Монастырь старообрядцев

О домах и быте жителей староверческих деревень на берегу Енисея и в тайге — в репортаже Веры Луньковой Дети в селе Ярцево (Фото: Андрей Картавцев)

На берегах реки Енисей в Сибири сегодня проживает несколько тысяч старообрядцев. Они селятся не только в глухих скитах, но и в многолюдных селах. Одним из таких населенных пунктов является село Ярцево Енисейского района Красноярского края с населением около 2 тыс. человек.

Многие старообрядцы, живущие здесь, отказываются от паспортов, регистрации, пенсии и различных пособий. Они объясняют это господством антихриста в современной России и нежеланием связываться с государством. В их домах нет телевизоров, микроволновых печей и Wi-Fi, под запретом алкоголь и сигареты, а стиральной машиной разрешено пользоваться только с благословения наставника.

Попасть в деревню крайне сложно, да и незваным гостям здесь не очень рады. Мне удалось добраться сюда по реке вместе с экспедицией в рамках круиза на лайнере «Максим Горький 5*», который курсирует по Енисею и делает остановки в самых диких местах Сибири. Местные жители могут покинуть деревню только на лодках и изредка прилетающих сюда вертолетах.

Видеозарисовка: Как живут в селе Ярцево Енисейского района Красноярского края

Как выглядит деревня староверов

В Ярцево у меня создалось ощущение, что я попала в деревню из старого фильма. Однако все здесь перемешалось — женщины в длинных сарафанах и платках, как из русской сказки, модно одетые подростки, старые дома с ажурными окнами, «жигули», советские мотоциклы, старинные деревянные лодки, индюки, куры и огромное количество бегающих без присмотра детей. Я не увидела здесь ни одного полицейского, на всю деревню один врач, но подавляющая часть старообрядцев не признает местную медицину и отказывается пить лекарства. В центре села — четырехэтажная школа и православный храм, неподалеку от которого община староверов строит свой собор.

Дом староверов (Фото: Андрей Картавцев)

Большинство старообрядцев в Ярцево живут в кирпичных домах или срубах. Мирских в свои дома они не пускают. Мне удалось пообщаться с семьей староверов из семи человек, которые разрешили посмотреть, как выглядит одна из комнат в их доме и участок. Они ведут более современный образ жизни, чем старшее поколение, — мужчины не носят бороду и даже ездят на автомобиле.

Лодки для ловли рыбы (Фото: Андрей Картавцев)

«Дом мы купили сразу же, когда переехали сюда из Ангары в Иркутской области. Жизнь здесь спокойная, размеренная. Однако многие местные, наоборот, уезжают в поисках работы в другие города. Говорят, здесь раньше было много предприятий. Мы живем за счет своего хозяйства — вся семья работает на огороде. На Енисее легко поймать самую разную рыбу — щук, осетров, карасей, пелядь. Нам здесь нравится. Сейчас еще и собор строят, можно будет всем вместе молиться», — рассказал отец семейства Сергей.

Дом староверов (Фото: Андрей Картавцев)

В комнате, которую показала семья, — принадлежности для охоты и рыбалки, прялка и множество книг, в том числе старинных, для молитв, которые передаются из поколения в поколение. На стенах висит праздничная молитвенная одежда для служб — кафтан, азям, сарафан, платок и пляс. «Женщина после замужества должна носить такую одежду не только на молитвы, но и в обыденной жизни. Голова обязательно должна быть покрыта двумя платками», — рассказал Сергей. Он уточнил, что одежду в основном принято шить самим, но ткани иногда покупают в магазинах.

Здесь староверы шьют свою одежду, однако у многих уже есть швейные машинки (Фото: Андрей Картавцев)

Староверы рассказали, что у большинства жителей деревни в домах есть печи и даже разрешены духовки. В каждой комнате — красный угол с иконами для молитвы, которую совершают не меньше пяти раз в день. Иконы староверов отличаются от православных — они выполнены из меди или бронзы. Телевизоров, компьютеров, микроволновых печей и другой техники здесь не найти. Однако по благословению наставника пожилые люди могут использовать стиральные машины.

Мальчик помогает маме плести обереги (Фото: Андрей Картавцев)

Комнат, как правило, не меньше трех, ведь семьи здесь большие. Помимо дома, на каждом участке есть баня и хозяйственные постройки. Старообрядцы объяснили, что живут за счет сельского хозяйства — выращивают овощи и фрукты, разводят кур, коров, коз, поросят, пчел. Запасов хватает, чтобы пережить суровые сибирские морозы. Часть продуктов они продают, однако оплата разрешена только наличными. Кредитные карты, по их мнению, также являются изобретением антихриста.

Грядка (Фото: Андрей Картавцев)

Во дворе я поговорила с Петром, сыном Сергея. Ему 9 лет. Вот его рассказ:

— Семь лет назад мы c родителями и пятью братьями переехали в Ярцево из Ангары. Купили у местных дом из кирпича и дерева. Потом своими силами достроили его и переделали. У нас два этажа, на втором — две спальни, на первом — зал и ванная комната с туалетом. Также есть кухня с печью и духовкой. Телевизора у нас нет, а интернет здесь плохой. Им разрешают крайне редко пользоваться. Если пользоваться часто, то накажут и наложат епитимью.

У нас во всех комнатах красные углы, где мы молимся перед сном и едой. Есть также специальное место для хранения книг, которые достались по наследству от предков. Обычно при пожаре в доме все спасают деньги и документы, а мы — иконы и книги. Документы для нас не важны.

Родители занимаются сельским хозяйством. У нас три коровы, 11 гусей, петух и две курицы. За домом большой огород, где мы с братьями помогаем родителям после школы. Братья также делают посуду из дерева, а мама шьет нам одежду и плетет обереги. Они у нас являются обязательными, так же как и крест.

Сейчас община строит собор, но, мне кажется, места там для всех маловато. Но в основном мы все равно молимся дома. Когда вырасту, думаю, тоже построю свой дом. У нас, кстати, чтобы получить благословение на женитьбу, нужно обязательно построить или купить свой дом. Уезжать из Ярцево я не хочу, уже привык и завел много хороших друзей. Хотя все больше семей покидают деревню в поисках работы. Когда вырасту, хочу стать дальнобойщиком и путешествовать по России.

Староверы в скитах

Староверы-отшельники, которые выбирают более строгий уклад жизни, селятся в скитах, ближе к тайге. Их жилища представляют собой небольшие срубы или избы из деревянных досок. Здесь есть лежанка без подушки, стол, стул, книги и красный угол с иконами. Большую часть времени в скитах старообрядцы проводят в молитве. Распорядок строже, чем в монастыре. В некоторых из таких поселений есть тайные выходы на случай гонений, а в домах скрыты чердаки на случай «раскулачиваний».

Все скиты закрыты для посещения посторонних. Считается, что некоторые кельи на берегах Енисея объединяют подземные ходы. Связь с миром у скитских староверов происходит через благодетелей. Весной они доставляют отшельникам необходимые продукты питания — рис, пшеницу, соль и сахар.

Пасека (Фото: Андрей Картавцев)

Особенности быта

Самым главным отличием в быту старообрядцев является особое отношение к кухонным принадлежностям. У каждого члена семьи старовера своя собственная «христианская» — «чистая» — посуда. «Еду, выращенную на собственном огороде и купленную в магазинах, мы едим из разных тарелок. После трапезы каждый сам моет свою посуду и ставит в отдельно отведенное место в шкафу», — рассказал старовер Петя. Он уточнил, что для гостей старообрядцы держат отдельную — мирскую — утварь. При этом если из посуды поел представитель другой религии, ее считают оскверненной и «исправляют», проводя обряд освящения огнем и водой. Также к «поганой» относится вся посуда, которую не покрыли каким-либо предметом.

Вид на село (Фото: Андрей Картавцев)

Представители старообрядческих течений верят в то, что в воде и продуктах, оставленных открытыми, купаются бесы. Как утверждают старообрядцы, люди, употребившие в пищу соль или воду, в которых «искупались» нечистые, обязательно заболеют. Особенно строго правило, согласно которому следует накрывать любую посуду, действует в вечернее время. Если кто-то из членов семьи нечаянно оставит ведро с водой открытым на всю ночь, то пить ее запрещено. То же самое относится и к любой пище или напитку, который оставили на тарелке или в чашке, не накрыв каким-либо предметом.

Осенью 1917 г. во многих населенных пунктах были избраны Советы крестьянских и солдатских депутатов. В ноябре 1917 г. из Красноярска в Каратузское прибывает вооруженный отряд есаула А. А. Сотникова. С его появлением объявляется военное положение и начинается принудительная моби­лизация местного населения в казачий отряд, что сразу же вызвало негативную реакцию многих каратузцев. Совет крестьянских и солдатских де­путатов принимает решение о создании отрядов Красной гвардии. Кроме Каратузского, такие от­ряды были созданы в Сагайском, Уджее, Старой Копи, Черемушке. Возглавили их солдаты, вер­нувшиеся с Первой мировой войны. Оператив­ное руководство красногвардейцами возглавил каратузец Семен Андреевич Овчинников, сразу же наладивший связь с Минусинском, откуда по­ступали указания к практическим действиям че­рез связных Петра Кузьмича Ищенко и Ксению Антоновну Липинскую. Вооруженное сопротив­ление местных жителей приняло такой массовый характер, что в феврале 1918 г. отряд Сотникова вынужден был покинуть территорию нынешнего Каратузского района.

В конце июня 1918 г. советская власть была свергнута и перешла к Временному Сибирскому правительству. Сопротивление крестьян воз­главили подпольные партийные организации, которые начали создаваться в селах и деревнях. В ноябре власть Временного Сибирского пра­вительства сменилась военной диктатурой адми­рала Колчака. В де­ревнях против белых настроилась даже зажиточная верхушка, недовольная постоянными реквизиция­ми, жесткой цензурой, коррупцией, репрессиями, принудительной мобилизацией мужчин на фронт. Население Сагайской волости приняло участие в ноябрьском восстании 1918 г. На территории со­временного Каратузского района центрами вос­стания стали села Верхняя Буланка, Нижняя Бу­ланка, Верхний Суэтук, Уджей, Средний Кужебар. Черемушка и Сагайское. Объединившись, повстанцы, которых возгла­вил Станислав Кульчицкий, захватили село Кара­тузское, считавшееся главным оплотом белоказачества в уезде. Крестьянское восстание к началу декабря было разгромлено. В селах на террито­рии будущего Каратузского района было казнено около 200 человек. Несколько тысяч крестьян подверглись наказанию плетью. Советская власть на территории будущего Каратузского района установилась в сентябре 1919 г. с приходом партизанской армии под руководством А. Д. Кравченко и П. Е. Щетинкина.

С весны 1924 г. начался подъем сельского хозяйства, посевные площади достигли уровня 1913 г., росло поголовье скота и птицы, открыва­лись кустарные мастерские различного направ­ления. Происходили и социальные изменения. Открывались новые школы (в основном началь­ные), в селах появились клубы и избы-читальни. Улучшение жизни способствовало также возрож­дению кооперации, завоевавшей доверие у наро­да еще до революции 1917 г. Всего было создано 11 обществ потребителей. В декабре 1922 г. Сагайская волость переиме­нована в Каратузскую, волостной исполком был переведен в село Каратузское. 4 апреля 1924 г. был образован Кара­тузский район, в состав которого вошли бывшая Каратузская, Моторская и Кужебарская волости. Кроме того, во вновь образованный район вошли ряд селений из других волостей, тяготевших друг к другу в экономическом отношении: Имисской (Александровка, Верхние Курята, Верхняя Полуденовка, Малиновка, Нижние Курята, Нижние Таята, Нижняя Полуденовка, Окуловка, Таята), Ермаковской (Верхний Суэтук), Григорьевской (Верхний Киндырлык, Черниговка).

В результате коллективизации к 1934 г. в районе было создано 70 колхозов и три совхоза, повсеместно создавались машинно-тракторные станции. В числе предприятий перерабатывающей промышленности наиболее крупными являлись пенькозавод, льнозавод и крахмало-паточный завод.

В годы Великой Отечественной войны из района ушли на фронт 9 150 каратузцев, 3 210 не вернулись домой. Четверо жителей Каратузского района были удостоены звания Героя Советского Союза.

Каратузский район за годы войны ни разу не сорвал выполнение го­споставок сельхозпродуктов для фронта. Жители района сдали в фонд обороны около 2 млн руб. из личных сбережений, отправили на фронт более тысячи посылок с валенками, теплыми носками, варежками, продуктами питания. Учащимися в 1941—1942 гг. было внесено на постройку самолета им. В. Талалихина 6 158 руб., отправлена на фронт 161 посылка, собрано около 30 тыс. кг черного металла. На территории Каратузского района раз­местили три детских дома. В 1942 г. в Колеватове открыли детский дом для детей спецконтингента (нем­цев Поволжья), куда позже разрешили принимать русских детей. В сентябре 1942 г. в пионерском клубе села Каратузского разместили эвакуированный из Ленинграда детский сад № 26.

После окончания войны район в течение первой пятилетки сумел восстановить сельское хозяйство и даже улучшить довоенные показатели. К началу 1950-х гг. посевная площадь зерновых и поголо­вье крупного рогатого скота достигли довоенного уровня, а в ряде хозяйств даже увеличилось. В колхозы и совхозы стала поступать новая техни­ка, внедрялись прогрессивные агротехнические методы, появились новые отрасли. В районе на­чали создаваться свинофермы, пасеки, заклады­ваться фруктовые сады, открылась звероферма по выращиванию черно-бурых и серебристых лисиц.

К 1960 г. увеличилась сеть медицинских учреждений, с 1961 по 1975 г. строится типовая участковая больница, в районном центре открывается новое зда­ние центральной районной больницы. Началось активное гражданское строитель­ство, во многих населенных пунктах появились современные двух- и четырехквартирные жилые дома, построено шесть новых школ и четыре детских садика. В 70—80-х гг. XX в. в селах строятся типовые двух- и трехэтажные здания школ, увеличивается число квалифицированных педагогических кадров. В районе открыва­ются новые предприятия.

Общественно-экономические реформы 1990-х гг. и изменение форм собственности оказали не­гативное воздействие на экономику района, в том числе на аграрный сектор, для которого пере­ход на рыночные отношения прошел болезнен­но: уменьшились посевные площади, снизилось поголовье скота.

В мае 2000 года тетка отправила 15-летнюю девушку из Орегона на каникулы в Россию — повидаться с двоюродной сестрой.

«Они сказали, что я смогу вернуться домой через две недели», — рассказывает Элизабет российской газете «Медиазона».

Когда Элизабет в 2015 году переступила порог американского посольства в Москве и попросила о помощи, о ней уже очень долго никто ничего не слышал.

В течение 15 лет Элизабет пришлось выживать в Сибири — в одном из самых пустынных и холодных мест в мире, без электричества, водопровода, магазинов и дорог — не зная о том, что есть такая штука: мобильный телефон.

Ее жизнь в религиозной секте проливает свет на один из крупнейших и важнейших конфликтов в истории России.

Так она оказалась пленницей в Сибири

Мать Элизабет родом из семьи русских староверов, которые бежали в Китай, а потом в Америку от сталинских преследований.

Тетка отправила Элизабет на «каникулы» в Сибирь, потому что родственников беспокоило то, как девушке живется в США. Ее мать была алкоголичкой и сидела в тюрьме. Отец оставил семью, когда Элизабет было пять лет.

Сначала она приехала из Орегона в Москву, а оттуда отправилась в Красноярск, в Сибирь. Потом ее путь лежал еще дальше на север, сначала на вертолете, а потом еще два дня по реке Енисей. И, наконец, она оказалась в болотах у реки Большой Дубчес.

«Никто не сказал мне, что они купили билет только в один конец», — рассказывает Элизабет.

Не говорящую ни слова по-русски американскую девушку определили в уединенный Дубческий женский монастырь, в котором находилось 150 женщин-староверок.

«Приняли нас хорошо, они — хорошие люди. Но на мир они смотрят совершенно иначе, чем мы», — говорит Элизабет.

Паспорт у нее отобрали и сожгли.

В монастыре девушке внушили, что, если она попытается бежать, то умрет и не попадет на небо.

Преследования в течение более 300 лет

История староверов, у которых жила Элизабет, началась в 17-м веке, когда царь Алексей и его патриарх сосредоточили в своих руках всю власть — как над церковью, так и над всей Россией.

Староверы им подчиниться отказались и подверглись преследованиям, пыткам и массовому уничтожению.

Во время сталинских чисток они прятались в наименее населенных местах в Сибири, порвав все контакты с окружающим миром.

Разрыв со староверами превратил Русскую церковь в один из мощных инструментов власти и при царе, и при Сталине, и при российских президентах.

Сегодня Русская Православная церковь — один из важнейших союзников президента Владимира Путина, строящего новую, националистическую и консервативную Россию.

Факты: староверы

В 1652-1666 годах Патриарх Московский Никон провел несколько реформ и сосредоточил в своих руках власть над Русской церковью.

Царь и патриарх пересмотрели как Библию, так и церковные обряды в той части, где, по их мнению, священники в давние времена перевели священные книги неправильно. Староверы придерживаются первого перевода на старославянский.

Преследования, убийства и пытки продолжались вплоть до новейшего времени, за исключением нескольких периодов. До революции некоторые из богатейших семей промышленников в России были староверами.

До революции в 1917 году насчитывалось примерно 10 миллионов староверов.

Сегодня в России примерно один миллион староверов, а в других частях света — еще четыре миллиона.

Русская Православная церковь отменила отлучение староверов только в 1974 году.

Митрополит староверов

«Мы все еще живы, хвала Господу», — говорит митрополит Корнилий.

«Но мы хорошо помним, что они с нами делали. Хуже всех были Петр I и царевна Софья. И Сталин».

Глава примерно одного миллиона русских староверов принимает корреспондента Aftenposten в своем небольшом спартанском офисе, расположенном не в самом центре Москвы. Он дает одно из своих первых интервью западной газете.

«После 350 лет преследований мы переживаем сейчас золотой век — мы можем практиковать нашу веру беспрепятственно», — говорит митрополит.

— А что вы думаете о рассказе Элизабет, которую отправили в монастырь?

«В этой части Сибири живут старообрядцы, которые не признают ни священников, ни меня. У нас с ними никаких контактов нет», — признается Корнилий.

«Они хотят быть независимыми. И я должен это уважать».

Как Элизабет удалось выжить в Сибири

Жизнь Элизабет у староверов состояла из трудов и молитв. По понедельникам, средам и пятницам каждую неделю постились, рассказала девушка «Медиазоне».

«Меня никогда не били, но они заставляли меня жить так же, как и они сами».

Всю еду готовили и ели вместе. Как правило, ели суп, разные корнеплоды, грибы, речную рыбу и ягоды.

«Мяса мы не ели. Кормили нас два раза в день — обедом и ужином. Все, что мы ели, мы сами же и выращивали».

Ни молока, ни масла в меню не было никогда. У них не было ни лошадей, ни коров. Соль и некоторые другие товары они выменивали для себя раз в год, когда река освобождалась ото льда.

«Землю мы пахали сами. Нас приучили думать, что, если мы хотим выжить, мы должны строго придерживаться веры. Работа была очень тяжелой».

Выживание в экстремальных условиях

Элизабет все время приходилось ходить в длинной юбке, брюках, двух парах чулок и шарфе.

Зимой было минус 30. В недолгие летние месяцы досаждали насекомые.

«В первый год снега не было только три месяца».

Шли годы, и Элизабет привыкла к суровой жизни.

«Они сказали мне, что я должна жить именно так, чтобы попасть в царствие небесное».

Тайные монастыри в Сибири

После нескольких веков преследований и сталинского геноцида староверы хорошо усвоили, как им надо прятаться.

Чтобы избежать контактов с другими, которые, по их мнению, могли разрушить их душу, староверы никогда не ходили в лесу по одним и тем же дорожкам, чтобы ненароком не проложить тропинку.

Даже русский спецназ считает, что у них есть чему поучиться.

Когда элитные войска в прошлом году проходили суровую школу выживания в Сибири, то сначала их отправили к староверам — учиться разным их хитростям.

Исторический визит Корнилия

В апреле Корнилий стал первым митрополитом старой веры, который когда-либо встречался с главой российского государства.

«Мы благодарны за то, что Путин вернул нам несколько церквей», — говорит митрополит.

Его небольшой и скромный офис свидетельствует о том, что старообрядцы довольствуются гораздо меньшим, чем Патриарх Кирилл и руководители Русской Православной церкви, которые невероятно богаты и разъезжают по Москве в роскошных автомобилях.

«Самое главное — то, что нам разрешают придерживаться нашей религии и говорить о нашей вере. Это новое, поистине историческое время», — говорит Корнилий.

Староверов призывают переезжать домой. России нужны люди, готовые обосноваться в Сибири и на Дальнем Востоке, чтобы обрабатывать там землю.

Как Элизабет удалось бежать

Суровая жизнь в Сибири привела к тому, что Элизабет заболела, она была истощена, у нее развились астма и аллергия.

«Они сказали, что это мне послал Бог, что это мой крест», — рассказывает Элизабет. Но поскольку никакой помощи ей не оказывалось, в 2015 году она решилась на побег.

Однажды ночью она убежала в соседний монастырь, где, как ей было известно, староверы были менее суровы.

Через несколько недель девушка добралась до Красноярска, где ей оказали медицинскую помощь и поместили в больницу.

Там она впервые увидел мобильный телефон.

И с его помощью она связалась с членами своей семьи на родине, в США. Тетка, отправившая ее в Россию «на каникулы», давно умерла.

Сейчас она пытается начать новую жизнь в США

Сегодня Элизабет живет в США, устроилась работать официанткой.

Она общается с родственниками, но сама староверкой уже не является. Но, думая о них, не хочет ни называть свою фамилию, ни чтобы ее фотографировали.

«Она больше не хочет говорить с журналистами», — говорит один из русских друзей Элизабет корреспонденту Aftenposten.

«Хотя я думаю, что ее история когда-нибудь ляжет в основу книги или фильма».

«Мы слышали об этом деле, но, руководствуясь соображениями защиты прав личности, мы такие дела не комментируем», — заявил Эшли Гарригус (Ashley Garrigus), пресс-секретарь агентства консульской службы Госдепартамента США в Вашингтоне.

Пер Андерс Юхансен (Per Anders Johansen) — корреспондент Aftenposten в Москве

Сохранить

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

После победы в Москве сторонников церковной реформы Никона, вводившей новый обряд службы в церкви, сторонники прежних традиций – старообрядцы бежали на окраины России, в Поморье, на Дон, в Сибирь, и за ее пределы.

Общины старообрядцев, не принявших реформы, формируются в Южном Зауралье в 60-80 гг. XVII в. Южное Зауралье – «сибирская украина» XVII в. – находилось далеко от городов Сибири на южной границе края, в колонизационном потоке, сюда часто шли и оппозиционные элементы. Кроме того, край в XVII в. заселяли выходцы с Севера России, из Поморья, где складывались важные центры старообрядчества.

В Южном Зауралье они появились уже в конце 60-х годов XVII в. Старообрядцы бежали из окраинных слобод в еще более безлюдные места – пустыни. По преданию, из заимки Кодского монастыря ушел монах, не согласный с новым обрядом, поселился за рекою Исетью и поставил келью на берегу озера, которое затем назвали Келейным. На другом озере, Пустынном, стали жить монахи-старообрядцы из Рафайлова монастыря. Вскоре к ним присоединились крестьяне Исетской слободы; образовалась деревня Пустынная.

В глухие леса Зауралья продолжали бежать старообрядцы: 16 человек переселились на реку Ирюм, 19 – в Мехонскую слободу. По приказу властей раскольников вылавливали, пытали, били. Так, приказчик Мехонского острога Гаврила Буткеев посадил «в колоды» группу старообрядцев, выпустив их только за выкуп.

В конце 70-х – начале 80-х годов XVII в. основным центром раскола в Зауралье стала пустынь на реке Березовке, южном притоке реки Тобол.

В последней трети XVII в. важными центрами старообрядчества края были Мехонская слобода в по р. Исети и Утяцкая слобода по р. Тобол.

В 1682 г. большинство старообрядцев перебралось из Березовки в Утятскую слободу, самую далекую от властей по Тоболу.

Слободчик Федор Иноземцев и старец Авраамий руководили движением раскольников. К ним, объезжая дорогу через Царево Городище, собирались монахи и миряне с женами и детьми из Тюмени, Мехонской слободы.

Тюменский воевода Тимофей Ртищев послал по дорогам к Утятской слободе отряды служилых людей, чтобы никого туда больше не пропускать. Утятские раскольники отказались присягнуть на верность новому царю Федору Алексеевичу.

В октябре 1682 г. был организован поход на Утятскую слободу отрядов тюменских и тобольских служилых людей (около 400 человек). Но еще до их прихода старообрядцы, «запершись в остроге слободы сгорели». Это была форма сопротивления раскольников насилию правительства.

Из Тобольска послали в Южное Зауралье для сыска раскольников сына боярского Федора Фефилова. 15 января он, приехав в деревню Гилеву, велел служилым людям связать крестьянина Ивана Коробейникова, взятого по доносу. В слободах и острогах Фефилов расспрашивал местных жителей, не укрываются ли в окрестных лесах раскольники.

Жестокие расправы не остановили распространения старообрядчества. В Южном Зауралье приверженцы старой веры жили по реке Ирюму в Мехонской, Брылинской волостях. На насилия властей раскольники отвечали самосожжениями.

Только во второй половине XVIII в. положение старообрядцев улучшилось. Тем не менее их движение на долгое время стало противовесом официальной идеологии властей. Под знаменем старообрядчества с идеями возврата к старому укладу жизни проходят в дальнейшем самые крупные народные восстания в России.

С начала XVIII в. на заводах Урала, особенно на Невьянском заводе, формируются сильные старообрядческие общины, которые распространяют староверие в Южном Зауралье по всей р. Исети.

В XVIII в. Исетская провинция (образована в 1737 г.) была крупнейшим центром старообрядчества на востоке России. По данным второй ревизии, в 1740-е гг. официально записались старообрядцами с уплатой двойной подати 1166 чел. в Исетской провинции, 88 чел. в Ялуторовском дистрикте (всего по Сибирской губернии 8760 чел.). К 1765 г. в Исетской провинции насчитывалось 1429 чел., официально записавшихся в двойной оклад. В 1770-е гг. в Исетской провинции имелось 2548 чел. (1091 муж.и 1457 жен.), а в Ялуторовском духовном заказе – 393 чел. (166 муж. и 227 жен.) записных старообрядцев.

Власти Исетской провинции с 1750-х гг. оказывали определенную поддержку старообрядцам, в частности не давали сносить на ее территории отдаленные поселения раскольников, несмотря на постановление об этом Сената. В XVIII в. большое количество старообрядцев было в Утяцкой, Курганской, Иковской, Белозерской, Усть-Суерской, Тебеняцкой, Емуртлинской, Окуневской, Куртамышской, Пещанской слободах, а также в селах Талицком, Крутихинском, Кабанском, Иванищевском, Буткинском Шадринского уезда.

Старообрядцы края имели важное значение в жизни старообрядческих общин Сибири и Урала. В 1782 г. в деревне Пеньках Шадринского уезда состоялся собор беглопоповцев Урала и Зауралья, где было решено «иметь старейшинство и повиноваться ему».

Основным течением поповского направления в Енисейской губернии был Белокриницкий (Австрийский) толк, или Белокриницкая (Австрийская) иерархия — по названию Белокриницкого монастыря на Буковине (в то время территория Австрийской империи), где это направление было основано.

После того как в 1906 г. был подписан указ о порядке образования и действия старообрядческих общин, на территории Минусинского уезда были официально созданы три общины австрийцев — Минусинская старообрядческая община Покрова Пресвятой Богородицы (город Минусинск, деревни Малая Минуса и Городок), Казанско-Богородская община (деревни Казанско-Богородская, Кныши, Малые Кныши, Паначева, Брагина, село Салбинское) и Николаевская община в Усинском пограничном округе (село Верхнеусинское, деревня Нижнеусинская, поселки Знаменский, Атамановский, Уюкский, Туранский).

Представители другого течения поповского направления — беглопоповцы — проживали в деревне Белоярской Курагинской волости Минусинского округа. Беглопоповское направление изначально объединяло беглых священнослужителей, отвергнувших никоновские реформы и порвавших с официальной церковью. Основу общины, как правило, составляли лица, укрывшиеся от властей. Беглопоповцы не признавали за Белокриницкой иерархией главенство в старообрядчестве.

Еще одним направлением в старообрядчестве было часовенное согласие. Эта группа старообрядцев первоначально выделилась из беглопоповцев. Но постоянно испытывая трудности со священниками, а во время гонений на старообрядцев, в период царствования Николая I, вообще оказавшись без них, заменили иереев на наставников или уставщиков из мирян. Богослужения стали проводить в часовнях (отсюда и название «согласие»). Таким образом, часовенные фактически превратились в беспоповцев, но сами себя к ним не относили. В Минусинском округе часовенные проживали в деревне Большеидринской Идринской волости, а в Ачинском округе — в деревне Павловской Назаровской волости. При этом Павловская была одним из достаточно крупных центров старообрядчества в губернии — в 1894 г. в деревне действовали три раскольничьи молельни.

Беспоповцы отвергали священников и ряд таинств. Под влиянием социальных и религиозных противоречий у них образовался ряд толков и согласий — поморы (поморцы), федосеевцы, филипповцы, нетовцы, дырники, представители страннического толка. Старообрядцы беспоповского направления проживали в ряде деревень Тесинской, Сагайской, Ермаковской волостей Минусинского округа. В частности, в деревнях Быстрой Тесинской волости и Таскиной Сагайской волости Минусинского уезда проживали представители поморского толка, в конце XIX — начале XX в. наиболее влиятельного и крупного направления среди беспоповцев.

В настоящее время на территории Красноярского края сохранились места компактного проживания старообрядцев разных согласий на Ангаре, в южных районах края, в районе Обь-Енисейского канала. Из поповцев представлены «австрийцы», принявшие Белокриницкую иерархию. В настоящее время известны приходы старообрядцев Белокриницкой иерархии в городах Красноярске и Минусинске. Беспоповцы в Приенисейском регионе представлены «поморским согласием» (которое имеет также название «древлеправославие»).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *