Матушка ефросинья

Евфросиния покоряет тотчас же. Мгновенно пленяет сердце своего ученика. Ее неотразимое дерзновение о совершенной святости увлекает вослед. Высочайшая духовность превосходит самые блистательные наставления по книжным образцам. Преизобильная сокровищница с Неба. Перед каждым простирает невидимую духовную лестницу на Небеса и высвечивает огненные ступени восхождения. Непревзойденная таинница пути.

Живая чудотворица и истинная жемчужина небесная. Вся – трепет, пламенная ревность, возжженное сердце. А внешне – нищенка, бомжиха, теснимая и презираемая. Сгорбленная старушка брежневских времен. Десять лет носила демисезонное пальто. В нем ее и похоронили в простом, дощатом гробике. В нем она замироточила. В нем и воскресла. И возвещает в своих откровениях близящееся Царство.

В лавре ее называли замолившейся. Местные ее ненавидели и травили: «Фарисейка!» Монахи ее гнали за обличения в недержании поста и нетворении молитвенного правила. И ходили за ней, богодухновенной старицей двое-трое, не больше. А Бог облек ее в ризы нетленные, наполнил миром Его божественных ран.

Тысячи новомучеников в XX веке, православных святых и стариц – Матрона, Пелагея, Алипия… А Евфросиния – выше их тем, что подобно Серафиму Саровскому, единственная учила о стяжании Святого Духа. Тайна ее в том, что она – помазанница, избранница, носительница благодати нестяжателей Нила Сорского, печатей соловецких подвижников. (Здесь и далее из книги блаженного Иоанна «Репортаж из царства креста» М., 2003г.).

«К ней прильнул – и возжегся, и изнемог, и упал, и встать не мог, по обращении превратившись в трехлетнего младенца… И восковитая матушка стала для меня так же прекрасна, как Спаситель для Иоанна Предтечи. Крещение огнем ее сказывалось буквально во всем, чего ни коснется. Даже двухчасовой сон – огненный: перебирает четки, шевелит губами. Вокруг нее реют ангелы, рюлят демоны – жизнь не прекращается ни на секунду. С двух до пяти три тысячи поклончиков хлещет – как прекрасный полет парящей птицы над звонким лесом, над утренним монастырем.
Во дворце царя Соломона не было бы так упокоенно как в ее пятикратно увеличенной собачьей конуре, как назвал я грязный шалашик в огороде скаженной бабушки, что жила со своим сыном-алкашом. Предлагали шестикомнатные, двухэтажные дома – отказывалась: «Не отнимайте у меня благодать».

Нескончаемое мое удивление было беспредельно – почему же никто не видит эту живую святую? Евфросиния находила как наитие Духа. Потрясала кладезем святоотеческой премудрости. Никогда не читала ни одного из святых отцов. «Предлагали мне и Златоустова и Дамаскина – мне не до них: грехи бы отмолить, в Царство Божие вступить». Псалтырь, Евангелие, поклончики, святая вода.

Евфросиния была облечена в торжество святых Соловецкой Голгофы. Ничего о них не знала, не слышала – а духа их несла. Подумать только – Бог избрал носительницей этой казны, способной окормить полмира, простую старицу! Сколь же богато было ее распятое сердце, если обладала столькими печатями.

Теперь только понимаю: жила в иной реальности, жила на земле как в Царстве. Не признавала иных хлебов, кроме просфорок; иной воды, кроме святой; иных источников, кроме Святой горки и святой Анны; иных книг, кроме псалтыри; иных ближних, кроме подвижников со Святым Духом; иных жилищ, кроме способных стать ее келией.

Что я унаследовал от нее? Наверное, образ человека небесного, подвижника блаженного. Духа ее исполнился, печати ее стяжал. А путем пошел – каким Господь благословил идти. Ведь и Евфросиньюшка отличалась от слепивших ее Амфилохия и Саввы. Помазание таинственное стяжал – в нем тайна спасения, тайна подвижничества. Если не коснулся Господь чела твоего – тщетны подвиги и подвизания. Сколько бы поклонов ни творил, слез покаянных ни пролил, если нет избраннической печати на челе – пиши пропало.

Родилась в далеком 1916 по земному времени. Отец Никифор – подпоручик царской армии. Сердобольный, добрый, милостивый. Сердце имел нежное.

Часто рыдал по ночам, подолгу молился. Не принял ни керенщину, ни сталинщину, красного дракона отверг и замкнулся. На руках восьмеро детей. Коммунисты забрали хозяйство и выбросили семью на улицу. Трижды вели на расстрел за один день и возвращались. Оставили в живых ради детей, но дом ограбили подчистую. После попыток расстрела отец одичал. Ни с кем не общался, уходил в лес, молился. Фросеньку часто ласкал, прижимал к сердцу и плакал. Ей одной доверял свое сердце.

В восемнадцать лет – первый зов Божий. И в двадцать восемь слышит во сне тот же сладчайший голос Спасителя: «Дочь моя, ты несчастна только оттого, что не имеешь веры в Бога. Помолись Богу – и счастье вернется к тебе». В церковь – запрет ходить. Кругом сатанократия, колхозы, коммуны, стройки, пятилетки, атеизм, Фросе чуждые, ненавистные. Начались болезни – ангина, осложнение на сердце, водянка, гипертония, щитовидка, почки, печень, ревматизм, полиартрит – щит от Господа.

Чуждая, никому не нужная, брошенная вспоминает: «Закрою глаза – слезы хлынут. В три года думала о смерти и сказала себе: «Другие умирают, а я не умру». Спрячется куда-то за печь и плачет горько. А выплакавшись досыта, скажет: «Все умирают, а я не умру». Профессора сбились с ног: будешь умирать. «Нет, я не умру».

Годы скитаний. То откажется голосовать – и молодые курсанты-милиционеры практикуются на ней на допросах. Мытарства – больницы, аресты, камеры, голод, нищета. Подалась в Почаев к игумену Амфилохию, известному костоправу. Прочел в ее сердце жажду Господа – принял сироту…»

«В основе нашей веры – любовь Божия. Кто ее постиг – блажен», – учит Евфросиния. Ее наставлениям следуют сегодня тысячи.

Первое: начни с себя, возлюби крест. Как бы ни было тяжело, принимай о себе последнюю правду.

Второе: не отступать. Терпеливо творить ежедневный подвиг девства, молитвы и поста.
Третье: полное самоотвержение из любви к Богу.
Четвертое: молиться за ближних. Быть готовым к жертвенному подвигу.
Пятое: достигнуть ступени радости в скорбях, в поношениях, в клевете и гонениях. Делать усилия и побеждать самого себя.

Самое важное – метанойя, изменение всего естества. Гореть Духом Святым – Бог не любит теплохладных.
Каяться глубоко, прозревая во внутренняя. Цель покаяния – девство. Полная победа над страстями.
Молитесь при свечах, электричество окрадывает благодать. Ангелы мучительно воспринимают электричество.
Компьютеры отнимают молитву, как ни один хульник или атеист. Телеэкран – окно в ад.
Молодежи надо начинать с омовения на источниках, с поклонов. Они примут практический путь.
Не просите ничего у Бога, кроме дара Духа Святого. Ничего не просите у людей, кроме молитвы. Жизнь в Боге – сплошная радость. На поклонах – летать. В посте – благоухать. На молитве – восхищаться. На источниках – сиять. В скорбях — радоваться. Врагов – побеждать любовью.

Обладала чудотворной силой Иоанна Крестителя исцелять на источниках. Памятны такие случаи. Врачи запретили беременной женщине роды: «Не рожай! Сама умрешь и ребенка погубишь». Купала при минус 10. Исцелилась, родила прекрасное дитя.

Как-то пришла плачущая мать с парализованным сыном. Олигофрен, скрюченный, парализованный. Врачи были беспомощны. И снова Бог помог – исцелилось чадо.

Молодой мужчина привез тяжелобольную мать. Серия инфарктов. Медики советовали ему дать спокойно дожить матери свои последние дни.
Евфросиния возжгла лампадочку, со слезами – псалтирь, поклончики. Через час сын обомлел: «больная» мать творит вслед за Евфросинией поклоны. Лицо порозовело, пот градом. До этого не могла рукой пошевелить и вздох глубокий сделать. И вдруг полетела на поклончиках как птица, будто новое сердце ей дал Господь.

Слыла великой прозорливицей. Только взглянет на человека – и знает о нем все. Дано ей было видеть тяжесть греховной чаши и степень завета с лукавым. Каждого призывала оставить грех и жить свято. Давала бесценные советы. И кто следовал – жизнь менялась к лучшему. От людей отбоя не было, толпами валили к ней. За что и не взлюбили ее храмовые держиморды. Завидовали, гнали, клеветали. Подсылали молодчиков.

Сколько раз перехватывали в темном переулке возвращающуюся со всенощной. Били чем под руку попадет. Еле живая, окровавленная едва доходила до своей «собачьей конуры». Наутро осматривала синяки и показывала своим духовным чадам шишки на голове. «У, какую гулю подарил мне Господь!» – сдерживая слезы, шутила она, показывая следы от избиений.

Блаженный Иоанн вспоминает первую встречу с Евфросинией: «Лето 1980-го. Странствуя по храмам и монастырям в поисках отца-старца, заехал в почаевскую лавру. У входа в храм вижу маленького роста сгорбленную старушку, которая с горячими слезами проповедует о распятом Христе, да так, что рыдает навзрыд окружающая толпа. Протрясенный, послушал ее и уже собирался войти в храм, как ангел развернул меня, и я увидел над головой матушки огромную солнечную руку Небесного Отца, опускающуюся на Евфросинию со словами: «Се дщерь Моя возлюбленная. С ней Мое благоволение». Онемевший от увиденного, понял: знамение с Неба.

На следующий день я был уже в Евфросиньином шалашике, покрытом пыльной, почерневшей соломой. Вошел – и онемел от благодати. Здесь пахнуло соловецким елеем. Вот где я открыл для себя Соловки – когда заполз в пятикратно увеличенную собачью конуру и пал к ногам старицы, перебирающей четки. И она утешала меня, захлебывающегося умиленными слезами. Я глядел на нее и думал: «Как же мир не видит живую святую!»

Евфросиния поднималась на метр над землей, проповедуя, преображенная. Живое сокровище образов, непочатая казна даров Святого Духа. Чего ни коснется – обращается в огонь. Молитва – огненная. Воды при морозе минус 30 – горячие. Благовестие – как свадьба радостная. И скорбь с ней – блаженна. Исчезают страхи, похоти, ничего этого нет! Крест и блаженство – вот сфера Евфросинии. Слезы и мирро, кровь и воскресение. Она – мать сфероносительница Царства Духа Святого.

Не было на земле у нее ни жилища, ни прописки, ни сберкнижки. Как ходила в демисезонном пальто с котомкой в руках, так и ныне в этом же пальто лежит в мощевом гробике, благоухает неземными ароматами и мироточит чудотворными целительными маслами. Иное жилище предуготовил для нее Господь – чертог Брачный. В иные одежды облек ее небесный Возлюбленный – брачночертожные одежды невесты.

Тысячи исцеляются ныне от ее мощей. Скольким неисцелимым, парализованным и обреченным поможет она! Сколькие сегодня получают знамения Божии от одной молитвы, к ней творимой: «Святая старица и матушка наша Евфросиния, прославленная Богом мироточивыми мощами, моли Бога о нас!»

О, если бы еще хотя бы несколько Евфросиний, подвижников ее силы – обратилась бы Русь Святая и воцарился Бог на земле!

Евфросиния мирроточивая. Ключи стяжания святого духа

Источники для нее были ценны тем, что избавляли не просто от болезней, но от греховной чаши. Если омовение совершал старец или старица, на святых источниках происходило чудо – омываемый внезапно очищался от греховной скверны.

Вопреки всем препятствиям, Евфросиньюшка почти каждый день, не меньше двух-трех раз в неделю, посещала Святую горку со своими учениками, хотя ее уже там выследили и запретили – ничего не боялась.

Святая горка – живописная стометровая гора, поросшая высокими хвойными деревьями, примерно в 5-7 км от лавры (Почаев). На вершине ее – источник, куда за полтысячелетия до того ступала Божия Матерь.

ОМОВЕНИЕ, ПСАЛТЫРЬ, ПОКЛОНЫ, ЕВАНГЕЛИЕ, СЛОВО БОЖИЕЙ МАТЕРИ –

НЕ ЦЕЛЬ, А СПОСОБ ВЫМОЛИТЬ ГРЕХОВНУЮ ЧАШУ.

С этого начинается подвижничество! У каждого своя греховная чаша, наработанная от рождения или в прежних жизнях. Ее возможно вымолить, что и нужно делать. Христиане говорят: первородный грех вымолить невозможно. Только виртуально, ‘заслугами Христа’, ‘заслугами церкви’, но конкретно – никак. После полувекового подвизания человек остается с теми же грехами, с ними и умирает.

Иначе говорила матушка: ‘Грехи вымаливаются! Молитвой можно вытащить душу со дна адского’. В крайнем случае человек может и сам освободиться от греховной скверны. Но нуждается в помощи старца, вымаливающего свое чадо даже из преисподней.

Стяжать Духа божиего означало для нее стать христом и богородицей, сочетаться, вступить в брак. Вера сама по себе ничто. Важно влюбиться, обожать и стать одно. ‘Грехи прощаются’! – говорит матушка. Более того, греховная чаша облегчается праведной жизнью и молитвой о грешнике, и постепенно высыхает. Когда греховная чаша опустошается – в человеке открывается другая чаша, мироточивая, СВЯТОЙ ГРААЛЬ.

Поныне, учит м. Евфросиния, святой Грааль недоступен, поскольку люди не знают простых истин, о которых она учила в земные дни и учит сегодня. Греховная чаша (которая есть у каждого из смертных) должна быть погашена. Невозможно говорить о внутреннем Граале и 144 замках, пока тяготеет греховная чаша и дымит изнутри ядовитыми испарениями.

Скольких тянула со дна преисподней молитва старицы! Вымаливала от греховного окружения, от греховного прошлого, от проклятия тяготевшего, скольких исцеляла от неизлечимых болезней!

Евфросиньюшка – сплошное животворящее чудо. Свечи не гаснут, грехи прощаются, последние бомжи и неизлечимо больные становятся подвижниками святого Духа… В келье по ночам всегда горели негасимые свечки. Закончилось масло, а лампадка светит. Воск в свече весь вытек, растаял, а свеча горит…

Из книги блаженного Иоанна Богомила ‘Святая Евфросиния Мироточивая’.

(Книга, за последние 13 лет выдержавшая почти 20 изданий,

преподносится читателю в новой редакции)

Заказать книги и диски: «Колирия» «Книги России»

см. статьи: Слово Богини Девы Матери о святой старице м.Евфросинии (1916 — 1993)

Великие почаевские духостяжатели Амфилохий, Евросиния, Ева

Евфросиния Почаевская

Блаженная матушка Евфросиния Почаевская

Блаженная матушка Евфроси́ния Поча́евская (Евфросиния Никифоровна Никифорова, 1916—1993 гг.) — величайшая святая последних времен (обретены нетленные мироточащие мощи), горячая подвигоподвижница 80-90-х годов ХХ века. Старица, юро́дивая и проповедница безумной любви ко Христу. Духовная мать-наставница блаженного Иоанна.

Единственная в мире (после Серафима Саровского) учила практике стяжания святого духа и погашении греховной чаши, за что была преследуема институциональными фарисеями.

Практический путь матушки — основа духовного подвижничества в школе блаженного Иоанна Богомила.

По своем успении прославлена от Бога нетленными, мироточивыми мощами и венцом малой богородицы. На небесах увенчана как богиня с именем Зороастра, первая в свите Царицы Небесной, имеет свой удел и престол.

В 1998 году экклесией Иоанновой были чудесно обретены мироточивые мощи м. Евфросинии, свидетельствующие об истинности пути духоносной старицы.

ЕВФРОСИНЬЮШКА — МАТЬ НАШЕГО РЫЦАРСТВА. Ее мощевой гробик, до половины заполненный бесценным мирро, — знак того, сколь щедро матушка желала, чтобы ее чада получили наивысшее благородное рыцарское посвящение. (Думаю, если бы мощи были обнаружены ортодоксами, о мирро не было бы и речи.)
Матушка, наставница наша в земные дни, и сегодня помогает миллионкрат больше прежнего! Блаженный Иоанн, «Грааль: посвящение в белое рыцарство» (М.: «Мир Софии», 2016)

Откровения и наставления

  • Блаженный Иоанн. «Святая Евфросиния Мироточивая (новое издание), М., 2013»
  • Аудиокнига «Наставления м.Евфросинии (Почаевской)»
  • Видеоканал (откровения м.Евфросинии и музыка Грааля)

См. также

  • Мария Орловская

Эта статья нуждается в доработке

Она ждёт редактора, который сможет исправить или дополнить её.

Чтобы привести статью в порядок, необходимо:
• Написать разделы 1) о биографии матушки; 2) о ее практическом учении; 3) о ее откровениях на мощах

Великие почаевские духостяжатели

Блаженно-страстные беспаспортники

Истинно-Православная Церковь состояла исключительно из безпаспортников, блаженных. На них пребывала благодать, какой на паспортниках не было – особая благодать выданного им небесного документа, по которому могли пройти в Царствие Всевышнего нашего…

Впрочем, что говорить о катакомбниках! Сама Матерь Божия была беспаспортницей на Соловьиной горе. Не было у Нее ни документов, ни просписки. Полностью ни от мира сего. Преимущества? Лукавый не мог достать.

Представьте, какая шла охота на беспаспортников со стороны уполномоченных! Антисоциальное явление! Не поймешь, чего ждать от него. Ведь следов не найти…

Евфросиния – заведомая бездомница, без прописки, без семьи, без работы, без пенсии. Иначе – полное выпадение из порядка мира.

Старец Амфилохий – беспаспортник, гонимый монах-расстрига.

Помимо Евфросиньюшки, я встречал и таких как м.Ева (Анна тогдашняя почаевская)…

Беспаспортницами были и другие старицы. Катакомбная церковь, с которой я тогда столкнулся – негласная беспаспортница. Что это значит? По сути человек без лица, без личности. Не может ни письмо по почте получить, ни денег. У него нет документов. В бюрократическом современном государстве он – никто. Его нет. С ним можно сделать что угодно: упрятать в околоток, изнасиловать, убить, уничтожить… И никто не ответит – никаких о нем данных. Абсолютное безмолвие. Он не человек…

И великолепно! Как это особенно важно сегодня, когда делают электронные паспорта и проставляют свои печати.

Старцы и старицы богомильские с XVI века ходили без документов. Носили в сердце своем благодать небесного документа, выданного Небесной Царицей на вечные времена.

Старчество красно своею неоднозначностью, явлением другого, альтернативного христианства, независимого от властей и побеждающего порядок мира. В этом кроется причина запрета на старчество в России в XVIII веке, а на Западе – в еще более ранние средние века.

Матушка Евфросиния была уникальным столпом богомильского старчества в середине XX века. Великой богомилицей или богородицей почаевской.

Чудесное обретение мироточивых мощей м. Евфросинии

По успении матушки Евфросинии в 1993 году, старица Ева отдала матушке свою пещерку на склоне Почаевской горки, где однажды предназначалось быть положенным ее тело.

В 1998 году престарелой 70-летней м.Еве явилась Божия Матерь Почаевская. Ева немощенствовала: двигаться не могла, лежала неподвижно. Богоматерь укрепила старицу, повелела встать и идти на Святую горку, где ее ожидает важная встреча.

Поднимаясь к источнику, Ева встретила двух молодых людей (отцов, сотрудников о.Иоанна).

– Вы кто? Что вам нужно? – спрашивает Ева.

– Мы ищем мощи матушки Евфросинии.

По словам Евы, она никому не открывала и никогда не открыла бы тайну мощей. Никому, никогда. Ева слышит внутренний голос Божией Матери: ‘Иди на мощи, открой им».

Ева ведет отцов в небольшую пещерку. Сбрасывают ветви. Небольшой вход, и – разносится мощевое благоухание… Небольшой выступ внутри пещеры, и на нем деревянный гробик м.Евфросинии, обернутый в клеенку.

Молятся. Ева благословляет открыть мощевой гробик. Открывают – одна треть мирро (!), 10 см. Все утопает в мироточивой благодати! Нетленные мощеньки м.Евфросинии и мирро благоухающее на тысячи миров!!!

Такое прославление – не просто нетленными мощами, а мирровое – бывает раз в тысячелетие! Оно – ПРЯМОЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ИСТИННОСТИ ПУТИ СТЯЖАНИЯ СВЯТОГО ДУХА.

Из книги блаженного Иоанна Богомила

«Матушка Евфросиния: крылья Духа Святого», «Духостяжание в богомильстве»

Евфросиния Колюпановская

Прп. Евфросиния Колюпановская Мы ехали по утренней дороге среди лесов и полей, встречавших нас свежей зеленью и полевыми цветами. Восходящее солнце то дарило нам свое тепло, то ненадолго скрывалось за облаками. Мы ехали с легким и радостным сердцем в маленькое село Колюпаново, расположенное в Алексинском районе Тульской области. Именно здесь, среди холмов и березовых рощ, раскинулся Казанский женский монастырь, а рядом с ним – знаменитый на всю Россию святой источник Евфросинии Колюпановской.

Блаженная Евфросиния о себе никогда никому не рассказывала, но современники утверждали, что происходила она из древнего рода князей Вяземских, и была первой выпускницей знаменитого Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге.

Евфросиния – ее монашеское имя. В миру она звалась Евдокия. Получив блестящее образование, обладая тонким умом и красотой, она привлекла внимание светского общества и стала одной из любимых фрейлин императрицы Екатерины II. Будущая подвижница дружила с семьями знаменитого Александра Васильевича Суворова и князя Юрия Долгорукова. Но однажды вместе с двумя другими фрейлинами, Марфой и Соломией, княжна Евдокия Вяземская решила тайно покинуть дворец и взять на себя крест подвижничества. Мы не знаем причин этого поступка: слишком ли вольные нравы придворной жизни, интриги или сплетни… Но в один из летних дней три фрейлины, воспользовавшись пребыванием двора в Царском Селе, оставили свои платья на берегу одного из прудов (пусть считают их утонувшими!), переоделись в одежды крестьянок и отправились странствовать. Евдокия побывала в нескольких монастырях: доила коров на скотном дворе, пекла просфоры. И только поборов в себе все человеческие слабости, испытав свой характер на прочность, в 1806 году она пришла в Москву к митрополиту Платону испросить благословение на особый подвиг юродства (мнимое безумие при полном здравии ума).

Увидев перед собой одаренную натуру, митрополит благословил княжну и под вымышленным именем “дуры Евфросинии” направил с собственноручным письмом в серпуховской Владычный монастырь к игумении Дионисии. Подвижница поселилась недалеко от обители, на месте монастырских погребов, в тесной избушке, взяв на себя тяжелейший крест одиночества, насмешек и лишений. Евфросиния ничего не готовила, не ходила на сестринскую трапезу, брала лишь хлеб да квас с монастырской кухни – этим и питалась.

В избе вместе с Евфросинией жили две кошки и три собаки – Милка, Розка и Барбоска. Любимцем старицы был ворон, с которым она разговаривала как с человеком. Однажды он спас ей жизнь. Дело было так. В ее келье случился пожар: кто-то из озорников, издеваясь над “дурочкой”, бросил в открытое окно пучок горящей соломы. Евфросиния стала тушить огонь и так обожглась, что слегла на шесть недель. Ворон не оставил ее: он приносил ей в клюве корочки хлеба, ягоды и воду, выхаживая больную хозяйку, в то время как люди забыли о ней.

Не зря пернатый питомец так заботился о своей хозяйке: он отвечал добром за добро. Вот что рассказывала одна из посетительниц, вместе с подругой ночевавшая в келье у старицы: “От чрезвычайно удушливого воздуха мы не могли уснуть. Вдруг в стекло кто-то постучал. Матушка подошла к окну, отворила и проговорила: “Что, нагулялся?” В это время в комнату влетел огромный ворон, каких мы никогда не видывали, и закаркал. Матушка принесла горшок каши, рассыпала ее на коленях и стала кормить ворона. А когда он перестал клевать, матушка набрала в рот каши, и он стал хватать ее изо рта, потом вспорхнул и вылетел вон. В полночь пропел петух, матушка перекрестившись со словами “Во имя Отца и Сына и Святого Духа” оправила лампаду и уже до рассвета молилась”.

В своей келье Евфросиния практически никогда не убирала, воздух в ней был настолько тяжелым, что однажды навестившая блаженную московская игумения спросила: “Матушка, зачем вы держите животных? Такой ужасный воздух”. На что Евфросиния с улыбкой ответила: “Это мне заменяет духи, которые я так много употребляла при дворе”. Животных своих блаженная очень любила, а звери и птицы отвечали ей такой же привязанностью. Стоило ей только выйти из своего жилища, как на голову и на плечи садились голуби и стаи галок сопровождали ее всюду.

Неизменной одеждой юродивой была власяница (рубашка толстого сукна серого цвета), а в лютые морозы – мужской тулуп. Ходила блаженная всегда босая. Волосы были острижены, голову она обматывала тряпицей, а на шее носила медные ожерелье и цепь, на которой висел большой медный крест. Под власяницей – тяжелые вериги (цепи), о которых никто не знал. Спала блаженная очень мало, лежа на полу вместе с собаками. А на вопросы, зачем она это делает, отвечала: “Я хуже собак”. Ночи ее были посвящены молитвенным бдениям. Строгая по отношению к себе, Евфросиния не могла спокойно смотреть на человеческое горе, на людские страдания и скорби. Во время жестоких напастей вымаливала она у Господа обильные дожди, щедрые урожаи и исцеления болящим.

Наступил 1812 год. Армия Наполеона подошла к Москве. Однажды французские офицеры увидели странную картину: блаженная собирала какие-то травки, корешки, камешки. Оккупанты стали издеваться над ней, оскорблять и бранить, а в ответ услышали обилчение на чистейшем французском языке.

Смирение и молитвенные труды открыли в Евфросинии дар прозорливости. Однажды по дороге в Серпухов заспорили две помещицы: как лучше обращаться с подчиненными. Сошлись на том, что обращаться нельзя ни строго – будут роптать, ни кротко – избалуешь. Заехали к старице. Блаженная побеседовала с ними о том о сем, а потом вдруг заметила: “Кротко, кротко”.

Рассказы о чудесах Евфросинии разнеслись по всей Центральной России. Но, как часто случается, земная слава повлекла за собой зависть, злобу и сплетни. Наговаривали на нее и монахини Владычного монастыря, и светские власти. Раздраженная на “странную” подвижницу новая игумения Владычного монастыря повелела убить трех ее собак. Евфросиния расплакалась – “собак убили – и меня убьют” – и переселилась из Серпухова в село Колюпаново. Местная помещица Протопопова полюбила старицу, построила ей новенькую светлую горницу, оштукатурила ее, деревья вокруг насадила. А блаженная поселила в этих хоромах… собак да кошек, индеек и цыплят, сама же облюбовала маленькую, душную каморку. И все четвероногие и пернатые обитатели небольшой комнатки находились в мире и согласии друг с другом.

Но и в маленьком Колюпанове не оставляли Евфросинию посетители. Шли отовсюду, просили молитвенной помощи, благодарили за исцеления.

Тяготясь людской славой, Евфросиния любила уходить за версту от Колюпанова в уединенное место рядом с Окой. В глубоком овраге с крутыми склонами, поросшими густым лесом, она предавалась тихой молитве. По дну оврага протекал небольшой ручеек, известный под названием речки Прошенки. В 40-х годах XIX столетия на склоне оврага подвижница собственными руками выкопала небольшой колодец, и, когда больные обращались к ней за помощью, говорила им: “Берите воду из моего колодезя – и будете здоровыми”.

В беседах со своим духовником иеромонахом Павлином (Просперовым) старица предсказывала, что в будущем в Колюпанове возникнет иноческая обитель.

Умерла Евфросиния 3 июля 1855 года в возрасте более 100 лет и была похоронена около местного деревянного храма.

В 1929 году большевики уничтожили эту церковь, а в 1996 году на ее месте был построен новый каменный храм в честь Казанской иконы Божией Матери. Теперь он стал монастырским. В этой церкви, с левой стороны, над могилой Евфросинии, поставлена мраморная рака.

Евфросинию Колюпановскую очень чтила Анастасия Ивановна Цветаева, родная сестра поэтессы Марины Цветаевой. Находясь в сибирской ссылке, Анастасия Ивановна собственными руками переписала ее житие, нарисовала портрет подвижницы и повесила его на стену. “Однажды, сильно болея горлом, живя одна в построенной из конюшни избушке, зимой, я мучилась острой болью и решила утром идти три километра – в больницу. Я молилась блаженной – и внезапно ощутила, что боль сразу прошла. И спал жар. Будь это от прорвавшегося нарыва в горле, был бы гной, но горло было чисто, я была здорова. Это было первое чудо в моей жизни от блаженной Евфросинии”, – рассказывала А. Цветаева.

По окончании ссылки, в 1959 году, Цветаева вместе с пожилой знакомой Татьяной Андрейчевой и ее внучкой Ритой поехала в Тульскую область искать могилку и источник подвижницы. “Усталые, но радостные, мы сели в Алексине на местный дребезжащий автобус и, сойдя по совету местных жителей у деревни Свинки, пошли пешком искать Колюпаново. Нас направили сначала к источнику, в широкую и тихую долину, где по звуку текущего из него ручья Рита нашла источник и привела нас к нему. Он истекал из узкого квадратного колодца, дно коего было усыпано медными и серебряными монетами. Над ними воды было с полметра. (Ни один озорной мальчишка их оттуда не выгреб – рассказы старших о старице Евфросиньи довлели, значит, и им!) Мы попили водички, лившейся струей в ручей. Ручей бежал в густых берегах, перебегал через дорогу, шедшую вдоль берега – и впадал в Оку”.

С тех пор А. И. Цветаева ездила на источник блаженной Евфросинии ежегодно. Однажды она вместе со своим другом поехала не той дорогой и… заблудилась. “Никак не могли найти дорогу, которая вела в долину, где был родник. Внезапно Александр Иванович остановился. “Знаете что? – сказал он. – Над нами все кружит жаворонок. Потом летит вперед – и снова возвращается. Как будто зовет. Пойдемте за ним!” И как только мы это сделали – жаворонок полетел вперед и вперед, затем повернул вбок – и мы вслед за летящей птицей вошли в утерянную долину”.

Уже в 1990 году Анастасия Ивановна сокрушалась: “Все предсказания старицы Евфросинии исполнились, кроме одного – что будет тут, в Колюпанове, обитель. С кончины старицы прошло 135 лет, а обители все нет. Но если 1000 лет перед Богом, как день един, то 135 лет подобны нескольким часам”. Но обетования святых никогда не бывают пустыми. Спустя пять лет, в 1995 году, близ чудотворного источника началось строительство Казанского монастыря.

А совсем недавно здесь произошло чудо. Родители слепого от рождения Саши привезли его на источник. В монастыре отслужили молебен о здравии и акафист блаженной Евфросинии, приложились к ее мощам, благословились у настоятельницы и отправились на источник. Мальчик троекратно окунулся в купель. “Вернулись домой из Колюпанова вечером, я положила ребенка в кроватку, включила свет – и он вздрогнул! – рассказывает Сашина мама. – Я показываю ему игрушку, а он улыбается…”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *