Литургия об усопшем

Поминовение усопших — один из важнейших элементов религиозной жизни. Именно об этом сегодня беседа с благочинным Березинского церковного округа протоиереем Ильёй ГОНЧАРУКОМ.

— Начнём с того, что Церковь не разделяет своих членов на живых и мёртвых. Поэтому в храмах молятся об умерших как о живых людях. Любовь к умершим родственникам возлагает на нас, ныне здравствующих, святую обязанность — молиться о спасении их душ, поскольку единственное благо, которого жаждут их души, — помилование от Господа.
По церковному уставу поминовению усопших посвящен каждый субботний день. Обычно после литургии в храмах совершаются панихиды или литии (короткая поминальная служба). А вообще, об упокоении молятся каждый день. В подготовительной части литургии — на проскомидии — священнослужитель произносит особые молитвы за живых и мертвых. В это время он читает поданные прихожанами записки, называя каждое имя.
— Из глубокой древности идёт обычай совершать о каждом усопшем поминовение в третий, девятый и сороковой дни по его кончине, а также совершать сорокоусты. Но существуют и дни особого поминовения усопших.
— Днями особого поминовения усопших в Православной церкви являются пять родительских суббот: Мясопустная (суббота за 2 недели до Великого Поста) и Троицкая (суббота перед днем Святой Троицы, на 49-й день после Пасхи) вселенские родительские субботы; родительские — 2-я, 3-я и 4-я субботы Великого Поста, а также Радоница, Димитриевская суббота и 9 мая — поминовение усопших воинов.
Накануне родительской субботы, то есть вечером в пятницу, в православных храмах служится великая панихида, которую также называют греческим словом «парастас». В субботу утром служат заупокойную Божественную литургию, после нее — общую панихиду. На парастас подаются записки об упокоении с именами близких умерших. А еще в этот день, по старой церковной традиции, прихожане приносят в храм приношения — «на канон» (или «на канун»). Это различные продукты, вино (кагор) и мука для совершения литургии. Самый простой вид жертвы за усопшего — свеча, которая ставится о его упокоении.
— Мы видим, что три из семи родительских суббот приходятся на Великий пост. Почему в это время особенно усиленная молитва за усопших?
— Великий пост — подготовка к празднику Воскресения Христова. Во время будних дней Великого поста обычная Литургия не совершается, если нет большого праздника. Следовательно, и главное литургическое поминовение усопших тоже совершается реже. Чтобы не лишать умерших молитвенного представительства, церковь и установила три особых дня для молитвы. В нынешнем году это — 14, 21 и 28 марта. Подчеркну: тут важен еще и факт возможности быть лично на Литургии и молиться за усопших. То есть, не просто подать записку об упокоении или заказать сорокоуст, а еще и лично принять участие в молитве.
— Обязательно ли ездить на кладбище в родительскую субботу? Ведь не у каждого есть такая возможность.
— Умершим родным и близким людям гораздо важнее наша молитва, чем посещение могилы. Так что попробуйте проникнуться богослужением, вслушайтесь в песнопения в храме, обратите ваше сердце к Господу. Если же это удастся совместить с поездкой на кладбище — очень хорошо, но необязательно. Можно посетить кладбище в любой другой удобный для вас день.
Поминать усопших в церкви нужно как можно чаще, не только в означенные особые дни поминовения, но и всякий раз, приходя в храм. Вечно живая душа умершего испытывает великую потребность в нашей постоянной молитве. Не стоит также забывать молиться и дома, совершать дела милосердия.

Беседовала Нина ФЕДОРОВИЧ.

ЧИН ПАНАХИДИ

Священик: Благословен Бог наш завжди, нині і повсякчас, і на віки віків.

Люди: Амінь.

Святий Боже, святий кріпкий, святий безсмертний, помилуй нас (3).

Слава Отцю, і Сину, і Святому Духові, і нині, і повсякчас, і на віки віків. Амінь.

Пресвята Тройце, помилуй нас; Господи, очисти гріхи наші; Владико, прости беззаконня наші; Святий, посіти і зціли немочі наші імени твого ради.

Господи, помилуй (3).

Слава Отцю, і Сину, і Святому Духові, і нині, і повсякчас, і на віки віків. Амінь.

Отче наш, Ти, що єси на небесах, нехай святиться ім’я Твоє, нехай прийде царство Твоє, нехай буде воля твоя, як на небі, так і на землі. Хліб наш насущний дай нам днесь; і прости нам довги наші, як і ми прощаємо довжникам нашим; і не введи нас у спокусу, але ізбав нас від лукавого.

Священик: Бо Твоє єсть царство, і сила, і слава, Отця, і Сина, і Святого Духа, нині і повсякчас, і на віки віків.

Люди: Амінь.

Тропарі

У твоїм місці спочинку, Господи, * де всі святі твої спочивають, * упокой і душу раба твого (раби Твоєї; душі рабів твоїх), * бо Ти єдиний Чоловіколюбець.

Слава Отцю, і Сину, і Святому Духові.

Ти єси Бог, що до аду зійшов * і з уз розрішив закованих, * сам і душу раба твого (раби Твоєї; душі рабів твоїх) упокой.

І нині, і повсякчас, і на віки віків. Амінь.

Богородичний: Єдина чиста і непорочна Діво, * що Бога без сімени породила, * моли, щоб спаслася душа його (її; спаслися душі їх).

Єктенія за померлих

Диякон: Помилуй нас, Боже, по великій милості твоїй, молимось Тобі, вислухай і помилуй.

Люди, на кожне прошення: Господи, помилуй (3)

Ще молимось за упокій душі усопшого раба Божого (душі усопшої раби Божої; душ усопших рабів Божих) ім’я, і щоб проститися йому (їй, їм) всякому прогрішенню, вольному і невольному.

Щоб Господь Бог оселив душу його (її; душі їх), де праведні спочивають.

Милости божої, царства небесного і відпущення гріхів його (її, їх) у Христа, безсмертного царя і Бога нашого, просім.

Люди: Подай, Господи.

Господу помолімся.

Люди: Господи, помилуй.

Священик: Боже духів і всякої плоті, Ти смерть подолав, і диявола знищив, і життя світові Твоєму дарував. Сам, Господи, упокой душу усопшого раба твого (усопшої раби Твоєї; душі усопших рабів твоїх) ім‘я у місці світлому, у місці квітучому, у місці спокійному, звідки втекла болізнь, печаль і зітхання. Всяке прогрішення, вчинене ним (нию, ними) словом, або ділом, або помислом, як благий і чоловіколюбець Бог прости, бо немає чоловіка, що жив би, а не згрішив; Ти бо один без гріха, правда твоя – правда вовіки, і слово Твоє –істина.

Бо Ти єси воскресення, і життя, і упокій усопшого раба твого (усопшої раби Твоєї, усопших рабів твоїх) ім’я, Христе Боже наш, і Тобі славу возсилаємо з безначальним твоїм Отцем і пресвятим, і благим, і животворящим твоїм Духом, нині і повсякчас, і на віки віків.

Люди: Амінь.

Відпуст

Диякон: Премудрість.

Люди: Чеснішу від херувимів і незрівнянно славнішу від серафимів, що без зотління Бога Слово породила, сущу Богородицю, Тебе величаємо.

Священик: Слава Тобі, Христе Боже, уповання наше, слава Тобі.

Люди: Слава Отцю, і Сину, і Святому Духові, і нині, і повсякчас, і на віки віків. Амінь. Господи, помилуй (3). Благослови.

Христос, істинний Бог наш, що живими і мертвими володіє, молитвами пречистої своєї Матері, святих славних і всехвальних апостолів, преподобних і богоносних отців наших і всіх святих, душу раба свого ім’я, що переставився від нас (раби своєї ім’я, що переставилася від нас; душі рабів своїх ім’я, що переставилися від нас), в оселях праведних оселить, на лоні Авраама упокоїть, і до праведних причислить, і нас помилує і спасе, як благий і чоловіколюбець.

Люди: Амінь.

У блаженнім успенні вічний упокій подай, Господи, приснопам’ятному рабові Твоєму (приснопам’ятній рабі твоїй, приснопам’ятним рабам твоїм) ім’я, і сотвори йому (їй, їм) вічную пам’ять.

Люди: Вічная пам’ять (3)

На эти вопросы есть аргументированные ответы в фундаментальном труде «О поминовении усопших по уставу Православной Церкви» нашего выдающегося литургиста святителя Афанасия (Сахарова), исповедника, епископа Ковровского.
Как-то в беседе с одним святителем мы коснулись вопроса о поминовении усопших в праздники. По поводу высказанных мною суждений по этому вопросу мой собеседник укоризненно заметил: «Очевидно Вам не приходилось хоронить близких, поэтому Вы так и возражаете против праздничного поминовения усопших». Это замечание весьма смутило меня, так как, действительно, до этого времени мне не приходилось хоронить близких.
В ноябре 1930 г. скончалась моя мать. Это была первая и единственная незаменимая утрата, тем более тяжелая, что мне не судил Господь быть ни при одре, ни при гробе почившей, и в моем невольном уединении не с кем было поделить мое горе. А горе было так велико, переживания были так тягостны, что письмами своими я перепугал своих друзей. В моем одиночестве единственным облегчением скорби, единственным утешением было богослужение. Господь именно с этого времени дал мне возможность совершать и литургию. Известие о кончине было получено в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Начало первого сорокоуста совпало с попразднством. Затем были праздники. Поэтому лишь на 9-й литургии было в первый раз пропето «Со святыми упокой» и произнесена заупокойная ектения. В 40-й день не было панихиды и никаких заупокойных молений, так как это был первый день Рождества Христова. За первым сорокоустом Господь помог мне совершить еще пять. И во все это время, совпавшее с периодом пения Триодей Постной и Цветной, не было сделано ни одного отступления от Устава в сторону усиления заупокойных молений. При всем том не было чувства какой-либо неудовлетворенности, не замечалось какого-либо ущерба, а сыновняя любовь находила полное удовлетворение в принесении бескровной жертвы в память усопшей и в тайном поминовении ее имени в важнейшие моменты литургии. Поэтому теперь, излагая церковные правила поминовения, я не боюсь уже укора, подобного тому, какой сделан был мне раньше, и со всею решительностью утверждаю, что только послушание Святой Церкви, подчинение Ее уставам может дать подлинное облегчение скорби, утешение в горе и полное удовлетворение потребности молиться о любимых.
Знаю, что по поводу моих высказываний в предлагаемой статье мне скажут: «Может быть верно, что Вы говорите. Может быть многое в современной церковно-богослужебной практике поминовения усопших является отступлением от церковного Устава. Но к этому у нас уже ПРИВЫКЛИ и отступление от установившихся, хотя бы и противоуставных порядков может вызвать смущение не только среди мирян, но и среди духовенства и может даже грозить новым расколом».
К сожалению, это в значительной мере справедливо. И главная наша беда в том, что у нас все меньше остается знатоков устава, какие бывали в допетровской Руси не только среди духовенства, но и среди мирян. Теперь уставным считают не то, что действительно соответствует букве и духу Церковного Устава, а то, к чему привыкли, как к УСТАНОВИВШЕМУСЯ. Но следует ли отсюда, что со всем этим надо мириться, что опасение чеховского «человека в футляре», «как бы чего не вышло» надо поставить выше необходимости принятия неотложных мер против беззаконного нарушения и искажения церковно-богослужебных законоположений и что надо отказаться от попыток вернуть в законное церковное русло далеко уклонившуюся от него современную церковно-богослужебную практику? Конечно нет! К сожалению, самочинные эксперименты печальной памяти обновленцев затормозили и чрезвычайно осложнили необходимое, неотложное дело упорядочения нашего богослужения. Поэтому теперь его надо начинать с особой осторожностью и осмотрительностью. Нужна долгая и основательная подготовка как среди мирян, так и среди духовенства. Нужна большая предварительная разъяснительная работа. Настоящая статья и является одним из первых шагов в этом направлении.
Важно и необходимо и мельчайшие детали чинов и служб церковных исполнять именно так, как они изложены в уставе, ибо только тогда богослужение будет иметь тот именно смысл, какой дает ему Святая Церковь. В частности, важно и необходимо и дело поминовения усопших совершать именно так, как повелевает Святая Церковь в Уставе церковном, за святое послушание Ей, а не так, как каждому из нас нравится или хочется.
Нередко говорят: «Зачем эти стеснения? Почему в данный день нельзя помянуть усопших, или можно поминать, но не так, как желательно мне, не по-моему? Я люблю моих усопших сродников и друзей и чувствую потребность именно сегодня помянуть любимых мною. Что худого, если я исполню эту потребность любви, хотя бы и с некоторым нарушением уставных правил? Любовь выше всего. Не человек для субботы, а суббота для человека!»
Но неразумно и неосновательно оправдывать свое самочиние ссылкой на христианскую любовь. Апостол наставляет, что «любовь… не бесчинствует»(1Кор.13:4−5), а христианская свобода не должна быть поводом к распущенности (Гал.5:13). И может ли быть польза для души умерших или живых от попрания священных правил, внушенных Церкви Божественным Духом? Святая Церковь любит своих чад, живых и усопших, больше, чем любим мы самых близких и дорогих нам людей. И нас она усиленно призывает любить своих собратий 66. Но всему должна быть мера. Должна быть мера и любви. Какая любовь выше любви родительской? Но чрезмерная, неразумная любовь родителей к детям часто только портит последних, и вместо пользы приносит величайший вред.
Говорят также: воскресные и праздничные дни уступают же иногда часть своих песнопений в пользу празднуемых святых. Можно думать, что и Господь и святые не погневаются, если они будут как бы несколько потеснены чрез внесение в праздничное богослужение некоторых заупокойных молений.
Но в том-то и дело, что и это возражение уже предусмотрено в нашем Уставе. Святая Церковь, с мудрой рассудительностью 67 составившая правила соединения служб праздников Господских, Богородичных и святых, с той же мудрой рассудительностью разработала и стройную систему поминовения усопших, в которой точно определила когда, где, как и кого можно потеснить в пользу прославленных святых или непрославленных усопших. Так например в субботы вселенские ради усопших Она вытеснила почти совсем минейные памяти 68. Потеснив в других случаях усопших, Она сделала это потому, что хорошо знает, убеждает и нас поверить ей, что усопшие не погневаются, когда в соответствии с церковным Уставом потеснят их в пользу праздника, не погневаются на отсутствие гласного моления о них даже в особо знаменательные для них дни, но с любовью порадуются и утешатся нашей любовью и послушанием к любимой их и Нашей Матери.
Отменяя и даже воспрещая в известные дни усиленные моления за умерших, сосредотачивая исключительно и безраздельно все внимание верующих на праздничном событии, Святая Церковь тем самым проявляет свою заботу о том, чтобы праздничная радость их была полной, совершенной, ничем не омрачаемой69. «Несоответственное и чуждое, — говорит святитель Григорий Нисский, — кроме того, что не приносит никакой пользы, составляет нарушение порядка и приличия не только в речах, имеющих предметом служение Богу и благочестие, но и в тех, кои относятся до внешней и мiрской мудрости. Ибо неужели найдется столь неразумный и смешной ритор, который, будучи позван на светлое торжество брака, оставит приличную и блестящую сочувственную радости праздника речь и начнет жалобно петь плачевные песни и оглашать брачные покои печальными рассказами о несчастиях, описываемых в трагедиях… Если же в мiрских речах хороши порядок и знание дела, то гораздо более приличны они, когда дело идет о великом и небесном» 70.
Своими правилами о поминовении усопших, как и вообще всеми своими установлениями, касаются ли они богослужения или дисциплины, Святая Церковь предлагает испытание послушания своих чад, искренности их любви ко Господу и бескорыстия любви к ближним 71. Это как бы своего рода древо познания добра и зла, данное для воспитания и укрепления воли православных христиан. Не забывай своей обязанности молиться об усопших, чаще поминай их, но только в те времена и в тех формах, какие даны Святой Церковью и не преступай положенных пределов.
А кто и в воскресные дни, и в великие праздники не хочет оставить усиленных молений об усопших и ограничиться только дозволяемым Церковью, кто говорит, что он не может этого сделать по причинам сильной любви к усопшим, тот показывает своим своеволием и оправданием, что он не только не хочет слушаться Святой Церкви, но даже дерзает судить Ее, считая Ее уставы не в достаточной мере исполненными духом христианской любви. Не следует ли по этому поводу сказать словами Митрополита Филарета: «Так думать значило бы слишком мало думать о Церкви и слишком много о себе» 72. Для проявления естественной, но в законных пределах христианской любви к усопшим Святая Церковь всегда (как показано будет далее) оставляет и за богослужением общественным и в частной молитве достаточно свободы и места. Она сама не опустит ни одного случая, когда и где можно, не нарушая установленного Ею строя богослужения и молитвы, вознести моления об усопших. Но кто во что бы то ни стало, вопреки уставу церковному, требует, например, провозглашение вслух всех богомольцев имен усопших, и неразрешенных Церковью в данный день заупокойных молений, задерживая таким образом около усопших внимание молящихся вопреки намерению Церкви, отвлекая его от главного предмета праздничных воспоминаний, тот показывает этим, что он, очевидно, любит своих усопших больше, чем Господа, забывает или не считает важными Его слова: «Кто любит отца или матерь… сына или дочь более… Меня, несть Меня достоин» (Мф.10:37). Сам Спаситель, проявлявший столько нежной любви к Своей Матери, так заботившийся о Ней даже в ужасные минуты предсмертных страданий и тем подавший всем пример горячей до забвения о себе любви к родителям, в известном случае сказал Своей Матери и названному отцу: «Зачем было вам искать Меня? Или вы не знаете, что мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лк.2:49). Ради исполнения других, более высоких обязанностей, Он требует даже как бы забвения любви к родителям. Новому ученику Своему, просившему позволения прежде пойти похоронить отца своего, Он говорит: «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царство Божие» (Лк.9:60). «При других обстоятельствах Христос благословил бы эту сыновнюю преданность, желавшую почтить даже прах умершего отца. Но теперь нужно было показать, что когда требуют того интересы высшего Царства, Царства небесного, то человек ради их должен порвать со всеми семейными отношениями» 74. А это уже не будет христианская любовь. Это будет только искание «своих си» (1Кор.13:5). Это будет только угождение себе, эгоизм, желающий сделать по-своему, как ему нравится, как ему хочется, не считаясь даже с тем, будет ли это отрадно или только причинит скорбь якобы любимым усопшим. Не опечалятся ли они от мысли о том, что их братья, оставшиеся на земле, любят их более чем Господа, свои желания ставят выше послушания Церкви. Усопшие, как разрешившиеся от уз плоти и телесной ограниченности, лучше живых понимают смысл, значение и ценность данных Церковью правил и уставов. И если, как мы веруем, дела и поступки живых находят тот или иной отклик в сердцах усопших, то несомненно их радует проявление только подлинной христианской любви, только то, что чуждо эгоизма, что совершается как послушание Святой Церкви. Все же самочиние в поведении живых причиняет усопшим только печаль. С. 19−24
В соответствии с церковным уставом и древней практикой поступали и на Руси еще в прошлом столетии. Так, Митрополит Московский Филарет, получив в субботу известие о смерти своей сестры, во вторник пишет к родным: «Получив известия ваши в субботу, в Воскресение совершил я литургию, молясь о ней тайно. Панихида была после вечерни, а открытое поминовение на литургии вчера». Таким образом, святитель Филарет не только не дерзнул на гласное поминовение новопреставленной за литургией в воскресный день, но не нашёл возможным даже и панихиду совершить непосредственно после воскресной литургии (как обычно, не задумываясь, делают теперь), а отложил ее до окончания будничной вечерни к понедельнику, и отпевание своей матери, скончавшейся в пятницу, он совершил не на третий день, в воскресенье, а на 4-й — в понедельник. Он случился в такой день, когда устав не допускает никакого гласного поминовения усопших даже в качестве частной требы, в ближайший к нему день, когда таковое поминовение может быть совершаемо. С. 97
ВОСКРЕСНЫЕ ДНИ
Строй службы воскресных дней исключает всякую возможность присоединения к нему гласных заупокойных молитвословий и в какой-либо форме гласного поминовения усопших, как не соответствующих праздничному торжеству ежеседмичной Пасхи. Сохраняются лишь краткие общие поминальные формулы на сугубой ектении вечерни, утрени и литургии и на заключительной ектении полунощницы и повечерия. Указатели при апостоле и евангелии и в Типиконе совсем не назначают заупокойных чтений для воскресного дня. Поминовение в Великом посте возможно лишь в субботу и невозможно в воскресенье. В чине литургии Василия Великого, совершаемой лишь в воскресные и немногие другие дни, когда гласное поминовение усопших не разрешается, совсем нет и упоминания о заупокойной ектении. Это не случайное умолчание, а очень характерная подробность, утверждающая то положение, что в воскресные дни, как и вообще во все дни, когда совершается литургия Василия Великого, Церковный Устав не предполагает даже возможности как гласного поминовения усопших, так, следовательно, и каких бы то ни было заупокойных молений, которые врывались бы диссонансом в воскресное и праздничное богослужение.
В строго уставных обителях, где чтение так называемых вечных синодиков, в которые вписывались имена жертвователей на вечное поминовение, было неусыпным (т. е. непрерывным, круглосуточным от сменяющихся чтецов) и производилось (конечно тайно) в течение всех суточных служб вечернего, утреннего и дневного богослужений, и это ТАЙНОЕ поминовение усопших оставлялось в воскресные и праздничные дни. В древнем обиходе Волоколамского монастыря по этому поводу дается указание: «А не чтется синодик во весь год по вся недели воскресения ради и в праздники Владычни и Богородичны и великих святых, в них же поется всенощное бдение. Да и Великий пост во весь, разве по субботам, до Лазарева воскресения». С. 119−122.
СЛУЖЕНИЕ ПАНИХИДЫ ПОСЛЕ ЛИТУРГИИ
У нас установился обычай, по которому панихида в большинстве случаев совершается непосредственно по отпусте литургии. Обычай этот не имеет оснований в Уставе. Типикон не предусматривает возможности совершения тотчас после литургии еще каких-либо богослужений.
Литургия — завершение всего круга суточного богослужения. Все остальные службы подготовляют верующих к участию или к присутствию при совершении таинства Евхаристии. Настроение христианина, начиная с вечерней службы и проходя через нощное и утреннее богослужение, постепенно все повышается. На литургии же, при «Твоя от Твоих» и «Святая Святым» оно достигает высшей степени. Здесь радость христианина выше всякой праздничной радости, здесь торжество выше всякого праздничного торжества. Это ежедневная пасха христианина. Большего утешения, большей радости и торжества для христианина быть не может. Вот почему почти непосредственно за совершением таинства Тела и Крови Христовых оканчивается весь круг суточных служб, причем даже заключительная служба 9-го часа здесь не совершается, а относится на вечер. Церковь хочет, чтобы верующие вышли в домы свои, благодаряще Бога, с пасхальным настроением, чтобы с ним приступали к трапезе, с ним шли на дело свое. После соприсутствия и созерцания великого Таинства обращаться хоть бы к друзьям Спасителя нашего (Ин.15:12) — это уже понижать настроение, пасхальную радость заменять просто праздничной радостью. А совершать непосредственно после литургии продолжительные моления об усопших еще менее соответствует значению литургии и показывает только, что мы не в достаточной мере понимаем, недооцениваем значение этой божественной службы и совершаемого на ней великого Таинства, как нашей Пасхи божественной.
Устав церковный предполагает, что всякие моления, какие только могут быть в данный день, должны быть окончены до литургии или отложены до окончания вечерни. После всего суточного круга служб молящиеся нуждаются в отдыхе, в подкреплении трапезой. В конце литургии может быть только чин над кутией в честь праздника или в память усопших. Но, во-первых, это очень краткое моление, а во-вторых, это уже как бы предначатие трапезы, часть трапезы.
Древняя Русь совершала множество разнообразных молебнов и после вечерни, и после утрени, и перед литургией, множество крестных ходов и так называемых действ. Но все это заканчивалось до литургии. Даже так называемые царские молебны в дни тезоимств и рождений совершались накануне после вечерни.
Относительно того, что по окончании литургии не может быть никакого другого богослужения, церковный Устав дает определенное и точное указание. Непосредственно «по отпусте божественный литургии исходит настоятель и братии последующим по нем два (два, т. е. попарно) и глаголют псалом 144… Достигше же в трапезу, и кончену бывшу псалму, глаголем молитву трапезы «Отче наш».
В другом месте, при изложении чина панихиды в пяток вечера, следующего непосредственно за отпустом вечерни и потому не имеющего обычного начала, замечается: «Во ино же время КРОМЕ ВЕЧЕРНИ И УТРЕНИ бывает начало по обычаю». Это замечание говорит о том, что устав допускает возможность совершения панихиды или во «ино время», вне всякой связи с общественным богослужением, или только после вечерни или утрени, но отнюдь не после литургии.
Совершение панихиды пред литургией практически было бы полезно и в том отношении, что тогда сравнительно легко можно было бы разгрузить литургию от чтения множества помянников на литургийной заупокойной ектении. Все помянники были бы вслух прочтены на панихиде пред литургией, на литургийной же ектении можно было бы ограничиться общей формулой и теми немногими именами, для которых данный день есть действительно поминальный день, о которых по особому случаю бывает приношение.
Совершение панихиды после литургии в качестве дополнения к общественному богослужению несоответственно и по времени. Самое название «панихида» по переводу с греческого означает службу всенощную. Поэтому она может быть после вечерни, как всенощное бдение должно быть после малой вечерни. Она может быть во время, предназначенное для утрени или близкое к нему, так как панихида по своему строю есть сокращенная утреня. Но как совершать панихиду — СЛУЖБУ «ВСЕНОЩНУЮ» в обеденное время, близкое к полудню, около которого должна оканчиваться литургия, «обедня», предобеденная служба? С.190−194.
О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. Святитель Афанасий (Сахаров), исповедник, епископ Ковровский. М., 2011

Третий, девятый и сороковой день. Годовщина памяти.

Святая церковь совершает постоянные молитвы о всех почивших христианах, но особые молитвы о каждом усопшем совершаются в поминовения, называемые частными, к ним относятся третины — третий день после смерти, девятины — девятый день, сорочины — день сороковой и годовщина.

Поминовение в третий день после смерти знаменует Воскресение Спасителя на третий день, усиленные молитвы, обращенные к Богу, — незыблемая вера в Бога Единого в Троице. Таинство поминовения усопшего в третий день также касается загробного состояния души. В Духовном писании сказано, что поминовение в Церкви на третий день приносит душе облегчение в скорби и рождает надежду.

По преданию апостольскому, после поклонения Богу в третий день положено показать душе красоту рая. В течение шести дней душа умершего созерцает обители святых и всякие блага, прославляя Господа забывает скорби земные. Но душе грешного человека скорби умножаются. На девятый день душа снова возносится ангелами на поклон к Богу.

Сороковой день. Ещё с древних времён глубокая скорбь по умершим длилась сорок дней. Святая Церковь повелевает усиленно молиться за усопших в течение сорока дней со дня смерти (сорокоуст). А сороковой день, — сорочины, — считается днём особенным, по писанию Христос, находясь в посте и молитве сорок дней, победил дьявола. Святая Церковь совершая поминовение по усопшему (сорокоуст), также просит ему у Господа победы над врагом и Царствие Небесное. Рассуждая о состоянии души, — тридцать дней (с девятого по сороковой) Господь повелевает провести душу умершего по мукам ада и на сороковой день душа вновь возносится к Богу, где Владыка определяет ей положенное по делам земным место на небесах.

Заказать сорокоуст необходимо сразу, как только умер человек. Святая церковь будет поминать усопшего сорок дней во время Божественной литургии.

Если человек умирает во время Великого поста и в связи с тем, что ежедневной Божественной литургии в этот период не бывает, то сорокоуст не заказывается. В Пост по средам и пятницам заказывают панихиды, а в субботы и воскресения — обедни об упокоении.

В первую Пасхальную неделю не заказываются обедни и панихиды об усопших, так как Пасха — это всеобщий великий праздник для всех верующих. Во вторую неделю Пасхи, Фомину неделю, начиная со вторника, — этот день называется Радоницей, — в храмах начинают принимать сорокоусты и заказные обедни об упокоении. Считается, что в Радоницу радость о чудесном Воскресении Спасителя передаётся и почившим,

Годовое поминовение. День смерти для верующего человека является днём рождения его для новой лучшей жизни, поэтому особо поминается и годовщина смерти наших близких.

Поминать усопших положено и в дни их земного рождения, а также в дни именин. В дни особого поминовения следует заказать в церкви обедню об упокоении, помолиться о душе усопших, помянуть их за трапезой.

Так давайте же позаботимся о своих близких, ушедших от нас в иной мир, сделаем для них всё, что мы можем, памятуя о том, что «блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5;7).

23 МАРТА 2017 (Четверг) 13:01:27 Накануне родительской субботы многие приходят в храм подать записки об упокоении своих близких. Порой человек теряется — на обедню или панихиду подавать записку? Другой, подав записку, решает, что этого вполне достаточно, и на само богослужение не идёт. А кто-то приходит на службу, во время молитвы внимательно следит за словами священника и сильно переживает, когда имён его близких, указанных в записке, не произносят вслух.
На наболевшие вопросы о записках отвечает протоиерей Павел Кивович, клирик минского Радосте-Скорбященского прихода, настоятель прихода храма Рождества Пресвятой Богородицы д. Старое Село Минского района.
— Отец Павел, поясните, пожалуйста, когда во время богослужения молятся о упокоении усопших? Есть обедня, есть панихида…
— Обедня – это слово народное, по-другому это «поминание за Божественной Литургией», мы называем её обедней, т.к. Литургия служится в дневное близкое к обеду время. Во время Литургии есть несколько моментов, когда положено поминать живых и усопших.
Первое поминовение совершается во время первой части Литургии — Проскомидии, второе поминовение может быть, но не всегда, во время заупокойной (или заздравной) ектеньи по прочтении Евангелия. Третье поминовение совершается уже после всего богослужения – это молебен за здравие и панихида за упокой.
Помимо этого ещё есть общее поминовение живых и мёртвых после освящения Святых Даров, которое люди не слышат, но оно является самым важным. Общими словами в нём поминаются все, а если есть необходимость и возможность у священника, то за время пения «Достойно есть» поминается и тот, кто действительно требует особой молитвы в этот день, например, новопреставленный, если мы говорим об умерших.
— Когда записки об упокоении стоит подавать на обедню, а когда на панихиду?
— Есть мнение некоторых священнослужителей, что во время литургийного поминовения, особенно во время Проскомидии, когда из просфоры вынимается частица за человека, как символ приношения дара Богу, а этот человек крещёный, но живёт вне Церкви (не исповедуется, не причащается), то и частицу за него на Проскомидии не следует вынимать. Это касается и христиан, не принадлежащих Православной Церкви. Как же тогда за них помолиться? В частной молитве и в дополнительных богослужениях, которые не входят в суточный круг – молебен за здравие или панихида за упокой, где нет действий, связанных с Евхаристией, с мистическим единением со Христом.
— Случается, что люди расстраиваются, когда их записки не читают вслух. Что по этому поводу можно сказать?
— У нас сейчас люди приходят в церковь, как в комбинат бытового обслуживания, с таким отношением: «Слушайте, я заплатил деньги, почему я не слышал свои записки?». В церкви нет подобных услуг. В день подаются тысячи записок, хорошо если около 10 человек их поминают, а если это деревенский храм – то один, два человека. Поэтому некоторые записки читаются вслух, некоторые – про себя, но это же не значит, что Господь их не слышит. Важно, что все записки читаются. Поэтому, когда человек говорит «где моя записка?», то это говорит лишь о том, что он не понял, куда пришёл и не доверяет тому, что здесь происходит.
Ведь что такое записка? Это просьба ко всей Церкви помянуть усопших. Просьба, а не требование. А у нас, бывает, даже пишут в записках – «вслух помянуть», так что получается, этот человек чем-то лучших остальных? Это говорит о невежестве человека, о полном непонимании его, куда и зачем он пришёл.
В воскресные дни Великого поста совершается Литургия Василия Великого, на которой нет вообще заупокойной ектеньи по прочтении Евангелия, т.к. по Уставу вообще не положено заупокойной ектеньи в воскресные дни в церквях, где совершается суточный круг богослужений во все дни седмицы. С понедельника по субботу – можно, а в воскресный день – уже не положено. Так вот, во время Литургии Василия Великого заупокойной ектеньи нет, но заупокойное поминовение есть – после освящения Святых Даров. И там есть такие слова: «И ихже мы не помянухом, неведением, или забвением, или множеством имён, сам помяни, Боже…». Ведь помянуть всех невозможно – многих сродников усопших мы не знаем по именам, да и живых не всех можем вспомнить, поэтому Сам всех и вся помяни Господи, их же имена Ты Сам веси.
— Бывает, что человек подал записку, а сам на службу не пришёл, по разным обстоятельствам. Приемлемо ли это?
— Важна внутренняя подоплека. Одно дело, если человек чего-то требует от Церкви, приносит записку, чтобы всё сделали за него, а сам участвовать в богослужении не желает. Другое дело, когда человек – добрый и порядочный христианин, при возможности посещает храм полноценно и участвует во всех богослужениях, но бежит на работу, при этом доверяет Церкви, верит, что его братья и сестры во Христе помолятся о его сроднике – тут вопросов нет.
Важно помнить, что, конечно, Господь слышит каждую молитву, но Он Сам сказал – где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их. Он сказал — собраны, а это требует от человека внутреннего усилия. И в кресле хорошо петь «Аллилуйя», но мы становимся на молитву, и поклоны делаем, которые помогают нам меняться.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *