Масаи племя


Масаи — племена, проживающие в южной части Кении и северной части Танзании, ведущие полукочевой образ жизни и занимающиеся преимущественно скотоводством. Всего на территориях саванн проживает около миллиона масаев, значительная часть которых до сих пор сохранила свой коренной жизненный уклад и ревностно соблюдает свои древние традиции. С приходом массового туризма в Кению и Танзанию масайские племена получили широкую известность среди путешественников — благодаря своему запоминающемуся внешнему виду и красным накидкам, традиционной одежде этого племени. Во время сафари туристы часто посещают масайские деревни, расположенные вблизи кемпингов, где знакомятся с бытом племени, их обрядами, обычаями, традиционными танцами, покупают сувениры. Вообще при путешествии по Кении и Танзании, ты встречаешь масаев повсеместно — в полях, в деревнях, на рынках, на обочинах дороги и даже в шумных городах — где только ни мелькают их накидки! Масаи видят к себе интерес и рады туристам, за небольшую плату охотно позируют для желающих сделать экзотическое фото, хотя многие знатоки Африки и не уверены: такая бешенная популярность — это благо или зло для живущих своим традиционным укладом масаев. Так или иначе, мы с Наташкой во второй вечер в Масаи-Мара решили тоже сходить посмотреть масайскую деревню — интересно же! :))
1. Заранее договорившись о встрече, в сопровождении трёх масаев идём в деревеньку, расположенную неподалёку от нашего кемпинга.

2. Масаи живут в небольших хижинах, сделанных из специальных веток и прутьев, скреплённых посредством смесей, основу которых составляет навоз — главный «строительный материал» скотоводческого племени. 🙂

3. Даже несмотря на приход массового туризма, масаи живут обособленно и соблюдают свои традиции. В последнее время, помимо скотоводства, масайские племена нередко занимаются охраной туристических кемпингов. А ещё им как историческому племени этих мест разрешено пасти свой скот и в небольших количествах охотиться на территории заповедников и национальных парков — с применением традиционных орудий.


Масаев легко узнать по высокому росту, худощавому телосложению, стройной осанке как у мужчин, так и у женщин. В самого детства мальчики пасут скот и как будущие воины живут очень самостоятельно, девочки же с детства занимаются работой по дому, доением скота, приготовлением еды. После обряда посвящения мальчики получают статус молодых воинов — моранов. Взрослые масаи любят украшать своё тело и лицо шрамами, татуировками, каждый узор которых характерен только для какого-то одного племени, а главным шиком масаев является разрезание ушей — чем больше дырки в ушах, тем лучше. Религия масаев — традиционные верования: поклонение богам и природным силам. Часть масаев приняли христианство, а нередко встречается причудливое смешение христианства и традиционных религий. У масаев распространено многожёнство в племени — но для каждой жены мужчина должен построить свою отдельную хижину и отдать хороший выкуп из коров и прочего скота. Так что, как правило, первую жену мужчины-масаи заводят довольно рано, а вот вторую и последующих — уже в гораздо более зрелом, солидном и обеспеченном возрасте. Племена масаев живут в гармонии с окружающей природой — накидки красят в яркие цвета с помощью естественных красителей из специальных трав; от москитов, да и вообще в качестве лекарств также применяют средства из местных растений. Для Африки у масаев весьма высокая продолжительность жизни — более 70 лет (проводивший нам экскурсию масай озвучил среднюю цифру в 105 лет, но это он, конечно, сильно преувеличил). Конечно, сейчас, с приходом цивилизации, многие из этих традиций уже не имеют столь обязательного и повсеместного распространения, всё больше масаев уезжает в города и ведёт «светский» образ жизни, часть обрядов и ритуалов проводится, что называется «для туристов» — но и поныне эти племена являются визитной карточкой Восточной Африки и по-прежнему среди них очень много тех, для кого кочевничество, скотоводство и странные, но устоявшиеся многовековые традиции — не показной образ, а самая обычная жизнь.

5. Для посещающих их деревни туристов масаи любят устраивать представления, венцом которых являются национальные племенные танцы — с характерными прыжками, песнями и издаваемыми звуками. 🙂


7. Многие мужчины-масаи любят выдирать себе несколько передних зубов — это из серии разрезанных ушей и украшения тела шрамами и татуировками.

9. В процессе танца… Львиная шапка — символ вождя.
10. Совместное фото на память. :))
11. Рядом со взрослыми в деревне гуляют и ребятишки. Лицо мальчика в жёлтой футболке совсем облепили мухи, но он не обращает на них никакого внимания.
12. Ещё один карапуз… Судя по нарядным бусам — это девочка.
13. Этот немолодой воин с огромными дырами в ушах сейчас покажет, как выкручивать огонь с помощью трения.
14. Берём волшебную палочку и…..

17. ….Начинает дымиться.
18. Как только появился огонёк, масай положил соломку и довольно бойко раздул пламя.
19. Теперь пройдём в один из домов.

21. В хижине довольно тесно, темно, но выглядит она довольно обжитой и даже по-своему уютной. Вот эта комнатка сбоку, например, предназначена для гостей из соседних племён. А спят масаи на соломенных подстилках.
22. Печка, кухня, очаг…

24. Масайская женщина…
25. Вечерело… Откуда-то с гор пригнали скот. Я уже говорил, что масаи строят свои хижины из навоза — этого «стройматериала» и под ногами хватает. По началу, смотришь под ноги, а потом привыкаешь — благо, что «стройматериал» основательно подсушен жарким солнцем. :)))
26. Теперь посмотрим традиционный женский танец. Масайские женщины в большинстве своём стригутся почти наголо, носят серьги, цветастые бусы и прочие украшения, а ещё, как и мужчины, — любят разрезать себе уши. Некоторые портреты масайских красавиц. :))

30. Женский танец напоминает хоровод. 🙂
31. В заключение, сходим посмотрим масайскую деревенскую среднюю школу. Далеко не все масаи получают образование — а как происходит распределение, кому учиться, а кому нет, я так и не понял. Тем не менее, учатся довольно многие — а преподают в школе также масаи, которые сами выучились и затем получили в городе высшее образование.
32. Ученики возвращаются с уроков.
33. В школьном дворике.

36. В сопровождении директора зашли посмотреть класс.
37. Доска и учительский стол.
38. Сфотографировались на память с директором школы.
39. И отметились в книге гостей. :))
Интересная получилась прогулка! Вполне допускаю, что вблизи национальных парков и крупных кемпингов в масайских племенах много, что называется, «туристического» — тем не менее я видел, сколько не «показных», а самых настоящих масаев живёт повсеместно в провинциальных районах Кении и Танзании, и очень рад, что удалось познакомиться с их странной и непривычной, но интересной культурой.
К оглавлению >>>
Tags: Кения, Масаи-Мара

Масаи из Восточной Африки живут в южной Кении и Северной Танзании вдоль Великой Рифтовой долины на полузасушливых и засушливых землях. Масаи занимают общую площадь земли в 160 000 квадратных километров с населением около полумиллиона человек. Однако многие Масаи рассматривают национальную перепись населения как вмешательство правительства и часто искажают реальные цифры.

Общество Масаи состоит из шестнадцати племен (известных на Масаи как Илошон): Илдамат, Илпурко, Илкеконйоки, Илойтай, Илкапутиеи, Илканкере, Исирия, Илмойтаник, Илодокилани, Илойтокитоки, Иларуса, Илмататапато, Илвуасинкишу, Коре, Паракую и Илкисонко, также известный как Исикирари (Танзанийский Масаи). Большинство населения Масаи проживает в Кении. Некоторые живут в Танганьике.

Масаи названы в честь своего собственного языка

Имя Масаи буквально означает «тот, кто говорит на языке Маа». Сам язык является частью Восточно-неолитической ветви Нило-Сахарской языковой семьи. Это в основном разговорный язык, поскольку племя придает большое значение вокализации. Однако есть словарь Масаи, и Библия была переведена на Масаи тоже. Всего существует около 36 нило-сахарских языков, и Масаи является лишь одним из них. Члены Масаи также изучают английский и суахили в школе. Это официальные языки Кении и Танзании соответственно.

Жилье и труд Масаи

Масаи живут в Краалях, расположенных по кругу. Забор вокруг крааля сделан из шипов акации, которые не дают львам нападать на скот. Это обязанность мужчины-оградить крааль. Пока женщины строят дома. Традиционно краали делятся между собой большой семьей.

Инкаджиджик (слово Масаи, обозначающее дом) имеет форму каравая и состоит из грязи, палок, травы, коровьего навоза и коровьей мочи. Женщины отвечают за строительство домов, а также за снабжение водой, сбор дров, дойку скота и приготовление пищи для семьи. Воины отвечают за безопасность, а мальчики-за выпас скота. В сезон засухи и воины, и мальчики берут на себя ответственность за выпас скота. Старейшины являются руководителями и советниками для повседневной деятельности. Каждое утро перед тем, как скот уходит пастись, старейшина, который является главой инканга, садится на свой стул и объявляет расписание для всех собравшихся.

Масаи имеют свой собственный традиционный гардероб

Члены Масаи обычно одеваются в красные простыни. Они известны как «шука». Они обернуты вокруг тела, и на них надеты многочисленные украшения. В зависимости от случая, эти простыни могут быть разного цвета – хотя по большей части они красные. Мужчины и женщины тоже одеваются относительно одинаково. До появления «шука» Масаи одевались в шкуры животных, что характерно для племен этой части света.

Кроме того, члены Масаи часто имеют растянутый пирсинг мочки уха. Это характерно для многих племен. Однако Масаи делают это несколько иначе. В то время как многие племена держат деревянные пробки в своих растянутых пирсингах мочках, члены Масаи украшают увеличенную фистулу рядами бусин, а также одной серьгой, чтобы утяжелить ее.

Общинная система

Масаи-полукочевой народ, живший при общинной системе управления земельными ресурсами. Эта общинная система позволяет использовать ресурсы на устойчивой основе. Каждое племя управляет своей территорией. В нормальных условиях резервные пастбища охраняются воинами. Однако, если сухой сезон становится особенно суровым, границы участков игнорируются, и люди пасут животных по всей земле до наступления сезона дождей. Согласно традиционному земельному соглашению, никто не должен быть лишен доступа к таким природным ресурсам, как вода и земля.

Натуральное хозяйство Масаи

Домашний скот, такой как крупный рогатый скот, козы и овцы, является основным источником дохода Масаи. Домашний скот играет важную роль в экономике Масаи. Скот обменивается на другой скот, наличные деньги или продукты животноводства, такие как молоко. Отдельные люди, семьи и кланы устанавливали тесные связи посредством дарения или обмена скота. «Meishoo iyiook enkai inkishu o-nkera» — так гласит молитва племени. Перевод этой молитвы звучит так: «да даст нам Творец скот и детей.» Скот и дети — это самый важный аспект жизни народа Масаи.

Члены Масаи гордятся своими коровами

Племя Масаи ведет так называемый частично кочевой образ жизни. То есть они перемещаются с места на место по сезонной ротации. Это значит, что у них всегда есть зеленые пастбища и подходящие земли для их скота: коров, коз, овец и ослов.

Несмотря на владение другими животными, именно коровы являются особыми для народа Масаи. В их общине существует убеждение, что все коровы в мире принадлежат им. Мужчины Масаи проводят большую часть своей взрослой жизни, собирая коров! Их богатство и статус в племени определяются тем, сколько у них коров.

Благодаря своей универсальности племя масаи в значительной степени полагается на коров. Молоко, мясо, сыр (и кровь), которые составляют рацион Масаи, поступают от коров, а одежда и матрасы, которые они носят/используют, часто сделаны из коровьей кожи. Не только это, но и их «маньятта», слово Маа для домов, имеют стены и крыши, сделанные из коровьего навоза!

Экономика Масаи

Экономика Масаи все больше зависит от рыночной экономики. Продукты животноводства продаются другим группам в Кении для покупки бус, одежды и зерна. Коровы и козы также продаются за школьную форму и школьную плату для детей. В настоящее время в крупных городах Кении молодые мужчины и женщины продают не только коз и коров, но и бусы, зерно и другие товары. Предпринимательский дух — это нечто новое в их обществе.

Питание Масаи

Традиционно Масаи полагаются на мясо, молоко и кровь крупного рогатого скота для получения белка и калорий. Люди пьют кровь по особым случаям. Она дается обрезанному мужчине, роженице и больным людям. Некоторые ilamerak (слово Масаи для «старейшин»), используют кровь для облегчения опьянения и похмелья. Считается, что кровь очень богата белком и полезна для иммунной системы. Однако ее использование в традиционном рационе идет на убыль из-за сокращения поголовья скота.

В последнее время Масаи стали зависеть от продуктов питания, производимых в других районах, таких как кукурузная мука, рис, картофель, капуста (известная Масаи как козьи листья) и т. д. Масаи, живущие рядом с земледельцами, занимаются земледелием в качестве основного способа существования. В этих районах размеры участков, как правило, недостаточно велики, чтобы разместить стада животных; поэтому Масаи вынуждены заниматься сельским хозяйством. Однако народ традиционно относится к этому неодобрительно. Они считают, что использование земли для выращивания сельскохозяйственных культур является преступлением против природы. Как только вы обрабатываете землю, она больше не пригодна для выпаса скота.

В племени Масаи существуют различные религии

Традиционно Племя Масаи всегда было монотеистическим. Они верят в Единого Бога, имя которому Энкай или Энгай. Этот Бог имеет то, что известно как дуэльная природа, и у них есть немного разные имена:

Энгай Нарок, или черный бог-он доброжелателен.

Энгай Наньоки, или красный Бог-он мстителен.

Однако в последние годы многие члены Масаи стали христианами. Некоторые, хотя и не так много, также обратились к мусульманской вере.

Брачные обычаи

В масайской культуре браки устраиваются старейшинами племени. Полигиния (форма брака с одним мужчиной и несколькими женщинами) распространена среди пожилых мужчин; одалживание жены происходит между мужчинами того же возраста. Брак предполагает значительный выкуп за невесту в виде скота. Традиционно считается, что мужчины должны уступить свою кровать гостю мужского пола. Хозяйка дома может присоединиться к гостю в этой постели, если пожелает. Некоторые другие вещи, которые следует отметить о масайских браках, заключаются в том, что жена часто намного моложе своего мужа. Это означает, что у племени Масаи много вдов. Кроме того, они не собираются вступать в повторный брак. Роль женщины в браке, да и всего племени Масари в целом, состоит в том, чтобы иметь и растить детей.

Детей в племени масаи не называют до трехмесячного возраста

Из-за высокого уровня смертности среди младенцев в общине Масаи детей не называют до тех пор, пока они не пройдут трехмесячный рубеж. Существует также официальная церемония наречения детей. Это известно как Энкипуконото Эадзи, что приблизительно переводится как «выход из периода уединения». Перед церемонией мать и дети изолируются и он отращивают волосы. Их сбривают на церемонии. Это символизирует новый старт для ребенка!

Охота на львов

Масаи очень серьезно относятся к охоте на львов. На львов никогда не охотятся ради забавы, и это не редкость для этой чрезвычайно опасной практики, чтобы охотники были ранены или убиты.

Выход на одиночную охоту на самца льва (масаи не охотятся на самок) рассматривается племенем как проявление большой храбрости и силы. Но в последние годы популяция львов сократилась из-за болезней. Масаи создали новое правило, которое гласит, что теперь они могут охотиться только группами, позволяя популяции львов восстановиться. Эта практика имеет глубокие традиционные корни, которые культивируют бесстрашие среди воинов племени и имеет большое значение для народа.

Частная собственность

Концепция частной собственности до недавнего времени была чуждой Масаям. Однако в 1960-х и 1980-х годах программа коммерциализации скота и земли была навязана им сначала британцами, а затем правительством Кении. С тех пор земля была разделена на групповые и индивидуальные ранчо. В других частях Маасайланда люди делили свои индивидуальные ранчо на небольшие участки, которые продавались частным застройщикам.

Новая система землеустройства отдельных ранчо экономически поляризовала народ масаи; некоторые и значительно увеличили свое богатство за счет других. Однако наибольшие потери земли были нанесены национальным паркам и заповедникам, в которых Масаи были ограничены в доступе к критическим источникам воды, пастбищам и солончакам. Подразделение Маасайланда уменьшило размер земли для выпаса скота, уменьшило количество коров в домохозяйстве и сократило производство продовольствия. В результате общество Масаи, которое когда-то было гордым и самодостаточным, теперь сталкивается со многими социально-экономическими и политическими проблемами. Уровень бедности среди народа Масаи находится за пределами мыслимой высоты.

Масаи имеют свой собственный календарь

Когда дело доходит до календаря Масаи, нет никаких жестких правил. Нет конкретных названий для каждого месяца, и нет никаких правил относительно того, какой месяц наступает после какого. Считается, что: «каждый знает, что есть 12 месяцев и тридцать дней в каждом месяце; 15 дней света и 15 дней тьмы, с 8-м днем, известным как День изменения».

Есть три основных сезона для народа. Это длинные дожди, сезон мороси и короткие дожди. Они оказывают влияние на упомянутую выше сезонную ротацию.

На данный момент будущее Масаи остается неопределенным. Одно, однако, несомненно: масайская культура быстро разрушается за счет цивилизации.

12. Bosisio Alfredo. Storia di Milano (History of Milan). Florence, 1984. 390 p. (In Italian).

УДК 94(671.11:2-545

П. Скиррипа

ЦЕРКВИ АФРИКИ И ПРОЦЕСС РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПЯТИДЕСЯТНИЧЕСТВА. ЧАСТЬ 2

Статья посвящена особенностям деятельности локальных церквей, и прежде всего пятиде-сятнических, в Африке. Не отрицая оккультизма и связанных с ним практик, они признают проповедование их активности в той мере, в какой они опираются на оккультизм, и в какой через посредство Бога могут его победить. Этот дискурс в настоящее время соприкасается с особыми тенденциями, вызванными неолибералистским поворотом. Так как оккультизм сосуществует с

модернизацией, пятидесятнические церкви является институтом, который, с одной стороны, стремится нивелировать проблемы, связанные с модернизацией, с другой, соединяется с ее целями и этикой.

Ключевые слова: множественность модернизаций, пятидесятнические дискурсы, постколониальная Африка, оккультизм, евангелие процветания, миссионерское проповедничество, неолибералистский поворот.

Р. Экстра

CHURCHES IN AFRICA AND THE PROCESS OF SPREADING PENTECOSTALISM. PART 2

Проповедование миссионеров, демони-зация традиционных религий и полемика против оккультизма

Миссионерское проповедование, как католическое, так и протестантское, началось в Африке уже в XVII в. То есть, вместе с колониализмом, который становился более органи-

зованным и пронизывающим, добирающемся до всех углов континента. По многим версиям, даже если следует отбросить обобщающие писания, возможно, также дихотомические, оно двигалось вместе с колониализмом, становясь одновременно его лекарственным средством и его авангардом.

Миссионерское проповедование долго сталкивалось с традиционными религиями. Временами имена местных божков использовались, чтобы переводить имена святых, главным образом, в католической среде. В некоторых случаях пересмотр локального пантеона служил как пусковой механизм для библейских проповедей. Иной раз он использовался для феномена демонизации локальных культов. Миссионеры, принимая нарративы, которые коренились в христианской полемике против западного язычества, утверждались фактически на том, что традиционные культы являлись всего лишь плодами дьявола, который использовал свою власть для обмана пришедших в мир людей и удаления их от Господа.

Я сообщаю, поскольку это очень уместно, о книге одного ученого из Ганы . Текст раскрывает ситуацию изнутри, поскольку ученый является пастором этой церкви, показывает развитие церкви Пятидесятницы в Гане, главным образом останавливаясь на проблеме эк-зорцистского ритуала. В тексте, согласно тому, что в нем описано, интересна, прежде всего, та часть, которая посвящена историческому развитию миссионерского проповедничества. Миссионеры, прибывшие в Гану, были главным образом пиетистами и веслианцами (Пиетисты — последователи учения, возникшего в Гзрмании внутри лютеранства в XVII в. Они придавали особое значение личному благочестию, внутренним религиозным переживаниям, ощущениям общения с Богом, не придавая особого значения христианской догматике. Веслианство (от имени английского проповедника XVIII в. Джона Уэсли) — одно из протестантских методистских учений, проповедующее ревивализм — реформы образа жизни и морали, а не церкви. Веслианцы, в том числе и женщины, проповедовали друг другу, отчитывались, друг перед другом, много занимались социальной работой. Прим. И. А. Красновой). Они прибыли туда, чтобы нести религиозный свет в то, что тогда рисовалось им как сердце мрака, затемненное примитивностью. Миссионеры доблестно противостояли традиционным религиям, рассматриваемым как основы примитивных и диких обычаев, которые, как они понимали, следует разбить уничтожить. Со временем позиции миссионеров в отношении традиционных религий стали более сложными, но рядом со склонностью к большему диалогу оставалась идея их изначального сатанизма.

Такая установка была воспринята полностью африканскими проповедниками, например, Харрисом. Но в этом случае имелось также глу-

бокое различие. Если миссионеры видели традиционные религиозные практики как культы служения ложным идолам, а веру в колдовство рассматривали как пример суеверия и слабости, проповедники христианских африканских церквей, напротив, не испытывали сомнения в их реальности. Харрис не проповедовал ложность традиционных идолов, не подвергал дискуссии конкретность силы колдовства. Просто, базируясь на миссионерском проповедовании, он менял их смысл: они не являлись ничем иным, как выражением дьявола, которого следовало сразить. «Африканские проповедники нацеливали свою миссию против этих сил и демонстрировали могущество Господа в победе над ними при освобождении от них душ правоверных… миссионеры проводили четкую демаркационную линию между христианством и традиционными верованиями, в отличие от африканских проповедников» .

Миссионерское проповедование вместе с тем требовало создания особого пространства: оккультного пространства. Демонизируя традиционные религиозные практики, оно приравнивало их к сатанинским действам. Даже отрицая их конкретную реальность, оно оставляло пространство действия для африканских проповедников, которые основывали и легитимизировали свою позицию собственно на благости власти более сильной, нежели власть сатаны.

Проповедование и практики против оккультизма основывали один их хребтов актуального дискурса африканских харизматических и пятидесятнических церквей. Конечно, было бы ошибочно думать, что их успех зависел исключительно от этого. Социальные условия континента, сила евангелической миссии процветания с ее амбивалентной функцией в отношении к деньгам, к периоду одновременно демонизируемому, но рассматриваемому как знак могущества Бога, также как дискурс о спасении (исцеления), в такой же мере являлись элементами, которые их отражали. Определив пространство моей установки, я хотел бы здесь остановиться собственно на оккультизме, показывая, с одной стороны, отношение между ним и новой неолибералистской этикой, которая доминировала на континенте после проектов структурного урегулирования, предложенных Интернациональным валютным фондом, а с другой стороны, действиями церквей.

Церкви, оккультизм и неолиберализм

Если проследовать по улицам Аккры, столицы Ганы, то так же, как и в других крупных африканских городах, легко столкнуться с оккультизмом. Маленькие лавочки и также

странствующие продавцы продают журналы, в которых часто встречаются истории о колдовстве. В популярных изданиях с определенной регулярностью читатели могут обнаружить на первых страницах огромные фото кадавров, сопровождаемые заголовками, которые отсылают к хронике «последнего ритуального убийства». Этим термином обозначаются те убийства, в которых приносятся человеческие жертвы с целью умилостивить и расположить к себе дьяволов, чтобы стяжать богатства; а также те случаи, в которых смерть причиняется из желания заполучить человеческую кровь и органы с целью использования их в колдовских практиках. Оккультизм, однако, проявляется также в производстве фильмов и видео: в Гане, к примеру, можно найти серию фильмов под заголовком «Дьявол», посвященных этим темам. Также в Нигерии мы находим многие произведения, которые отсылают, более или менее явно, к колдовству. Такие фильмы и видео транслируются в городских кинозалах, больших и малых, по всему континенту, переносятся на CD и DVD, продаются на рынках и на углах улиц.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оккультизм, какутверждают многие антропологи в своих этнографических исследованиях о колдовстве, также присутствует в повседневных дискурсах. Аварии автомобилей и маленьких автобусов, пропажа детей, и прежде всего, приобретение в короткое время богатств некоторыми индивидами часто различными путями возводятся к колдовству. Также в проповедях церквей, пятидесятнической, прежде всего, колдовство и оккультизм присутствуют как постоянный элемент; во время культовых сборищ можно услышать свидетельства обращенных, которые ранее, прежде чем стать правоверными (born again), использовали колдовство часто с целью обогащения. Речь идет об индивидах, которые расплачивались за последствия своих злокозненных действий, спасаясь затем, в частности, переходом в пятидесятничество. Те же самые свидетельства можно прочесть во многих пропагандистских публикациях, издаваемых той же самой церковью.

Даже политика не избегает оккультизма: распространяются слухи (rumors), которые можно услышать на площадях и в местах, где часто собираются люди, в повседневной жизни слухи часто ассоциируются с правящими лицами, и еще более, политиками, занятыми в оккультных действиях. В Камеруне, например, слухи ассоциируют власть президента с его оккультными практиками. Несчастья, которые случаются с людьми, ему близкими, ин-

терпретируются как цена, которую он должен уплатить дьяволу, чтобы тот гарантировал ему свою тайную поддержку .

Речи и практики, которые ссылаются на колдовство, встречаются в большей части африканских стран. В противоположность тому, что должно казаться очевидным, они не только не сосредотачиваются в границах сельских ареалов, но дело обстоит совершенно иначе: есть города, которые являются опорой этого феномена. Мисти Бастиан сообщал о распространении колдовства в городах Нигерии: «Города и их пригородные территории-сателлиты фактически наполнены многими выходцами из старых лесных ареалов континентальной Нигерии. Исчезновение деревьев и подлеска в воображении жителей континентальной Нигерии вовсе не обязательно означает исчезновения тех духовных сущностей, которые в свое время обитали в некоем ареале их домов. Вопреки тому, что они кажутся лишенными чар, города Нигерии становятся местом современной магии: креатуры леса расцениваются как предприниматели…, …находя наилучший способ, чтобы вовлечь в свой силок архаичной жизни ныне живущих людей» .

В этнографических и антропологических дебатах темы оккультизма определенно являются центральными. В этих дебатах с силой отклоняется идея о том, что устойчивость оккультизма и еще более, его распространение в городских ареалах могут быть истолкованы как «трудность модернизации», согласно идее, что такой феномен — модернизация страны — изначально был жестко противопоставлен «традиционному африканскому мышлению», и отсюда последовали все трудности, которые эта последняя вызывала и вызывает, и утверждается, что реакции на трудности обусловлены стремительным социальным изменением, находящемся в действии.

В современной этнографии, напротив, благодаря анализу оккультизма стала объектом дискуссии идея модернизации. Я ссылаюсь на ту концепцию, которая рассматривает модернизацию как западную модель, и поэтому идентифицирует «модернизацию» с постепенным и максимальным сближением в Западом. Таким образом, новым считается только то, что в своих формах, в риторике, в практиках, в технических и технологических достижениях копирует западные модели. Эта точка зрения сегодня оспаривается; в частности, отстаивается множественность модернизаций посредством использования английского неологизма «modernities». Признать множественность

модернизаций, — толкуемых как особенные исторические опыты развития, неповторимые где бы то ни было, — означает фактически признать, что существует конструкция и реконструкция культурных программ и множественных социальных устройств, которые не могут рассматриваться как прогрессирующее сведение к доминантной модели, или лучше, к образующей матрице, В этом смысле понятие «множественные модернизации» содержит скрытый отказ от парадигмы модернизации, который выше мною описан. Охватывая эту вторую перспективу, оккультные практики таким образом не могут быть интерпретированы как пережитки прошлого, как культурная форма, предназначенная к исчезновению, сдуваемая с пути ветром модернизации; они, напротив должны рассматриваться как конституирующая часть того особенного исторического опыта, который и есть африканская модернизация в ее множестве оттенков, меняющихся от страны к стране.

Говоря таким образом об оккультизме в этом контексте, не стоило бы придавать ему смысл рефлексии о практиках, предназначенных к исчезновению с наступлением общества технологически продвинутого и секуляризованного. Устойчивость оккультизма делает собственно спорным нарратив о модернизации в его западной версии, которая имеет тенденцию к прогрессу, как технической победе, утверждению светского мышления и секуляризации. Говорить о том, что оккультизм сосуществует с модернизацией в Африке, означает по существу вести речь о других вариантах модернизации.

О связях между новыми практиками оккультизма и неолибералистскими экономическими формами, сегодня доминирующими на континенте, сейчас говорится много. К примеру, Биргитта Мейер показывает, как обогащение связано с новой неолиберальной этикой . Оно рассматривается не как обогащение само по себе, но в виде способов, в которых рассказывается, как оно представлено в расхожих историях и повествованиях, которые распространены по африканским странам. Например, в упомянутой статье Мейер говорит о рассказах, в которых утверждается, что богатство должно исходить от дьявола или от оккультных действий традиционных жрецов. Во всех случаях богатство предстает как плата за жизнь единокровного родственника, принесенного в жертву именно с такой целью. В других случаях стерильность (лишение детородной функции) (также жертвуется жизнь, на сей раз потенциальная) есть цена за обогащение.

Также в моем этнографическом опыте имеются примеры такого рода. В Эфиопии распространены слухи, утверждающие тот факт, что богатый собственник очень крупных гостиниц в столице обязан своим богатством детям, которых принес в жертву к подножию огромной сикоморы, находящейся в холле одной из его гостиниц.

Колдовство разрывает связи семейной солидарности и соседства. Оно становится метафорой того, как упорный поиск богатства уничтожает местные (локальные) ценности. Через эти дискурсы проверяется мораль капиталистического экономического обмена. В пяти-десятнических церквях есть много рассказов, которые относятся к богатствам, добытым сатанинским путем. Это богатства, недолго остающиеся: дьявол ничто не дает даром. Истории о них часто кончаются трагедиями со смертями членов семьи, и выкуп состоит в религиозном обращении, которое гарантирует защиту от действий дьявола. Если товары и деньги — инструменты дьявола, то спасение лишь в лоне пятидесятнической веры.

Не должно все же думать, что пятидесят-нический дискурс исчерпывается критикой морали обмена. Прежде всего, в версии евангелия процветания открывается возможность дифференцированного свободного выбора. Амбивалентность товаров и денег, которые обуславливают отталкивание и притягательность синтезируется в этом соглашательстве. Евангелие процветания, по сути, проповедует не только спасение, но и возможность добиться благополучия на этой земле. Проповедники, которые им вдохновлялись, рассматривали материальное богатство как благословение Господа. Более всего Церковь, но также и индивид, под непосредственным покровительством Господа, могут накапливать богатства. Вот почему, как знаки Божественного благословения, они должны быть предъявляемы для демонстрации того, насколько Господь могуществен и благосклонен к тем, кто истинно верует в него.

Неолибералистский поворот большей части африканских государств и политика доступа к интернациональным рынкам привели к поощрению частной инициативы, которая для некоторых заканчивалась обогащением, а в целом производила прогрессирующее обнищание части населения. При этом возникала конкуренция западных товаров, которые часто становились знаком и мерилом стремлений, которые невозможно было реализовать. Деньги и товары таким образом в одно и то же время становились объектом желания и символом

соприкосновения с новой социальной и экономической реальностью, в которой групповая солидарность уступала место индивидуальному предпринимательству, а экономика обмена противостояла экономике, пропитанной местной моралью.

Эта амбивалентность, как я говорил, существует в дискурсах неопятидесятнических церквей, которые охватываются евангелием процветания.

С одной стороны, фактически, деньги, а еще более товары, рассматриваются как средство, которое дьявол использует, чтобы интенсифицировать свое злобное влияние на мир, с другой, они — символ благосклонности Бога к правоверным и обращенным, в частности. Отсюда предъявляется размер богатств некоторых проповедников-пятидесятников, которые выставляют напоказ свою одежду по последней моде, разъезжают на Мерседесах и других роскошных машинах.

Резюмируя, я хотел бы подчеркнуть, два аспекта, которые всплывают, хотя, естественно, и не являются единственными в проповедовании пятидесятников. С одной стороны, дискурс против оккультизма. Оккультизм в своем обосновании имеет длинные корни, порожденные проповеднической деятельностью миссионеров и демонизацией традиционных религий. Создается таким образом пространство, в котором изгоняются демоны, ведьмы и традиционные божки, все отмеченные знаком сатанизма. Сила изначальных локальных церквей, и прежде всего пятидесятнических, состоит в том, что они не отрицают оккультизма и связанных с ним практик. Создавая их в реальности, они легитимизируют проповедование их активности в той мере, в какой они опираются на оккультизм, и в какой через посредство Бога могут его повергнуть.

Этот дискурс сопрягается сегодня с особыми тенденциями, вызванными неолибералист-ским поворотом. Двойственное отношение к товарам и деньгам отражается в амбивалентности, которую мы находим в дискурсах церквей. Поскольку оккультизм сосуществует с модернизацией, харизматические и пятиде-сятнические церкви кажутся в этот момент институтом, который, с одной стороны, стремится исцелять раны, наносимые модернизацией, с другой, соединяется с ее целями и этикой.

Такой дискурс, конечно же, не может быть универсален, ибо крайне различаются реальности, с которыми он сталкивается на конти-

ненте. Прежде всего, дифференцируется и варьирует комплекс церквей, которые пытаются его проводить. Дело не только его в размытости его границ, но прежде всего мы находимся перед лицом панорамы, подобной кипящей магме и находящейся в состоянии непрерывной эволюции, внутри которой сосуществуют институты, формы проповедования и практики, которые часто между собой контрастируют. Произведенные этнографические исследования, если сложить их вместе, развернут перед нами комплексную реальность, которая не будет укладываться ни в какие жесткие и определенные рамки. То, что я хотел здесь представить, есть только одна тенденция, очень сильная сегодня, которая сейчас развертывается вокруг проповедования евангелия процветания. Она интересна в своей соприка-саемости с версиями модернизации, которые утверждаются на африканском континенте.

Наррации и дискурсы, концентрирующиеся вокруг оккультизма и форм сатанинского обогащения, и более широко, вокруг злокачественности разворачивающегося в мире процесса, фактически также порождают реальность. Это дискурсы перформативные, поскольку ощутимо пересоздаюттопосы о модернизации, как бы склоняя ее к религиозным идиомам. По многим версиям речь идет о критическом дискурсе реальности в той мере, в какой он принимается, следуя Аппадураи , то есть идее, что воображаемое не должно расцениваться как уход от реальности, но, напротив, как социальное пространство, в котором она проектируется, о чем я имел случай более пространно заявлять в другом месте . Если мы последуем такой концепции, то можем сказать, что подобные дискурсы позволяют управлять амбивалентностью, связанной с товарами и богатствами, позволяют отражать в морали экономические формы, сегодня господствующие, и менять их. В том смысле они изменяют их, что конструируют реальность, объясняющую их в религиозных идиомах. Связь с экономическими и политическими практиками таким образом оказывается в центре религиозных дискурсов. Пя-тидесятнический дискурс так выражает модернистскую теологию, что идея модернизации может склоняться как внутрь традиционного просветительства, так и внутрь секуляризации, запуская политическое действие и социальную рефлексию собственно в рамках религиозной идиомы. В этом, вероятно, и заложен один из ключей его обновляющейся притягательности.

Перевод И. А. Красновой

Источники и литература / References

4. Meyer B. Delivered from the Powers of Darkness?: Confessions of Satanic Riches in Christian Ghana // Africa. 65, 2, 1995.

5. Onylnah O. Pentecostal Exorcism: Wtchraft and demonology In Ghana. DEO Publlscing, Dorset (UK), 2012.

УДК 355.121

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В. H. Суряев

КОМПЛЕКТОВАНИЕ КОРПУСА ОФИЦЕРОВ РУССКОЙ АРМИИ: ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ЦЕНЗ (1900-1914 гг.)

Развитие военно-политической обстановки в мире отчетливо демонстрирует необходимость дальнейшего укрепления обороноспособности Российской Федерации. Фактором первостепенного значения при этом является обеспечение такого уровня образования офицерского состава, который позволит ему выполнять свои профессионально-должностные обязанности в любой обстановке, Существенную помощь в решении этой

задачи может оказать учет опыта прошлого. Настоящая статья посвящена анализу мер, предпринимавшихся для совершенствования образования будущих офицеров в военных училищах в период, предшествовавший Первой мировой войне.

Ключевые слова: юнкера, офицеры, общее и военное образование, военно-учебные заведения, преобразование юнкерских училищ.

V. N. Suryaev

STAFFING OF RUSSIAN ARMY OFFICERS: EDUCATION QUALIFICATION (1900-1914)

Функционирование любой государственной организации в решающей степени зависит от ее руководителей. К армии, ввиду специфики социальных связей и отношений, существующих в ней, данное положение относится в большей мере, чем к любому другому социальному институту. «Качество состава корпу-

В рассматриваемый период времени главными обязанностями офицерского состава яв-

В Африке по-прежнему, как и много веков назад, проживают не только представители современного мира, впитавшие все прелести урбанизации, но и дикие племена, сохранившие древний уклад жизни. Самым известным племенем являются – Масаи. Какова же история племени Масаев, и чем жители этого племени отличаются от других племен?

Кто такие Масаи?

Масаи – уникальное племя, сохранившее уклад жизни предков. Они продолжают жить также, как и их предшественники сотни лет назад. Масаи не имеют паспортов и отвергают все преимущества, которые дает современное общество.

Рис. 1. Племя Масаи.

Территорией заселение племени – южная часть Кении и северная часть Танзании. По подсчетам население этой территории составляет от 900 тысяч до 1 млн. человек. Масаи строят дома из веток и прутьев, скрепленных навозом, ведут кочевой образ жизни и занимаются скотоводством. Скот для племени является основным источником пропитания, они очень уважительно относятся к домашним животным, считая их подарком от бога дождя Нгаи.

Основной одеждой является красная роба, в которую завернуты представители племени. Красный цвет выбран не случайно: он символизирует кровь и олицетворяет храбрость.

Рис. 2. Представитель племени Масаи в традиционном одеянии.

Традиционный нетронутый уклад жизни Масаев привлекает множество туристов в их деревни. Жители деревень это хорошо понимают и пользуются сложившейся ситуацией: фотографируются только за деньги, продают сувениры, показывают свой уклад жизни.

История племени Масаев

Впервые Масаи появились на территории Северной Африки, куда пришли с Верхнего Нила, а уже в XVI веке облюбовали территорию Кении, которая сейчас относится к региону Восточной Африки. Масаи считались превосходными воинами и без труда завоевывали все племена, продвигаясь на юг. Быть воинами и защитниками они учились с самого детства: пасли скот и защищали его от диких животных. Также мальчики проходили сложную болезненную процедуру – обрезание через которую мальчик становился юношей и мужчиной. Девочки с малых лет помогали матери по дому: учились убираться, готовить, доить коз и коров.

ТОП-1 статьякоторые читают вместе с этой

  • 1. Племена Африки

С древних времен Масаи поклонялись силам природы и божествам. Сейчас эти племена в большинстве приняли христианство, но очень часто христианские традиции соседствуют с языческими.

У Масаев очень специфичное чувство прекрасного. Они считают красивым выдирание двух передних зубов, бритье наголо головы как женщин, так и мужчин, украшение тела различными татуировками и шрамами. Изысканным также считается разрезание мочек ушей.

Рис. 3. представитель племени Масаи с разрезанными мочками ушей.

Что мы узнали?

Масаи – уникальное кочевое племя с сохранившимися древними традициями. Некоторые из них кажутся очень милыми, другие – жуткими. Численность населения составляет около 1 млн. человек. Проживают племена на территории Кении и Танзании в Восточной Африке.

Тест по теме

  1. Вопрос 1 из 5

    В какой из перечисленных стран обитает племя Масаи?

    • Египет
    • Кения
    • Сомали
    • Сенегал

Начать тест(новая вкладка)

Оценка доклада

Заметки от обжарщика

Республика Кения расположена в Восточной Африке между Угандой, Танзанией и Сомали, сегодня Кения — одна из самых быстроразвивающихся африканских стран. Большая часть кенийцев занята в сельском хозяйстве, и одна из главных культур в нём — кофе.

Кения — это своебразный знак кофейного качества, если в кофейне готовят Кению, то это верных знак, что вы в правильном месте. Профессионалы и любители кофе по всему миру аппелируют к Кении, рассуждая о кофе и оценивая вкусовые характеристики того или иного зерна, не обязательно, кстати, кенийского.

Богатая суглинистая вулканическая почва, хорошая обеспеченность водой, достаточная высота над уровнем моря — в Кении всё сошлось, чтобы вкус каждой чашки был бесподобен.

Это зерно можно готовить почти любыми способами, но мы настоятельно рекомендуем альтернативные способы. Приготовьте её в кемексе, ипользуйте щадящие температуры и дайте чуть-чуть остыть перед первым глотком — за такой кофе можно продать душу.

Вкусовое описание

Аромат: Яркий, с нотами полевых цветов и жимолости,
Во вкусе преобладают: мандарины, оттенки вишни и темного шоколада, сохраняющееся и в послевкусии.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *