Курды христиане

Все слышали об этой «нации без государства». Тем не менее, мало кто действительно понимает этот народ, который оказался на территории сразу четырех стран (Турции, Ирана, Ирака и Сирии).
Курды – это крупнейший народ без государства, который разбросан по территории по меньшей мере четырех ближневосточных стран (Ирак, Иран, Турция, Сирия) и обладает большой европейской диаспорой.
У них, безусловно, найдется, что сказать о масштабном переустройстве региона, которое могут повлечь за собой арабские мятежи.
Все это – прекрасный повод, чтобы поразмышлять о том, что сегодня представляют собой курды, и чего они хотят, вместе с Сандрин Алекси (Sandrine Alexie) из Курдского института в Париже. Эта переводчица и писатель ведет блог о курдском мире с 2000 года.
Нам неизвестно, сколько всего насчитывается курдов
Верно. Оценки варьируются в пределах от 20 до 40 миллионов. Ни одна из тех стран, где проживают курды, никогда не проводила этнической переписи. Туманность в этом вопросе полностью устраивает все правительства.
Наиболее правдоподобные оценки говорят о 15 миллионах в Турции и 7-8 миллионах в Иране. Власти этих государств избегают переписи, чтобы избежать усиления этнической обособленности. В Сирии их насчитывается порядка 1-2 миллионов, причем 800 000 из них не имеют гражданства и обречены на нелегальное существование.
В Ираке региональное правительство Курдистана приводит официальные цифры в 5,3 миллиона человек, тогда как иранские власти говорят о 4,3 миллиона, так как это позволяет им сократить объемы выделяемых курдским провинциям средств.
Если принять во внимание, другие курдские регионы помимо Курдистана, то общее число курдов в Ираке можно оценить примерно в 6-6,5 миллионов человек.
Наконец, давайте рассмотрим данные Совета Европы насчет курдской диаспоры: 800 000 в Германии (по большей части это выходцы из Сирии и Турции), 100 000 в Швеции (из Ирана и Ирака), 90 000 в Великобритании (из Ирака) и 120 000 — 150 000 во Франции (преимущественно из Турции). Тем не менее, эти оценки вряд ли можно назвать точными из-за большого числа нелегалов в диаспоре. Невозможно также посчитать количество курдов на территории бывшего СССР. В Израиле их порядка 130 000.
Таким образом, цифра в 35 миллионов курдов в мире не выглядит столь уж нереалистичной.
Никакого «курдского народа» на самом деле не существует

Неверно. Члены племен и семей могут проживать на территории сразу нескольких государств, тогда как некоторые политические партии пользуются влияниями за пределами национальных границ.
Так, у Рабочей партии Курдистана (РПК), которая внесена в список террористических организаций США и Европейского Союза, есть ответвление в каждой стране: в Сирии (Демократический союз), Иране (Партия свободной жизни Курдистана) и Ираке. Кроме того, курдские партии в Сирии часто симпатизировали одной из двух основных иракских партий: Демократической партии Курдистана Барзани и Патриотическому союзу Курдистана Талабани.
У курдов есть два отличных друг от друга основных диалекта, носители которых, тем не менее, понимают друг друга: на курманджи говорят в Сирии, Турции, на севере Иракского Курдистана и во всех странах бывшего СССР, тогда как сорани в ходу в Иране и Ираке. В турецком Курдистане распространен еще один родственный язык, зазаки, на котором в первую очередь говорят в провинции Тунджели.
Объяснение Сандрин Алекси:
«С учетом всего того, что им пришлось пережить с конца Первой мировой войны (политика ассимиляции или даже геноцида в Ираке, запрет на изучение языка и т.д.), если бы курды не были народом, они бы уже давно исчезли, и никакого «курдского вопроса» не было бы и в помине. Притеснения лишь усилили национальные чувства курдов».
Среди курдов есть мусульмане, христиане и иудеи
Верно. Подавляющее большинство курдов (70%) исповедуют ислам суннитского толка.
Проживавшая на территории Ирака небольшая группа курдов-шиитов была уничтожена или депортирована Саддамом Хусейном в 1987-1988 годах. Некоторые из сбежавших из Ирака курдов-шиитов сейчас живут в лагерях беженцев в Иране. После свержения партии Баас они постепенно начинают возвращаться в страну, но их насчитывается максимум 20 000 человек.
Кроме того, сообщество курдов-шиитов проживает на юге Ирана. Нужно отметить и то, что заметным влиянием среди курдов пользуется суфитско-шиитский синкретизм (алевиты в Турции, езиды в северном Ираке, шабаки у Мосула и ахл-е акк в Иране).

Христиане Курдистана делятся на католиков и представителей автокефальных церквей: халдеев, ассирийцев, сиро-яковитов. Все они говорят на арамейских языках.
С 1967 года многие из этих христиан принимали участие в курдских восстаниях, так как им грозило выселение, уничтожение их деревень и насильственная арабизация, которая сегодня трансформировалась в исламизацию.
В Иракском Курдистане в настоящий момент насчитывается более 100 000 курдов-христиан. К тому же они не признаются религиозным или этническим меньшинством в Турции, где во время войны в 1990-х годах им пришлось покинуть курдские регионы (они не раз оказывались между молотом и наковальней в боях между курдами и правительством).
В Сирии их отношения с курдами-мусульманами складываются скорее в позитивном ключе, и христиане в курдских городах поддерживают курдские движения и не подвергаются гонениям в отличие от того, что происходит в остальной части страны.
С 1949-1950 годов все курды-иудеи перебрались в Израиль, Австралию или США.
Ирак не поддерживает дипломатические связи с Израилем, однако в 2006 году лидер Демократической партии Курдистана Барзани выступил в поддержку открытия израильского консульства в Эрбиле. Теперь курды-иудеи могут вновь увидеть свою родную деревню только уже с другими паспортами. Никакой враждебности к ним со стороны курдов-мусульман не наблюдается.
Мустафа Барзани (отец нынешнего лидера партии) поддерживал прекрасные отношения с Израилем еще в 1960-х годах, и курды никогда этого не скрывали. У племени Барзани были тесные связи с евреями из Акко, к которым относится и бывший министр обороны Израиля Ицхак Мордехай. Среди израильских граждан также насчитывается немало людей по фамилии Барзани.

Курдистан никогда не существовал
Верно и неверно. Курдистан (запрещенное в Турции слово) никогда не имел статуса национального государства в ХХ веке, однако в Средние века существовали независимые или полунезависимые курдские княжества.
В 1150 году персидский султан Санджар, турок-сельджук по происхождению, создал провинцию под названием Курдистан. Параллельно с этим возник и османский Курдистан, очертания которого менялись вместе с турецко-персидской границей.
«Как свидетельствуют государственные османские архивы, среди титулов османских султанов числился и «падишах Курдистана». Тем не менее, турецкие власти не желают об этом вспоминать», — говорит Сандрин Алекси.
С тех провинция Курдистан неизменно существовала на территории Персии, а затем современного Ирана.
По окончанию Первой мировой войны новые границы разбросали курдов по четырем государствам. Первые карты Курдистана были составлены в 1919 году представителем курдов по предложению Лиги наций (в статьях 62 и 64 подписанного в 1920 году Севрского мирного договора предусматривалось создание автономного или даже независимого Курдистана и независимой Армении). На этих документах территория Курдистана напоминала по форме касавшегося головой моря огромного верблюда и была равна по площади Франции.
Курды хотят собственное государство
Верно. Большинство курдов стремятся к независимости. Они подчеркивают, что отвечают всем необходимым для этого критериям (территориальная преемственность, язык, культура, история), и что у них есть на это полное право.
Но они понимают, что подобное требование равнозначно политическому самоубийству. Это может подтолкнуть американцев к тому, чтобы бросить на произвол судьбы курдов в Ираке. Первое время после своего формирования, то есть в конце 1980-х — начале 1990-х годов, Рабочая партия Курдистана добивалась независимости, однако впоследствии отказалась от этого требования.
Кроме того, с 1960 годов наметилось и другое решение, из которого следует, что каждая из четырех частей Курдистана должна добиться для себя автономии, чтобы впоследствии сформировать нечто вроде Бенилюкса, то есть образования с более тонкими границами.

Впервые об этой идее рассказал в 1963 году журналист The New York Times Дана Адамс Шмидт (Dana Adams Schmidt), который провел 46 дней в горах с Мустафой Барзани и написал рассказ «Путешествие среди смелых людей» (Journey Among Brave Men).
Сегодня этот проект союза вновь выходит на первый план и даже может похвастаться определенным консенсусом. То, что происходит в Иракском Курдистане с 2003 года, придало уверенности в себе курдам из других стран.
Особенно это заметно в Турции, где с 2009 года Союз общин Курдистана, взяв за основу модель Иранского Курдистана, регулярно проводит политические инициативы на пути к автономии и самоопределению, что в частности объясняет усиление репрессивных мер со стороны турецкого государства (аресты, процессы, запреты и т.д.).
Курды не могут договориться между собой
Верно. Они очень независимы и никогда не жили при централизованной курдской власти.
Курды — горный и исторически кочевой народ, что никак не предрасполагает его к объединению. Кроме того, его нынешняя организация до сих пор в значительной мере носит племенной характер, а между вождями племен возникают конфликты.
«У курдов нет культа великого диктатора, и они скорее напоминают гасконцев. Каждый курд — король на своей горе. Поэтому они ссорятся друг с другом, конфликты возникают часто и легко», — поясняет Сандрин Алекси.
С 1992 по 1996 года курды вели гражданскую войну на севере Ирака. Крупнейшие региональные державы по очереди оказывали поддержку то одной, то другой стороне. В 2003 году враждовавшие братья вновь объединились. Тем не менее, эта война едва не похоронила мечты о независимости и до сих пор остается болезненным воспоминанием для курдов.
Тяжелее всего курдам приходится в Турции
Неверно. Несмотря на судебное преследование, аресты и тюремные сроки, курдам в Турции сейчас все равно живется легче, чем это было в 1980-1990-х годах (депортации, сожженные деревни, массовые пытки, исчезновения военных, операции турецкой «Хезболлы») до прихода к власти консервативно-исламистской Партии справедливости и развития.
В Иране положение курдов ощутимо хуже: запрет всех языков меньшинств (в том числе и арабского), газет на курдском языке, культурных и правозащитных организаций, женских ассоциаций и курдских профсоюзов, преследования, репрессии и подавление всех ростков гражданского общества.
Активистов Партии свободной жизни Курдистана, которые, как предполагается, получают поддержку от ЦРУ, задерживают, пытают, отправляют в тюрьмы. Нередки также и приговоры к высшей мере, так как курды из этой партии иногда называют себя атеистами или даже марксистами (политическую линию этого движения и РПК отследить довольно сложно, однако она носит антиисламский характер).
Есть в стране и курды-сунниты, которых тоже недолюбливают в Тегеране. Иранские революционные суды могут (и нередко пользуются этой возможностью) признать их «врагами Аллаха», что равнозначно смертной казни.
Война в Сирии открывает возможности перед курдами
Верно. Либо в стране установится демократия, и курды по крайней мере смогут добиться большей автономии, а также конституционного признания их народа и языка. Либо там воцарится хаос с формированием различных зон влияния, и они также смогут извлечь выгоду для себя, попытавшись воспроизвести то, что было в Ираке в 1992 году (автономия), когда Саддам Хусейн отступил из северной части станы.
В таком случае они будут стремиться не допустить возвращения арабских солдат в зоны, которые оставил им Башар Асад. Как впрочем, не пустят туда и Сирийскую свободную армию, так как опасаются влияния сражающихся вместе с ней исламистов (столкновения отрядов ССА с курдскими ополчениями уже начались).
Стратегия Демократического союза, вероятно, выглядит следующим образом: пусть сирийские сунниты сражаются с шиитами, а мы тем временем будем защищать наши меньшинства, население и территорию.
«Тем не менее, нельзя исключать и возможность гражданской войны между курдами из Демократического союза и новой революционной коалиции», — отмечает Сандрин Алекси. То, что сирийские пешмерга (дезертировавшие из сирийской армии добровольцы, которые нашли прибежище в Иракском Курдистане) не набрали силу на севере Сирии, вероятно, объясняется стремлением избежать внутрикурдских столкновений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

История и расселение курдов

Курды — горный народ передней Азии, России (в Закаспийской области). Нынешние курды считаются потомками прежних жителей Курдистана, которые у Ксенофонта называются кардухами, а позже — кордиеями, гордиеями, гордианами. Раулинсон сближает кардухов с горным воинственным народом гуту, в ранних клинообразных надписях упоминаемым наряду с сирийцами, хеттами (хиттитами), сузийцами, элимийцами и вавилонскими аккадийцами и державшим себя довольно независимо от ассирийской державы. После падения Ниневии гуту постепенно слились с мидянами и вообще с народностями, обитавшими в плоскогорьях Малой Азии, Армении и Персии, и разделяли их дальнейшую участь.

Когда Персия была покорена арабами, курды не выказывали повиновения халифам, постоянно их тревожили, часто встречаются в арабской истории сведения о походах в Курдистан, для усмирения его буйных жителей. В XII веке курд Саладин основал знаменитую Эюбидскую династию в Сирии; в состав его державы входил и Курдистан. В 1258 г. страна попала под власть монголов Хулагу-хана, а в 1388 г. была окончательно завоевана Тимуром. Собиратель земли Иранской, шах Исмаил-Сефи (1499-1523), включил Курдистан в свои владения.

В XVII в. курды взволновались, и значительная часть их перешла в подданство турецкое. В 1880 г. обнаружилась со стороны курдов попытка основать свое собственное государство. Почин шел от персидских курдов северо-западной части провинции Азербейджан, губернатор которой довел подведомственных ему курдов до восстания. Мятежники, под руководством Обейдуллах-хана, призвали к восстанию и турецких соплеменников, но мятеж или, правильнее, война, кончился ничем, за недостатком у курдов твердой организации.

Культура курдов

Курды распадаются на множество этнографических групп. В гористой области Курдистана живут асиреты и гураны. У первых грубые, угловатые черты лица, голубые или серые глаза, глубоко лежащие и проницательные, твердая и крепкая походка; у гуранов более нежные и более правильные черты лица, скорее напоминающие греческий тип. Такая разница объясняется не различием происхождения, а неодинаковым образом жизни: одни — кочевники, скотоводы, а другие — оседлые земледельцы.

У кочевников быт родовой; старейшины родов и союзов получают власть наследственно. Знатными предками курды гордится и помнит свою родословную, но нужно думать, что в курдских генеалогиях много подделок. С соседями и между собой курды ведут распри, вызываемые, например, местью за кровь родственника.

Курды храбры, свободолюбивы, гостеприимны, воздержны и соблюдают данное слово, чем резко отличаются от лживых персиян. Женщина курдская пользуется такой свободой, как ни у одного народа на Востоке: она обыкновенно не носит покрывала на лице, свободно выходит из дома, может разговаривать с мужчинами и даже иметь мужскую прислугу.

Девушки, по правилу, выдаются замуж между десятым и двенадцатым годом жизни, причем жених выплачивает вено. Многоженство среди асиретов практикуется только у знатных и богачей, а у гуранов и вовсе не практикуется. Случаи дурного обращения с женщиной редки.

Национальная одежда курдов — белые шаровары, вышитая куртка с короткими рукавами, широкий кафтан и плащ. На голову надевается или турецкий тюрбан, или высокая коническая шапка из войлока, с кисточкой. Длинных волос курды не носят; молодые курды не носят и бороды, а только усы. Традиционная пища — куфта (мясные галушки с молоком, перцем и луком), плов или пилав (барашек с вареным рисом), ржаные лепешки, сыр, молоко, мед, кофе.

Курды любят музыку и танцы. Национальный танец — «чопи»: хоровод c топаньем, живыми телодвижениями и диким криком, под звуки флейты и барабана. Песен много; они слагаются двустишиями, которые в хорах чередуются.

Курдский язык

Язык курдский («керманджи») — арийский; его грамматика и вообще строение совпадают с персидским, почему его и относят к иранской ветви. Словарный материал курдского языка более чем в трети является новоперсидским, арабским и тюркским; далее, есть большой запас слов арамейских, греческих, армянских и даже русских (преимущественно на границах), и только остаток лексического запаса принадлежит наречию, бывшему в стране раньше ислама, раньше вторжения новоперсидских и ново-тюркских элементов — какому-то народному наречию языка древнеперсидского.

Арамейские и греческие слова прошли через арабское и персидское посредство. Часть туранского элемента, быть может, имеется в языке еще с вавилонских времен, из относящихся сюда, быть может, и лишь позднейшие слова — ново-тюркские.

Из множества курдских наречий одни более чисты от иностранного наплыва. Речь курдов звучит грубо, но имеет менее гортанных и шипящих звуков, чем другие азиатские языки. Согласные — те же, что и в персидском языке, но гласных и двугласных — гораздо больше, так что персидский алфавит с трудом передает их (например, аэ, ээ, оо, ау, ээу).

Курдская литература не обширна: более образованные курды склонны довольствоваться литературой персидской и турецкой.

Религия курдов

По вероисповеданию курды — сунниты. Фанатизма исламского у них нет, религиозные познания слабы: пятикратный «тевхид» (исповедание Божия единства), поклоны и коленопреклонения — все их богослужение.

В глухих уголках Дейрсима на севере и Загроша на юге живут полуязычники (Али-Оллахи, Али-Илахи, Кызылбаши). Они себя признают шиитами, но отличаются от прочих особыми таинственными обрядами, выражающими мысль, что на земле всегда должно находиться видимое воплощение Божества. Таким воплощением Бога были: Моисей, Давид, Иисус, Алий, разные шиитские имамы и святые; и теперь есть в каждой общине живые люди, которых считают за божественное воплощение и которым приносят жертвы, хотя бы они и не вели подвижническую жизнь. Подобные верования существуют у исмаилитов.

Серафим Маамди — курд, чьи предки еще 100 лет назад бежали от турецкого геноцида на Кавказ. Причудливым сочетанием курдской фамилии и греческого имени он обязан тому, что 10 лет назад, переехав в Россию, принял крещение в Православной Церкви. А летом этого года организовал первую в истории встречу православных курдов в Тбилиси. Об обращении в Православие своих соотечественников езидов и мусульман, о курдах и Курдистане, об отношении грузин к русским и о многом другом Серафим рассказал корреспонденту Правмира.
— Серафим, почему в крещении ты взял именно это имя, а не, скажем, грузинское — все-таки 4 поколения твоих предков жили в Грузии?
— Я с малых лет слышал о преподобном Серафиме Саровском, но никак не мог понять, в чем заключается его подвиг.
А когда узнал, что он 1000 дней и ночей стоял на камне и молился… я был поражен! Смотрел в его глаза на иконе, они меня просто завораживали — такие светлые, добрые, глубокий взгляд. Я испытывал чувство умиления, стыда за себя, за свое недостоинство. И когда принял решение креститься, не мог и представить себе другого имени. Это для меня образец той святости, к которой надо стремиться.
«Серафим» значит «пламенный». Это еще и название одного из ангельских чинов, близкого к Богу.
Я сам еще неофит — маленький перед Богом, но знаю, что есть совершенство, к которому надо стремиться. Или будешь стремиться быть святым, или останешься никем — третьего не дано.
Поэтому человек, если он христианин, никогда не останавливается в этом стремлении, потому что нет предела христианского совершенствования.
— Какие самые яркие события за эти годы, что ты в Православии, произошли?
— Самое главное мое впечатление и опыт — когда меня благословили алтарничать. К тому времени я всего год был в Церкви, поэтому многие роптали: как это мне так скоро разрешили войти в алтарь! Но настоятель нашего храма в Химках благословил меня.
Когда я впервые вошел в алтарь, то внезапно почувствовал благодать Божию! Было такое ощущение, будто ты медленно поднимаешься по лестнице, и тут тебя переносят сразу на 10 ступеней вверх. Я осознал, что мне дана величайшая честь — прислуживать у Престола Божия. Это служба — благодатное, но очень страшное и ответственное дело.
Я помню первую Литургию (я тогда был в алтаре две Литургии подряд): состояние было такое, будто я летаю! Отец спрашивал: «Ты устал?» А я ему отвечал: «Батюшка, да я готов еще две службы подряд помогать!»
Бывали дни, когда я каждый день ходил в храм. Это давало мне возможность глубже изучить богослужение, научиться молиться.
Церковнославянский оказался для меня сладостным языком, но мне было очень сложно его понимать. Читал часослов, акафисты — так постепенно и начал учить.
<lj-cut text=»Читать далее»>
Однажды Господь показал мне, насколько трагична для христианина жизнь без Причастия. Я уехал отдыхать в глухую деревню, а в этих краях не было православного храма. Отдохнув десять дней, я чувствовал не радость, а тоску, и хотя должен был оставаться там еще, решил уехать.
Без Причастия я чувствую, что высыхаю, словно цветок без воды, — я живу Причастием. За пять лет в Православии я пропустил, может быть, 5-7 воскресных служб. Для меня это всегда большая потеря.
Отец Даниил Сысоев мне так говорил: «Подходи к Причастию не реже одного раза в месяц, но не чаще раза в день — это основа духовной жизни».
Центр притяжения
— Что тебе дала встреча с отцом Даниилом?
— Я мечтал с ним познакомиться!
Это был один из двух самых потрясающих священников, которых я знаю (первый — это новгородский священник Дмитрий Безумнов, который готовил меня к крещению). Глядя на них, я понял, что такое священническое служение, каким оно должно быть.
Отец Даниил казался мне образцом — пламенный, ревностный. У него всегда находилось время для своих прихожан, с ним очень интересно было разговаривать — настолько он был эрудирован, настолько прекрасно знал историю, Священное Писание. Я заваливал его вопросами, он терпеливо объяснял.
Именно отец Даниил подарил мне Евангелие на курдском языке — это стало большим стимулом для изучения курдского языка. Встреча с ним была милостью Божией.
— Как ты воспринял известие о его гибели?
— Было очень печально. У меня сразу возникла эгоистическая мысль: «Если б он прожил еще хотя бы несколько лет, многому мог бы нас научить!». Он так помогал, вдохновлял, поддерживал во всех начинаниях.
А с другой стороны, я так радовался! Я понял в какой-то момент, что у нас на небе появился молитвенник, мученик. Видя нашу нужду, он будет за нас молиться. Это милость Божия!
В храме было чувство, что не гроб с покойником стоит, а рака с мощами. Мои друзья мне говорили: «Мы не чувствуем, что он умер».
Я сутки оставался в храме, когда над ним читали Евангелие, оставался вместе с его духовными чадами, с его семьей. Когда я вышел, было ощущение, что какую-то частичку себя я там оставил. Но на душе было спокойно, радостно.
— У тебя никогда не была желания самому стать священником?
— Священство — это Божие призвание. Я всегда чувствовал и осознавал, что нам, курдам, очень необходим священник, но что касается лично меня, я не чувствую себя вправе руководствоваться исключительно своими желаниями и склонностями в этом вопросе.
Думаю об этом, но здесь надо искать не свою волю, а Божью: жизнь покажет, как будет угодно Богу.
Но призыв я чувствую. И грузинский Патриарх мне сказал: ‘’Курдскому народу очень важен священник, им нужен пастырь, который соберет воедино паству’’.
Это огромная ответственность! Священник — это икона Христа. Господь наш Иисус Христос сделал священников соучастниками в таких Своих делах, как таинства, проповедь, пастырство.
А как к Христу сбегались люди со всей Иудеи! Хороший священник обречен быть таким же — центром притяжения.
Курдский путь к Православию
— Серафим, пользуясь тем, что ты сейчас снова побывал в Грузии, хочу спросить: действительно ли между грузинским и русским народом пролегла такая пропасть взаимного отчуждения?
— Знаешь, что меня спрашивают грузины? «Правда, что русские нас так ненавидят?» А знаешь, что меня спрашивают русские? «Правда, грузины нас ненавидят?»
Это результат политики искусственного стравливания двух православных народов. Как мы можем враждебно относиться друг к другу, если мы единоверцы? Национальность — дело второстепенное, когда мы едины во Христе, в святой истине.
— Встреча православных курдов в Тбилиси была инициативой грузинского Патриарха?
— Когда я приехал по делам в Грузию несколько месяцев назад, мне посчастливилось познакомиться с Блаженнейшим Католикосом всея Грузии Илией II. Он благословил собрать православных курдов в кафедральном соборе Самеба, где сам служит.
Все это было для меня совершенно ново, неожиданно. Надо было позаботиться об организации, собрать людей — я раньше ни с чем подобным не сталкивался, не было нужного опыта. Но с Божьей помощью все получилось.
Информация распространялась по цепочке, от человека к человеку — так собралось порядка 40 курдов. Были также гости-грузины, очень порадовал своим участием священник Илия Чанкветадзе.
Я прочитал лекцию об истории курдов-христиан, рассказал истории обращения современных курдов в Православие, отвечал на вопросы зала. К середине встречи некоторые курды набрались смелости и стали рассказывать о своем собственном пути в Православие.
Был неожиданный и отрадный эпизод: встала одна пожилая женщина-курдянка и попросила дать ей слово. Она сказала: «Я всю свою жизнь искала истину, знала, что где-то она есть, но не могла найти. Меня занесло и к пятидесятникам, и к свидетелям Иеговы, и к другим сектантам, но я понимала, что там что-то не то… А теперь, в 65 лет, я впервые чувствую, что нашла истину! Она настолько очевидна, что я не могу ей противиться». Эта женщина объявила, что приняла решение креститься!
— Обращение курдов обычно происходит через самостоятельный поиск?
— По-разному бывает. Кто-то приходит, читая Библию, беседуя со священниками, пытаясь вникнуть, найти истину. А кто-то даже сталкивается с неким мистическим опытом.
Например, одного моего родственника — ему было тогда 15-16 лет — постоянно мучил один и тот же сон: ему снилось, будто за ним кто-то гонится, кто-то черный, и загоняет его в угол. И когда положение абсолютно безвыходное, появляется белый крест, и тьма рассеивается. Сон повторялся несколько раз!
Этот парень рассказал обо всем своему отцу, но тот несерьезно к этому отнесся: мало ли что может присниться впечатлительному подростку? Но случилось так, что его отец попал в страшную автомобильную аварию и чудом остался жив. Ночью вернулся домой, лег спать, и ему приснился некто высокий, черный, который сказал: «Я хотел тебя забрать, но Он мне не позволил». Впоследствии вся эта семья крестилась.
Курды-езиды принимают Православие сравнительно легко, а вот для тех, кто происходит из мусульманских семей, это сложнее.
Я знаю девушку из Казахстана, из семьи курдов-мусульман, у нее созрело желание креститься, но она никак не решалась — боялась. А ее брат собрал все свое мужество и принял таинство Крещения. Мы с ней переписывались, и она в конце концов призналась: «Я не знаю, что со мной сделают мои родители, когда узнают, но, несмотря ни на что, я хочу креститься».
Недавно я узнал, что она присоединилась к Церкви в день Святой Троицы. Вообще надо сказать, что много курдов сейчас активно принимают Православие.
— Есть ли у тебя страх преследований за веру? Наверняка же приходилось слышать обвинения в предательстве своей «родной, исконной» религии…
— Приходилось. Но, слава Богу, страха я не чувствую.
Надо также заметить, что в России, как и в Грузии, курды в целом очень мягко, терпимо относятся к Православию. А вот, скажем, те курды-езиды, которые живут в Ираке, отступника могут побить камнями — особенно принявшего ислам. К мусульманам у езидов страшная ненависть, после турецкого геноцида в начале ХХ-го века.
Не так давно — кажется, в 2007 году — в Ираке случилась история: девушка-езидка полюбила юношу-мусульманина. Вопреки воле родителей они поженились, и она приняла религию мужа. По понятиям езидов она совершила смертный грех. Узнав об этом, езиды убили ее: человек 15 парней собрались и совершили это злодеяние. В свою очередь мусульмане отомстили: переловили и расстреляли этих убийц – всех до одного. Так что в Ираке очень категоричное отношение к смене вероисповедания.
В России такого радикализма нет, езиды с большой симпатией относятся к Православию, хотя и предпочитают держаться на расстоянии, не вникать.
Отец Илия, в частности, рассказывал, что после распада СССР один из первых православных храмов в Тбилиси построили курды-езиды.
— Серафим, ты уже рассказывал, что история курдов трагична. В чем ее трагичность?
— Курды — один из древнейших народов ближнего Востока. И один из самых крупных в мире этносов, лишенных права на самоопределение и государственный суверенитет. Территория, на которой испокон веков проживали курды (Курдистан), в 20 веке оказалась поделена между четырьмя государствами: Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Только Иракский Курдистан совсем недавно, в 2006 году, получил автономию.
Исторически сложилось так, что исламские страны (особенно Турция, Иран, Ирак и Сирия) и ряд региональных государств откровенно враждебно относятся к курдам, стремятся их ассимилировать.
Живя на своей родине, мои предки не имели права говорить на родном курдском языке: если в доме находили учебник курдского языка — десять лет тюрьмы такой семье были обеспечены. В 20-м веке имел место и геноцид, из-за чего мой народ вынужден был бежать в Грузию, Армению, Россию, Европу, США и другие страны.
После того, как христианские народы приняли курдов-беженцев, постепенно стала возрождаться наша письменность, впервые в СССР появился курдский театр, радио, газета, а во Франции даже появилась «Академия курдского языка». Именно в эмиграции курды достигли всего этого.
Когда-то наш народ знал христианство, но, оказавшись в мусульманском окружении, большинство приняло ислам. Я думаю, если бы курды сохранили верность Христу, наша история сложилась бы иначе.
Но гонения тоже были промыслительны — многие смогли безбоязненно принять крещение, в 2000-х годах появились переводы Священного Писания, православных молитв на курдский язык, стало больше возможности для проповеди Евангелия…
Молчаливая проповедь
— Ты чувствуешь, что это твое призвание — говорить о Христе своим соотечественникам?
— Когда я еще был оглашенным, я уже тогда начал «миссионерствовать».
Батюшка Дмитрий Безумнов меня воспитывал, мы почти по 3-4 часа с ним беседовали: я впитывал информацию, как губка, и до сих пор все отчетливо помню! А потом ходил и пересказывал другим. Таким образом отец Дмитрий, сам о том не подозревая, просвещал не одного человека, а сразу многих.
— Твои родственники приняли крещение?
— Многие приняли, кто-то нет, кто-то — еще оглашенный.
Вообще одна из причин, по которым я решил заниматься миссионерской деятельностью — эта боль за близких. Когда я крестился, меня очень смущался мысль, что они живут и умирают вне христианства. Мне было больно и страшно за них.
Но, с другой стороны, я понял, что нельзя навязывать свою веру, нельзя ходить с таким видом, что ты лучше своих родных, потому что ты знаешь Христа, а они нет. Есть молчаливая проповедь — твоя жизнь, есть молитва. И это самое главное. Если мои слова не подтверждаются моими делами — все бесполезно.
Хотя никакая проповедь не была бы возможной без любви к Господу и к ближним — она мне дает силу не отчаиваться на этом нелегком пути. Одно сострадание не поможет в это деле; проповедую я во Славу Божию.
— Какие у тебя планы на обозримое будущее?
— Все у нас делается с помощью Божией, главное — заниматься проповедью, а также просвещением и укреплением в вере крестившихся.
Серафим Маамди с архимандритом Рафаилом Карелиным
Некоторые курды принимают Православие, но продолжают соблюдать разные языческие обряды. Например, ездят по святым для езида местам — это может быть буквально груда собранных вместе камней — оставлять там деньги и просить взамен «удачи»; занимаются гаданиями и т.д. Это происходит от невежества, поэтому о таких вещах надо говорить и писать. Что я и стараюсь по мере моих сил делать.
— Неужели курдской православной общины еще не существует?
— Крестившихся курдов очень много, однако единой, активной общины пока нет. Но она должна появиться.
Наш народ немного пассивен, он ждет, когда придет священник, когда построят храм… Когда строят огромный дворец, никто не идет работать, когда построили — вот тогда народ собирается с удовольствием. А с нуля начинать сложно. Но все когда-нибудь начиналось с нуля!
Ислам прошел по востоку, словно чума, не щадя никого, ничего — так что от курдского христианства остались лишь крохи. Поэтому большое дело предстоит нам в будущем — возрождать веру Христову среди курдов.
Иногда это кажется невыполнимым, но Бог не поручал бы людям невозможное. А Он дал христианам поручение: быть светом миру. Это сложно, но возможно.
Мы часто забываем, что великие дела делает Господь, но нашими руками.

Гамлет Мирзоян, Марина Мирзоян, 1 июня 2018, 15:35 — REGNUM «Езиды — последователи одной, довольно еще загадочной, религиозной секты, распространившейся среди курдов. Езиды говорят курманджийским наречием курдского языка. Живут они в Турции, где их насчитывают до 90.000 душ, в Персии и у нас — в Карсской области (до 2.000 душ) и в Эриванской губернии (около 8.000 душ). Название их производят от древнеперсидского слова Ezd — Бог; езди, как сами себя называют езиды, значит «божеский», в смысле «признающий Бога»… Известно только, что езиды признают Верховное Существо, создателя мира, и почитают «духа отрицания» Мелик-Тауза — впавшего в немилость ангела, который со временем будет прощен».

Езиды Иван Шилов © ИА REGNUM

(«Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона». Санкт-Петербург, 1890 — 1907).

Учитель Карсского городского училища Филипп Янович в своей публикации «Езиды» («Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа». Выпуск 34-й, Тифлис, 1904 г.) пишет: «Езиды говорят о своей религии неохотно. Но по отрывочным намекам можно с уверенностью сказать, что религия езидов представляет какую-то смесь христианства, магометанства и даже язычества. Главные основы езидского вероучения следующие: Бог есть вездесущий, всеведущий и всемогущий дух. Ему нет ни равного, ни противника: все сотворено Богом, и все совершается по Его воле, не исключая даже зла. Езиды признают также существование Ангелов Божьих и пророков. Главнейшие из них Моисей, Иисус Христос, происшедший от Духа Божия, и Магомет. Говорят, что езиды признают более 124 тысяч пророков, из которых первым считается их национальный пророк Шейх-Аде, живший в XII веке. Кроме того, они почитают и некоторых святых, например: Святую Богородицу и Григория, Просветителя Армении, в честь которого у них установлен даже праздник, которому предшествует трехдневный пост (этот праздник существует только у русских езидов, живущих среди армян)».

Езиды веруют в воскресение мертвых и признают существование рая и ада. Главная нравственная заповедь езидского вероучения заключается в том, чтобы не делать никому зла, потому что все люди, даже иноверцы, суть творения Единого Бога. В семейных отношениях езиды строго соблюдают почтение и уважение к старшим, особенно к своим родителям. В присутствии отца молодые люди не решаются курить и даже говорить, если их не спрашивают.

Кроме чисто христианских взглядов, езиды признают довольно грубые черты язычества. Языческая сторона их учения заключается в почитании солнца и четырех стихий: земли, воды, воздуха и огня, а, во-вторых, в почтении фетиша (предмета безусловного признания, слепого поклонения), которого они называют Мелик-Тауз, что значит Высочайший Ангел. Это есть не что иное, как изображение отпавшего ангела.

© Ноев Ковчег

Отпавшие (падшие ангелы), согласно христианскому учению, — это сотворенные со свободной волей вначале безгрешные ангелы, которые, будучи увлечены сатаной и взбунтовавшись, перестали служить Богу и стали служителями сатаны. Падшие ангелы борются с церковью, совершают зло, искушают людей и толкают их к греху.

Из путевых заметок «Каникулярная поездка по Эриванской губернии и Карсской области» учителя Эриванской учительской семинарии В. И. Девицкого («Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа». Выпуск 21-й, Тифлис, 1896 г.):

«Езиды питают большое уважение к дьяволу, как временно падшему ангелу, который, наконец, получит прощение и вознаградит езидов за то почтение и услуги, которые были ему оказаны ими при падении его с неба на землю. Поэтому упоминать имя черта и вообще отзываться о нем с неуважением в присутствии езида, это значит оскорбить его религиозное чувство».

По легенде Мелик-Тауз отказался поклониться первому человеку, за что оказался в аду. Он томился там 7.000 лет и так горько плакал, что затопил преисподнюю слезами. Бог вернул бывшего грешника на небо, а ад закрыл.

Предание говорит, что сам отпавший ангел когда-то передал главному езидскому пророку — шейху Аде — семь своих изображений, которые хранятся в главном капище в 40 верстах от Мосула (город на севере Ирака, на реке Тигр). Изображения эти, по описанию одних очевидцев, похожи на петуха; другие же утверждают, что они имеют сходство с изображениями дьявола.

По езидскому вероучению, согрешившего ангела Бог не проклинал, а только удалил от себя, и будет время, когда Всемогущий, по своему бесконечному милосердию, простит этого ангела и возвратит ему снова ту власть, которою он пользовался до своего грехопадения. Получив от Бога прощение и прежнюю власть, этот Мелик-Тауз станет ближайшим заступником и ходатаем пред милосердием Божьим за тех людей, которые не оскорбляли его во время изгнания и относились к нему с сожалением. Вот почему езид никогда не произнесет слова «дьявол», которое он считает оскорбительным для отпавшего ангела. Правила веры и нравственности езиды приобретают из разных священных книг (среди них и Коран), а также из преданий о Мелик-Таузе. Эти книги написаны на арабском языке и хранятся у главного шейха в Мосуле.

Общественных молитв у езидов нет; поэтому у них не существует и мечетей. Молиться дозволяется на каком угодно месте, лишь бы оно было чистое. Езидам закон предписывает молиться два раза в день: утром, вставая, и вечером, пред отходом ко сну. Молитва произносится в обоих случаях одна и та же. Молятся они, стоя лицом к востоку и приподняв руки до пояса. В противоположение мусульманам, езиды пред молитвой не совершают омовения. Клятва у них законом не запрещается, но не считается за грех и нарушение клятвы, если оно выгодно для езида.

Пост соблюдается езидами в течение года два раза: в начале декабря и феврале месяце, и называют последний пост «Хар-Наби». Оба поста продолжаются по три дня и состоят в том, что постящийся не принимает в это время пищи с раннего утра до вечерней зари.

После каждого поста следует праздник, продолжающийся также три дня. Праздничные дни езиды посвящают жертвоприношениям, подаяниям и другим добрым делам; ходят друг к другу с поздравлениями, причем хозяин дома должен непременно угощать поздравляющих, иначе он подвергнется осмеянию всего села. Если в селении находятся враждующие между собою дома, то соседи непременно стараются помирить их.

* * *

Женщины и девушки езидов не закрывают лица и не избегают посторонних мужчин, а, напротив, любят с ними поболтать и пошутить, но держат себя скромно. Все имущество в семье принадлежит старшему члену мужского пола. Сыновья, если пожелают, могут отделиться от отца, но получают из имущества только то, что он им даст по собственному усмотрению. Если мужской род в семье прекращается, то имущество переходит к старшей женщине.

Мужчины отпускают бороду и длинные волосы, которые заплетают в косу.

Музыкальные инструменты у езидов — духовые («блур», «фик», «майе-дудук», «зурна»); в религиозных церемониях используется барабан («даф»).

* * *

Езидам религия позволяет пить вино, но свинина запрещена. Они не едят также капусту. Относительно последней существует такой рассказ. Однажды между езидами и персами произошла война. Во время сражения лошадь главного езидского вождя коснулась ногою кочана капусты и упала вместе со своим всадником. Езиды проиграли битву. С этого времени они перестали есть капусту.

© Ноев Ковчег

Любимая еда езидов — закуска, состоящая из неизменной яичницы, кислого овечьего молока и сыра. Езиды готовят супы как на мясной, так и на овощной основе, а также молочные супы, добавляя в них различные злаковые культуры. Основная национальная еда: «грар» (из простокваши, пшеницы и зелени), «авсир» (суп из лука и яиц), «кюфта» (говяжий фарш, закатанный шариками и сваренный в томатном соусе), «сар дав» (вареная пшеница с маслом и мацони). Один из популярнейших напитков (от жажды и во время еды) — «чаклмаст» — кисломолочный продукт из простокваши и воды (у армян — «тан»).

* * *

Бежавшие со своей исторической родины езиды привезли собой на Кавказ и смогли сберечь вместе с родным языком и старинные обряды, народные верования, ритуалы, поверья.

У езидов дозволяется многоженство, хотя предпочитается иметь одну жену. Развода не существует. Брак совершается по воле родителей, но по достижении 15-летнего возраста детей: им предоставляется полная свобода в выборе себе друга жизни. Случается иногда, что родители девушки не соглашаются выдать свою дочь за известного молодого человека. Тогда последний с согласия девушки похищает ее. Через некоторое время отец похищенной обыкновенно прощает молодых людей. При этом от жениха он получает «калан» (выкуп), состоящий из определенной суммы наличных денег (иногда до 600 руб.), платья и скота. Этот же «калан» уплачивает жених родителям девушки и в том случае, когда он берет себе жену с согласия ее родителей. Часть калыма идет на приданое невесте, если она выходит замуж с согласия родителей, а не была увезена. Другая же часть остается в пользу родителей. Если же девушка была похищена, то о приданом ее родители уже не заботятся.

Бракосочетание состоит в произнесении шейхом (муллою) соответствующей молитвы над женихом и невестою. После свадебного пиршества невеста едет в дом жениха верхом на лошади в сопровождении как самого жениха, так и его товарищей.

Если свадьба бывает у богатого езида, то во время свадебного поезда молодые люди джигитуют, причем они наряжаются иногда в старинную езидскую одежду, с вооружением, состоящим из длинного деревянного копья с железным наконечником, меча и небольшого круглого деревянного щита, обшитого железом.

Тотчас после рождения родители сами дают имя новорожденному, а через два или три года, когда приезжает шейх, он отрезает пучок волос на голове у дитяти и этим причисляет новорожденного к своей вере. Обрезания мальчиков не существует.

* * *

В похоронном обряде езидов условно можно выделить три цикла. Первый — это обряды, соблюдавшиеся с момента смерти до погребения умершего; второй включает все обряды, выполняемые во время выноса покойника, по пути на кладбище, при самих похоронах и во время возвращения, соблюдаемые после похорон до годовщины смерти человека.

Езиды верят в неизбежность смерти. Они считают, что смерть исходит от доброй воли Бога («Мрн амре Худея», «Мрн крара Худея» — «Смерть — это веление, решение Бога»). По верованиям езидов в мире только Бог бессмертен и вечен. Все остальные — и пророки, и божества, и ангелы — смертны. Человек живет столько, сколько времени ему на жизнь определяет Бог. Этот срок у человека с рождения на лбу написан.

Во время омовения покойника несколько человек вокруг тела держат занавесы. Обычно покойника моет пир (священник), а шейх поливает три кружки теплой воды. Молитву омовения произносит тот, кто поливает воду — шейх или пир. Здесь уместно отметить, что духовное звание у езидов переходит по наследству.

Покойника оплакивают как женщины, так и мужчины. Похоронные песни имеют веками выработанные стабильные тексты, передаваемые устно от поколения к поколению. Душераздирающие песни исполняет любой из присутствующих (и мужчина, и женщина), знающий их, и при этом никакой последовательности по родственной иерархии не существует.

Из материи для савана шьют две рукавицы, которые надевает пир. Одной рукавицей пир обмывает покойника от пупка выше, а второй рукавицей — ниже пупка. После омовения покойника шейх и пир облачают его в одежду полностью белого цвета: поверх саван «Чара мазн» — цельное одеяние, на голове завязывают узлом. Этот узел перед тем, как покойника опустить в могилу, развязывает или шейх, или пир. Здесь же, на кладбище, берут немного земли из вырытой могилы, обматывают в кусок материи от савана, делают вроде подушки и кладут покойнику под голову. Она называется «Земля покойника» («Аха мри»). Согласно поверьям, езиды своих покойников в могилу должны положить на правый бок.

Гроб покойника на могиле три раза поднимают и опускают на землю, могильщики, прежде чем передать лопату из рук в руки, кладут ее на землю, жители деревни разбрасывают землю за покойником со словами, чтобы он унес с собой болезни и горе деревни.

По установленным у езидов традициям могилу для мужчины роют в глубину до пупка, а для женщины роют в глубину до груди.

Одним из основных элементов похоронных обрядов являются поминки, которые у езидов называются «Хера мри» («Милостыня мертвых»): «Нане табркола» (обед могильщикам) — поминки в день похорон, «Серожк» — на третий день, «Хавтрожк» — на седьмой день, который также именуется как «малые поминки», а «большие поминки» — в годовщину смерти. В день похорон езиды режут одного барана для могильщиков и отправления души. На третий день после смерти человека езиды раздают трем семьям три порции обеда. Наиболее значительными являются поминальные ритуальные трапезы, устраиваемые на седьмой день и в годовщину смерти. На седьмой день езиды раздают также семи семьям семь порций обеда. Они считают, что в этот день лицо (рот) покойника освобождается от земли. В годовщину смерти человека духовным лицам покойника, шейху и пиру, отдают одежду и постельные принадлежности мертвого. Во время малых и больших поминок убивают животное (корову) после осветительной молитвы, которую читают священнослужители — шейх или пир.

У езидов существуют специальные поминальные дни, посвященные культу мертвых — «Рожа мриа» или «Рожа мазала», которые раньше отмечали в году два раза — ранней весной, перед уходом на высокогорные пастбища, и осенью, после возвращения с гор. В эти дни езиды посещали могилы близких, несли на кладбище еду и там раздавали ее бедным, шейхи и пиры читали поминальные молитвы.

Во время ритуальных трапез езиды по обычаю готовят еду лишь только из говядины («хашлама» — вареное мясо только зарезанного быка), зерна и вареного риса с приправами («брндж-брндж»).

В похоронных обрядах езидов значительное место занимает траур как внешнее выражение скорби. Обрядовое проявление скорби у них выражается в разных формах: в ношении траурной одежды, отпускании мужчинами бороды и волос, в разнообразных запретах, ограничениях и т. д. В знак траура мужчины покрывали свой головной убор платком любого цвета, женщины же повязывали голову черным платком.

* * *

Связь кавказских езидов с главным шейхом заключается в том, что последний от времени до времени посылает сюда своих сборщиков священных податей. Эти сборщики называются «коввалами», т. е. «многоговорящими». «Коввалы» приносят с собою два священных предмета: литое из бронзы изображение петуха и бронзовый подсвечник, носящий название «Чираха-Ездина». Изображение петуха утверждено на медной подставке, высотой в аршин; такой же высоты и подсвечник. К этим священным предметам езиды относятся с величайшим благоговением.

© Ноев Ковчег

Во время остановок «коввалы» кладут свою священную ношу на мягкую подушку и покрывают дорогими тканями. Когда «коввалы» приближаются к какому-нибудь езидскому селению, то дают знать об этом жителям. Последние немедленно отправляются навстречу своим святым гостям. Местный старшина должен взять «хурджины» (переметные сумки) главного «коввала», возложить себе на шею и нести в село. По прибытии в село «коввалы» останавливаются преимущественно у наиболее зажиточного обывателя. Хозяин приготовляет угощение. Собираются все сельчане — начинают курить, вести разговор и угощаются вместе с «коввалами». После закуски «коввалы» открывают «хурджин» и вынимают из него свою святыню — петуха и подсвечник. Рядом с подсвечником ставят большой таз, наполненный коровьим маслом. Затем посыпают соли в чистый платок, углы платка соединяют вместе, связывают ниткой, кладут его в масло и зажигают. Жители прикладываются к обеим святыням. «Коввалы» остаются в каждом селе несколько дней и, ежедневно, вынимая петуха с подсвечником, зажигают масло, что знаменует свет, исходящий на верующих от Мелик-Тауза.

В течение этих нескольких дней «коввалы» подробно осведомляются о состоянии каждого обывателя. В последний день «коввалы» вынимают святыню два или три раза и приглашают жителей подарить Мелик-Таузу, кто что может. В это время начинают играть на зурне и бить в барабан. Духовные лица танцуют священный танец. Когда игра и танцы окончатся, присутствующие езиды становятся на колени у дверей комнаты, подходят в таком положении к Мелик-Таузу и целуют его. Главный «коввал» спрашивает у стоящего на коленях:

«Ну, что подаришь своему Таузу?» Тот объявляет, что он намерен подарить известную сумму наличными деньгами, одну или две овцы, корову или быка — словом, смотря по своему материальному достатку. Если «коввалам» покажется, что жертва слишком мала в сравнении с материальным благосостоянием жертвователя, то они говорят ему: «Нет, этого очень мало; дай больше, чтобы Мелик-Тауз не разгневался и не отнял у тебя твоего богатства».

Собрав дань с одного села, «коввалы» отправляются в другое, где проделывают ту же самую процедуру. Объехав все езидские села и получив обильный сбор, «коввалы» уходят восвояси. Если «коввалы» рассердятся на какой-нибудь дом или целое село, то говорят: «Пойдем и проведем черту вокруг дома или села, чтобы соседние жители не имели с ними общения». Это равняется проклятию. Пока такое проклятие не будет снято, соседи считают всякое общение с провинившимися великим грехом.

* * *

Езидская община Армении начала формироваться в 1877—1878 гг., во время русско-турецкой войны. Тогда тысячи езидов мигрировали в Восточную Армению. Вторая волна миграции произошла во время Первой мировой войны и особенно — в годы геноцида армян. Езидский национальный герой Джангир-ага со своей 700-сабельной конницей вместе с армянскими войсками разбил в мае 1918 года турецкие отряды в битвах при Баш-Апаране и Сардарапате.

По переписи населения 2011 года езидов мужского пола в Армении проживали — 17.757 человек, женского пола — 17.551. В настоящее время езидская община сосредоточена преимущественно в селах областей Арагацотн, Армавир, Арарат, Ширак, а также в городах Ереван, Гюмри, Ванадзор, Абовян, Дилижан и Ташир. Езиды в основном занимаются скотоводством (овцеводством), садоводством и земледелием.

Ноев Ковчег

Читайте ранее в этом сюжете: Турки Карсской области

Читайте развитие сюжета: Талыши

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *