Марвин химейер бульдозер

«Killdozer» Марвина Химейера

История эта произошла в 2004 году в одном маленьком городке штата Колорадо и в свое время потрясла Америку и стала известна далеко за пределами Соединенных Штатов.

Итак, в городишке Гренби, население которого всего около 2 тысяч человек, жил и трудился ничем до поры до времени не примечательный человек – звали его Марвин Джон Химейер. Работал он сварщиком, имел свою мастерскую и занимался ремонтом и продажей автомобильных глушителей. Был ветераном Вьетнамской войны, во время которой служил военным техником на аэродроме. Марвин не был женат, и неизвестно, имел ли вообще когда-то семью. Родственников в городке и его окрестностях у него тоже не было. Жил он тихо и незаметно, был вполне себе законопослушным и скромным дядькой. Насчет его личных душевных качеств единого мнения нет. Его соседи и знакомые называют Химейера «приятным человеком», но вместе с тем известно, что однажды он в порыве гнева угрожал убить мужа клиентки, отказавшейся заплатить ему за работу. Один из его ближайших товарищей говорит о нем:

«Если Марв был твоим другом – он был твоим лучшим другом. Но если он решил, что он ваш враг, то был вашим худшим и самым опасным врагом».

Так или иначе, в поведении Джона Химейера до поры до времени никто не замечал ничего из ряда вон выходящего. Пока компания «Mountain Park» не решила расширить принадлежащий ей цементный завод. Для этого она стала скупать участки, находящиеся рядом с предприятием, при этом предлагая достойную компенсацию за них. Владельцы завода хотели выкупить и участок Марвина. Это был довольно большой кусок земли – в свое время Джон купил его за несколько десятков тысяч долларов. Хотя компания и предложила вполне достойную цену, Химейер не согласился и запросил 250 тысяч баксов, однако вскоре передумал и повысил цену до 375 тысяч, а потом и вовсе потребовал 1 миллион долларов. Надо сказать, есть сведения и о том, что больших денег изначально ему не предлагали, но все равно речь шла об очень неплохой компенсации.

Переговоры тянулись до 2001 года, пока комиссия по зонированию и власти города не утвердили план расширения завода. Однако упрямый сварщик не успокоился и попытался обжаловать решение в суде, правда безуспешно. Марвина начали потихоньку вытеснять с его участка. Расширение фабрики перекрыло ему подъезд к мастерской. Власти города оштрафовали его за различные нарушения на 2,5 тысячи долларов. Владельцу автомастерской сначала отключили канализацию, а когда он отлучился на похороны отца, отрезали также воду и электричество, а саму мастерскую опечатали. Тогда Марвин перешел к решительным действиям.

Надо сказать, что, когда ему перекрыли дорогу, он приобрел списанный карьерный бульдозер «Komatsu D355A-3». Это огромная машина, такую технику использует, например, компания «Газпром» на полярных разработках. С помощью бульдозера он хотел проложить собственную дорогу к мастерской, но сделать это ему не позволили. И тогда из этого трактора Химейер решил сделать адскую машину мести. Он почти полтора года трудился над ней в своей мастерской. Обварил его 12-миллиметровыми стальными листами, притом сделал разнесенную двойную броню: между слоями металла был проложен слой бетона. Это делало самодельный броневик практически неуязвимым. Позже выпущенные по нему 200 пуль и три взрыва почти не повредят ему.

Внутри были установлены мониторы, чтобы вести бульдозер по видеокамерам, находящимся снаружи. Камеры были защищены бронированным пластиком и даже снабжены системой пневматической очистки. Марвин продумал все до мелочей. Внутри был кондиционер, противогаз, холодильник с некоторым запасом провизии и воды. Заготовил он и оружие: карабин «Ругер-223», винтовку «Ремингтон-306», пистолеты и боеприпасы. Джон изначально знал, что из кабины он больше не вылезет, поэтому с помощью дистанционного управления краном опустил на крышу еще один броневой короб, перекрыв выход.

4 июня 2004 года он выехал из гаража. Химейер заранее наметил объекты, которые он решил стереть с лица земли. Сначала он сравнял с грунтом ненавистный ему цементный завод, все цеха и здание администрации; раскорежил фасады домов членов городского совета; разрушил банк, который хотел отнять у него мастерскую, придравшись к якобы неправильно оформленному кредиту. Затем были снесены здания: мэрии, городского совета, пожарной инспекции, а также дом, где жила вдова бывшего мэра. Даже офис газовой компании, отказавшейся заправлять баллоны Марвина, и редакция газеты, писавшей про него статьи, не уцелели.

Было разрушено 13 административных зданий. А причиненный ущерб составил 7 миллионов долларов. Несмотря на то, что Химейер снес почти полгорода, каким-то чудом никто из жителей не пострадал. Конечно, бульдозер пытались остановить. По нему стреляли, его закидывали гранатами, ему перегородили путь дорожным трактором-грейдером, но даже замедлить ход машины разрушения никто не смог. Грейдер был легко отброшен в сторону, а когда у броневика прострелили радиатор охлаждения, он все равно продолжал свое неумолимое шествие. Двигатели у таких машин очень крепкие, и их не скоро клинит от перегрева.

Наконец «Киллдозер» (то есть бульдозер-убийца, как его назвали впоследствии) все-таки застрял в развалинах здания, провалившись в небольшой подвал. Выехать он уже не смог – двигатель наконец заклинило от перегрева. Кабину удалось разрезать только на следующий день. Когда ее открыли, оказалось, что Джон Марвин уже сутки мертв. 52-двухлетний сварщик выстрелил себе в голову, как только закончил свое дело. Киллдозер решили разрезать на множество частей и развезти их на разные свалки, так как у Химейера нашлись поклонники, которые могли разобрать машину на сувениры.

Вот такая удивительная, особенно для законопослушных Соединенных Штатов Америки, история. Случай этот можно оценивать по-разному. У Марвина нашлось немалое количество почитателей по всему миру. Его называли «последним героем Америки» и использовали как символ противостояния отдельного человека бездушной госсистеме.

Итак, как вполне добропорядочный американский налогоплательщик и полезный для общества гражданин дошел до жизни такой? Конечно, можно все списать на военное прошлое, на «эхо войны» и «вьетнамский синдром». Но ведь Марвин хотя и служил во Вьетнаме, но во время войны работал механиком на аэродроме, починяя и обслуживая самолеты ВВС США, и неизвестно, принимал ли он вообще какое-либо участие в боевых действиях. Хотя, разумеется, война не мать родная и всегда накладывает определенный отпечаток на психику людей, побывавших на ней.

В то, что Химейер был психически больным, неадекватным человеком, тоже трудно поверить. Никто не замечал в его поведении психических отклонений. К тому же на протяжении полутора лет он очень рационально, взвешенно и продуманно осуществлял свой проект.

Нам, «рожденным в СССР» и живущим в России, где, к сожалению, всегда «строгость законов компенсировалась необязательностью их исполнения» и «законы были, что дышло: куда повернул – туда и вышло», где «от тюрьмы и от сумы не зарекается» никто – от пролетария до олигарха, – нам всем не очень понятно, почему Марвина так возмутило постановление властей о расширении завода и пересмотре границ его собственности с выплатой ему компенсации. Для нас подобная ситуация, к сожалению, суровые будни. Строят новую дорогу, микрорайон или элитный поселок – и дом, в котором, быть может, вы родились и который построили ваши родители, сносят, а вам дают квартиру в бетонной коробке, в совершенно другом, неудобном для вас районе. Такое встречается сплошь и рядом.

Но все это для американского обывателя немыслимый беспредел. Как же! Ведь это моя частная собственность. А она священна, я свободный гражданин свободной страны. Хотя коррупция и незащищенность человека перед законом присутствуют и в Америке, особенно сейчас. Разумеется, всякому неприятно покидать насиженное место, которое ты сам выбрал, привык к нему и обустроил. Но ведь и деньги Химейеру предлагались немалые, в несколько раз больше реальной стоимости участка – так сказать, компенсация за моральный ущерб. Да и свободной земли в Колорадо, уверен, немало, чай не Рублево-Успенское. Можно было спокойно купить новый участок и отстроить мастерскую еще лучше и больше, чем прежде, даже не одну. К тому же кроме отъема собственности есть куда более страшные вещи. Например, когда тебя или твоих близких незаконно сажают в тюрьму или когда государство отбирает твоих детей, что сплошь и рядом практикуется в западных странах.

Этот человек, по свидетельству людей, знавших его лично, был склонен к вспыльчивости, злопамятству, обидчивости. Видимо, склонность к гневу, агрессии и социопатии помешала ему создать семью. Известно также, что у Химейера не было родных и близких в городе и его окрестностях. Он не имел семьи, близких людей, общение и забота о которых смогли бы смягчить его сердце, сделаться целью его жизни.

Он заранее знал, что после своей акции из трактора он больше не выйдет. Его поступок не был местью Монте-Кристо, с желанием восстановить доброе имя и обогатиться. Не был даже деянием Герострата, который хоть и был казнен, но увидел плоды своей разрушительной деятельности, узрел реакцию людей и понял, что его не забудут. Джону все это было не нужно. Иначе бы он не застрелился в кабине, а, сделав свое дело, спокойно сдался властям и провел бы не очень большой срок в гуманной американской тюрьме, раздавая интервью и смотря по телевизору передачи со своим участием.

Его задача и цель были совсем другими. В данном случае удовлетворение жажды мести, которое длилось несколько десятков минут, ибо бульдозер очень быстро смог превратить полгорода в руины, было той целью, к которой Марвин шел несколько лет. Наверняка, он неоднократно представлял себе, как содрогнется город от львиного рыка 400-сильного двигателя Киллдозера. Как будут дрожать мостовые и звенеть стекла, когда многотонный стальной монстр покатит к своим целям. Как будут рушиться и падать офисы и дома ненавистных врагов.

По свидетельству местных властей, он сделал 15 выстрелов, в том числе по трансформаторам и баллонам с пропаном, что представляло огромную угрозу для населения. Правда, есть и другие показания очевидцев, что Химейер стрелял в воздух, чтобы отпугнуть полицейских. Но так или иначе, если ты внезапно сносишь среди бела дня 13 зданий и при этом стреляешь направо и налево, только чудо может уберечь людей от гибели.

Марвин Джон Химейер был сварщиком и владельцем автомастерской в Грэнби, штат Колорадо. У него также был магазин по продаже автозапчастей. Землю под ними — 2 акра — он купил в 1992 году за $42 тыс.

Фото: wikipedia.org

Неподалеку от участка Химейера был расположен цементный завод семьи Дочеф — Mountain Park. Компания расширялась и начала скупать земли в округе. Марвин Химейер свой участок продавать не хотел. Семья Дочефф долго торговалась с ним о цене, но он не согласился и на $1 млн

Фото: AP / Cathy Harms

В 2001 году местные власти утвердили план по расширению территории завода. Доступ к магазину Марвина Химейера оказался заблокирован. Вдобавок к этому Химейер был оштрафован на $2,5 тыс. за обнаруженные на территории емкости с экскрементами — он не мог подключиться к канализации

Фото: AP / Cathy Harms

В результате Марвин Химейер продал свой бизнес мусорной компании. За два года до этого он купил бульдозер, чтобы оборудовать дорогу к своему магазину, но власти не разрешили ему это сделать

Фото: AP / Cathy Harms

Примерно два года он готовил свой Killdozer, как его прозвали впоследствии. Он оснастил свой гусеничный Komatsu D355A броней так, что он стал практически неуязвим — несколько листов стали прекрасно защищали от стрелкового оружия и взрывчатки, как потом выяснилось. Он установил на бульдозер несколько видеокамер, защитив их пуленепробиваемым пластиком, и кондиционер в кабину, которую сделал практически полностью герметичной. Покидать ее он не собирался

Фото: CNN

4 июня 2004 года Killdozer Марвина Химейера выехал на улицу. Он разрушил цементный завод, здание администрации, офис местной газеты, которая публиковал негативные статьи о нем, дом вдовы бывшего судьи и других, кто так или иначе был связан с его проблемой — всего 13 зданий. Война Марвина Химейера длилась 2 часа 7 минут. Ущерб, причиненный Химейером, впоследствии оценили в $7 млн

Фото: AP / Peter M. Fredin

Никто, кроме самого Марвина Химейера, не пострадал. Сам он застрелился из пистолета 357 калибра после того, как у его грузовика сломался радиатор. Полиция 12 часов не могла извлечь его тело из грузовика

Фото: AP / Peter M. Fredin

19 апреля 2005 года было объявлено, что бульдозер Марвина Химейера был разобран на металлолом

Фото: AP / Noah Bryant

После случившегося в сарае Химейера был найден его дневник. Последняя запись в нем была сделана за 13 дней до того, как Killdozer владельца автомастерской протаранил стену цементного завода. «Бог благословил меня для того, что я собираюсь предпринять, — говорилось в ней. — Это мой долг. Бог попросил меня сделать это. Это крест, который я собираюсь нести и я несу его во имя бога»

США, 1974, 68 мин.

Реж. Джерри Лондон

В ролях Клинт Уокер, Карл Бетц, Невилл Брэнд, Джеймс Вейнрайт, Роберт Урих, Джеймс А. Уотсон мл.

Фантастические ужасы

Оценка 4,8 (519) Моя оценка 6 (средне)

Иллюстрированный обзор можно посмотреть и

Экранизация рассказа Теодора Старджона «Гибельдозер» (1944).

В пустынной местности падает метеорит. Лежал он себе, никого не трогал. И тут в этой местности начались строительные работы. Попытались бульдозером этот метеорит сковырнуть. Он засветился фиолетовым. А вскоре бульдозер зажил собственной жизнью. И стал убивать людей.

Хотя Теодор Старджон и был соавтором сценария, в фильме многое изменено. Он стал значительно проще (хотя и рассказ нельзя причислить к вершинам творчества этого замечательного писателя).

В рассказе строители на острове сломали руины храма древней цивилизации, разбудив некое электронное существо, спавшее многие тысячелетия. Тут решили обойтись инопланетянами.

В книге противостояние машин описано впечатляюще, хотя, возможно, и с излишними техническими подробностями. В телефильме битвы двух Годзилл не получилось – пободались слегка и разошлись.

В книге герои долго не могут понять что же происходит, Тут в общем все всё поняли практически сразу.

Игра актеров не впечатлила, хотя напряженную атмосферу авторы создать сумели. В фильме снялись небезызвестные Клинт Уокер, Роберт Урих, Невилл Бренд (в версии «Неприкасаемых» 1959 года он сыграл Аль Капоне).

Монстр хорош и необычен – кинговское «Максимальное ускорение» появится много позже.

«Killdozer» Марвина Химейера

Такое ощущение, словно мы собираем
Машину, которая всех нас раздавит.
Илья Кормильцев

Недавно я узнал про один случай, который в свое время потряс Америку и стал известен далеко за пределами Соединенных Штатов. История эта произошла в 2004 году в одном маленьком городке штата Колорадо. Этот эпизод натолкнул меня на мысль вновь обратиться к теме гнева и борьбы с ним. Но вначале необходимо вкратце описать этот весьма примечательный и трагичный случай.

Итак, в городишке Гренби, население которого всего около 2 тысяч человек, жил и трудился ничем до поры до времени не примечательный человек – звали его Марвин Джон Химейер. Работал он сварщиком, имел свою мастерскую и занимался ремонтом и продажей автомобильных глушителей. Был ветераном Вьетнамской войны, во время которой служил военным техником на аэродроме. Марвин не был женат, и неизвестно, имел ли вообще когда-то семью. Родственников в городке и его окрестностях у него тоже не было. Жил он тихо и незаметно, был вполне себе законопослушным и скромным дядькой. Насчет его личных душевных качеств единого мнения нет. Его соседи и знакомые называют Химейера «приятным человеком», но вместе с тем известно, что однажды он в порыве гнева угрожал убить мужа клиентки, отказавшейся заплатить ему за работу. Один из его ближайших товарищей говорит о нем: «Если Марв был твоим другом – он был твоим лучшим другом. Но если он решил, что он ваш враг, то был вашим худшим и самым опасным врагом».

Свой участок Марвин продавать не захотел

Так или иначе, в поведении Джона Химейера до поры до времени никто не замечал ничего из ряда вон выходящего. Пока компания «Mountain Park» не решила расширить принадлежащий ей цементный завод. Для этого она стала скупать участки, находящиеся рядом с предприятием, при этом предлагая достойную компенсацию за них. Владельцы завода хотели выкупить и участок Марвина. Это был довольно большой кусок земли – в свое время Джон купил его за несколько десятков тысяч долларов. Хотя компания и предложила вполне достойную цену, Химейер не согласился и запросил 250 тысяч баксов, однако вскоре передумал и повысил цену до 375 тысяч, а потом и вовсе потребовал 1 миллион долларов. Надо сказать, есть сведения и о том, что больших денег изначально ему не предлагали, но все равно речь шла об очень неплохой компенсации.

Переговоры тянулись до 2001 года, пока комиссия по зонированию и власти города не утвердили план расширения завода. Однако упрямый сварщик не успокоился и попытался обжаловать решение в суде, правда безуспешно. Марвина начали потихоньку вытеснять с его участка. Расширение фабрики перекрыло ему подъезд к мастерской. Власти города оштрафовали его за различные нарушения на 2,5 тысячи долларов. Владельцу автомастерской сначала отключили канализацию, а когда он отлучился на похороны отца, отрезали также воду и электричество, а саму мастерскую опечатали. Тогда Марвин перешел к решительным действиям.

Из этого трактора Химейер решил сделать адскую машину мести. Он почти полтора года трудился над ней в своей мастерской

Надо сказать, что, когда ему перекрыли дорогу, он приобрел списанный карьерный бульдозер «Komatsu D355A-3». Это огромная машина, такую технику использует, например, компания «Газпром» на полярных разработках. С помощью бульдозера он хотел проложить собственную дорогу к мастерской, но сделать это ему не позволили. И тогда из этого трактора Химейер решил сделать адскую машину мести. Он почти полтора года трудился над ней в своей мастерской. Обварил его 12-миллиметровыми стальными листами, притом сделал разнесенную двойную броню: между слоями металла был проложен слой бетона. Это делало самодельный броневик практически неуязвимым. Позже выпущенные по нему 200 пуль и три взрыва почти не повредят ему. Внутри были установлены мониторы, чтобы вести бульдозер по видеокамерам, находящимся снаружи. Камеры были защищены бронированным пластиком и даже снабжены системой пневматической очистки. Марвин продумал все до мелочей. Внутри был кондиционер, противогаз, холодильник с некоторым запасом провизии и воды. Заготовил он и оружие: карабин «Ругер-223», винтовку «Ремингтон-306», пистолеты и боеприпасы. Джон изначально знал, что из кабины он больше не вылезет, поэтому с помощью дистанционного управления краном опустил на крышу еще один броневой короб, перекрыв выход.

4 июня 2004 года он выехал из гаража. Химейер заранее наметил объекты, которые он решил стереть с лица земли. Сначала он сравнял с грунтом ненавистный ему цементный завод, все цеха и здание администрации; раскорежил фасады домов членов городского совета; разрушил банк, который хотел отнять у него мастерскую, придравшись к якобы неправильно оформленному кредиту. Затем были снесены здания: мэрии, городского совета, пожарной инспекции, а также дом, где жила вдова бывшего мэра. Даже офис газовой компании, отказавшейся заправлять баллоны Марвина, и редакция газеты, писавшей про него статьи, не уцелели. Было разрушено 13 административных зданий. А причиненный ущерб составил 7 миллионов долларов. Несмотря на то, что Химейер снес почти полгорода, слава Богу, каким-то чудом никто из жителей не пострадал. Конечно, бульдозер пытались остановить. По нему стреляли, его закидывали гранатами, ему перегородили путь дорожным трактором-грейдером, но даже замедлить ход машины разрушения никто не смог. Грейдер был легко отброшен в сторону, а когда у броневика прострелили радиатор охлаждения, он все равно продолжал свое неумолимое шествие. Двигатели у таких машин очень крепкие, и их не скоро клинит от перегрева.

Наконец «Киллдозер» (то есть бульдозер-убийца, как его назвали впоследствии) все-таки застрял в развалинах здания, провалившись в небольшой подвал. Выехать он уже не смог – двигатель наконец заклинило от перегрева. Кабину удалось разрезать только на следующий день. Когда ее открыли, оказалось, что Джон Марвин уже сутки мертв. 52-двухлетний сварщик выстрелил себе в голову, как только закончил свое дело. Киллдозер решили разрезать на множество частей и развезти их на разные свалки, так как у Химейера нашлись поклонники, которые могли разобрать машину на сувениры.

Вот такая удивительная, особенно для законопослушных Соединенных Штатов Америки, история. Случай этот можно оценивать по-разному. У Марвина нашлось немалое количество почитателей по всему миру. Его называли «последним героем Америки» и использовали как символ противостояния отдельного человека бездушной госсистеме. Но мне эта грустная история интересна совсем с другой, не социальной, а духовной и психологической точки зрения. Давайте попробуем разобраться, что подвигло «маленького человека» – простого провинциального работягу – на такой жуткий и масштабный поступок. И хотя известно, что «чужая душа – потемки» и, как говорит апостол Павел: «Кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем?» (1 Кор. 2: 11), но все же возьму на себя смелость постараться проанализировать поступок Химейера и хоть немного понять, что происходило в его душе. Думаю, что это будет полезно, ибо каждый из нас сталкивался в своей жизни с несправедливостью, многих обуревала при этом «ярость благородная» и в душе «вскипало, как волна», желание отомстить обидчикам.

Разрушения, устроенные «Killdozer»-ом Марвина Химейера

Итак, как вполне добропорядочный американский налогоплательщик и полезный для общества гражданин дошел до жизни такой? Конечно, можно все списать на военное прошлое, на «эхо войны» и «вьетнамский синдром». Но ведь Марвин хотя и служил во Вьетнаме, но во время войны работал механиком на аэродроме, починяя и обслуживая самолеты ВВС США, и неизвестно, принимал ли он вообще какое-либо участие в боевых действиях. Хотя, разумеется, война не мать родная и всегда накладывает определенный отпечаток на психику людей, побывавших на ней.

В то, что Химейер был психически больным, неадекватным человеком, тоже трудно поверить. Никто не замечал в его поведении психических отклонений. К тому же на протяжении полутора лет он очень рационально, взвешенно и продуманно осуществлял свой проект.

Нам, «рожденным в СССР» и живущим в России, где, к сожалению, всегда «строгость законов компенсировалась необязательностью их исполнения» и «законы были, что дышло: куда повернул – туда и вышло», где «от тюрьмы и от сумы не зарекается» никто – от пролетария до олигарха, – нам всем не очень понятно, почему Марвина так возмутило постановление властей о расширении завода и пересмотре границ его собственности с выплатой ему компенсации. Для нас подобная ситуация, к сожалению, суровые будни. Строят новую дорогу, микрорайон или элитный поселок – и дом, в котором, быть может, вы родились и который построили ваши родители, сносят, а вам дают квартиру в бетонной коробке, в совершенно другом, неудобном для вас районе. Такое встречается сплошь и рядом. Недавно узнал, как одна моя знакомая лишилась дома и участка в элитном районе Подмосковья. Ей, конечно, дали компенсацию, и она на эти деньги даже что-то смогла купить (кажется, квартиру). Но разве у нее кто-то спрашивал: а хочет ли она этого? Притом рассказала мне эту историю моя кума, которой, возможно, также в скором времени грозит подобное переселение. Она живет в дачном поселке в 12 километрах от Москвы, город постоянно растет, частные дома сносят и строят многоэтажки. Так вот, свой дом вместе с мужем и родителями они строили много лет для своей многодетной семьи, строили иногда своими руками. И говорит она о том, что их, возможно, скоро снесут, совершенно спокойно, как о том, чему быть и чего не миновать.

Но все это для американского обывателя немыслимый беспредел. Как же! Ведь это моя частная собственность. А она священна, я свободный гражданин свободной страны. Хотя коррупция и незащищенность человека перед законом присутствуют и в Америке, особенно сейчас. Разумеется, всякому неприятно покидать насиженное место, которое ты сам выбрал, привык к нему и обустроил. Но ведь и деньги Химейеру предлагались немалые, в несколько раз больше реальной стоимости участка – так сказать, компенсация за моральный ущерб. Да и свободной земли в Колорадо, уверен, немало, чай не Рублево-Успенское. Можно было спокойно купить новый участок и отстроить мастерскую еще лучше и больше, чем прежде, даже не одну. К тому же кроме отъема собственности есть куда более страшные вещи. Например, когда тебя или твоих близких незаконно сажают в тюрьму или когда государство отбирает твоих детей, что сплошь и рядом практикуется в западных странах.

Винтовка в «Killdozer»-е Марвина Химейера

Марвин пошел на принцип. Почему он это сделал? Его одолела страсть – страсть гнева и гордости

Но Марвин пошел на принцип. Почему он это сделал? Его одолела страсть – страсть гнева и гордости. Диавол нашел его слабое место. Мы помним, что этот человек, по свидетельству людей, знавших его лично, был склонен к вспыльчивости, злопамятству, обидчивости. Видимо, склонность к гневу, агрессии и социопатии помешала ему создать семью. Известно также, что у Химейера не было родных и близких в городе и его окрестностях. Он не имел семьи, близких людей, общение и забота о которых смогли бы смягчить его сердце, сделаться целью его жизни.

Желая погубить человека, враг ищет самое слабое место в его душе. Как правило, в психологии и почти во всех мировых религиях гнев рассматривается как некая отрицательная эмоция, состояние аффекта, эмоциональное возбуждение. Но не только и не столько этим страшен гнев. Гнев – это не просто разрушительная эмоция. Христианство рассматривает гнев как страсть. То есть греховную зависимость, приобретенную хроническую болезнь души. Она селится в душе, пускает корни и поглощает ее, становится ее частью. Человек уже не может жить без своей зависимости, без своей страсти. Он становится ее послушным рабом. Из семени привычки раздражаться и гневаться вырастает дерево страсти.

Корень гнева, как правило, гордость. Как говорит преподобный Паисий Святогорец: «Зависть, осуждение, гнев, злопамятство и так далее происходят от гордости. Гордость – это, так сказать, генеральный штаб всех страстей». Самолюбие, гордость, нежелание смириться и укоренение в этом состоянии привели Марвина к печальному положению, в котором он жил несколько последних лет своей жизни.

Холодная и расчетливая мстительность, питаемая уязвленным самолюбием, намного разрушительней вспышки бурного гнева

Гнев можно подразделить на два вида: холодный и горячий. Как бывает холодная война и прямые вооруженные конфликты, так и гнев может выражаться во вспышке ярости, аффекте, причинении непосредственного зла и в холодной и расчетливой мстительности, питаемой уязвленным самолюбием и гордыней. Последнее куда горше и разрушительнее первого. Американский сварщик переживал именно второе состояние. Все эти годы (с 2001-го по 2004-й) он жил и питался страстью обиды, гнева и мести, сначала вынашивая свои планы, а потом работая над своим детищем. Спокойно и рационально он продумывал план отмщения. «Месть – это блюдо, которое нужно подавать холодным», – сказано во французском романе XVIII века «Опасные связи». Потом этим изречением стали пользоваться все, кому не лень.

Химейер сделал месть самоцелью, смыслом своей жизни, своим кредо и религией. Он заранее знал, что после своей акции из трактора он больше не выйдет. Его поступок не был местью Монте-Кристо, с желанием восстановить доброе имя и обогатиться. Не был даже деянием Герострата, который хоть и был казнен, но увидел плоды своей разрушительной деятельности, узрел реакцию людей и понял, что его не забудут. Джону все это было не нужно. Иначе бы он не застрелился в кабине, а, сделав свое дело, спокойно сдался властям и провел бы не очень большой срок в гуманной американской тюрьме, раздавая интервью и смотря по телевизору передачи со своим участием. Его задача и цель были совсем другими. Страсть, доведенная диаволом при попустительстве самого человека до предела, слепа. Она становится доминантой и самоцелью. В данном случае удовлетворение жажды мести, которое длилось несколько десятков минут, ибо бульдозер очень быстро смог превратить полгорода в руины, было той целью, к которой Марвин шел несколько лет. Думаю, он неоднократно представлял себе, как содрогнется город от львиного рыка 400-сильного двигателя Киллдозера. Как будут дрожать мостовые и звенеть стекла, когда многотонный стальной монстр покатит к своим целям. Как будут рушиться и падать офисы и дома ненавистных врагов. Когда диавол дал Марвину пережить все это в реальности, дальнейшая жизнь потеряла для него всякий смысл. Он был так ослеплен и опьянен гневом и жаждой мщения, что все остальное стало ему совершенно безразлично. Ему уже было наплевать, что могут пострадать совершенно невинные люди. Милость Божия, что никто из жителей, кроме самого виновника, не погиб. Ведь в зданиях или рядом с ними, конечно, могли находиться люди, чего не мог не знать разрушитель. По свидетельству местных властей, он сделал 15 выстрелов, в том числе по трансформаторам и баллонам с пропаном, что представляло огромную угрозу для населения. Правда, есть и другие показания очевидцев, что Химейер стрелял в воздух, чтобы отпугнуть полицейских. Но так или иначе, если ты внезапно сносишь среди бела дня 13 зданий и при этом стреляешь направо и налево, только чудо может уберечь людей от гибели.

Когда человек охвачен какой-либо страстью – неважно: гневом, пьянством или блудом, – он не думает о других, не думает о последствиях. Страсть становится доминирующим чувством, которое ослепляет одержимого ею и убивает или притупляет все другие чувства: любовь, ответственность, страх, боль. Гнев называют убийцей любви. Самая главная задача диавола – разрушить жизнь человека, поддавшегося гневу, его взаимоотношения с близкими и – как закономерный итог – убить его самого, а главное – погубить его бессмертную душу. Недаром в списке страстей за страстью гнева идет печаль и, как проявление этой страсти, отчаяние. Человек, подверженный раздражению, гневу, часто пребывает в унынии, отчаянии, ему все противно, жизнь и окружающий мир кажутся уродливыми и бессмысленными. Уныние уже есть духовное самоубийство. А далее идет и телесный уход из жизни. Когда человек уходит из жизни сам, добровольно – конечно, если только он не делает это по религиозным или героическим мотивам, – это всегда совершается из-за потери смысла жизни. Самоубийце кажется, что дальнейшего смысла в его существовании уже нет. Все, «мавр (или Марвин?) сделал свое дело, мавр может уйти». Жить больше незачем.

Страшно сделать целью жизни разрушение и смерть

Страшно сделать целью жизни не любовь, не служение Богу и людям и даже не просто жизнь в свое удовольствие, а разрушение и смерть. По-моему, что-то страшнее сложно придумать. Жалко человека. Прости ему, Господи, его вольные и невольные согрешения.

В следующей статье я постараюсь рассказать, как бороться с разрушительной страстью гнева.

(Продолжение следует.)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *