Лосский история русской философии

История русской философии

От автора

Глава I. Русская философия в XVIII и первой половине XIX в. Глава II. Славянофилы I. И. В. Киреевский 2. А. С. Хомяков 3. К. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин Глава III. Западники 1. П. Я. Чаадаев 2. Н. В. Станкевич 3. В. Г. Белинский 4. А. И. Герцен Глава IV. Русские материалисты в 60-х годах. Нигилизм I. M. А. Бакунин 2. Н. Г. Чернышевский 3. Д. И. Писарев 4. И. М. Сеченов Глава V. Русские позитивисты 1. П.Л. Лавров, Г.Н. Вырубов, Е.В. де Роберти 2. Н. К. Михайловский 3. К. Д. Кавелин, М. М. Троицкий, Н. И. Кареев, Н.М. Коркунов Глава VI. Вырождение славянофильства 1. Н.Я. Данилевский 2. Н.Н. Страхов, К.Н. Леонтьев Глава VII. Предшественники Владимира Соловьева I. П. Д. Юркевич, В. Д. Кудрявцев 2. Н.Ф. Федоров Глава VIII. Владимир Соловьев Глава IX. Гносеология, логика и метафизика в последней четверти XIX в. I. Б. Н. Чичерин 2. Н. Т. Дебольский 3. П. А. Бакунин 4. M. И. Каринский 5. Н. Я. Грот Глава X. Князья С. Н. и Е. Н. Трубецкие Глава XI. Русские персоналисты 1. А. А. Козлов 2. Л. М. Лопатин 3. Н. В. Бугаев, П. Астафьев, Е. А. Бобров Глава XII. Русские неокантианцы 1. А. И. Введенский 2. И. И. Лапшин Глава XIII. Изменения в умонастроении русской интеллигенции в начале XX в. Глава XIV. Отец Павел Флоренский Глава XV. Отец Сергий Булгаков Глава XVI. Н. А. Бердяев Глава XVII. Интуитивисты 1. Н. О. Лосский 2. С. Л. Франк 3. А. Ф. Лосев 4. Д. В. Болдырев и С. А. Левитский 5. В. А. Кожевников Глава XVIII. Л. П. Карсавин Глава XIX. Логические исследования Глава XX. Трансцендентально-логический идеализм в России и его критика 1. Представители трансцендентально-логического идеализма 2. Иррационализм Шестова 3. В. Ф. Эрн Глава XXI. Ученые-философы Глава XXII. Юристы-философы Глава XXIII. Философские идеи поэтов символистов I. Андрей Белый 2. В. И. Иванов, Н. М. Минский 3. Д. С. Мережковский 4. В. В. Розанов Глава XXIV. Диалектический материализм в СССР 1. Диалектический метод Гегеля 2. Диалектический материализм Глава XXV. Влияние Э. МАХА и Р. Авенариуса на марксистов Глава XXVI. Новейший период развития русской философии 1. С. А. Алексеев (Аскольдов) 2. В. С. Сцилкарский 3. Л. Л. Кобилинский 4. Б. П. Вышеславцев 5. И. А. Ильин 6. Отец Василий Зеньковский 7. Отец Георгий Флоровский 8. В. Н. Лосский Глава XXVII. Характерные черты русской философии

От автора

Издать большую книгу по философии в эти беспокойные дни – нелегкая задача.

Поэтому я выражаю мою искреннюю благодарность всем тем, кто так или иначе способствовал выходу в свет этой книги: духовной православной семинарии св. Владимира в Нью-Йорке и ее декану отцу Георгию Флоровскому, профессору Колумбийского университета Б. Бахметьеву, доктору Я. Зубову, Н. Дуддингтон (Duddington) и Е. Извольской, а также профессору А. С. Кагану (A. S. Kagan), сотруднику Интернэшнл Юниверситиз Пресс в Нью-Йорке.

Н.О. Лосский.

Этой книги для советского читателя вроде бы не существовало, она переиздавалась у нас лишь по спецзаказу. Между тем этот труд Н. О. Лосского (1870–1965), пожалуй, единственный в своем роде достаточно полный обзор истории русской философии. Славянофилы, западники, русские материалисты 60-х годов XIX в., Вл. С. Соловьев, князья С. Н. и Е. Н. Трубецкие, отцы Павел Флоренский и отец Сергий Булгаков, Н. А. Бердяев, Л. Н. Карсавин, последователи марксизма и поэты-символисты – вот те основные пункты развития отечественной теоретической мысли, которые нашли отражение в книге.

Лосский Николай » История русской философии

Лосский Николай

Жанр: Философия

Этой книги для советского читателя вроде бы не существовало, она переиздавалась у нас лишь по спецзаказу. Между тем этот труд Н. О. Лосского (1870–1965), пожалуй, единственный в своем роде достаточно полный обзор истории русской философии. Славянофилы, западники, русские материалисты 60-х годов XIX в., Вл. С. Соловьев, князья С. Н. и Е. Н. Трубецкие, отцы Павел Флоренский и отец Сергий Булгаков, Н. А. Бердяев, Л. Н. Карсавин, последователи марксизма и поэты-символисты — вот те основные пункты развития отечественной теоретической мысли, которые нашли отражение в книге.

Читать книгу онлайн бесплатно

Скачать книгу бесплатно:

  • (506 КБ)
  • (575 КБ)
  • (406 КБ)
  • (442 КБ)
  • (409 КБ)

Какой формат выбрать?

Похожие книги

  • История западной философии — Рассел Бертран
  • История русской словесности. Часть 3. Выпуск 1 — Сиповский Василий
  • Руководство по истории Русской Церкви — Знаменский Петр
  • Курс лекций по истории Русской Церкви — Петрушко Владислав
  • Антропологическая тема в русской философии — Евлампиев И.
  • История греческой философии в её связи с наукой — Гайденко П.
  • История новоевропейской философии в её связи с наукой — Гайденко П.
  • История Русской армии — Керсновский Антон
  • История Русской Церкви. Том 1. История христианства в России до равноапостольного князя Владимира — Макарий Митрополит
  • История русской философии (Том 1, часть I) — Зеньковский Василий
  • История русской философии (Том 1, часть II) — Зеньковский Василий
  • История русской философии т.1 ч.I-II — Зеньковский Василий
  • Очерки по истории русской философии — Левицкий С.
  • Замалеев А.Ф. Лекции по истории русской философии — Автор неизвестен

Русские философы-материалисты

Виссарион Григорьевич Белинский (1811 — 1848) в молодости пережил страстное увлечение немецкой философией: эстетикой романтизма, идеями Шеллинга, Фихте, а несколько позднее Гегеля. Существенное влияние в этом отношении на него оказали Н.В. Станкевич и М.А. Бакунин. О том, насколько эмоциональным было восприятие молодым Белинским гегелевского учения, свидетельствует, например, такое его признание: «Я гляжу на действительность, столь презираемую мною прежде, и трепещу таинственным восторгом, сознавая ее разумность».

Однако верным гегельянцем критик был сравнительно недолго. Уже в начале 1840-х годов он резко критикует рационалистический детерминизм гегелевской концепции прогресса, утверждая, что «судьба субъекта, индивидуума, личности важнее судеб всего мира». В абсолютном идеализме Гегеля для него было теперь, по его словам, «так много кастратского, т.е. созерцательного или философского, противоположного и враждебного живой действительности».

На смену восторженному восприятию «разумности» исторического развития приходит не менее страстная апология прав и свободы личности. «Во мне развилась какая-то дикая, бешенная, фанатическая любовь к свободе и независимости человеческой личности, которые возможны только при обществе, основанном на правде и доблести».

«Фанатический» персонализм Белинского, таким образом, был неразрывно связан с его увлечением социалистическими идеалами. Идеал общественного строя, основанного «на правде и доблести», должен был быть воплощен в реальность, прежде всего во имя суверенных прав личности, ее свободы от любых форм социального и политического гнета. Дальнейшая эволюция взглядов Белинского сопровождалась усилением критического отношения к столь увлекавшему его в молодые годы философскому идеализму. «Метафизику к черту: это слово означает сверхнатуральное, следовательно, нелепость… Она (логика — B.C.) должна идти своею дорогою, но только не забывать ни на минуту, что предмет ее исследований… духовное, которое есть не что иное, как деятельность физического».

Религиозные убеждения молодости уступают явно атеистическим настроениям. В 1845 г. Белинский пишет Герцену, что «в словах Бог и религия вижу тьму, мрак, цепи и кнут». Двумя годами позже в своем знаменитом письме Гоголю он подверг резкой критике религию и церковь. Эти настроения позднего Белинского вполне симптоматичны: в российском западничестве все в большей степени начинает доминировать идеология политического радикализма.

Михаил Александрович Бакунин (1814 — 1875) был одним из наиболее ярких представителей российских западников-радикалов. Его философское образование (под влиянием Н.В. Станкевича) начиналось с Канта, Фихте и Гегеля.

Определенное воздействие на молодого Бакунина оказали сочинения европейских мистиков. Но наиболее значительную роль в его духовной эволюции сыграло гегельянство. В опубликованной в 1842 г. в Германии статье «Реакция в Германии» Бакунин писал о гегелевской диалектике абсолютного духа как о процессе революционного разрушения и творчества.

Впрочем, уже в этот период его отношение к философии становится все более критическим. «Долой, — заявлял Бакунин, — логическое и теоретическое фантазирование о конечном и бесконечном; такие вещи можно схватить только живым делом». «Живым делом» для него стала революционная деятельность.

Исключительный по своему напряжению пафос революционного утопизма пронизывает все последующее творчество Бакунина. «Радость разрушения есть в то же время творческая радость», — утверждал он. И это одно из многих его утверждений подобного рода. «Светлое будущее», ради которого Бакунин-революционер был готов жертвовать своей и чужой жизнью, предстает у него в виде некоей грандиозной утопии, нелишенной религиозных черт: «Мы накануне великого всемирного исторического переворота… он будет носить не политический, а принципиальный, религиозный характер…».

Александр Иванович Герцен(1812 — 1870), как и большинство российских западников-радикалов, прошел в своем духовном развитии через период глубокого увлечения гегельянством.

Будущее развитие человечества, по убеждению автора, должно привести к революционному «снятию» антагонистических противоречий в обществе. На смену оторванным от реальной жизни научным и философским теориям придет научно-философское знание, неразрывно связанное с действительностью. Более того, итогом развития окажется слияние духа и материи. Центральной творческой силой «всемирного реалистического биения пульса жизни», «вечного движения» выступает, по Герцену, человек как «всеобщий разум» этого универсального процесса.

Оценки европейской действительности, данные поздним Герценым, были в целом пессимистическими. В первую очередь это относится к его анализу формирования массового сознания нового типа, исключительно потребительского, основанного на глубочайшем и вполне материалистическом индивидуализме (эгоизме).

Такой процесс, по Герцену, ведет к тотальной массофикации общественной жизни и соответственно к ее своеобразной энтропии («поворот всей европейской жизни в пользу тишины и кристаллизации»), утрате всякого индивидуального и личностного своеобразия. «Личности стирались, — утверждал Герцен в «Концах и началах» (1863), — родовой типизм сглаживал все резко индивидуальное, беспокойное… Люди, как товар, становились чем-то гуртовым, оптовым, дюжинным, дешевле, плоше врозь, но многочисленнее и сильнее в массе. Индивидуальности терялись, как брызги водопада, в общем потоке».

Разочарование в европейском прогрессе, по признанию Герцена, привело его «на край нравственной гибели», от которой спасла лишь «вера в Россию». Он не стал славянофилом и не отказался от надежд на возможность установления социалистических отношений в России. Перспективы развития социализма поздний Герцен связывал прежде всего с крестьянской общиной. Эти его идеи стали одним из источников народнической идеологии.

Среди деятелей отечественной культуры прошлого века были и те, кого по праву можно назвать либеральными мыслителями. К их числу относится известный русский правовед и историк К.Д. Кавелин.

Константин Дмитриевич Кавелин (1818 — 1885), в юности увлекавшийся гегельянством и с почтением относившийся к славянофилам (в особенности к А.С. Хомякову), под влиянием В.Г. Белинского, а позднее А.И. Герцена и Т.Н. Грановского становится убежденным западником.

Сторонник реформ, последовательный либерал, в 1860-е годы, в период усиления революционного движения он порвал с леворадикальным лагерем, категорически отвергая тактику революционного террора. Столь же решительно Кавелин осуждал и репрессивные меры властей. К философским работам Кавелина относятся «Задачи психологии» (1872) и «Задачи этики» (1884). «Очень осторожный мыслитель», по характеристике Зеньковского, Кавелин был склонен к философскому релятивизму и скептицизму («в мире нет безусловных начал и принципов — все в нем условно и относительно»). Он всегда стремился избегать крайностей как «отвлеченного» идеализма («метафизические миражи»), так и последовательного материализма.

«Знание возникает из человека, существует лишь в нем и для него, — утверждал Кавелин. — Пытаться объяснить, а тем более выводить психическую жизнь из физической, и наоборот — значит попадать в заколдованный круг». При всей своей философской «осторожности» он не смог избежать субъективизма: внутренний, психический опыт личности имел для него, безусловно, «первичное» значение. «Мир внешних реальностей есть продолжение личного, индивидуального, субъективного мира».

Мыслитель-либерал, он и в понимании истории решающую роль отводил личностному началу. Соответственно и смысл русской истории Кавелин видел в становлении и укреплении «начал личности», что должно было в конечном счете привести к подлинному сближению России с Западом. Исторический прогресс был для него немыслим вне нравственного развития человечества. «Нравственное развитие и деятельность, — писал Кавелин, — составляют такую же настоящую практическую потребность людей, как и все другие стороны развития и деятельности».

Позитивизм и материализм в России. 1860 — 1870-е гг.

Огромное влияние позитивистских и материалистических идей на русскую интеллигенцию XIX в. было не столько философским, сколько идеологическим. В сущности, это был очередной и закономерный этап развития западнической идеологии, своего рода русский «список» вполне уже материалистически ориентированного западного сознания.

Увлечение новыми вариантами европейской идеологии могло быть и нередко было поверхностным, оказывалось идеологической модой. Но материалистические и позитивистские идеи достаточно рано нашли на российской почве искренних и последовательных сторонников. Не было недостатка и в тех, кто проявлял и глубокий интерес к философскому обоснованию этих течений.

На формирование философских взглядов Петра Лавровича Лаврова (1823 — 1900), одного из лидеров народничества, оказали влияние идеи Л. Фейербаха, О. Конта, Г. Спенсера, а позднее К. Маркса.

Русский мыслитель был убежден, что предметом философии должен быть прежде всего «цельный человек», и потому философский опыт не может быть не чем иным, как «философским антропологизмом». Только через человека, через осмысление его исторического и индивидуального опыта можно прийти к подлинно научному, философскому пониманию внешней действительности, в объективном существовании которой Лавров нисколько не сомневался. «Мы имеем реальную причину полагать, — писал он, — что внешность существует независимо от нашей мысли, что, напротив, сознание есть продукт внешних процессов, что внешность существовала задолго до начала процесса нашего сознания и будет существовать долго после его прекращения».

«Процесс сознания (сам по себе) не дает возможности решить есть ли он сам результат реального бытия, или реальное бытие есть его продукт». Единственное исключение в данном вопросе Лавров делал только для одной области — этики. «Отсутствие скептического принципа в построении практической философии, — утверждал он, — придает ей особую прочность и независимость от метафизических теорий». В социологической концепции истории Лаврова («Исторические письма», 1870) подлинными историческими деятелями оказываются «развитые, критически мыслящие личности» — прогрессивные и, в сущности, всегда революционно настроенные, представители образованного слоя общества. Они определяют критерии прогресса, цели и идеалы общественного развития. Такой подход приводит к признанию решающей роли субъективного начала в истории. Для Лаврова в социологии и философии истории действует именно субъективный метод: общественные изменения своеобразны, неповторимы, они результат усилий личности, и объективные научные методы здесь неприложимы.

Николай Гаврилович Чернышевский (1828 — 1889) родился в Саратове в семье священника. Он учился несколько лет в Саратовской семинарии. Так и не завершив духовного образования, Чернышевский поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, который окончил в 1850 г. В университете он переживает мировоззренческий кризис: юношеские религиозные убеждения уступили место политическому радикализму (отчасти под влиянием членов революционного кружка Петрашевского). В 1855 г. Чернышевский защитил магистерскую диссертацию «Эстетические отношения искусства к действительности». Со второй половины 50-х годов он — один из наиболее авторитетных лидеров радикальной российской интеллигенции, редактор ведущего оппозиционного журнала «Современник».

В 1862 г. Чернышевский был арестован по обвинению в антигосударственной деятельности. В Петропавловской крепости он написал роман «Что делать?». Чернышевский был приговорен к семи годам каторги и последующему поселению в Сибири. В родной Саратов ему было дозволено вернуться только в последний год жизни.

В.И. Ленин писал, что от сочинений Чернышевского веет духом классовой борьбы. И, действительно, даже среди российских радикалов Чернышевский выделялся последовательностью, с которой он стремился подчинить все сферы теоретической и практической деятельности решению революционных задач. Никакой «чистой науки» для него не существовало. Чернышевский считал, что понять историю философии можно, только руководствуясь принципом партийности: «Политические теории, да и всякие вообще философские учения, создавались всегда под сильнейшим влиянием того общественного положения, к которому принадлежали, и каждый философ бывал представителем какой-нибудь из политических партий, боровшихся в его время за преобладание над обществом, к которому принадлежал философ».

Можно сказать, что и материализм интересовал Чернышевского не столько как философская система, сколько как мировоззрение и идеология, основанные на данных естествознания. На природу, заявлял он, необходимо смотреть «так, как велят смотреть химия, физиология и другие естественные науки. В природе нечего искать идей; в ней есть разнородная материя с разнородными качествами; они сталкиваются — начинается жизнь природы».

В эстетике Чернышевский оставался верен тем же общим принципам. «Искусство для искусства, — утверждал он, — мысль такая же странная в наше время, как «богатство для богатства», «наука для науки» и т.д. Все человеческие дела должны служить на пользу человека… искусство также должно служить на какую-нибудь существенную пользу, а не на бесплодное удовольствие».

Вл. С. Соловьев, безусловно, не разделяя материалистической направленности эстетики Чернышевского, высоко ценил его понимание «прекрасного как полноты жизни» и его критическое отношение к теории «чистого искусства». Соловьев писал о магистерской диссертации Чернышевского «Эстетические отношения искусства к действительности» как о «первом шаге к положительной эстетике». Общим для таких столь разных мыслителей, как Чернышевский и Соловьев, было признание ими обоими не только субъективного, но и объективного значения красоты. Надо заметить, что неприятие субъективизма в сфере эстетики вообще — характерная черта русской мысли.

Еще более радикальным, чем Чернышевский, критиком концепции «чистого искусства» был талантливый публицист Дмитрий Иванович Писарев (1840 — 1868). «Чистое искусство есть чужеядное растение, которое постоянно питается соками человеческой роскоши», — писал он в статье «Разрушение эстетики».

Отрицал Писарев, однако, не только эстетизм, как тип мировоззрения, но и в значительной степени ценность художественного творчества и культуры в целом. Так, считая, что в русской литературе не было и нет «замечательных поэтов», он объявил поэтическое творчество В.А. Жуковского и А.С. Пушкина «пародией» на подлинную поэзию.

Испытал он, как почти все «шестидесятники», и влияние позитивизма. Писарев характеризовал О. Конта как «одного из величайших мыслителей нашего века». В ранней юности он был религиозен, с увлечением читал гоголевские «Выбранные места из переписки с друзьями». Впоследствии критик выступал против любых форм религиозных исканий на российской почве, полагая, что «ни одна философия в мире не привьется к русскому уму так прочно и так легко, как современный здоровый и свежий материализм».

Мыслители-материалисты России — это, как правило, ученые-естественники, медики, писатели-публицисты: М.В. Ломоносов, А.Н. Радищев, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, В.Г. Белинский, П.А. Кропоткин, И.М. Сеченов, Н.И. Пирогов, И.М. Мечников, К.А. Тимирязев, Д.И. Менделеев, Г.В. Плеханов, В.И. Ленин, В.И. Вернадский, А.Л. Чижевский и многие, многие другие. Сегодня нередко материализм отождествляется с понятием «реализм» (реальность, независимая от сознания). Но это не меняет главной сути материализма (телесность, вещественность). Для русского материализма характерно особо уважительное отношение ко всем естественным наукам, технике, медицине, прославление человеческого разума. Материалистический характер и уникальная философская самобытность мышления отличали содержание основных философских произведений П.Я. Чаадаева, Н.В. Станкевича, В.Г. Белинского, Д.И. Писарева и других известных русских мыслителей.

Русские философы-материалисты были непримиримы ко всякого рода отвлеченной умозрительности, схоластике, ко всему тому, что отдаляло от насущных жизненных интересов людей. Русская философия — это философия предупреждения. Так, Александр Николаевич Радищев, решая общетеоретические проблемы человеческого бытия, вплотную подошел к пониманию исторического процесса. Путь к справедливости он видел в борьбе со злом, эксплуатацией человека. А.Н. Радищев был первым русским философом, который провозгласил идею человечности, исходящую не из сферы религии, а из прогрессивной светской среды. Именно отсюда проистекает тот пафос гуманизма и свободы личности, которым проникнуты все его мысли. А.Н. Радищев выдвинул и обосновал теорию о естественном равенстве людей без различия рас и сословий. Кроме того, философ внес большой вклад в развитие теории познания. Он писал, что в земной жизни человека нет ничего, что свидетельствовало бы о возможности существования души после смерти. Излагая материалистическое доказательство смертности души, он вместе с тем старался использовать диалектические представления о том, что «настоящее чревато будущим». Идеи развития отражены в его произведении «О человеке, его смертности и бессмертии». На естественное движение Радищев смотрел как на неотъемлемое свойство материи. Он осмысливал роль окружающей среды в развитии организма, полагая, что она влияет на наследование благоприятных признаков.

Говоря о формировании русской философии, нельзя не сказать о «неистовом Виссарионе» — Белинском, страстном полемисте, талантливом литературном критике и необыкновенно одаренном философе. Виссарион Григорьевич Белинский (1811-1848) — русский гегельянец, который, не прочитав ни одного произведения немецкого философа, смог самостоятельно выразить самые важные его мысли. Белинский, как и Гегель, отдавал предпочтение Разуму, считая, что идея есть не что иное, как сама Действительность. Вспомним гегелевскую идею о том, что «все действительное разумно, а все разумное — действительно». Либералы нередко упрекали В.Г. Белинского за его увлечение гегелевской философией. Он возражал, заявляя, что в жизни наряду с разумным есть много неразумного, случайного, даже бессмысленного. Для того чтобы отличать разумное от неразумного, требуется колоссальный ум и огромная страсть, подвижничество и главный спутник философов — мужество. Положение о том, что разум не только в нашей голове, но и в самой реальности, могут разделять как идеалисты, так и материалисты. Для объективных идеалистов разум, конечно, выше реальности (она есть только инобытие идеи). Материалисты же видят более сложное отношение между разумом и реальностью. С их точки зрения, человек как субъект имеет свои особые права. Больше того, счастье человеческого индивида -это самоцель, а не средство для воплощения мирового разума.

Как считает В.Г. Белинский, «субъект у него не сам себе цель, но средство для мгновенного выражения общего, а это общее является у него в отношении к субъекту Молохом, ибо, пощеголяв в нем (в субъекте), бросает его, как старые штаны…». «Судьба субъекта, индивидуума, личности, — пишет далее В.Г. Белинский, — важнее судеб всего мира и здравия китайского императора» .

Русских философов середины XX века часто называют просветителями. И это вполне справедливо. При осмыслении российской действительности они исходили исключительно из здравого смысла. В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, А.И. Герцен и другие прекрасно понимали, что реальность «мудрее» самого глубокого человеческого ума, что смысл жизни зарождается не в нашей голове, а в объективном мире (как, межу прочим, и бессмысленность). Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) свою философскую концепцию сознательно ставил на службу революционной демократии. Он твердо стоял на позициях материализма, подчеркивая неуничтожимость материи и движения и их взаимосвязь с пространством и временем как формами существования материи. Его философские идеи впитали все лучшие образцы западноевропейской общественной мысли, хотя на учение Гегеля он смотрел как на достояние истории. Весь пафос философии Н.Г. Чернышевского заключен в его стремлении к справедливости общественной жизни в России. В своей работе «Антропологический принцип в философии» Н.Г. Чернышевский критически переосмыслил идеи Фейербаха и, опираясь на диалектику, обосновал материалистическое учение о человеке как активно действующем природном и общественном существе. По его мнению, человек не может быть объяснен с позиций чего-то сверхъестественного, представляя собой высшее создание природы. В связи с этим сознание человеческого индивида автор связывал прежде всего с его физиологией. Н.Г. Чернышевский дополняет философскую характеристику человека экономическим, социально-политическим, этическим, эстетическим анализом. Сущность индивида, утверждает мыслитель, определяется не только его отношением к природе, но и к гражданскому обществу, которое состоит из классов.

Из всей плеяды оригинальных русских мыслителей особой широтой и глубиной философских воззрений отличался Александр Иванович Герцен (1812-1870). Он прекрасно знал учения Канта, Гегеля, Шеллинга, Сен-Симона, других философов Запада, высоко ценил диалектику, называя ее «алгеброй революции». По признанию современников, он достиг наивысшего философского уровня мышления своего времени. Важным моментом является то, что все философские построения А.И. Герцена пронизывает идея всеединства. Он постоянно указывает на единство материи и сознания, природы и человека, сознательного и бессознательного, эмпирического опыта и рационального мышления, личности и общества: «…Законы мышления, -утверждает он, — осознанные законы бытия, следовательно, мысль нисколько не теснит бытия, а освобождает его…» . Герцен полагал, что все истины, которые ищет философия, должны проверяться естествознанием. Самобытная философская культура А.И. Герцена обладает той уникальной самодостаточностью, которая позволяет говорить о нем как о выдающемся русском философе середины XIX века. В своем замечательном философском труде «Письма об изучении природы» он доказывает, что человек отделяется от природы, в известном смысле даже противостоит ей, потому что он является ее необходимым дополнением и продолжением. «Природа, пишет А.И. Герцен, — не заключает в себе всего смысла своего — в этом ее отличительный характер; именно мышление и дополняет, развивает его; природа — только существование и отделяется, так сказать, от себя в сознании человеческом для того, чтобы понять свое бытие; мышление делает не чуждую добавку, а продолжает необходимое развитие, без которого Вселенная не полна, — то самое развитие, которое начинается со стихийной борьбы, с химического сродства и оканчивается самопознающим мозгом человеческой головы» . Человек, по Герцену, -часть и венец природы и подчинен ее законам. В соответствии с этим и сознание человека не находится вне природы. Оно есть разумение о самом себе.

Общественная ценность любой личности заключена в разумном и нравственно-свободном «деянии», в котором человек достигает своего действительного существования, признающегося всеми или большинством. Личность — это «вершина исторического мира». Существует объективная взаимосвязь (взаимодействие) между личностью, природой и социальной средой. При этом личность создается обществом и общественными событиями. Однако последние, в свою очередь, несут на себе отпечаток ее «деяния». Особое значение в своей социально-фило-софской концепции А.И. Герцен придает людям из так называемого «энергического» меньшинства, цель которого — пробудить народное самосознание. Он полагал необходимым обогатить самобытные формы русской духовной культуры мыслями, выработанными в Европе, внедрить в сознание российского общества «идею свободной личности», которую, по словам философа, славянофилы смешивали с «идеей узкого эгоизма». Будучи «обманщиком», как и славянофилы, он тем не менее считал, что без фактора личности община не в состоянии освободить себя. «Она должна пройти через революцию». Революцию же мыслитель понимал не только политически и социально, но и духовно — как смену системы ценностей, утверждение прав свободной личности. Особенность России XIX века состояла именно в том, что подобная личность утверждалась в художественной литературе. Ее пророчески-проповеднический пафос после крушения краткого ренессансного периода одушевлял великую русскую литературу. Можно назвать целый ряд писателей-философов, проповедовавших такие идеи: Радищев, Гоголь, Чаадаев, Лермонтов, Чернышевский, Лев Толстой, Достоевский, Горький, Маяковский, Шолохов…

Философия революционных демократов и писателей-философов оказала сильное воздействие на научно-философское мировоззрение таких выдающихся представителей науки и медицины России, как И.М. Сеченов, И.И. Мечников, А.О. Ковалевский, И.П. Павлов, К.А. Тимирязев. Все они внесли очень большой вклад в развитие отечественной и мировой науки и философии. Практически все лидеры естественной науки были людьми глубоко мыслящими, искавшими в философии как прочные методологические и гносеологические основания для своих научных исследований, так и новые способы практической (социально-этической) реализации собственного творчества. Так, И.П. Павлов (1849-1936) определил новое направление исследований в области рефлексологии. В соответствии с его учением, вся телесная и духовная жизнь человека сводится к так называемым условным рефлексам. Особое значение И.П. Павлов придавал возможности исследования последних методами точной науки. Им была сделана попытка создать объективную психологию, которая целиком должна основываться на физиологии нервной системы, а не на каких-либо субъективных методах интроспекции, чувствования или понимания. Данные научных опытов, поставленных на животных, впоследствии были использованы для объяснения поведения человека. Ученый предложил идею о существовании сигнальных систем двух типов. Вторая сигнальная система, в отличие от первой, присущей и человеку, и животным, свойственна только человеку и предполагает членораздельную речь и отвлеченное мышление.

Основоположник русской физиологии и объективной психологии Иван Михайлович Сеченов (1829-1905) разработал целостную психофизиологическую концепцию, с помощью которой он материалистически объяснил процессы познания и воспитания, структуру логического мышления и механизмы образования понятий, память, волевые акты и речевую деятельность человека. Так, согласно Сеченову, всякие мысли, представления или образы, возникающие в сознании человека, вызывают соответствующую реакцию, которая заканчивается движением. Если реальное движение по какой-либо причине не осуществилось, то в соответствующих группах мышц накапливается определенное напряжение энергии, необходимой для осуществления ответного (на мысль или образ) движения. Так, мысли, представления и образы, вызывающие страх, напрягают отдельные мышцы или целые группы мышц, побуждая человека к защите или бегству. Исходя из рефлекторной концепции природы психики, И.М. Сеченов сформулировал идею о самосознании. Он считал, что человек получает впечатления от собственного тела. Одни из них воспринимаются обычными путями (собственный голос — слухом, форма тела — глазом и осязанием), а другие поступают как бы изнутри и проявляются в сознании в виде очень неопределенных темных чувствований. Ощущения последнего рода суть спутники процессов, совершающихся в главных анатомических структурах тела (голод, жажда), и поэтому справедливо называются системными чувствами.

У человека, замечает И.М. Сеченов, не может быть никакого собственно предметного ощущения, к которому в той или иной форме не примешивалось бы системное чувство. В этой смеси (или ассоциации) для той половины, которая дана деятельностью высших органов чувств, существует как эквивалент предмет внешнего мира, а для другой половины никакого внешнего эквивалента нет. Первая половина чувствования имеет объективный характер, а вторая — чисто субъективный. Первой соответствуют предметы внешнего мира, второй — чувственные состояния собственного тела в самоощущениях. И.М. Сеченов, рассматривая субъект и объект в единстве, утверждает, что сознание возникло сразу в двух своих формах — предметного сознания и самосознания. Уже дети, производя действия с предметами и наблюдая за изменениями во внешнем мире, возникающими в результате этой деятельности, познают не только данные предметы, но и самих себя. В этом процессе они постепенно приходят к осознанию как своих действий с предметами, так и того, что причиной этих действий являются они сами.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Русская философия создала целую систему идей и концепций, которые считаются предметом национальной гордости. Сегодня интерес к русской философской мысли определяется необходимостью поиска новых ориентаций к проблемам окружающей действительности. Ведь именно философия как поле формирования смыслообразований человечества (мифологических и рациональных, религиозных и материалистических, метафизических и диалектических концептов) призвана дать ответы на многие вопросы российской современности.

Первый этап развития русской философии

Первым этапом развития русской философии считается XI–XVII вв. Этот период связан с появлением отечественной философии в Киевской Руси и христианского влияния на всю русскую культуру. В это время на Западе церковь главенствует во всей философской и политической мысли.Русская культура рассматривается как место исполнения божественной правды -справедливости.

«Слово о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского считается одним из первых философских сочинений, которое было написано примерно между 1037–1050 гг. После того, как Иларион прочитал свое сочинение в церкви, Ярослав Мудрый назначил его главой Русской Церкви. Позже митрополит был смещен с этого поста и направлен в Киево-Печерский монастырь.

В «Слове о законе и благодати» Иларион рассуждает о мировой истории, о том, какое место в истории занимает Русь и русский народ. Так же он предполагает, в каком направлении должна развиваться русская историческая мысль. Митрополит защищает идею равноправия всех христианских народов, преимущество «благодати» перед законом. Он восхваляет Владимира, который принял христианство и тем самым способствовал процветанию Руси.

«Слове о законе и благодати» представляет собой не только образец русской письменности, но и грамотно оформленную философскую мысль того периода.

Одним из важнейших памятников русской философской мысли считается письменная полемика царя Ивана Грозного с князем Андреем Курбским. Андрей Курбский известен тем, что проиграл битву в Ливонии и, боясь гнева царя, сбежал из России за границу, где изучал языки, риторику, историю и античное наследие древнегреческой философии. Курбский написал царю письмо, где критиковал его форму правления, в ответ Иван Грозный, славящийся своим ораторским мастерством, написал ему аргументированный ответ в защиту своей власти.

Второй этап русской философской мысли

Новый этап русской философской мысли охватил период XVII–XIX веков и начался после Петровских преобразований. Этот этап характеризуется секуляризацией общественной жизни и становлением русской философской парадигмы. Философская мысль данного периода была представлена трудами М. Ломоносова, А. Радищева, М. Щербатова и др.

Хотя до XVIII века в России не было множества оформленных философских работ, тем не менее неверно полагать, что не было самой философии. Различные «Сборники», имевшие широкое «хождение» на Руси, содержали отрывки из философских систем Античности и Средних веков, что свидетельствовало о накоплении культурного философского богатства.

Западники и славянофилы

В XIX столетии проявилось все многообразие идей, школ и идеологий русской философии – западники и славянофилы, радикалы и либералы, идеалисты и материалисты и т.д.
Позиции, занимаемые известными участниками философских дискуссий того времени (главным образом – западников и славянофилов в первой половине столетия) определили всю специфику проблемы «срединного» положения России, на сегодняшний день до сих пор остаются актуальными споры о самобытности исторического и культурного пути России.

Западники и славянофилы понимали всю критичность ситуации в России относительно ее культуры, Просвещения, модернизации и т.д., однако предлагали разные стратегии решения проблем:

Западники отстаивали индивидуальную свободу и единство на основе рациональности Славянофилы опирались на почвенническую идеологию и православные представления о божественной природе человека.

Так, по мнению русского философа В.Соловьёва, «желать своему народу величия и истинного превосходства свойственно каждому человеку, и в этом отношении между славянофилами и западниками вообще не было различия». Западники настаивали лишь на том, что великие преимущества «даром не даются» и России, ради своего же блага и процветания, придется заимствовать европейские методы.

Представители русской философской мысли

Одним из первых философов-западников был А. Радищев (1749–1802). Он опирался на принципы равенства всех людей, признание естественных прав и свобод личности. Радищев критиковал российскую государственность, считался одним из основателей российского социализма. Его философские положения соединяют в себе рационализм, материализм, пантеизм и гуманизм, утверждают приоритет материальных вещей и чувственного познания.

Одним из ярких представителей русской философии был П. Чаадаев (1794-1856), который критиковал Россию за ее «отлученность» от достижения цивилизации. Он описал отличительные черты русской культуры от западной. Чадаева нельзя отнести с славянофилам или западникам, он одинаково признавал влияние духовности и рациональности, зависимости человека от Бога, социальной среды и материальной независимости, свободы.

Революционные демократы – В. Белинский (1811– 1845), А.Герцен (1812–1870), Н.Чернышевский (1828–1889) писали свои труды под влиянием философии Гегеля и Фейербаха, они внесли неоценимый вклад в развитие русской философской мысли.

Религиозные философы второй половины XIX века сумели критично переосмыслить весь предыдущий философский и идеологический опыт, объединиться в мыслях о самобытности русского народа и о необходимости заимствования европейского опыта. Помимо этого, критика новых русских философов распространялась на любые формы материалистических идеологий, лишенных иррациональности – они скептически относились к явлениям демократии и зарождающемуся социализму и обращались к более интимным сферам человеческой жизни – творчеству и религии, мистике и экзистенциальной сущности человека.

Представители русской религиозной традиции в философии (Соловьев, Бердяев, Толстой, Достоевский), критикуя рационализм, в определенных случаях – общественные движения (социализм, демократию, власть в целом и т.д.), выстраивая новые неожиданные и нетрадиционные концепции бытия, предлагали свои собственные смыслы, полагая, что они будут доступны и понятны каждому.

Одним из оригинальных мыслителей того времени считается П. Юркевич (1826–1874), автор «философии сердца», в которой он отстаивал приоритет сердца над разумом. Он выступал против западного реализма, материалистических взглядов Чернышевского.

В1850 ых- гг. для молодежи было характерно рациональное мышление, эпоха позитивизма и социализма принесла новые воззрения, характеризующиеся сочетанием утилитаризма и аскетизма, науки и морализаторства, позитивизма и внутренней религиозности.

Важно отметить политизированность русской философии, ее связь с устройством социальной жизни, которое постоянно требовало радикальных перемен. Поэтому наиболее яркие труды были написаны в литературно-эссеистском или публицистическом жанре.

Одним из философов, который рассуждал о «грамотном» обращении с государственным устройством был К. Леонтьев (1831 –1891). Он отрицал оптимистически-гуманистическое понимание человека, идеология которого строилась на допущении разумности и наличия доброй воли. Вера в «земного человека» представлялась Леонтьеву «соблазном, который привел к загниванию культуры». Философ считал, что индивидуализм и автономность человека отрицательно сказываются на почитании Бога.Леонтьев был противников «морализации», которой не должно быть места при оценке истории, и инициатором развития программы «эстетики истории». В противоположность декадентской эстетике упадка он выступает защитником государства, идеи его одухотворения.

Русский философ Н. Федоров (1829–1903) осуждал преклонение не только перед теоретическим разумом, но и перед природой. Он считал природу врагом человека и призывал людей управлять ею. Федоров много рассуждал о смерти и эгоистическом отношении людей к умершим. Учение Федорова считается русской утопией, в которой он стремился соединить идеи спасения с реальностью жизни.

Писатель и русский философ И. Ильин (1883–1954) в своей работе «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» пытался по-новому интерпретировать систему философских идей немецкого мыслителя.
Ильин отстаивал идею существования самостоятельного философского опыта, который состоит в систематическом созерцании предмета. Предмет философии, по мнению Ильина,есть Бог. Философия находится выше религии, потому что «раскрывает Бога не в образах, а в понятиях». Ильин в своих работах много рассуждал о зле и проблеме ответственности человека, критиковал Толстого за его идеи «непротивления», рассматривая эту идею как «потакание злу». Однако в более поздних работах, узнав о всех аспектах понятия фашизма, Ильин призывает не к активному сопротивлению злу, а к «уходу от дел мирских». Философ был патриотом и верил в возрождение России.

У истоков «духовного возрождения» стоял философ В. Соловьев (1853–1900), который заложил теоретический базис для последующих философских систем России и объединил научную, религиозную, оптологическую, социально-историческую и ценностно-практическую парадигмы. Его «философия единства» поднимала вопросы человека и его места в мире, отношения человека и Бога. Соловьев призывал к соучастию и сотрудничеству человека и мира, человека и Бога, обосновывл необходимость исполнения в жизни сверхмировых ценностей, причастность к абсолютному и нравственную солидарность всего сущего.

Творческое наследие Соловьева поистине велико, основные его труды: «Кризис западной философии», «Философские начала цельного знания», «История и будущность теократии», «Теоретическая философия», «Чтения о Богочеловечестве», «Критика отвлеченных начал», «Три разговора», «Оправдание добра» и др. оказали принципиальное влияние на всю последующую русскую философскую мысль.

Именно в аскетизме воплощается, по мнению Соловьева, противостояние духовного и материального начал в человеке. Аскетизм выражается в стремлении подчинить «природное» и «животное» — духу, усмирить и подчинить разуму и воле -«плотское».

Ключевой способностью для нравственного отношения к другим, по мнению Соловьева, является способность сострадать или жалеть. Соловьев подчеркивает, что именно сострадание, а не простое сочувствие являются определяющими для категории нравственности или безнравственности. Так, сочувствие в радости не делает сочувствующего более нравственным. Способность же сострадать связана с глубоко нравственным чувством, когда сострадающий умаляет собственную радость, добровольно разделяет страдание.

В. С. Соловьев пытался найти «неразложимую основу общечеловеческой нравственности», исследуя нравственные чувства и полемизируя в своих работах с Ч. Дарвиным (эволюционная теория). Так, понятие стыд обозначается Соловьевым, как то начало в человеке, которое помогает ему через отрицание прийти к пониманию своей сущности. В отличие от Дарвина, который видел в жалости отражение общественных инстинктов, Соловьев считает жалость «составляющим корнем этического начала». Благочестие как нравственное чувство составляет основу религиозных воззрений человека.

Добродетели для Соловьева – это некий образ поведения, приводящий к чувству удовлетворения от соответствия поступка нравственной норме.

Первое основание нравственности – стыд, рождает добродетель стыдливости, побуждающей избегать поведения, вызывающего стыд. Жалость через альтруизм рождает добродетель преодоления эгоизма и, в высшей степени, чувство солидарности со всеми живыми существами. Почитание высшего над собой, божественного, рождает добродетель благочестия. Поступки в соответствии с понятием о добродетелях свидетельствуют о нравственной жизни. Если принять тезис о том, что нравственные основания присущи человеку, то добродетельная жизнь – это жизнь человека в соответствии понятием о том,каким он должен быть.

В.С.Соловьев приводит следующие добродетели, вытекающие из трех оснований нравственности:

  • умеренность или воздержанность;
  • храбрость или мужество;
  • мудрость, справедливость.

Соответствие оснований нравственности следующее: умеренность и воздержанность основываются на чувстве стыда, обусловлены эти добродетели оказываются стремлению ограничить пагубное влияние плотского на духовный мир человека.

Храбрость и мужество также обусловлены стыдом, но уже в том смысле, что человек стыдится впасть в низменный, природный страх и поэтому силой воли изживает его.

Истинная мудрость основывается на альтруизме, потому как обладание мудростью без ориентирования на добро является » злым, недостойным целей».

Справедливость можно трактовать как соответствие истине, некую правдивость, и как равное отношение к своим потребностям, к потребностям ближних. Кроме того, справедливость может быть понята как легальность, соответствие законам.

Так Соловьев указывает на то, что вопрос добродетели в нравственной философии не должен пониматься слишком поверхностно. Практически всякая добродетель может быть оспорена, в зависимости от того, какое значение вкладывается в ее понятие.

Влияние марксизма на русскую философию

Отсутствие четких ответов на многие насущные вопросы конца XIX-начала XX веков было вполне закономерно, поскольку с точки зрения набиравшего тогда популярность марксизма – иррационализм и религия оказались не способны решить материальную проблему, руководствуясь нематериальными, абстрактными понятиями.

В конце XIX века именно в марксизме многим виделась некая окончательная истина. Так, из начальной народнической утопии социализм трансформировался в идеологию. Вместе с этим, русский народ в тот исторический период, применял на практике чуждые для своего мироощущения марксистские идеи.

Безусловно, такие работы Ленина как «Материализм и эмпириокритицизм», «Философские тетради», «Государство и революция» существенно дополнили и обогатили марксистскую теорию, однако в них не рассматривалась гносеологическая и онтологическая проблематика.

Своеобразной альтернативой русскому марксизму стало философско-политическое движение — евразийство. Оно зародилось в русской эмигрантской среде (в Болгарии, в 1921 году).

Представители евразийства (Трубецкой, Савицкий, Флоровский) выступали за отказ от европейской интеграции России в пользу интеграции с центральноазиатскими странами.
В этом плане евразийство представляло собой альтернативу западничеству (шире – тенденциям либерализма). Однако идеи евразийцев были практически забыты уже ко второй половине XX века.

Возрождение же этих идей связано с именем Л. Н. Гумилёва (1912-1992). Именно Гумилев, основываясь на концепции евразийства, разрабатывает свою концепцию этногенеза в книгах «Этногенез и биосфера Земли», «Тысячелетие вокруг Каспия» и «От Руси к России». Однако концепция Гумилева во многом не совпадала с идеями классического евразийства – он не касался их политических взглядов и, несмотря на то, что критиковал Запад, критика его не касалась ни идей либерализма, ни рыночной экономики. Тем не менее, благодаря именно Гумилеву идеи евразийцев стали получать популярность к концу XX века.

Несомненным превосходством русской философской мысли XX века является пластичное соединение академической традиции и жизненно-практического философствования.

>Русская Философия

Русская философия представляет собой феномен мировой философской мысли.

Это проявляется в том, что философская мысль в России формировалась как под влиянием достижений мировой философии, так и под влиянием социально-культурных, исторических процессов, происходящих на Руси. Русскую философию отличают глубина мысли, всесторонность, специфичность исследуемых проблем, порой непонятных западным философам.

Русская философия складывалась под влиянием социально-культурных процессов, происходивших на Руси: развитии культуры языческой Руси, ее христианизации, освободительной борьбы против монголо-татаров, шведов, турок, становлении единого Российского государства. Исключительно ценными источниками русской средневековой общественно-политической мысли явились такие произведения, как «Слово о полку Игореве» (XII в.), «Повесть временных лет» (XI-XII вв.) и др.

Для русской философии характерно:

— во-первых, сильная подверженность религиозному влиянию (православию и язычеству);

— во-вторых, специфическая форма выражения философских мыслей (художественное произведение, литературная критика, «эзопов язык», что объясняется политической несвободой и жёсткой цензурой);

— в-третьих, целостность, т.е. стремление всех философов заниматься не отдельной проблематикой, а всем комплексом интеллектуальных проблем;

— в-четвертых, большая роль проблем морали, нравственности, понятность, доступность простому народу.

Основные этапы русской философии и яркие представители той эпохи:

— период зарождения древнерусской и раннехристианской философии (Владимир Мономах, Климент Смолятич, Филипп Пустынник);

— период борьбы против монголо-татарского ига, зарождения, становления и развития централизованного государства (Сергий Радонежский, Максимилиан Грек, Андрей Курбский);

— философия XVIII века (Феофан Прокопович, В.Н. Татищев, А.Д. Кантемир, М.В. Ломоносов, А.Н. Радищев);

философия XIX века:

– декабристская (П. Пестель, Н. Муравьев, И. Якушкин, В. Кюхельбекер и др.);

— историческая (П.Я. Чаадаев);

— западников (А.И. Герцен, Н.П. Огарев, В.Г. Белинский);

— славянофилов (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, братья К.С. и И.С. Аксаковы);

— монархическая (Н.В. Федоров, К.Н. Леонтьев);

— религиозная (Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой);

— революционно-демократическая (Н.Г. Чернышевский, М.А. Бакунин);

— марксисты (Г.В. Плеханов, В.И. Ульянов-Ленин);

— либерального направления (В.С. Соловьев);

философия XX века:

— религиозная (П.А. Флоренский, С.Л. Франк),

— естественнонаучная (В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, И.М. Сеченов, Д.И. Менделеев, К.А. Тимирязев и др.),

— социально-политическая (И.И. Мечников, М.М. Ковалевский),

— советская (В.И. Ленин, Н.И. Бухарин, А. Богданов, А.Ф. Лосев, М. Мамардашвили, В. Асмус, Ю. Лотман, П.В. Алексеев, А.Г. Спиркин и др.),

— русского зарубежья (Д.С. Мережковский, Н.А. Бердяев, Л.И. Шестов, П.А. Сорокин и др.)

2. Ученым, философом мирового уровня был Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765), разработавший естественно-научные проблемы и внесший неоценимый вклад в гуманитарные науки. В философии он был сторонником механистического материализма, заложил традиции материализма в русской философии. Ломоносов развивал идеи «корпускулярной философии». Материю он понимал как состоящую из мельчайших частиц – атомов, образующих более сложные формы, порождающих все многообразие в этом мире. Эта идея лежит в основе «полной системы природы». С идеей единства мира тесно связана его идея о всеобщей взаимосвязи и развитии в природе.

Ломоносов особое внимание уделял научному опыту, хотя опыт как метод познания был для него лишь основой достоверности. Чтобы из опыта получить истину, необходимы анализ и синтез мышления. Ученый в ходе исследования выдвигает гипотезы, но лишь подтвержденная опытом гипотеза приводит к истине.

Отношение Ломоносова к Богу – деистическое. С одной стороны, он допускал наличие Бога-Творца, но, с другой стороны, не наделял Его сверхъестественной силой и возможностями. В своих работах он также большое внимание уделял этике, морали, нравственности.

Известный писатель, философ, государственный деятель Александр Николаевич Радищев (1749-1802) за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» был выслан в Сибирь. Там он написал философский трактат «О человеке, его смерти и бессмертии». В своих работах он рассматривал проблемы человека, нравственности, общественного устройства. Его философия открывает общность материи и духа, физического и психического. У него Бог – духовный абсолют, всемогущий творец мира.

Вещество мыслится живым, организмы образуют лестницу существ, располагающихся по степени совершенства. Люди от всех живых существ отличаются своим разумом, пониманием добра и зла, безграничной возможностью совершенствования (как и развращения), речью и общительностью. Человек, по мнению Радищева, формируется природой, воспитанием, вещами. Основополагающими он утверждал ценности гуманизма, свободы личности, свободомыслия, разума, прогресса, народного блага. Коренные преобразования России он связывал с народом, когда он, устав от подавления своей природы властями, восстанет и завоюет свободу.

Философ, публицист Петр Яковлевич Чаадаев (1794-1856) – автор «Философических писем», «Апологии сумасшедшего», «Рыбаки» и др. За публикацию «Философического письма» в журнале «Телескоп» (1836) решением императора Николая I Чаадаев был объявлен умалишенным. После снятия медицинского надзора и домашнего ареста активно участвовал в общественной жизни. В учении о человеке подчеркивал значение разума и нравственности, которые образуют в человеке его «сверх-эмпирическое Я». Чаадаев стал одним из основоположников русской историсофии (философии истории). Движущей силой общественного прогресса, по его мнению, является нравственность, основанная на христианских идеалах и ценностях. Одним из главных факторов, влияющих на историю, судьбу государства и народа, он считал географический. Главными причинами, вызвавшими деспотическое самодержавие, диктат центральной власти, крепостничества, Чаадаев считал необъятные, несоизмеримые с другими странами просторы России.

3. Своеобразными явлением русской философии было наличие таких направлений, как славянофилы и западники. Яркими представителями славянофилов были Алексей Степанович Хомяков (1804-1860), Иван Васильевич Киреевский (1806-1856) и др. Славянофилы в самобытности исторического прошлого России видели залог её всечеловеческого признания. Философов этого направления объединяли российский патриотизм и православие. Философская концепция их основывалась на учении о соборности. Высшая истина дается не одной способности логического мышления, но уму, чувству и воле вместе, т.е. духу в его живой целостности. В качестве особых, положительных образцов, созданных русской историей, они отмечали крестьянскую общину и рабочие артели. Дух целостности и единства общины определялся принципом единогласия. Они выступали против крепостного права, за классовый мир и эволюционный процесс. По их мнению, русский народ принципиально отличается от народов Запада (святость, соборность, набожность, коллективизм, взаимовыручка против бездуховности, индивидуализма, конкуренции Запада).

К западникам относятся выдающиеся мыслители – В.Г. Белинский (1811-1848), Н.Г. Чернышевский (1828-1889), Н.А. Добролюбов (1836-1864), Д.И. Писарев (1840-1868), А.И. Герцен (1812-1870). Это талантливые литературные критики, философы, публицисты, общественные деятели. Для них, как и для славянофилов, характерно стремление теоретически осмыслить историю России и Европы, их будущее, критика безумного заимствования и подражательства Западу, осуждение самодержавного произвола и крепостничества. Но в отличие от славянофилов, западники делали акцент на творческом усвоении опыта Западной Европы, особенно в области общественно-политической. Целью социально-политических преобразований в России являлось установление либерально-демократических порядков, отмена крепостного права, обеспечение прав и свобод личности, свободы слова, печати. Для достижения этих целей западники предусматривали необходимость радикальных методов борьбы, настаивали на коренной ломке традиций российского общества. По их мнению, отдельного от остальной цивилизации исторического пути для России нет, Россия просто отстала от мировой цивилизации, значит, благо для России – освоить западные ценности и стать нормальной цивилизованной страной.

4. Представителями религиозной философии были В.С. Соловьев (1853-1900), Н.Ф. Федоров (1828-1903), Н.А. Бердяев (1874-1948), П.А. Флоренский (1882-1937), С.Н. Булгаков (1871-1944) и др. Ведущими идеями этого направления были соборность, всеединство и абсолютная ценность человека. Суть идеи всеединства состоит в утверждении, что каждая вещь есть частичное проявление всего мира в целом. Все элементы способны существовать и возникать только в системе целого. Вершину образует единое творческое начало. Первоначалом является существующая реальность, идеал всего – Царство Божие. Этот идеал и есть мир как всеединство. По мнению Соловьева, природа состоит из трех начал: природного (энергия растений, животных), человеческого (энергия разума), божественного (гармония духа). Только богочеловек наполняет эволюцию природы нравственным духом, осуществляет всеединство своей синтезирующей любовью.

Философская работа В. Соловьева «Оправдание добра» утверждает нерасторжимую связь поколений как главную опору нравственности. Связь поколений – это прогрессивное исполнение общего дела, приготовление к Царству Божию и воскрешению всех. Эта идея для Соловьева делает реальной взаимную ответственность живых перед мертвыми и мертвых перед живыми, ответственности живых перед грядущими поколениями. Она является основой нравственного прогресса, поведения человека, его воспитания и всей педагогики.

Проблему свободы личности подробно развивал Н. Бердяев в своей работе «Философия свободы». Он утверждал, что свобода существует изначально, даже Бог не властен над этой свободой и не несет ответственности за выбор в пользу зла или добра. Свобода не может быть ограничена бытием, она имеет самодовлеющий характер. Свобода – сущность человека, связанная с его духом, это его внутренняя, творческая энергия. В одном ряду с ней находится творчество, личность, дух, Бог.

Во все времена идеалом русской философии была правда. Русский народ всегда искал высшую правду жизни.

Самобытным русским философом был гениальный писатель Лев Николаевич Толстой (1828-1910). Критикуя царизм, он уповал на нравственно-религиозный прогресс в сознании человечества, связывая решение этого вопроса с этикой религиозного самосовершенствования человека. Этику религиозного самосовершенствования человека он связывал с отказом от какой-либо борьбы, с принципом непротивления злу насилием, с проповедью всеобщей любви. Сущность познания Толстой усматривал в уяснении смысла жизни: зачем мы живем и каково отношение человека к миру.

Особое место в истории русской философии занимает великий писатель Федор Михайлович Достоевский (1821-1881). Он был искателем искры Божией во всех людях, даже дурных и преступных. Миролюбие и кротость, любовь к идеальному и открытие образа Божия даже под покровом временной мерзости и позора – вот идеал этого художника слова и тонкого психолога.

Для Достоевского истина – это добро, мыслимое человеческим умом. Ему принадлежит фраза – «Красота спасет мир». Он видел будущее России в развитии национальных традиций, обычаев, религии, духовности. Особую роль в философии Достоевского занимает проблема человека, его места в жизни. Он утверждал, что в своих поступках человек должен следовать путем, указанным ему Богом.

5. Конец XIX — начало XX века называют «золотым веком» духовной жизни России. Произошел расцвет русской литературы, искусства, философии. Среди философов этой эпохи особо ярко выделяется В.И. Вернадский (1863-1945) – крупный русский и советский ученый, обосновавший теорию ноосферы. Он утверждал, что по мере научно-технического прогресса преобразующая деятельность человека усиливается. Появляется ноосфера – сфера разума, жизни человека, его материальной и духовной культуры. Ноосфера постоянно расширяется и охватывает другие области бытия. Биосфера (сфера жизни) постоянно и неуклонно переходит в ноосферу.

К.Э. Циолковский (1857-1935) был сторонником идеи вечности, несотворимости и неуничтожимости материи. В основе материи он видел мельчайшие частицы – атомы, которые, принимая различные конфигурации, создают разнообразие материальных тел. Во Вселенной существует круговорот атомов, а материя сохраняется, периодически меняя форму. Космос, по его мнению, живой. Поэтому во Вселенной существуют и иные разумные миры. Он верил в возможности науки и техники, что человек сможет покорить космос и будущем общаться с межпланетными цивилизациями.

А.Л. Чижевский (1897-1964) создал философию космической биологии. Согласно его теории, развитие жизни на Земле происходит не только под влиянием внутренних причин, но и под влиянием космоса, Солнца. Всплески активности Солнца влияют на поведение животных, приливы и отливы, социальные катаклизмы – войны, революции.

Начиная с 20-х годов XX века философия стала советской, имеющей ярко выраженный материалистический характер. Большое влияние на советскую философию оказало творчество В.И. Ленина (1870-1924), который марксистское учение приспособил к условиям России. Среди проблем, рассматриваемых философами этого периода, такие, как проблемы гносеологии, сознания, культуры, философских методов. В советской философии оставили свой яркий след Н.И. Бухарин (исследуя проблемы сознания и психики), А. Богданов (теорию систем), А.Ф. Лосев (проблемы истории и человека), А.М. Деборин (проблемы материализма), Л. Гумилев (вопросы этногенеза), М. Мамардашвили (проблемы морали, нравственности), В. Асмус, Ю. Лотман и П.В. Алексеев, А.Г. Спиркин и др.

События 90-х гг. XX века в корне изменили социально-политическую ситуацию в России. Началось строительство демократического правового государства. В этих условиях открылись новые возможности свободного творчества, развития философии, для которой характерно множество направлений: во-первых, углубленное изучение познавательных возможностей человека, проблемы духовного и материального; во-вторых, исключительное внимание к методологии научного познания, в-третьих, продолжение исследования традиционных, но для нашего времени особенно актуальных тем, таких как глобальные проблемы человечества, поиски новых стратегических ориентиров развития человечества.

Лосский. История русской философии

Этой книги для советского читателя вроде бы не существовало, она пере#издавалась у нас лишь по специальному заказу. Между тем этот труд Николая Онуфриевича Лосского (1870#1965), пожалуй, единственный в своем роде достаточно полный обзор истории русской философии. Славянофилы, западники, русские материалисты 60-х годов XIX в., Вл.С. Соловьев, князья С.Н. и Е.Н.Трубецкие, отцы Павел Флоренский и отец Сергий Булгаков, Н.А.Бердяев, Л.Н.Карсавин, последова#тели марксизма и поэты-символисты # вот те основные пункты развития оте#чественной теоретической мысли, которые нашли отражение в книге. Н.О.Лосский: По общепринятому мнению, русская философия в основ#ном занимается проблемами этики. Это мнение неверно. Во всех областях философии # гносеология, логика, этика, эстетика и история философии # велись исследования в России до большевистской революции. В более позднее время действительно русские философы особенно интересова#лись вопросами этики. Начнем с гносеологии # науки, имею#щей жизненно важное значение для решения всех других философских вопросов, так как она рассматривает их харак#тер и пути их исследования. В русской философии широко распространен взгляд о по#знаваемости внешнего мира. Этот взгляд часто выражался в своей крайней форме, а именно в форме учения об интуитив#ном непосредственном созерцании объектов как таковых в се#бе. По-видимому, русской философии свойственно острое чувство реальности и чуждо стремление рассматривать со#держание внешних перцепций как нечто психическое или субъективное. Содержание: Показать / Скрыть текст От автора. Глава I. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ В XVIII И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. Глава II. СЛАВЯНОФИЛЫ. Глава III. ЗАПАДНИКИ. Глава IV. РУССКИЕ МАТЕРИАЛИСТЫ В 60-х ГОДАХ. НИГИЛИЗМ. Глава V. РУССКИЕ ПОЗИТИВИСТЫ. Глава VI. ВЫРОЖДЕНИЕ СЛАВЯНОФИЛЬСТВА Глава VII. ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ВЛАДИМИРА СОЛОВЬЕВА Глава VIII. ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ Глава IX. ГНОСЕОЛОГИЯ, ЛОГИКА И МЕТАФИЗИКА В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIX в Глава X. КНЯЗЬЯ С. Н. и Е. Н. ТРУБЕЦКИЕ Глава XI. РУССКИЕ ПЕРСОНАЛИСТЫ Глава XII. РУССКИЕ НЕОКАНТИАНЦЫ Глава XIII. ИЗМЕНЕНИЯ В УМОНАСТРОЕНИЯХ РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В НАЧАЛЕ XX в Глава XIV. ОТЕЦ ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ Глава XV. ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ Глава XVI. Н. А. БЕРДЯЕВ Глава XVII. ИНТУИТИВИСТЫ Глава XVIII. Л. П. КАРСАВИН Глава XIX. ЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Глава XX. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ИДЕАЛИЗМ В РОССИИ И ЕГО КРИТИКА. В. Ф. ЭРН Глава XXI. УЧЕНЫЕ-ФИЛОСОФЫ Глава XXII. ЮРИСТЫ-ФИЛОСОФЫ Глава XXIII. ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ ПОЭТОВ-СИМВОЛИСТОВ. Глава XXIV. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ В СССР Глава XXV. ВЛИЯНИЕ Э. МАХА И Р. АВЕНАРИУСА НА МАРКСИСТОВ Глава XXVI. НОВЕЙШИЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ Глава XXVII. ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *