Миланский эдикт

МЕДИОЛАНСКИЙ (МИЛАНСКИЙ) ЭДИКТ

Константин

Важнейшей вехой в истории христианства является эдикт, изданный победителями Максенция в Медиолане (Милане) в 313 г. Он свидетельствовал о том, что новая власть не только отменяет все оказавшиеся бессмысленными гонения на христиан, но и вступает на путь сотрудничества с этой церковью, более того — выводит ее на лидирующие позиции среди других религий.

Эдикт о веротерпимости, официально отменявший Диоклетиановы гонения, был издан бывшим вдохновителем антихристианской политики Галерием в Никомедии в 311 г. Этот акт позволял христианам «снова существовать» и устраивать собрания без нарушения общественного порядка. В эдикте не говорилось о возвращении конфискованного имущества. Из тюрем были выпущены многие христиане. Вероятно, безнадежно больной Галерий пытался заручиться перед смертью поддержкой еще одного бога. Вскоре после эдикта о веротерпимости он умер. Христианство было возвращено на легальное положение.

Следующие шаги навстречу христианской церкви сделали уже Лициний и Константин. Особенно высоко церковные историки ценят Константина, всю жизнь благоволившего христианам. Такое отношение к ним он унаследовал от отца Констанция Хлора, который даже во времена Диоклетиана не допустил у себя в Галлии серьезных репрессий. С христианством же будущего императора, вероятно, еще в юности познакомила его мать Елена, которая, возможно, сама была христианкой.

Константин, как и отец, действительно был склонен к монотеизму, к признанию одного всемогущего божества. Долгое время в империи был популярен культ такого рода, а именно культ «Непобедимого Солнца». Отдал дань этому увлечению и будущий император. Утверждается, что окончательно склонила Константина к христианству описанная нами в предыдущем очерке битва у Мульвийского моста, в котором император почувствовал силу заступничества христианского Бога. (По крайней мере, не исключено, что, не получив благожелательных прогнозов от языческих гадателей и прорицателей, Константин нашел других «жрецов», которые посулили ему победу, — христиан.) Вероятно, он хорошо видел все выгоды, которые может получить сильное централизованное государство, если поставить себе на службу сильную, организованную церковь, основанную, к тому же, на вере в единого Бога. При этом практически до конца жизни Константин сам не принимал крещения.

После поражения Максенция Константин торжественно вступил в Рим, а затем присоединил к своим владениям (т. е. к Галлии и Британии) бывшие владения Максенция — Италию, Африку и Испанию. Два соратника — Лициний и Константин — после победы последнего над Максенцием встретились в начале 313 г. в Медиолане. Здесь они подтвердили свой союз, подкрепленный женитьбой Лициния на сестре Константина, и приняли новый эдикт о веротерпимости. Справедливости ради надо отметить, что инициатива при составлении Медиоланского эдикта исходила, вероятно, от Лициния, а Константин лишь подписал этот указ. Этот акт был гораздо шире, чем эдикт Галерия 311 г.

Главным было то, что Миланский эдикт провозглашал веротерпимость, свободу вероисповедания, т. е. равноправие религий, отменял предыдущие дискриминативные распоряжения. Он был направлен на стабилизацию обстановки, умиротворение империи. Не вызывает сомнения, что религиозный мир в империи Константин и Лициний считали одним из непременных условий мира гражданского. Что же касается христиан, то эдикт, конечно, открыл перед ними широкие возможности, но пока лишь уравнивал их в правах с другими верующими. В нем опять было подтверждено прекращение гонений. Христианам было предоставлено право распространять свое учение. Им немедленно должны были быть возвращены церкви, кладбища и вообще все, что у них было отнято. Эдикт обещал возмещение ущерба из государственной казны через суд, если места собраний были уже куплены частными лицами.

Следует отметить, что впервые в эдикте был опущен термин «государственные боги». Авторы постоянно обращались к некоему абстрактному небесному божеству, что уже говорило о сочувствии христианству.

В дальнейшем Константин внимательно следил за тем, чтобы христианская церковь обладала всеми привилегиями, которыми пользовались и языческие жрецы. Эта политика в большей степени «открывала дорогу христианству», чем конкретные меры, прописанные в Миланском эдикте и осуществленные сразу после его опубликования.

Константин планомерно выдвигал христианство на первое место среди всех культов. Были отменены языческие игры, а частным лицам было запрещено приносить жертвы идолам на дому. Христианское духовенство было освобождено от гражданских повинностей, а церковные земли от общих налогов, рабы при церквях могли освобождаться без обычных формальностей. В 321 г. Константин повелел по всей империи праздновать воскресный день. Церкви было дано право получать имущества по завещаниям, христиане были допущены к занятию высших государственных должностей, строились христианские храмы, в которые было запрещено вносить императорские статуи и изображения. При этом Константин лично принимал самое активное участие в разрешении церковных споров, выделял войска для подавления сопротивления «еретиков» (донатистов, к примеру), инициировал созыв церковных соборов (на которых сам и председательствовал) и унификацию канонических установлений.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Мы, император Константин и император Ликиний, собравшись в Медиолан для рассуждения о делах, касающихся общественного блага и спокойствия, вменили себе в обязанность прежде всего заняться тем, что относится к служению богам. Вследствие сего дозволяем Христианам и всякого рода людям последовать той религии, какую иметь пожелают, дабы председящее на небесах Божество всегда благоприятствовало нам и нашим подданным: дозволяем каждому исповедывать то Богослужение, к какому кто имеет склонность, дабы это верховное божество, религии которого воздаем мы охотно наше почтение, продлило к нам милость свою и покровительство. Итак да будет известно и ведомо тебе, что мы, не взирая на все указания, изданные доселе против Христиан, желаем, чтобы ты дозволил им отправление своей религии без малейшего помешательства. Причем уведомляем тебя, что, ради мира и покоя нашего царствования, мы признаем за благо, дабы даруемая Христианам свобода простиралась и на всех других наших подданных с тем, чтобы ничье богослужение отнюдь нарушаемо не было. В отношении же к Христианам мы желаем еще, что, если бы кто прежде купил от нас, или от кого бы то ни было известные места, для их собрания нужные, то оные были бы им возвращены немедленно даже без всякой платы. Кому предшественники наши могли бы даровать такие места, тот равным образом должен отдать их Христианам. Впрочем и те, которые их приобрели, и те, которым оне дарованы, могут взять свидетельства о том для получения от нас должного вознаграждения. Все это должен ты привести в исполнение в возможной скорости. А как кроме тех мест, в которых они привыкли собираться, у них есть еще места, принадлежащие Церкви: то мы хотим, чтобы ты приказал отдать им и сии места на тех же условиях, т. е. что те, которые им возвратят их без получения платы, должны ожидать ее от наших щедрот. Вообще ты ускоришь как можно исполнением всех дел, касающихся Христиан, дабы воля наша исполнилась немедленно, и дабы милостию нашею утверждено было общее спокойствие. По приведении в действие, всего того, что здесь узаконено, мы надеемся, что небо продлит к нам милости свои, которые испытали мы уже неоднократно. А дабы намерение наше было известно всем и каждому, то ты не преминешь обнародавать его установленным порядком.

Вечный эдикт (edictum perpetuum) – официальное собрание эдиктов преторов, переработанных и систематизированных в определенном порядке комиссий под руководством юриста Сальвия Юлиана в 131 г.

В некотором отношении Вечный эдикт можно сравнить с Законами XII таблиц. Поскольку, подобно Законам XII таблиц, ставшим первым писаным памятником римского права, Вечный эдикт стал первым официальным кодификационным актом.

С формальной точки зрения первым кодификационным актом являются Законы XII таблиц. Однако Таблицы, несмотря на огромную подготовку, все-таки представляли собой простую запись существующих норм.

Вечный эдикт – это кодификационный акт в современном понимании, поскольку комиссия Юлиана расположила правовые нормы в определенной системе, скорректировала и «подправила» содержание эдиктов. Система группировки правовых норм, представленных в Вечном эдикты, стала определяющей на столетия вперед. Ее учитывали составители последующих кодексов – Кодекса Феодосия и Свода цивильного права.

Текст Вечного эдикта не сохранился. Однако имеются многочисленные его реконструкции, подобно Законам XII таблиц.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Медиоланский эдикт 313: Основа Империи

Здравствуйте! Вы смотрите программу директива Дугина. 15 июня — знаменательный день. В 313 году Император Рима Константин Великий издал свой знаменитый Медиоланский указ, после чего в Империи были прекращены гонения на христиан и сама она стремительно начала становиться христианской. Отношение первых христиан к Римской Империи было изначально двойственным. С одной стороны, Империя была островом порядка и закона, вселенский Господин кесарь воплощал в себе разумность и спасительную вертикаль политической организации. Верные завету Христа отдавать Кесарю Кесарево, христиане исправно платили налоги и служили в римской армии. Более того, они считались лучшими солдатами, так как почти не боялись смерти – для христианина смерть это начало и праздник, если жизнь прожита с Христом и во имя Христа. Поэтому воины из христиан получались прекрасные. Более того, во Втором Послании к Фессалоникийцам святой апостол Павел иносказательно говорит о духовной миссии Империи, подразумевая под загадочной фигурой Удерживающего, Катехона, который препятствует окончательному приходу в мир Антихриста именно Римского Императора. Позднее эта идея ляжет в основу христианского учения о православной Империи, где Император считается внешним епископом церкви, созывает Вселенские соборы и является хранителем чистоты христианского учения и защитником всех христиан. Но в то же время Империя требовала поклонения языческим богам и самому Императору как богу. Вот тут христиане становились непреклонны и отказывались от почитания того, кого богами не считали. Множество первых христиан стали мучениками именно по этой причине – они наотрез отказывались поклоняться чужим богам и были за это подвергнуты пыткам и убийствам. Разные императоры по разному относились к христианам. Кто-то не принимал их всерьез, кто-то симпатизировал, кто-то доверчиво внимал лживым доносам иудеев и особенно ревнивых язычников, возводивших на христиан поклёп и хулу. И вот Император КОнстантин издает Эдикт о веротерпимости. Это был настоящий прорыв. Признание христиан достойными гражданами и их религию их церковь уважаемым религиозных институтом, не просто не враждебным Империи, но играющим важнейшую роль в ее укреплении и процветании, стало важнейшим шагом к тому, чтобы окончательно соединить Христа и Рим. Теперь все барьеры между христианами и Римской Империей были сняты и Император стоял всего лишь в шаге от того, чтобы в полной мере выполнять миссию Удерживающего, катЕхона, о котором извещал апостол Павел. И так оно и произошло в скором будущем. Константин Великий не только запрещает притеснение христиан, но по факту делает христианскую Церковь главным религиозным институтом Империи. Закладывает в Византии новую столицу, созывает Вселенский Собор и затем и сам принимает христианское крещение, став святым и равноапостольным Государем. Так с этой замечательной даты 15 июня 313 года начинается история христианского Рима, наследником чего является и наша Российская Держава – третий Рим. До свидания, вы смотрели имперскую директиву Дугина. Сегодня можно услышать, что христианство не имеет политической программы и что христианин может жить в любом обществе. Может жить это правда, но полноценно христианским обществом является только христианская православная Империя. Так было и так должно быть в будущем. Смотрите архив передач — http://tsargrad.tv/

Юлиан проиграл спор со своей эпохой и поэтому остался в истории Отступником. Фото Эш Кроу

Прошло десять лет с тех пор, как Минобрнауки России утвердило предмет «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (ОРКСЭ) в составе федерального государственного образовательного стандарта в школах страны. Если древнеримский император Юлиан, кстати, племянник того самого императора Константина Великого, благодаря эдикту которого христианство стало дозволенной религией в 313 году, наблюдает за Россией с того света, то гневу его скорее всего нет предела. Ведь именно Юлиан 17 июня 362 года издал особый указ, запрещающий не только духовенству, но и христианам вообще преподавать в школах.

Свое вето он объяснил так: «Мы считаем, что истинное учение заключается не в прекрасном звучании речи, но в здравом суждении разумной души и истинных представлениях о хорошем и плохом, прекрасном и постыдном. И кто думает одно, а учит своих учеников другому, тот, очевидно, так же далек от преподавания, как и от того, чтобы быть честным человеком. И если у кого-нибудь в чем-либо, самом малом, есть расхождение между мыслью и словом, то все равно это – зло, хотя и терпимое; но если кто в величайших вещах думает одно, а учит другому, противоположному своим мыслям, то разве это не образ действий торгашей, причем не дельных торговцев, а самых негодных людей? Ведь они восхваляют больше всего то, что сами же считают наиболее дурным, привлекая и обманывая похвалами тех, кому, как я думаю, хотят всучить свои плохие товары. Итак, всем, заявляющим о своем намерении что-либо преподавать, надлежит быть людьми нравственными, не таить в душе мыслей, враждебных тем, какие они излагают публично».

Интересно, что сам Юлиан в детстве был крещен, а предубеждение против христианства и его последователей возымел в отрочестве. Вина за это отчасти лежит на епископе Евсевии Никомедийском, участнике Первого Вселенского собора и последователе ереси арианства, осужденной как императором Константином, так и церковью. Именно этот епископ, который занимался воспитанием будущего императора, участвовал в устранении отца Юлиана и лжесвидетельствовал по обвинению жертв расправы в отравлении императора Константина. Молодой Юлиан, тесно общавшийся с иерархом, хорошо знал о его злодеяниях и был разочарован в учении Христа. Более того, всю юность Юлиану пытались втолковать учение ариан, которое не было понятно подростку и лишь раздражало его. Свою роль сыграли и интриги, которые определяли внутреннюю и внешнюю политику империи. Часто те или иные несправедливые поступки провозглашались от имени Христа, что также не добавляло юноше веры. А убийство в 354 году родного брата Юлиана – Галла по приказу правившего тогда императора Констанция II, поддерживавшего ариан, сделало христианство как таковое будущему властителю и вовсе ненавистным.

Позже Юлиан, вынужденный бежать в Афины, чтобы спасти свою жизнь, познакомился с преподавателями классической философии и литературы, остававшимися язычниками, посещал их лекции и увлекся неоплатонической философией. В Афинах он и был посвящен иерофантом (жрецом) в элевсинские мистерии. Позже, став императором, решил вернуть язычество, от которого в государстве почти ничего не осталось. Однако, понимая, что возродить былую религию в первоначальном многобожном виде было уже невозможно, он решил реформировать язычество в сторону монотеизма, возвысив в своем пантеоне главного бога. Император планировал создать силу, которая могла бы более успешно вести борьбу с христианской Церковью. Своему язычеству он присвоил и некоторые внешние черты церковного устройства: языческое духовенство организовывалось по образцу иерархии церкви, во время служений было введено пение, и служители нового культа должны были произносить проповеди, а от жрецов требовались безупречность, благонравие и благотворительность.

За время своего владычества Юлиан Отступник, как прозвали его в христианском мире, также уволил всех последователей Христа из армии и с государственных должностей, наложил запрет на ряд книг, содержащих критику язычества.

«Школьный» эдикт, по сути, не только запрещал христианам учить, но и учиться. Несмотря на то что там было написано, что «никому из юношей не запрещается посещать занятия», поскольку «неразумно закрывать лучший путь перед мальчиками, не знающими еще, к чему обратиться, и против воли, страхом влечь их к вере предков», верующие не желали отправлять своих детей в языческие школы, «поругающие» учение Христа.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *