Личность Николая 2

ХАРАКТЕР НИКОЛАЯ II

Природа не дала Николаю важных для государя свойств, которыми обладал его покойный отец. Самое главное, у Николая не было «ума сердца» — политического чутья, предвидения и той внутренней силы, которую чувствуют окружающие и подчиняются ей. Впрочем, Николай и сам чувствовал свою слабость, беспомощность перед судьбой. Он даже предвидел свой горький удел: «Я подвергнусь тяжелым испытаниям, но не увижу награды на земле». Николай считал себя вечным неудачником: «Мне ничего не удается в моих начинаниях. У меня нет удачи»… К тому же он не только оказался не подготовлен к правлению, но и не любил государственные дела, которые были для него мукой, тяжкой ношей: «День отдыха для меня — ни докладов, ни приемов никаких… Много читал — опять наслали ворохи бумаг…» (из дневника). В нем не было отцовской страстности, увлеченности делом. Он говорил: «Я… стараюсь ни над чем не задумываться и нахожу, что только так и можно править Россией». При этом иметь с ним дело было чрезвычайно трудно. Николай был скрытен, злопамятен. Витте называл его «византийцем», умевшим привлечь человека своей доверительностью, а потом обмануть. Один острослов так писал о царе: «Не лжет, но и правды не говорит».

Анисимов Е.В. Императорская Россия. СПб., 2008

ХОДЫНКА

А через три дня на загородном Ходынском поле, где должны были состояться народные гуляния, произошла страшная трагедия. Тысячи людей уже с вечера, накануне дня гуляний, стали собираться там, рассчитывая утром в числе первых получить в «буфете» (которых подготовили сотню) царский подарок – один из 400 тыс. завернутых в цветной платок гостинцев, состоящих из «продуктового набора» (полфунта колбасы, сайки, конфеты, орехи, пряники), а главное – диковинной, «вечной» эмалированной кружки с царским вензелем и позолотой. Ходынское поле представляло собой учебный плац и было все изрыто рвами, траншеями и ямами. Ночь выдалась безлунной, темной, толпы «гостей» прибывали и прибывали, направляясь к «буфетам». Люди, не видя перед собой дороги, проваливались в ямы и рвы, а сзади их теснили и теснили те, кто подходил из Москвы.

Всего к утру на Ходынке собралось около полумиллиона москвичей, спрессованных в огромные толпы. Как вспоминал В. А. Гиляровский,

«над миллионной толпой начал подниматься пар, похожий на болотный туман… Давка была страшная. Со многими делалось дурно, некоторые теряли сознание, не имея возможности выбраться или даже упасть: лишенные чувств, с закрытыми глазами, сжатые, как в тисках, они колыхались вместе с массой».

Давка усилилась, когда буфетчики в страхе перед натиском толпы, не дожидаясь объявленного срока, начали раздавать подарки…

По официальным данным, погибло 1389 человек, хотя в реальности жертв было намного больше. Кровь леденела даже у видавших виды военных и пожарных: скальпированные головы, раздавленные грудные клетки, валявшиеся в пыли недоношенные младенцы… Царь узнал об этой катастрофе утром, но ни одного из намеченных празднеств не отменил и вечером открыл бал с обаятельной женой французского посла Монтебелло… И хотя потом царь посещал лазареты и жертвовал деньги семьям погибших, было уже поздно. Равнодушие, проявленное государем к своему народу в первые часы катастрофы, ему дорого обошлось. Он получил прозвище «Николай Кровавый».

Анисимов Е.В. Там же

НИКОЛАЙ II И АРМИЯ

В бытность свою наследником престола молодой Государь получил основательную строевую подготовку, причем не только в гвардии, но и в армейской пехоте. По желанию своего державного отца он служил младшим офицером в 65-м пехотном Московском полку (первый случай постановки члена Царствующего Дома в строй армейской пехоты). Наблюдательный и чуткий цесаревич ознакомился во всех подробностях с бытом войск и, став Императором Всероссийским, обратил все свое внимание на улучшение этого быта. Первыми его распоряжениями же упорядочено производство в обер-офицерских чинах, повышены оклады и пенсии, улучшено довольствие солдат. Он отменил прохождение церемониальным маршем, бегом, по опыту зная, как оно тяжело дается войскам.

Эту свою любовь и привязанность к войскам Император Николай Александрович сохранил до самой своей мученической кончины. Характерным для любви Императора Николая II к войскам является избегание им официального термина «нижний чин». Государь считал его слишком сухим, казенным и всегда употреблял слова: «казак», «гусар», «стрелок» и т.д. Без глубокого волнения нельзя читать строки тобольского дневника темных дней проклятого года:

«27 ноября. Праздник нижегородцев. Где они и что с ними?…

6 декабря. Мои именины… В 12 часов был отслужен молебен. Стрелки 4-го полка, бывшие в саду, бывшие в карауле, все поздравляли меня, а я их с полковым праздником».

Керсновский А. А. История русской армии. М., 1992-1994

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ II ЗА 1905 Г.

15-го июня. Среда. Жаркий тихий день. Аликс и я очень долго принимали на Ферме и на целый час опоздали к завтраку. Дядя Алексей ожидал его с детьми в саду. Сделал большую прогулку в байдарке. Тетя Ольга приехала к чаю. Купался в море. После обеда покатались.

Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца «Князь Потемкин-Таврический» взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе. Просто не верится!

Николай II. Дневники

16-го октября . Четверг.

Сегодня началась война с Турцией. Рано утром турецкая эскадра подошла в тумане к Севастополю и открыла огонь по батареям, а полчаса спустя ушла. В то же время «Бреслау” бомбардировал Феодосию, а «Гебен” появился перед Новороссийском.

Немцы — подлецы продолжают отступать поспешно в западной Польше.

Дневник Николая II

МАНИФЕСТ О РОСПУСКЕ I ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ 9 ИЮЛЯ 1906 Г.

Волею Нашею призваны были к строительству законодательному люди, избранные от населения Твердо уповая на милость Божию, веря в светлое и великое будущее Нашего народа, Мы ожидали от трудов их блага и пользы для страны. Во всех отраслях народной жизни намечены были Нами крупные преобразования, и на первом месте всегда стояла главнейшая забота Наша развеять темноту народную светом просвещения и тяготы народные облегчением земельного труда. Ожиданиям Нашим ниспослано тяжкое испытание. Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область и обратились к расследованию действий поставленных от Нас местных властей, к указаниям Нам несовершенства Законов Основных, изменения которых могут быть предприняты только Нашею Монаршею волею, и к действиям явно незаконным, как обращение от лица Думы к населению.

Смущенное же таковыми непорядками крестьянство, не ожидая законного улучшения своего положения, перешло в целом ряде губерний к открытому грабежу, хищению чужого имущества, неповиновению закону и законным властям.

Но пусть помнят Наши подданные, что только при полном порядке и спокойствии возможно прочное улучшение народного быта. Да будет же ведомо, что Мы не допустим никакого своеволия или беззакония и всею силою государственной мощи приведем ослушников закона к подчинению нашей Царской воле. Призываем всех благомыслящих русских людей объединиться для поддержания законной власти и восстановления мира в нашем дорогом Отечестве.

Да восстановится же спокойствие в земле русской, и да поможет Нам Всевышний осуществить главнейший из Царственных трудов Наших — поднятия благосостояния крестьянства.. Воля Наша к сему непреклонна, и пахарь русский, без ущерба чужому владению, получит там, где существует теснота земельная, законный и честный способ расширить свое землевладение. Лица других сословий приложат по призыву Нашему все усилия к осуществлению этой великой задачи, окончательное решение которой в законодательном порядке будет принадлежать будущему составу Думы.

Мы же, распуская нынешний состав Государственной Думы, подтверждаем вместе с тем неизменное намерение Наше сохранить в силе самый закон об учреждении этого установления и, соответственно с этим Указом Нашим Правительствующему Сенату 8-го сего июля данным, назначили время нового ее созыва на 20 февраля 1907 года.

Манифест о роспуске I Государственной Думы

МАНИФЕСТ О РОСПУСКЕ II ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ 3 ИЮНЯ 1907 Г.

К прискорбию нашему, значительная часть состава второй Государственной думы не оправдала ожиданий наших. Не с чистым сердцем, не с желанием укрепить Россию и улучшить ее строй приступили многие из присланных от населения лиц к работе, а с явным стремлением увеличить смуту и способствовать разложению государства. Деятельность этих лиц в Государственной думе послужила непреодолимым препятствием к плодотворной работе. В среду самой Думы внесен был дух вражды, помешавший сплотиться достаточному числу членов ее, желавших работать на пользу родной земли.

По этой причине выработанные правительством нашим обширные мероприятия Государственная дума или не подвергала вовсе рассмотрению, или замедляла обсуждением или отвергала, не остановившись даже перед отклонением законов, каравших открытое восхваление преступлений и сугубо наказывавших сеятелей смуты в войсках. Уклонившись от осуждения убийств и насилий. Государственная дума не оказала в деле водворения порядка нравственного содействия правительству, и Россия продолжает переживать позор преступного лихолетия. Медлительное рассмотрение Государственной думой росписи государственной вызвало затруднение в своевременном удовлетворении многих насущных потребностей народных.

Право запросов правительству значительная часть Думы превратила в способ борьбы с правительством и возбуждения недоверия к нему в широких слоях населения. Наконец, свершилось деяние, неслыханное в летописях истории. Судебной властью был раскрыт заговор целой части Государственной думы против государства и царской власти. Когда же правительство наше потребовало временного, до окончания суда, устранения обвиняемых в преступлении этом пятидесяти пяти членов Думы и заключения наиболее уличаемых из них под стражу, то Государственная дума не исполнила немедленного законного требования властей, не допускавшего никакого отлагательства.

Созданная для укрепления государства Российского, Государственная дума должна быть русской и по духу. Иные народности, входившие в состав державы нашей, должны иметь в Государственной думе представителей нужд своих, но не должны и не будут являться в числе, дающем им возможность быть вершителями вопросов чисто русских. В тех же окраинах государства, где население не достигло достаточного развития гражданственности, выборы в Государственную думу должны быть временно приостановлены.

Манифест о роспуске II Государственной Думы

ЮРОДИВЫЕ И РАСПУТИН

Царь, и особенно царица, были подвержены мистицизму. Самая близкая фрейлина Александры Федоровны и Николая II Анна Александровна Вырубова (Танеева) написала в воспоминаниях: «Государь, как и его предок Александр I, был всегда мистически настроен; одинаково мистически настроена была и государыня… Их величества говорили, что они верят, что есть люди, как во времена Апостолов… которые обладают благодатью Божией и молитву которых Господь слышит».

Из-за этого в Зимнем дворце часто можно было видеть различных юродивых, «блаженных», предсказателей судьбы, людей способных якобы влиять на судьбы людей. Это – и Паша-прозорливая, и Матрена-босоножка, и Митя Козельский, и Анастасия Николаевна Лейхтенбергская (Стана) – жена великого князя Николая Николаевича-младшего. Широко были открыты двери царского дворца и для всякого рода проходимцев и авантюристов, каким был, например, француз Филипп (настоящее имя – Низьер Вашоль), подаривший императрице икону с колокольчиком, который должен был звонить при приближении к Александре Федоровне людей «с дурными намерениями».

Но венцом царского мистицизма стал Григорий Ефимович Распутин, сумевший полностью подчинить себе царицу, а через нее и царя. «Управляет теперь не царь, а проходимец Распутин, – отмечала в феврале 1912 г. Богданович, – Всякое уважение к царю пропало». Ту же мысль высказал 3 августа 1916 г. бывший министр иностранных дел С.Д. Сазонов в беседе с М. Палеологом: «Император царствует, но правит императрица, инспирируемая Распутиным».

Распутин быстро распознал все слабости царской четы и умело пользовался этим. Александра Федоровна писала в сентябре 1916 г. мужу: «Я всецело верю в мудрость нашего Друга, ниспосланную Ему Богом, чтобы советовать то, что нужно тебе и нашей стране». «Слушай Его, – наставляла она Николая II, – …Бог послал Его тебе в помощники и руководители».

Дело доходило до того, что отдельные генерал-губернаторы, обер-прокуроры Святейшего синода и министры назначались и смещались царем по рекомендации Распутина, переданной через царицу. 20 января 1916 г. по его совету был назначен председателем совета министров В.В. Штюрмер – «абсолютно беспринципный человек и полное ничтожество», как охарактеризовал его Шульгин.

Радциг Е.С. Николай II в воспоминаниях приближенных. Новая и новейшая история. № 2, 1999 г.

РЕФОРМЫ И КОНТРРЕФОРМЫ

Наиболее перспективный для страны путь развития через последовательные демократические реформы оказался невозможным. Хотя он и был обозначен, как бы пунктиром, еще при Александре I, в дальнейшем либо подвергался искривлениям, либо даже прерывался. При той самодержавной форме правления, которая в течение всего XIX в. оставалась в России незыблемой, решающее слово по любому вопросу о судьбах страны принадлежало монархам. Они же, по капризу истории, чередовались: реформатор Александр I — реакционер Николай I, реформатор Александр II — контрреформатор Александр III (Николаю II, вступившему на престол в 1894 г., тоже пришлось после контрреформ отца уже в начале следующего века пойти на реформы).

Троицкий Н. Русско-французский союз. Россия в XIX веке. Курс лекций. М., 1997

РАЗВИТИЕ РОССИИ В ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II

Главным исполнителем всех преобразований в первое десятилетие правления Николая II (1894–1904) был С.Ю. Витте. Талантливый финансист и государственный деятель, С. Витте, возглавив в 1892 г. Министерство финансов, обещал Александру III , не проводя политических реформ, за 20 лет сделать Россию одной из ведущих промышленно-развитых стран.

Политика индустриализации, разработанная Витте, требовала значительных капиталовложений из бюджета. Одним из источников получения капитала было введение государственной монополии на винно-водочные изделия в 1894 г., ставшей основной доходной статьей бюджета.

В 1897 г. была проведена денежная реформа. Мероприятия по повышению налогов, рост добычи золота, заключение внешних займов позволили ввести в обращение золотые монеты вместо бумажных, купюр, что помогло привлечь в Россию иностранные капиталы и укрепить денежную систему страны, благодаря чему доход государства возрос в два раза. Реформой торгово-промышленного налогообложения, проведенной в 1898 г , был веден промысловый налог.

Реальным результатом экономической политики Витте стало ускоренное развитие промышленного и железнодорожного строительства. В период с 1895 по 1899 г. в среднем в стране строилось 3 тыс. километров путей в год.

К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти.

К концу 1903 г. в России действовало 23 тыс. фабрично-заводских предприятий с числом рабочих примерно 2200 тыс. человек. Политика С.Ю. Витте дала толчок развитию российской промышленности, торгово-промышленного предпринимательства, экономики.

По проекту П.А.Столыпина было начало проведение аграрной реформы: крестьянам был разрешено свободно распоряжаться своей землей, выходить из общины и вести хуторское хозяйство. Попытка упразднения сельской общины имела огромное значение для развития капиталистических отношений в деревне.

Глава 19. Правление Николая II (1894–1917 гг.). История России

НАЧАЛО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В тот же день, 29 июля, по настоянию начальника генерального штаба Янушкевича, Николай II подписал указ о всеобщей мобилизации. Вечером начальник мобилизационного отдела генерального штаба генерал Добророльский прибыл в здание петербургского главного телеграфа и лично привез туда текст указа о мобилизации для сообщения во все концы империи. Оставалось буквально несколько минут до того, как аппараты должны были начать передачу телеграммы. И вдруг Добророльскому было передано распоряжение царя приостановить передачу указа. Оказалось, царь получил новую телеграмму Вильгельма. В своей телеграмме кайзер опять заверял, что будет стараться достигнуть соглашения между Россией и Австрией, и просил царя не затруднять ему этого военными приготовлениями. Ознакомившись с телеграммой, Николай сообщил Сухомлинову, что отменяет указ о всеобщей мобилизации. Царь решил ограничиться частичной мобилизацией, направленной только против Австрии.

Сазонов, Янушкевич и Сухомлинов были крайне обеспокоены тем, что Николай поддался влиянию Вильгельма. Они боялись, что Германия опередит Россию в сосредоточении и развертывании армии. Они встретились 30 июля утром и решили попытаться переубедить царя. Янушкевич и Сухомлинов попробовали было сделать это по телефону. Однако Николай сухо объявил Янушкевичу, что прекращает разговор. Генерал успел все же сообщить царю, что в комнате присутствует Сазонов, который тоже хотел бы сказать ему несколько слов. Помолчав немного, царь согласился выслушать министра. Сазонов попросил аудиенции для неотложного доклада. Николай снова помолчал, а затем предложил приехать к нему в 3 часа. Сазонов условился со своими собеседниками, что если он убедит царя, то тотчас из Петергофского дворца позвонит Янушкевичу, а тот отдаст приказ на главный телеграф дежурному офицеру для сообщения указа во все военные округа. «После этого, — заявил Янушкевич, — я уйду из дома, сломаю телефон, вообще сделаю так, чтобы меня уже нельзя было разыскать для новой отмены общей мобилизации».

В течение почти целого часа Сазонов доказывал Николаю, что война все равно неизбежна, так как Германия к ней стремится, и что при этих условиях мешкать со всеобщей мобилизацией крайне опасно. В конце концов Николай согласился. Из вестибюля Сазонов позвонил Янушкевичу и сообщил о полученной санкции царя. «Теперь вы можете сломать свой телефон», — добавил он. В 5 часов вечера 30 июля застучали все аппараты главного петербургского телеграфа. Они разослали по всем военным округам указ царя о всеобщей мобилизации. 31 июля, утром, он стал достоянием гласности.

Начало Первой Мировой Войны. История Дипломатии. Том 2. Под редакцией В. П. Потемкина. Москва–Ленинград, 1945

ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II В ОЦЕНКАХ ИСТОРИКОВ

В эмиграции наблюдался раскол среди исследователей в оценке личности последнего царя. Споры нередко принимали резкий характер, а участники дискуссий занимали противоположные позиции от восхваления на правом консервативном фланге до критики у либералов и очернения на левом, социалистическом фланге.

К монархистам, творившим в эмиграции, принадлежали С. Ольденбург, Н. Марков, И. Солоневич. По мысли И. Солоневича: «Николай II — человек «со средними способностями», верно и честно делал для России все, что Он умел, что Он мог. Никто иной не сумел и не смог сделать больше»… «Об императоре Николае II левые историки говорят как о бездарности, правые — как о кумире, дарования или бездарность которого не подлежат обсуждению». .

Еще более правый монархист Н. Марков отмечал: «Государь сам был оклеветан и опорочен в глазах своего народа, он не смог выдержать злобного напора всех тех, кто казалось бы, был обязан всячески укреплять и защищать монархию» .

Крупнейшим исследователем царствования последнего русского царя является С. Ольденбург, чей труд сохраняет свое первостепенное значение и в 21 веке. Для любого исследователя николаевского периода истории России необходимо, в процессе изучения данной эпохи, познакомиться с трудом С. Ольденбурга «Царствование императора Николая II». .

Леволиберальное направление было представлено П. Н. Милюковым, который заявил в книге — «Вторая русская революция»: «Уступки власти (Манифест 17 октября 1905 г.) не только потому не могли удовлетворить общество и народ, что они были недостаточны и неполны. Они были неискренни и лживы, и давшая их власть сама ни минуты не смотрела на них как на уступленные навсегда и окончательно» .

Социалист А. Ф. Керенский писал в «Истории России»: «Царство Николая II было роковым для России благодаря личным его качествам. Но в одном он был чист: вступив в войну и связав судьбу России с судьбой союзных с ней стран, он до самого конца, до самой своей мученической смерти, ни на какие соблазнительные компромиссы с Германией не шел . Царь нес бремя власти. Она его внутренне тяготила…В нем не было воли к власти. Он ее хранил по клятве и традиции» .

Современные российские историки по-разному оценивают правление последнего русского царя. Такой же раскол наблюдался и в среде исследователей царствования Николая II в эмиграции. Одни из них являлись монархистами, другие придерживались либеральных взглядов, третьи считали себя сторонниками социализма. В наше время историографию царствования Николая II можно разделить на три направления, таких, как и в эмигрантской литературе. Но применительно к постсоветскому периоду нужны и уточнения: современные исследователи, восхваляющие царя, не обязательно являются монархистами, хотя определенная тенденция конечно же присутствует: А. Боханов, О. Платонов, В. Мультатули, М. Назаров.

А. Боханов — крупнейший современный историк по изучению дореволюционной России, положительно оценивает царствование императора Николая II: «В 1913 г. кругом царил мир, порядок, процветание. Россия уверенно шла вперед, беспорядков никаких не случалось. Промышленность работала на полную мощность, сельское хозяйство динамично развивалось, и каждый год приносил все большие урожаи. Росло благосостояние, и покупательная способность населения увеличивалась год от года. Началось перевооружение армии, еще несколько лет — и русская военная мощь станет первой силой в мире» .

Положительно отзывается о последнем царе консервативный историк В. Шамбаров, замечая, что царь был слишком мягок в обращении со своими политическими врагами, которые одновременно были и врагами России: «Россию губили не самодержавный «деспотизм», а наоборот слабость и беззубость власти». Царь слишком часто пытался найти компромисс, договориться с либералами, чтобы не произошло кровопролития между правительством и частью обманутого либералами и социалистами народа. Для этого Николай II увольнял преданных монархии, порядочных, компетентных министров и вместо них назначал или непрофессионалов или тайных врагов самодержавной монархии, или мошенников. .

М. Назаров в своей книге «Вождю третьего Рима» обратил внимание на аспект мирового заговора финансовой элиты для свержения русской монархии… По описанию адмирала А. Бубнова, в Ставке царила атмосфера заговора. В решающий момент в ответ на ловко сформулированный запрос Алексеева об отречении лишь два генерала публично выразили преданность Государю и готовность вести свои войска на усмирение мятежа (генерал Хан Нахичеванский и генерал граф Ф.А. Келлер). Остальные приветствовали отречение, нацепив красные банты. В том числе будущие основатели Белой армии генералы Алексеев и Корнилов (последнему затем выпало объявить царской семье приказ Временного правительства о ее аресте). Великий Князь Кирилл Владимирович также нарушил присягу и 1 марта 1917 года — еще до отречения Царя и как средство давления на него! — снял свою воинскую часть (Гвардейский экипаж) с охраны царской семьи, под красным флагом явился в Государственную Думу, предоставил этому штабу масонской революции своих гвардейцев для охраны арестованных царских министров и выпустил призыв к другим войскам «присоединиться к новому правительству». «Кругом трусость, и измена, и обман», — таковы были последние слова в царском дневнике в ночь отречения .

Представители старой социалистической идеологии, например, А.М. Анфимов и Е.С. Радциг, напротив, негативно оценивают правление последнего русского царя, называя годы царствования цепью преступлений против народа.

Между двумя направлениями – восхваления и чрезмерно резкой, несправедливой критики расположились труды Ананьича Б. В., Н. В. Кузнецова и П. Черкасова.

П. Черкасов придерживается середины в оценке царствования Николая: «Со страниц всех упомянутых в обзоре работ предстает трагическая личность последнего русского царя — человека глубоко порядочного и деликатного до застенчивости, примерного христианина, любящего мужа и отца, верного своему долгу и одновременно ничем не выдающегося государственного деятеля, пленника раз и навсегда усвоенных убеждений в незыблемости завещанного ему предками порядка вещей. Он не был ни деспотом, ни тем более палачом своего народа, как утверждала наша официальная историография, но не был при жизни и святым, как иногда теперь заявляют, хотя мученической смертью он бесспорно искупил все грехи и ошибки своего правления. Драма Николая II как политика — в его заурядности, в несоответствии масштаба личности вызову времени» .

И наконец, есть историки либеральных взглядов, такие как К. Шацилло, А. Уткин. По мнению первого: «Николай II в отличие от своего деда Александра II, не только не давал назревших реформ, но даже если у него их вырывало силой революционное движение, упорно стремился отобрать назад то, что было дано «в минуту колебаний». Все это «вгоняло» страну в новую революцию, делало ее совершенно неизбежной… А. Уткин пошел еще дальше, договорившись до того, что русское правительство было одним из виновников первой мировой войны, желая столкновения с Германией. При этом царская администрация просто не рассчитала силы России: «Преступная гордыня погубила Россию. Ни при каких обстоятельствах ей не следовало вступать в войну с индустриальным чемпионом континента. Россия имела возможность избежать фатального конфликта с Германией».

Смирнов А. В. Россия в годы правления Николая II (1894–1917). Минск, 2010

Сатья

Историографический обзор воспоминаний современников об императоре Николае II

Корогодина Евгения Алексеевна

История — это грандиозная драма, которую играют на сцене
театра, не имеющего границ, на сцене освещенной звездами
и с задней декорацией, сотканной из вечности.

Карлайль

Тема моей курсовой работы посвящена императору Николаю II. Я решила написать курсовую на эту тему после прочтения дневников Николая II.

Этот дневник не оставил меня равнодушной к судьбе Николая II. Возникло смешанное чувство. С одной стороны очень жалко страну, ведь, по мнению большинства политических деятелей, именно Николай ввел ее в состояние хаоса, кризиса (хоть и не со зла). С другой стороны, жалко Николая II как человека (ему бы жить где-нибудь загородом и быть человеком совсем не имеющим отношения к государственным делам, тогда бы он был бы по-настоящему счастлив) с очень жестокой судьбой. Мне захотелось прочитать дневники, воспоминания, мемуары современников Николая II, которые непосредственно были с ним знакомы, и узнать каким видят его они.

История жизни, судьбы, отречения Николая II интересна не только потому, что отречении это формально положило конец громадному периоду русской истории и поставило крест над целой эпохой исторического развития русского народа. Интересна и социологически поучительна та бытовая обстановка, какую мы находим у последнего царя и его приближенных. Этот эпилог династии Романовых в своих житейских мелочах, в своих подробностях, как нельзя лучше подытоживает эволюцию династии, эволюцию многовековой надстройки, разгромленной, окончательно и на веки, революционной грозой 1917- 1920 г. Поэтому и интересно все касающееся жизни Николая II, его правления, отречения вплоть до мельчайших подробностей. Не надо забывать, что отречение, само по себе, есть развязка и исход конфликта, и что сама по себе тема отречения может быть поставлена в более широком масштабе. Ведь февральские дни 1917 г. были днями последнего и решительного боя между революцией и старым порядком. И в этом последнем выступлении сил старого порядка едва ли не самое центральное место должно принадлежать Николаю II. И разве не интересно установить, как прозвучало последнее слово русского императора, какое политическое завещание успел он оставить перед лицом надвинувшейся на него катастрофы. Поэтому и важно проследить историю последних лет, дней царствования Николая II, поэтому и важно определить, что делал царь в обществе самых близких своих приближенных, каковы были его поступки и его настроения, как осмысливал он происходившие вокруг него события. Свидетелями событий могли быть только приближенные царя, кроме них еще высшие чины царской Ставки. К их воспоминаниям и дневникам я и обращаюсь в своей работе.

О конце династии Романовых у нас в широких массах господствуют не совсем верные представления.

Дело рисуется так, что Николай II совершенно безропотно подчинился мановению революции. Конечно, огромная страна всегда была для Николая только большим, молчаливым, послушным эскадроном, где всегда повиновались всадники, и безысходно молчали лошади. Но я все склоняюсь к тому, что расставание с властью было для царя не таким простым, каким оно кажется.

Также распространено мнение, что вышла ошибка, недоразумение, опечатка, умело подстроенная Родзянко с Алексеевым, в результате чего мертвецки пьяный царь подмахнул акт об отречении. Что Николай II тряпка, покорно ушел, как только его попросили. Об этом много говорили во время, после революции, в наши дни, будут говорить еще очень долго.

Такие картины нуждаются в существенных исправлениях, этому и посвящена моя работа.

Целью работы является анализ дневников Николая II и воспоминаний его современников и их сопоставление.

Задачей данного исследования является выяснение истинного характера императора Николая II, понимание каким его видели его современники, и установление того, насколько совпадает их мнение с тем, каким мы увидели императора после прочтения его дневников.

Объект исследования: император Николай II.

Предметом работы является характер императора Николая II, насколько он соответствует роли царя, как он повлиял на ситуацию в России.

Хронологические границы охватывают годы правления Николая II- с 1894 по 1917 г. Но в основном речь идет о периоде с 1903 г., так как именно с этого времени в стране начала накаляться обстановка.

Более века минуло с того дня, как последний представитель династии Романовых — Николай Александрович Романов вступил на российский престол. Вместе с тем можно сказать, что и историографическая традиция, сложившаяся вокруг имени этого монарха, тоже уже отметила свой столетний юбилей. Первые попытки оценить Николая II как человека и государственного деятеля стали осуществляться его современниками практически с момента воцарения достигнув, пика в ходе революции 1905-1907 гг. Вот почем явно ошибочными представляются утверждения историков, будто первая книга, повествующая о Николае II, была издана в Германии в 1912 г. С тех пор фонд документальной, научно-исследовательской, публицистической, даже художественной литературы о последнем самодержце быстро, хотя и не беспрерывно пополнялся, а на нынешнем этапе своего роста вовсе сделался трудно обозримым: вот уже около пятнадцати лет в нашей стране год от года исправно публикуются все новые и новые работы современных учёных и публицистов, переиздаются былые, часто уже забытые труды их коллег-предшественников, в том числе реабилитируются недоступные ранее издания. Предметом настоящего исследования являются условия, ход и результаты предпринимавшихся в историографии попыток рассмотреть императора Николая II в качестве государственного деятеля, то есть человека, осуществляющего функции управления государством, участвующего в определении внешне- и внутриполитического курса страны.
Актуальность настоящего исследования определяется фигурой императора Николая II и продолжает вызывать острые споры, в которых участвуют сегодня не только профессиональные историки, но и публицисты, широкая общественность, высказывающие подчас об этом монархе самые разные и даже противоположные суждения.

На страницах многих сочинений о России начала XX в. Николай II занимает место не политика и мыслителя, а скорее представителя покидавшей историческую сцену династии, человека трагической судьбы, проникнутого мистическим чувством обреченности.

Для дореволюционного периода отечественной историографии, периода царствования Николая II характерна литература так называемого охранительного направления, преимущественно восхвалявшая самодержавный строй и его представителей. Большое количество подобных изданий появилось в период празднования трехсотлетия Дома Романовых. Этому событию посвящали свои труды известные российские историки и публицисты, выступившие с откровенно апологетическими книгами, брошюрами и статьями. Исполненные великодержавного пафоса, подобные издания изображали не только царствование Николая II, но и всю историю российского самодержавия исключительно в радужном цвете, сознательно уходя от освещения трагических и драматических событий российской истории. В последующие годы наряду с апологетическими по своей сути публикациями, в большом количестве издавались работы оппозиционного плана, выражавшие взгляды не только марксистов и вообще левых, но и достаточно умеренных политиков, все острее и острее ощущавших обреченность самодержавного правления и убежденных в необходимости и неизбежности грядущих перемен. В своей работе я использовала в основном мемуарную литературу, но и исследовательскую не оставила без внимания. Ниже я приведу историографический обзор использованной в моей работе литературы.

«Воспоминания» П.Н. Милюкова стоят отдельной строкой среди других. Эти воспоминания написаны живым языком. Охватывают период с 1859 по 1917 г. Область его деятельности была довольно обширной. П.Н. Милюков повествует и о внутренней политике, и о внешней, характеризует императора и его семью, описывает его недостатки и положительные стороны, также дает характеристику многим политическим деятелям, дает им оценку. Очень интересные воспоминания, написаны живым языком. Противоположностью воспоминаний П.Н. Милюкова являются работы В.А. Сухомлинова, С.Д. Сазонова. Воспоминания этих деятелей похожи тем, что их авторы одинаково повествуют только о той области, в которой они работали. Так В.А. Сухомлинов был военным, и его воспоминания посвящены только военным проблемам. Конечно, можно найти информацию и о других фактах, но ее мало. А С.Д. Сазонов писал о внешней политике, так как был министром иностранных дел. Да мы можем много узнать о внешней политике, о том или ином договоре, заключенном между государствами.

Октябрьская революция привела к массовому выезду из России лучших представителей буржуазной исторической науки, политических и военных деятелей. Большое количество работ было посвящено Николаю II как главному участнику трагических событий.

В отдельную группу источников я бы отнесла воспоминания П. Жильяра и Т.Е. Мельник-Боткиной «Воспоминания о царской семье». Эти люди не имели никакого отношения к политике, они были приближенными Николая II. Поэтому в их воспоминаниях доминирует рассказ о быте, семейной жизни царской семьи, вскользь касаются политики вообще. Минусом этих воспоминаний является в некотором роде дилетантство в этой области. Следовательно, полагаться на эти факты без предварительной проверки нельзя. Сильной стороной воспоминаний Т.Е. Мельник-Боткиной является то, что она добавила к своим воспоминаниям письма своего отца Е. Боткина к сыновьям. Это дает нам дополнительную информацию об императоре, о том, как жили арестованные царские особы, об их внутренних отношениях. Есть еще одна слабая сторона. Это, то, что в описываемое время автор была еще не совсем взрослым человеком и со временем ее миропонимание могло поменяться.

Особо следует выделить воспоминания и дневник А.А. Вырубовой. Дневник писался во время работы А.А. Вырубовой фрейлиной у Александры Федоровны. Во время революции, боясь, что дневник могут уничтожить была сделана копия этого дневника. А оригинал все-таки уничтожили. Существует мнение, что дошедшая до нас копия дневника — фальшивка. Поэтому полагаться на достоверность данных не стоит. Хотя в этом дневнике много интересных фактов, которые ранее нигде не встречались, и если они являются правдой, то это может многое изменить в понимании характера Николая II. Что же касается воспоминаний А.А. Вырубовой, вышедших уже в эмиграции, то факты в них во многом не совпадают с фактами из дневника. После опубликования дневников А.А. Вырубова от авторства отказалась. Но даже в своих воспоминаниях она опровергает информацию, которую подтверждали многие известные люди. Так, например, она не подтверждает свою связь с Распутиным, о которой говорил С.Ю. Витте. Поэтому даже факты из воспоминаний требуют дополнительной проверки.

Не последнее место в историографии Николая II занимают воспоминания С.Ю. Витте «Воспоминания 1849- 1911» и Ю.Н. Данилова «На пути к крушению». В своих воспоминаниях С.Ю. Витте охватывает период правления трех императоров. Сильной стороной его воспоминаний является обширность предоставляемой нам информации. То есть мы можем узнать и о личной жизни самого автора (здесь я думаю, в правдивости не придется сомневаться), и о личной жизни правителей, и о внутренней политике (автор писал подробно о том, в чем он действительно хорошо разбирался, о той области, в которой проработал не один год), и о внешней политике (высказывал свою точку зрения по наиболее значимым вопросам). Но все-таки о некоторых событиях и фактах он писал, не будучи свидетелем, и поэтому эта информация может быть не совсем достоверна. А вот воспоминания Ю.Н. Данилова могут представлять большую ценность для историков, так как Ю.Н. Данилов являлся свидетелем отречения Николая II от престола. В своих воспоминаниях он рассказывает нам о том, как это происходило в деталях и подробностях.

Также в отдельную группу можно отнести воспоминания иностранных дипломатов. Это французский посол в России М. Палеолог (его воспоминания «Дневник посла»), и, английский посол в России Дж. Бьюкенен (его работа «Моя миссия в России. Мемуары»). Их работы интересны тем, что авторы писали о России с точки зрения жителя другой страны. Их взгляд на многие события представляет особый интерес. Плюсом работы Палеолога я могу назвать то, что это не просто изложение фактов. О каждом событии, происшествии автор рассуждает, пытается найти причину. К тому же это не просто воспоминания, а дневник. И поэтому точно узнать дату того или иного события. Дневник писался день в день, поэтому забыть автор ничего не мог, и его взгляд на то или иное происшествие поменяться не мог. А вот Дж. Бьюкенен писал свое повествование не только о том, как он работал в России. Но и о том, как проходила его служба до приезда в Россию, мы узнаем много информации о внешней политике не только Англии, но других стран. Также сильной стороной его работы является характеристика царской семьи, в особенности Николая II.

Также большой интерес представляет работа П.Г. Курлова «Гибель императорской России». Автор высказывает свое мнение о происходящем в России, наибольшую ценность представляет его мнение об императоре и оно, несомненно, требует сопоставления с другими воспоминаниями и источниками. Так как точка зрения и мнение Курлова являются особенными.

Книга А.Ф. Керенского «Трагедия династии Романовых» включает в себя хронику последних дней русской монархии, дополняется ярким анализом исторической ситуации. Сильной стороной этой работы являются психологически точные образы главных героев трагедии, людей, которых автор хорошо знал, эти образы дополняются выдержками из их дневников, писем и воспоминаний. Мы можем полностью увидеть картину гибели не только императорской семьи, но и всей Российской империи. Но данные, которые приводит А.Ф. Керенский необходимо проверить. Так как, например, в своих воспоминаниях П.Н. Милюков опровергает некоторые факты приведенные Керенским, и мнение П.Н. Милюкова не совпадает с мнением Керенского.

Хотелось бы еще отметить в этом обзоре воспоминания Г.И. Шавельского — «Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота». Весьма содержательные и интересно написанные воспоминания известного священнослужителя, содержательны и описания жизни в Ставке, особенно касательно императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны. Прибавляют ясности в понимании истинных причин краха Российской империи.

К источникам о времени правления императора Николая II можно отнести и воспоминания дочери П.А. Столыпина — М. Бок «П.А. Столыпин. Воспоминания о моем отце. 1884- 1911», и воспоминания В.А. Гурко «Война и революция в России. Мемуары командующего западным фронтом 1914-1917». Эти воспоминания, несомненно, несут историческую ценность, так как рассказывают о внешней политике, о ведении первой мировой войны, о быте того времени, о личности П.А. Столыпина. Но для исследования характера императора не подходят, потому что о Николае II в них представлены крайне скудные сведения.

В качестве исследовательской литературы я использовала работы Р. Мэсси «Николай и Александра», вышедшая в 1967 году и работу А. Труайя «Николай II». Книга Р. Мэсси написана интересно, повествует о жизни императора на основании многих документов, писем, архивов, воспоминаний современников. Но есть и слабая сторона. Р. Мэсси не являлся очевидцем того времени, поэтому его данные субъективны, и не могут в полной степени использоваться в качестве источника. Что касается А. Труайя, то его книгу я могу назвать трагическим повествованием, которое наполнено документальными подробностями о судьбе Николая II. Но А. Труайя был приверженцем одной точки зрения, касающейся Николая II, и его работа написана в одном направлении.

Несмотря на то что со времени царствования императора Николая II минул век, его роль как самодержавного руководителя внешней политики России не только детально не изучалась ни российской, ни зарубежной историографиями, но и попросту игнорировалась. Между тем внешняя политика в России всегда была прерогативой царствующего монарха. Это в полной мере относится и к императору Николаю II, который, согласно выводам доктора исторических наук А.В.Игнатьева, «и по законам, и по традиции, и по убеждению являлся полновластным руководителем внешней политики России на протяжении всего своего царствования»1.

Николай II при своем вступлении на престол не имел четкой программы внешнеполитического руководства по всем его направлениям. Да он его и не мог иметь, так как не был посвящен своим отцом императором Александром III во многие вопросы внешней политики. Если учесть, что внешнеполитическое наследие Александра III, вопреки всеобщему мнению, было довольно сложным, то очевидно, что многие выводы по вопросам внешней политики Николаю II приходилось делать по мере выработки собственного мнения о тех или иных проблемах и детального их изучения.

Нам представляется, что цели внешней политики Николая II можно разделить на следующие периоды.

Первый период (1894-1904 гг.). Признание статус-кво ведущими европейскими государствами при сохранении великодержавного статуса России. Отказ от военного захвата Черноморских проливов. Миротворческие инициативы (Гаагская мирная конференция). Переключение главных внешнеполитических интересов на Восток, выход к незамерзающим южным морям.

Второй период (1904-1905 гг.). Попытка в ходе Русско-японской войны отстоять продвижение России на Восток, внешнеполитическое обеспечение войны и заключения Портсмутского мира.

Третий период (1905-1913 гг.). Изменения внешней политики, связанные с неудачей в Русско-японской войне и революцией 1905-1907 годов. Реформа МИД. Борьба за внеблоковый статус России, сближение с Англией при попытке сохранения хороших отношений с Германией и Австро-Венгрией, укрепление франко-русского союза, создание Балканского союза как противодействие австро-венгерской и германской экспансии на полуострове. Возврат к борьбе за открытие для России Черноморских проливов.

Четвертый период (1913-1914 гг.). Усилия по предотвращению большой европейской войны: безуспешные попытки договориться с Германией о сфере влияний, воздействии на Австро-Венгрию с целью прекращения ее экспансии на Балканах. Отказ от внеблокового статуса России. Попытки заключения союза (России, Франции и Англии). Усилия не допустить мировой войны во время июльского кризиса 1914 года, готовность к поискам самых больших компромиссов с Берлином и Веной, при одновременной решимости отстаивать всеми средствами суверенитет и независимость России и Сербии.

Пятый период (1914-1917 гг.). Внешняя политика периода Первой мировой войны. Подчинение всех интересов и задач победе над внешним врагом: политика «священного единения». Отказ от сепаратного мира. Попытки недопущения вступления в войну Турции и Болгарии на стороне Германии и Австро-Венгрии. Договоренности с союзниками по территориальным приобретениям России после победы над Четверным союзом. Противоречия с союзниками по внешне- и внутриполитическим вопросам, а также военным и материальным поставкам в Россию. Отречение императора Николая II от престола в результате Февральского переворота и прекращение его государственной деятельности. Рассмотрим более детально эти этапы.

К моменту кончины императора Александра III Россия фактически находилась в полуизоляции, «проистекавшей как из антирусской политики западных держав, так и великодержавного курса Петербурга»2. Отношения с Германией и особенно Австро-Венгрией были почти враждебными. При вступлении на германский престол императора Вильгельма II в Берлине был взят курс на постепенное установление мировой экономической и политической гегемонии, и Россия являлась главным препятствием на ее пути. Главной точкой противоречий с империей Габсбургов были Балканы, где Петербург в эпоху Александра III практически утратил свое влияние. Еще более враждебными в этом регионе были отношения Петербурга с Великобританией, чья реакция на укрепление России на Балканах после войны 1877-1878 годов была сформулирована королевой Викторией: «Не может быть и речи о том, чтобы пускать русских занять Константинополь. Это будет означать, что Великобритания лишилась положения великой державы»3.

Заключенная в 1891-1893 годах Александром III военная конвенция с Парижем была очень непрочной и могла служить лишь слабой гарантией на случай большой войны России против Германии, Австро-Венгрии и Англии.

В этих условиях избранная Александром III в начале своего царствования линия на сохранение мира при одновременной жесткой позиции в отстаивании интересов России на всех направлениях переставала быть действенной: слишком явными и опасными становились противоречия между великими державами. Незадолго до кончины Александр III не скрывал, что вероятность большой европейской войны становится все более реальной. Кроме того, царь полагал, что «нам надо в случае войны между Францией и Германией тотчас броситься на немцев и разгромить Германию при первой возможности»4.

Вступив на престол, Николай II, заявив в целом о преемственности внешнеполитического курса, сразу же обозначил два его главных приоритета: сохранение европейского мира и статуса России как великой державы. Борьба за мир не была вызвана у Николая II только морально-нравственными и религиозными соображениями. Она имела также под собой политико-экономические причины. Россия нуждалась в индустриализации промышленности и модернизации экономики, а для этого были необходимы внешние условия — мир и спокойствие в Европе, а также привлечение иностранных капиталов. Этого можно было достичь только ведя диалог с правительствами всех ведущих держав мира.

Николай II, будучи от природы умным, высокообразованным человеком, владеющим в совершенстве несколькими европейскими языками, сумел в достаточно короткий срок разобраться с азами внешнеполитической деятельности. В начальный период царствования государю в этом помогали министры иностранных дел: Н.К.Гирс, князь А.Б.Лобанов-Ростовский, Н.П.Шишкин, граф М.Н.Муравьев, граф В.Н.Ламздорф. Взгляды Николая II и его министров по главным вопросам внешней политики во многом совпадали, что в условиях самодержавной монархии значительно облегчало их деятельность5.

Николай II полагал целесообразным, не принимая на себя новых обязательств, продолжать играть связующую роль между великими державами. На европейском направлении император избрал главной линией официальное признание союза с Францией и всяческое его усиление при одновременной дружбе с Германией. М.Н.Муравьев, беседуя с Б.Бюловым в 1897 году, заверил германского дипломата, что император Николай «в силу глубочайшего убеждения желает мира, мира повсюду, но особенно в Европе, и в частности между Германией и Россией»6. Государь рассматривал франко-русский союз как залог европейского мира, а не как орудие для разгрома Германии. В этом внешняя политика императора Николая II сильно отличалась от политики его отца.

Важнейшей задачей для России было восстановить свое влияние на Балканах, так как от этого во многом зависела ее возможность утвердиться в Черноморских проливах. В свою очередь, данной цели невозможно было достичь без договоренностей о сохранении статус-кво с Австро-Венгрией. Неудачная попытка захвата Босфора и ситуация вокруг Крита лишь подтверждали эту необходимость. Поэтому достигнутые соглашения с Веной в 1897 году были большим успехом дипломатии Николая II. Они позволили 15 лет сохранять мир на Балканах. В рамках этих договоренностей Николай II нормализовал отношения с Болгарией и Сербией, сыграл видную роль в умиротворении Македонии и Крита.

Политика императора Николая II в конце XIX — начале ХХ века характеризовалась своей антиколониальной направленностью. Совокупность источников свидетельствует, что в основе помощи со стороны России Эфиопии, Сиаму и государствам буров лежало именно стремление Николая II не допустить их закабаления английскими, французскими и итальянскими колонизаторами. Следует отметить, что определение характера политики Николая II в отношении этих государств как «антиколониального» косвенно признавалось даже в советские времена таким крупным ученым-востоковедом, как доктор исторических наук И.С.Канцельсон7. Этот вывод получает признание и среди современных историков, в частности доктора исторических наук Б.Н.Мельниченко, который подчеркивает, что Россия «не стремилась приобрести колонию или «сферу влияния», а выступала за сохранения status quo, поддерживая Сиам в его борьбе за независимость»8.

В начале XX века главным геополитическим противником России была Англия. Николай II с юных лет воспринимал ее как врага. Интересы Петербурга и Лондона сталкивались на Балканах, Дальнем Востоке, в Османской империи, Персии, Афганистане, а затем в Китае и Корее. Попытки Николая II найти компромисс в ходе переговоров с лордом Р.Солсбери в 1897 и 1898 годах о разделе сфер влияния не увенчались успехом, а с момента активного проникновения России в Маньчжурию и Южную Азию отношения обеих стран сделались откровенно враждебными.

Советская историография объясняла инициативу императора Николая II по созыву мирной конференции по разоружению «слабостью царского режима», «отсталостью» русской экономики и вооруженных сил, различными влияниями на царя. Принимая определенную долю справедливости данных утверждений, следует признать их далеко не достаточными, так как они не учитывают нравственную причину, побудившую императора Николая II обратиться с этой инициативой к правительствам великих держав, которая превалировала над всеми остальными. Царь принял самое непосредственное участие в замысле, разработке и планировании мирной конференции. Достаточно отметить, что в процессе работы над программой конференции, которую он поручил М.Н.Муравьеву, Николай II внимательно изучал ее проекты, отвергнув несколько вариантов9. Главной целью инициативы Николая II была попытка предотвращения или хотя бы смягчение последствий грядущей европейской войны, которая, и это понимал царь, должна была неминуема рано или поздно начаться в условиях ничем не ограниченной гонки вооружений.

Несостоявшийся захват Босфора русским флотом показал Николаю II, что политического решения задачи овладения Проливами в той международной ситуации не существует. Военное же решение было для царя неприемлемо и таило в себе большие опасности. Поэтому Николай II считал: «Нам только можно наметить цели нашей политики в вопросе о проливах, и захват Дарданелл, само собой разумеется, самое желательное. Но когда и как можно достигнуть этой цели — этого теперь сказать нельзя. Это вполне зависит от обстоятельств»10.

Именно это понимание окончательно склонило Николая II к развороту внешнеполитического курса и реализации «Большой Азиатской программы», в ходе которой Россия должна была получить выход к незамерзающим азиатским портам, сделав, таким образом, обладание Черноморскими проливами ненужным. Во время встречи с Вильгельмом II в Ревеле в августе 1902 года Николай II не скрывал, что «он питает особый интерес к Восточной Азии и рассматривает укрепление и расширение русского влияния в этих областях как задачу именно своего правления»11. Не вызывает сомнений, что Николай II самым активным образом участвовал в разработке «Большой Азиатской программы», ее осуществлении, определял и руководил ее главными направлениями.

С началом проникновения России в Китай и Маньчжурию, усиления ее присутствия в Корее начинается активное противодействие ей со стороны Лондона и Токио. В этих условиях Николай II делал все, чтобы, с одной стороны, избежать военного столкновения с Японией, а с другой — добиться от великих держав признания русских интересов в Маньчжурии и Корее. При этом царь был готов отказаться от Кореи в пользу согласия Токио на русское присутствие в северной Маньчжурии и на Ляодунском полуострове. Однако правящие круги Японии стремились к захвату Кореи, Маньчжурии, а, если повезет, то и русского Сахалина вместе с Курильскими островами. В этом они находили полную поддержку со стороны Лондона и Вашингтона, оказывавших правительству микадо большую финансовую и военную помощь. В таких условиях война с Японией становилась неотвратимой, но Николай II до самого последнего момента делал все, чтобы ее не допустить. Однако Япония и стоящие за ней Англия и США отвергли все мирные русские инициативы и начали войну.

Война с Японией на Дальнем Востоке была отягощена осенью 1904 года так называемым Гулльским инцидентом в Северном море, который едва не привел к русско-английской войне. В этих условиях Николай II использовал предложение Вильгельма II о заключении русско-германского союзного договора для политического давления на Францию, вынудив ее фактически поставить Лондону ультимативное требование не начинать войну с Россией12.

Подлинная обстановка вокруг Бьёркского договора свидетельствует о жесткой дипломатической игре двух монархов, в ходе которой каждый пытался использовать ситуацию в своих интересах. Поставив подпись под Бьёркским договором в 1905 году, Николай II в немалой степени содействовал давлению на Токио со стороны Берлина и Вашингтона, стремившихся — из-за опасения чрезмерного усиления Японии на Дальнем Востоке — как можно скорее закончить Русско-японскую войну. Заключенный 23 августа (5 сентября) 1905 года мирный договор между Россией и Японией, который на фоне неудач русской армии на суше и на море был относительно почетным, явился результатом твердой позиции Николая II, который, несмотря на мощное давление, оказываемое на него Президентом США Т.Рузвельтом и Вильгельмом II, запретил С.Ю.Витте даже обсуждать с японской стороной выплаты Россией контрибуций и территориальных уступок13.

Закончившаяся осенью 1905 года Русско-японская война была для России крупным геополитическим поражением, главным образом не из-за военных неудач, степень которых были чрезмерно преувеличены в советское время, но из-за того, что стало невозможным осуществление «Большой Азиатской программы», на которую император Николай II возлагал столь большие надежды. Международные позиции России оказались сильно подорванными14.

В период с 1905 по 1913 год международная политика Николая II
претерпела как крупные успехи, так и ощутимые неудачи. В новой международной обстановке, сложившейся в результате Русско-японской войны, Николаю II пришлось внести принципиальные изменения в приоритеты внешнеполитического курса Российской империи. Теперь она уже не была настолько сильна, чтобы проявлять активность одновременно в Европе, Центральной Азии и на Дальнем Востоке. Если раньше Николай II ставил своей главной целью продвижение России на Восток при сохранении добрососедских отношений на Западе, то в данный период речь шла о новом переключении внешней политики на Запад. В чрезвычайно сложных условиях Николаю II удалось отстоять внеблоковый статус страны. Договоренности с Англией о разграничении сфер влияния сняли с повестки дня возможность англо-русской войны и открыли путь к сотрудничеству между двумя странами. При наличии союзнического договора с Францией появлялось реальное противодействие агрессивному Тройственному союзу. Однако при этом Николай II не только не хотел, чтобы договоренность с Лондоном приняла форму военного союза против Германии, но и всячески стремился к таким же соглашениям с Берлином, предлагая ему равноценные обязательства.

Однако начиная с 1908 года Германия и Австро-Венгрия стали демонстративно игнорировать русские интересы в жизненно важных для нее регионах — Персии, Османской империи и на Балканах. Особенно ярко это проявилось во время Боснийского кризиса 1908-1909 годов. Следует отметить, что Николай II и в этом случае предпочел дипломатическое поражение участию России в европейской войне. Однако царь стремился препятствовать экспансии Германии и Австро-Венгрии на Балканах и в то же время избегать войны с ними. Безусловно, крупным успехом личной дипломатии Николая II стал его визит в Раккониджи и переговоры с итальянским королем Виктором Эммануилом III, в результате которых начался отход Италии от Тройственного союза.

Во многом результатом этой политики стала активная поддержка Николаем II создания Балканского союза. Не будучи направленным ни против одной державы, Балканский союз мог бы стать мощной преградой экспансии Австро-Венгрии на Балканах и привести к окончательному прекращению господства там Османской империи. Николай II надеялся достичь этого постепенно и исключительно мирными средствами. Но члены союза (Болгария, Сербия, Черногория, Греция и Румыния) не смогли удержаться от соблазна войны с Османской империей. Затем же началась война союзников с братской им Болгарией. В результате планы Николая II о создании мощной прорусской стабилизирующей силы на Балканах рухнули.

Совокупность источников убедительно свидетельствует, что император Николай II делал все, чтобы не допустить участия России в европейской войне. В 1911 году император сказал русскому послу в Болгарии тайному советнику А.В.Неклюдову: «Я не хочу войны. Я сделал своим непреложным правилом предпринимать все, чтобы сохранить моему народу все преимущества мирной жизни. В этот исторический момент необходимо избегать всего, что может привести к войне»15. Генерал А.А.Брусилов в своих мемуарах убежденно писал, что «император Николай II был враг вообще всякой войны, а войны с Германией в особенности»16.

Во время переговоров в Потсдаме осенью 1910 года Николай II пытался добиться от кайзера гарантий отказа поддержки дальнейшей экспансии Вены на Балканском полуострове, признания Черноморских проливов зоной геополитических интересов только России и отказа от экспансии в Персии. В свою очередь, царь был готов признать там германские коммерческие интересы и взять на себя обязательство оставаться нейтральным в случае англо-германской войны. Однако к 1914 году стало ясно, что за заверениями Берлина о готовности соглашения с Россией скрывается подготовка к большой войне с ней. В этих условиях Николай II решил отказаться от внеблоковой политики и предложил Лондону заключить союзный договор по аналогии с франко-русским союзом. Однако накануне Великой войны союз между Россией, Францией и Великобританией так и не сложился, что делало участие Великобритании в возможной войне гипотетическим.

Период предвоенного, июльского кризиса 1914 года в полной мере проявил миролюбие внешней политики Николая II, который предпринял все усилия по предотвращению войны. Как свидетельствуют исторические источники, российская сторона готова была идти на самые широкие уступки и компромиссы, дабы не допустить войны Австро-Венгрии с Сербией, демонстративно подчеркивая отсутствие каких-либо агрессивных намерений в отношении Германии. Убедительным доказательством стала отмена Николаем II всеобщей мобилизации и данное им в телеграфной переписке кайзеру честное слово, что, пока будут идти переговоры, Россия не начнет военных действий. Телеграммы Николая II, посланные Вильгельму, наполнены искренностью, осознанием ответственности перед своей страной, поиском компромисса и призывом к миру. 14 (27) июля 1914 года Николай II предлагал передать австро-сербский спор в Гаагский международный трибунал17. Однако Берлин и Вена сходу отвергли русское предложение. Таким образом, война началась 19 июля (1 августа) 1914 года вопреки воле императора Николая II и всей внешней политике России.

Нельзя не отметить, что сложившийся с началом войны союз России, Франции и Англии (Антанта) стал во многом результатом дипломатических усилий Николая II. Российская империя вступила в войну, имея большую поддержку в виде Западного фронта и самого мощного в мире британского флота.

Будучи втянутым против своей воли в мировую войну, Николай II делал все, чтобы ее выиграть с максимальными выгодами для России. При этом главными внешнеполитическими целями царя было устранение, по его мнению, главной опасности — германского и австрийского агрессивного фактора в мировой политике. Разумеется, в ходе войны и при изменениях военно-политической обстановки у Николая II появлялись дополнительные цели, а некоторые имели для России первостепенную важность. В связи с этим распространенное утверждение, что «царизм», вступая в войну, стремился во что бы то ни стало захватить Черноморские проливы, жизненно необходимые для «русской буржуазии», является совершенно несостоятельным.

В августе 1914 года Россия никак не могла планировать захват Проливов, так как Османская империя вступила в войну на стороне германского блока лишь в конце октября того же года. При этом Петербург прилагал немало усилий для того, чтобы не допустить вступления Стамбула в войну, отлично понимая всю опасность для себя возникновения нового фронта. Вплоть до сáмого нападения османско-германского флота на черноморское побережье русская дипломатия вела упорную работу с целью убедить младотурецкое правительство выступить против германского блока на стороне Антанты. Взамен этого Петербург гарантировал полную территориальную неприкосновенность Османской империи, а, значит, вопрос о Проливах и Константинополе автоматически снимался с повестки дня. Кандидат исторических наук О.В.Айрапетов отмечает, что еще в сентябре 1914 года во время Восточно-Прусской операции, «про Константинополь никто не думал»18.

Особо следует отметить роль Николая II в успешных для России переговорах с западными союзниками по территориальным приобретениям после победы над Германией, Австро-Венгрией и Османской империей. В этом вопросе, конечно, обладание Черноморскими проливами и Константинополем вышли для царя на первый план. Однако и другие будущие территориальные присоединения в Европе и Азии, гарантированные союзниками Николаю II, имели важнейшее значение. Во многом эти гарантии лягут спустя 30 лет в основу Ялтинских и Потсдамских договоренностей 1945 года.

У большинства современников той эпохи не было никакого сомнения, что свержение императора Николая II с престола и революция 1917 года вывели Россию из числа несомненных победителей в Великой войне. Последний министр иностранных дел Российской империи Н.Н.Покровский признавал: «В 1917 году война была бы если не совсем окончена, то совсем близка к окончанию. В этом большом деле России принадлежало бы почетное место»19.

В политическом смысле царствование императора Николая II закончилось катастрофой, а значит, катастрофой обернулась и его внешнеполитическая деятельность. Но главный итог внешней политики Николая II заключается, конечно, не в политической катастрофе. Последний русский царь был первым из государственных деятелей ХХ века, кто в основание мировой политики возвел духовно-нравственную основу.

Это нравственное обоснование внешней политики, заложенное императором Николаем II, оказалось настолько сильно, что его унаследовало и советское правительство. После провалившегося интернационального внешнеполитического курса Ленина и Троцкого Сталин, ради сохранения советского государства, вынужден был использовать некоторые внешнеполитические традиции Российской империи. Нельзя отрицать, что СССР в своей внешней политике, начиная с конца 1930-х годов и до самого своего распада, стремился придерживаться политики мира и компромисса, выдвигая на первый план нравственные ее обоснования. Антиколониальная, антивоенная риторика Советского Союза, его постоянные призывы к разоружению, стремление к сохранению мирового статус-кво уходили корнями в царствование императора Николая II, которое в СССР при всем при том было оболгано и предано забвению.

Примечательно, что и в наши дни только Россия ставит во главу угла внешней политики нравственное начало. Так, например, во время агрессии НАТО против Ливии ни одному мировому лидеру, кроме В.В.Путина, не пришла в голову мысль призвать правителей США, Англии и Франции к покаянию за убитых ливийских женщин и детей. В этом тоже видится преемственность между нынешней внешней политикой и проводимой императором Николаем II.

1Игнатьев А.В. Последний царь и внешняя политика // Вопросы истории. 2001. №6. С. 3, 25.

2Там же. С. 4.

3Николаев В. Александр II. Человек на престоле. Историческая биография. Мюнхен:
А.Нейманис, 1986. С. 515.

4Там же.

5Игнатьев А.В. Внешняя политика России. 1907-1914. Тенденции, люди, события. М.: Наука, 2000. С. 40.

6Бюлов Б. Воспоминания / Ред., пред. В.М. Хвостова. М.; Л.: Гос. соц.-эк. изд-во, 1935. С. 74.

9АВПРИ. Ф. 151 (Политархив). Оп. 482. Д. 4709. Л. 12-17, 19, 20-22.

10Игнатьев А.В. Последний царь и внешняя политика… С. 4.

11Ольденбург С.С. Царствование Императора Николая II: В двух томах. Белград: Об-во распространения русской национальной и патриотической литературы, 1939. С. 212.

13Сахаров А.Н. Размышления о русско-японской войне 1904-1905 гг. // Вопросы истории, 2007. №4. С. 13-15.

14Мультатули П.В. Император Николай II. Человек и монарх. М.: Вече, 2016. С. 412-413.

15Nekludoff (A.). Diplomatic reminiscences before and during the World war, 1911-1917. London: J.Murray, 1920. С. 4-5.

16Брусилов А.А. Мои воспоминания. Харьков: Фолио, 2012. С. 70.

18Айрапетов О.Р. Внешняя политика Российской империи (1801-1914). М.: Европа, 2006. С. 609.

Расстрел семьи последнего российского императора Николая II, случившийся ровно сто лет назад — 17 июля 1918 года — до сих пор является одним из самых острых и спорных исторических событий. Его часто пытаются использовать в своих целях различные политические силы — даже спустя целый век. Скандал вокруг фильма «Матильда» стал очередным поводом для критиков самодержавия напомнить о негативном следе, который оставил Николай II в истории страны. «Поклонники» же царя, напротив, под канонизацию последнего императора, погибшего, по их мнению, мученически «за православную веру», намеренно смещали фокус внимания на другие аспекты. В этом клубке постмодерновых истерик затерялись главные вопросы: каким же был на самом деле последний русский император, в чем символический смысл расстрела царской семьи в подвале особняка инженера Ипатьева и с какой целью вопрос о династии Романовых время от времени муссируется в обществе? Как видим, вопросов много, поэтому самое время пройтись по ним.

Последний российский император еще при своем правлении получил прозвище «кровавый»: за печально известную давку во время массовых гуляний на Ходынском поле, приуроченных к его коронации. Тогда в давке погибло, по официальным данным, около 1,5 тыс. человек.

Начнем с самого главного — народной памяти. Императоры, правившие Российской империей последние 92 года её существования, получили хлесткие, но вполне справедливые по своей сути прозвища. Николай I, подавивший декабристское выступление и свернувший все послабления эпохи Александра I, получил прозвище «Палкин» — за любовь к муштре, телесным наказаниям, получившим особое распространение в его правление (вспомним легендарный рассказ Л.Н.Толстого «После бала», где полковник царской армии бьет палкой солдата-татарина), а также за ненависть к любому проявлению свободы и инакомыслия. Александр II получил прозвище «освободитель» — за отмену крепостного права. Следующий император — Александр III — был прозван «миротворцем» за то, что империя в период его правления не участвовала ни в одной войне. Последний российский император — Николай II — еще при своем правлении получил прозвище «кровавый»: за печально известную давку во время массовых гуляний на Ходынском поле, приуроченных к его коронации. Тогда в давке погибло, по официальным данным, около 1,5 тыс. человек. Поползли суеверные слухи, что такая трагедия, да к тому же связанная с церемонией венчания на царство — это предвестие больших бед, и что конец нового царя будет недобр. С высоты сегодняшнего дня понято, что эти суеверия оказались далеко не беспочвенны.

Шлейф прозвища «кровавый» протянулся таким образом через всю оставшуюся жизнь Николая II: «Кровавое воскресенье» — начало первой русской революции, кровавая Первая мировая война — ставшая непосредственной причиной падения династии Романовых, и, наконец, кровавый конец всей императорской династии в подвале Ипатьевского дома.

Николай II после охоты. 1912 год

«Поклонники» Николая II много и часто говорят о его «мягкости» и природном гуманизме, которые якобы стали основной причиной падения империи и отстранения его от власти. При этом они противопоставляют его революционерам и «кровавому» Ленину, в частности. Но реальность, как всегда, иная. Например, в бытовых вещах гуманизмом Николай II точно не отличался и, более того, он был весьма жесткосердечным человеком, не гнушавшимся на многочисленных охотах, устраиваемых его слугами, убивать огромное количество всевозможного зверья и даже обычных кошек, собак, ворон и т.д. Естественно на спортивную охоту это мало было похоже. К примеру, по подсчетам известного российского историка Игоря Зимина только за шесть лет (а именно 1896, 1899, 1900, 1902, 1908, 1911 гг.), сделанным на основе документов царского двора, последний российский император застрелил 3 786 «бродячих собак», 6 176 кошек и 20 547 ворон.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Если бы царь остался жив… Возможная траектория развития народов Идель-Урала

Другим увлечением царя были автомобили, и он имел на тот момент самый большой автопарк во всей Европе. Увлечение императора автомобилями однако абсолютно не привело к развитию этой на тот момент передовой отрасли промышленности в России. Царь катался на всевозможных роллс-ройсах, фордах, студетбеккерах, но до строительства в России аналогичных производств дело так и не дошло. Этот момент как нельзя лучше показывает архаичность и отсутствие государственного мышления у Николая II, неумение его заглядывать вперед.

Модель автомобиля «С-24-30» «Руссо-Балтика» из гаража Николая II, разработанная Адольфе Кегрессом (1910-е годы) Последний российский император застрелил 3 786 «бродячих собак», 6 176 кошек и 20 547 ворон

Другой интересный момент. Как известно, Николай II причислен Русской Православной Церковью к лику святых как страстотерпец (т.е. погибший мученически за свою веру). Этим постоянно пытается пользоваться его «группа поддержки» — уже в наши дни. Стоит отметить, в свое время вопрос о его канонизации стоял отнюдь не так однозначно. Был и ряд влиятельных и авторитетных церковных иерархов, выступавших против этого. В этой связи интересен другой факт: в царствование Николая II было совершено беспрецедентно (для синодального периода) большое число канонизаций новых святых. Не послужило ли это дополнительным основанием для особой предрасположенности церковных иерархов к последнему российскому императору? Вопрос весьма интересный и остается в данном случае без ответа. Вернее, это как в вопросах веры: ответ каждый волен выбирать сам.

Однако стоит отметить, что современные сторонники Николая II идут гораздо дальше церкви и не стесняются называть своего кумира не просто мучеником, а «царем-искупителем», якобы своей смертью искупившем грехи всего российского народа, который посмел устроить революцию в стране, свергнуть власть «помазанника Божьего» и таким образом пошел против воли Всевышнего. Церковные иерархи обычно осуждают такие взгляды, подмечая, что единственным искупителем человеческих грехов с позиции христианства был только Иисус Христос, а потому разговоры о «царе-искупителе» — это чистой воды богохульство и ересь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Эпоха Николая II. Россия, которая «потерялась»

В этой связи опять возникает вопрос о расстреле царской семьи в подвале Ипатьевского особняка. Вопрос о том, чья это была идея — советского руководства или местного Уральского Совета — остается дискуссионным. Но здесь важнее другое: чем была эта смерть с символической точки зрения и с точки зрения развития исторического процесса?

Останки Николая II, выставлены в Екатеринбурге 27 января 1998 года

Теоретически можно было, конечно, не казнить царя и всю его семью, с точки зрения человеческого гуманизма, это был бы идеальный вариант. Но тут же стоит отметить, что враждебное окружение вокруг молодой советской власти и логика разворачивающейся на тот момент Гражданской войны диктовали свои условия, имеющие мало общего с обычным обывательским гуманизмом. Стоит уяснить, что Николай II был не просто человек, он был символом старого царского режима, символом империи, которая де-факто на тот момент уже перестала существовать. Его судьба фактически не принадлежала ему самому и в случае своего спасения он в лучшем случае стал бы послушной марионеткой в руках стран Антанты. И более того, личность самого царя была далеко неоднозначной даже среди антибольшевистских сил того времени.

В этой связи символично, что незадолго до расстрела царской семьи, в начале 1918 года, татары-большевики совместно с ваисовцами скинули со шпиля одной из святынь татарского народа — башни Сююмбике — герб империи — двухглавого орла — и водрузили на его месте полумесяц

Прикрыться образом свергнутого царя могла только некоторая часть наиболее ортодоксального белого офицерства, для другой же он был виновником того состояния, в котором оказалась Россия. И за царем точно бы не пошла основная часть антибольшевистских сил того времени: ни правые эсеры, меньшевики, сторонники свергнутого Учредительного Собрания (Самарский Комуч и Уфимская Директория), ни казаки, провозгласившие свои казачьи республики, ни тем более нерусские народы — возвращения царизма, империи было вовсе не к чему. Бывшие подданные царя, опьяненные свободой и «коном возможностей», которые им дала революция, не хотели больше возвращения в ту Россию, где права были только у элиты, а у остальной части населения были только обязанности. Россию, в которой по праву рождения одних ждала легкая беззаботная жизнь, прекрасное образование, а других — только рабский труд с самого раннего детства и беспросветное будущее. Россию, в которой элитой, управляющей государством, могли быть только представители одной национальности и одной конфессии, а многочисленные народы, населяющие империю, ни о каком национальном самоопределении, свободе не могли даже и мечтать. Россию, где татары создавали свою национальную систему образования на свои личные средства (при том, что платили немалые налоги), т.к. царское правительство намеренно не создавало национальных школ (только немногочисленные миссонерские — для продолжения политики христианизации) для мусульманских народов, ведь образованные и не обрусевшие инородцы им были вовсе ни к чему.

В этой связи символично, что незадолго до расстрела царской семьи, в начале 1918 года, татары-большевики совместно с ваисовцами скинули со шпиля одной из святынь татарского народа — башни Сююмбике — герб империи — двухглавого орла — и водрузили на его месте полумесяц.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как татары в Уфе Национальный Парламент (1917-1918) собирали

Поэтому избавление России от Романовской династии было не просто актом её освобождения от многовековых оков самодержавия. Это был окончательный разрыв с той империей, которая на тот момент де-факто перестала существовать. Ведь кто такой монарх, царь-самодержец? Монарх — это прежде всего олицетворение того государства, которое он представляет. Он — кесарь, помазанник Божий. Чем отличается президент, даже в условиях суперпрезидентской республики (когда у него наличествуют огромные полномочия) от монарха? Первый — всего лишь обычный человек, наемный менеджер, избранный на свою должность на определенный срок по воле граждан страны, после которого он становится обычным человеком. Второй — это не просто случайный правитель, это представитель особого царствующего рода/династии, он не избирается людьми, поэтому у него не может быть альтернативы. Он восходит на престол по воле Всевышнего (отсюда и поговорка «вся власть от Бога»), а раз так, то отчитывается он только перед Богом, и любые действия против его воли — это покушение на власть Всевышнего Создателя. И ликвидация Романовской династии — это разрыв с прежней традицией сакрализации власти, необходимый акт, после которого носителем власти уже стал бы народ («власть — это мы»).

В истории с поднимающемся время от времени ажиотажем вокруг имени последнего российского императора интереснее другое — к чему всё это? Одного лишь интересанта в этой истории однозначно нет. Вопрос о политическом наследии Николая II — на сегодняшний день «поляна», на которой собираются множество самых разных сил. Для непрямых потомков последнего российского императора — это вопрос их статуса среди королевских семей Европы и вопрос о реституции (возвращения) части имущества, принадлежавшего когда-то царской семье. Известно, что представители дома Романовых неоднократно посещали полуостров, лоббируя вопрос о возвращении им царских дворцов в Крыму. Пока им вежливо отказали, но надолго ли? Другим моментом, но уже политическим, является то, что в Российской Федерации существует весьма влиятельная группа (имеющая своих сторонников среди высшей бюрократии и олигархата), лелеющая мечты о возрождении монархии и возвращения страны на дореволюционные «рельсы». Конечно, прямое возвращение монархического строя, пусть даже в виде конституционной монархии — это весьма маловероятный сценарий в силу множества причин. Но это не мешает этой группе добиться возвращения атрибутов самодержавия — сословности, сакральности и, соотвественно, почитания представителей царской династии, реституции имущества. Отсюда и разговоры, которые то восхваляют крепостное право, то называют дореволюционную эпоху времен последнего императора «золотым веком» в истории страны, опытом, которой неплохо было бы вновь воспользоваться. Это во многом перекликается с желанием части представителей высшей властной элиты и олигархов легитимизировать в общественном сознании свое немалое состояние, полученное именно благодаря краху советского проекта. И потомки династии Романовых могли бы при этом сыграть свою определённую роль.

Силу и возросшее влияние этой группы можно было прочувствовать в период повальной истерии вокруг фильма «Матильда», когда не в меру активных сторонников последнего российского самодержца не могли успокоить даже, казалось бы, влиятельные представители высшей бюрократии страны. От рук княгини Марии Владимировны Романовой, являющейся самым известным представителем из ныне живущих потомков Романовых и называющей себя законным претендентом на престол (что однако оспаривается другими потомками царской династии), дворянские титулы получили многие влиятельные люди в стране: высшие менеджеры крупнейших госкомпаний, олигархи 90-х, высшие представители российской бюрократии и т.д. Мария Романова признается в качестве главы Дома Романовых и РПЦ. Более того, Дом Романовых еще в 2009 году публично заявил о своем желании занять в стране особое положение, аналогичное положению Русской православной церкви. То есть речь идет уже об институционализации внутри государства. Мария Романова оставила определённый след даже в Татарстане. В частности, она является, ко всему прочему, почетным доктором Института истории имени Ш.Марджани Академии наук РТ.

Мария Романова

Все эти эмиссары самодержавия и восхвалители «России, которую мы потеряли» в своем стремлении восстановить порядки дореволюционной эпохи, точно также как и Николай II, идут, по сути своей, против законов общественного развития, пытаясь отыграть назад то, что уже потерпело свой крах.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике «Мнения», может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Автограф Николая II

Вряд ли возможно дать объективную оценку исторической личности, даже если черпать сведения из уст современников. Любая характеристика несет черты субъективности. Тем более, что личность Николая II довольно противоречива, впрочем, как и любая другая. И все-таки получить всестороннее представление о личности последнего российского императора можно только в результате рассмотрения различных аспектов его жизни, а также характеристик, данных его современниками и исследователями его жизни и деятельности. Так мы и поступим.

Детство и воспитание

Николай II — старший сын императора Александра III и императрицы Марии Фёдоровны. Родился 18 мая 1868 г. в Царском Селе. С рождения имел титул Его императорское высочество (государь) великий князь Николай Александрович. После гибели 1 марта 1881 года деда, императора Александра II, получил титул наследника цесаревича.

В раннем детстве воспитывался англичанином, а в 1877 г. его официальным воспитателем как наследника был генерал Г. Г. Данилович.

Николай II

Будущий император получил домашнее образование в рамках большого гимназического курса; в 1885—1890 годах — по специально написанной программе, соединявшей курс государственного и экономического отделений юридического факультета университета с курсом Академии Генерального штаба. Учеба его продолжалась в течение 13 лет. Первые восемь лет особое внимание уделялось общему образованию: изучению политической истории, русской литературы, английского, немецкого и французского языков (английским Николай владел в совершенстве); последующие пять лет посвящались подготовке государственного деятеля: изучение военного дела, юридических и экономических наук. Его преподавателями были люди с мировым именем: Н. Н. Бекетов, Н. Н. Обручев, Ц. А. Кюи, К. П. Победоносцев и др. Впрочем, преподавателями в полном смысле слова их назвать нельзя: они лишь читали лекции, но проверять усвоение материала и ставить оценки не имели права. Изучал будущий император также историю церкви, историю религии и богословие. 18 мая 1884 г., достигнув совершеннолетия, принёс присягу в Большой церкви Зимнего дворца. С этого времени начинается активное привлечение его к государственной службе: первые два года он служил младшим офицером в Преображенском полку. Два летних сезона проходил службу в рядах лейб-гвардии гусарского полка эскадронным командиром, а затем лагерный сбор в рядах артиллерии. В августе 1892 г. был произведён в полковники. Отец вводит его в курс дел по управлению страной, приглашая участвовать в заседаниях Государственного Совета и Кабинета министров. По предложению министра путей сообщения С. Ю. Витте, Николай в 1892 г. был назначен председателем комитета по постройке Транссибирской железной дороги. Таким образом, к 23 годам он получил обширные сведения в разных областях знаний и сферах государственной деятельности. Вместе с отцом он совершал ознакомительные поездки по губерниям России, а затем на крейсере «Память Азова» путешествовал на Дальний Восток. За девять месяцев со свитой посетил Австро-Венгрию, Грецию, Египет, Индию, Китай, Японию, а позднее сухим путем из Владивостока через всю Сибирь возвратился в Россию. Во время путешествия Николай вел личный дневник. В Японии на Николая было совершено покушение, причина которого так и осталась не выясненной.

На Российском престоле

Монограмма Николая II

Николай вступил на российский престол в октябре 1894 г., спустя несколько дней после смерти Александра III. А в ноябре 1894 г. сочетался браком с Александрой Федоровной. Воспоминания о молодом императоре той поры оставила фрейлина Александры Федоровны баронесса С. К. Буксгевден: «Простой в обращении, без всякой аффектации, Он имел врождённое достоинство, которое никогда не позволяло забывать, кто Он. Вместе с тем Николай II имел слегка сентиментальное, очень совестливое и иногда очень простодушное мировоззрение старинного русского дворянина… Он мистически относился к Своему долгу, но и был снисходителен к человеческим слабостям и обладал врождённой симпатией к простым людям — в особенности к крестьянам. Зато Он никогда не прощал то, что называл «тёмными денежными делами».

В своем первом публичном императорском выступлении он заявил: » Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель». Эти слова почему-то вызвали неоднозначную реакцию многих. Например, кадет В.П. Обнинский писал: «Выступление 17 января 95 года можно считать первым шагом Николая по наклонной плоскости, по которой он продолжает катиться и доселе, всё ниже спускаясь в мнении и своих подданных, и всего цивилизованного мира». Историк С. С. Ольденбург писал о речи 17 января: «Русское образованное общество, в своём большинстве, приняло эту речь как вызов себе. Речь 17 января рассеяла надежды интеллигенции на возможность конституционных преобразований сверху. В этом отношении она послужила исходной точкой для нового роста революционной агитации, на которую снова стали находить средства». Как видим, неоднозначное отношение общества к Николаю II прослеживается уже с первых дней его вступления на престол.

Коронация Николая и его супруги состоялась 26 мая1896 г., она ознаменовалась страшным событием – Ходынкой.

В. Маковский «Ходынка»

Ходынская катастрофа — давка, произошедшая ранним утром 30 мая 1896 г. на Ходынском поле (в настоящее время это начало Ленинградского проспекта) на окраине Москвы в дни торжеств по случаю коронации 26 мая императора Николая II, в которой погибли и были покалечены более тысячи человек. В этот день в 5 часов утра на Ходынском поле в общей сложности насчитывалось не менее 500 тысяч человек. Ходынское поле (площадью около 1 кв. км) ранее неоднократно использовалось для народных гуляний. По его периметру были построены временные «театры», эстрады, балаганы, лавки, в том числе — 20 деревянных бараков для бесплатной раздачи пива и мёда и 150 ларьков для раздачи бесплатных сувениров — подарочных кульков, в которых были кружка с вензелями Их Величеств, фунтовая сайка, полфунта колбасы, вяземский пряник с гербом и мешочек сластей и орехов. Помимо этого, устроители гуляний предполагали разбрасывать в толпе жетоны с памятной надписью. И вдруг разнесся слух, что буфетчики раздают подарки среди «своих», и потому на всех подарков не хватит, народ ринулся к деревянным строениям. Раздатчики, понимая, что народ может снести их лавки и ларьки, стали бросать кульки с едой прямо в толпу, что лишь усилило давку. Всего на Ходынском поле погибло 1360 человек, ещё несколько сот получили увечья. Большинство погибших (кроме опознанных на месте) похоронили в общей могиле на Ваганьковском кладбище.

О деятельности Николая II читайте на нашем сайте: Николай II: личность и деятельность и Николай II: итоги правления.

В связи с высказанным ранее мнением о том, что оценки личности и деятельности Николая II были противоречивыми и субъективными, хочется добавить также, что часто они были несправедливыми и поверхностными. Например, можно сравнить оценку поведения императора при сдаче Порт-Артура в 1904 г. сторонним человеком и чувства самого императора, выраженные им в личном дневнике. К. Н. Рыдзевский, ссылаясь на дневник Александры Богданович, так описывает реакцию Николая II на это событие: «Новость, которая удручила всех, любящих свое отечество, царем была принята равнодушно, не видно на нём ни тени грусти». Ю.Данилов пишет: «В царском поезде большинство было удручено событиями, сознавая их важность и тяжесть. Но Император Николай II почти один хранил холодное, каменное спокойствие. Он по-прежнему интересовался общим количеством верст, сделанных им в разъездах по России, вспоминал эпизоды из разного рода охот, подмечал неловкость встречавших его лиц и т. д.».

Николай II с супругой Александрой Федоровной

Сам же Николай II в дневнике писал об этом событии так: «21-го декабря. Вторник. Получил ночью потрясающее известие о сдаче Порт-Артура японцам ввиду громадных потерь и болезненности среди гарнизона и полного израсходования снарядов! Тяжело и больно, хотя оно и предвиделось, но хотелось верить, что армия выручит крепость. Защитники все герои и сделали более того, что можно было предполагать. На то значит воля Божья!»

Поражение в русско-японской войне (первое за полвека) и последующее подавление смуты 1905—1907 гг. (впоследствии усугубившееся появлением слухов о влияниях Распутина) привели к падению авторитета императора в правящих и интеллигентских кругах.

Далее негативное отношение к императору Николаю II среди части общества только усиливалось. 9 января (по ст. ст.) 1905 г. в Петербурге по инициативе священника Георгия Гапона состоялось шествие рабочих к Зимнему дворцу. Была составлена на имя императора Петиция о рабочих нуждах, в которой наряду с экономическими содержался ряд политических требований. Главным требованием петиции было устранение власти чиновников и введение народного представительства в форме Учредительного собрания. Когда правительству стало известно о политическом содержании петиции, было принято решение не допускать рабочих к Зимнему дворцу, а при необходимости задерживать их силой. Вечером 8 января министр внутренних дел П. Д. Святополк-Мирский известил императора о принятых мерах. Николай II не отдавал приказ о стрельбе, а только одобрил меры, предложенные главой правительства. 9 января колонны рабочих во главе со священником Гапоном двинулись с разных концов города к Зимнему дворцу. Рабочие (а это уже была толпа, не внимающая голосу разума) упорно стремились к центру города, невзирая на предупреждения и даже атаки кавалерии. Скопление 150-тысячной толпы в центре города ни к чему хорошему привести не могло, и войска вынуждены были произвести по колоннам ружейные залпы. По официальным правительственным данным, за день 9 января было убито 130 и ранено 299 человек. Вечером 9 января Николай II записал в своём дневнике: «Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!»

Эти события и стали началом революции, а также резким снижением популярности царя. День 9 января стал называться «Кровавым воскресеньем».

С 1907 года начала осуществляться столыпинская аграрная реформа, и Николай II был довольно последовательным сторонником ее проведения. И в 1913 г. Россия находилась на первом в мире месте по производству ржи, ячменя и овса, на третьем (после Канады и США) по производству пшеницы, на четвёртом (после Франции, Германии и Австро-Венгрии) по производству картофеля. Россия стала главным экспортером сельскохозяйственной продукции, на её долю приходилось 2/5 всего мирового экспорта сельхозпродукции, хотя урожайность зерна была в 3 раза ниже английской или германской, урожайность картофеля — ниже в 2 раза.

Верховный главнокомандующий

1 августа 1914 г. Германия объявила войну России: Россия вступила в мировую войну, которая для неё закончилась крахом империи и династии, хотя Николай II прилагал все усилия для предотвращения войны и во все предвоенные годы, и в последние дни перед её началом. Главнокомандующим был назначен Великий Князь Николай Николаевич, но в начале июня 1915 г. положение на фронтах резко ухудшилось, и Николай II решил отстранить не справлявшегося Великого Князя и сам встать во главе Русской армии. 23 августа 1915 г. Николай II принял на себя звание Верховного главнокомандующего. Солдаты русской армии встретили это решение Николая без энтузиазма. Но наступление германских войск было остановлено, стороны перешли к позиционной войне, по всей России оживилась работа по формированию и обучению новых войск. Промышленность усиленными темпами производила боеприпасы и военное снаряжение. К весне 1917 года были созданы новые армии, обеспеченные снаряжением и боеприпасами лучше, чем когда бы то ни было до этого за всю войну. Николай II надеялся на победоносное завершение войны и не собирался заключать сепаратный мир.

Но уже действовали разрушительные силы. Историк А.Б. Зубов пишет: «Силы, оппозиционные Николаю II, готовили государственный переворот, начиная с 1915 года. Это были и лидеры различных политических партий, представленных в Думе, и крупные военные, и верхушка буржуазии, и даже некоторые члены Императорской Фамилии. Предполагалось, что после отречения Николая II на престол взойдет его несовершеннолетний сын Алексей, а регентом станет младший брат царя — Михаил. В ходе Февральской революции этот замысел начал осуществляться».

В Петрограде 23 февраля 1917 г. началась забастовка, которая через три дня стала всеобщей. Председатель Государственной Думы М. В. Родзянко направил ряд телеграмм императору, находившемуся в Ставке, о событиях в Петрограде. В телеграмме от 26 февраля 1917 г. говорилось: «Всеподданнейше доношу вашему величеству, что народные волнения, начавшиеся в Петрограде, принимают стихийный характер и угрожающие размеры. Основы их — недостаток печёного хлеба и слабый подвоз муки, внушающий панику, но главным образом полное недоверие к власти, неспособной вывести страну из тяжелого положения». Телеграмма от 27 февраля 1917 г.: «Гражданская война началась и разгорается. <…> Повелите в отмену вашего высочайшего указа вновь созвать законодательные палаты <…> Если движение перебросится в армию <…> крушение России, а с ней и династии — неминуемо».

Отречение Николая II

Николай II после отречения

Около 15 часов 2 марта царь принял решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича. Но процедура отречения была длинной и путаной, Николая извещали о происходящих событиях не всегда верно, он несколько раз изменял свое решение… В своем дневнике он пишет: «Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно моё отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман».

3 марта уже бывший царь узнал об отказе великого князя Михаила Александровича от престола, записав в дневнике: «Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четырёхвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного Собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше». Он составляет второй вариант манифеста об отречении, опять в пользу сына. Генерал А. И. Деникин утверждал в своих воспоминаниях, что 3 марта в Могилёве Николай заявил генералу Алексееву:

— Я передумал. Прошу вас послать эту телеграмму в Петроград.

На листке бумаги отчётливым почерком государь писал собственноручно о своём согласии на вступление на престол сына своего Алексея…

Алексеев унёс телеграмму и… не послал.

8 марта исполком Петроградского совета, когда стало известно о планах царя отъехать в Англию, постановил арестовать царя и его семью, конфисковать имущество и лишить гражданских прав. В Царское Село прибывает новый командующий Петроградским округом генерал Корнилов Л. Г., арестовавший императрицу, и расставивший караулы, в том числе для защиты царя от взбунтовавшегося царскосельского гарнизона. Перед отъездом Николая из Могилёва представитель Думы в Ставке заявляет ему, что он «должен считать себя как бы арестованным». 9 марта царь прибыл в Царское Село как «полковник Романов». С 9 марта по 1 августа 1917 года Николай Романов, его жена и дети жили под арестом в Александровском дворце Царского Села.

Ссылка

Ввиду усиления революционного движения и анархии в Петрограде Временное правительство, опасаясь за жизнь арестантов, решило перевести их вглубь России, в Тобольск; им разрешили взять из дворца необходимую мебель, личные вещи, а также предложить обслуживающему персоналу по желанию добровольно сопровождать их к месту нового размещения и дальнейшей службы. Накануне отъезда приехал глава Временного Правительства А. Ф. Керенский и привёз с собой брата бывшего императора — Михаила Александровича (Михаил Александрович был выслан в Пермь, где в ночь на 13 июня 1918 г. был убит местными большевистскими властями). Семья Романовых разместилась в специально отремонтированном к их приезду доме губернатора. Им разрешили ходить через улицу и бульвар на богослужение в церковь Благовещенья. Режим охраны здесь был более легкий, чем в Царском Селе. Семья вела спокойную, размеренную жизнь.

В начале апреля 1918 г. был санкционировал перевод Романовых в Москву с целью проведения суда над ними. В конце апреля 1918 г. арестанты были перевезены в Екатеринбург, где для их размещения был реквизирован частный дом. Здесь же с ними проживали пять человек обслуживающего персонала: врач Боткин, лакей Трупп, комнатная девушка Демидова, повар Харитонов и поварёнок Седнёв.

Николай Романов, Александра Фёдоровна, их дети, доктор Боткин и три человека прислуги (кроме поварёнка Седнёва) были убиты с применением холодного и огнестрельного оружия в особняке Ипатьева в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

Отзывы современников о личности Николая II

«Трусость и предательство прошли красной нитью через всю его жизнь, через все его царствование, и в этом, а не в недостатке ума или воли, надо искать некоторые из причин того, чем закончилось для него и то, и другое». (А.Ф. Кони, известный судебный деятель).

«Я уверен, что, если бы безжалостная судьба не поставила императора Николая во главе огромного и сложного государства и не вселила в него ложного убеждения, что благополучие этого государства зиждется на сохранении принципа самодержавия, о нем, Николае Александровиче, сохранилась бы память как о симпатичном, простодушном и приятном в общении человеке». (Ю.Н. Данилов, генерал).

«Про него неверно говорят, что он больной, глупый, злой. Он просто обыкновенный гвардейский офицер». (А.П. Чехов)

«Николай II был, несомненно, честным человеком и хорошим семьянином, но обладал натурой крайне слабовольной… Николай боялся влияния на себя сильной воли. В борьбе с нею он употреблял то же самое, единственное доступное ему средство – хитрость и двуличность». (П.Н. Милюков, лидер партии кадетов).

Протопресвитер Георгий Шавельский, хорошо знавший императора, говорит о «смиренной, простой и непосредственной» религиозности царя, о неукоснительном посещении им воскресных и праздничных богослужений, о «щедром излиянии многих благодеяний для Церкви».

«Царь вдумчиво относился к своему сану помазанника Божия. Надо было видеть, с каким вниманием он рассматривал просьбы о помиловании осуждённых на смертную казнь. Он воспринял от отца, которого почитал и которому старался подражать даже в житейских мелочах, незыблемую веру в судьбоносность своей власти. Его призвание исходило от Бога. Он ответствовал за свои действия только пред совестью и Всевышним. Царь отвечал пред совестью и руководился интуициею, инстинктом, тем непонятным, которое ныне зовут подсознанием . Он склонялся лишь пред стихийным, иррациональным, а иногда и противным разуму, пред невесомым, пред своим, всё возрастающим мистицизмом». (Генерал А. А. Мосолов).

«Представление Николая II о пределах власти русского самодержца было во все времена превратное. Видя в себе прежде всего помазанника Божьего, он почитал всякое свое решение законным и по существу правильным. «Такова моя воля», — была фраза, неоднократно слетавшая с его уст и долженствовавшая, по его представлению, прекратить всякие возражения против высказанного им предположения. Игнорирование закона, непризнание ни существующих правил, ни укоренившихся обычаев было одной из отличительных черт последнего русского самодержца». (Бывший товарищ министра внутренних дел Владимир Гурко).

Император Николай II

«Общественная среда, бывшая по сердцу Николаю II, где он, по собственному признанию, отдыхал душой, была среда гвардейских офицеров, вследствие чего он так охотно принимал приглашения в офицерские собрания наиболее знакомых ему по их личному составу гвардейских полков и, случалось, просиживал на них до утра. Привлекали его офицерские собрания царствовавшей в них непринуждённостью, отсутствием тягостного придворного этикета во многом Государь до пожилого возраста сохранил детские вкусы и наклонности». (Владимир Гурко).

«Задача, которая выпала на его долю, была слишком тяжела, она превышала его силы. Он сам это чувствовал. Это и было причиной его слабости по отношению к государыне. Поэтому он в конце концов стал все более подчиняться её влиянию». ( Наставник цесаревича Алексея Пьер Жильяр).

«О русском Императоре говорят, что он доступен разным влияниям. Это глубоко неверно. Русский Император сам проводит свои идеи. Он защищает их с постоянством и большой силой». (Президент Французской Республики Эмиль Лубэ).

«В марте Царь был на престоле; Российская империя и русская армия держались, фронт был обеспечен и победа бесспорна. … Согласно поверхностной моде нашего времени, Царский строй принято трактовать, как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные представления. Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна. … Почему отказывать Николаю II в этом суровом испытании?… Почему не воздать ему за это честь? Самоотверженный порыв русских армий, спасший Париж в 1914 году; преодоление мучительного бесснарядного отступления; медленное восстановление сил; брусиловские победы; вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо; разве во всем этом не было его доли?» (Уинстон Черчилль, военный министр Британии в годы Первой мировой войны).

Отрицая устоявшееся мнение об отсутствии у Николая II силы воли, Е. Е. Алферьев показывает на конкретных примерах, что это не так:

  • Его инициатива и настойчивость в деле созыва в 1899 году Гаагской Мирной Конференции, несмотря на первоначальный скепсис и даже сарказм некоторых европейских лидеров.
  • Заключение Портсмутского мира (1905 г.) на выгодных для России условиях, вопреки первоначальному скептицизму С. Ю. Витте в достижимости этой цели.
  • Принятие решительных мер к прекращению террора и восстановлению порядка в 1905—1907 гг.
  • Постоянная поддержка деятельности и реформ П. А. Столыпина, вопреки сопротивлению Думы и лидеров оппозиции.
  • Устранение в 1912 г. угрозы возникновения европейской войны, вопреки позиции «ястребов» в правительстве и в ближайшем окружении.
  • Личная заслуга в деле борьбы с алкоголизмом и искоренения пьянства — «Сухой закон» 1914 г., вопреки мнению скептиков (в том числе премьера В. Н. Коковцова) давший прекрасные результаты, и не подорвавший бюджет страны.
  • Принятие на себя Верховного Командования в условиях военной катастрофы весны-лета 1915 г. — вопреки всеобщему мнению и неоправданным опасениям. (в том числе почти всего ближайшего окружения) Быстрое восстановление военного положения, преодоление «снарядного голода».

Образ жизни императора

Царь не был в числе богатейших людей Российской империи. Большую часть времени Николай II жил с семьёй в Александровском дворце (Царское Село) или Петергофе. Летом отдыхал в Крыму в Ливадийском дворце. Для отдыха также ежегодно совершал двухнедельные поездки по Финскому заливу и Балтийскому морю на яхте «Штандарт».

Много читал. Курил папиросы. Увлекался фотографией, любил кинематограф; фотографировали также и все его дети. В 1900-е годы увлёкся новым тогда видом транспорта — автомобилями (у царя образовался один из самых обширных автомобильных парков в Европе).

Не любил светских удовольствий. Увлекался охотой. С 9 лет вел личный дневник (в архивах – 50 больших тетрадей его дневников).

Семья Николая II

Все отмечают прекрасные отношения в семье императора. Но с 1905 г. в обществе замечают активное вмешательство Александры Федоровны в дела государственного правления, связывая их даже с изменой в пользу немцев. Особенно раздражало всех влияние Г. Распутина на царскую семью, что было связано с болезнью царевича Алексея, но обрастало слухами и сплетнями.

20 августа 2000 г. прославлен в лике святых Русской православной церковью как страстотерпец.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *