Кто в доме главный?

Фильм

Глава семьи — муж. А женщина, как владелец семьи, нанимает мужчину на эту работу.

Главный в семье — это тот, кто больше всех влияет на принятие решений. Это может быть и явная власть, и влияние серого кардинала, влияние силовое и влияние любовью, это может быть власть авторитета и использование рычагов разрыва…

Как ни парадоксально это звучит, глава семьи — не обязательно в семье главный. Глава семьи — тот, кто рулит семьей явно и прямо, это видимый для всех лидер. При этом в семье, где очевидный для всех глава семьи — муж, реальным лидером может быть кто-то другой — его мама, или его жена, или их ребенок, и этот «кто-то другой», как скрытый лидер, на самом деле больше всех влияет на принятие решений.

Иногда главным в семье может быть даже нечто эфемерное — домашнее животное (пресловутая рыжая кошка), телевизор, чья-то работа, здоровое питание, бабушка, живущая в другом городе (или даже давно умершая!), но продолжающая дирижировать семейными ценностями и жизненным укладом.

Скрытый лидер в семье может быть в семье и радостью, и проблемой. Если скрытый лидер действует как «серый кардинал», втихую заботясь о своих интересах, в семье проблемы.

Предположим, это свекровь или свекор. Он вроде как прямо не претендует на главенство, но в результате почему-то получается так, что семья принимает решения, удобные для него. Здесь действуют скрытые рычаги влияния — образование коалиций, давление на «общественное мнение», припоминание другим старых долгов или грехов, которые теперь следует «искупить», шантажирование окружающих своим слабым здоровьем или несчастным положением.

Однако скрытый лидер — не обязательно эгоист или тем более вредитель. Роль жены при муже как главе семьи — роль скрытого лидера, роль шеи, которая незаметно управляет головой — мужем, главой семьи. Мудрая жена может быть реально главной в семье, но при этом ее муж ощущает себя главой семьи, она его в этом ощущении поддерживает, восхищается им и искренне ему за эту важную для семьи работу благодарна.

Мудрая жена, как владелец семьи и скрытый лидер, умеет мужу подчиняться. Или «как бы подчиняться», не возражая по мелочам, всячески поддерживая его статус и тихо управляя им при принятии действительно важных решений. Умение подчиняться — настоящий талант настоящей женщины.

Кто становится главным в семье? По-настоящему главным в семье обычно становится тот, кто к этому стремится и кто делать это умеет, кто приобретает для этого достаточное количество рычагов власти. Власть в семье — когда захватывают силой, когда опутывают слабостью… К сожалению, нужно признать, что сегодня большинство семей — проблемные, потому что редко в какой семье вопрос власти решается оптимальным и устраивающим все стороны образом. Одна из типовых картинок, когда муж подчиняется жене, жена подчинила себя желаниями ребенка, а ребенком управляет только мяуканье его любимой рыжей кошки… Ну, позже — мнение друзей и Интернет. См.→

Идеальный вариант — когда у каждого из членов семьи есть свой (посильный и добровольный) кусок власти, то есть та область, в которой он чувствует себя нужным, ответственным, признанным и компетентным. Важно также время от времени пересматривать существующие правила жизни, перераспределять обязанности и гибко подстраиваться под актуальные ситуативные изменения. В любом случае, глупо делить между собой власть, если вы оба не умеете руководить… Никто вас не спрашивает, любите вы руководить или нет, в семье умение руководить — просто необходимость. Нужно определиться с властью в семье и учиться руководить. См.→

19.4. Отношения между супругами: кто в семье главный

Кто главный в семье — муж или жена? Содержание понятия семейного главенства связывается с осуществлением управляющих (распорядительных) функций: общим руководством семейными делами, принятием ответственных решений, касающихся семьи в целом, регулированием внутрисемейных отношений, выбором метода воспитания детей, распределением бюджета семьи и т. д.

При этом встречаются два типа главенства: патриархальное (главой семьи обязательно является муж) и эгалитарное (в семье руководство осуществляется совместно).

Где жена верховодит, там муж по соседям бродит. Русская пословица

По данным Н. Ф. Федотовой (1983), мужское главенство отметили 27,5 % мужчин и 20 % женщин, причем число семей, где оба супруга считали мужа главой семьи, составляло лишь 13 % от общей выборки. Женское главенство чаще указывали жены, чем мужья (соответственно 25,7 и 17,4 %), а совпадение мнений супругов было только в 8,6 % семей. В пользу совместного главенства больше высказалось женщин, чем мужчин (25,7 и 18,4 % соответственно). При этом совпадение мнений о совместном главенстве было в 27 % семей. В более чем половине случаев наблюдалось расхождение во мнении, кто является главой семьи: муж считал таковым себя, а жена — себя, что нередко создавало конфликтную ситуацию.

Пипло и ее коллеги (Peplau, Rubin, Hill, 1977) классифицировали женатых людей и распределили их на группы эгалитарных браков, традиционных браков и современных браков. Эгалитарные браки включают. равное распределение власти среди партнеров; традиционные гендерные роли в таких браках не соблюдаются. Грей-Литтл и Беркс (Gray-Little, Burks, 1983) определили два типа эгалитарных браков: синкратический и автономный. Синкратические взаимоотношения характеризуют паттерн брака, когда муж и жена обладают равной властью и совместно принимают решения во всех областях (например, воспитание детей, предстоящий отпуск и финансовый расклад). Автономный паттерн характеризует эгалитарные отношения, когда жена и муж обладают властью и авторитетом в разных областях.

В традиционном браке муж больше доминирует, чем жена; оба партнера сохраняют традиционные гендерные роли. В традиционных браках жены принимают самостоятельные решения во всем, что касается ведения домашнего хозяйства и воспитания детей. Мужья обладают полным авторитетом в принятии семейных решений (Gray-Little, Burks, 1983).

В современном браке мужья, как правило, меньше доминируют. Традиционные гендерные роли несколько модифицируются. В браках такого рода мужья терпимо относятся к работе жены. Однако если, например, ребенок заболевает, то муж считает само собой разумеющимся, что жена не пойдет на работу и будет сидеть с ребенком (Peplau et al., 1977).

Грей-Литтл и Беркс обнаружили, что в браках, в которых жена обладает сильной властью, партнеры менее удовлетворены, чем в эгалитарных отношениях или традиционных браках. Одно из объяснений для таких данных состоит в том, что браки с доминирующей женой противостоят культурным нормам.

Палуди М., 2003, с. 256–257.

При сопоставлении данных исследований, проведенных в нашей стране за последнее десятилетие, отчетливо просматривается следующая динамика: чем старше опрашиваемые, тем чаще встречается мнение, что семья должна быть построена по эгалитарному типу. Ниже приводятся данные, подтверждающие этот вывод.

По данным Г. В. Лозовой и Н. А. Рыбаковой (1998), мальчики-подростки чаще, чем девочки того же возраста, считают, что главой семьи должен быть муж (соответственно 53 % и 36 %); если же предпочтение отдается матери (что происходит не так часто), то девочки делают это чаще, чем мальчики (соответственно 20 % и 6 %). При этом к такому распределению ролей в большей мере тяготеет та часть мальчиков, которые осознали себя в качестве представителей мужского пола. Те же мальчики, которые не сумели еще окончательно полоидентифицироваться, одинаково часто предпочитают как патриархат в семье, так и биархат (т. е. считают, что главой семьи может быть как отец, так и мать). У девочек наблюдается та же тенденция: полоидентифицировавшаяся группа считает, что главой семьи должна быть женщина, а остальная часть девочек тяготеет к равноправию полов.

С повзрослением взгляд на главенство в семье мужа или жены несколько меняется. Так, по данным Н. В. Ляхович (1999), юноши считают, что главой семьи должен быть либо муж (35 % ответов), либо должно быть равноглавие (биархат) — 65 % ответов. Такая же тенденция наблюдается и в ответах девушек (муж — 23 %, биархат — 73 %), с той разницей, что 4 % главой семьи назвали жену.

Среди брачующихся отдают главенство в семье мужу еще меньшее количество опрошенных. По данным Т. А. Гурко (1996), это сделали 18 % женихов, 9 % невест. Среди мужчин патриархальных взглядов в основном (около 40 %) придерживаются выходцы из села и имеющие лишь среднее образование.

По данным исследований, проведенных в нашей стране, от 15 % до 30 % женщин в возрасте за 30 лет объявляют себя главой семьи, тогда как лишь 2–4% их мужей и 7 % взрослых детей признают это.

Эти ответы отражают наметившийся в настоящее время постепенный переход от патриархального типа организации семьи, когда ее главой являлся только мужчина, к демократическому, в основе которого лежит правовое и экономическое равноправие мужчины и женщины. Указанные функции управления не сосредоточены в руках одного из супругов, а распределяются более или менее равномерно между мужем и женой (З. А. Янкова, 1979). Несмотря на эту тенденцию, остается еще много семей, где главенствующую роль, как и прежде, играет муж, хотя во многом это главенство носит формальный характер (А. Г. Харчев, 1979; З. А. Янкова). Имеются также семьи, где главой является жена.

Новицкая приходится мне директором по работе. Но и дома она остается директором, несмотря на мои возражения о том, что дома она должна быть женой.

Из заявления о разводе

Принятие решений в семье может быть объективным критерием главенства мужа или жены. Т. А. Гурко (1996) полагает, что в настоящее время практически во всех сферах семейной жизни жена чаще, чем муж, принимает решения. Однако в исследовании М. Ю. Арутюнян (1987) было выявлено, что принадлежность решающего голоса мужу или жене зависит от типа семьи (табл. 19.1).

Таблица 19.1. Принятие решений в семье (в % случаев)

Как видно из данных таблицы, в эгалитарных семьях чаще решения принимаются мужем и женой совместно независимо от сферы жизнедеятельности. В традиционных семьях это касается только досуга. В финансовой и хозяйственной сферах чаще всего решение принимает жена. Сходные данные получены и зарубежными исследователями: распределение семейных доходов чаще выполняет одна жена, реже — совместно с мужем независимо от типа главенства (N. Gunter, B. Gunter, 1990).

В тех случаях, когда жена приписывает себе главенство, она оценивает качества мужа намного ниже, чем при других типах главенства и, естественно, ниже, чем свои качества. Это снижение оценок наблюдается по всем личностным качествам, но особенно отчетливо оно выражено в оценках волевых и интеллектуальных свойств личности мужа, а также качеств, характеризующих его отношение к производственному и домашнему труду. Жена как бы вынуждена взять на себя главенство, не потому, что хочет и подходит для этой роли, а потому, что с этими обязанностями не справляется муж. Мужчины признают главенство жены потому, что видят у нее наличие тех качеств, которые присущи мужчине, а именно волевые и деловые качества.

В газете «Комсомольская правда» был приведен любопытный пример. В 100 опрошенных семьях 90 женщин назвали себя главой семьи, и их мужья подтвердили это. Десять мужей попробовали претендовать на главенство, но почти все жены им возразили. И лишь одна женщина сказала, что глава семьи — муж. Этого единственного счастливца из 100 решили наградить, предложив ему выбрать подарок. И тогда муж, обратившись к жене, спросил: «Как ты считаешь, Мария, какой лучше выбрать?» Так и не состоялся единственный глава семьи.

ЛисовскийВ. Т. Любовь и нравственность. Л., 1986, с. 100–101.

Признание главенства мужа связано у женщин с высокой оценкой ими его деловых, волевых и интеллектуальных качеств. Мужчины свое главенство связывают с высокой оценкой у себя «семейно-бытовых» качеств и низкой оценкой деловых, интеллектуальных и волевых качеств жены. При этом они считают, что эти качества не являются важными для жены, поэтому, давая им низкую оценку, мужья не стремятся умалить достоинства жен.

В то же время признание главой семьи мужа или жены вовсе не означало, что в их руках сосредоточены все управленческие функции. На деле наблюдалось распределение функций между мужем и женой. Материальное обеспечение семьи при всех типах главенства признается ведущей ролью мужа, но только в том случае, когда расхождение между заработком мужа и жены большое. Главенство мужа в семье связано с его превосходством в уровне образования, общественной активности, удовлетворенностью профессией. Если уровень образования и общественная активность выше у жены, то главенствует в семье она.

И. В. Гребенников (1991) выделяет три типа распределения семейных ролей:

1. Централистский (или авторитарный) — во главе один из супругов, решающий основные вопросы в семье.

2. Автономный — муж и жена распределяют между собой роли и стараются не вмешиваться в сферу влияния друг друга.

3. Демократический — управление семьей лежит на обоих супругах в равной мере.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Во многих культурах патриархат — это норма, которую никому не придет в голову оспаривать. Но сегодня мы сталкиваемся с проблемой, когда мужчины сдают позиции — женщина становится лидером в отношениях. Вызвано ли это повсеместным уравниванием прав мужчин и женщин или тем, что некоторые мужчины слабы — им легче передать власть и ответственность в руки женщины, — неясно. Но мы знаем ответ и хотим рассказать об этом тебе.

Мы защитники

Любые отношения между мужчиной и женщиной — это выполнение социальных ролей. Исторически сложилось так, что мужчина — защитник и добытчик, а женщина — хранительница очага. Каждый мужчина по сути своей лидер и хочет вести за собой, когда женщина, наоборот, хочет видеть рядом с собой сильного человека, на которого она может положиться. Иногда амбиции у девушек и отсутствие стержня у мужчин приводят к обратной ситуации, где она ведет за собой парня. Но способна ли девушка защитить свою семью? От финансовых трудностей и даже бытовых — сможет, но на короткое время. Если же будет реальная угроза здоровью и жизни, то защитить семью девушке уже гораздо сложнее, если, конечно, ты встречаешься не с Рондой Роузи.

Исполняя роль мужчины в отношениях, женщина быстро перегорит и устанет, так как это ненормальный образ жизни для нее. Так же и мужчина, не решающий проблем, которые становятся перед его семьей, не сможет нормально чувствовать себя в обществе, а внутреннее «Я» будет постоянно бунтовать, когда им будут пытаться помыкать. Только мужчина способен в полной мере защитить свою семью от внешних угроз и обеспечить спокойствие своей женщины. Защита — удел лидера. Это залог нормальных отношений и спокойствия твоей подруги.

Способность брать ответственность и принимать более взвешенные решения

Мужчина от природы наделен более холодным рассудком, нежели женщина. Мы живем в мире, в котором принимаем решения, опираясь на логику и факты. Каждое решение многократно взвешивается и обдумывается. Это свойство работы нашего мозга, благодаря которому мы способны более трезво смотреть на вещи.

Женщины же живут в мире эмоций и зачастую движимы ими. Их чувственное восприятие мира может затуманивать рассудок, из-за чего принимаемые решения не всегда верны. Решения, принятые под влиянием эмоций, могут носить разрушительный характер, их последствия необратимы. Это не значит, что это делает их хуже. Просто мозг мужчины и женщины устроен по-разному, и в этой разнице заключен функционал. Так что принятые мужчиной решения, основанные на логике и трезвом рассудке, будут более правильными, нежели решения эмоциональной подруги.

Также с детства мужчин готовят брать ответственность на себя и не бояться этого. Такая модель поведения, выработанная с юных лет, является для нас нормальной. Мы способны принимать серьезные решения не только за себя, но и за посторонних людей. Девушек учат, что мужчина будет нести ответственность за семью, принятие жизненно важных решений ложится на его плечи. Поэтому, когда женщина становится во главе семьи или пары, ей гораздо сложнее делать выбор в некоторых ситуациях лишь потому, что она социально не подготовлена к подобного рода решениями. Эта задача исторически делегирована мужчинам: мы не должны взваливать ответственность на плечи девушек, а иметь мужество самостоятельно принимать решения, за которые придется нести ответственность.

Женщины не любят подкаблучников

Они их презирают. Возможно, ты слышал от своих подруг, что им бы понравились отношения, где парень слушался бы во всем. Такая утопия может выйти боком ей же самой. Подсознательно девушка хочет находиться под властью мужчины и быть слабой, и, несмотря на это, каждый день какими-либо путями прощупывает твою оборону на предмет слабостей. Но ты помни: ни шагу назад!

Наигравшись вдоволь с таким бесхребетным чучелом, она потеряет к нему всяческий интерес. Такой парень начнет бесить и ничего, кроме агрессии, не вызовет. Что уж говорить о любви. Ведь любовь без уважения существовать не может, а в таких отношениях об уважении говорить не приходится. Первый мужчина, который «поставит ее на место», гарантированно станет богом в ее глазах, которому она и начнет поклоняться, забыв о своем безвольном друге.

Парень, находящийся под властью девушки, теряет себя: свою индивидуальность и свободу воли. Такая марионетка перестает быть мужчиной даже в глазах своих друзей. Поэтому, уступая во всем своей девушке, подумай, а не хотят ли тебя загнать под каблук? И во что это может вылиться?

Главенство — это не только власть, но и обязательства

Помни, что занимая лидирующее положение в паре, ты берешь на себя и ответственность. Твоя подруга будет рассчитывать на тебя во всем, и ты станешь гарантом ее спокойствия и безопасности. Быть лидером — означает не только отдавать распоряжения, запрещать или разрешать что-то делать или не делать и указывать, как правильно жить. Заняв главенствующее положение, прими ответственность за вас двоих, выполняй свои обязательства и докажи, что ты тот самый мужик, за которым стоит идти.

Отсутствие лишних споров

Когда ты в глазах своей девушки будешь лидером и беспрекословным авторитетом, у вас не будет возникать споров относительно принятых тобой решений. Не будет и конфликтов. Конечно же, ты должен учитывать мнение своей подруги и не быть тираном, который плюет на нее. Но последнее слово всегда остается за тобой.

Принятые решения будут для нее априори верными и правильными, ведь как можно подвергать сомнению решения своего мужчины? Такая позиция исключит ругань, подруга не будет забивать голову лишними вопросами, которые осложнят ее жизнь. Самое главное — прекратится бесконечная борьба за лидерство, ведь зачем спорить, когда за тебя могут решить все проблемы?

— Как понимать слова апостола Павла: «Жены, повинуйтесь своим мужьям» и «муж есть глава жены»? Надо ли все терпеть от мужа — и несправедливость, и деспотизм? Всегда ли и все ли прощать и КАК прощать?

— Прежде всего, нужно постараться нарисовать идеал мужа. Да, мы должны следовать апостольскому слову: «Жены, повинуйтесь мужьям»… Но разве это накладывает обязательства только на жену? А если и на мужа тоже — то каким должен быть муж, чтоб соответствовать трудной роли главы?

Могу привести реальный пример удивительного человека, о котором многие слышали — недавно скончавшегося профессора, протоиерея Глеба Каледы, испытавшего страшные гонения на Церковь. Его духовный отец протоиерей Владимир Амбарцумов, мученически окончивший свою жизнь (расстрелянный в 37-м году на спецполигоне в Бутово, где теперь стоит храм в честь новомучеников и исповедников российских) отправлял 14-летнего Глеба искать священников, которые скрывались от преследований Советской власти, их семьи.

Этот мальчишечка действовал как партизанский связной на оккупированной территории, с его участием отец Владимир организовывал помощь этим страждущим семьям. И когда началась война, Глеб Каледа добровольцем пошел на фронт — ему было что защищать, он знал, за что будет проливать свою кровь: он отстаивал Церковь, отстаивал веру, защищал близких ему людей. У него было, что и кого любить.

И он прошел всю войну — с 41-го по 45-й год, был награжден правительственными наградами. Служил в артиллерии на батарее «катюш», в 43-м году на Курской дуге он как радист должен был телефонировать о начале битвы. И под Сталинградом был, и Кенигсберг штурмовал, и Гданьск.

Во время войны учил немецкий язык и был переводчиком, продолжал заниматься геологией и после демобилизации поступил в геолого-минералогический институт. Стал известным, крупным ученым, защитил докторскую диссертацию, часть его исследований вошла в учебники.

И одновременно с этим в течение 20 лет Глеб Каледа был тайным священником, зная, что если это станет известным властям, то он полетит из Москвы со всех своих постов, а дети вылетят из институтов и школ — и вообще вся его семья лишится московской прописки. И вот, несмотря на то, что он подвергал судьбу своих близких опасности, он был священником.

А как только появилась возможность выйти на открытое служение, он это открытое служение принял. Создал замечательный приход, большой вклад внес в православное образование — за те недолгие годы, что он открыто служил как пастырь. Стал первым священником, который после революции переступил порог тюрьмы. И такое снискал уважение! Входил в камеру смертников и оставался с ними наедине за закрытой дверью. Ясное дело, что человеку, приговоренному к смертной казни, терять нечего — батюшку могли взять в заложники, что-то с ним сделать. А он, физически слабый, но совершенно неукротимый и горящий духом, их не боялся и говорил, что там исповедуются так, как нигде не исповедуются.

Люди перед лицом смерти, увидев ужас содеянного, видя реальность смерти и близость Божию, каялись так, как никто, нигде и никогда. Но опять-таки именно ему так открывались эти заблудшие, смертно согрешившие души… И если говорить об идеале мужа, отца — то вот он. Естественно, что и в семье отца Глеба его слово было законом. Если бы все мужья могли сказать, что они хоть отдаленно похожи на отца Глеба, если они ставим себе такой или подобный идеал и стремятся ему соответствовать, тогда женам было бы совсем нетрудно им повиноваться. Жены бы знали, кому и почему они повинуются.

Такому человеку повиноваться радостно и легко, и ты знаешь, что за ним, как за каменной стеной. А если, к сожалению, мужья превращаются в пользователей (сегодня попользовался одной женщиной, а завтра нашел помоложе — попользовался другой), то, извините, это не мужчина.

И непонятно тогда, кому, чему и зачем тут повиноваться…

Что же касается того, всегда ли все прощать мужу и как прощать…

Если мы не будем прощать прегрешений наших близких, то и Господь не будет нам прощать прегрешений наших. Конечно, мы должны прощать — и прощать от чистого сердца.

А как?

Тут есть определенный критерий, который для меня сложился под влиянием одного замечательного праведника, человека святой жизни, удивительного старца архиепископа Мелитона (он умер в 1986 году). Как-то к нему пришел один из его почитателей и спросил: «Владыка, вы такой любящий, ко всем с относитесь любовью…Как вы этого смогли достичь?»

Владыка Мелитон усмехнулся: «Какой я любящий!..» И стал вспоминать. Оказывается, за его долгую жизнь (он прожил 87 лет) он один раз обидел человека. Каким образом? Учась в епархиальном училище и будучи в числе лучших учеников, он как-то готовил урок в классной комнате. Вдруг вбежал, допустим, Коля и разбросал нюхательный табак. Все чихают, кашляют. Колька убежал, появляется инспектор: «В чем дело?! Что такое?» И у Миши (так звали о. Мелитона до пострига в монашество) вдруг вырвалось: «Да это Колька там табак разбросал!» Кольку — в карцер на два часа. А Миша сам не свой — «заложил» товарища (тогда с этим было гораздо строже, чем сейчас, тогда это просто невозможно было!).

Ходит возле карцера, с нетерпением ждет, когда Колю выпустят. И вот время прошло, выходит мрачный Коля. Без вины виноватый (ведь это Коля все спровоцировал) Мишка бросается к нему: «Коля, прости меня, я не знаю, как у меня вырвалось…» — «А ну, пошел отсюда, а то я тебе дам!» — «Коля, прости меня!..» Поклонился ему, повернулся и пошел.

Отошел несколько шагов, слышит — Колька догоняет: «И ты меня прости…» В такой ситуации мы часто думаем: я подойду и попрошу прощения, если мне кинутся на шею — значит, все в порядке. А если нет? Если, как этому мальчику Мише, скажут: «А ну-ка пошел отсюда, не хочу тебя прощать!» — что ты ответишь? Понесет тебя опять так же, как раньше, или еще сильнее? Или ты сможешь еще раз поклониться и сказать: «Прости меня, все равно я виноват»? Так вот если хватит у тебя смирения и терпения и любви и раскаяния, чтобы во второй раз сказать «прости» — тогда ты победил.

Любовь — оружие всепобеждающее, тут не устоишь. Если тебя ударили по одной щеке, а ты подставил вторую — невозможно во второй раз ударить. А если не так — значит, ты не простил… Это можно даже мысленно проиграть: представить себя в такой ситуации — напряжешься ли ты внутренне, закипит ли твоя кровь при мысли о том, что тебя еще раз оскорбят и опять несправедливо, или наоборот скажешь: чтобы мне ни сделали, я виноват и настолько мне мир в семье дороже, что я готов претерпеть и смириться, лишь бы мир восстановить.

Если это так, значит, ты простил. И тебя простят. У большинства же супругов, увы, бывает лишь настрой на прощение, мысль: если я прошу, то значит, ты непременно должен простить… Тогда ты просто требуешь того, на что не вправе рассчитывать. А если ты от души простил и осознал, что виноват и заслуживаешь любой кары — тогда мир будет восстановлен.

ИСКУССТВО БЫТЬ ВТОРОЙ

— А как быть, если семья православная, но муж как слабовольный человек не может взять на себя роль главы семьи?

— Такие ситуации бывают. И от жены в таком случае требуется совершенно особый такт и особый подвиг.

Мне вспоминается один из рассказов Джека Лондона — «Мудрость снежной тропы», где описывается, как муж и жена отправляются на север добывать золото. Двигаются они зимой, по снегу идти тяжело. Как раз такая ситуация сложилась: слабовольный капризный муж и сильная, цельная натура его жены. Как известно, если идешь по снегу, по целине, то идущему впереди очень трудно прокладывать тропу. Тому, кто идет сзади, проще.

Муж как слабый человек шел сзади. А тропу тропила, впереди шла жена. Но когда они вдалеке видели какой-то встречный караван, они менялись местами… В таком случае жене нужно приобрести особое, труднейшее искусство — быть второй, будучи первой. Это очень трудно. Но необходимо. Увы, такая ситуация в последнее время встречается достаточно часто. Тут, конечно, должна помочь и молитва, и исповедь, а также помощь и советы духовника, и желание не задевать самолюбие мужа. Хотя, казалось бы, муж при этом должен смиряться. Но более естественно смиряться женщине, хотя это очень трудно. Потому быть смиренным человеком — это быть очень сильным человеком. Это значит преодолеть свои амбиции для того, чтобы целое (то есть семейная жизнь) была мирной и счастливой. Иначе если каждый будет доказывать свою правоту, то будет то, что происходит сейчас повсеместно во всем мире — то есть семья наверняка распадется.

— А как должна вести себя жена, если мужа по другим причинам невозможно воспринимать как главу семьи (ввиду его несостоятельности в случае алкоголизма, например, невозможности или нежелания обеспечивать семью и т.д.)?

— Это вопрос трудный и должен решаться строго индивидуально. И если смотреть по-христиански алкоголизм как на тяжелую для всех болезнь, когда человек с зависимостью от алкоголя просто не справляется, то мудрая жена постарается укрепить волю мужа, воззвать к его чувству достоинства, укрепить в нем сознание ответственности главы семьи, а не подчеркивать, что теперь он человек подчиненный и никчемный.

И даже если муж в таком состоянии, что, кажется, ни на что не способен, и женщина в некотором смысле становится главой семьи, то тут особенно нужна мудрость выглядеть второй будучи первой, как я уже говорил. Всеми силами стараться помогать мужу преодолеть эту греховную слабость, но с другой стороны и болезнь, призвать его к покаянию и молитвой, и своим доброжелательным отношением к нему. Но тут нужно смотреть на конкретную ситуацию: хватит ли сил у жены нести этот тяжелый крест, справится ли она с ним. Хочет ли муж избавиться от своего тяжкого недуга. Если есть такое стремление преодолеть беду, то нужно стараться сохранить семью всеми силами, до последней возможности.

— Чем опасны для семьи инфантилизм и безответственность мужа?

— Инфантилизм жены тоже очень вреден, может быть, даже еще вреднее. Тут как раз люди вполне равны. И если жена ведет себя несерьезно и не собирается воспитывать детей, то это очень страшно. Так что инфантилизм любого из супругов — тяжелый недостаток, который требуется преодолевать всеми силами. И для людей, которые ведут серьезную, глубокую церковную жизнь, нет ничего невозможного. Апостол Павел прямо так и говорил: «Все могу о укрепляющем мя Христе». Вот так и каждый из нас. Если мы чувствуем свою недостаточную зрелость в семейной жизни, нужно молиться, каяться, просить помощи у Бога, стараться работать над собой. Тогда жизнь наладится. К тому же и сама жизнь в Церкви требует постоянного самообразования -все время набираться опыта и использовать его в своей жизни.

— В последнее время нередки ситуации, когда муж становится безработным, а жена как более деятельная находит работу, которая вынуждает ее проводить большинство времени вдали от дома. Кто в этом случае является главой семьи, если забота о детях и быте легла на мужчину, а обеспечение семьи — на мать? Как сохранить мир и гармонию в семье в такой ситуации?

— Мне кажется, главенство в семье зависит не от того, кто приносит больше денег и кто больше хлопочет по хозяйству, а от того, кто имеет больший нравственный авторитет Его нельзя ставить в зависимость от того, что наше государство разваливается и нет работы. Это не вина мужа, что он лишился работы.

Или возьмем другую ситуацию — муж, предположим, тяжело болен. Значит, он становится человеком второго сорта? В такой ситуации проблемы воспитания, вопросы общесемейные и проблемы общения с окружающими людьми должны решаться единодушно, но все-таки последнее слово должно быть за мужем как за главой семьи. Иначе это будет нарушение порядка вещей, Богом созданного. Повторяю, тут экономические и социальные ситуации в нашей стране не являются определяющими, потому что природа человека гораздо глубже и важней, первичней всяких социально-экономических отношений.

Бывает, в такой ситуации муж проявляет инфантилизм, о котором мы только что говорили, легко мирится с тем, что не нужно прилагать усилий, чтобы обеспечивать семью — ему удобно, что жена этим занимается, и он как бы самоустраняется от этого главенства, а в семье наступает фактически матриархат. В таком случае это как бы библейский образ продажи своего первородства за чечевичную похлебку, за комфорт, за «право» остаться инфантильным. Человек отказывается от своего долга, от своего призвания главенства.

Это печально — это трагедия этой семьи, этого человека, да и жены, которая должна брать на себя уже двойную, если не тройную ношу: и работы, и хозяйства, да еще и выполнять функции мужа. Когда кто-то перестает выполнять свой долг, сознательно не хочет преодолевать себя, учиться, то это все равно что дезертировать с поля боя. Ты уходишь — а вся нагрузка ложится на тех, кто остался. Да это просто нечестно, неблагородно по отношению к своей жене, чью жизнь он сознательно усложняет.

Это все самым негативным образом сказывается на детях, потому что перестав исполнять свой долг, такой человек показывает детям пример того, что перед трудностями можно и нужно пасовать и не напрягаться, когда можно уйти в кусты. Проявление же малодушия, отсутствие благородства и ответственности всегда осуждалось в нашем народе. Совет в такой ситуации может быть только один: придите в церковь, всерьез и глубоко придите в церковь, постарайтесь ощутить ее благодатную помощь и ту силу, которую она дает. И если человек хочет преодолеть свои недостатки, в Церкви он их преодолеет. Может быть, найдется какая-то работа в храме, может быть, человек после исповеди устыдится своей слабости и приложит все силы, чтобы найти работу, подставить свое плечо жене, защитить ее. Есть масса способов помочь семье. Вера дает человеку силу бороться до последнего и даже за пределами человеческих сил.

КАК МУЖЧИНЕ ОСТАТЬСЯ МУЖЧИНОЙ

— Какие качества необходимы современной женщине, чтобы она могла несмотря ни на что быть хранительницей домашнего очага? Как совместить это с работой, с необходимостью обеспечивать семью?

— Мне кажется, это тоже зависит от конкретных людей и конкретной ситуации. Всегда в идеале естественно, чтобы обеспечивал семью муж. А жена воспитывала бы детей. Когда мне приходилось жену иногда отпускать и я оставался один и сидел с детьми, я вспоминал при этом сказку, как мужик домовничал.

Помните — мужик говорил жене: твоя работа легкая, а ты попробуй попаши! А когда жена запрягла лошадь и отправилась на поле пахать, у мужа наступил полный развал дома. Когда же жена пришла вечером с поля, все вспахав, у него не то что ничего не было готово, а все перевернуто вверх дном… Конечно, быть хозяйкой, хранительницей домашнего очага — это очень трудно. Это трудней, чем ходить на работу. Тем более что за работу деньги платят, а здесь платят лишь пособие… Современная женщина стремится на работе отдохнуть от детей, от кухни, от магазинов, от рутины…

И тем не менее быть матерью — воспитателем своих детей — это великий подвиг. К сожалению, у нас нарушены традиционные нравственные устои, и современная женщина считает, что это не для нее, что это противоестественно — сидеть дома. Что же касается разговоров, что муж не прокормит, уверяю вас, что это не совсем так. И жена часто идет работать не потому, что муж не прокормит, не потому, что ей не хватает денег, а потому что не хочется сидеть дома. А не хочет она сидеть дома потому что, если женщина вне Церкви, вне общения с людьми, то она действительно просто запирает себя в четырех стенах — а это невыносимо.

А если она регулярно в храме и если в храме такие же мамочки, с такими же детишками и такими же проблемами, и если они друг друга знают, любят, общаются семьями — то общение очень глубокое и интенсивное, поскольку интересы общие и проблемы общие. Просто такие глубокие дружеские отношения, совместная церковная жизнь очень людей соединяет, объединяет. И оказывается, что можно все-таки жене остаться дома, потому что когда жена дома, сама готовит, шьет и многое делает по хозяйству, ведение домашнего хозяйства обходится гораздо дешевле. Одно дело, когда она, измотанная, бежит по магазинам и покупает сосиски, которые стоят дорого, а другое — когда она сама что-то с любовью приготовит…

Конечно, бывают ситуации, когда просто выхода нет — мужу-учителю, скажем, платят мизерные деньги или вообще не платят. И, исходя из реалий, когда большинство женщин работает, им одновременно приходится быть хранительницами очага. Тут своя особенность, свои трудности, если православная мать работает. И если ты живешь с радостью о Христе, с радостью победы над злом, которая происходит в твоей душе, то и семью будешь вести так и будешь все преодолевать, и вокруг тебя в храме обязательно соберутся люди — добрые и хорошие — которые будут помогать бороться и одерживать нравственную победу в борьбе, которую должен вести любой человек, в любых условиях жизни, в любых экономических или иных ситуациях.

Жизнь нелегкая — да жизнь и не должна быть легкой. Но, перекладывая нашу ношу на женские плечи, мы должны задать себе вопрос: а достойно ли это мужчины, воина Христова? Если мужики чувствуют себя мужиками, то они не позволят тем, кто вершит сейчас нашей властью, так над собой измываться. А мы все обабились. И поэтому у нас сидят на шее, нас обворовывают, грабят, издеваются, унижают, продают, предают — а мы молчим, не защищаем свои семьи ни от нищеты, ни от растления. Это грех всего народа, а не только чей-то личный.

Нельзя ткнуть пальцем в кого-нибудь олигарха или чиновника и сказать: вот он, предатель. Он-то, может, и предатель, а мы-то что? Это мы его посадили к себе на шею и позволили ему сидеть. Это мы своих жен не хотим защищать, мы их предаем, мы с ними разводимся, мы допускаем, чтобы убивали миллионы наших детишек. Кто же мы такие? Мы предатели.

Я видел фотоальбом военных лет — там фотография: солдатик, деревенский мальчоночка лет восемнадцати, с нежным юношеским пушком на лице, лежит в окопе с автоматом. И прицеливается он сосредоточенно, как-то по-детски, прикусив немного губу. Глядя на это снимок, подумалось: интересно, если бы он знал, что сейчас будет то, от чего он защищал народ, что бы он сделал? Ведь тогда фашисты стремились уничтожить наш народ — сейчас население страны сокращается больше, чем в военные годы. Тогда гитлеровцы поощряли аборты, и сейчас их поощряют. Тогда фашисты вели пропаганду разврата — и сейчас ведут. То есть те цели, которые фашисты ставили больше пятидесяти лет назад, реализуются сейчас… И что бы сделал этот мальчик, если бы знал обо всем, что будет со страной? Что бы он сделал? Бросил бы свой автомат и пошел в тыл — что сопротивляться-то, воевать, на земле лежать под пулями, если планы Гитлера все равно реализуются и его потомки его же предадут?

И вот я на одной из конференций эту мысль высказал. И получил ответ, который заставил меня устыдиться моего малодушия. Ко мне подошел примерно мной ровесник и рассказал, как недавно был с отцом на Курской дуге, и отец показал места, где они воевали, рассказывал о боях, о том, что переживал. Зашли они в храм. А когда вышли, отец сказал ему: «Знаешь, сынок, если бы я знал, что будет так, как сейчас, лучше бы меня немцы убили…» Это поколение оружие не бросало. Он бы все равно не бросил автомат, считая: лучше бы его немцы убили… А мы их сдали…Так вот некого нам корить, кроме самих себя…

Когда папа главный

04.02.2019

Есть ли разница между обычной семьей и семьей священника? Лишает ли домашнее обучение детей общения со сверстниками или дает возможность выбрать друзей по сердцу? Перед каким вызовом встают приемные родители, и чего можно достичь воспитанием, а что нужно оставить на волю Божию и выбор самого ребенка? Об этом зашла речь в разговоре с красноярским священником Димитрием Нефедьевым и его супругой Ксенией.

Расскажите, как все начиналось?

Отец Димитрий Нефедьев: Мы познакомились 20 лет назад на музыкальном фестивале, через год поженились. И через четыре года у нас начали появляться дети. Сначала Саша с Алексеем, затем Антон и Настя. Мы никогда не задумывались на тему количества детей, сколько получилось, столько и хорошо.

А чем отличается жизнь семьи священнослужителя от жизни простых православных людей?

Отец Димитрий: Да особо ничем не отличается. Есть общие правила для всех христиан. Конечно, если бы у нас в России, как раньше, было сословное общество, а в нем – духовное сословие, где отцы бы готовили своих сыновей в священники, то уклад семьи бы кардинально был другим. Но мы не задаемся целью, чтобы наши дети стали священнослужителями. К этому должен призывать Господь.

Матушка Ксения: Наша жизнь после рукоположения супруга сначала в диаконы, затем в священники, не поменялась. Разве что изменился режим питания, потому что супруг не ест до Литургии.

Как вы пришли к Богу?

Отец Димитрий: В храм мы пришли вместе. И за нами пришли мои родители, мы крестились вместе с отцом. В Господа я уверовал, еще когда мне было лет шестнадцать, но тогда мы ходили к баптистам. Только позже пришло понимание, что истина – в Православии. Мы пришли в церковь, когда у нас уже было двое старших детей.

А одноклассники не интересуются у ваших детей такой специфической профессией их папы?

Матушка Ксения: Трое наших детей находятся на семейном обучении, старший, Алексей, пожелал учиться в школе.

А почему вы избрали такой нестандартный подход к образованию детей?

Матушка Ксения: Я не работаю. После окончания педагогического университета задумалась, что мне важней в этой жизни: учить чужих детей или заниматься своей семьей? И поняла, что свои дети важнее. Нам эта форма обучения кажется наиболее правильной. В начальной школе закладываются основы личности: важно уметь сказать «нет», пойти против общественного мнения, а в нашей общеобразовательной школе, наоборот, учат этого не делать, заставляют быть, как все.

Я сама училась на семейном обучении, мой брат тоже, он впоследствии даже получал президентскую стипендию. Когда мы Сашу забрали из школы в седьмом классе, она стала намного адекватнее, потому что неконтролируемое поведение подростков очень плохо влияет на их мироощущение.

Для того, чтобы обучаться в семье, нужно желание ребенка. И они изъявили это желание.

Дети ходили сначала в православную гимназию, но там обучение только до четвертого класса. А когда пришла пора старшим детям выпускаться из нее, мы всех перевели на семейное обучение. Организовать это непросто, девять месяцев было очень тяжело. Мы приглашаем репетиторов по некоторым предметам, некоторые дисциплины я преподаю сама. Раз в полгода или раз в год дети успешно сдают экзамены в школе по месту жительства. Педагоги к таким формам обучения относятся как неизбежному злу, но постепенно привыкают, так как в Красноярске это не редкость, в городе есть общественное движение в поддержку семейного образования, в которое входят около 300 семей.

А не было опасений, что дети будут лишены общения со сверстниками?

Матушка Ксения: Этого не надо бояться абсолютно! Они же ходят в художественную школу, на борьбу, во дворе играют. Наоборот, они находятся в выигрышной ситуации, потому что могут выбрать себе друзей по интересам и по сердцу.

Как в вашей семье обстоят дела с гаджетами, телевизором?

Матушка Ксения: У нас в семье существует четкое планирование времени. Если ты хочешь вечером посмотреть фильм, то должен все, что нужно, сделать в течение дня.

Остается ли время на свои собственные увлечения при таком полном погружении в семью?

Матушка Ксения: Мне было интересно попробовать что-то сложное, и я освоила золотную вышивку. Это наше древнерусское рукоделие, очень красиво, нервы успокаивает. Мне удобно что-то делать руками из-за графика. Когда, например, занимаюсь с детьми математикой, у меня руки свободны. Поэтому я либо шью, либо вышиваю – не люблю сидеть без дела.

Спорт занимает отдельное место в жизни вашей семьи?

Матушка Ксения: Да. Когда у меня начались проблемы со здоровьем, я поняла, что можно пойти в поликлинику, а можно в спортзал. И я выбрала второе. Детей отдали в спорт, чтобы выработать привычку, чтобы у них осталось понимание, что три раза в неделю нужно заниматься своим телом – тогда во взрослой жизни можно избежать многих проблем со здоровьем. Это как в молитве: если каждый день молиться, то вырабатывается привычка.

А почему девочек отдали на борьбу?

Отец Димитрий: Они сами захотели. Возле нашего дома – Школа олимпийского резерва. Мы сначала отдали мальчишек, а Настя ходила на акробатику. Но потом она сходила с братом на тренировки, ей понравилось, и попросилась на борьбу. Потом все съездили в лагерь, и Саша окунулась в эту атмосферу. С тех пор все занимаются борьбой.

Алексей – ваш приемный сын. В чем-то его воспитание отличается? И как вы решились на этот шаг?

Матушка Ксения: Когда я родила Сашу, первую дочку, в роддоме остался ребенок, мама которого сбежала. Это было на Украине, там было совсем плохо с финансированием, поэтому даже смеси для кормления приносили местные жители. Отдали нам его двухмесячным, еще до того, как мы оформили документы, потому что кормить мальчика было нечем. У него был рахит страшный: большой живот, вышарканные волосы. Очень было все грустно.

С какими проблемами пришлось столкнуться?

Матушка Ксения: Мы поняли, что генетика – очень сильная вещь. У него свое представление обо всем, даже о справедливости. Генами заложено даже то, что честно, что важно. А воспитанием можно только сгладить, скорректировать. В пять лет от чужих людей он узнал, что нам не родной. Но это и хорошо. По опыту, детям это лучше говорить в маленьком возрасте, если узнают в подростковом, то возникает больше проблем. Когда сталкиваемся с трудностями, нам помогают специалисты из органов опеки, беседуют с ребенком; это хорошо помогает.

Что вы хотите заложить в своих детях. Чему их научить?

Отец Димитрий: У нас нет четкого плана воспитания детей. У англичан есть хорошая поговорка: «Не воспитывайте детей, воспитывайте себя. Они все равно возьмут с вас пример».

А правила есть в вашей семье?

Матушка Ксения: У нас в семье жесткая иерархия. Главный папа. Потом мама, дальше – по старшинству. Грубо говоря, если осталась лишняя конфета, то она достается папе. А он уже сам решает, как ей распорядиться. Мы даем понять детям: то, что ты ребенок, не значит, что ты главный. Проще, когда с детства воспитывается уважение к родителям, к старшим вообще. Когда у меня дети спрашивают, кого я больше люблю, я всегда отвечаю: «Папу».

Как научить детей молитве?

Отец Димитрий: Постепенно. Пока наши дети были маленькие, молились все вместе. Сейчас они сами. Иногда бывает, что забывают, особенно перед едой. Тогда я напоминаю, шучу, что поросята не молятся, и это действует. Но мы не нагружаем их молитвенными правилами, все даем по силам.

А вы знаете, как сделать так, чтобы дети полюбили Бога?

Отец Димитрий: Это не в нашей компетенции. Каждый человек должен пережить свою встречу с Богом. Пока он это не переживет, то он не поверит. Бывают, конечно, редкие случаи, когда человек с детства расположен к этому. Из четверых детей у нас только Антон с детства любит молитву, Закон Божий. Ведь таких людей, как Серафим Саровский, очень мало. Не зря же у нас в Священном Писании есть притча про блудного сына, и не зря в Ветхом Завете столько примеров детей, совершенно не знающих Бога.

И нет никакой гарантии, что у священника будут верующие дети. Можно воспитать нравственное понимание вещей, привить христианские взгляды на положение вещей, рассказать, что такое грех и добродетель. А любви к Богу научить нельзя – человек должен сам до этого дойти. Богоискание – личное. А мы можем только молиться. Ведь Дух дышит, где хочет.

Беседовала Екатерина ПЕРЫШКИНА

Фото из семейного архива

Публикация сайта
Иоанно-Предтеченского прихода Красноярска
и Пресс-службы Красноярской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *