Монастырь осиос Лукас

Монастырь преподобного Луки Стириота.

Монастырь святого Луки (Осиос Лукас) является одновременно крупным духовным центром, история которого насчитывает более 1000 лет, и одним из наиболее выдающихся памятников византийского зодчества и изобразительного искусства. Он расположен на западных склонах горы Геликон, в живописной холмистой местности между и . В древности на соседнем холме находился город Стирий, а на том месте, где сейчас монастырь, был храм Деметры.

Преподобный Лука (Стириот)

Монастырь был основан преподобным Лукой в Х веке.

Святой Лука происходил с острова , однако его родителям пришлось бежать сначала в прибрежную Фокиду, а затем и внутрь страны, спасаясь от набегов . Святой Лука, третий из семи детей Стефана и Евфросинии, родился в 896 году в окрестностях Дельф. С детства он проявлял склонность к подвижнической жизни и уже в возрасте 14 лет покинул дом, чтобы несколько позднее принять постриг в Афинах. На протяжении нескольких лет он подвизался в Фокиде, на месте нынешнего местечка Яннимаки, где была церковь святых бессребреников Космы и Дамиана. Там же святой принял великую схиму. Много лет святой Лука провел в скитаниях, спасаясь от набегов варваров. Он жил в окрестностях Коринфа, возвращался в Яннимаки, провел по нескольку лет в местности Калами к востоку от острова Антикитира, затем на острове Ампелон.

Наконец в 946 году преподобный Лука поселился на том месте, где впоследствии был основан монастырь его имени. Святой Лука вел суровую отшельническую жизнь, отличаясь строгим благочестием. Уже при жизни он был прославлен чудотворениями, которые умножились после его блаженной кончины. Огромную славу святому принесло его пророчество, высказанное в 942 году, о возвращении под власть Константинополя острова Крит — и действительно, через десять лет после смерти преподобного Луки византийский император освободил остров от сарацин.

Постепенно вокруг скромной кельи с маленькой церковью стали собираться другие монахи, имена некоторых из них (Григорий, Панкратий, Феодосий) дошли до нас. Поддержку святому оказывали и столичные вельможи, занимавшие высокие посты в Константинополе, и сам император. С их помощью святой начал строительство церкви св. Варвары, но не успел увидеть воплощение своего замысла. Святой Лука скончался в 953 году, за несколько месяцев до этого предсказав свою кончину. Ему было 56 лет. Ученики погребли преподобного Луку в его келье. Общину возглавил монах Филофей, близкими соратниками которого были и другие ученики святого.

После того, как сбылось пророчество преподобного об освобождении Крита, почитание его памяти многократно возросло. Нет сомнений, что церковь св. Варвары и кафедральный собор () были построены на богатые пожертвования из столицы империи. Так в отдаленной византийской провинции возник новый крупный духовный центр.

Жизнь монастыря через века

Строительство монастыря приходится на конец Х — начало XI века, в период так называемого , когда вновь стала мощной державой, а успешные войны императоров Македонской династии расширили пределы империи.

К XIII веку ситуация изменилась коренным образом: в 1204 году столицу империи Константинополь захватили крестоносцы, участники . Господство западноевропейцев (греки называли их ) распространилось и на материковую Грецию. Как сообщает Иоанн Апокавк, монастырь испытал значительные разрушения и потерял большую часть своих реликвий и богатств. На некоторое время монастырь был отдан католическим . Во второй четверти XIII века франкский правитель Ахеи Годфрид II Виллардуин разграбил монастырь и лишил его главного сокровища — мощей преподобного Луки (они находились на протяжении веков в Италии, и лишь частица мощей обреталась на Афоне). Монастырь был вновь разграблен франками в 1312 году. Греческим православным монахам удалось впоследствии вновь водвориться в монастыре, но он потерял свое былое величие на долгие века франкского, а затем и турецкого владычества.

Некоторые разрушения претерпел монастырь и в 1780 году, когда известный клефт Андрицос Верусис выдержал в обители вместе с 95 соратниками осаду трехтысячного турецкого отряда и сумел вырваться невредимым.

Наконец, 26 марта 1821 года епископ Салонский Исаия вместе со сподвижниками поднял в монастыре знамя восстания против турецкого ига, и обитель на долгие годы войны стала опорным пунктом греческих отрядов в Беотии и Фокиде.

Главным событием новейшей истории монастыря стало возвращение мощей святого Луки из Венеции в 1986 году. Тысячи верующих ежегодно стекаются в монастырь, чтобы поклониться святому.

С 1990 года монастырь св. Луки входит в реестр памятников, находящихся под охраной ЮНЕСКО. Сейчас монастырь является одновременно центром паломничества и туризма. В обители регулярно совершаются богослужения.

Мозаики

Мозаики главного храма монастыря являются одним из наиболее выдающихся образцов византийского монументального искусства во всем мире. Мозаики созданы константинопольскими мастерами, их отличает четкая система , неповторимый стиль, тонкость исполнения и в то же время строгость композиции.

Монастырь святого Луки был одновременно царским, то есть находился под покровительством императоров, и сельским, удаленным от главных центров империи. Оба этих обстоятельства наложили свой отпечаток на схему расположения мозаик и выбор сюжетов. Нет сомнений, что создание такого памятника в провинции говорит о высочайшем уважении, которое питали императоры к основателю обители — святому Луке. Впечатляет и огромная площадь мозаик — в сущности, они занимают все внутреннее пространство церкви, видимое с уровня пола. О провинциальном аспекте мозаичного убранства говорит, прежде всего, монашеская строгость и даже суровость изображений (композиции нартекса выдержаны в несколько более свободном стиле), относительная скупость цветов, строжайшая симметрия.

Как отмечает в своей работе «Мозаики византийских храмов» известный немецкий исследователь Отто Демус, «из всех сохранившихся памятников самой строгой иконографической системой обладает Осиос Лукас. Мозаики этого храма расположены с абсолютной симметрией относительно оси запад-восток, и даже позы, одежды и цвет второстепенных фигур во второстепенных компартиментах церкви в соответствии с их положением выбраны с учетом этой оси».

Монастырский характер видится и в том, что основной акцент сделан на образы святых монахов, многие из которых являются местночтимыми. Например, образы основателя обители Луки Стириота, святых Луки Гурникиота и Никона Метаноита занимают видные места, которые в других архитектурных памятниках обычно отводились отцам Церкви.

Кроме того, в композиции мозаик отражены тонкие богословские переклички, рассчитанные на образованного и внимательного зрителя. Так, на одном из сводов рядом с Христом изображен Иаков, брат Господень, а на противоположном своде Христу предстоит пророк Захария. Эта композиция говорит, таким образом, о ветхозаветной Церкви и новозаветной, сменившей ее, указывая на преемственность христианства в отношении Ветхого Завета.

Среди мозаик храма только пять евангельских сцен: Благовещение (не сохранилось), Рождество Христово, Сретение и Крещение в парусах под тимпаном купола, а также Пятидесятница в малом куполе над алтарем. В абсиде представлена фигура Богоматери с Младенцем, сидящей на троне. В полунишах изображены отцы Церкви — святые Василий Великий, Николай Мирликийский, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст. В диаконионе сохранились мозаики на ветхозаветные темы: Даниил во рву со львами и три отрока в пещи огненной.

Основную часть мозаичного убранства храма занимают образы святых (всего их было изначально 150), преимущественно воинов и преподобных. Последнее объясняется монастырским характером мозаик, а святых воинов особенно много, вероятно, потому, что Византия в те годы, когда создавалось убранство храма, вела многочисленные войны, и защита рубежей империи была одним из главных акцентов имперской жизни. Таким образом, воины на изображениях составляют рать земную, а монахи — небесную, сражаясь за христианскую веру и православную империю.

Кроме мозаик, в храме сохранились и фрески: в куполе, юго-западной часовне, в професисе (пристройке слева от алтаря). В большинстве они относятся к периоду после 1593 года, когда мозаики храма были повреждены землетрясением. Фрески в данном случае имитируют мозаики, на которые в то время у монастыря уже не было средств. Особо выделяется строгий образ Христа Пантократора в куполе, который выглядит огромным (только высота Евангелия в руке Христа составляет 1,1 м). Есть в храме и несколько фресок XIX века, но они не представляют большой художественной ценности.

Иконостас украшали четыре иконы выдающегося критского иконописца XVI века Михаила Дамаскина, однако они были украдены из монастыря в 1980 году и до сих пор не найдены.

Паломнический Центр ИППО «Святая Земля» приглашает посетить Святую Землю (8 дней / 7 ночей). Вылеты каждую пятницу.

Греческий Кафоликон

Напротив входа в Кувуклию — Триумфальная Арка, открывающая пространство Кафоликона. Перемычка под ней (из того же розового мрамора, которым отделаны и Кувуклия, и православный престол Голгофы) содержит — со стороны Кафоликона — греческую надпись: «Радуйся, Сионе, Святая матерь Церквей Божиих!»

Слева и справа, лицом к Кувуклии, в проходе арки устроены небольшие балконы, на которых в дореволюционный период размещались при торжественных богослужениях консулы и другие почётные представители двух главных православных держав — России и Греции.

«Кафоликон» означает по-гречески «соборный храм». Мы говорили выше, что храмовый комплекс Гроба Господня изначально состоял из нескольких обособленных святилищ. Историю Ротонды, непосредственно содержащей Кувуклию, а также Голгофы с её православным и католическим приделами, мы уже рассмотрели. Третьим элементом комплекса является соборный храм Иерусалимской православной патриархии. Храм крестоносцев объединил три названных объекта в едином внутреннем пространстве. Сегодня мы можем получить представление о нём, лишь высоко задрав голову под арочные своды XII в. Дело в том, что пожар 1808 г. привёл не только к перестройке Ротонды и Кувуклии, но и к перепланировке всей архитектоники здания. Восстанавливая храм, греческие архитекторы «выгородили» внутри него особыми, не доходящими до сводов стенами «срединный» объём, который и называется теперь Кафоликон.

Невольно вспоминаешь при этом известное изречение одного из замечательных русских православных иерархов XIX в.: «Наши (с католиками) религиозные перегородки до неба не доходят». В храме Гроба Господня они не доходят даже до сводов мэтра Журдена. Кто хотел бы представить себе, как насквозь просматривался и легко дышал храм до появления этих «вероисповедных перегородок», зачастую по-живому прилепленных к старым капителям крестоносцев, должен поехать в подмосковный Новый Иерусалим. Его Воскресенский собор, построенный Патриархом Никоном в середине XVII в., практически точно воспроизводит Храм Гроба Господня – так, как он выглядел во времена Никона. Получилось, что оригинал – Иерусалимский храм – перестраивался и менялся (прежде всего, во время ремонта 1810 г.), тогда как русская копия сохранила неизменным его внутренний облик.

Архитектурная история храмов часто носит противоречивый характер. Момент архитектурно-эстетический отступает перед требованиями храмово-литургическими. С точки зрения пространственного единства греческая перестройка, безусловно, разрушила авторский замысел. Появились высокие боковые стены, высокий иконостас. Но с точки зрения литургической было, напротив, достигнуто единство храмового пространства, создана необходимая молитвенная атмосфера для участвующих в богослужении православных верующих.

Купол Кафоликона – это второй, меньший, из двух куполов Святого Гроба, видных отовсюду, – приходится не над самым центром, а над западной частью храма. Но зато это «центр» совсем в другом, куда более глубоком смысле. Сквозь этот купол проходит земная ось, и маленькая мраморная полусфера на специальной вазе-подставке, помещаемая точно под куполом, обозначает место, именуемое «мезомфалос» – «Пуп земли». Как сказано Псалмопевцем, «Боже, Царь мой от века, устрояющий спасение посреди земли!» (Пс. 73:12).

Но если представление об Иерусалиме как центре земли на тысячу лет старше христианства, если мысль о Голгофе, на которой Господь «соделал спасение посреди земли», является достоянием святоотеческой и литургической православной письменности, если на средневековых картах Иерусалим действительно обозначал средину «круга земного», то описанный мраморный вазон появился в храме не ранее реставрации и перестройки в 1810 г. К тому же, православный взгляд не предполагает (в отличие, например, от оккультного) какого-либо «физического» или «космического» содержания в понятии «пуп земли». Важно то, что для христианина и сегодня средоточный пункт мира и истории находится здесь, у животворящих святынь Голгофы и Гроба Господня.

В церковно-каноническом плане Кафоликон, или церковь Воскресения, является кафедральным собором Иерусалимского патриархата. В убранстве храма это выражается наличием двух тронных мест в восточной его части: трон Патриарха Иерусалимского у южного столпа и патриаршего наместника у северного. В куполе, о мозаиках которого мы уже говорили, изображён благословляющий Пантократор в окружении Божией Матери и Иоанна Предтечи (с восточной и западной сторон), архангелов Михаила и Гавриила (с северной и южной). Между ними – 12 святителей. В проёмах между восемью окнами и барабаном – ниши с серафимами и херувимами. Греческая надпись гласит, что работы выполнены при блаженнейшим Патриархе Диодоре в 1994 г.

Восточная часть храма занята большим полукружием алтаря. Внешний вид апсиды, не изменившийся со времён крестоносцев, хорошо просматривается издали – из монастыря эфиопов на кровле церкви святой Елены. Над иконостасом – галерея с тремя выступающими в храм маленькими балкончиками, откуда, по древневизантийскому правилу, диакон должен читать Евангелие. Вся восточная часть Кафоликона, включая иконостас, солею с четырьмя ступенями, шесть колонн на ней, северный и южный входы, представляет собой единый ансамбль из розового мрамора. Что касается интерьера, то необычность архитектуры храма даёт паломникам уникальную для православного алтаря возможность «заглянуть» в него сверху: с галереи Голгофского придела алтарь Кафоликона виден почти полностью.

Приделы, окружающие Кафоликон

Кафоликон, как и Ротонда, окружён просторными галереями, в которых размещаются несколько приделов.

Продолжая прерванный нами обход и минуя описанный выше «экспрессионистский» престол Марии Магдалины, переходим из «эпохи модернизма» в совершенную архаику – в северную галерею храма. Это место называется Аркады Девы. Подняв голову, вы можете убедиться, что действительно проходите под аркадами. Огромные, четырёхгранные, с выступающими на каждой из сторон полуколоннами, мощные столпы, несущие на себе высокие своды XII в., перемежаются с круглыми колоннами, между которыми выделяется беломраморный обломок – единственный такой во всём храме. Нет свидетельств, кто и когда впервые назвал эту галерею «Аркадами Девы». Смысл названия можно объяснить «топографически»: мы проходим галереей от францисканской церкви Явления Христа Богородице к православному приделу, также посвящённому Богоматери. Считается, что из семи находящихся здесь колонн четыре центральные, а возможно, и упомянутый обломок столпа относится к Трипортику Константина, т. е. ко второму внутреннему атриуму первоначальной базилики 335 г., отделявшему последнюю от Ротонды и окружённому с трёх сторон стройными рядами колонн.

В восточном конце галереи пробивающиеся из глубины огоньки лампад и свечей указывают проход к двум православным часовням. Ближайшую из них называют «часовней Уз» или, по-другому, «Темницей Христовой». По греческим объяснениям, Иисус с двумя разбойниками должен был провести здесь некоторое время, пока палачи на Голгофе готовили орудия казни. Скорее, мы имеем здесь дело не с археологической реконструкцией, но с архитектурно оформленным – подобно «станциям» Крестного Пути – литургическим воспоминанием. В этом смысле следует понимать и положенную здесь под престолом каменную плиту с двумя отверстиями для ног, куда сажали приговорённых, – подобие той кандальной каменной скамьи, что мы видели в Претории. «Часовня Уз», «литургическая модель» подлинной Христовой Темницы, упоминается на этом месте, по источникам, не ранее XV в.

Далее, в глубине, под низкими мрачными сводами расположена вторая часовня. Каково было исконное назначение данного помещения, судить трудно. Есть предположение, что ко времени Распятия здесь тоже находилась обширная древнееврейская гробница, подобно тому как находились совсем неподалёку Гроб Господень и могилы Иосифа и Никодима. Может быть, позже сюда, в заброшенную пещеру, приходили жёны- мироносицы. В настоящее время часовню называют чаще всего, по чудотворной иконе, приделом Богоматери Плачущей.

Пройдя дальше, мы вступаем в ту часть галереи, которая изгибается полукругом позади алтарной абсиды Кафоликона. Здесь, за алтарём, находятся ещё три придела. Первый, православный, посвящён святому Лонгину Сотнику – центуриону, командовавшему римским оцеплением на Голгофе. Это о нём сказано в Евангелии: «Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение (в момент смерти Спасителя на Кресте. – Н. Л.) и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий» (Мф. 27:54). Этот стих из Евангелия начертан на мраморной балюстраде придела.

Следующий расположенный в галерее придел принадлежит Армянской Церкви и посвящён «Разделению риз». (Вспомним, что на Голгофе существует другой католический престол того же посвящения). Преступников распинали нагими. Одежда их, по обычаю, доставалась палачам и могла быть потом продана или проиграна в кости. Как сказано в Евангелии: «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак, сказали друг другу: «Не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет». Да сбудется реченное в Писании: «Разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий» (Ин. 19: 23-24).

Так людские подлость и жадность сделали возможным сохранение Ризы Господней. Древнее предание говорит, что она – именно цельнотканный хитон – была принесена вскоре после евангельских событий в древнюю Иверию – Грузию. После крещения Грузии риза была помещена в главном Мцхетском соборе Светицховели. Впоследствии, во время нашествия персов, риза была, вместе с другими сокровищами и реликвиями Грузинской Церкви, вывезена в Иран. В 1625 г. шах Аббас, желая установить дружественные отношения с Россией, решил послать великую христианскую святыню в дар русскому царю Михаилу Феодоровичу и его отцу – святейшему Патриарху Филарету. Подлинность ризы была засвидетельствована Патриархом Иерусалимским Феофаном. В Москве, на Шаболовке, где москвичи встречали святыню, был воздвигнут храм во имя Положения Ризы Господней, а день её встречи, 10 июля (23-го по новому стилю), вошёл в качестве праздника в русский церковный календарь.

Продолжая круговой обход вокруг алтаря Кафоликона и минуя уходящую вниз лестницу (мы к ней вернёмся), подходим к приделу «Тернового Венца». В центре его, под престолом, находится под стеклом обрубок толстой круглой колонны, именуемой «Колонной поругания». По преданию, на этом обрубке, высотой не более 30 см, сидел Спаситель в момент увенчания Его терновым венцом.

Терновник растёт в Палестине повсюду, так что легионерам, издевавшимся над Осуждённым, не составляло труда сплести из него «венец» – точнее, каску, надевавшуюся узнику на голову и имевшую до 30-40 шипов. Подлинный, как считается, Терновый Венец находится в столице Франции, в знаменитом соборе Парижской Богоматери. После разгрома и разграбления крестоносцами Константинополя, с его многочисленными чудотворными иконами и святынями, Венец был приобретён, в конце концов, французским королём Людовиком IX Святым, который воздвиг в 1248 г. в Париже знаменитую Сен-Шапель («Святую Капеллу») – специально для хранения реликвий Страстей Господних. Сейчас от Венца остались лишь несколько круглых иссохших прутиков без единого шипа на них (все были в буквальном смысле «раздёрганы» по храмам и аббатствам католической Европы), покоящихся на хрустальном кольце и выставляемых раз в год, в Великую Пятницу, для поклонения верующим.

Колонна поругания сама считается чудотворной. На Страстной Седмице, перед Пасхой, перед ней всегда можно видеть паломников-греков, измеряющих её вдоль и поперёк алыми лентами, припадающих к ней – и слушающих. Она гудит. Этот гул отчётливо слышат все, приникающие к ней в Страстную Пятницу.

Церковь св. Елены

Если идти дальше, мы снова придём к Голгофе и приделу Адамовой Главы. Но мы должны теперь вернуться к лестнице между престолами «Тернового Венца» и «Разделения Риз». Спустившись вниз на 29 ступеней, паломник оказывается в подземной церкви св. равноапостольной Елены, матери императора Константина. Первоначально этот небольшой крестово-купольный храм, размерами 20 х 13 м, являлся криптой Константиновой базилики – Мартириума. Теперь он принадлежит армянам, которые приобрели его у грузинской православной общины.

Купол в центре поддерживается четырьмя древними монолитными колоннами, но своды более поздние – не древнее XII в. Есть предание, что колонны эти плачущие – вероятно, из-за конденсации влаги. Всё пространство на полу между ними покрыто мозаикой, изображающей историю Армении в её главных священных памятниках и храмах – от Ноева ковчега, окончившего когда-то своё плавание на горе Арарат, до знаменитого Звартноца, напоминающего по архитектуре Ротонду Гроба Господня.

Храм двухпрестольный. Северный меньший алтарь посвящён Благоразумному Разбойнику. Главный центральный – царице Елене и её современнику святителю Григорию – просветителю Армении. (Любопытно отметить, что ему посвящён также один из приделов Покровского собора в Москве – храма Василия Блаженного).

…Когда Елена в 326 г. приехала в Иерусалим, ей было уже около семидесяти. Приезд царицы коренным образом изменил положение Церкви на Востоке. Были произведены масштабные раскопки на св. местах в Иерусалиме и в Вифлееме, определены и найдены местоположения Св. Гроба и Голгофы, воздвигнуты – на средства, щедро предоставленные Константином, – первые христианские храмы (базилики Гроба Господня, Рождества Христова в Вифлееме и Вознесения на Елеоне). Но главной заслугой Елены стало Обретение Животворящего Креста.

Это место, по преданию, она увидела во сне и тотчас приказала копать в районе древней заброшенной цистерны. Археологи любят говорить о накапливающемся в течение столетий «культурном слое». На самом деле, слой этот, как правило, самый что ни на есть «некультурный». Особенно это справедливо в данном случае. Старая цистерна уже во времена Спасителя использовалась как свалка. Именно поэтому сюда были сброшены, без всякого почтения, кресты распятых на Голгофе «смутьянов» и «разбойников».

Особой нишей отмечено в храме место – позади посвящённого равноапостольной царице престола, – где стояла во время раскопок сама Елена и торопила рабочих, бросая им золотые монеты.

Придел Обретения Креста

Продолжить рассказ уместнее, спустившись по лестнице из храма св. Елены ещё на 22 ступени вниз. Мы стоим теперь в самой нижней точке всего комплекса Гроба Господня – в приделе Обретения Креста. Если даже находящаяся выше церковь св. Елены является, как говорят, «гипогеем» (подземным храмом), и свет проникает в неё только через барабанку пола, «прорастающего» из земли на площадке эфиопского монастыря, то сюда, в придел Креста, дневной свет не попадает никогда. Когда глаза привыкнут к полутьме, мы увидим сначала слева, за католическим каменным престолом, статую св. Елены – на высоком постаменте, с обретённым ею Крестом в руках. Лишь потом, справа, в самом углу придела, под низко нависающей скалой, заметим небольшую мраморную плиту с православным, белым по чёрному, крестом, обозначающую место, где обнаружено было Честное Древо.

Большая бронзовая статуя св. царицы Елены, стоящая позади католического алтаря, подарена в храм австрийским эрцгерцогом Максимилианом. Человек странной, причудливой судьбы, он станет впоследствии императором Мексики и будет расстрелян в 1867 г. во время гражданской войны…

Некоторые паломники любят приникать ухом к небольшой щели в стене слева от места Обретения и слушать, как говорят, «адское гудение». На самом деле, разумеется, как вероисповедные перегородки в храме не доходят до Неба, так и трещины в его стенах не достигают ада. Всё выглядит не так романтично, но зато более поучительно для археологии. В 1970 г. Армянский патриарх благословил исследовать пространство, находящееся к востоку от апсиды церкви св. Елены, чтобы установить, находится ли за ней ещё какое-либо помещение или материковая скала. Раскопки обнаружили помещение, доступ в которое был закрыт ещё в древности. Эта вновь обретённая часть придела Обретения получила название «часовни св. Вартана», или «Армянских мучеников». Именно здесь, по мнению археологов, лучше всего сохранились остатки древнего Мартириума. Его фундаменты оказались сложенными из камня, взятого из кладок эпохи Адриана, и даже из тщательно обтёсанных квадр эпохи Второго Храма.

Одна из самых известных находок последнего времени: на одном из каменных блоков в «часовне Вартана» сохранилось изображение римского торгового судна с надписью «Domine ivimum». Предполагается, что это цитата из латинского перевода Псалтири: «Возрадовался я, когда сказали мне: пойдем в дом Господень» (Пс. 121:1). Или по-латыни: «In domum Domine ibimus». Очевидно, надпись сделана была паломниками с Запада, посетившими Иерусалим, когда только-только ещё возводились фундаменты базилики.

Похоже, во все времена паломники любили оставлять свои автографы (граффити) на стенах храмов и св. мест. Возвращаясь из пещеры Обретения Креста, обратите внимание на стены по сторонам лестницы. Некоторые камни почти целиком испещрены своеобразной «клинописью»: каждый из рыцарей-крестоносцев оставлял свой след на стене храма. Не имя, не титул, не даже цитату из Писания – просто скромный крестик…

Есть, правда, и другое объяснение. Когда Анна Ярославна, дочь киевского Великого князя Ярослава Мудрого, стала в 1048 г. королевой Франции, она с удивлением узнала, что её муж король расписывается… крестиком, так как не знает грамоты. Трудно предположить, чтобы рыцари, освободители Гроба Господня, были намного образованнее, чем их короли.

Автор фото: Владимир ШЕЛГУНОВ

Монастырь Осиос Лукас (Преподобного Луки) — это наиболее хорошо сохранившийся монастырский ансамбль средневизантийского периода на территории Греции. Находится он в области Фокида, в 20 км от Дельф.
Он состоит из комплекса двух церквей (комплекса в буквальном смысле, так как церкви имеют одну общую стену) — Богородицы и кафоликона (центрального храма монастыря), которые окружены кельями и служебными зданиями. Более древний храм, посвященный Богородице, датируется второй половиной X в. Второй храм, кафоликон, построенный в первые десятилетия XI в., больше по размерам и имеет подпольную крипту. Мозаики, украшающие стены кафоликона, являются величайшими шедеврами византийского искусства.
Трапезная монастыря, восстановленная к настоящему моменту, служит с 1993 года залом для выставки скульптур, где выставляются экспонаты из самого монастыря и близлежащих областей.
Осиос Лукас находится на западном склоне горы Геликон, под акрополем древнего города Стейриона. Начало монашеской жизни здесь наступает с приходом сюда Преподобного Луки, который провел тут последние годы своей жизни, с 946 по 953 гг. Исторические данные о монастыре нам предоставляют два заслуживающих доверия сочинения: Житие Преподобного и службы на Успение и Обретение его мощей. Из Жития Преподобного Луки, написанного неизвестным автором примерно через 10 лет после смерти Луки, мы узнаем, что Преподобный был известен и пользовался большой любовью при жизни, лечил больных, давал советы людям в связи с различными проблемами и, наконец, был наделен даром предвидеть будущее.
В тексте Жития особо настойчиво отмечается, что в неспокойное время, когда Крит попеременно переходил то в руки византийцев, то арабов, святой за двадцать лет до соответствующего события предрек успешный поход Никифора Фоки в царствование Романа II, благодаря которому Крит окончательно вернулся в состав Византийской империи.
Из того же жития мы узнаем, что у Преподобного были очень близкие связи с местным населением, а также с крупными местными военачальниками. Именно это обстоятельство способствовало стечению сюда паломников, а также обеспечило финансирование строительства здесь первой церкви уже при жизни святого (в 946 г.) греческим полководцем Кринитием. Впрочем, строительство завершилось уже после смерти отца-основателя, в 953 г. Первые же стены были воздвигнуты монахами монастыря в 955 г., то есть через два года после смерти Преподобного.
Из службы, посвященной обретению мощей святого, которое празднуется 3-го мая, мы узнаем, что относительно вскоре была построена и вторая церковь специально для помещения туда его святых мощей. И то и другое, то есть и обретение мощей, которое датируется 1011 г., и строительство новой церкви произошли при правлении игумена Филофея, имя которого не встречается, впрочем, ни в каких иных источниках.
Монастырь развивался столь быстро, что уже в 1014 г. имел два подворья на Эвбее, в Аливери и в Политике; подворье монастыря строится и близ Антикиры, где первоначально сооружается восьмиугольный храм, а во второй четверти ΧΙΙ века строится малый кафоликон в честь Святого Николая на подворье монастыря в Кампии, в Беотии.
Во время франкократии, после 1204 года, монастырь переходит к латинских монахам. При турках его вновь заселяют греческие монахи.
Центральная церковь монастырского ансамбля, кафоликон, была сооружена к югу от храма Богородицы для упокоения чудотворных мощей преподобного Луки. Она относится к типу «материковых октагональных храмов» и считается образцом, по которому строились все последующие храмы этого типа. В октагональных храмах, которые, в сущности, являются крестовокупольными, восьмиугольным (т.е. октагональным) является только барабан купола, в то время как центральное пространство остается четырехугольным.
Кафоликон монастыря Осиос Лукас отличается своим огромным куполом (9 м в диаметре) и, соответственно, расширенным общим пространством под ним. Тяжесть купола несут восемь стен барабана, связанные четырьмя большими арками, которые, в свою очередь, соединяются четырьмя огромными парусами. Из всех приделов особую значимость имеет северо-восточный, так как там, у края северной перекладины креста, располагается мраморная рака преподобного. Это — часть кафоликона, которая связана с храмом Богородицы, упрощая проход паломников мимо раки в храм Богоматери. Одновременно с храмом была построена и крипта, которая в плане имеет вид крестовокупольного храма с четырьмя колоннами. В крипте находится первоначальное место захоронения преподобного Луки у северной стены, точно под тем местом кафоликона, где расположена рака преподобного. Еще две могилы в крипте принадлежат заслуженным игуменам монастыря.
Нет такого посетителя, который не был бы поражен богатым внутренним убранством храма. Композиции из цветного мрамора покрывают пол и стены храма до значительной высоты. Прекрасные мозаики, украшающие верхнее пространство храма, являются одним из величайших чудес всего византийского искусства. Они датируются 1020-1030 гг., то есть являются более ранними, нежели мозаики двух других известнейших византийских ансамблей Греции — монастыря Дафни и Неа Мони на Хиосе. В конхе алтарной апсиды изображена Богоматерь на троне, а в маленьком куполе над алтарем — Сошествие Святого Духа на апостолов. В огромной арке над входом в алтарную часть изображены архангелы Михаил и Гавриил в одеяниях византийских императоров. Христологический цикл представлен четырьмя сценами на парусах (Благовещение, которое не сохранилось, Рождество, Сретение и Крещение), а также четырьмя сценами из цикла Страстей (Омовение ног, Распятие, Воскресение и Убеждение Фомы). В дьяконнике сохранилось две сцены из Ветхого Завета: Даниил во рву львином и Трое отроков в пещи вавилонской. Мозаичное украшение дополняют изображения множества святых, главным образом монахов, отцов Церкви, святых воинов и врачей.
Оба придела, северо-западный и юго-западный, небольшая часть в северо-восточной части и крипта украшены фресками, датирующимися третьей четвертью XI в.
Церковь Богородицы является более древней из двух церквей монастыря. Она датируется второй половиной Х в. Будучи построена по константинопольским образцам, она занимает особое место в истории византийской архитектуры на территории Греции. Ее архитектурная форма и тип кладки, тонкость в оформлении внешних поверхностей и особое богатство архитектурного убранства уже с давних пор вызывают интерес специалистов.
Что касается архитектурного типа, то церковь Богородицы относится к сложному крестовокупольному храму, то есть типу, свойственному архитектурной школе Константинополя. Как это часто бывает в монастырских храмах, к основному пространству храма пристроен обширный нартекс, а к нему запада еще — эксонартекс (то есть речь идет о двух последовательных притворах). Южная часть эксонартекса была включена в построенный позже кафоликон. При восстановительных работах под мраморным покрытием кафоликона была найдена уникальная фреска, изначально принадлежавшая церкви Богородицы — явление архангела Михаила Иисусу Навину перед взятием Иерихона. Также фрески сохранились в южной части креста и в дьяконнике. Они представляют собой пять фигур отцов Церкви и датируются концом XII в.
Дмитрий Кикоть. Специально для проекта «Греция от Greek.ru»
Фотографии автора

Одной из наиболее известных и почитаемых православных святынь Греции, несомненно, является византийский монастырь Осиос-Лукас. Святая обитель расположена в невероятно живописном месте на склоне горы Геликон, неподалеку от поселения Дистомо и примерно в 20 км от столицы нома Беотия — города Ливадия. Монастырь Осиос-Лукас был основан в первой половине 10-го столетия преподобным Лукой Стириотом, мощи которого и сегодня хранятся в монастыре.

Старейшим сооружением монастырского комплекса является церковь Пресвятой Богородицы (ранее — церковь Святой Варвары), строительство которой было начато еще при жизни святого Луки. Сооружение представляет собой крестово-купольный храм на четырех колоннах с трехконховой апсидой и увенчан куполом на парусах. Особый интерес вызывают облицовка внешних стен (выполнена в так называемой «смешанной технике» с использованием красного кирпича, белого камня и мрамора) и внутренний интерьер храма, где до наших дней сохранились резные капители, ажурное кружево карнизов, мраморные полы и старинные фрески.

С южной стороны к церкви Пресвятой Богородицы примыкает главный кафоликон монастыря — церковь Святого Луки (XI век). Это крестово-купольный храм октогональной формы с круговым обходом в верхнем ярусе. Купол опирается на тромпы, а в его барабане имеется 16 небольших окон. Внешние стены облицованы плинфой и белым камнем с использованием множества мраморных вставок, что в сочетании с двойными и тройными аркадами окон придает храму некую изысканность. Несомненно, впечатляет и внутреннее убранство храма. Отдельного внимания заслуживают сводчатый нартекс, декорированный уникальными старинными мозаиками и цветным мрамором, а также превосходные мозаики и фрески наоса и апсиды.

Среди прочих построек монастыря стоит отметить трапезную, в которой сегодня располагается Музей византийского искусства, и башню — единственную сохранившуюся из трех монастырских башен. На территории монастыря также имеется целый ряд различных хозяйственных построек и монашеские кельи.

Монастырь Осиос-Лукас прекрасно сохранился до наших дней и является одним из важнейших памятников византийской архитектуры. В 1990 году монастырь Осиос-Лукас вместе с такими известными греческими святынями как Неа Мони и Дафни вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *