Монастыри в России

О чем помнит лес

К скиту ведет обычная проселочная дорога, вот уже остались далеко позади коттеджные поселки. Поднимается шлагбаум, и мы – на территории скита. Покойно и дивно красиво. Куда ни глянь, вокруг стоит дикий лес, в котором водятся лоси, зайцы, лисы, кабаны, бобры. Лес охраняется государством – и охота здесь запрещена.

Деревянные постройки в северном русском стиле – словно из сказов. По преданию, в этих местах проезжал, направляясь в Рим, сам апостол Андрей Первозванный. О чем на огромном валуне, находящемся на краю луга, осталось свидетельство – отпечаток подковы. К этому месту наши приходили сотни лет. Когда большевики взорвали храм в Колтушах, православные установили возле камня крест и приходили молиться сюда.

Тогда власти приняли решение уничтожить камень. Раскололи на три части. Две со следами от подковы унесли куда-то в лес. Третья осталась. Больше десяти лет назад на оставшейся части валуна установили крест с терновым венком. У подножия креста сейчас лежат две проржавевшие каски времен Великой Отечественной. Как напоминание о том, что у Агафонова луга есть и трагические страницы истории.

В советское время об этом не принято было вспоминать, но блокадники и фронтовики хорошо помнят, что в войну были две самые известные в наших краях дороги. Про Дорогу жизни знают все – по ней из блокадного Ленинграда вывозили еле живых людей, а в окруженный город по ней доставляли продукты. Она шла как по земле, так и по ладожскому льду. Но была еще и Дорога смерти, по ней наших солдат и офицеров доставляли в самое кровавое военное пекло – на Невский пятачок.

…Они шли здесь – десятки тысяч мужчин. Уцелели единицы. И кто знает, какому богу и как молились солдаты, двигаясь на передовую через этот зеленеющий, такой чарующе-земной луг? Говорят, в окопах, когда пули свистят над головой, неверующих не бывает…

Монахами не рождаются

Как появился здесь двадцать лет назад на лугу Андреевский скит – отдельная история. Агафонов луг с его преданиями и обожженной памятью привлек внимание Владимира Михайловича Елгина – местного жителя, который являлся на тот момент старостой восстанавливаемого в Колтушах храма. Здесь началось подвижничество этого человека. Елгин оформил землю – 2,6 гектара под крестьянское хозяйство, а потом в дальнейшем передал ее Александро-Невской лавре. Сам он ушел от мира, поселился здесь, на лугу, в простеньком вагончике, где не было ни удобств, ни света. Он принял постриг и стал иноком Серафимом. Именно с него и началась история Андреевского скита, главным храмом которого стала церковь во имя Зосимы и Савватия Соловецких. Именно эти святые (монахи – строители и созидатели) однажды явились во сне будущему иноку Серафиму. Ушел из жизни монах Серафим в 2012 году и похоронен по его желанию на лугу, за алтарной частью храма. Могила его все время в цветах, и ухаживают за ней прихожане. Они и вагончик первого монаха бережно сохраняют по сей день.

В мире и согласии

Мы с нынешним настоятелем скита схиигуменом Варнавой идем по мосткам, проложенным по лугу. Многое построено руками самих монахов. Храмы и часовни – из дерева, и каждое сооружение необычно. А вот часовня во имя Святой Евгении… Она выстроена на пожертвования одного из прихожан, у которого смертельная болезнь унесла юную дочь.

Отец Варнава показывает свое первое здесь жилье – крошечный домик, тоже без света и прочих привычных современному человеку удобств, – где он прожил несколько лет.

Хозяйство у монахов здесь небольшое, что и понятно: рук не хватает. Небольшой огородик: вьется горох, зеленеет лук, растут свекла да морковь. Сами иноки, понятное дело, мяса никогда не едят, но держат кур и гусей. На лугу же печка под навесом, на ней для живности варят еду.

– Гуси картофель любят, вот и варим, – поясняет отец Варнава.

Виляя пушистым хвостом, к нам подходит еще один житель скита – собака породы маламут по кличке Юся. У нее и своя отличная будка есть, на которой и имя ее выведено. Юся виновато и одновременно преданно смотрит в глаза отцу Варнаве. Знает, что напроказила, – курицу задрала, потому посажена сейчас на цепь. По зиме, кстати, Юсю используют как ездовую собаку. Ее на Агафонов луг подкинули, как подкинули и котов – еще одних законных обитателей скита. А вот беличье семейство, которое монахи подкармливают, пришло само.

Мы идем, а высоко в небе парят ласточки: к хорошей погоде. Ласточкины гнезда здесь под каждой крышей.

«Был я алмазчиком»

– Я – ленинградец. Люблю наш город, но у меня была мечта – уехать в деревню, жить на природе. Вообще узоры, которые создает судьба, непросты, но выводят туда, куда нужно человеку, – рассказывает отец Варнава.

Всеволожский район он знал с детства, здесь на нынешней окраине Санкт-Петербурга, в маленьком домике жила его верующая бабушка. И он всегда хотел жить с ней вместе.

– Я видел, как бабушка молилась, в доме у нее были иконы. Но сам я первый раз попал в храм, когда бабушку отпевали. Мне было девять лет, и для меня, как бы сейчас сказали, это был культурный шок, – вспоминает настоятель скита.

Сам же он с родителями жил неподалеку от Александро-Невской лавры. Когда учился в 4-м классе, вместе с мальчишками пошел на Никольское кладбище лавры – клады искать. Был такой слух. Кладбище тогда было запущенное, все склепы заброшены и перекошены. Свято-Троицкий собор был закрыт, его в те времена открывали только на время богослужений, и ребята все пытались заглянуть в окна – что там да как.

Через много лет в этом соборе его рукополагали и в дьяконы, и в священники.

– А клад? Да, можно сказать, нашел я клад, но другой, духовный, – улыбается отец Варнава.

Принял постриг он поздно, когда уже дочь выросла. А до этого работал, чтоб содержать семью.

– После армии пошел на Ленинградский завод художественного стекла – гранил там хрусталь. Алмазчиками нас называли, – уточняет настоятель.

Потом была семинария, служение в городе Кемь на Белом море, затем из-за болезни матери нужно было переехать ближе к Ленинграду. Служил в Советске, потом – в лавре. Когда матери не стало, отец Варнава перебрался в Андреевский скит, к упомянутому выше монаху Серафиму. Так что ведет свою отшельническую жизнь здесь отец Варнава уже более семи лет.

…Последняя наша остановка – у Святых врат скита. Поднимаемся наверх, где будет еще один, надвратный храм во имя Архангела Михаила. Лучи света льются сквозь окна, за которыми видны кроны деревьев. Ни звука. Торжество тишины и покоя.

Фото Татьяны ГОРД

  • Об авторе
  • Последние материалы

Последние материалы автора (Все статьи автора)

  • Математика и Церковное пение — 18/02/2019
  • Школы ждут первоклассников — 18/02/2019
  • «Задача для нас, медиков, была четкой: спасать раненых» — 15/02/2019

Планировочные и художественные решения

РУССКИЙ МОНАСТЫРЬ

Александр ВОРОНОВ

Новодевичий монастырь в Москве

Логика композиции

Одна из специфических особенностей русских монастырей — их историческая многослойность. Некоторые из них существуют сотни лет, и на протяжении этой долгой жизни монастырские постройки изменялись как композиционно, так и стилистически. Из первоначальной группки келий при деревянном храме вырастали обширные комплексы сооружений, обеспечивающие насельников монастыря, участвующих в богослужениях, всем необходимым. Также могла изменяться стилистика архитектурных решений фасадов, интерьеров и даже предметов обихода, при полном уважении к древним образцам объектов поклонения, особенно к чудотворным иконам.

При этом сами сооружения и их фрагменты, взаиморасположение объектов на монастырской территории, их колористические решения изменялись неоднократно и в целом, и в деталях — в размерах и формах составляющих их элементов, как культовых, так и бытовых. Это породило историческую многоликость композиционных взаимоотношений объемно-планировочных и цветовых образов, так что иногда трудно воспринять сложные духовные и художественные характеристики монастырских построек за то относительно краткое время, которое мы находимся в обители.

Как уже было сказано, самые ранние монастыри на территории России были построены в местах возникновения первых государственных образований. Таковыми были Киевское и Новгородское княжества с их не определенными строго границами. Вскоре к Киеву присоединился Чернигов — вотчина наследников киевского великого князя по боковой линии.

Основная трудность при изучении и описании русских монастырей заключается в том, что они одновременно являют собой два принципиально разных типа объектов. Монастырь в целом представляет собой сложный пространственный комплекс, в русской интерпретации состоящий из множества отдельных зданий традиционной планировки и формы. Каждое из зданий, в свою очередь, является самостоятельным функциональным и художественным объектом. Все они расположены, на первый взгляд, свободно по отношению друг к другу и окружены стеной как будто случайных очертаний, но она возведена с учетом рельефа местности, внутри которой и формируется сложнейшая композиция отдельных объектов. Иногда некоторые из них связаны переходами, расположенными на столбах или на уровне земли. Логику этих композиций не всегда удается понять, так как за сотни лет их существования иногда происходили весьма крупные изменения, причины которых нам неизвестны.

Схемы планов монастырских комплексов:

А – Иосифо-Волоколамский монастырь; Б – Новодевичий монастырь; В – Флорищева пустынь; Г – Владычный монастырь в Серпухове; Д – Донской монастырь в Москве; Е – Псково-Печерский монастырь; Ж – Соловецкий монастырь; З – Большой Тихвинский монастырь

Одним из первых монастырей, созданных на Руси, была Киево-Печерская лавра, возникшая близ первых пещерных монастырей, устроенных свв. Антонием и Феодосием. По заказу великого князя Ярослава Мудрого, пригласившего в 1051 г. византийских мастеров, рядом с пещерами был построен монастырь, ставший на столетия главным духовным центром восточных славян.

Киево-Печерская лавра. Вид с Днепра

План Киево-Печерской лавры. 1638

1– Свято-Вознесенский женский монастырь; 2 – Троицкая надвратная церковь; 3–Успенский собор; 4 – колокольня Успенского собора; 5 – Типография

В зависимости от интересов государства

В Новгороде вместо наследственной передачи власти сложилось управление в форме вечевой республики, приглашавшей к себе князей на временную службу. Очень рано из Новгородской республики выделился Псков с собственным вечевым управлением.

Несмотря на серьезные отличия в политической организации южных и северных русских земель, их культовая архитектура при несомненном своеобразии явно имеет общие корни.

Исторические источники упоминают десятки монастырей, возникших в киевских землях с начала XI века, сразу после крещения Руси в 988 г., но большинство из них не дошло до нас, так как они были разрушены при нашествиях врагов или в периоды междоусобиц. Тем не менее благодаря исследованиям историков и археологов многие из них обнаружены при археологических раскопках. Археолог П.А. Раппопорт сделал описания 248 открытых в результате раскопок архитектурных объектов X–XIII вв. на территории СССР.

Несколько позднее возникли новые центры русской культуры — в районе Полоцка, Смоленска, Владимиро-Суздальского княжества, Рязани, Твери, наконец, Москвы, поблизости от которой в 1337 г. была основана обитель преподобного Сергия Радонежского, ставшая впоследствии главной лаврой России.

Группа центральных зданий Троице-Сергиевой лавры в конце XVI в.

Вид с запада (слева направо: Успенский собор, Надвратная церковь, Духовская церковь, Троицкий собор, Никоновский придел и Пивная башня). Реконструкция В. Балдина

Троице-Сергиева лавра. Этапы развития

Все города русского государства после крещения Руси строились как христианские, с обязательным возведением православных храмов и монастырей. Однако стилистические решения первых храмов иногда весьма различаются. Первоначально это, несомненно, зависело от архитектурной культуры родины приглашенных мастеров. Достаточно сравнить суровую аскезу ранних храмов Киева, где работали константинопольские мастера, и яркую праздничность ранней храмовой архитектуры владимиро-суздальских построек, выполненных, вероятно, североитальянскими мастерами, учитывающими русские традиции храмового зодчества.

Троице-Сергиева лавра. XV–XVIII вв. Вид с востока. Реконструкция В. Балдина

В дальнейшем монастырское строительство на Руси развивалось в очевидной зависимости от интересов государства. Примером может служить строительство Ново-Иерусалимского монастыря патриархом Никоном в 1656 г. по образцу иерусалимского храма Воскресения Господня.

В эпоху Московской Руси, после освоения центральных районов, монастырское строительство начинает продвигаться на северо-восток — в Карелию, Архангельск, на Вологодские земли вплоть до Урала. Оно продолжается с перерывами, вызванными Смутным временем и расколом в Русской православной церкви.

Свято-Иоанновский монастырь в Санкт-Петербурге

Однако в XVIII в., во время Петровских реформ, светское управление церковью выразилось в том числе и в строительстве в Петербурге монастырей с регулярной планировкой по западным образцам. В 1764 г. Екатерина II начала осуществлять планомерную секуляризацию церковных земель, в результате чего строительство обителей надолго прекращается, многие действовавшие монастыри закрываются, а у сохранившихся отбирают земельные наделы. От этого удара монастырское строительство оправилось только к середине XIX в., но возрождается оно в новом качестве. Примером может служить Свято-Иоанновский монастырь, основанный святым праведным Иоанном Кронштадтским и построенный по его заказу архитектором Н.Н. Никоновым.

Структура православного монастыря

Уже много лет ведутся исследования объемно-планировочной структуры русских монастырей. Казалось бы, строгость и каноничность организации монастырской жизни и церковных служб должны предполагать соответствующую строгость и единообразие планировочно-пространственных решений монастырских территорий.

Между тем относительно строго соблюдался лишь состав зданий, площадей и проездов на монастырской территории и самые общие принципы их взаиморасположения. Следование канонической ориентации соблюдается лишь для храмов, всегда обращенных алтарями на восток. В то же время поражает удивительное разнообразие форм планов и объемно-пространственных решений монастырей, вызванное отсутствием жестких правил в их композиционном взаиморасположении.

В связи с этим исследования и поиски канонов в планировочной структуре монастырей продолжаются и сегодня. У одних исследователей главным элементом композиции является собор, у других — соборная площадь. Известно также немало примеров с размещением соборного храма вне центра монастырской территории.

В реальности центральная площадь находится в физическом центре монастыря, и ее размеры значительно превышают размеры собора, но независимо от этого главным элементом монастыря все-таки остается собор.

Общим правилом в планировке монастырских территорий является относительно постоянный набор зданий, сооружений и их взаиморасположение в пределах монастырских стен. Сюда входят: соборный храм или собор, соборная площадь, храмы местного посвящения, колокольня, трапезная с трапезным храмом, надвратный храм с проездными воротами и входом на территорию монастыря, некрополь.

Кроме этого на территории монастырей находятся служебные и хозяйственные сооружения: дом духовного и административного руководства с храмом, жилые и служебные сооружения — келейные корпуса, больница, иконописные мастерские, библиотека, различные мастерские, мельницы и пр.; монастырская стена с башнями, в которых часто располагаются различные служебные помещения и склады.

После крещения Руси началось массовое строительство храмов во всех значительных городах и монастырей в особо священных местах, прославившихся каким-либо чудесным событием — явлением чудотворной иконы, колодцем с целебной водой или исцелениями больных. Часто их создавали отшельники-одиночки, искавшие уединения.

Как известно, русские монастыри были мужские и женские, княжеские и общие. Существует еще одно важное деление монастырей по внутрицерковным признакам — общежительные и необщежительные (другие названия — особножительные, келиотские). Это деление отражается на архитектурно-строительной планировке монастырей, так как определяет типологию помещений, необходимых для проживания монашествующих: одно-двухместные кельи или комнаты-палаты на несколько человек, здания гостиничного типа или отдельно стоящие домики.

В православных монастырях на Афоне принято только келиотское расселение. В ряде раскопанных археологами монастырей Псковщины вместо жилых корпусов обнаруживается множество отдельно стоящих крохотных домишек-келий. В то же время во многих современных монастырях принято совместное проживание монашествующих, предписанное еще древними ревнителями общежития.

Всего в истории России существовало около 2560 монастырей. В 2000 г. на территории бывшего СССР насчитывалось свыше пятисот монастырей. В Москве в настоящее время возрождены и действуют следующие монастыри: Свято-Данилов, Донской, Зачатьевский, Новоспасский, Свято-Покровский, Богородице-Рождественский, Сретенский, Высокопетровский, Николо-Перервинский, Марфо-Мариинская обитель милосердия, Новодевичий Богородице-Смоленский.

ЛИТЕРАТУРА:

Русская православная церковь. Монастыри. Энциклопедический справочник. — М., 2000.

Иконников А.В. Тысяча лет русской архитектуры. — М., 1990.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *