Кто видел бога?

Жители Макеевки Донецкой области стали свидетелями необычного явления, происходившего прямо над их головами. Во время грозы сразу в нескольких районах города в небе появились глаза.

Некоторые даже успели записать странную картину на мобильный телефон. По словам очевидцев, мистическое зрелище продолжалось около получаса.

Ученые уже вынесли по данному поводу свой вердикт: вполне нормальное физическое явление, переживать не стоит.

— Ничего особенного тут нет, — объясняет Андрей Кириллов, сотрудник Института физики горных процессов Национальной Академии наук Украины. — Просто во время грозы в воздушных массах развиваются так называемые неустойчивости и завихрения. Кроме того, густой облачный покров закрывает от нашего взгляда солнечный свет. Лучи, пробиваясь сквозь облака, дают на них проекцию, которая имеет бубликоподобную форму. И появляются как бы глаза на небе.

На предлагаемой нами фотографии видны не только глаза, но и переносица. Но и это, как выясняется, можно объяснить. По словам Кириллова, во время грозы в облаках сосредоточиваются заряженные частицы. Разнообразные магнитные поля образуют вертикальное движение воздуха, и при попадании туда солнечных лучей мы видим «нос» Помимо того, ученые считают, что появление таких образов зависит и от самого человека. В нашем мозгу существуют специальные центры, которые отвечают за распознавание лиц (когда они не работают, мы не узнаем окружающих). Именно оттого порой в сочетании точек мы вдруг видим чьи-то черты или другие детали, заложенные у нас в подсознании.

— Примеров в истории, когда происходили такие явления, очень много, — продолжает Андрей Кириллов. — Самый яркий из них — ситуация, когда наблюдали «лицо» на поверхности Марса.

Примерно такого же мнения придерживаются и психотерапевты.

— Не более, чем обыкновенная иллюзия, — полагает Михаил Беро, главный психотерапевт Донецкой области. — То есть ошибочное восприятие реально существующих фактов. Кто-то может разглядеть в небе глаза, кто-то уши, но это не значит, что они там есть.

— Увиденное человеком целиком зависит от его собственной психики. Могу сказать точно: у меня пациентов, которые что-то наблюдали в небе, нет.

­КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА

Отец Георгий ГУЛЯЕВ, протоиерей Донецкой епархии Украинской православной церкви Московского патриархата:

— Есть в народе хорошая пословица: «Если что-то кажется, то креститься надо­. И это чистая правда, ведь все чудеса и явления могут исходить как от Бога, так и от лукавого. А, перекрестившись, человек отгоняет от себя бесов. Я смотрел видеозапись и согласен с учеными, что это просто физическое явление. «Глаза» мне показались даже немного страшноватыми. Другое дело, если очевидцы происшествия извлекут какую-то пользу, задумаются о своей жизни, обратятся к Богу. Тогда это, несомненно, хорошее явление. В любом случае, когда происходит действительно важное и чудесное, созывается специальная духовная комиссия, которая и решает, что это было. В данной ситуации комиссию не собирали.

С другой — первоверховным, то есть возглавляющим последователей Иисуса, считают не Андрея, а его старшего брата Петра. При этом известность у Андрея ничуть не меньше: предания об апостоле зафиксированы на 50 языках. Кто же он, Андрей Первозванный?

Андрей — греческое имя, означающее «мужественный», еврейское имя первого апостола неизвестно. А вот про Петра мы знаем, что сначала его звали Симон, а Петром, то есть «камнем», его назвал Иисус, сказав: «Я говорю тебе: ты — Петр, «камень», и на камне сем Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». Факт того, что история не сохранила еврейское имя Андрея, говорит как минимум о его скромности. Она будет видна и в других поступках Андрея: он с готовностью отдает пальму первенства не только учителям — сначала Иоанну Крестителю, а потом Самому Иисусу, но и старшему брату.

Андрей и Петр — рыбаки, Петр женат, вероятно поэтому, когда набожные братья услышали, что появился пророк Иоанн, предвещающий скорый приход Мессии, к Иоанну рванул Андрей. Такая духовная жажда обрести Бога, быть с Ним — важное качество нашего апостола. Ответом на нее были слова Иисуса: «Пойдем за мной!» Проведя с Иисусом день, слушая Его, Андрей возвращается к брату со словами: «Мы нашли Мессию, что значит Христос».

Читаем дальше — у евангелистов Марка и Матфея: проходя близ моря Галилейского, Иисус увидел Симона и его брата Андрея, закидывающих сети в море. «И сказал им Иисус: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним». Как созвучна решимость братьев, их искренность, ориентированность не на материальное, земное, русскому характеру!

Эпизод из Евангелия от Иоанна, когда Иисус накормил пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч страждущих, позволяет увидеть еще одну черту натуры Андрея. Приближалась иудейская Пасха, за Иисусом следует «множество народа, потому что видели чудеса, которые Он творил над больными». Обращаясь к апостолу Филиппу, Иисус спрашивает: «Где нам купить хлебов, чтобы их накормить?» Христос сказал это, испытывая Филиппа, «ибо Сам знал, что хотел сделать». Филипп отвечает: «Есть двести динариев, их хватит, чтобы купить хлеба, каждому понемногу». Находясь рядом с Христом, апостол Филипп все еще живет в нашем, обычном измерении. И тут, как сообщает евангелист Иоанн, к Христу подходит Андрей и говорит: «Здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?» Смотрите, Андрей верит в могущество Сына Божьего, и при этом он очень тактичен в своей просьбе. Просьбе не за себя, за всех. Андрей никогда не говорит о себе, он всегда ходатай за других. Подобную скромность уместнее назвать смирением. Богословы считают: именно за смирение Иисус и позвал Андрея первым. То есть смирение перед своим Создателем — первое, что необходимо для ответа Бога на твой призыв. Евангельский эпизод о насыщении тысяч пятью хлебами и двумя рыбинами — не просто рассказ о чуде, понятно, что для Бога нет невозможного. Читаем Евангелие от Иоанна дальше, там все крайне актуально: «Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно прийти в мир. Иисус же, узнав, что хотят прийти, нечаянно взять Его и сделать царем, опять удалился на гору один».

Богословы по этому поводу восклицают: «Когда люди видели чудеса более удивительные, они ничего подобного не говорили, зато когда насытились, тогда и признали Его пророком! Вот сила чревоугодия! Когда чрево насыщено, Иисус для них и пророк, и достоин царства! Но Он удаляется, научая нас избегать людского уважения и земных почестей, презирать здешний блеск: Царствие Христа не от мира сего». Считается, что чудо насыщения пятью хлебами символизирует таинство причащения.

Все. Дальше Евангелие упоминает Андрея лишь как одного из двенадцати посланников, послов Христа — так переводится с греческого «апостол». После Воскресения Христа и Его Вознесения на небо апостолы отправились проповедовать христианство другим народам, Андрей тоже.

Из источников III века известно: апостолу Андрею выпал жребий проповедовать во Фракии и Скифии. Значит, он проповедовал на берегах Черного моря. В результате анализа упоминаний Скифии у поэта Овидия (43 г. до Р. Х. — 18 г. по Р. Х.), почти современника Андрея Первозванного, можно предположить, где располагалась Скифия. По Овидию, это земли севернее Черного моря, от гор Кавказа, Меотиды (Азовское море) и реки Танаис (Дон) до реки Гипанис (Южный Буг) на западе, включая Крымский полуостров, а на севере до Скифских, или Рифейских, гор. По мнению ряда исследователей, словом «скифы» позднеантичные и ранневизантийские авторы могли обозначать иные народы, обитавшие в Северном Причерноморье, то есть на бывших скифских землях. Понятно, что такие путешествия требовали отваги, силы, ума, способности поладить с аборигенами.

Древнерусские предания («Повесть временных лет», начало XII века) сообщают о посещении Андреем земель, на которых впоследствии возник Киев, и даже прослеживают его путь до Новгорода и северных русских земель. И хотя эти легенды уже ни доказать, ни опровергнуть невозможно, укоренилось мнение: Андрей на Руси был. Горячие споры об этом не стихают до сих пор. Видно, велика жажда русских чувствовать себя причастными к смиренному, но мужественному, сильному, умному Андрею — заступнику за всех нуждающихся. Апостола считают своим покровителем наши моряки.

Около 70-го года апостол Андрей был распят на Х-образном кресте в городе Патры (Греция).

«Великое лишение быть слепым. Но нет большего горя, нет острее болезни, чем не знать Бога». Эти слова архимандрита Софрония можно поставить в качестве эпиграфа к рецензируемой книге, изданной в Великобритании на русском языке. Книга вышла благодаря содействию православного сербского прихода во имя святого князя Лазаря в Бирмингеме. По замыслу — это исповедь-автобиография, призванная облегчить духовный путь взыскующим Небесного Града. Попытка описать свой духовный путь вылилась у отца Софрония в ряд размышлений над законами аскетического делания. Это не только и не столько описание личного иноческого опыта, сколько богословие подвижничества, раскрытие внутреннего смысла и строя жизни христианина — как инока, так и мирянина. На протяжении всей книги (например, в главах «О страхе Божием»,»О духовном плаче», «О духовной свободе», «Об истощании и богооставленности»), по существу, речь идет об одном: об основных вехах духовного восхождения, о постоянных векторах духовной брани. Одна из глав так и называется «Суммарное изложение жизни нашего духа».

Отец Софроний родился в 1896 году. В юности, подобно многим, утратил первоначальную веру. В студенческие годы, обучаясь в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, увлекся буддизмом и индийской культурой в целом. Абсолют не может быть «личным», и вечность не может заключаться в «психике» евангельской любви — эта мысль привела его к медитативной аскетике, которая заключалась, по его словам, в том, чтобы «через мысленную и волевую сосредоточенность совлечься материального тела с его чувственностью; затем идти дальше — к всетрансцендентному Чистому Бытию через отрешение во мне самом и личного начала, и мышления, и прочих форм космического бывания». Он профессионально занимался живописью в Москве, затем в Италии и Германии и, наконец, в Париже, где получил признание как художник.

Однако ни художественное творчество как попытка через отражение красоты видимого мира прикоснуться к невидимому и вечному, ни «искусственное погружение в отвлеченную умную сферу» не привели его к познанию Первоначала всех начал. «Через мои аскетические совлечения всего относительного я не достигал реального единения с Искомым мною. Мои мистические опыты носили негативный характер. Не «Чистое Бытие» представало предо мною, но смерть для всего меня, включая мое персональное начало»,— пишет отец Софроний.

Через это переживание смертности всего, с необычайной силой охватившее его, произошло возвращение блудного сына к Отцу; родилась молитва, которая стала стержнем, осью всей последующей Жизни будущего инока. Свой «восточный» опыт отец Софроний осознал как «страшное преступление перед любовью Бога», Которого его душа знала с детства. Смертная память, как опыт отрицательный, послужила ступенью к восприятию благодати покаяния. Вновь открывшийся Свет — откровение личного Бога любви — вызвал в нем глубокое чувство того, что он недостоин такого Бога. Бог открылся ему как Личность, как Бог Живой. Имя Божие — Аз есмь Сый — обнаружило, что Перво-Бытие и Перво-Начало — персонально, а личность — образ Божественного бытия. Поэтому познание Бога возможно лишь через личное общение с Ним, ибо личность, неопределимая и несводимая ни к чему, познается только другой личностью в общении любви. Рационально невозможно описать этот опыт, так как «познание есть со-бытие». Это «бытийное постижение Предвечного Бытия» лежит на пути исполнения заповедей, которые «по существу своему суть самооткровение Бога».
В краткой заметке едва ли возможно передать содержание книги отца Софрония, книги о наиболее сокровенном — об опыте богообщения. Духовный путь лежит между двумя безднами: меонической тьмой ада, где нет Бога, и областью Нетварного Света, который есть богоприсутствие. В долгом опыте подвижник убеждается в том, что путь к Свету лежит через нисхождение в небытийственные глубины, через осознание себя во аде. Гордость есть принцип зла, в ней — сущность ада, но «Бог есть смирение», Христос Своим сошествием во ад исчерпал человеческий опыт. Любовь Божия открывается человеку как любовь кенотическая, и Христос призывает любить человека до самопожертвования. Путь к Богу любви — это путь боли, страдания и истощаиия, но именно через эту самоотдачу и отвержение самости происходит духовный рост, личность осуществляет себя как выход к другому «я», как полное бескорыстие любви.

Покаянная молитва — основное деление подвижника, «через покаяние душа становится восприимчивой к сходящему на нее от Бога Свету». Но это восприятие Света осознается лишь как «неправедное богатство»: Бог уязвляет сердце подвижника любовью — и отходит. Тогда начинается самый главный период — борьба за верность Богу, свободное волеполагание, «решимость веры». Тайна любви Божией заключается в том, что «полнота истощания предваряет полноту совершенства». Подлинное покаяние рождается от потери обретенной благодати, от ужаса без-Божия, который вызывает пламенную молитву. Эта молитва «из глубины» вновь открывает путь к Богу, к общению с Ним в Духе. «Молитва, принесенная Богу истинному подобающим образом — «в духе и истине»,— есть бытие нетленное, нерушимое». Через чистую молитву подвижник получает дар любви Христовой и молится за весь мир, желая спасения всем. «Когда сила этой любви прикасается сердца человека, то раскрывает его до беспредельности: дает ему радость любовно обнять всю тварь, весь мир».
В своей книге архимандрит Софроний говорит о высоких вещах, и прежде всего о знании Бога, которое есть опытное ведение, итог долгого пути христианского подвижника. Нам, пребывающим в лучшем случае лишь в начале пути, бывает трудно понять Его слово и соотнести его с нашей жизнью. Но тем не менее это Его слово необходимо нам именно как высокая задача, как образец и начертание пути к стяжанию «почести вышнего звания», к которому призван всякий христианин.

По изданию: Журнал Московской Патриархии. 1989. N 5. С.

Во время чтения некоторых библейских повествований, может показаться, что люди буквально видели Бога. Однако контекст данных сообщений показывает, что Бога представлял ангел либо что Бог представал в видении.

Ангелы.

В древности Бог посылал ангелов как своих представителей, которые, являясь людям, говорили от его имени (Псалом 103:20). Например, в Библии мы читаем, что, когда Бог говорил с Моисеем из горящего куста, «Моисей закрыл лицо, потому что боялся посмотреть на истинного Бога» (Исход 3:4, 6). Но, как показывает контекст, Моисей видел не самого Бога, а «ангела Иеговы» (Исход 3:2).

Также, когда в Библии упоминается, что Бог «разговаривал с Моисеем лицом к лицу», это означает, что у Бога с Моисеем было близкое общение (Исход 4:10, 11; 33:11). Моисей не видел буквально лица Бога, Бог передал ему информацию «через ангелов» (Галатам 3:19; Деяния 7:53). Однако у Моисея была настолько сильная вера в Бога, что он «будто видел Невидимого» (Евреям 11:27).

Подобным образом, через ангелов, Бог разговаривал и с Авраамом. Во время чтения Библии может показаться, что Авраам видел Бога буквально (Бытие 18:1, 33). Но из контекста становится ясно, что «трое мужчин», которые пришли к Аврааму, на самом деле были ангелами, посланными Богом. Авраам понял, что это представители Бога, и обратился к ним так, как если бы говорил с самим Иеговой (Бытие 18:2, 3, 22, 32; 19:1).

Видения.

Бог являлся также в видениях — образах, вызываемых в уме человека. Например, когда в Библии говорится, что Моисей и другие израильтяне «увидели Бога Израиля», в действительности они «видели в видении истинного Бога» (Исход 24:9—11). Также в Библии встречаются и другие похожие выражения: например, пророки говорили: «Я увидел Иегову» (Исаия 6:1; Даниил 7:9; Амос 9:1). В каждом случае, контекст показывает, что они видели Бога в видении, а не наяву (Исаия 1:1; Даниил 7:2; Амос 1:1).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *