Мальчика превращают в девочку

Офигенный экшен, я в восторге. Сначала мама, крохоборница, которой бельё дочкино было выкидывать жалко, тут как-бы уже и сестрёнка подросла и, видя такие чудеса, решила мамочке подыграть. Набрала бюЗгалтеров, кАлготок, напялила на братика и в парк. Потом жену ему нашли по ТЕМЕ (видно весь Яндекс перелопатили) с которой он в реке купается в офигенно красивых купальниках, а мужики принимают его за девочку………………
«Я с самого детства всегда носил девичьи трусики с бантиками, калготки.Так меня одевала мама. Покупала панталончики ну и Что было от сестры. Сестра была страше и все мне потом отходило. Росли мы вместе, сестра стала взрослеть быстро повилась грудь и она одела бюзгалтер а я спросил у мамы, а бюзгалтер как у сестры тоже надо носить.Что было сказано, если хочешь я тебе куплю и можешь носить.Конечно вкус у мамы был отменный бюзгалтер сестре и мне она купила просто красивый подобрала трусики ,купила так же юбочки блузки, туфли чулки, калготки как у сестры. дальше с сестрой у нас был одинаковый гардероб. И я все это одевал и ходил дома. Иногда с мамой выходил на улицу.Мама не обращала внимания а сестре сначала было интересно как я перевоплащаюсь в девочку,Но потом стала мне помогать подбирать белье в цвет ,застегивать бюзгальтер. Как одеть трусики и куда спрятать писю чтоб все выглядело как у девочки лобочек. Подкладывала в бюзгалтер что-нибудь чтоб грудь была как у нее. Одевала платья или прозрачную блузку с короткой юбкой, чтоб видно было бюзгалтер ,туфли на каблуке. Ее верхняя одежда подходила мне. Накладывала макияж и так я стал как девочка. И уже после 16 лет когда я уже одевался как девочка,ходил во всем этом.Сестра пришла с подружкой быстро одели на меня стринги, чулки с кружевной резинкой пояс для чулок красивый бюзгатер красное облигающее короткое платье, бусы сережки. Сделали мне макияж прическу одели туфли на каблуке и в таком виде мы все трое пошли гулять в парк. Сначала как то мне было не по себе, но потом раскованность пропала. И все пошло нормально. Сестра называла меня Олей. На улице даже никто не обратил внимания, что мальчик одет девочкой. В таком виде я и сестра вернулись домой. Мама сначала не поняла а потом удивилась, но она никогда не была против что я одеваюсь девочкой. И в результате я стал одеваться как сестра и все что носит сестра. Ходил так дома и на улице, так рос дальше. Мама покупала нам с сестрой одинаковое белье,трусики, бюзгальтеры,чулки,калготки,ажурные трусики. Платья, юбки, леггинсы. И уже дома у мамы было две дочери. Даже летом купались в купальниках. Сначала у меня был закрытый. А потом сестра сказала маме чтоб купила раздельный только чтоб бюзгальтер был с наполнителем.Так же приходили на пляж раздевались и шли в воду. Зимой носил шерстяные калготки и сапоги иногда одевал по настоянию сестры теплые панталончики. так все шло дальше больше. Теперь постоянно ношу либо чулки или калготки. Иногда ношу боди,грацию или полуграцию.Трусики только ажурные. летом танго или стринги. Женившись, конечно жена увидела все это, по началу было как то не очень.Но теперь вместе ходим в магазин где она подбирает мне женское белье,чулки,калготки смотрит и советует что подходит мне, дома ходим жена в белье и я тоже. Иногда одев меня как женщину, макияж я уже научился делать сам,ведет на улицу или в кафе. Летом купаемся так же в купальниках Она купила мне прекрасный раздельный купальник бюзгалтер с наполнителем. И все сидит великолепно. Благо фигура почти как женская. Жена предложила попить женские гармоны. Принимая где то 3 месяц появилась легкая женственная грудь с сосками и округлились бедра. Ей все это нравится. И мы оба в этом ничего предосудительного не видим. Все идет как будто это и было.Живем хорошо и счастливо. Вот так я сейчас выгляжу и жена просто в восторге. Белье одетое на мне все подобрано женой и прическа. И фотографию она так великолепно сделала.

Мама купила платье, но я не понял, что оно для меня.
— Одевай! Оно твоё и не перечь матери!
— Но мама! Я же не девочка! Я не одену платье!!
— Оденешь! Никуда ты не денешься, я что зря тебе его покупала?!
— Понятия не имею зачем ты его покупала!
— Ах ты не имеешь понятия! Ну щас я тебе покажу!
-Айй! Не надо!!
Но было поздно и мама уверенно нацепляла на меня через верх это розовое кружевное, девичье платье. Когда оно было одето, я был так поражён этим, что чуть не плакал. Но также я понимал, что это было наказанием за моё непослушание и возможно единственный способ хоть как-то усмирить мой «гадкий характер».
— Поправим рукава: Так, и передничек тоже: Вот: Теперь будешь послушным мальчиком.
Я был просто в шоке и молча стоял, чуть всхлипывая, когда мама тщательно поправляла все складки на платье. Она также слегка подправила мои волосы, словно делая их соответствующими платью.
Таким образом до конца дня у меня действительно пропало желание баловаться и вредничать, как я всегда делал. Спал я как обычно в майке и трусах, а платье снял и думал больше его не одену. Как бы не так! Следующим утром, когда я ещё не успел одеть трико и рубашку, мама принесла мне какие-то вещи и сказала что сегодня я буду ходить в них. Чёрт, это опять была девичья одежда!
— Так, трусики я переодевать тебя не засталяю. Ты просто сейчас оденешь колготки поверх них.
Мама достала из коробки белые тонкие колготки и принялась быстро их закатывать, чтобы без труда натянуть на мои ноги.
Помешать не получилось — только я дернул ногой, чтобы не дать надеть их, как получил пощечину и резкий выговор. «Гадкий мальчик! Я заставлю тебя слушаться!». Колготки были надеты. Они по настоящему девчачьи, поскольку очень тонкие и прозрачные, и это сильно смущало меня.
— Теперь одевай платье и не пытайся больше сопротивляться. Слышишь Олег, это же всё для твоего блага! — успокаивала она меня, когда я сидел весь напыженный, непривычно ощущая ноги.
Это было уже другое платье, — голубого цвета с многочисленными кружевами по краям и пуговочками спереди. Не хотелось в это верить, но такие затраты на покупку платьев для меня, могли объясняться только серьёзными намерениями наряжать меня в них: Колготки я носил впервые. Мне всё время казалось, что я теперь девочка, и я не мог отогнать эту мысль. Ходить в такой одежде и продолжать оставаться мальчиком было очень сложно, о чём я и признался маме вскоре. Она объяснила, что это вынужденные меры, которые должны размягчить мой характер и когда она добьётся от меня должного послушания, разрешит обходиться без этой одежды.
Следующий день начинался с того же — мама проконтролировала, пока я встану и одела меня так же как и вчера. Я уже не сопротивляясь одел всё, что мне пологалось.
Потом мы решили пойти с мамой на прогулку. На улице было лето и сначала я очень волновался по поводу того, что мне придётся одеть на улицу, не заставит же мама меня идти в платье! Так и было — платье мне разрешили снять, а колготки остались, поскольку поверх них одевались штаны.
В колготках под штанами всё равно на протяжении всей проголки я чувствовал себя сковано и неуверенно. На обратном пути мы зашли в магазин, в котором мама, в отделе для девочек, несмотря на мои активные попытки её отговорить, выбирала для меня подходящую одежду. Я старался всячески делать вид, чтобы продавщицы не поняли, что мама подбирает платье для меня, но мама потом сама сказала им, что мы выбираем платье для сестры, а примеряем на мне потому как я имею одинаковый с сестрой размер.
Из огромного разнообразия платьев мама по очереди брала каждое и заставляла меня примерить. Некоторые я одевал, некоторые просто прикладывали к туловищу. В итоге выбрали одно красивое тоненькое летнее платье, даже несмотря на то, что оно было слегка тесноватое. На этом приобретение одежды не закончилось — на очереди были другие части девичьего гардероба. Панталоны и трусики выбирать долго не пришлось — мама взяла самые девичьи, где было больше кружевных украшений. Колготки тоже купили быстренько — три пары разных цветов — телесные, белые и розовые. А вот при выборе туфелек пришлось повозиться. Я всячески отказывался от тех, что были со шпильками, поскольку считал что не смогу к ним привыкнуть, но мама настаивала на них, говоря, что они красивее, и что все девочки их носят не жалуясь. В итоге взяли нечто среднее между моими и мамиными предпочтениями — шпильки не очень большие, а сами туфельки смотрятся очень даже ничего.
К моему ещё большему смятению мама ко всему прочему купила мне куклы. Было конечно очень обидно из-за всего этого, но я понимал, что чем быстрее я стану послушным, тем быстрее освобожусь от всей этой девчачьей жизни.
Когда мы вернулись домой, мама сразу мне велела раздеться полностью догола. Я не стеснялся быть голым перед мамой, поскольку она всегда меня в таком же виде купала в ванной, и разделся без приреканий, стараясь быть послушным.
— Теперь оденешься полностью как девочка. Больше никаких мальчишечьих трусов и маек! — строго сказала мама, — выбирай какого цвета колготки хочешь? — Не знаю. Ну, розовые: — Розовые так розовые: — она распокавала упаковку, достала от туда пару тонких розовых колгот и натянула их на ноги, — хорошо: Повернись-ка.., та-а-к: Как раз твой размер! Одевай теперь поверх колготок трусики!
Те самые, только что купленные, с обилием кружевных вышивок трусики, вскоре оказались на мне. Это был ещё один «первый раз», до этого я никогда не одевал девченочьих трусиков. Было очень непривычно ощущать, как плотно они окутывали талию, и как слабо прикрывали ягодицы. Мама полюбовалась на меня, а затем продолжила наряжать. Я слегка нагнулся, чтобы позволить ей просунуть через верх платье. Через ткань платья просвечивало всё, даже трусики, что сразу вызвало мою негативную реакцию: — Я не хочу ходить в этом прозрачном платье! Не буду! Пожалуйста мама, давай я одену то голубое, оно мне нравится больше.
— Нет! Ты будешь носить это! Опять начинаешь спорить? Хочешь, чтобы я тебе ещё больше продлила девчоночью жизнь? — Нет, нет не надо! Я остаюсь в этом!
Вскоре, мама распокавала ещё одну купленную коробку с туфельками. Я одел их и сразу почувствовал в ступнях неудобство, а когда прошёлся по комнате, то и вовсе с трудом переставлял ноги. Нет, туфли не были тесными, просто я к ним абсолютно не привык. Мама объяснила: — Все девочки первый раз чувствуют в таких туфельках неудобства, но это быстро проходит, не переживай!
Чтож, хочешь не хочешь а привыкать придётся, вряд ли мама изменит своё решение.
Начались дни моего перевоспитания. В такой одежде я стал ещё более послушно себя вести, чему мама была бесконечно рада. Я перестал грубить, перечить ей, капризничать, и становился «розовым и пушистым», поскольку мне очень хотелось заслужить её доверие и прекратить носить платья.
Мои редкие просьбы и намеки маму не переубеждали, она была настроена очень строго относительно меня и не позволяла расставаться с одеждой ни на минуту! Я постепенно и сам примерялся, ведь всё было не так уж плохо — платья, колготки, трусики — удобные и красивые вещи, не зря же их девочки носят. Мама всячески стремилась купить мне что-нибудь новое, и это тоже радовало, ведь раньше покупки мне делались редко. В основном, это были платья самых разных разцветок и форм, панталоны и трусики покупали реже, а колготки — по мере того как я разнашивал и рвал старые.
У меня появился свой шкафчик, куда слаживались все девичьи вещи. К концу месяца шкаф был забит практически до отказа и приходилось иногда даже искать нужную вещь из этого большого разнообразия. Правда потом мама навела в нём порядок и велела впредь поддерживать мне его — она разделила каждый вид одежды на отсеки и теперь стало гораздо удобнее. Например, вся куча колготок была на одной полке, а трусиков на другой, и я легко мог выбрать всё, что мне хотелось одеть. Да, я стал уже выбирать сам, поначалу конечно меня одевала мама, но потом мне разрешилось делать это самостоятельно.
На дверце шкафа висело большое зеркало перед которым я часто любовался собой. Однажды, когда я уже был довольно послушным и не сильно противился девченочьей одежде мама сделала для меня новый подарок. Она купила большой, хороший косметический набор, куда входили помада, кисточки, пудра, ещё какие-то штучки — вобщем для девочек самое то. Но я же всё-таки не девочка!
Или уже девочка? Я боялся, что это зайдёт слишком далеко и поэтому предпринимал очень активные попытки не дать маме накрасить своё лицо.
— Давай быстро свои губы, я уже открыла помаду! Быстрее, а то высохнет!
Я убегал, вырывался, зажимал рот, но всё-равно, под сильным давлением со стороны мамы, вскоре сдался.
Она усадила меня перед зеркалом и быстро накрасила губы. Они покрылись сочным красным цветом, распухли и приобрели очень девчачий вид. Потом мама сделала всё остальное — напудрила щёки и покрасила веки и ресницы, после чего веки стали голубые, а ресницы твёрдые и пышные. Лицо было не узнать — оно стало таким женственным, что казалось принадлежало самой настоящей девочке.
Так и ходил накрашенный по дому. В сочетании с платьем и колготками такое «кукольное личико» мне очень подходило, говорила мама. Также она говорила, что волосы на голове мне больше не нужно стричь и когда они станут по настоящему длинными(а они уже сейчас не маленькие), она сделает мне очень хорошую причёску с кудрями и косичками.
К следующему утру косметика чуть побледнела и смылась, поэтому мама повторно провела процедуру её нанесения. Причём она оказалась недовольна качеством помады из моей косметички и принесла хорошо проверенную свою, которая очень тяжело смывается.
У неё был немного другой оттенок — бордово-красный и окрашенные в неё губы стали слегка блестящими и гладкими.
Вскоре мне купили уже другую косметичку, дорогую, с качественными аксессуарами и заимствовать у мамы помаду больше не приходилось. Я постепенно начинал сам себе красить губы, поскольку делать это было очень приятно, а мама лишь поправляла и корректировала мои действия, обучая всем правилам этого искусства.
Обучала мама также ещё и тому, как девочки должны себя вести, а именно — правильная походка, манеры поведения, хороший тон, уход за внешним видом и др. Новые для меня правила казались сначала слишком нелепыми, но потом я стал понимать их необходимость для любой нормальной девочки.
Со временем я больше стал играть с куклами, начал тяготеть к девченочьим играм. У меня даже была подруга — девочка Аня из нашего подъезда иногда приходила к нам и я играл с ней во всё подряд. Было очень весело, мы делились разными секретами, я показал ей сколько одежды купила мне мама и Аня просто чуть не умерла от зависти. Мы стояли возле шкафа, и я показывал всё, что у меня было, иногда позволяя ей примерять особо понравившееся. Аня сказала, что ей столько платьев не покупают и тонких детских колготок тоже у неё нет. Поэтому я подарил ей две пары колготок и одно платье, конечно предварительно спросив разрешение у мамы.
У Ани в гостях я тоже был. Её родители видели во мне обычную девочку, которая дружит с Аней и ничего такого не заподазривали. Мы практиковались друг другу заплетать косички, играли в дочки-матери, любили пошкодить, вобщем являлись хорошими подругами.
Через месяц меня уже было не отличить от девочки, а через два изменился и голос, и черты характера, и манеры поведения.
Всё мальчишечье из меня вышло, уступив место всему девчачьему. Я стал девочкой, и меня мама даже стала по-другом звать — Таня, вот какое теперь моё имя. Что ж, мамочке виднее, значит быть девочкой — моя судьба.

Алёша, т.е. Аня в школе уже заканчивала 11 класс. Был урок физкультуры, где девочки играли в волейбол против мальчиков. Алёша естественно была в команде девочек. Игра у неё не очень клеелась и весь матч Алёша ошибалась с ударами — то мяч улетал за линию, а то и вовсе не удавалось попасть в летящий к ней мяч. Девочки за это Ане не делали выговор, но один из мальчиков, по имени Максим, с жестокостью обзывал и дразнил Аню. Впрочем жёстокость в школьном возрасте была обычным явлением.

Когда волейбольный матч закончился и все пошли переодеваться, внезапно Аню настиг Максим, подбежав к ней сзади и сдёрнув с неё физкультурные женские штаны. Максим и раньше отличался возмутительными поступками, но этот был уже черезчур! Максим очевидно хотел позаигрывать таким образом с Аней, но получилось совсем не то, что он ожидал. Вместе со штанами он по ошибке снял с неё и кружевные трусики. При этом некоторые стоящие спереди Ани однокласники как раз смотрели в её сторону. То, что они увидели — это был шок для них! У Ани между ног болтался настоящий мужской член!

— Ты что наделал? — закричала Аня на Максима. Сразу же по инерции Аня резко надела штаны с трусиками на место и сделала вид что ничего не было.

Но стоящие возле неё всё видели и не переставали с открытыми ртами смотреть на Аню.

— Так ты, что мальчик? Ёёё маё… Что у тебя там между ног висит?

— Я не мальчик. Какая же я мальчик. Вы чего ребята?

— Мы всё видели. Ты чё имплантировала себе член? — раздался взрыв хохота.

— Ничего я не имплантировала, — у Ани на глазах проступили слёзы, — отстаньте от меня.

И она заплаканная побежала в раздевалку, где сняла штаны и переоделась обратно в юбку. Больше в этот день она ни с кем не говорила. Кое как досидев урок георграфии, Аня ушла домой.

Мама как обычно встречала дочку-сына с большими приготовлениями. Письменный стол был очищен, на него подложена подушка, мама уже одета в униформу, а рядом на кровати Ани, уже разложено сексуальное бельё для неё в котором Аня всегда выглядела неотразимо женственно.

Но Аня была совсем не в настроении и ни о каком сексе даже и не думала. Она повалилась на кровать и заплакала. Мама нежно успокаивала дочку и когда та наконец проплакалась, начала спрашивать что с ней случилось.

— Мама! Они узнали что я не девочка! На физре меня разоблачили! Максим, гад, снял с меня штаны и все всё увидели.

Мама открыла рот от удивления, шокировавшись этим известием. А дочка вновь расплакалась прижавшись к маминой груди.

Мама гладила сына-дочь по её красивым длинным волосам заплетённым в косы, и раздумывала что же делать…

Урок Литературы. Аня сидит в классе и пишет тему урока в тетраде. Внезапно дверь открывается и в класс входит взволнованная Анина-Алёшина мама. Молча она берёт Аню за руку и выводит её из класса. Прошло всего 3 дня с того инцедента и всё это время внимание класса было приковано к Ане. Над ней много издевались и подшучивали. И вот мама забирает Аню домой.

— Пойдём моя дорогая, больше ты не будешь учиться среди этих злых учеников.

— Но что же мне делать, мама?

— Алёша, мы найдём что делать, не беспокойся.

Мама привела её домой, посадила на кровать и сказала, что теперь всё будет хорошо и ей не нужно будет учиться. Она уже позаботилась о том чтобы ей и без экзаменов выдали аттестат.

— А в институт ты пока можешь тоже не торопиться поступать. Правда в военкомате тобой интересуются, думают что ты парень, — сказала мама.

— И что, с военкоматом делать?

— Ничего. Это без проблем. Ты просто пройдёшь комиссию вместе с другими ребятами. Правда возможно они будут насмехаться над тобой увидев что ты девочка, но это неважно. Зато после этого тебе выдадут освобождение от армии.

Алёша успокоилась. Насмешки неважны по сравнению с армией, их можно было перетерпеть.

День за днём Алёша сидела дома. Она занималась чтением модных журналов, любила слушать красивую женственную музыку, убиралась по дому, занималась вышиванием. Вобщем старалась вести максимально женский образ жизни и забыть о том что недавно говорили про неё однокласники. Какой же она мальчик, если она девочка?

Решено было поступать в институт через год и за это время хорошенько подготовиться. В связи с этим за хорошие деньги был нанят домашний репититор. Это была женщина, Любовь Николаевна, 27 лет, несмотря на большие познания в точных науках, выглядевшая очень хорошо для преподовательницы. Да и одевалась она не дурно — всегда в тонких чёрных колготках на ногах, в красивых, каждый раз чередующихся, платьях, но обязательно строгого фасона, всегда с хорошей косметикой.

Ей платили большие деньги для того чтобы она хорошо учила Алёшу.

Любовь Николаевна была очень требовательной женщиной и она всегда заставляла Алёшу выкладываться на максимум его возможностей. Если учить уроки, то учить как следует, а не как попало, или если рассказывать ей тему урока, то рассказывать обязательно с выражением, и ни в чём не ошибаясь. И если Алёша делала что-то не так как требовала Любовь Николаевна, то Алёша подвергалась строгому выговору, который как казалось Алёше был даже слишком строгим и каким-то личным, можно сказать. Как будто репетиторша нисколько не боялась ругать чужого человека, и искренне высказывала ему всё как есть на самом деле.

Алёшу мама трахать стала теперь реже — около раза в неделю, поскольку не хотела отвлекать дочку от учебного процесса.

Репетиторша занималась с Алёшей каждый день. Когда её терпение уже лопнуло от Алёшиного плохого понимания преподоваемых ею предметов, Любовь Николаевна начала серьёзно ругать Алёшу. Мама стояла в это время в сторонке, всё слышала и была согласна со всеми выговорами в адрес её дочки-сына.

Всё пришло к тому что терпение учительницы лопнуло окончательно. Она смела все тетрадки и учебники с письменного стола своей мужественной рукой, схватила Алёшу за косу и прижала к письменному столу. Алёша не успела пискнуть, как своей другой рукой репетиторша содрала его трусики вниз, подняла вверх платье и оголила ягодицы.

Всё происходило очень жёстко, Алёша не могла вырваться, её крепко держали. А когда она заплакала учительница так сильно ударила её по щеке, что та тут же замолчала.

Затем учительница надела на себя страпон, и с помощью него грубо оттрахала Алёшу. При этом мама всё видела и была согласна с произошедшим с её дочерью.

После этого случая Алёша стала намного старательнее и усерднее учить предметы, которыми обучала её Любовь Николаевна и не смела сказать никаких плохих слов в её адрес или в адрес изучаемых предметов.

Но это не помогло. Алёша стала подвергаться подобным наказаниям с большой регулярностью. Иногда даже не провинившись ни в чём, ей всё равно приходилось быть объектом сексуального домогательства своей учительницы.

И мама не спасала. Наоборот с определённого момента она начала принимать активное участие в изнасиловании Алёши. Учительница трахала его в зад, А мама давала свой страпон ему в ротик. Поэтому у Алёши не было даже кому пожаловаться и ему пришлось покорно отдаться своим попечителям.

В результате Алёша поступила в институт с первого раза. И стала обычной студенткой как и все е сокурсницы. Через полгода с момента поступления Алёше сделали операцию заменив его мужской член на женское влаглище и теперь Алёша стала полноценной женщиной.

Застали врасплох

Родители Саши Ямщикова были такими категоричными, что не могли и мысли допустить, чтобы их сын одел платье.
На летних каникулах 8-летний Саша месяц отдыхал в лагере, и на «День наоборот» оделся в летнее платье одной из девочек. Ему так понравились ощущения, испытанные за день его ношения, что он попросил Алёнку Свиридову подарить ему это платье. Алёнка сказала:
— Но ты же мальчик, а платье — одежда девочек.
— Алёнушка, ну пожалуйста, ну подари, а взамен возьми у меня одну пару шорт! Вам ведь можно носить шорты и никто ничего не говорит, а мне в платье твоём ходить очень понравилось! Я его буду носить дома, когда никого не будет, родители мои всегда приходят домой в одно и то же время, и я всегда успею переодеться к их приходу!
— Ладно, бери платье, согласна на обмен! — сказала Алёнка.
Конец смены наступил незаметно, впереди было ещё два месяца летних каникул. Сашка приехал домой, когда родителей не было дома, но он знал, что они оставили ключи соседям, поэтому, взяв их у соседей, он зашёл в квартиру, и сразу начал разбирать рюкзак.
Ему не терпелось снова побыть в платье хотя бы до прихода родителей. И он переоделся в него сразу же, как нашёл в рюкзаке.
Пару недель ему удавалось скрывать от родителей своё тайное пристрастие к ношению девчоночьей одежды, но, как говорится, тайное рано или поздно становится явным.
В тот день была страшная гроза, и мама Саши, Ольга Викторовна, вернулась намного раньше обычного. У неё на работе зависли все компьютеры, и всех сотрудников отпустили.
Сашка был дома. Мама открыла дверь в его комнату, чтобы проверить, чем занимается её сын, и… замерла. То, что она увидела, было для неё настоящим шоком!
Перед ней стоял её сын, но одетый не в штаны, а в платье! Ольга Викторовна не придумала ничего лучше, кроме как сорваться сразу на крик:
— Ах ты, такой-сякой! Ты чё одеваешь? Это же для девочек одежда, а ты чё, девкой хочешь быть? Ну я те щас покажу!
Ольга Викторовна схватила широкий кожаный отцовский ремень и отстегала Сашку так, что он заревел ревмя.
И в это время зашёл в квартиру отец, Аркадий Вадимович, и услышав рёв, зашёл к Сашке в комнату.
— В чём дело, Оля? Опять набедокурил? — спросил он.
— Ах, в чём дело?! — задыхаясь от гнева, произнесла Ольга Викторовна. — Да ты посмотри, ЧТО напялил наш сынок? Девкой захотел стать! А нам ни гу-гу!
— Да не хотел я становиться девочкой! — всхлипывал Саша. — Мне просто понравилось быть в платье, у нас в лагере на «Дне наоборот», тогда все мальчики переоделись в девочек, ну и я тоже!
— Я не понимаю, зачем тебе нужна одежда девочек, у тебя что, своей мало? Разве мы тебе не покупаем одежду? — спросили родители.
— Да дело не в том, что вы мне покупаете, а в ощущениях, испытываемых от одежды! — перестав плакать, сказал Саша. — Я никогда не чувствовал себя так хорошо, как в этой одежде!
— Не понимаю, о каких ощущениях ты говоришь? Ты мальчик, а одеваешься как девочка! С головкой у тебя в порядке? — спросил папа.
— Если ещё раз оденешь эту дрянь, пожалеешь! — забирая платье, сказала мама.
На следующий день мама с папой снова куда-то ушли, а Саша стал искать своё платье, но его нигде не было. Тогда он залез в мамин платяной шкаф и выбрал подходящее по росту, которое ему оказалось по щиколотку.
Заигравшись с конструктором, он не услышал, что щёлкнул замок входной двери и в квартиру вошли. Очнулся он после резкого толчка в спину.
— Ах ты негодник, опять оделся девочкой! — услышал он за спиной голос мамы.
— Ну мама, мне же нравится! Верни мне, пожалуйста, моё платье! — попросил Саша.
— Мало ли что тебе нравится! Сейчас же переодевайся и поехали! Такси уже ждёт!
— Поехали куда?
— На кудыкину гору!
Сашка не хотел никуда ехать, и мама силой стащила с него платье, он сопротивлялся, но в конце концов маме удалось его одеть в майку и шорты. Крепко держа Сащку за руку, Ольга Викторовна вышла из квартиры, заперла дверь, и спустившись с сыном на улицу, запихнула его на заднее сидение, сама села рядом с водителем и сказала:
— В клинику!
Загудел мотор, машина тронулась.
— Скажите, Вы когда нибудь видели, чтобы нормальный мальчик одевал платья? — спросила водителя Ольга Викторовна.
— Да таких сейчас пруд пруди, в инете полно такой инфы! — ответил водитель. — Да что там, у самого сын в свои 10 лет тоже одевает платья! Я уже привык и не обращаю на его вид никакого внимания!
— А Вы не боитесь, что он станет гомиком? Или захочет сменить пол?
— Нисколько! Я у него выяснил, почему он так делает. Оказывается, ему просто нравится носить саму эту одежду, как у девочек, но чтобы он заглядывался на мальчишек или о том, чтобы стать девочкой — это ему и в голову не приходило! И теперь он открыто носит свои платья дома!
— Мне тоже не хочется быть девочкой, но есть тайное желание! — подал голос Саща.
— И какое же?
— А вот он тоже носит платье и я его везу лечить от гомосексуализма! — сказала Ольга Викторовна.
— Послушайте, это, конечно, не моё дело, что Вы задумали, но не ломайте своему ребёнку жизнь! Проблем потом не оберётесь! Лучше давайте заедем в интернет-кафе, и попросим, чтобы нам дали возможность поискать в Сети то, что Вас так раздражает в Вашем сыне. Я знаю, что Ваш сын не один такой, их во много раз больше, чем мы можем представить!
— Правда? — глаза Ольги Викторовны расширились от удивления. — А почему они их носят? Они что, с ума посходили все — женскую одежду носить взялись?!
— А Вы, Ольга Викторовна, сами в чём сейчас сидите?
— Как в чём? В брюках.
— Тогда почему никто в Вас не тычет пальцем и не орёт, а сына своего как только увидели в платье, в клинику везёте? Пойдёмте-ка лучше в кафе, я хоть сока выпью, а то в горле пересохло! А Вы полазайте по инету, уверяю Вас, найдёте целую кучу откровений родителей, у которых такая же проблема!
— Ну ладно, попробую поискать, да и мне тоже надо чего-нибудь выпить! — сказала Ольга Викторовна. — А ты, сынок?
— Тоже лимонадику холодненького хочу!
— Вот и хорошо!
Зайдя в кафе, и попив чего хотели, все прошли в компьютерный зал. Заплатив за час выхода в Интернет, Сашина мама приступила к поиску…
— Ну что, куда Вас везти? — спросил таксист, когда все снова уселись в машину.
— Меняем маршрут, едем в «Детский мир»! Пусть у моего сына будут платья!
Остаток каникул да и вообще, после уроков, Сашка, придя домой, переодевался в свою новую, свободную одежду и ходил так по дому. И эта одежда нисколько его не испортила, даже наоборот, подровняла характер и учёбу. А родители настолько привыкли, что перестали обращать внимание. Тем более что отец тоже перелопатил Всемирную паутину на эту тему и спросил Сашку прямо, чего он сам хочет.
— Да я не хочу быть девочкой, но хочу носить платья! Девочки от штанов не становятся мальчиками, значит, и мальчики от платьев тоже не станут девочками!
— Ладно, — вздохнул папа, — носи, раз тебе так нравится! В конце концов, это только одежда!

Из девочки в мальчика. Парень показывает, как выглядел до операции по смене пола, и в это трудно поверить

Музыкант из США Джейми Уилсон публикует в инстаграме фотографии, по которым невозможно догадаться, что он родился девочкой, а потом сменил пол. Тем не менее это правда, хотя не все подписчики полностью верят ему.

Джейми Уилсон рассказывает в своём инстаграме, что всю жизнь чувствовал себя будто не в своём теле. Летом 2015 года, когда ему было 18 лет, он наконец решился на гормональную терапию и операцию по смене пола. По этому поводу Джейми завёл инстаграм и опубликовал фотографию, как он возвращается из клиники.

Читайте на MedialeaksУ Билли Айлиш новая причёска, но звезда не стриглась. Это привет эпохе 80-х и крупная ошибка стилистов

Трансформация происходила постепенно. Джейми радовался первой бороде, волосатым ногам и подмышкам и медленному исчезновению груди.

Сейчас музыкант выглядит как настоящий мальчик. Поначалу он не хотел выкладывать свои фотографии до операции, но решился это сделать уже осенью 2015 года. Фотография до операции опровергает стереотипы о трансгендерах: девушка выглядит очень женственной.

В 15 лет, когда он ещё был девочкой, Уилсон в первый раз сказал родителям, что его привлекают как мальчики, так и девочки. Они закрыли глаза на отношения дочери с девушками, но запрещали коротко стричься и носить мужскую одежду.

Когда родители узнали, что Уилсон собирается делать операцию, то отказались от общения с дочерью. Так же поступили и некоторые друзья. Но под одним из своих снимков в инстаграме Джейми признаётся, что теперь наконец-то счастлив.

День операции по смене пола стал одновременно и лучшим, и худшим в моей жизни. Да, мне не хватает родных, но знаете, по чему я совершенно не скучаю? По ночам, когда я лежал в одиночестве и был вынужден подавлять свои искренние чувства, потому что не мог выйти из дома, не прикрыв свои длинные волосы шляпой. Я счастлив, что мне больше не надо прятаться.

И музыкант продолжает меняться. Сравните фотографии, сделанные прямо после операции.

И через два года после неё.

Джейми доброжелательно общается со своими подписчиками и рассказывает, что не существует никаких знаков, определяющих, что человек другого пола, кроме его собственного мнения.

Вы не должны проходить какой-либо тест, чтобы доказать, что вы трансгендер. И вам точно не нужно ничьё одобрение. Когда я признался, что чувствую себя мужчиной, мне отказывались верить, потому что я вёл себя очень женственно все эти 18 лет. Пожалуйста, верьте тем, кто говорит вам такое. Прикрепляю это фото в доказательство того, что по мне нельзя было сказать, что я «такой».

Несмотря на то, что Джейми рассказывает практически обо всех аспектах жизни трансгендера, он ненавидит, когда его спрашивают, что у него в штанах. Парень считает, что вопрос о его гениталиях не касается никого, кроме его девушки, с которой он встречался ещё до операции по смене пола.

Джейми активно продвигает свою позицию не только в социальных сетях, но и в реальной жизни: например, организовал встречи для таких же трансгендеров, как он сам.

Помимо общественной деятельности парень профессионально занимается музыкой. Он играет лирические баллады на акустической гитаре и ездит с гастролями как по США, так и по европейским странам.

Тем не менее, несмотря на подробные отчёты об операциях, остаются и те, кто не верит Джейми.

«Это настолько, блин, очевидный фейк. Меня бесит это. Ты говоришь, что он изменил всё тело. Это же парень! Это спам! Как кто-то мог так измениться? У девушек другое телосложение, ты тупой как пробка».

Но большинство пользователей всё же поддерживают его и говорят, что он прекрасен, кем бы он ни был: мальчиком или девочкой.

«О Господи, я начинаю считать себя би, когда смотрю на это фото. Какой ты красивый во всех своих ипостасях. Никогда не сдавайся, когда чего-то хочешь».

«Ты выглядишь потрясающе в любом образе. И я не знаю, как это правильно сказать, но я вижу тебя (его) в твоём прежнем теле».

Современная медицина позволяет удивительно изменять человеческие тела. В прошлом году трансгендеры устроили флешмоб в твиттере и выложили свои фотографии до и после операции по смене пола. По многим из них сразу и не поймёшь, что это один и тот же человек.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *