Молитва Иоанна дамаскина

Разнообразные толкования термина возникли в том числе и из-за спорного перевода. Русский перевод выражения «Ding an sich» — «вещь в себе» — появился в XIX веке и стал использоваться во всех философских изданиях. Но в ХХ веке он был раскритикован как недостаточно точный, потому что буквальное значение немецкого выражения «an sich» — «сам по себе», «самостоятельный». Русское сочетание «в себе», во-первых, не означает самостоятельности, а во-вторых, добавляет понятию мистицизма: можно представить себе некий черный ящик с неизвестным содержимым. Поэтому в некоторых современных переводах Канта используется более точный перевод — «вещь сама по себе».

У этого понятия долгая история. Еще древнегреческие философы задумывались о том, что вещи, существующие сами по себе и не воспринимаемые сознанием, отличаются от тех же вещей в нашем восприятии. Так появилась платоновская концепция эйдоса — идеи (или своего рода идеальной модели) вещи, которая в разных вариантах воплощается в реальном мире. Например, есть эйдос стола — идеальная и универсальная концепция стола, которая является прообразом всех столов на свете. Реально существующая мебель — лишь несовершенное воплощение этой концепции.

Когда нам кажется, что мы взаимодействуем с окружающим миром, мы имеем дело не с ним, а со своими представлениями о нем. Так что постичь вещь в себе мы не можем

Мысль об объективном существовании вещей окончательно оформилась в XVIII веке в философии Иммануила Канта. Кант трактует «вещь в себе» как нечто существующее независимо от сознания и действующее на наши органы чувств. Мир «вещей в себе» становится исходным материалом для нашего познания мира. Получается, что наш опыт — это синтез того чувственного содержания (материи), которое мы получаем из мира вещей в себе, и той субъективной формы, которую эта материя принимает в нашем сознании. В качестве наглядного примера можно привести знаменитый философский вопрос, поставленный предшественником Канта философом Джорджем Беркли: «Слышен ли звук падающего дерева в лесу, если рядом никого нет?»

На первый взгляд кажется, что при отсутствии наблюдателя с деревом происходит все то же самое, что случилось бы и в нашем присутствии. Но есть загвоздка — с точки зрения не только философии, но и физики. Вот как ответила на этот вопрос редакция Scientific American: «Звук — это вибрации воздуха, передающиеся нашим чувствам через ушную систему и признающиеся таковыми только в наших нервных центрах. Падение дерева или другое механическое воздействие будет производить вибрацию воздуха. Если не будет ушей, чтобы слышать, не будет и звука».

Когда вещи в себе воздействуют на наши органы чувств, мы воспринимаем их как феномены, впечатления. И, по сути, когда нам кажется, что мы взаимодействуем с окружающим миром, мы имеем дело не с ним, а со своими представлениями о нем. Так что постичь вещь в себе мы не можем — можем познать только собственные реакции на нее. «Нельзя не признать скандалом для философии и общечеловеческого разума необходимость принимать лишь на веру существование вещей вне нас… и невозможность противопоставить какое бы то ни было удовлетворительное доказательство этого существования, если бы кто-то вздумал подвергнуть его сомнению», — резюмировал Кант.

Получается, что мир «вещей в себе» недоступен для чувств. А что насчет разума? Теоретическому разуму (то есть науке), по мнению Канта, он тоже недоступен. Но есть лазейка: этот мир открывается так называемому практическому разуму, или разумной воле. Практический разум — это разум, руководящий поступками человека, устанавливающий нравственные принципы и дающий нам свободу.

Свобода, по Канту, — это независимость от причинно-следственных связей чувственно воспринимаемого мира. Ведь в «реальном» мире ни одно событие не происходит без причины. А в мире внутренней свободы разумное существо может начинать логическую цепочку с чего угодно, создавая собственные законы. Поэтому Кант называет человеческую волю автономной, а человека тоже считает в некотором роде «вещью в себе».

Впрочем, не все философы согласились с концепцией Канта. Например, Гегель считал, что вещь в себе — это лишь первоначальный момент, ступень в развитии вещи. «Так, например, человек в себе есть ребенок, росток — растение в себе… Все вещи суть сначала в себе, но на этом дело не останавливается». Вещь в себе, во-первых, развивается, вступая в многообразные отношения, и, во-вторых, ее можно познать через наши впечатления о ней.

Как говорить

Неправильно: «Этот умный дом — вещь в себе: он сам регулирует температуру и отвечает за безопасность». Правильно — «саморегулируемая система».

Правильно: «Бог — вещь в себе: он непознаваем, и мы не можем предъявить эмпирических доказательств его существования».

Правильно: «Я до сих пор не могу понять Колины мотивы: он вещь в себе».

«Упование мое – Отец, прибежище мое —
Сын, покров мой — Дух Святой»
(из Молитв на сон грядущим)

Среди молитв «на сон грядущим» (молитвы готовящихся к ночному сну) есть три, читаемые подряд одна за другой, и имеющие заголовки — «Молитва к Богу Отцу», «Молитва ко Господу Иисусу Христу» и «Молитва ко Пресвятому Духу». Эти молитвы выражают наши личные, покаянные переживания, обращённые к Лицам Бога Троицы.
Упование мое – Отец. Первая из этих Молитв (Макария Великого, к Богу Отцу), действительно, излагает, в чём по самому общему содержанию есть надежда (упование) грешника на Бога Отца, царство, сила и слава Которого есть тоже, что царство сила и слава Сына и Духа (как об этом ясно говорят последние слова этой Молитвы).

Перед Богом как перед своим Отцом мы исповедуем, что грехи повредили наши тела и наш дух. Испрашивая прощения, мы ожидаем «восстав от сна» благоугодить пресвятому имени Бога как Отца, Который, следо-вательно, имеет человеков Своими сыновьями. Во все дни дальнейшей жизни с помощью Отца мы желаем попирать плотских и бесаплотных врагов нашего спасения; чтобы Бог избавил нас даже от возможных помышлений суетных и лукавых желаний.
Прибежище мое – Сын. Вторая из этих Молитв (святого Антиоха),- ко Господу Иисусу Христу, — в самых первых словах называет словно бы главную причину нашего особого упования на Второе Лицо Троицы, нашего особого обращения ко Спасителю. Эта причина – Его совершенство человеческое и Божественное («Сам совершен сый Иисусе Христе»). Мы просим, чтобы Сей Совершенный никогда бы не отлучался от нас и даже всегда почивал бы в нас. Спаситель явил Себя пастырем, и поэтому мы просим, чтобы Он не оставил нас сатанинским желаниям и крамоле: это важно для нас, пасомых, ибо «семя тли во мне есть».
Евангелие говорит о том, что Он в земной жизни освящал людей Святым Духом как немерцающим светом: мы, грешники, желаем того же освящения теперь. Мы желаем, чтобы это Его благодеяние совершалось бы с нами и «на ложе моем», Сын Божий пожил с людьми на земле, даровал Своё Евангелие, — мы желаем получить «на ложе моем» просвещение нашего сознания светом Евангелия. Он взошёл на Крест, — мы желаем освятить нашу душу светом Креста. Он показал нам чистоту Своего сердца, — мы желаем очищения наших сердец чистотой Его слова. Он показал Себя бесстрастным, — мы желаем сохранить наше тело Его бесстрастием, а Его смирением (которое Он показал нам в Его земной жизни) желаем сохранить здоровой нашу мысль… Сохраняемые таким образом, мы устремляемся к одному – всегда прославлять Его со безначальным Его Отцом и с Пресвятым Духом. Спаситель пожил с человеками как человек, а потому Он сделался для нас подлинным прибежищем, к Которому мы устремляемся.
Покров мой – Дух Святой. Третья молитва – Святому Духу. Её содержание понятно из мысли о том, что Дух Святой есть «покров мой». Одной из заметных мыслей всей церковной культуры является мысль о том, что в «покрове» нуждаются наши грехи. Вот почему эта самая продолжительная из всех этих трёх молитв состоит почти вся из описания «моей греховности»: «… согрешил сегодня как человек, но даже и не как человек, но хуже скота…». Но всегда я блудный и окаянный покланяюсь Тебе, о Святой Дух, и прославляю Твое имя с Отцом и Единородным Его Сыном! Аминь.

Протоиерей Леонтий Морозкин

Владыко Человеколюбче, неужели мне одр сей гроб будет, или еще окаянную мою душу просветиши днем? Се ми гроб предлежит, се ми смерть предстоит. Суда Твоего, Господи, боюся и муки безконечныя, злое же творя не престаю: Тебе Господа Бога моего всегда прогневляю, и Пречистую Твою Матерь, и вся Небесныя силы, и святаго Ангела хранителя моего. Вем убо, Господи, яко недостоин есмь человеколюбия Твоего, но достоин есмь всякаго осуждения и муки. Но, Господи, или хощу, или не хощу, спаси мя. Аще бо праведника спасеши, ничтоже велие; и аще чистаго помилуеши, ничтоже дивно: достойни бо суть милости Твоея. Но на мне грешнем удиви милость Твою: о сем яви человеколюбие Твое, да не одолеет моя злоба Твоей неизглаголанней благости и милосердию: и якоже хощеши, устрой о мне вещь.

Перевод: Владыка Человеколюбец, неужели это ложе мне будет гробом или еще несчастную мою душу озаришь светом дня; ибо вот гроб стоит предо мною, вот смерть предстоит. Суда Твоего, Господи, боюсь и бесконечной муки, зло же делать не перестаю и всегда прогневляю Тебя, Господа моего, Пречистую Твою Матерь, все небесные силы и святого Ангела хранителя моего. Знаю, Господи, что недостоин я человеколюбия Твоего, но достоин всякого осуждения и муки. Но, Господи, хочу или не хочу, спаси меня. Если праведника спасаешь, нет ничего великого, и если чистого помилуешь, нет ничего удивительного, ибо они достойны Твоей милости, но прояви дивную Твою милость на мне, грешном, и яви в этом Твое человеколюбие, да не превзойдет мое зло Твою неизреченную благость и милосердие, и как только хочешь, устрой дело моего спасения.

Просмотров: 745

Владыко Человеколюбче, Царю веков и Подателю благих, разрушивший вражды средостения и мир подавший роду человеческому, даруй и ныне мир рабом Твоим, вкорени в них страх Твой и друг к другу любовь утверди: угаси всяку распрю, отъими вся разгласия и соблазны. Яко Ты еси мир наш и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Пресвятой Богородице перед Ее иконой «Умягчение Злых Сердец»

О многострадальная Мати Божия, Превысшая всех дщерей земли, по чистоте Своей и по множеству страданий, Тобою на земли перенесенных, приими многоболезненныя воздыхания наша и сохрани нас под кровом Твоея милости. Иного бо прибежища и теплаго предстательства разве Тебе не вемы, но, яко дерзновение имущая ко Иже из Тебе рожденному, помози и спаси ны молитвами Своими, да неприидеже со всеми святыми будем воспевать в Троице единому Богу ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Святым благоверным князьям Борису и Глебу, в крещении Роману и Давиду

Тропарь, глас 2-й:
Правдивая страстотерпца, и истинная Евангелия Христова послушателя, целомудренный Романе с незлобивым Давидом, не сопротив стаста врагу сущу брату, убивающему телеса ваша, душам же коснутся не могущу. Да плачется убо злый властолюбец, вы же радующеся с лики ангельскими, предстояще Святей Троице, молитеся о державе сродников ваших, богоугодней быти, и сыновом Российским спастися.

Кондак, глас 3-й:
Возсия днесь преславная память ваша, благороднии страстотерпцы Христовы, Романе и Давиде, созывающи нас к похвалению Христа Бога нашего. Тем, притекающе к раце мощей ваших, исцеления дар приемлем молитвами вашими, святии: вы бо Божественнии врачеве есте.

Величание:
Величаем вас, страстотерпцы святии, и чтим честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте.

Молитва:
О, двоице священная, братия прекрасная, доблии страстотерпцы Борисе и Глебе, от юности Христу верою, чистотою и любовию послуживший, и кровьми своими, яко багряницею, украсившиися, и ныне со Христом царствующий! Не забудите и нас, сущих на земли, но яко теплии заступницы, вашим сильным ходатайством пред Христом Богом сохраните юных во святей вере и чистоте неврежденными от всякаго прилога неверия и нечистоты, оградите всех нас от всякия скорби, озлоблений и напрасныя смерти, укротите всякую вражду и злобу, действом диавола воздвизаемую от ближних и чуждих. Молим вас, христолюбивии страстотерпцы, испросите у Великодаровитаго Владыки всем нам оставление прегрешений наших, единомыслие и здравие, избавление от нашествия иноплеменных, междоусобныя брани, язвы и глада. Снабдевайте своим заступлением (град сей и) всех, чтущих святую память вашу, во веки веков. Аминь.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *