Монастырь в могилеве

До нашего времени сохранился единственный в Восточной Белоруссии комплекс Николаевской церкви архитектуры белорусского барокко.

Основание Свято-Никольского монастыря в Могилеве связано с историческими особами, имевшими непосредственные отношения к церковной жизни города. В апреле 1636 года Киевский митрополит Петр Могила получил от польского короля Владислава IV разрешение на постройку в Гривлянской сотни Свято-Никольского храма с помещениями «для особ духовных и чернцов». В 1646 году мещане Могилева получили королевскую привилегию «на строительство каменной Николаевской церкви на грунтах, купленных гривлянскими мещанами, не униатами». Королевская грамота обеспечивала православным спокойное существование церкви и монастыря от насилия униатов и замковой администрации. Мещанам позволялось иметь в год два канона и две ярмарки при церкви «на зимнего и весеннего Николу». Копия этой грамоты с печатью находилась в Никольском храме еще в 1848 году.

Строительство Никольского летнего собора началось только в 1669 году и закончено в 1672 году, когда он был освящен.

В 1697 году царский стольник П.А. Толстой, в подорожных записках отмечал: «За городом — монастырь Николаевский, в нем живут инокини благочестивой греческой веры. В том монастыре церковь каменная, изрядного строения. Апреля 5 день, в понедельник святой недели, был у обедни в Николаевском девичьем монастыре, там церковь каменная, иконостас великий,золоченный…»

Женский монастырь существовал до 1719 года, затем в него были водворены монахи. В 1754 году мужской монастырь был закрыт. С тех пор Николаевская церковь стала приходской. Кроме главного престола во имя св. Николая, церковь имела еще два придела: правый — во имя усекновения главы Иоанна Крестителя, левый — во имя св. Дмитрия Салунского.

В 1708 году из церкви были забраны шведами риза с иконы Дмитрия Салунского и серебряные предметы культа. Во время пожара города 8 сентября 1708 года обгорели купола, сгорели колодки колоколов, хоры, двери, но алтарь удалось сохранить. Резной иконостас работы могилевских резчиков и позолотчиков XVII столетия, также иконописцев в середине XVIII столетия был реставрирован.

К 1855 году в разных местах внутри храма был виден ряд стенных росписей до 10 сюжетов, а также в правом и левом боковых алтарях, на стенах, в куполе, на его своде. В 1823 году был подновлен иконостас, а в 1857 году вызолочен.

Настоятелем храма в 1901 году стал молодой священник Михаил Тимофеевич Плещинский. О состоянии церкви свидетельствует акт от 20 октября 1901 года, составленный Плещинским совместно с дьяконом Керножицким и старостой церкви Подгородниковым. В акте отмечалось ветхое состояние частично поломанного иконостаса с опавшей позолотой, требовавшего разборки и перепозолоты, а иконы — подновления. Замене и ремонту подлежали части престола. Цоколь внутри храма и боковых приделов осыпался. Оконные переплеты, главы церкви и кресты на них, как и вся крыша и наружные стены, требовали перекраски, а ограда церкви и трое ворот — ремонта. Внутренний ремонт стен затянулся до 1906 года. При проведении работ по старым росписям в ряде мест была сделана новая.

Храм функционировал до 1924 года. После смерти его старого настоятеля Плещинского, 34 года прослужившего храму и прихожанам, его закрыли. Заброшенная могила настоятеля на Машековском кладбище заслуживает того, чтобы о ней заботились. После войны в церкви была расположена книжная база.

В 1954—55 годах стены и своды были перетерты цементным раствором и оштукатурены. Во время реставрационных работ в наше время частично были вскрыты прежние ранние росписи второй половины XVII века на своде купола, в алтарной части. Погребенные под слоем масляных красок, последующих побелок и штукатурок XIX—XX веков, эти вскрытые фрески, исполненные по сухой штукатурке, предстали ныне в свете своих малиновых, золотистых, изумрудно-зеленых тонов.

На монастырской территории находится и зимняя церковь 1793—96 гг. постройки, освященная во имя св. Преподобного Онуфрия Великого (Онуфриевская церковь).

В советское время монастырь был закрыт.

6 июля 1989г. Могилевская епархия была восстановлена. Управляющим епархии был назначен высокопреосвященный Максим (в миру Борис Иванович Кроха). В 2002 г. владыка Максим, архиепископ Могилевский и Мстиславский, умер (похоронен в монастырском дворе), новым управляющим епархии назначен епископ Софроний.

Сегодня мы можем видеть отреставрированный архитектурный комплекс, который сложился из каменных зданий Никольской и «теплой» (зимней) Онуфриевской церкви, 2-х этажного жилого дома, колокольни. Окружает территорию каменная ограда с въездными воротами. Никольский храм — самый древний памятник нашего города. Основан в 1669 году. Главный фасад собора отличается ярусным построением, выделяется своей нарядностью. Такой прием был характерен для архитектуры костелов. Две башни на фасаде — это тоже элементы культовых зданий западноевропейской архитектуры. Однако художественное оформление фасада основано на местных белорусских приемах, оно далеко от архитектуры костелов и находится в родстве с декорацией памятников московского зодчества. Каждый ярус оформлен пилястрами и колоннами, которые покрыты лепным орнаментом, изображающим растения.

Никольский храм — выдающийся памятник белорусской архитектуры XVII века — предложено внести ЮНЕСКО в реестр наиболее ценных сооружений в стиле барокко.

Интерьер некогда был богато разрисован фресковыми росписями. Свод купола украшала фресковая композиция «Троица новозаветная» (XVIII ст.). Стены между оконными проемами разрисованы на 2-х уровнях на библейские и евангельские темы. Все они были созданы в 1-й половине XVIII-го столетия. Но жаль, обновить удалось только фрески на своде купола. Самое выдающееся художественное творение знаменитого храма — 4-х ярусный иконостас, выполненный могилевскими мастерами-резчиками и позолотчиками в XVII ст. в технике художественной деревянной резьбы с позолотой. Он сейчас полностью обновлен и отреставрирован в первоначальном виде. Его деревянные колонны покрыты удивительной резьбой — виноградные лозы переплетаются друг с другом в самых замысловатых узорах.

По характеру резьбы он близок к иконостасу, выполненному для Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве белорусскими мастерами, среди которых работал и Клим Михайлов, уроженец Шклова и как предполагают создатель иконостаса Николаевской церкви. Как на новое чудо света, дивились могилевчане на творение Клима Михайлова. «Никогда еще с такой живостью и знанием природы не выполнялись в резьбе цветы, фрукты, травы… Масштабная связь колонн, покрытых ажурной резьбой, с фигурой человека придавала всему устройству человеческий характер», — писал о работе Клима Михайлова историк.

В соборе монастыря находится одна из копий чудотворной иконы Божьей Матери Барколабовской. Эта икона, написанная в середине второй половины XVIII ст., вверху имела изображения ангелов, коронующих Божью Матерь (сейчас они частично утрачены) и серебряный оклад (не сохранился), создан в 1781 году могилевским ювелиром П. Слижиком. Находится в соборе монастыря одна из копий иконы Божьей Матери Белыничской. Оригинал чудотворного образа Божьей Матери (сегодня судьба неизвестна) находился в Белыничском монастыре.

Каждый из паломников, кто с верой приходил в белыничский храм, по свидетельству очевидцев, получал избавление от болезни. В Могилевской епархии бытовал обычай: прежде чем совершить паломничество в Киево-Печерскую Лавру, необходимо было посетить Белыничский монастырь и, получив благословение, отправиться в путь. Одигитрия Белыничская для восточного региона Беларуси была такой же почитаемой святыней, как Божья Матерь Жировичская для западного края.

Могилевская обл., г. Могилев

Борисо-Глебская церковь построена в XVII веке из кирпича, как одноэтажный жилой дом, который в XIX веке был перестроен под церковь. Стены ее украшали чудесные живописные декоративные мотивы: по сырой штукатурке были нарисованы растительные узоры на белорусские народные мотивы, характерные для местной школы зодчества (не сохранились, исчезли под слоями краски). В настоящее время — это крестильный храм при Крестовоздвиженском соборе.

Свято-Крестовоздвиженский собор — каменный, построен в 1869 году рядом с Борисо-Глебской церковью. Пятикупольная постройка, в центре которой купол на массивном цилиндрическом барабане, а по сторонам 4 небольшие головки. Обрамление окон, кокошники, орнаментальный фриз, рустованные пилястры выполнены в псевдорусском стиле. Внутри 4-крестовые столбы поддерживают барабан купола. При входе — 2 столба, на которые опираются хоры. Памятник архитектуры эклектики.

Собор был построен на пожертвования православных верующих жителей Могилевщины. Главный храм собора имеет основной придел в память Воздвижения Животворящего Креста Господня. Но он имел еще и престол во имя святых Бориса и Глеба. Поэтому народная молва и летописи издавна называют храм Борисо-Глебским, как и рядом стоящую церковь.

Сведения о Борисо-Глебском (Крестовоздвиженском) храме сохранились в документах XVII века. В древности существовал деревянный храм с тем же названием. Как известно, с 1619 года в течение 14 лет все православные храмы Могилева были закрыты. При открытии в городе самостоятельной, отдельной от Полоцкой, Белорусской епископии, киевский митрополит Петр Могила назначил сюда епископа Иосифа I Бобриковича Копет-Анехожского (1633—1635). Его кафедра была назначена в могилевском Спасском монастыре, который находился в то время в руках униатов.

Из акта передачи православным Борисо-Глебского храма в 1634 году следует, что на месте церкви уже в то время находился древний Крестный-Борисо-Глебский православный монастырь. Именно в нем размещалась первая православная епископская кафедра первого самостоятельного белорусского епископа Иосифа Бобриковича.

Вторым епископом белорусским в Могилеве был Сильвестр I Косов (1635—1647), который также постоянно находился и жил при Борисо-Глебском храме и монастыре. Он же в 1637 году созвал здесь первый Могилевский епархиальный собор и основал типографию.

В 1646 году скончался митрополит Петр Могила и на его место избрали Сильвестра. Не прекращая усилий, он постоянно вел борьбу с униатами, стремясь возвратить захваченный ими православный Спасский монастырь в Могилеве. Благодаря его стараниям и влиянию митрополии, эта древняя святыня в 1650 году была возвращена православным. В нем устроили кафедру и резиденцию православных могилевских епископов с епархиальной консисторией, братством, духовной школой, типографией и богодельней-госпиталем. С того времени в Крестном-Борисо-Глебском монастыре началась тихая, спокойная иноческая жизнь.

В начале XVIII века монастырь сгорел. После пожара был восстановлен только храм. Главный престол в нем по-прежнему назывался Воздвиженским, а правый придел — Борисо-Глебским.

С приходом советской власти храм был закрыт и снова начал действовать только в 1941 году после захвата Могилева немцами. Долгие годы он был единственным в Могилеве действующим храмом. В 1970-е годы в нем служил протоиерей Михаил Кузьменко, известный исследователь истории Могилевской православной епархии от времени ее образования до 1917 года. 1 апреля 1986 года Указом митрополита Минского и Белорусского Филарета Свято-Борисо-Глебская церковь города Могилева переименована в Свято-Крестовоздвиженский собор.

Здесь находится почитаемый прихожанами и весьма интересный по иконографии один из списков Могилеве-Братской иконы Божьей Матери, который можно отнести к местной интерпретации западноевропейских сюжетов. На нем представлен образ сидящей Богородицы, обращенной в левую сторону. Обеими руками она поддерживает младенца-Христа, стоящего у нее на коленях и обнимающего ее за шею своей левой рукой. Голова Богородицы покрыта чеканным головным убором, который напоминает плато.

По материалам piligrim.by

История Могилевской епархии

По хронике г. Могилева, благословение на основание города дал апостол Андрей Первозванный, который, как гласит предание, путешествовал по Днепру из Киева на Новгород. Возник город около 1267 г. Археологические материалы свидетельствуют о том, что первые христиане появились в этих местах в ХI в. В 1561 г. Могилев получил право на городское самоуправление, в 1577 г. — магдебургское право и герб (на голубом поле кирпичная башня с надписью «Печать места Могилевского»).

Первоначально Могилев подлежал власти Полоцкого епископа. В 1595 г. состоялось подписание Брестской церковной унии. Полоцкий униатский епископ Герман Загорский по своем приезде в Могилев в 1599 г. услышал от горожан слова отвержения его пастырской власти. В 1619 г. жители Могилева отказались впустить к себе печально известного ревнителя унии Иосафата Кунцевича. Тогда все православные храмы в городе было велено закрыть. Но богослужения стали совершаться за городом, в палатках. Горожане постоянно жаловались на обиды королю, и уже после убийства Кунцевича Сигизмунд разрешил открыть храмы. При этом было решено, какие церкви отдаются униатам, а какие возвращаются православным. Из восьми храмов четыре (Успения, Воскресения, Вознесения и Святой Троицы) вернули православным, остальные отдали униатам.

Одним из самых известных Могилевских монастырей стал Богоявленский (Братский). Первоначально на его месте были церковь Богоявления и церковная школа, учрежденная в 1578 г. В 1595 г. в Могилеве было образовано Богоявленское братство, возглавившее религиозную жизнь города. В 1602 г. король Сигизмунд подтвердил устав Могилевского братства и его право на содержание школы и церковного причта. В 1620 г. началось строительство нового каменного храма на земле, пожертвованной князем Иваном Огинским. В том же году строительство церкви и школы при ней получило благословение патриарха Иерусалимского Феофана. В 1633 г. король Владислав IV подтвердил право существования Богоявленского монастыря и школы при нем, а также разрешил основать здесь типографию. Она просуществовала до 1736 г. и издавала в основном православные богослужебные книги. Ко времени основания Богоявленского мужского монастыря относится и постройка рядом с ним женской обители (упразднена в 1796 г.).

Могилевский Никольский женский монастырь сохранился до нашего времени. Известно, что первоначально монастырь находился при обычной приходской церкви святителя Николая. В 1636 г. король Владислав IV дал обители подтвердительный привилей. В 1667 г. была заложена каменная церковь на окраине города.

Могилевская епархия была учреждена 1 ноября 1632 г., будучи выделена из Полоцкой епархии. Могилевский Преображенский или Спасский монастырь с 1632 г. грамотой Владислава IV был назначен для пребывания в нем православного епископа. Основание на этом месте Спасской соборной церкви относится к тем временам, когда Могилев еще находился под властью Полоцких архиереев.

В середине XVII в. иезуиты пытались отобрать Спасский монастырь и уничтожить православную епископию в Могилеве, а король Ян Собесский принуждал могилевчан к унии. В 1697 г. Могилевским епископом стал Серапион (или Серафим) Полховский. Он, как и многие его преемники, во всей мере испытал на себе тяжесть гонения на Православие. Могилев именовали не иначе как «гнездом схизмы».

Архипастырем Могилевской епархии с 1755 по 1795 был выдающийся православный святитель Георгий Конисский. Стараниями святителя Георгия в Могилеве была открыта духовная семинария и возрождена типография. После первого раздела Речи Посполитой, когда значительная часть православной белорусской паствы оставалась «за границей», свт. Георгий ходатайствовал об открытии православной епархии с центром в Слуцке, а затем — вМинске (1793). Одним из замечательных трудов Преосвященного был исторический свод прав и привилегий Православной Церкви в Речи Посполитой, начиная с времен самостоятельных князей Литовских.

Могилевская епархия была упразднена в 1937 году. Воссоздана в июне 1989 года. В 1990 году из ее состава была выделена Гомельская епархия, после чего епархия ограничивалась территорией Могилёвской области. 24 декабря 2004 года последовало выделение из неё Бобруйской епархии.

Кафедральный город — Могилев.

Кафедральные соборы — Спасо-Преображенский (Могилев), Александро-Невский (Мстиславль).

Правящий архиерей с 7 октября 2002 г. — Софроний (Ющук), архиепископ Могилевский и Мстиславский.

Когда-то разрешение на постройку православного монастыря в Могилёве приходилось испрашивать у польского короля. Теперь это уже глубокая старина, памятников которой осталось считанное количество — слишком много утекло воды в Днепре, слишком много войн прокатилось по белорусской земле. Но остался главный свидетель минувших времён — тот самый монастырь «в Гривлянской сотне», строить который дозволил король Речи Посполитой. Польский король Владислав IV желал слыть веротерпимым государем. Его отец, Сигизмунд III, оставил ему сложное наследство. Религиозная политика, проводившаяся им (в частности, именно он активно содействовал заключению Брестской унии в 1596 году), привела ко множеству внутренних конфликтов. Весьма значительная часть населения тогдашней Речи Посполитой была православной, и с момента заключения унии она оказалась фактически вне закона: православные не могли занимать значительных государственных должностей, а церковные иерархи, поставленные в 1620 году Патриархом Иерусалимским Феофаном IV, королём не признавались. Владислав IV остро чувствовал необходимость «замирить» православное население — в особенности казачество, поскольку иначе ему трудно было бы добиться его лояльности к ряду внешнеполитических действий Польши.

Весной 1632 года, уже после смерти Сигизмунда III, началась Смоленская война с Россией. Вести такую войну было опасно, имея в стране «восточный пояс», состоящий из тысяч и тысяч раздражённых насильственных введением унии православных жителей. И король пошёл на уступки. По его инициативе в 1632 году явился в свет документ получивший название «Пункты успокоения». В нём учитывались далеко не все претензии православных, но им дозволялось, по крайней мере, беспрепятственно совершать богослужения, строить храмы, открывать семинарии и типографии, занимать должности в городах. Предусматривалось и создание комиссий для раздела уже существующих храмов между православными и униатами. Но даже этот, очень осторожный, спровоцированный политической необходимостью, документ, вызвал неодобрение сейма. Формально сейм утвердил его в 1635 году, однако о «честном исполнении» «Пунктов» не шло и речи. К тому же Смоленская война закончилась, и правящие круги уже не были столь заинтересованы в «успокоении» православного населения. Тем не менее ситуация 1630-х годов являлась для Православной Церкви в Польше сравнительно более благополучной, чем ситуация предыдущего десятилетия. Но уверенности в том, что дальше «не станет хуже», не было, и потому требовалось «ковать железо, пока горячо». Видимо, именно этими соображениями руководствовался митрополит Киевский Пётр Могила, когда подавал Владиславу IV прошение о строительстве в Могилёве на Днепре Никольского храма и монастыря при нём.

В апреле 1636 года король удовлетворил прошение, и святитель Пётр, нимало не мешкая, благословил строительство в Могилёве, в Гривлянской сотне, Свято-Никольского храма. Первая деревянная церковь была сооружена здесь уже в 1637 году, а одновременно с нею — и деревянные кельи для проживания «особ духовных, чернцов, попов и дьяков». Местность, избранная для строительства, отличалась прекрасным расположением. Монастырь вырос в пойме Днепра, на незатапливаемой её части. В 1669 году здесь начали возводить великолепный каменный Никольский собор, освящённый в 1672 году, а ещё раньше, в 1664 году, инокини Никольской обители испросили позволение устроить храм во имя св. Анны в Холмах, в четырёх верстах от города, на земле, приобретённой у некоего Елисея Лазаревича. При монастыре в это время существовали богадельня и школа для девиц. Одним словом, всё обстояло не так уж плохо — вплоть до войны со шведами. В 1708 году, когда шведы стояли в Могилёве, шведский король приказал здешним храмам собрать и выдать несколько сот фунтов серебра для чеканки монеты. Из Никольского собора были вывезены четыре лампады, большая кадильница, риза с образа св. Димитрия и пятьдесят больших серебряных таблиц. Когда шведы ушли, город заняли русские войска, и 8 сентября 1708 года входившие в их состав татарские и калмыцкие отряды разграбили и подожгли Никольский храм. Сгорели купола, двери, хоры. Прогорели колодки колоколов на звоннице, и большой колокол, упав на окно, раскололся. Две недели в храме не совершалось богослужений (хотя алтарь верующие охранили от варваров). После этих печальных событий монастырь пришёл в упадок. К 1719 году здесь оставалось всего три инокини, которых епископ Сильвестр (Четвертинский) повелел переместить в Барколабовский монастырь, а в пустующих монастырских зданиях поселил монахов Братской обители.

Мужской монастырь существовал вокруг Никольского храма вплоть до 1754 года, когда его пришлось закрыть. Церковь стала приходской. За несколько лет до закрытия обители Могилёв пережил страшный пожар. В «Записках» игумена Ореста находим его описание: «1748 года в день Вознесения Господня в полночь пожар был великий в Могилёве, от которого погорели лавки купеческие, дома еврейские и христианские, братская церковь вся с верхом обгорела, сгорела кафедральная Спасская деревянная церковь, архирейский дом, деревянный тогда бывший, и кельи монашеские погорели до основания; едва некоторые вещи важнейшие из Спасской церкви успели вынести и завезть в Могилевский Никольский монастырь, в котором после того пожара и сам архирей Иероним (Волчанский) жил чрез пять месяцев до того времени, пока выстроен был вновь архирейский дом, кельи монашеские и церковь Спасская… » Итак, в 1754 году Никольский монастырь закрылся. Но храм остался действующим, а в 1793-98 годах рядом с ним — по благословению свт. Георгия (Конисского) — строилась небольшая тёплая церковь. Никольский собор, несмотря на свою величественную красоту, был плохо приспособлен для совершения богослужений в холодную пору — он не отапливался, и соседствующий с ним храм должен был отныне выполнять функцию зимнего. В ХIХ веке Никольский храм не раз поновлялся и ремонтировался. Последний крупный ремонт до революции совершался здесь в 1890-1895 годах, при настоятельстве протоиерея Евфимия Бекаревича. Именно его усилиям мы обязаны тем, что Никольская церковь пережила все испытания ХХ столетия. Протоиерей Евфимий скончался в 1899 году, и его тело было погребено в храме, где он служил и над благоукрашением которого немало потрудился. Надгробную плиту с надписью «Здесь погребено тело протоиерея Николаевской церкви Евфимия Матвеевича Бекаревича ум. 1899 года 19 сентября на 67 году жизни» можно видеть в Никольском соборе и сейчас.

В 1915-16 годах в Могилёве подолгу жил Николай II. Он часто посещал храмы Могилёва — в том числе и Никольский собор, о чём поведал прихожанин Никольского храма, 90-летний Семён Халимов, видавший в детстве Николая II и царскую семью своими глазами. В престольный праздник Никольской церкви, во имя Николая Угодника, царь Николай со всей семьёй отправились в этот храм на красивой карете, запряжённой тройкой лошадей. Вслед царской процессии из всех церквей города к этому храму с иконами, хоругвями шли многочисленные православные, паломники и простые горожане… Царь с семьёй присутствовали на Божественной Литургии. В храме, с левой стороны клироса, было отведено царское место для царя и его семьи. Николай, царица и дети царские на коленках молились Богу. По окончании службы царская семья наведалась в богадельню для стариков и больных, в которой было 10 человек. Царица и дети раздали им подарки, а уже возле ворот церкви нищим и нуждающимся бедным царица из сумочки также раздала подарки и деньги. В это время в Никольском храме служил священник Михаил Плещинский. Он дожил до 1934 года, и после его смерти церковь закрыли. В Никольском соборе с 18 сентября 2000 года находится икона-портрет страстотерпца Николая II, освящённая 8 октября этого же года, в день памяти преподобного Сергия Радонежского, как икона.

С 1937 года в Никольком храме находилась пересыльная тюрьма. Внутреннее убранство церкви было к этому моменту уже разграблено. Дощатые нары стояли там, где некогда возвышались резные киоты. Тысячи людей прошли через эту тюрьму. Один из бывших заключённых, которому тогда, в 1937 году, было всего двадцать три года, много десятилетий спустя вспоминал об условиях содержания в пересыльной тюрьме: «Привезли в Никольскую церковь. Там были нары в три яруса, и вся церковь забита людбми. Помню, это было 27 августа. Просидел здесь несколько недель и понял, что наши жизни ничего не стоят. Люди умирали, и конвойные приносили лопаты и заставляли нас рыть глубокие ямы прямо в церкви. Когда мёртвых стало больше, стали выносить наружу. Куда там девали их, неизвестно… «Рассказ этот подтверждают страшные находки под полом Никольского собора, сделанные после возвращения его Церкви: фрагменты скелетов, черепа. У самого основания стены, прямо под тем местом, где в алтаре находится жертвенник, были найдены останки женщины с маленьким ребёнком на руках. «Враги народа»… С наступлением на Могилёв немцев в 1941 году тюрьма в Никольской церкви была спешно ликвидирована, а по окончании войны в ней расположилось книгохранилище. В храме царило ужасающее запустение, в 1954-55 годах оно усугубилось благодаря странным образом проведённому ремонту: остатки настенных росписей рабочие старательно затёрли цементным раствором.

Вскоре после этого в Никольской церкви началась вялотекущая реставрация, приведшая к тому, что в 1990 году она выглядела едва ли не хуже, чем в середине 1950-х гг. Сказалось главным образом отсутствие должного финансирования, из-за чего невозможно было проводить реставрационные работы в необходимом объёме. Передача комплекса Никольского монастыря Церкви состоялась ещё «при советской власти», 5 ноября 1990 года. По ходатайству архиепископа Могилёвского и Мстиславского Максима Могилёвский горисполком здания бывшего храма и оставшиеся монастырские здания вернул законным хозяевам, и весной 1991 года в обители уже совершались богослужения — пока только в Онуфриевской церкви, отремонтировать которую было гораздо легче, чем колоссальный Никольский собор. Первоначально здесь был организован приход, его настоятелем владыка назначил протоиерея Бориса Пташинского. После освящения отремонтированного Онуфриевского храма, владыка Максим доложил Святейшему Патриарху Алексию II о намерении возродить здесь монастырь. Святейший ответил на рапорт архипастыря резолюцией: «Господь да благословит труды Ваши по возрождению Свято-Никольского монастыря в г. Могилёве». Шёл 1991 год. Первой настоятельницей обители стала монахиня Евгения (Волощук), возведённая впоследствии в сан игумении. Именно владыку Максима и игумению Евгению можно назвать возродителями монастыря, так как на их плечи легли основные труды по его восстановлению — материальному и духовному.

Из журнала: «Православные Монастыри. Путешествие по святым местам». Выпуск № 85, ООО «Де Агостини», 2010

История возникновения Свято-Никольского монастыря уходит своими корнями в 16 век и тесно связана с историей церкви Святого Николая. Храм впервые упоминается в летописях в 1522 году, однако только в 1637 году были построены кельи для устроения монастырской жизни при храме.

Свято-Никольский женский монастырь в Могилеве действовал 82 года – с 1637 по 1719 года. Затем его преобразовали в мужской монастырь, а в 1754 году монастырь и вовсе закрыли.

Вторая жизнь Свято-Никольского монастыря в Могилеве началась в 1991 году. 18 октября 1991 года православная церковь официально постановила открыть Свято-Никольский женский монастырь в Могилеве.

Свято-Никольский женский монастырь в Могилеве включает в себя церковь Святого Николая, церковь Святого Онуфрия, колокольню, усыпальницу и церковное жилое помещение. Комплекс монастыря был восстановлен по проекту архитектора А.Коноваленко.

В 1996 году при Свято-Никольском монастыре было основано сестричество во имя Святых мучениц Веры, Надежды, Любви и их матери Софии. В 2000 году во время канонизации Николая Второго в Могилеве был найден портрет императора, который был освящен как икона и передан Свято-Никольскому храму. К иконе приделана пятирублевая монета, которую император Николай Второй подарил мальчику Семену Халимову во время посещения храма Святого Николая.

Сегодня Свято-Никольский монастырь в Могилеве является центром православия, источником укрепления веры и мудрости. При монастыре функционирует воскресная школа и молодежный православный хор.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *