Лучше быть а не казаться

Самая большая ценность на свете – это идеи. Потому что без них даже большие деньги и самые современные технологии, как семена, брошенные в бесплодную почву: они не дадут всходов. Поэтому вкладывать, строить и создавать нужно там, где это будет востребовано, где есть понимание, что с этим делать дальше. Собственно говоря, именно об этом вышла наша очередная беседа с председателем СХПК «Колос» Вавожского района Владимиром Красильниковым.

– Владимир Анатольевич, о чем бы мы с вами ни говорили, одной темы в любом случае не избежать – это молоко. Потому что молоко – основа для развития сельского хозяйства республики. Давайте с него и начнем. Государство сегодня старается стимулировать хозяйства на повышение производительности, продуктивности коров, улучшение качества продукции. В этом году, например, изменился порядок распределения субсидий – кто демонстрирует лучшие показатели, тот и получает больше. Казалось бы, работай, расти и будешь жить лучше. Но в Удмуртии сельхозтоваропроизводители новой системой недовольны. В чем причина?

– Нас всех ориентируют на повышение показателей, ввели понятие «чемпионов». Но проблема в том, что далеко не каждого из тех, кто получил максимальную субсидию, можно назвать чемпионом. Есть в республике, например, такое хозяйство: 150 коров, средняя зарплата 12 тысяч рублей, налоги не платит, но реализацию и продуктивность в прошлом году не уменьшило, поэтому его объявили чемпионом и дали субсидию 1,53 рубля на литр молока.

А у нас по итогам прошлого года эти показатели снизились, хотя производство мы увеличили примерно на 100 тонн. Но пока приспосабливались к новому ГОСТу, а большому хозяйству это сделать сложнее, реализация уменьшилась. На продуктивность повлияло то, что мы постоянно строим, увеличиваем поголовье. Поэтому мы получили пониженную ставку – 1,08. В течение пяти лет «Колос» занимает первые места по валовому производству молока в республике, по этому показателю мы опережаем 11 районов республики. В этом году по производству молока мы идем с плюсом в 17 процентов, уверенно выходим на 8-8,5 тысячи кг в год на корову и вдруг оказываемся вычеркнутыми из чемпионов. Обидно? Конечно. А есть хозяйства, которые получили всего 0,43. Я все время подчеркиваю: субсидия на литр молока – самая эффективная для производителя. Ее не надо ни с кем делить, на нее требуют меньше бумаг и практически нет никакой возможности что-то приписать.

– Здесь же не все от республики зависит. Изменилась система распределения субсидий на федеральном уровне.

– Это мы понимаем. Но в других регионах такого расхождения почему-то нет. А у нас частник, который дает доли процента в валовый объем производства, оказывается в более привилегированном положении, чем крупные хозяйства. Хотя расширяться он не думает, в технологии не вкладывает, социалкой не занимается, и республика от него практически ничего не получает. Он работает только на свой карман, не думая об общественном развитии.

– А для чего ему об этом думать?

– Без этого неинтересно.

Фото: Детский сад в Новой Бие

– Вот вы постоянно вкладываете в социальную сферу. Построили в Новой Бие детский сад, который из-за тянущихся согласований все еще не запущен в эксплуатацию, и поэтому до сих пор ждете, когда расходы на него вам компенсируют из бюджета. Получается, что пусть даже из лучших соображений колхоз на несколько лет заморозил десятки миллионов собственных средств, которые можно было потратить на развитие производства. Так что, интереснее?

– Если не инвестировать в социалку, то развития все равно не будет. У нас в хозяйстве высокая средняя зарплата – 35 тысяч рублей. Специалисты ездят по всей России, смотрят современные фермы. Мы внедрили управление процессом кормления. Поставили программное обеспечение. Главный зоотехник задает рацион, там все расписано, допускается отклонение максимум до 10 процентов, и он через телефон все это контролирует. Мы отправляем корма на анализ в специализированную лабораторию в Подмосковье, более глубокий анализ делаем в Голландии. Экспериментируем по применению удобрений. Меняем структуру посевов. Совершенствуем рацион. Закупаем высокопродуктивных племенных коров. Строим новую ферму на 1700 голов. И все это для того, чтобы к 2022-2023 году достичь поставленной цели – производить до 100 тонн молока в сутки. Сейчас мы производим 70. И при этом четко понимаем, что чудес не бывает. В социальной сфере все это работает точно так же, как в производстве. Хочешь добиваться результата, выигрывать конкуренцию за людей – создавай условия, вкладывай в развитие. Мы построили детский сад, потому что он нам нужен. И готовы идти дальше.

Фото: Фото: Елена Красильникова

– Дальше – это куда?

– Буквально сегодня вместе с руководством района и представителями республиканских ведомств мы обсуждали подготовку к республиканским зимним сельским спортивным играм, которые пройдут в Вавожском районе в 2021 году. Нужно строить лыжную базу. У нас есть отличная лыжная трасса в Нюрдор-Котье, в 2,5 км от райцентра. Там мы проводим один из четырех туров чемпионата и первенства Удмуртии по лыжным гонкам – единственный, который проходит не в Ижевске. Следующей зимой на этой трассе состоится уже десятое, юбилейное, первенство по лыжным гонкам на призы СХПК «Колос». У нас собираются сильнейшие лыжники республики. По призовому фонду – 500 тысяч рублей – наше первенство входит в число крупнейших среди соревнований такого уровня в России, насколько мне известно. В этом году к нам приезжала женская сборная Татарстана. Покатались, посоревновались. Остались довольны. Сказали, что в Татарстане такой трассы нет. Во-первых, она по рельефу классная. А во-вторых, мы готовим ее достаточно профессионально, причем без ратраков, только с помощью снегоходов – просто мы это умеем, и у нас есть энтузиасты.

– И вы один из них?

– Я уже 12 лет член президиума Федерации лыжных гонок УР, я в нем самый старший по возрасту. В этом году, в начале апреля, ездил на чемпионат России, в Архангельскую область. Есть там центр лыжного спорта «Малиновка» – кто-то вложил деньги, думаю, что и государство в этом участвовало, на берегу реки построили классный лыжный стадион. Но хорошей трассы там все равно нет – есть бугор, по которому накрутили лыжню. Глухомань конечно. Транспортные проблемы не решены. Аэропорт – в Архангельске, а это 450 км. И до Вологды столько же. Чемпионат России, а болельщиков нет. И участников было мало – многие не приехали, потому что далеко. Женских команд было одиннадцать, из них три – из Татарстана. Мужских – четырнадцать, из них четыре из Татарстана, две из Удмуртии. Я там был в день проведения эстафет. Обе наши мужские команды выиграли, а женскую Удмуртия выставить не смогла – недобрали участниц. Так вот, наши лыжники сразу сказали, что если бы я не приехал, то они бы не выиграли.

– Уж не думаете ли вы часом о чемпионате России?

– Не в этом дело. Я думаю об интересах района. Если построить в Нюрдор-Котье современный лыжный стадион, расширить лыжную трассу, чтобы можно было проводить масс-старты и лыжные марафоны, оборудовать лыжероллерную трассу и горнолыжный спуск, то люди будут приезжать сюда с удовольствием. Территория многое позволяет, и профессионалы это понимают – сборники от нашей трассы в восторге.

– Опять же встает вопрос транспортной доступности. До Вавожа еще надо добраться.

– Если сравнивать с другими регионами, то с этим как раз все более-менее в порядке. До международного аэропорта «Бегишево» 160 км, до Ижевска – 120 км, железная дорога тоже относительно рядом. Гостиница есть – мы выкупили в Нюрдор-Котье предприятие, где занимаемся металлообработкой, и переоборудовали административное здание под гостиницу, восстановили столовую. Рядом, в райцентре, – современный бассейн. Построить лыжероллерную трассу – и уже можно использовать для тренировочных сборов. Место очень перспективное. Если бы нам выплатили за детский сад не 47 млн рублей, как запланировано, а столько, сколько он стоит, то есть 75 млн рублей, то мы бы начали развивать комплекс на эти деньги уже сегодня.

– Если есть такие перспективы, почему бы просто не вложить свои средства, не дожидаясь поддержки от государства, и не начать на этом зарабатывать?

– Потому что все это недешево. Одна только лыжероллерная трасса обойдется примерно в 20 млн рублей. А еще нужно оборудовать стартовую поляну, проложить хотя бы две разные лыжные трассы, построить лыжную базу, помещения для судей и т.д. Если мы будем заниматься этим сами, то построим все только для себя. Но лыжный комплекс, который сможет принимать соревнования любого уровня, нужен, прежде всего, республике. Сегодня ни одна трасса, даже в Ижевске, не готова принять чемпионат России. Поэтому надо использовать возможность создать комплекс в рамках подготовки к республиканским сельским играм, вкладывая деньги туда, где они будут работать, откуда они вернутся, а не строя лыжную базу там, где нет ни нормальных трасс, ни лыжного спорта, как это получилось во многих других районах.

– А откуда в «Колосе» такие лыжные традиции и, не побоимся этого слова, амбиции?

– Так сложилось. В советские годы спорт жил по другим принципам. Существовали спортивные общества, которые конкурировали друг с другом за спортсменов. Поэтому спорт развивался и в вузах, и на предприятиях. Я сам занимался лыжами, в нашем сельхозинституте была неплохая команда, мы участвовали в больших серьезных соревнованиях, занимали хорошие места по России. И когда я пришел на работу в «Колос», мы начали развивать лыжный спорт. Через два года построили освещенную трассу, по которой бегаем до сих пор. Но с началом перестройки я от этого немного отошел. А в 2003 году район выставил меня на сельские игры. Нужно было пробежать 10 км. Мне уже было 50 лет, я пробежал 5 км, меня обогнали 20 человек, было холодно, и я сошел с дистанции. Вавожский район на сельских играх тогда занимал 24-25-е места. С этого все и пошло – пригласили тренера, начали создавать условия. Так и продолжаем.

– У вас в спорте, как в сельском хозяйстве, – начинали вместе с районом с последних мест в республике и вот уже метите в чемпионы. К руководству республики с предложением построить лыжный комплекс выходили?

– Выйдем. Пока этот вопрос прорабатываем, обсуждаем. Главное здесь – думать об общественном развитии и не страдать гигантизмом, все просчитать, как и в производстве. А для этого на каждом этапе нужно подключать профессионалов, которые понимают, что делать и с какой целью.

Сергей Савинов

Стивен Кови

Быть, а не казаться. Размышления об истинном успехе

STEPHEN COVEY

PRIMARY GREATNESS

THE 12 LEVERS OF SUCCESS

Издано с разрешения FranklinCovey Company

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© FranklinCovey Company, 2015.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

* * *

Эту книгу хорошо дополняют:

Великие мысли

Стивен Кови

Номер 1

Игорь Манн

Сделай себя сам

Тина Силиг

Брать или отдавать?

Адам Грант

Без жалости к себе

Эрик Бертран Ларссен

Вступительное слово Шона Кови

Будущее моего отца, Стивена Кови, было предопределено. Дед владел весьма успешной сетью гостиниц, и конечно же, старшему сыну – моему отцу – надлежало продолжить дело.

Но отец чувствовал тягу к учительству. Тяга была непреодолимой – все в нем взывало к тому, чтобы быть услышанным. И он решил преподавать, чего бы это ему ни стоило. В своих учениках он видел потрясающий потенциал, его снедала потребность дать этому потенциалу воплотиться. Но он не мог забыть о том, чего желал для него дед, и решил с ним поговорить. Однако боялся, что дед его не поймет.

И вот однажды мой отец решился и сказал деду, что на самом деле мечтает стать учителем. Дед ответил: «Прекрасно, сынок. Из тебя получится великий педагог. Честно говоря, я ведь и сам не так уж люблю бизнес». Так доктор Кови и стал университетским профессором, писателем, а по сути – одним из выдающихся мировых мыслителей в таких областях, как лидерство, организационное управление, семейные вопросы. И все потому, что нашел в себе смелость ответить на собственную потребность и обрести собственный голос.

Он и другим помогал обрести свой голос. Однажды я попросил отца дать определение тому, что такое руководство. И он ответил: «Руководство – это способность сообщить другому человеку, в чем состоит его ценность и его потенциал, и сделать это так четко и наглядно, чтобы человек, получив заряд вдохновения, сам разглядел в себе эти качества». Я впервые услышал именно такое определение, и оно меня растрогало. Почему? Да потому что эти слова много говорили о нем самом. Он всегда умудрялся дать мне понять, в чем моя ценность и в чем заключается мой потенциал, даже когда я не видел этого в себе сам. Он заставлял меня чувствовать себя всесильным, чувствовать, что у меня есть важная миссия. И такие же чувства он пробуждал в моих братьях и сестрах и во всех, кто его окружал. Он верил, что у любого человеческого существа есть его собственное предназначение, что каждый из нас бесконечно ценен и обладает необыкновенными возможностями и что каждый из нас уникален.

Мой отец был великим учителем – прежде всего он учил нас своим примером и своими словами. Его взгляды определили всю мою жизнь. Он постоянно говорил мне о том, что существуют только два жизненных пути – жизнь, исполненная истинного величия, и жизнь величия ложного. Истинное величие – это то, что человек представляет собой на самом деле: его характер, цельность, настоящие мотивации и желания. Ложное величие – это популярность, титулы, положение в обществе, слава, состояние и почести.

Отец учил меня не думать о ложном величии и сосредоточиться на величии истинном. Он также говорил о том, что ложное, вторичное величие часто – хотя и не всегда – сопровождает тех, кто добился величия истинного, и что истинное величие уже само по себе является наградой, поскольку дарует мир в душе, ощущение собственной значимости и глубокие, полные смысла взаимоотношения. Эта награда значительно перевешивает те блага, которые приносит ложное величие, – деньги, известность и то эгоистичное, наполненное сиюминутными удовольствиями существование, которое мы так часто называем «успехом».

Эта книга – собрание избранных эссе моего отца. В книгах они никогда раньше не издавались и не так хорошо известны, как другие его работы. Но это – «настоящий Стивен Кови», потому что эти эссе – лучшие образцы его размышлений. Именно поэтому я и мои коллеги сочли необходимым поделиться ими с миром.

Я пишу это предисловие спустя три года после смерти отца. Но его голос – глубокий, проникновенный – сохранился в этих эссе. Готовя их к печати, мы практически ничего не меняли – тексты остались такими, какими были, только что выйдя из-под его пера. Мы просто расположили их в таком порядке, чтобы получился последовательный рассказ о том, как прожить жизнь, исполненную истинного величия. Некоторые из эссе были написаны, когда отец работал над «Семью навыками высокоэффективных людей», и это потрясающе – наблюдать, как то, что было впервые им сформулировано в этих набросках, превратилось в идеи, изменившие мир бизнеса и жизни миллионов людей. В этой книге вы найдете удивительные и вдохновляющие размышления о том, как от дешевой мишуры того, что зовется «успехом», перейти к жизни осмысленной, полной душевного спокойствия, удовлетворения и мудрости.

Жизнь многих из нас полна проблем, разочарований, неудовлетворенности. Но то, что зачастую выдается за «решение» проблемы, на самом деле – лишь поверхностное средство. Эта книга предлагает настоящее исцеление в мире, где правят аспирин и лейкопластырь.

Мне приходилось сталкиваться с болезненными жизненными испытаниями, и я на собственном опыте убедился, что то, чему меня научил отец – а именно об этих принципах и говорится в книге, – дало мне и моей семье мужество и уверенность двигаться вперед, работать и быть счастливыми. Эти принципы помогут и вам.

Предисловие

Когда «Титаник» отправлялся в свое первое – и последнее – плавание, на его палубах находилось 614 шезлонгов. Каждое утро команда раскладывала эти шезлонги и расставляла их таким образом, чтобы пассажиры захотели в них погрузиться, понежиться на палубах. Пассажиры были вольны переставлять шезлонги в соответствии со своими желаниями.

Понятно, что когда «Титаник» начал тонуть, никому и в голову не пришло «переставлять шезлонги в соответствии со своими желаниями».

Теперь, когда мы говорим о том, что кто-то «переставляет шезлонги на «Титанике”», мы имеем в виду совершение бессмысленных и тривиальных действий вместо того, чтобы делать что-то важное, что-то, что может изменить жизнь. Потому что это последнее дело в жизни – переставлять шезлонги на тонущем корабле. Последнее – в буквальном смысле.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *