Монастырь малоярославец

Монастыри Калужской епархии — Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь 01 Январь 2018

Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь

Адрес: Калужская область, г. Малоярославец, ул. Кутузова, 2

Телефон: +7 (48431) 2-14-69

Настоятельница: игумения Николая (Ильина)

Клирики: протоиерей Алексий Порядный, иерей Сергий Кошманов, иерей Владимир Матвийчук

E-mail: otrada06@mail.ru

Официальный сайт: http://stnikolamon.ru/

Монастырь был создан в конце XVI в. на месте церкви, построенной князьями Оболенскими в XIV в. В начале XVII в. в Смутное время монастырь был разорен, и только к 1659 г. при старце Ипатии в нем возобновлена монашеская жизнь. В 1764 г. монастырь стал заштатным, а в следующем году по бедности обращен в приходскую церковь.

По ходатайству и на средства Московского купца Целибеева, уроженца г. Малоярославца, в 1799 г. монастырь стал возрождаться. В 1809 г., когда наместником был назначен насельник Оптиной пустыни иеромонах Макарий (Фомин), началось строительство нового храма. Вместе с отцом Макарием из Оптиной в монастырь перешли 7 человек: один иеромонах, 2 монаха и 4 послушника. Его преемником был преподобный Антоний (Путилов), впоследствии подвизавшийся в Оптиной. Трудами своих настоятелей –– выходцев из Свято-Введенской Оптиной пустыни –– на протяжении XIX и в начале XX вв. монастырь был благоустроен внешне и внутренне, и в нем сложились традиции строгой монашеской жизни.

В 1812 г. территория монастыря стала местом решающего сражения в войне с Наполеоном. В этой битве погибло по разным оценкам от 6000 до 8000 русских воинов. От военных действий монастырь, как и весь город, сильно пострадал. Все его здания были выжжены, и только сохранились главные врата, испещренные картечью, но написанный на них Нерукотворный Образ Спасителя Божиим чудом остался невредим. За последующие 10 лет Свято-Никольский монастырь был полностью восстановлен. В 1817 г. он стал штатным третьеклассным монастырем «в память и в вечное благоволение Всевышнего, Отечеству нашему над врагами преславную победу под стенами его даровавшего».

Комплекс зданий монастыря сформировался к середине XIX в. В него входили 3 храма: Никольский собор, построенный в память победы русских войск в войне с Наполеоном, с храмом в честь Всех Святых и храм в честь Корсунской иконы Божией Матери. Собор был заложен в 1812 г. настоятелем архимандритом Макарием (Фоминым), строительство завершено в 1843 г. в настоятельство преподобного Антония Оптинского, и 26 августа 1843 г. был освящен его главный придел. На хорах собор имеет придел в честь Преображения Господня. Предположительно, автором проекта собора является архитектор А.Витберг. Высота храма –– 47 метров. Купол опирается на четыре колонны коринфского ордера, середина храма образует обширную ротонду. Рядом с входом на хоры располагалась монастырская библиотека.

К собору примыкает паперть, от которой ведет лестница к нижней площадке монастыря и входу в храм Всех Святых. Этот храм служил монастырской усыпальницей. Каменный храм в честь Корсунской иконы Божией Матери был построен двухэтажным, на хорах имел придел в честь преподобных Антония и Феодосия Печерских.

Кроме храмов в монастырский комплекс входили: трехъярусная колокольня над Святыми вратами, больничные каменные кельи, 3 двухэтажных монашеских корпуса (в одном из них размещались трапезная и кухня), странноприимница и каменная ограда с башнями. На внешней территории монастырь имел 2 каменных дома, скотный и конный дворы, суконную фабрику, кирпичный завод, хлебопекарню и пруды. У монастыря было подворье в Москве рядом с храмом святителя Николая Чудотворца в Пыжах. На могилах защитников Отечества, павших в 1812 г., была выстроена часовня, при которой читалась Неусыпаемая псалтирь с поминовением. 12/25 октября к часовне совершался Крестный ход из всех храмов города.

В 1918 г. монастырь был закрыт. С 26 декабря по 8 января местная Чрезвычайная комиссия произвела здесь несколько обысков, в результате которых было конфисковано все имущество монастыря. Настоятель монастыря, архимандрит Илия, был помещен под домашний арест и в марте 1919 г. выселен из обители. До 1926 г. оставался действующим только Никольский собор.

С 1930 г. в монастыре размещался педагогический техникум. В 1939 г. в здании Никольского собора была открыта экспозиция музея 1812 г. После Великой Отечественной войны музей переместили в здание бывшей часовни, а монастырь заселили жильцами. В последующие годы в нем в разное время размещались педагогический и библиотечный техникумы, шахматный клуб, общеобразовательная и художественная школы, хлебозавод, строительные организации. Постепенно монастырь пришел в полное запустение: кроме храмов, из монастырских зданий уцелел только один корпус, в котором располагалась художественная школа.

20 августа 1991 г. монастырь был возвращен Церкви и открыт как мужской, но малочисленная братия разошлась по другим обителям, и в феврале 1993 г. Священный Синод постановил Никольскому Черноостровскому монастырю быть женским.

В настоящее время восстановлены все жилые здания монастыря, ведется строительство комплекса детского приюта на 80 человек. Во всех храмах совершаются богослужения. Полностью восстановлены храм в честь Всех Святых (освящен в 1996 г.) и храм в честь Корсунской иконы Божией Матери. В главном приделе Никольского собора установлен временный иконостас и ведутся восстановительные работы. Благоустроен источник в честь святителя Николая. В 1996 г. над источником была установлена и освящена купальня. Монастырь имеет скотный двор, огороды, теплицы, 44 га сенокосных и пахотных земель. Многие сестры монастыря проходили послушания в Русской Духовной Миссии на Святой Земле.

В монастыре установлен общежительный устав: общая трапеза, послушания, обязательное посещение богослужения, откровение помыслов. Каждый день сестры присутствуют на уставных службах в храме; читается Неусыпаемая псалтирь. Также ведется работа по духовному образованию сестер: проводятся занятия по изучению Священного Писания, творений Святых отцов, Богослужебного устава. Ежедневно в монастыре совершается Крестный ход с чтением Богородичного правила. В обители возобновлен ежегодный Крестный ход к братской могиле защитников Отечества 1812 г. Он совершается 25 октября, в праздник Калужской иконы Божией Матери, в память заступничества Богородицы в войне 1812 г. Монастырь имеет библиотеку. Образовано 2 монастырских скита –– в с. Карижа и в с. Боболи Малоярославецкого района.

В Никольском монастыре имеются следующие святыни: резное распятие с частицей Животворящего Креста Господня, Хитона Господня и камнем от Гроба Господня; частица мощей святителя Николая в ковчеге, привезенная в 2001 г. в дар из г. Бари; стопа преподобного Антония (Путилова), старца Оптинского; частица мощей преподобномученика Космы Протатского; 2 креста-мощевика. Также имеются иконы с мощами Киево-Печерских святых, преподобных старцев Оптинских, преподобного Сергия Радонежского, преподобного Серафима Саровского, преподобного Феодосия Тотемского, святителя Иоанна Тобольского, преподобномученицы Елисаветы.

Монастырь ведет благотворительную и просветительскую деятельность среди населения г. Малоярославца, принимает многочисленных паломников. С 1993 г. при монастыре действует приют-пансион «Отрада» для девочек из семей с наркотической и алкогольной зависимостью. В нем проживает 58 воспитанниц. Попечителем строительства комплекса детского приюта является благотворительный фонд «Связь поколений», который возглавляет генерал-майор А.И.Котелкин.

В июле 1999 г. обитель посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексей II, в 1998 г. –– Блаженнейший Патриарх Болгарский Максим.

29 января 2007 г. Правительство Российской Федерации распоряжением № 89-р передало монастырь в собственность Калужской епархии Русской Православной Церкви.

Фотографии: Дмитрий Филиппов, Дмитрий Иванов, Михаил Чупринин

7 ноября 2011

Храм Покрова Пресвятой Богородицы был построен в селе Захарово в начале 20 века, но при советской власти был закрыт. С тех пор здание церкви ветшало, и только в 2001 году были начаты работы по его восстановлению.

В минувшее воскресенье храм открыли после реставрации. С этим праздником селян поздравил первый заместитель председателя Белгородской областной Думы Александр Скляров.

Напомнив жителям Захарово о том, что инициатива по восстановлению храма принадлежит бывшему главе администрации Ольшанского сельского округа Алексею Лобенко, первый вице-спикер подчеркнул: местные власти уделяют большое внимание созданию сельского кластера. Важной его частью как раз и является церковь – символ духовности, сохранения традиций и объединения.

Восстанавливали храм всем миром. Архимандрит в монастыре города Углича Виктор Захаров передал храму несколько икон из личной коллекции. Средства на проведение работ выделили руководители крупных предприятий области и района, значительную сумму собрали и жители села, для которых открытие храма стало долгожданным событием.

Связанная фотогалерея:

Иван Петрович Жуковский – Как, вы не слышали за блаженного Ивана Петровича, Христа ради юродивого?!

– Шо-то такое слыхала… Я ж недавно стала до церкви ходить…

–- Та какая разница!.. Его ж вся Одесса знает!

Такой разговор двух прихожанок о блаженном старце Иване Петровиче Жуковском, Христа ради юродивом, подвизавшемся здесь до хрущевских времен, услыхали на подворье Одесского Архангело-Михайловского монастыря, расположенного на старинной Успенской улице, недалеко от приморского парка Ланжерон.

Сюда мы с женой приехали для паломничеств и узнали много интересного.

В монастыре

Монастырь основан более 160 лет назад княжеской супружеской парой Воронцовых – героем войны 1812 года Михаилом Семеновичем – генерал-губернатором Одессы и Елизаветой Ксаверьевной, с участием любимой фрейлины императрицы Елизаветы Алексеевны графини Роксаны Эдлинг и других меценатов. В безбожном ХХ веке обитель неоднократно закрывалась: и в 1920-е, и в 1960-е – годы хрущевской «оттепели»…

Архангело-Михайловская обитель сегодня. Вид сверху

Возрождена обитель буквально из руин и остатков бывших монастырских зданий в 1991 году на месте тогда еще действовавшего туберкулезного диспансера трудами неутомимой игумении Серафимы (Шевчик) с сестрами. Матушке удалось не только восстановить традиции благотворительности, построить богадельню для престарелых, но и создать филиал женского отделения Одесской духовной семинарии. Хотя от некогда обширной территории обители в целый квартал вернули лишь ее небольшую часть, здесь чудесным образом разместились храмы, гостиница для паломников, монашеские корпуса, богадельня, музей христианской Одессы, дом престарелых и женское отделение ОДС. В семинарии девушки приобретают профессии иконописцев, золотошвей, регентов, сестер милосердия и домохозяек.

Всё это предвидел и об этом рассказывал блаженный Иоанн Петрович Жуковский, прозорливый подвижник и чудотворец, скрывавший свои духовные дары под ликом юродства, проживавший здесь на конюшне после войны, несший послушание в малой трапезной для странников и прихожан до своей кончины 28 марта 1960 года.

На старинном христианском кладбище

Свято-Димитровский храм Второго одесского кладбища – Вам обязательно нужно съездить на его могилку, что на Втором одесском кладбище, – с милым одесским диалектом обернулась к нам все та же разговорчивая пожилая прихожанка, услыхавшая, что мы приехали из Киева. – Вы там увидите много чего интересного, шо захотите приехать сюда еще много раз… И не пожалеете…

Как говорят в Одессе, мы таки поехали на кладбище, что в 15 минутах езды на трамвае от знаменитого одесского Привоза. Центральная кладбищенская аллея привела нас к старинной церкви во имя святителя Димитрия Ростовского – единственной в городе, что ни разу не закрывалась в ХХ веке. По дороге миновали старинные склепы и аллею защитников и освободителей Одессы времен Великой Отечественной войны – солдат, офицеров, генералов и адмиралов, а также «аллею вдов», где расположены «могилы» моряков, погибших в морских плаваниях.

Справа от храма могила выдающегося академика-офтальмолога Владимира Петровича Филатова – православного христианина, духовного друга патриарха Алексия І (Симанского) и сотаинника святителя Луки (Войно-Ясенецкого), с которыми он много лет вел духовную переписку. Чуть дальше, вдоль южной аллеи – так называемый «священнический квартал», где покоится прах городского духовенства, монашествующих, регентов, ректоров и преподавателей Одесской духовной семинарии.

Могилка блаженного старца Ивана Петровича Жуковского с каменным крестом расположена вблизи южной кладбищенской аллеи. На надгробии табличка с надписью: «Жил, ибо Ты создал. Умер, ибо Ты призвал».

У могилы старца Как объяснила нам раба Божия Наталья Ивановна, кормившая голубей у могилы, это самое посещаемое место, куда ежедневно приходят люди, приезжают паломники со всей Украины, из-за рубежа и даже из США, куда эмигрировавшие из СССР одесситы увезли память о блаженном старце-чудотворце. Теперь они из Америки приезжают сюда, чтобы испросить молитв блаженного Ивана Петровича.

– Я тяжело болела, – рассказала женщина, – можно сказать, неизлечимо. И стала ходить на могилку Ивана Петровича. Здесь регулярно служатся молебны, бывают крестные ходы. И я просила помощи у блаженного. Милостью Божией жива, Господь продлил жизнь еще для покаяния и молитв. Прихожу сюда часто. Это великий угодник Божий, хотя и не прославлен еще в лике святых… Еще живы люди, которые знали его при жизни. В Михайловском монастыре есть матушка Арсения, схимница, она много чего интересного может рассказать об Иване Петровиче…

«Он плакал за людей, и его слезы зимой превращались в ледышки…»

По благословению игумении Серафимы мы отыскали в обители 88-летнюю схимницу Арсению, которая действительно оказалась интересной рассказчицей. А главное – живым свидетелем церковной истории ХХ века. Прежде чем рассказать о блаженном старце, матушка поведала о себе, о своем пути в монастырь.

Схимонахиня Арсения (Шувалова)

– Мои родители были простыми людьми, рабочими в Орловской губернии; жили мы всей семьей на хуторе. А когда вышел закон о коллективизации, было сказано, чтоб никто отдельно не жил, тогда мы переехали в Калужскую область в город Малоярославец. До сих пор там еще две сестры живут. Нас было восемь детей в семье. Мама была неграмотная и говорила: «Хочу всех детей выучить». Время было трудное, когда отец вернулся с войны после ранения. Отступая, немцы наш дом взорвали, мы жили буквально на улице. А нас тут советские солдаты обогрели, дали нам временное жилье, кормили нас. Был у нас поблизости Черноостровский Свято-Никольский монастырь, куда мы ходили всей семьей. Там, видимо, были посеяны зерна будущего монашества. Черноостровская обитель до сих пор существует. Две мои сестры живут за стеной монастыря, так Господь устроил. Одна из них работала на хлебозаводе и получила комнатку. Матушка игумения ей так и сказала: «Живите здесь до смерти».

В нашей семье все любили церковь. В детстве у нас на горе был маленький храм. Бывало, мама нам повяжет на голову красные платки со словами: «Это мои платки девичьи, вот носите вы теперь», и мы вчетвером или впятером бежим бегом в церковь к батюшке.

Бывало, мама нам повяжет на голову красные платки – и мы бегом в церковь, к батюшке

Батюшка всех по головке погладит, пожалеет, скажет, чтобы маму, папу слушали, чтобы в школе не озорничали. Батюшка и дома у нас часто бывал. А кроме этого у нас дома нередко останавливались монашествующие, которые до этого жили в Москве. В то время всех верующих, особенно монахов, считали врагами народа и высылали их на 101-й километр, на котором как раз и располагался наш Малоярославец. Поэтому в нашей местности встретить насельниц разных монастырей было нетрудно. Они, как правило, держались вместе и старались жить общинами. Еще у нас всегда было много интеллигенции: учителя, профессора, которых выслали в наш город. Мы их очень любили, а они нас любили, помогали с учебой.

Когда немецкие войска были в 50–60 км от Москвы, – есть такое предание, – Сталин, говорят, не знал, что делать, и обратился по совету к одной прозорливой калечке, Матронушке, которая сейчас одна из самых известных и почитаемых святых (я всегда ей молюсь, чтобы она мне глазки исцелила). Так вот, говорят, что ее возили к самому Сталину, и он спрашивал у нее, что ему делать: уезжать из Москвы или оставаться. Она положила свою ручку ему на плечо и сказала: «Не уезжай, красный петух победит, только открой все церкви». Так в народе рассказывали, а как оно было, Бог знает…

Но тогда, смотрим, наша церковь в Малом Ярославце, которая была под зерновой склад, вдруг открылась. Вот так в один день Сталин дал приказ, и церковная жизнь стала возрождаться. Прислали нам батюшку, который много лет жил в ссылке, отца Василия Машкова, и он прослужил у нас много лет. Такая была радость большая, такое торжество! Взрослые и дети – все потянулись в церковь, помогали батюшке кто чем мог. Батюшка, когда читал записочки, все их обливал слезами, так как там были имена людей, которых он знал по ссылке и которые находились в заключении, в лагерях. Он много рассказывал о том периоде своей жизни. Матушка его рано умерла, и он сам воспитывал дочку, которую очень жалел. Мои родители очень почитали отца Василия, и он часто бывал у нас дома, и мы его хорошо знали. Похоронили его там же, в Малом Ярославце.

Все мои братья и сестры закончили десятилетку и поехали учиться в Калугу. В моей семье было семь девочек и два мальчика. Кто стал педагогом, кто врачом, брат Сергей стал летчиком, а Петя принял постриг и стал монахом Пименом, сейчас уже много лет в Одесском Свято-Успенском монастыре…

Когда я работала в Москве, узнала, что в Одессе есть женский монастырь (тогда не так легко было найти адреса действующих монастырей). Вот так в 22 года я поехала в Одессу и пришла к матушке-игумении Анатолии проситься в монастырь. А она мне говорит: «Нет, деточка, поезжай обратно в Москву. Прописки у тебя нет, а без нее не могу тебя принять. Возвращайся, еще поработай». Я – в слезы, прошу навзрыд, причитаю, что не хочу ехать в Москву, не хочу больше в миру работать.

А тогда в монастыре жил Иван Петрович Жуковский – великий раб Божий, ныне всеми почитаемый святой, а тогда юродивый. Он, очевидно, увидел меня плачущую и послал одну монахиню, чтобы она меня успокоила. Эта матушка подошла ко мне и говорит: «Иван Петрович сказал, чтобы ты успокоилась, так как матушка-игумения сейчас тебя не приняла, а Божия Матерь тебя уже приняла».

«Не плачь! Иван Петрович сказал, что Божия Матерь тебя уже приняла в монастырь»

И вот ровно через год мне прислали письмо, чтобы я приезжала с вещами в монастырь. Это была такая радость! Меня так тепло и слезно провожали все домашние… Потом пришла в монастырь вторая сестра, которая работала в школе, потом третья. А потом, после армии, пришел Петя и тоже поступил в обитель.

Иван Петрович был небольшого роста, носил маленькую бородку, был очень благородный. Это был огненный столп молитвы, угодник Божий. Нам с сестрами было за счастье встретиться с ним, поговорить, иногда поплакаться. А он послушает и скажет: «По Сеньке шапка», – и пойдет дальше… Или скажет: «Знаешь, деточка, когда тесто долго месят, взбивают – хлебы бывают хорошие». А иногда просто скажет: «С Богом! Иди, деточка…»

Беседа со старицей

Лет восемь мы так жили. Он нас всех кормил. А питание было хорошее. Бывало, постучит в дверь к нам. «Кто там?» – спрашиваем. «Иван, – отвечает. – Кашу будете кушать?»

Нас кормили хорошо, в монастыре была своя мельница – наша кормилица, мы там работали день и ночь; бывало, за ночь по 20 тонн зерна перемалывали… Такие хлебы пекли! Наша мельница славилась, к нам многие приезжали. Огороды были. Все работали.

Однажды Иван Петрович постучал ко мне в окошко и спросил, который час. Я ответила, что полтретьего. А дело было зимней ночью, все было укрыто снегом. И я смотрю: под глазами на щеках у него маленькие ледышки висят – видно, он плакал, и слезки замерзли. Он, как зайчик, прошел по мягкому снегу босиком, а я смотрела ему вслед… И до сих пор эта картина у меня перед глазами. Вот такой Иван Петрович.

Его келейка была со стороны ворот. У нас тогда было много молодежи, человек 40. Ходим вокруг монастыря, псалмы поем, спать не хотелось, хоть и службы долгие были. Кто-то скажет: «Давайте в окошко посмотрим к Ивану Петровичу, что он там делает». Видим, а он на коленках стоит, Богу молится…

Сестры Архангело-Михайловской обители. Фото конца 1950-х гг.

Раньше акафист архистратигу Михаилу читали вечером. После службы Иван Петрович расставлял посуду и всех паломников и бедных людей кормил.

Как-то одна женщина пожаловалась Ивану Петровичу на своего мужа, что тот похаживает к другой женщине. Иван Петрович говорит: «Приведи своего мужа сюда». Она и привела его. Иван Петрович обращается к нему и говорит: «Жених, иди сюда». И этого оказалось достаточно: больше он никуда и не ходил.

К нему часто приходили священники и до поздней ночи ожидали его, чтобы только взять у него благословение.

Чудеса! Идет один семинарист, только что принявший священство. Идет и думает про себя: «Если сейчас ко мне подойдет Иван Петрович и возьмет у меня благословение, тогда я настоящий священник». Только подумал, как Иван Петрович прекратил свою работу и подошел к нему под благословение.

А еще был один случай, когда кто-то из прихожан начал сокрушаться, что у него тесно и нужно подать документы на расширение. Иван Петрович подходит к нему и начинает складывать какие-то досточки в виде продолговатого ящичка и приговаривает: «Расширение, расширение…» Через несколько дней тот человек умирает.

Когда были похороны Ивана Петровича, вся Одесса встала, весь транспорт остановился. К нам из милиции приходили, расспрашивали о нем, кто он такой, что весь город о нем знает. Но тогда нельзя было говорить, что он раб Божий, тогда это преследовалось, поэтому отвечали, что он очень добрый дедушка, который всех любил и всем помогал.

А как-то милиционеры пришли в монастырь, чтобы увидеть этого дедушку, и спрашивают у него документы. А он взял пачку записочек, которые лежали на столе возле иконной лавки, подкинул в воздух и сказал: «Вот мои документы, вот документы!..»

Милиционеры у него документы спрашивают, а он взял пачку записочек, подкинул в воздух и говорит: «Вот мои документы»

С его келейницей матушкой Леонидой я прожила 50 лет. Ее похоронили недалеко от Ивана Петровича. Она держала псалтирь в руках, чтобы только листы переворачивать, так как кафизмы знала на память, и когда ее удивленно спрашивали, как у нее это получается, она отвечала: «Это «Солнышко” (так она называла Ивана Петровича) дал мне такой разум, чтобы я на память читала».

Он нам помогал и сейчас помогает. Такой у нас жил великий раб Божий. Родился он под Одессой в с. Нерубайское, закончил семинарию, был секретарем епархии. Потом попал к отцу Ионе Атаманскому, ныне прославленному в лике святых, пробыл неделю у него. А батюшка Иона провидел своими духовными очами, что он не будет сан принимать, а будет юродивым. Святых много, а юродивых по пальцам пересчитать. Пошел к нему нарядный, с белой бабочкой, а вышел от него с мешочком, перекинутым на плечо, и зашел в церковь, где его брат служил священником. Он очень любил своего брата. И много лет юродствовал Христа ради, жил на кладбище, спал на могилах, а затем к нам пришел.

А потом он умер, и его похоронили на Втором одесском кладбище, там монастырский участок. Сейчас он лежит в земельке, а душой у Господа – и всем помогает, и будет помогать.

«Он был светочем духовности в самые трудные годы бытия Церкви Христовой в Одессе»

Игумения Серафима (Шевчик)

Рассказ о блаженном Иване Петровиче Жуковском дополнила игумения Серафима:

– Иван Петрович Жуковский – удивительный человек, который жил в самые трудные годы бытия Церкви Христовой в Одессе, поддерживал верующих, поддерживал сестер этой обители. Был светочем духовности. Хотя внешне ничего собой не представлял, был очень скромный и очень трудолюбивый. И, наверное, самый смиренный из всех верующих одесситов того времени. Он жил на Втором городском кладбище в годы войны, ходил в единственную тогда сохранившуюся церковь святителя Димитрия Ростовского на этом кладбище. Потом перешел в скит нашего монастыря на 8-й станции Фонтана. А когда в 1945 году советские власти закрыли этот скит, он перешел уже в наш монастырь на ул. Успенскую, 4. Сестры его очень любили и поминают его с особым благоговением. Есть очень много свидетельств чудес, которые он совершил, свидетельств его необыкновенной прозорливости и благодатной молитвы.

Иван Петрович Жуковский родился в священнической семье. Закончил Одесскую семинарию и работал секретарем епархии. По некоторым сведениям, он принял священнический сан, но служащим священником его никто не помнит, помнят только в облике юродивого. Всегда – зимой и летом – он ходил в одной и той же самотканой одежде из грубого холста. Из широкого распахнутого ворота рубашки выглядывал нательный крест на простой веревке. Зимой он еще надевал иногда сюртучок из шинельного сукна, старый и заплатанный. Ходил Иван Петрович босиком в любую погоду.

Жил Иван Петрович при монастыре на конюшне. Послушанием его было кормить странников и прихожан в малой трапезной. Ко всем приходившим он относился с любовью, провидя скорби и недуги их жизненного пути, и таинственными иносказательными действиями или словами помогал переносить горе, утешал, укреплял, предсказывал будущее.

Жил Иван Петрович в крайней бедности, но не терпел нечистоты. Постоянно ходил с веником в руках и с совком. Бывали случаи, когда он мел мусор особенно тщательно. «Смотрите, как метет, – говорили сестры. – Значит, владыка скоро приедет». Так и случалось.

Блаженный старец обладал даром исцеления – в этом проявлялась его особенная любовь к людям.

Панихида и молебен на могиле блаженного старца Ивана Петровича

Блаженный старец обладал даром исцеления – в этом проявлялась его особенная любовь к людям

Молитва старца была всецелым общением с Богом, некоторые из сестер удостаивались видеть его во время молитвы – в слезах и самоуглублении.

Мы постоянно молимся о его упокоении, потому что он пока не прославлен в лике святых, молимся Богу об упокоении его души, ездим на его могилку 20 января, на следующий день после Крещения, в день памяти собора Иоанна Крестителя, в честь которого он был наречен. Читаем его житие, составленное его духовными чадами, с радостью слушаем свидетельства о его благодатной жизни от наших старейших монахинь. К сожалению, большинство из них уже почили о Господе, но остались еще некоторые свидетели его подвигов и у нас в обители, и в миру.

Мы благодарим Господа за то, что он был дан обители в такое тяжкое время гонений, войны и послевоенного лихолетья. Он перед своей смертью 29 марта 1960 года предсказал, что обитель будет вскоре закрыта, так и случилось ровно через год – в 1961-м.

Он всегда помогает, когда к нему обращаешься, чтобы он помог нашей обители, которой действительно очень трудно выживать в нынешних условиях. И всегда, когда что-то тяжелое, неразрешимое приходит, как тень, на наш монастырь, я обращаюсь к Иоанну Петровичу, прошу заступления, и обязательно – обязательно! – он помогает.

«Жил, ибо Ты создал, умер, ибо Ты призвал» – надпись на надгробии блаженного

Расскажу об одном из чудес, творимых Иоанном Петровичем при жизни. К нам в обитель приходила одна женщина, прихожанка из другого храма. Она рассказала, чему она была свидетельницей. Будучи ребенком, она ходила с мамой в наш монастырь в 1950-х годах. И вот увидела дедушку, который, полураздетый и босой, ходил по снегу и по льду. И подумала девочка, что дедушке, наверное, очень холодно, а он ходит босыми ножками по снегу в такой мороз. «И когда помыслила я так, – продолжала рассказ эта женщина, – как вдруг этот дедушка подошел ко мне, взял меня за ручку и передо мной встал в сугроб снега своими босыми ногами. Я помню его ноги, такие красные, распухшие. И вдруг я вижу, как от ног в снегу пошел пар. И он наклонился ко мне, ласково посмотрел в глаза и сказал: «А дедушке не холодно!..”» Так он прозрел мысли девочки-ребенка, которая на всю жизнь запомнила его и потом уже взрослой молилась о нем и ему…

Старец завещал молиться об упокоении его родителей Петра и Марии. К нему на могилу, как к живому, люди приходят со своими скорбями и с радостью, с просьбами и с благодарностью.

До сих пор благочестивые верующие продолжают начатое им еще при жизни благое дело: кормить голодных.

Малоярославец — один из крупнейших городов Калужской области. О времени возникновения города-крепости на правом, высоком, удобном для обороны берегу реки Лужи достоверных сведений нет. Предположительно, она могла быть возведена черниговскими или рязанскими князьями для обороны своих границ в 12 — 14 вв.

Официально принятой датой первого упоминания Малоярославца считается 1402 год. По духовному завещанию героя Куликовской битвы — Владимира Храброго-Донского город Ярославль оставлен был его третьему сыну — Ярославу. В конце 15 в. город, уже известный как Ярославец, принадлежал верейско-белозерскому князю Михаилу Андреевичу, называвшему Ярославец своей «отчиной». В это время он был уже довольно крупным и богатым торговым и ремесленным центром, в котором стояло 6 деревянных церквей. После смерти Михаила Андреевича Верейского город несколько раз переходил от одного князя к другому. В 60-е годы 16 в. Иван Грозный «отписал» Ярославец в опричнину. Непрерывные войны, частые неурожаи, бесконечные поборы привели к упадку городские ремесла и торговлю. В 1571 г. во время опустошительного набега крымского хана Девлет-Гирея город был сожжен, но, как это и было почти со всеми древними городами, вновь возродился.

В конце 18 столетия в Ярославце Малом было около полутора тысяч жителей, солодовенный завод, 2 мельницы, 3 кузни, 4 каменных и 2 деревянных церкви, 5 питейных домов, 9 лавок. В 1744 г. на средства бригадира Афанасия Радищева (деда знаменитого писателя) построен новый каменный собор во имя Казанской иконы Божией Матери.

При открытии наместничества в Калуге в 1776 г. город Ярославец Малой был перечислен в Калужскую губернию. Отечественная война 1812 г., а в особенности — знаменитое сражение 12 (24) октября разрушило мирную жизнь населения Малоярославца. Небольшой уездный город Калужской губернии стал тем местом, где было остановлено продвижение Великой армии Наполеона, следовавшей из Москвы через Калугу. Сражение продолжалось 18 часов, в течении которых город 8 раз переходил из рук в руки. К концу сражения Малоярославец был почти полностью сожжен и разрушен. В результате Малоярославецкого сражения французскому императору пришлось повернуться спиной к неприятелю и отступать по уже разоренной старой Смоленской дороге. «Сей день есть один из знаменитейших в сию кровопролитную войну…», — писал М.И. Кутузов о сражении при Малоярославце.

В 1860-м году возле двух могил на средства одного из участников сражения — отставного майора Максимова — была сооружена часовня, принадлежавшая до 20-х годов нашего века Николаевскому Черноостровскому монастырю. Сюда ежегодно в день сражения совершался крестный ход из монастыря и совершались «соборные службы в память русских воинов на брани за Родину убиенных». Традиция эта ныне возобновлена. С конца 1940-х годов в Часовне располагался военно-исторический музей 1812г.

Центральную площадь города украшает еще один памятник, сооруженный к 100-летию Отечественной войны 1812 г. — церковь Успения Божией Матери, с освящения которой 11 октября 1912 года начались торжества, посвященные 100-летию Малоярославецкого сражения. В настоящее время храм является действующим.

Во время памятного сражения сильно пострадал и Малоярославецкий Никольский Черноостровский монастырь. Древняя обитель, не раз оказывалась в центре грозных событий, претерпевала вместе с городом разорения и пожары. Но каждый раз возрождалась вновь, отстраивалась, заселялась и хорошела более прежнего. В 1775 г. Никольский монастырь был упразднен «за бедностью», но в 1800 г. восстановлен вновь по ходатайству и на средства уроженца Малоярославца — московского купца Целибеева. После уничтожившего почти весь город сражения обитель также пришлось отстраивать заново. Каменные монастырские ворота, построенные в начале 19 в., сохранились до наших дней. В память о сражении оставшиеся на них следы от попадания пуль, ядер, картечи решено было при ремонтах оставлять неприкосновенными.

Судьба Николаевского Черноостровского (Черноострожского) монастыря неразрывно связана с историей Калужского края и города Малоярославец, в черте которого находится обитель. Территория нынешней Калужской области в XIV-XV веках представляла собой подобие «лоскутного одеяла», состоящего из множества мелких владений князей: Оболенских, Тарусских, Воротынских, Барятинских, Одоевских и других; являлась ареной продолжительной борьбы за влияние между Москвой и Литвой; подвергалась нападению крымских татар. Возможно поэтому одно из названий монастыря — «Черноострожский», указывающее на его оборонительные функции, связывают с необходимостью существования в те времена монастыря-крепости, острога. Название же «Черноостровский» происходит от его местонахождения на «особой горе», называемой когда-то Черным островом.

По одной из версий, появлению Малоярославецкой обители мы обязаны удельным князьям Оболенским-Черниговским, чей город Оболенск располагался в 30 верстах от нынешнего Малоярославца.

Калужский край оказался между двумя враждебными княжествами: Москвой и Литвой. Защищая свой удел от полчищ великого литовского князя Ольгерда, погиб в битве в 1368 году Константин Иванович Оболенский. Оболенск отошел к Литве: Иван и Семен Константиновичи Оболенские, сыновья погибшего князя, не желая подчиняться «иноверным государствам, перешли на службу в Москву, где были приняты с почетом». Возможно, что князья Оболенские-Черниговские в конце XIV века и заложили церковь Николы в будущем Малоярославце. В исторической литературе Николаевский монастырь упоминается как Черниговский. Возможно, что существует непосредственная связь между деяниями князей Оболенских-Черниговских и закладкой будущего монастыря. Некоторые исследователи связывают возникновение монастыря с именем Владимира Андреевича Храброго-Донского, героя Куликовской битвы, двоюродного брата Дмитрия Донского. Не исключено. что монастырь был отстроен Ярославом — сыном боровско-серпуховского князя.

В 1481 году территория нынешней Калужской области вновь подвергалась разорению, на этот раз полчищами крымского хана Ахмата. Если и существовал в то время Николаевский монастырь, то он не избежал запустения после набега татар. В духовной грамоте Михаила Андреевича, князя Верейского (грамота датируется 1486 годом), который в середине XV века владел Ярославлем, упоминается лишь церковь Николы наряду с еще четырьмя городскими храмами. К церкви Николы была прикреплена деревня Раменсково, которая в актах XII столетия именуется как пустошь Раменская.

В конце XVI века, в 1571 году, Калужский край в который раз был разорен, теперь Крымским ханом Давлет-Гиреем. Архимандрид Леонид (Кавелин) высказывает предположение, основываясь на монастырских актах (на сегодняшний день не выявленных), что при нашествии татар был разорен монастырь и старинная монастырская вотчина — деревня Раменская, «приданная к церкви Святого Николая еще Михаилом Андреевичем Верейским-Ярославецким по Духовному завещанию в 1486 году».

Первым письменным документом, где упоминается Николаевский Черноостровский монастырь, архимандрит Леонид называет переписные книги Ильи Чемесова 1621 года. Из них следует, что монастырь и ветхая церковь Николы запустели от 7118 (1610) года. Видимо, новому разорению обитель подверглась во время Смуты. В государственном архиве Калужской области хранятся документы по истории Малоярославецкого монастыря. Непосредственно о монастырских делах речь пойдет далее, а сейчас остановимся на описи монастырского архива и книгохранилища, выполненной последним настоятелем монастыря архимандритом Илией по приказу Губисполкома в 1922 году. Наряду с ценнейшими изданиями в монастыре хранились грамоты и древние акты XVII столетия, писанные царем Алексеем Михайловичем и Святейшими русскими патриархами, адресованные строителям Николаевской обители. Этими грамотами пользовался Леонид Кавелин при написании своей книги. Из содержания этих грамот следует: к 1659 году монастырь был возрожден, церковь Николы действовала. В обители жили монахи, во главе которых стоял старец Ипатий. Из грамоты царя Алексея Михайловича узнаем, какими землями владел монастырь в середине XVII века.

Нам известны имена преемников старца Ипатия: Антония, Серапиона, Нифонта. При Иссайе сгорела Николаевская церковь, о чем старец Иссайя посылает челобитную на имя патриарха. В ней идет речь о том, что вместо сгоревшей церкви князь Константин Осипович Щербатов «поступился из своей вотчины села Трубина деревянную церковь во имя Святителя Николая, с приделом святой мученицы Екатерины». Патриарх Иоаким повелел храм перенести, а вместо придела святой Екатерины построить придел во имя Параскевы Пятницы.

Еще один важный документ стоит упомянуть. Грамота патриарха Адриана 1689 года (дошедшая до нас в перепечатанном виде) освобождала вотчины «Черного монастыря» от оброка. Таким образом, Малоярославецкий Николаевский монастырь в конце XVII столетия стал безоброчным монастырем-вотчинником. На территории Малоярославецкого уезда в разное время землями владели Троице-Сергиев, Пафнутьев-Боровский монастыри и Тихонова Пустынь. Освобождение от оброка самым лучшим образом сказалось на благосостоянии Малоярославецкого монастыря. Пустошь Шубинская становится деревней. С первой половины XVIII века настоятельство в обители — игуменское. Игумен Вассиан был не только настоятелем Черноостровского монастыря, но и входил в Духовное Правление Оболенской десятины. При игумене Вассиане была отстроена новая каменная двухпрестольная церковь во имя Владимирской Божией Матери с приделом святого Николая Чудотворца, которая просуществовала до 1811 года. При игумене Иринее Владимирская церковь была отремонтирована. После смерти игумена Иринея настоятельство принимает игумен Мануил.

По ведомости 1764 года монастырь располагал садом, огородами, мельницей, лесом и прудом. Надвратная колокольня с пятью колоколами, «хлебня мерою в длину 4 сажени», передняя часть монастырской ограды — все это был каменным. А игуменская келья с кухней, братская келья, погреб, амбар, баня и остальная изгородь оставались деревянными.

При Мануиле братия уменьшилась до трех человек. Возникла угроза определения монастыря в приходскую церковь. Лишь через одиннадцать лет, в 1775 году вследствие полнейшего оскудения, отсутствия средств для поддержания жизни монашествующих, монастырь был упразднен и отдан во владение Малоярославецкого Казанского собора. Братия размещена по другим монастырям.

Возродиться обители предстояло благодаря стараниям московского купца Терентия Целибеева, уроженца города Малоярославца. В 1800 году по представлению первого Калужского архипастыря епископа Фиофилакта указом Святейшего Синода дозволено «Монастырь сей возобновить, согласно прошению купца Терентия Целибеева… на его собственный кошт».

Подлинное же воскрешение монастыря начнется лишь в 1809-1810 годах, когда настоятелем в Малоярославецкий монастырь был назначен из Оптиной Пустыни иеромонах Макарий, происходивший из купеческого сословия. Он целиком посвятил себя возрождению обители. Терентий Целибеев и настоятель Макарий обрели друг в друге поддержку для воплощения единой идеи. После того как монастырь приобрел жилой вид, отец Макарий решил приступить к постройке нового храма. В 1811 году старая Владимирская церковь была разобрана и выстроен придельный храм во имя Параскевы Пятницы.

Но благородное дело, начатое отцом Макарием с братией и Терентием Целибеевым, было приостановлено начавшейся войной 1812 года. Когда передовые части армии Наполеона приближались к границе Калужской губернии, отец Макарий получил Указ из Калуги оставить обитель. Ценные вещи и ризница были отправлены в Орел. Что было возможно, монахи закопали в землю. Наскоро собравшись, уложив вещи и захватив с собой домашний скот, братия двинулась к Калуге.

Вечером 11 (23) октября неприятель занял опустевший Малоярославец. А на рассвете 12 (24) октября началось сражение, которое вошло в число самых кровопролитных битв 1812 года. Восемь раз город переходил из рук в руки. Самым жарким местом побоища с французами стала монастырская площадь. К 11 часам вечера город был превращен в развалины. Монастырские рвы были завалены трупами людей и лошадей. Обе противоборствующие армии покинули Малоярославец.

Отец Макарий, узнав о сожжении города и монастыря, двинулся в сопровождении послушника из Калуги в свою родную обитель. По приходу к воротам Малоярославецкого монастыря перед настоятелем предстала страшная картина разрушений. Вот как вспоминает сам отец Макарий последствия октябрьского сражения спустя 20 лет: «…Малоярославецкий Николаевский Черноострожский монастырь во время Отечественной войны 1812 года неприятелем сожжен и разорен до основания со всеми принадлежностями, и находящееся в оном церковное имущество все без изъятия ограблено и истреблено…. Братские кельи бомбами разбиты и сожжены, а церковь орудиями и ядрами — главы сбиты, от которых трапеза церковная разрушилась, и потому монастырствующая братия находилась в Троицком Лютиковом монастыре, а часть из братии оставалась в комнате дома истинного для сохранения оставшегося горелого монастырского имущества. По изгнании неприятеля из Малоярославца остались в память Отечественной войны одни только Святые врата, изстреленные картечами и пулями и над оными находящийся образ Спасителя Нерукотворного, во многих местах также изстреленный, но лик оного ничем не вредим, — которые и до сего времени стоят и сохраняются не нарушимо».

В который раз монастырю пришлось возрождаться заново. В апреле 1813 года Святейший Правительствующий Синод выделил 30 тысяч рублей на строительство и ремонт монастырских зданий. По духовному завещанию скончавшегося Терентия Целибеева монастырю отошли билеты Московской Сохранной Казны и другие денежные вложения на солидную сумму. Строительство шло полным ходом. Церковь Параскевы Пятницы разобрали и строили Николаевский соборный храм, заложенный еще весной 1812 года. Макарий как никогда нуждался в деньгах. Он обращается с ходатайством к обер-прокурору Святейшего Синода князю Александру Николаевичу Голицыну с просьбой о выделении средств на строительные нужды. Голицын, в свою очередь, доносит до императора Александра I просьбу настоятеля Малоярославецкого монастыря. Государь повелел выдать из казны 10 тысяч рублей, учитывая ту роль, какую сыграл Малоярославец в победе над наполеоновской армией. Отец Макарий обращался к участникам Отечественной войны с просьбой о пожертвованиях в пользу пострадавшего монастыря. Одними из первых откликнулись атаманы Войска Донского генерал-лейтенант Алексей Иловайский и наказной атаман Иван Андрианов. Кроме письменных обращений с просьбой о пожертвованиях, отец Макарий посылал в Москву и окрестные губернии сборщиков. В Москве постоянно проживал монах Ионникей, который ведал сбором пожертвований.

Как было сказано выше, постройка Николаевского собора началась в 1812 году и продолжалась до 1822 года. В монастырских делах, хранящихся в Калужском архиве, есть прошение Макария о разрешении строительства одноэтажной каменной церкви вместо двухэтажной. Но в 1822 году фундамент дал трещины, и начатую церковь пришлось разобрать. Строительство Николаевского храма началось лишь в следующем году по новому проекту. Тот, кто когда-либо посещал Малоярославецкий монастырь, не мог остаться равнодушным к великолепию этого 47-метрового архитектурного сооружения. Трехэтажный, стройный, исполненный в духе классицизма собор во имя Святителя Николая — центральная ось монастырского ансамбля.

До сих пор окончательно не выявлен автор проекта собора. В литературе, посвященной данной теме, встречаем ссылку на воспоминание краеведа С.Б. Безсонова, который в 20-х годах XX столетия получил устное сообщение об имевшейся в монастырских архивах записи с упоминанием авторства А.Л. Витберга. Однако причастность архитектора А.Л. Витберга к созданию Николаевского храма документально не подтверждена.

Никольский собор стал памятником всем, кто погиб у стен Малоярославецкого монастыря за Веру, Царя и Отечество. Но на торжественном освящении соборного храма — памятника 1812 года, которое состоялось в 1843 году 26 августа, архимандриту Макарию присутствовать не пришлось. Он упокоился за четыре года до этого события, в возрасте 75 лет, и похоронен рядом с купцом Целибеевым под сводами собора. Труд архимандрита Макария был оценен по достоинству. Во второй раз из запустения он вместе с братией возродил обитель. В настоятельство отца Макария монастырь был почти полностью отстроен заново, освящена церковь во имя Корсунской Божией Матери, достраивался Никольский собор, появилась надвратная колокольня с часами, мельница. Ширились и земельные угодья монастыря. В 1817 году обитель была включена в число штатных монастырей. Два раза в правление отца Макария Малоярославецкий монастырь посещали царственные особы: в 1826 году императрица Мария Федоровна; и государь-наследник Великий князь Александр Николаевич — в 1837 году.

При последователе архимандрита Макария игумене Антонии (происходившем из московских купцов Путиловых), продолжалось укрепление Малоярославецкой обители. Ему выпала честь освящать Никольский собор. Игумен Антоний совершал крестный ход по желанию граждан в тяжелом 1848 году, когда Малоярославец посетила холера. При отце Антонии совершалась панихида по воинам, павшим в октябре 1812 года. За ревностное отношение к делу игумен Антоний был награжден золотым наперстным крестом. Но в 1853 году, в связи с болезнью, он покинул Черноостровскую обитель.

Настоятельство отца Никодима (в миру Николай Петрович Демутьев) памятно тем, что при нем в 1860 году была построена каменная одноэтажная часовня. Здание было возведено по инициативе и на средства участника Малоярославецкого сражения Ф.М. Максимова. Оно располагается недалеко от двух братских могил русских солдат. При отце Никодиме был выстроен странноприимный дом при монастыре «для принятия проходящих бедных странников» (1854г.). Строительство велось на средства московского купца Павла Матвеевича Александрова. Павел Матвеевич полностью обеспечивал существование этого заведения, и оно было названо в честь покровителя Павловским.

В середине прошлого века в монастыре проходили «перевоспитание» преступники, на содержание которых выделялись «кормовые» деньги. Как следует из монастырских дел, их преступления, как правило, не были тяжкими. Например, отставной матрос Максим Васильев был помещен в обитель на один год за блудную жизнь. На три недели угодил крестьянин Абрам Наумов «за небытие им трех лет на исповеди у святого причастия», а Агей Семенов «за намерение лешить себя жизни».

К началу XX столетия монастырь отстроился полностью и представлял собой настоящий город в городе. Земельные владения монастыря раскинулись далеко за пределы уезда. Проживало в обители более двадцати монашествующих. Был перестроен старый одноэтажный монашеский корпус и возведен новый двухэтажный. Выстроена двухэтажная гостиница. В 1876 году состоялось освящение теплой церкви Всех Святых в нижней части Никольского храма. В монастыре действовал водопровод, который снабжал монастырские здания и конный двор ключевой водой. Имелась собственная оранжерея и пруд, а также свой кирпичный завод. Открылась церковно-приходская школа.

События октября 1917 г. изменили сложившийся уклад всей православной России. Последствия Декрета Совета Народных Комиссаров «Об отделении церкви от государства» коснулись и судьбы Малоярославецкого монастыря. Уже 15 июля 1918 г. уездным Совдепам к точному исполнению были посланы секретные предписания: «Ввиду усиливающейся контрреволюционной пропаганды духовенства, просим принять самые решительные меры к искоренению таковой». И искоренение началось…. Спешно готовились проекты национализации монастырей и церквей. Во всех государственных учреждениях были сняты религиозные изображения. Составлялись списки неблагонадежных, в том числе и духовенства. В августе прогремели выстрелы в Троице-Лютиковом Перемышельском монастыре. Это было начало кровавой борьбы против вековых традиций, против духовной культуры. Монастырское имущество переписывалось, регистрировалось и национализировалось. На заседании Уездного Исполнительного Комитета 16 сентября 1918 г. был принят проект национализации Николавского монастыря. Проект включал в себя 10 пунктов, согласно которым все продовольствие, животные. имущество были взяты под контроль. В конце 20-х годов монастырь покинули последние монахи. Памятник истории и культуры был оставлен на разграбление. Монастырские земли переданы в ведомство колхозов. Нельзя не отметить старания, приложенные членами Малоярославецкого отделения Калужского Общества Истории и древностей для сохранения памятников в Малоярославце, в том числе и монастыря. В 1925 году Укомхоз принял решение о разработке Николаевского монастыря на кирпич для продажи. Н.П. Ильин, член КОИД, встал на защиту обители, за что отсидел в тюрьме. Вновь наступало смутное время, а вместе с ним запустение и обмирщение обители. Здесь были — и музей, и техникум, и художественная школа, и жилой комплекс.

В 1991 году монастырь передан вновь в ведение Калужской епархии. В настоящее время он является женским, активно отстраивается при поддержке местных органов власти и предпринимателей, в его стенах сестрами организован приют для сирот.

Постройки на территории монастыря почти все сохранились с 19-го века и являются памятниками истории и архитектуры. В центре монастырского комплекса возвышается Соборная церковь во имя Святителя Николая Чудотворца с приделом на хорах во имя Спаса Преображения и церковью Всех Святых в нижнем этаже. В монастыре есть также каменная двухэтажная церковь во имя Корсунской Божией Матери с приделом на хорах во имя Преподобных Антония и Феодосия Печерских Чудотворцев, первый престол которой освящен в 1814, а второй в 1819 году. В настоящее время ведутся работы по ее восстановлению. Колокольня с святыми под ней воротами находилась при входе на среднюю монастырскую площадку прямо против Соборного храма. Была она трехъярусной, с боевыми часами, выстроена в 1821 году. Сохранился только ее первый ярус с воротами.

Внутри монастыря расположены также следующие здания: старый и новый настоятельские корпуса, трехэтажный корпус с братскими кельями (восстанавливается), трапезная, больничный корпус, здание бывшего Духовного правления, часовня. Настоятельница — игумения Николая (Ильина).

ХРАМЫ:
собор в честь святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца
храм в честь Корсунской иконы Божией Матери
храм в честь Всех Святых

При монастыре имеется детский православный приют «Отрада», для детей родители которых страдают алкоголизмом и наркоманией.

Игумения Николая (Ильина Людмила Дмитриевна), настоятельница Свято-Никольского Черноостровского монастыря, родилась 9 мая 1951 года в Орехово-Зуеве, в 1968 г. переехала в г. Москву.

Родители были участниками Великой Отечественной войны, и, видимо, поэтому Господь подарил им дочь в День победы.

Мать, Королькова Вера Васильевна (урожденная Воробьева 1925 г.р.), в военные годы была медсестрой в госпитале и не только привила дочери веру, любовь к милосердию, мужество и жертвенность, но и сама закончила свою жизнь в монастыре в иноческом чине с именем Вероника († 2011 г.).

Отец матушки Корольков Дмитрий Васильевич († 2005 г.) был танкистом Советской Армии, дошел до Берлина.

Игумения Николая получила два высших образования: в 1973 г. закончила МИИТ по специальности «электронно-вычислительные машины» и в 1984 г. закончила МИФИ по специальности «автоматическая обработка научно-экспериментальных данных».

Работала заведующей Лабораторией систем искусственного интеллекта во ВНИИ ПС, параллельно заканчивая аспирантуру (1987 г.).

Будучи прихожанкой Данилова ставропигиального мужского монастыря в Москве, матушка Николая приняла решение свою жизнь посвятить Богу в монашеском чине и по благословению своего духовника архимандрита Поликарпа ушла в только что открывшуюся (в 1990 году) Казанскую Амвросиевскую ставропигиальную женскую пустынь (Шамордино). Там несла послушание эконома.

В 1992 году митрополитом Калужским и Боровским Климентом (в то время архиепископом) была благословлена в Свято-Никольский Черноостровский монастырь для организации там женского монастыря. Решением Священного Синода 2 апреля был открыт Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь, а настоятельницей утверждена матушка Николая. В 1995 году, 28 апреля, в пятницу Светлой седмицы, в праздник иконы Божией Матери «Живоносный Источник», за усердное служение во благо Церкви Христовой постановлением Святейшего Патриарха Алексия II монахиня Николая возведена в сан игумении с вручением настоятельского жезла.

В Неделю прп. Иоанна Лествичника, 9 марта 2000 года, матушка Николая награждена наперсным крестом с украшениями.

За труды по восстановлению обители, дела милосердия, за заслуги перед Отечеством, за веру и добро игумения Николая награждена 15-ю наградами: девятью орденами (два из которых являются государственными наградами, а семь – церковными) и шестью медалями (три государственные и три церковные).

В 2012 году Президент России В.В. Путин наградил игумению Николаю первым восстановленным орденом Св. вмч. Екатерины «За дела милосердия».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *