан гимн Израиля «Надежда». А в 1869 году впервые был поднят израильский флаг. В конце 19 века, во времена Османской империи, сюда, на Землю Обетованную, начинают возвращаться евреи и строить винодельни. Им помогает барон Ротшильд – один из представителей богатой еврейской семьи банкиров.

Первая винодельня построена в Ришон-ле-Ционе, вторая — в городке Зихрон-Яков.

Сейчас Ришон -ле-Цион четвертый по величине город страны после Иерусалима, Тель-Авива и Хайфы.
Здесь самый большой процент русскоговорящих, его даже в шутку называют Рашен-ле-Цион. На улицах много объявлений о том, что в ту или иную организацию требуются сотрудники со знанием русского языка.

А всего в Израиле русскоговорящие составляют двадцать процентов населения.

О дорогах и воде

В Израиле хорошие скоростные дороги. Кстати, автор патента на дорожное покрытие — выходец из бывшего Советского Союза. По его технологии в асфальт добавляют перетертые шины. Этот же метод используют в при изготовлении покрытий для детских и спортивных площадок.

Интересно, что Израиль на первом месте в мире по числу патентов на душу населения. В этом отмечают заслугу выходцев из бывшего Советского Союза: в 90-х годах сюда приехало более миллиона человек, среди которых много ученых. Поэтому высокие технологии — экспортный товар Израиля номер один. Новые изобретения применяют во всех областях экономики страны. Например, рядом с городом Рамле находится самый большой на Ближнем Востоке цементный завод, полностью автоматизированный и экологически чистый. Вокруг него нет пыли, обычно сопровождающей такие производства.

В Израиле немало проблем, которые, во что бы то ни стало, стараются решить. К примеру, дефицит воды.

Единственный пресный водоем в стране — Галилейское море или озеро Кинерет. Но его уровень опустился до угрожающей величины. Тогда израильтяне придумали, как избавиться от дефицита воды. Стали ее опреснять. Крупнейший в мире завод по опреснению воды находится в Израиле.

Музыкальные коровы

Преуспевают в Израиле и в развитии сельского хозяйства. А ведь более шестидесяти процентов территории государства занимает пустыня. Но везет в другом: страна охватывает семь климатических зон: тропики, субтропики и т.д. Поэтому здесь удается выращивать любые культуры, кроме чая и кофе. Все продукты высокого качества, начиная с овощей и фруктов и заканчивая молочной продукцией.

Интересно, что израильская корова дает больше всего молока в мире – в среднем тридцать три литра в сутки. Опять же не обходится без новых технологий. А на одном из соревнований от местной буренки надоили сорок литров молока. Это мировой рекорд.

Любопытна процедура доения – коровники автоматизированные. Под классическую музыку корова самостоятельно заходит в специальное помещение, где ее подключают к аппарату. Сами израильтяне иронизируют, что лучше всего доить под мелодию «Семь сорок», тогда можно будет рассчитывать не только на молоко, но и на сливки, сметану.

Благодаря качественным продуктам, чистому средиземноморскому воздуху и высокому уровню медицины, средняя продолжительность жизни в Израиле одна из самых высоких в мире – 83 года. По этому показателю страна стоит на третьем месте после Гонконга и Японии.

Молча лучше получается

Мы едем по Аялонской долине, в которой выращивают пшеницу, ячмень, один из лучших сортов хлопка. Здесь ни один клочок земли не пропадает даром. Цветет миндаль. Справа от дороги – музей танковых частей, как говорят, второй по величине после российской Кубинки. А рядом под черепичной крышей — монастырь ордена терапистов, или молчунов. «Латрун».

Монахи встают в три утра, молча молятся и в течение дня почти не разговаривают. Разве только между собой на религиозные темы. Со светскими — ни слова. В свободное от молитв время они работают. И как работают! В окрестностях огромные плантации оливковых деревьев, виноградников. Монахи делают оливковое масло, вино. У них есть концертный зал, где проходят концерты классической, джазовой музыки, русского фольклора. А для туристов соорудили композицию-музей «Мини Израиль» в масштабе один к двадцати пяти.

Все деревья в стране посажены руками человека. Каждый год жители Израиля выезжают на природу, участвуют в праздниках-субботниках. Последний из них проходил в январе этого года. Каждый из участников сажает маленькое растение. Таким образом, посажено уже более 300 миллионов деревьев.

Дорога в Назарет

Дорога в Назарет лежит через Нетанию. Архитектурными изысками город не отличается. Раньше об этом особо не задумывались. В городах строили похожие друг на друга кварталы. Многие дома здесь стоят на сваях. Морской бриз, проходя между ними, хоть немного спасает от жары. К тому же Ближний Восток — место сейсмической активности, а сваи способствуют устойчивости зданий, действуя как своеобразные амортизаторы. Толчки, как правило, бывают слабыми, и люди их не чувствуют.

Из города мы выезжаем в Шаронскую долину, известную своими насаждениями цитрусовых. Вокруг тысячи деревьев. Больше апельсиновых. Именно здесь размещено самое крупное производство соков, концентратов, которые помимо прилавков местных магазинов, отправляют на экспорт. Долина не самая большая, а лишь третья по размерам в стране, но плотно застроенная и густонаселенная. На каждом шагу — маленькие поселки.

Урожай собирают в течение полугода, потому что специально сажают фрукты с разным временем созревания.

Дорога, ведущая в Назарет, в древности считалась главным караванным путем. Тысячи верблюдов везли по ней все, что ценилось в те времена – ковры, ткани, украшения, изготовленные египетскими мастерами. А также самое ценное — то, что дорого стоило и мало весило – специи, благовония. Когда-то, например, за мешочек перца можно было купить здорового и сильного раба или наложницу в гарем очередного правителя.

На рынках сейчас можно найти свыше ста разных специй. И бывшая караванная дорога не утратила своего значения – она связывает средиземноморское побережье с центральными районами страны.
Вскоре мелькающие по обеим сторонам небольшие еврейские поселки заканчиваются, и мы оказываемся в так называемом арабском треугольнике: там проживает несколько десятков тысяч мусульман. Это израильские арабы, имеющие все права граждан страны, но не все обязанности: они не служат в армии.

Считается, что в Галилее самая лучшая молочная продукция, самые вкусные овощи и фрукты. По сторонам бесконечные оливковые рощи, виноградники, тысячи посадок манго, киви, бананов.

Израиль – небольшая страна, но как здесь говорят, ее нужно изучать в глубину. Потому что за три тысячи лет истории, считая от царя Давида, Соломона и далее, происходило столько событий – войн, убийств, переделов, смен религий, что туристу за время пребывания удается узнать лишь небольшую часть. Назарет, главный город Галилеи, так называемый город Благовещения.

В старом центре — огромный, с поднимающимся на шестьдесят метров куполом храм Благовещения. Стоит он на том месте, где по преданию молодая Мария услышала приветствие архангела Гавриила, который рассказал ей о будущем рождении Спасителя.

Первый храм был построен в четвертом веке. Потом сооружение несколько раз разрушалось. Современный храм, уже четвертый по счету, возведен на месте, где стоял первый, построенный при императоре Константине и его матери Елене. В алтарной части сохранились ступени, которые когда-то вели с этажа на этаж в доме Святого Семейства. И где прозвучали слова благовещения.

В Назарете с седьмого века проживают две общины – арабская и христианская. Еврейский Назарет, построенный в 70-годах прошлого столетия, стоит немного в стороне от старого города. Сейчас общины мирно сосуществуют, но были времена, когда они восставали и громили чуждые им святыни.
Самое удивительное: у каждого народа мира свои представления об облике Богородицы. Японцы, китайцы и другие изображают её с чертами представительниц своего народа. О чем свидетельствуют иконы, подаренные храму.

Из Назарета отправляемся на реку Иордан, где Христос принял крещение. Любой человек старается совершить омовение в этих священных водах. Здесь тоже народ со всего мира, включая африканцев.

И один в поле воин

Едем по берегу Галилейского моря. Именно в Галилее Христос жил, собрал своих учеников, проповедовал, совершил большинство своих чудес, например, чудесное умножение хлебов и рыб, насытив пятью хлебами и двумя рыбами свыше пяти тысяч человек. Явился апостолам после своего воскресения. Кстати, все апостолы были галилеянами, кроме Иуды Искариота.

Направляемся в храм 12 апостолов. Еще его называют райским уголком на берегу Галилейского моря. Службу в нем несет единственный монах Иринарх, за несколько десятилетий восстановивший из развалин храм и монастырь после войн 1967 и 1973 годов. Священник посадил множество растений, развел живность.

В храме находится икона Мадонны Галилейской. И он построен в месте, где, согласно евангельским источникам, было несколько случаев чудесного выздоровления людей. Поэтому многие молятся на икону Богородицы о здравии.

Встречи, от которых тепло на душе

Дважды я в Израиле умудрилась заблудиться. Первый раз — в Модиине, молодом элитном городе, где практически никто не говорит по-русски. Мне казалось, что обратную дорогу я запомнила хорошо. Но вернувшись в город затемно, я растерялась. Поговорка: «Язык до Киева доведет» на сто процентов здесь сработать не могла. Чтобы язык куда-то довел, его нужно знать. Хорошо, что по приезду я составила для себя небольшой словарик на иврите. Он и выручал. Все меня внимательно выслушивали и пытались помочь. А один дедушка очень активно искал знающих «руссит».

Автобусную остановку мне помогла отыскать одна милая женщина, которой пришлось изменить направление своего пути. В автобусе я назвала нужную улицу. И мне подсказали, где выйти.

Доброжелательные люди встречались повсюду. И нередко помощь предлагали сами.

Однажды приехав в Тель-Авив на автобусе из Рамле, мы, двое россиян, запомнили остановку, где вышли, чтобы с нее отправиться в обратный путь.

Погуляв по старому городу, заглянув на знаменитый базар Кармель, налюбовавшись на Средиземное море, мы пришли на место.

Время шло, но автобус не появлялся. Стали выяснять причину столь долгого ожидания. Оказалось, что автобуса сегодня уже не будет. Ничего себе! Красив вечерний Тель-Авив, но нужно возвращаться. Нам посоветовали добраться до «тахана мерказит» (центрального автовокзала). Ладно бы по прямой… И во время пересадки, решив в очередной раз уточнить маршрут, мы обратились к молодой израильтянке.

Обрадовались, услышав русскую речь. Она нам и предложила другой вариант пути: поехать на электричке. Вместе с ней. Сообщив о приключении нашим друзьям (израильской симки у нас не было), женщина проводила нас до Лода, передав, как говорится, встречающим из рук в руки.

Несколько слов о Лоде. Это небольшой город, тесно связанный с христианством. Примечателен тем, что отсюда апостол Петр направлялся в город Яффо. А еще в Лоде захоронены мощи святого Георгия Победоносца. Он родился в Ливане, в Бейруте, служил в Римском легионе, дослужился даже до личного охранника императора Диоклетиана. Но в 303 году, когда увидел, какие страшные гонения устроил этот правитель на христиан, публично принял христианство. Император семь суток пытал Георгия Победоносца и, в конце концов, казнил его вместе со своей супругой Александрой, которая тоже приняла христианство. У матери Георгия Победоносца в тогдашней Палестине были земли, и мощи перевезли сюда, в греческую православную церковь. Георгий Победоносец считается покровителем Москвы, Барселоны, Вифлеема, Англии и Грузии.

…Доехали до Лода довольно быстро. Наша спасительница оказалась прекрасной собеседницей. Родители привезли ее в Израиль в двенадцатилетнем возрасте. Из Перми. И здесь она живет уже тридцать лет. Работает в Тель-Авивском университете. Занимается исследованиями в области молекулярной биохимии на медицинском факультете.

. .

Время путешествия по Израилю, к сожалению, пролетело слишком быстро. Но о нем остались самые приятные воспоминания.

Римское вторжение 67 года едва не завершилось для восставших иудеев крахом, однако неожиданно они получили передышку, связанную со сменой правящего режима в центре империи. В преддверии приближающейся гражданской войны в Италии римляне на время оставили мятежников в покое. Вместо того, чтобы воспользоваться этой возможностью для укрепления обороны, восставшие тут же вступили в междоусобную борьбу друг с другом.

Падение правительства аристократов и переворот зелотов

Потеря Галилеи вызвала серьезный раскол в рядах иудейских повстанцев, обвинявших в этом провале правительство аристократов. На протяжении 67 года Иерусалим наполнился толпами беженцев из разоренных римлянами областей. При росте недовольства собравшихся в городе масс в наступление вновь перешли зелоты. Их лидер Элеазар бен Симон контролировал Храмовую гору и через своих сторонников сумел установить новый порядок замещения должности первосвященника. Отныне он должен был избираться по жребию из широкого круга претендентов. Первым на эту должность был избран Фанний, который был человеком самого простого происхождения.

Фреска из иудейской синагоги в Дура-Европосе, III век

Аристократы не собирались сдаваться. Зимой 67 – 68 годов подстрекаемые ими горожане подняли восстание и оттеснили зелотов во внутренний двор Храма. Находясь в меньшинстве, те по совету Иоанна бен Леви из Гисхалы призвали на помощь идумеев, утверждая, что противная сторона готовит измену. Около 20 000 бойцов из Идумеи в скором времени прибыли в Иерусалим, но жители города, осведомленные о целях их прихода, заперли перед идумеями ворота. К их несчастью, в одну из ближайших ночей поднялась буря с ветром и дождем. Зелотам удалось незамеченными проскользнуть мимо охранявших Храмовую гору постов и впустить своих союзников в город.

Правительственные войска бежали, а победители устроили в городе резню, в которой погибли вожди аристократической партии, включая Анана бен Анана. После того, как волна убийств и грабежей спала, идумеи покинули Иерусалим, который находился теперь в безраздельной власти зелотов.

Весенняя кампания 68 года

Зимой 67 – 68 годов под римский контроль перешли приморские города Азот и Ямния. С наступлением весны Веспасиан продолжил сокращать территорию, находившуюся под контролем восставших. Армия под его командованием выступила из Цезареи на юг по направлению к Лидде и Ямнии. Овладев этими городами, Веспасиан направился в Эммаус, где для ведения осады оставил V Македонский легион. Сам он с оставшейся при нем частью армии направился далее на юг, в Идумею, где перебил множество повстанцев и разрушил их опорные пункты. Оставив здесь для завершения покорения южных районов страны достаточно войск, с остальными он возвратился к Эммаусу, который был к тому времени уже взят римскими войсками.

Повернув оттуда на север, он через Самарию с главными силами направился в Иерихон. С приближением армии большинство местных жителей покинуло свои дома и бежало в Иерусалим. Оставшиеся были истреблены солдатами. В Иерихоне войска получили небольшой отдых. Здесь к ним присоединились отряды, ранее посланные для покорения Заиорданья.

Военная кампания 68 года

Таким образом, к лету 68 года Веспасиан установил контроль над большей частью страны. Центр восстания, Иерусалим, был окружен цепью римских укреплений. Под контролем восставших остались лишь такие укрепленные пункты как Масада и Махерон, расположенные в пустынной труднодоступной местности. В середине лета Веспасиан вернулся в Кесарию, чтобы здесь предпринять последние приготовления к осаде Иерусалима.

Смерть Нерона и Гражданская война 68 – 69 годов в Италии

Тем временем в Кесарию пришла весть о восстании в Галлии и Испании и самоубийстве Нерона. Веспасиан отложил продолжение иудейской кампании на неопределенный срок и стал ожидать дальнейшего развития событий. Первоначально он признал права Гальбы и даже послал в Рим своего сына Тита для его поздравления. Однако убийство Гальбы и провозглашение императором Отона, а затем Вителлия подтолкнули Веспасиана выдвинуть собственные претензии на власть.

1 июля 69 года префект Египта Тиберий Юлий Александр первым провозгласил его императором, 3 июля за ним последовали легионы в Иудее, 5 или 6 июля к Веспасиану примкнул наместник Сирии Гай Лициний Муциан. На общем совещании в Берите 20 – 25 июля было решено послать в Италию армию под командованием Муциана. Сам Веспасиан в это время занял Египет, служивший житницей Рима.

Пока войска Муциана находились в пути, легионы, стоявшие в Мёзии и Паннонии, также примкнули к Веспасиану. Командовавший ими Гай Антоний Прим двинулся со своей армией прямо на Италию и в октябре разбил войска вителлианцев под Кремоной. 20 декабря его армия вступила в Рим, Вителлий был убит, а 22 декабря сенат признал Веспасиана императором.

Партийная борьба в Иерусалиме в 68 – 69 годах

Междоусобицы в Риме были как нельзя на руку повстанцам, но вместо того, чтобы воспользоваться передышкой и подготовить город к борьбе, зелоты начали воевать друг с другом. Элеазар бен Симон с 2400 своих сторонников контролировал Храмовую гору. Его противником выступал Иоанн Гисхальский, который привлек на свою сторону большинство более мелких лидеров, а также наводнивших Иерусалим беженцев из Галилеи. Число его сторонников в городе достигало 6000 человек. В свою очередь, против Иоанна боролись как умеренные из числа горожан и остатков прежней аристократической партии, так и радикалы-сикарии, многие из которых были выходцами из южных районов страны.

Последние, чтобы избавиться от Иоанна, призвали на помощь Симона бар-Гиору, лидера религиозных радикалов и крестьянской бедноты из Идумеи. В апреле 69 года Симон бар-Гиора с 10 000 своих сторонников и 5 000 идумеев вошел в Иерусалим и занял большую его часть, оттеснив Иоанна в Верхний город. Все три группировки вели жестокую борьбу друг с другом. Во время этих столкновений часть города была уничтожена пожарами. Здесь также сгорели зернохранилища, большая часть хранившегося в них продовольствия погибла.

Возобновление войны

В то время как в Иерусалиме продолжалась междоусобная борьба, римляне готовились к завершению кампании. Весной 70 года Тит, назначенный отцом главнокомандующим, выступил из Александрии с пополнениями, которые включали части III Галльского и XXII Дейотара легионов. Двигаясь вдоль побережья Леванта через Газу, Аскалон, Явнию и Иоппию, он в конечном итоге достиг Цезареи, где были собраны главные силы римской армии.

Тит, мраморный бюст из Британского музея, Лондон

К сражавшимся до сих пор под началом его отца V Македонскому, X Стремительному и XV Аполлона легионам присоединился XII Молниеносный легион, некогда столь неудачно сражавшийся в Иудее под командованием Цестия Галла, а также 3000 солдат римских гарнизонов на Евфрате. В состав армии входили и многочисленные вспомогательные войска, насчитывавшие 12 когорт пехоты и 8 кавалерийских ал, а также контингенты, предоставленные союзными царями Агриппой, Антиохом из Коммагены, Соэмом из Эмесы и Малхом из Набатейской Аравии. В общей сложности готовившаяся к наступлению армия насчитывала более 60 тысяч человек.

По пути к Иерусалиму армия была разделена на три колонны. Первая, находившаяся под командованием самого Титa, включала XII и XV легионы, вексилляции других легионов, а также вспомогательные войска и контингенты союзных царей. Выступив из Цезареи, она продвигалась к Иерусалиму через Самарию и Гофну.

Маршрут войск Тита на пути к Иерусалиму

Уже на подходе к городу Тит в сопровождении 600 всадников отправился на рекогносцировку местности. Увлекшись, он слишком приблизился к стене и был атакован иудеями, едва не захватившими римского полководца в плен. Вернувшись в расположение своих войск, Тит приказал разбить лагерь на горе Скопус примерно в трех четвертях мили северо-восточнее городских стен.

V легион, находившийся под командованием своего легата Секста Цереала в лагере у Эммауса, вечером того же дня подошел к Иерусалиму с западной стороны. Его лагерь находился немного далее от города. X легион, командиром которого являлся Ларций Лепид, прибыл из Иерихона и разбил лагерь на Елеонской горе.

Иерусалим накануне осады

Представший перед глазами римлян город был хорошо укреплен от природы. Он располагался на вершинах двух холмов и, кроме того, защищался тремя поясами крепостных стен. Самой высокой его точкой являлась Храмовая гора, гигантская платформа, на которой возвышалось здание Храма. На Западном холме еще во времена Хасмонеев возник Верхний город, где находился дворец Ирода и располагались особняки знати. Между обоими холмами лежала Тиропеонская долина и Нижний город. Верхний и Нижний город были окружены общей, или первой стеной. С северной стороны защита города была усилена еще двумя рядами стен. Вторая стена шла от примыкавшей к Храмовой горе крепости Антонии к Западным воротам. Третья стена охватывала плоскогорье Бецета, где находился Новый город.

Римские лагеря под Иерусалимом

Согласно Иосифу Флавию до войны в Иерусалиме проживало около полумиллиона человек и еще столько же паломников туда стекалось в канун праздника Пасхи. Более правдоподобные оценки говорят о числе жителей между 50 000 и 75 000 человек. Накануне осады город был также наполнен беженцами, которые стекались в него из разоренными римлянами областей; из них воинами были 23 400 человек.

Город по-прежнему терзала жестокая междоусобная борьба. Накануне Пасхи Иоанну Гисхальскому удалось под видом паломников провести своих воинов в Храм, где они напали на Элеазара и его людей с оружием в руках. Лишь с началом римской осады вожди противных партий пришли к соглашению о совместных действиях.

Начало осады

23 апреля римляне начали осадные работы. Тит решил начать штурм города с северо-западной стороны, где защита Иерусалима была максимально уязвима. В соответствии с этим планом он приказал воинам V легиона разбить новый лагерь напротив Западных ворот, а воинам XII и XV легионов – еще один лагерь напротив башни Псефина. Под его руководством воины стали энергично сооружать осадные насыпи, используя в качестве строительных материалов остатки домов городских предместий и деревья.

Когда подготовительные работы были окончены, римляне подтащили к стенам тараны и пустили их в ход. 7 мая, на 15-й день с начала работ, стена пала, римляне ворвались в пролом и захватили Новый город. Укрепившись на этих позициях, они следом повели атаку на вторую стену, которая тянулась между крепостью Антония и Западными воротами. Всего через четыре дня после начала атаки эта стена также пала.

Римские осадные работы под стенами Иерусалима и вылазка повстанцев. Реконструкция П. Коннолли

Не успели римляне по-настоящему закрепиться в захваченной ими части города, как осажденные устроили вылазку и отбросили их за стену. После этого они постарались заделать пролом и на протяжении трех дней выдерживали новый штурм. Вновь захватив вторую стену, Тит приказал расставить здесь сильные караулы и разрушить оставшиеся укрепления.

Военные действия, продолжавшиеся вот уже на протяжении 3 недель, порядком измотали силы обеих сторон. Осажденные страдали от голода, осаждавшие – от жажды. Чтобы деморализовать противника, Тит устроил военный парад, на котором римская армия выстроилась перед замершими в изумлении защитниками города. После этого последовало предложение сдаться, которое осажденным должен был передать Иосиф. Иудеи считали его погибшим при взятии Иотапаты и, увидев Иосифа в римском лагере, пришли в неописуемую ярость. На парламентера обрушился град оскорблений, полетели стрелы. Один камень ударил его по голове, Иосиф без чувств свалился на землю. Иудеи сделали вылазку, чтобы попытаться взять его живым, но их опередили римские солдаты, которые унесли Иосифа в свой лагерь.

Контратака повстанцев

Убедившись в нежелании иудеев добровольно сдать город, Тит приказал соорудить четыре насыпи: две против крепости Антония и еще две – против первой стены у Западных ворот. После 17-дневной непрерывной и напряженной работы сооружения были почти окончены. Иудеи терпеливо ожидали этого момента. Заблаговременно они провели подземный ход к тем насыпям, которые были воздвигнуты у крепости Антония. 29 мая повстанцы наполнили галерею горючими материалами и зажгли столбы, подпиравшие ее свод. Когда опоры сгорели, земля просела и осадные сооружения обрушились.

Два дня спустя вдохновленные этим успехом воины Симона бар-Гиоры предприняли стремительное нападение на насыпи, направленные против Верхнего города. Прорвавшись сквозь передовые посты противника и оттеснив солдат в их укреплённый лагерь, осаждённые подожгли насыпи и уничтожили стоявшие на них осадные орудия. Таким образом, всего за два дня иудеи уничтожили все плоды многодневного труда противника.

На состоявшемся вскоре военном совете Тит принял решение заново воздвигнуть осадные насыпи и полностью блокировать Иерусалим. В течении трех дней солдаты соорудили вокруг города стену длиной 7,2 км. Над восстановлением осадных насыпей римляне трудились 21 день. Окрестности города были полностью опустошены, и римским солдатам приходилось доставлять дерево и другие строительные материалы за 15 км.

Иерусалимский храм, вид с юго-западной стороны. Огромный храмовый двор опоясан колоннадой. В его центре возвышается 45-метровая громада Храма, обнесенного укреплениями внутреннего двора. В дальнем северо-западном углу виднеется крепость Антония

Римская блокада привела к тому, что в Иерусалиме разразился голод. Продовольствие выдавалось только воинам, старики и женщины были оставлены на произвол судьбы. Горожане, страдавшие от голода, стали массами убегать из города. Римляне охотно принимали у себя беглецов из верхушки имущественного класса, однако к беднякам относились совершенно иначе. Чтобы помешать им покидать город, Тит приказал распинать беглецов на крестах ввиду городских стен. Тысячи трупов, усеявших окрестности города, стали неотъемлемой частью пейзажа.

Захват Антонии

На этот раз основные силы римлян были направлены против Антонии, служившей оплотом защитникам Храмовой горы. В середине июня оборонявшийся в этой крепости Иоанн Гисхальский предпринял со своими сторонниками новую вылазку против римских осадных работ. На этот раз ему не удалось застать своего противника врасплох, нападающие потерпели поражение и оказались вынуждены вернуться ни с чем.

После этого римляне установили на насыпь таран и начали разрушать стену крепости. Защитники сверху забрасывали их стрелами и камнями. Кладка стены не поддавалась ударам тарана. Однако ночью стена внезапно рухнула сама в том месте, где ранее иудеи прорыли подземные ходы для разрушения прежних валов. Для римлян это оказалось полной неожиданностью. Когда они попытались вторгнуться в брешь, их ожидал ещё один сюрприз. В ожидании неизбежного падения стены иудеи наспех построили за ней вторую. И хотя эта стена не отличалась прочностью конструкции, первое нападение на нее было отбито.

Штурм храмовой горы. На переднем плане видны остатки снесенной римлянами крепости Антонии и осадные насыпи, подведенные к северо-западному углу укреплений. Внешний двор Храма является полем битвы между повстанцами и римскими солдатами

5 июля на рассвете двадцать дежуривших в это время римских солдат в сопровождении знаменосца, трубача и двух всадников бесшумно поднялись на стену и перебили спавшую здесь стражу. Трубач протрубил сигнал к атаке, после чего Тит с отборными войсками немедленно занял Антонию. Развивая успех, римляне вслед за отступавшими повстанцами ворвались на Храмовый двор. Здесь, понимая, что судьба города может решиться в ближайшие часы, иудеи остановились и дали бой. Сражение продолжалось несколько часов. В итоге римлянам пришлось отступить, удовлетворившись занятием Антонии.

Падение и гибель Храма

Чтобы открыть войскам широкую дорогу к Храму, Тит отдал приказ солдатам срыть до основания занятую крепость и подвести насыпи к северо-западной части укреплений Храмовой горы. На протяжении последующих пяти недель здесь происходили беспрестанные стычки между мелкими отрядами обеих сторон.

В начале августа римляне, наконец, предприняли решительный штурм. Тараны вновь начали бить в стены, но их кладка из огромных, плотно пригнанных друг к другу камней по нескольку тонн весом каждый, не поддавалась ударам. Тит приказал солдатам поджечь ворота, ведущие к наружным галереям Храма. Когда они сгорели, римляне ворвались в двор святилища, оттеснив повстанцев в само здание Храма. Ожесточенный бой здесь продолжился, защитники забаррикадировались внутри, постоянно контратакуя и забрасывая своих противников камнями с крыши здания. 10 августа по приказу Тита Храм был подожжен атакующими и сгорел дотла вместе укрывавшимися там людьми.

Осада и штурм римлянами Иерусалима

С падением Храма повстанцы Иоанна Гисхальского очистили Храмовую гору и отступили в Верхний город. Тит в последний раз предложил им сдаться, но это предложение, как и предыдущие, было отвергнуто. Без особого труда римляне заняли оставленный защитниками Нижний город и 20 августа начали готовиться к штурму цитадели восставших.

Против стен дворца Ирода были заложены четыре осадных насыпи. 7 сентября работы были окончены, в тот же день подведенный к стене таран сделал в ней пролом. После этого всякое сопротивление восставших прекратилось. Разбившись на небольшие группы, они пытались найти путь к бегству или место, где было можно спрятаться. Солдаты ворвались в город, устроив здесь массовую резню населения. Дома грабились, а затем поджигались. Так Иерусалим пал после 5-месячной осады, потребовавшей от победителей колоссальных усилий и жертв.

Потери побежденных

Иудея дорого заплатила за сопротивление. Иерусалим, крупнейший город и Иерусалимский храм, центр религиозной жизни еврейского народы, были разрушены до основания. Нетронутыми по приказу Тита остались лишь три башни цитадели и западная часть обводной стены, чтобы потомки могли воочию убедиться, сколь велик был город и какими мощными укреплениями он был обнесен. Иосиф Флавий определяет число погибших в 1 100 000 человек, а число людей, проданных в рабство только при взятии Иерусалима, по его словам, составляло 97 000 человек. Сегодня эти цифры представляются сильно завышенными, более уместно говорить примерно о 350 000 погибших.

Многие из пленных были посланы на работу в египетские рудники или погибли во время игр, которые в ознаменование победы зимой 70 года Тит устраивал в Кесарии, Берите и Антиохии. Самые высокие и красивые юноши были отобраны для триумфа в Риме, который весной 71 года совместно праздновали Веспасиан и Тит. В триумфальном шествии несли захваченную при разграблении Иерусалима добычу и вели захваченных в плен вождей восстания. По окончании триумфа Симон бар-Гиора был казнен, а Иоханан Гисхальский брошен в тюрьму, где и умер.

Рельеф с триумфальной арки Тита в Риме с изображением иудейских трофеев и пленных

Завершение восстания

С падением Иерусалима Иудейская война не была окончена. В руках повстанцев все еще оставалось несколько труднодоступных крепостей на юге страны. Назначенный в 71 году наместником Иудеи Луциллий Басс получил под свое командование Х Стремительный легион, с которым продолжил военные действия против повстанцев. Хронология и последовательность событий этой кампании не ясны.

Иродион, расположенный на краю пустыни, в 10 милях от Иерусалима, скорее всего, был взят одним из первых в 71 или 72 годах. Затем пришла очередь Махерона, находившегося в землях восточнее Иордана. Луциллий Басс осадил крепость и начал сооружать насыпь, в то время как мятежники устраивали вылазки, чтобы помешать его работам. Во время такой вылазки был захвачен один из их командиров Элеазар. Римский командующий распорядился распять пленника прямо перед стенами крепости, и его ужасная судьба подтолкнула иудеев к капитуляции.

Махерон, современная реконструкция

Последней пала Масада, расположенная у юго-западного побережья Мёртвого моря. В крепости находилось несколько сот сикариев с семьями – всего около 1000 человек, которыми руководил Элеазар бен Яир. К тому моменту Луциллий Басс внезапно скончался, и командование осуществлял его преемник Луций Флавий Сильва. Зимой 72 – 73 годов он привел к стенам Масады Х легион и вспомогательные силы численностью до 15 000 человек. Римляне разбили вокруг крепости 8 лагерей и построили стену длиной более 3 км. У восточного склона горы, на вершине которой стояла Масада, римляне начали возводить насыпь, на которой установили осадную башню и таран. В ночь перед штурмом, назначенным на 15 апреля, все защитники крепости, положение которых было безнадежно, покончили с собой. С падением Масады закончилась история Иудейского восстания.

Продолжение следует

Литература:

Когда же увидите мерзость запустения, реченную пророком Даниилом (Дан. 9. 27), стоящую, где не должно, — читающий да разумеет, — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы (Мк. 13. 14)

Посмотрим, как исполнились эти пророчества, прежде всего, на ближайшей судьбе Иерусалима и Иерусалимского храма.

Храм был вполне закончен в 64 году от Рождества Христова, и богослужение в нем сделалось еще более пышным вследствие данного Иродом Агриппой позволения левитам и певцам носить белые одежды. Но это было непродолжительное торжество. 10 августа 70 года, то есть не более чем через шесть лет, храм со всем своим блеском, делавшим его в глазах раввинов «радостью всей земли», разрушен был до основания. Он превращен был в пепел пламенем, которое иногда почти погасало от потоков крови его избиваемых защитников.

Еще задолго до разрушения храма целый ряд необыкновенных явлений предвещал грозную катастрофу. Комета, наподобие огненного меча, в течение года висела над Иерусалимом. В праздник Пасхи внезапно какой-то сверхъестественный свет наполнил храм в полуночное время. Тяжелые двери храма, которые обыкновенно отворяли двадцать человек, вдруг открылись сами собой, и слышны были громкие таинственные голоса: «Уйдем отсюда!» В городе во время солнечного заката с ужасом видели каких-то воинов, сражавшихся на небе, и как будто стены города были окружаемы колесницами и огненными конями, нападавшими друг на друга в яростной битве. В течение нескольких лет по городу разносился голос некоего Иисуса, сына Анании, который, несмотря на все побои, достававшиеся ему от иудеев и римлян, постоянно кричал по улицам: «Горе, горе Иерусалиму!» Впервые этот крик раздался в храме. Полусумасшедший еврей то и дело восклицал: «Голос от востока! Голос от запада! Голос от четырех ветров! Голос против Иерусалима и храма! Голос против жениха и невесты! Голос против всего народа!» После этого он не говорил больше ни с кем, а только постоянно повторял глухим замогильным голосом: «Горе, горе Иерусалиму!» — и это продолжалось до самой осады, когда воскликнув: «Горе, горе и мне!» — он упал, убитый камнем, пущенным из римской баллисты.

В 66 году началась Иудейская война. Выведенные из терпения притеснениями и несправедливостями римских прокураторов, иудеи подняли восстание против римского гнета. Самая фанатичная партия иудейских националистов, так называемые зилоты, овладели крепостью Масадой, избили римский гарнизон и первые подали сигнал к Открытому мятежу. К ним присоединился Манаим, сын Иуды Галилейского, осадил Иродов дворец, бывший в то время Преторией прокуратора, и умертвил первосвященника и его брата, которые спрятались там. Восстание быстро разгоралось, поскольку префект Цестий, командовавший римскими войсками, оказался неспособным полководцем и действовал чрезвычайно нерешительно, с необычайной медлительностью. Вследствие этого он терпел поражение за поражением и наконец его поход против восставших иудеев закончился полным разгромом. Тогда римский император Нерон, встревоженный этими событиями, для подавления опасного возмущения отправил одного из лучших своих полководцев — Веспасиана. Дела приняли другой оборот. Карательная экспедиция Веспасиана началась усмирением Галилеи. Защита Галилеи, осада Иотапаты, Тарихеи, Гамалы и других городов, ужасные битвы и побоища, сделавшие Геннисаретское озеро багровым от крови и наводнившие улицы городов целыми потоками крови, — все это картинно описано иудейским историком Иосифом Флавием, лично принимавшим участие во всех этих событиях.

Покорив Галилею и Пирею, Веспасиан повел наступление на Иудею, и в первых же битвах многие тысячи иудеев были избиты. Иордан и Мертвое море были переполнены трупами убитых. В 69 году Веспасиан был избран императором и немедленно отправился в Рим, оставив в Палестине своего храброго сына Тита для довершения завоевания Иудеи.

Между тем в Иерусалиме происходили страшные беспорядки. Злополучный город раздираем был борьбой партий зилотов, идумеян, сикариев и всевозможных ожесточенных фанатиков. Народ постоянно видел перед собой сцены невообразимого ужаса и богохульства. Трупы валялись непогребенными на улицах. Самый храм постоянно осквернялся побоищами и кровопролитиями. Первосвященник Анания был умерщвлен, и все законы Божий и человеческие дерзко нарушались. Три главные партии с ожесточением боролись между собою за обладание городом. Во-первых, в Иерусалим успел проникнуть некий Иоанн Гисхальский, прославившийся в качестве неустрашимого вождя при защите Галилеи и образовавший свою фанатичную партию. Его соперником выступил партизанский военачальник Симон-бар-Гиора, а вскоре затем явился и третий претендент, некто Елеазар, отделившийся от Иоанна и укрепившийся во внутреннем храме. Во время этих междоусобиц многие улицы города были сожжены и большие запасы провизии безумно или нечаянно уничтожены. А между тем город был переполнен богомольцами по случаю праздника Пасхи, когда в 70 году Тит начал осаду Иерусалима. Только небольшая горсточка христиан, предупрежденная Спасителем, видя признаки надвигающейся катастрофы, успела уйти в городок Пеллу, расположенный в горах восточной пустыни, где и пробыла все время осады.

Трудно описать все yжасы осады, все, что делалось в несчастном городе, над которым как будто повисло Божие проклятие.

Несмотря на свои междоусобные распри, иудеи отбивали приступы римлян с яростной стремительностью и неукротимой храбростью, и с обеих сторон совершались геройские поступки. Но судьба города уже была предрешена. Когда Тит овладел внешнею стеною, иудеи, устрашенные огромными катапультами, баллистами и подвижными башнями римлян, удалились за внутреннюю стену, но внутреннюю стену можно было отстаивать только с трудом и большой опасностью. Скоро была взята и она, и римляне осадили башню Антония.

Многие иудеи, прихватив бывшие при них деньги, бежали из города, но только затем, чтобы попасть в руки подстерегавших их разбойников, которые обирали их догола. В городе наступил страшный голод. Дома разрушали и грабили. Богачей предавали смерти на основании ложных обвинений, которыми пользовались как предлогом для грабежа. Богатые женщины высших классов, как, например, дочь богача Ниндимона, получившая некогда громадное приданое, миллион золотых динариев, теперь бродила по улицам, выбирая зерна из помета для своего пропитания. Друзья ожесточенно дрались друг с другом за траву, за крапиву и за остатки истощившихся припасов. По улицам бегали окровавленные зилоты с разинутыми от голода ртами, спотыкаясь и трясясь «подобно бешеным собакам», как говорит Флавий. Граждан подвергали пыткам с целью вынудить у них признание, где спрятана пища. Детей безжалостно убивали головой об стену и пожирали еще не остывшие трупы. Людоедство развивалось в ужасающих размерах. Даже матери резали и поедали своих малюток. Воины иудейские были так ослаблены голодом, что почти не имели сил сражаться и с трудом пробирались к стенам по грудам гниющих трупов. Тела убитых валялись повсюду; их перестали погребать, и долины были завалены трупами. Даже суровый Тит при взятии города не мог удержаться от слез при виде этих ужасных сцен гибели и разрушения. Таких ужасов не слыхано было от начала мира.

Башня Антония была наконец взята и разрушена, и римляне пошли приступом на храм, причем Иоанн Гисхальский, ободряя своих фанатиков обещанием, что дом Божий и город будут спасены чудом, презрительно отверг делавшиеся ему Титом предложения сдаться на сравнительно снисходительных условиях. После этого взят был и внешний двор храма, и пристройки его сожжены. Тит искренно желал спасти храм как великолепное украшение для Римской империи, но один из его воинов в пылу сражения бросил головню в окно, и все здание вскоре было объято пламенем. Напрасно Тит всячески побуждал солдат постараться потушить огонь, — пожар разгорелся, и скоро храм представлял собой громадный пылающий костер. Иудеи сражались с безумною яростью и отчаянием. По мраморному полу храма текли потоки крови, шипя в пламени и местами заливая огонь. Последние оставшиеся в живых священники, собравшиеся на верхней площадке храма, с воплем отчаяния бросили к небу, возвращая Иегове, ключи храма, которых они оказались недостойны, и сами ринулись в пламя.

Так погиб великолепный Иерусалимский храм, которым с заслуженной гордостью любовались апостолы; погиб во исполнение пророчества Спасителя, и не осталось от него камня на камня.

Но ужасы осады этим еще не кончились. Нижний город был взят, ограблен и предан огню и мечу. Затем пал и верхний город. Пленных было так много, что массы иудеев были проданы в рабство за гроши; многие были отпущены, потому что не было на них покупателей; тысячи были распяты — не хватало крестов. Дома были завалены грудами мертвых тел; подземные подвалы переполнены беглецами, искавшими там убежища. Вожди восстания были взяты вместе со всеми самыми красивыми мальчиками, предназначенными украшать собой триумф победителя в Риме. Другие отправлены были на египетские рудники. Тысяча двести человек умерли в один день — частью от недостатка пищи, частью потому, что сами отказывались принимать ее. Во время войны две тысячи семьсот человек были взяты в плен, всего погибло около миллиона иудеев. Множество пленников были брошены диким зверям в римских амфитеатрах или вынуждены были зарубить друг друга в гладиаторских битвах. Когда Иерусалим пал, Иудея сделалась римской провинцией. Некоторые крепости еще держались, дольше всех — Иродиал, Махер и Масада, которые иудеи защищали с отчаянной храбростью. Падение Масады было невыразимо трагическим. Когда защита ее сделалась наконец невозможной, сикарии, составлявшие ее гарнизон, собственноручно избили своих жен и детей и затем пали на мечи друг друга, и последний из оставшихся в живых сам вонзил себе меч в сердце. Римские воины, ворвавшиеся в крепость, нашли в ней безмолвие смерти, а на земле лежали горы трупов. Падением Масады (в апреле 73 года) закончилась Иудейская война.

Святитель Василий Кинешемский. «Беседы на Евангелие от Марка»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *