Москва марфо мариинская обитель

Великая княгиня Елизавета Фёдоровна (второй ряд, четвёртая справа) с сёстрами общины и ранеными. Фото. 1914.

МА́РФО-МАРИИ́НСКАЯ ОБИ́ТЕЛЬ ми­ло­сер­дия, пра­во­слав­ная жен­ская об­щи­на в Мо­ск­ве, соз­дан­ная для цер­ков­но­го со­ци­аль­но­го слу­же­ния. Ос­но­ва­на вел. кн. Ели­за­ве­той Фё­до­ров­ной на ул. Боль­шая Ор­дын­ка в усадь­бе, ку­п­лен­ной ею в 1907. На­ча­ла дей­ст­во­вать 10(23).2.1909. Соз­да­ние М.-М. о. бы­ло свя­за­но с ак­тив­но об­су­ж­дае­мой в рус. об­ще­ст­ве в 19 – нач. 20 вв. иде­ей воз­ро­ж­де­ния древ­не­го цер­ков­но­го ин­сти­ту­та диа­ко­нис. На­зва­ние оби­те­ли свя­за­но с тем, что, по за­мыс­лу Ели­за­ве­ты Фё­до­ров­ны, ра­бо­та сес­тёр ми­ло­сер­дия в М.-М. о. долж­на бы­ла со­че­тать слу­же­ние двух еван­гель­ских пер­со­на­жей – сес­тёр Мар­фы (слу­же­ние ближ­не­му) и Ма­рии (ду­хов­ная жизнь) (Лк. 10:38–42). Со­глас­но Ус­та­ву (ут­вер­ждён в 1908, 2-я ре­дак­ция – 1914), М.-М. о. бы­ла при­зва­на тру­дом сво­их сес­тёр и др. воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми «по­мо­гать в ду­хе чис­то­го хри­сти­ан­ст­ва боль­ным и бед­ным и ока­зы­вать по­мощь и уте­ше­ние стра­ж­ду­щим и на­хо­дя­щим­ся в го­ре и скор­би». 9(22).4.1910 еп. Дмит­ров­ским Три­фо­ном (Тур­ке­ста­но­вым) в сё­ст­ры оби­те­ли бы­ли по­свя­ще­ны 17 жен­щин (вме­сте с Ели­за­ве­той Фё­до­ров­ной), дав­ших обет по­слу­ша­ния, не­стя­жа­ния, це­ло­муд­рия, при­зре­ния бед­ных и боль­ных, тво­ре­ния до­б­рых дел в ду­хе хри­сти­ан­ской люб­ви. При этом сё­ст­ры мог­ли по­ки­нуть оби­тель и вый­ти за­муж, так­же мог­ли по­стричь­ся в мо­на­ше­ст­во. Вел. кн. Ели­за­ве­та Фё­до­ров­на бы­ла воз­ве­де­на в сан на­стоя­тель­ни­цы. Рас­смот­ре­ние по­дан­но­го в 1911 Ели­за­ве­той Фё­до­ров­ной хо­да­тай­ст­ва в Си­нод о при­свое­нии стар­шим сёст­рам М.-М. о. зва­ния диа­ко­нис Си­нод от­ло­жил до По­ме­ст­но­го со­бо­ра, од­на­ко По­ме­ст­ный со­бор 1917–18 из-за ре­во­люц. со­бы­тий в стра­не этот во­прос рас­смот­реть не ус­пел.

Большой белоснежный собор виден через широкую арку с деревянными воротами в такой же белоснежной стене и напоминает средневековую крепость. Мы как будто переносимся на север, в Псков и Новгород. На самом деле возраст храма отнюдь не так велик, как кажется, зато над его созданием работали лучшие мастера своей эпохи. Его самого не существовало бы без воли родной сестры последней русской императрицы.

После убийства в 1905 году генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича его вдова, великая княгиня Елизавета Федоровна, продала часть своих драгоценностей. На полученные средства она приобрела обширную купеческую усадьбу на Большой Ордынке с четырьмя домами и большим садом. На этой основе великая княгиня начала создавать Марфо-Мариинскую обитель милосердия. Она выбрала форму служения, близкую к монастырской жизни, но во многом от нее отличавшуюся. Так, сестры обители принимали на себя ряд обетов, однако не постригались в монашество, они могли со временем выйти из обители и обзавестись семьей. В первую очередь члены общины должны были вести благотворительную деятельность, причем не только в стенах обители, но и за её пределами. Сестер можно было видеть в самых криминальных уголках Москвы, в том числе на знаменитой Хитровке – везде они оказывали медицинскую и духовную помощь, обходили ночлежки, порою сопровождали беспризорных детей в приюты. На официальном открытии обители в 1909 году сестер было всего шесть, но со временем их количество возросло до тридцати.

В большом двухэтажном доме, выходящем на улицу, была устроена больница с палатами и операционной, в мезонине располагались комнаты сестер. Просторное помещение с большими окнами, которое до этого было зимним садом, преобразовали по проекту архитектора Л.В. Стеженского в больничный храм, освященный во имя Марфы и Марии – именно они стали небесными покровительницами новой обители.

Расположение церкви было выбрано таким образом, чтобы больные из своих палат могли видеть и слышать богослужение. В здании слева от больницы был устроен дом настоятельницы с моленной, а справа расположились амбулатория и аптека, в которой лекарства неимущим отпускались бесплатно. Наконец, в четвертом доме, находящемся во дворе, была отведена квартира для священника, исполнявшего обязанности духовника обители, а под нею, в нижних этажах, помещались школа и библиотека для воспитанниц приюта при обители. Со временем здесь же появилась воскресная школа для девушек и женщин, работающих на фабриках, безграмотных и полуграмотных. В 1911 году, когда число сестер увеличилось, архитектор Д.М. Челищев выстроил в стиле неоклассицизма трехэтажное здание для общежития, где также разместилась рукодельная.

Центром Марфо-Мариинской обители стал Покровский собор, строившийся в 1908-1912 годах по проекту знаменитого архитектора А.В. Щусева. Это уникальный образец неорусского стиля в храмовом зодчестве или «русского церковного модерна». Собор ориентируется на новгородские и псковские церкви XII-XIV веков, его стены совершенно белые, длинные и узкие окна закрыты решетками с растительными мотивами. На массивной алтарной апсиде сохранилась закладная доска, сообщающая когда и в чьем присутствии был заложен собор. Фасады украшены только рельефными клеймами, выполненными по проекту С.Т. Конёнкова: они изображают Распятие и Небесный Иерусалим. К основной части собора примыкает обширная трапезная, использовавшаяся не только для богослужений, но и для духовно-просветительских бесед. С запада находятся две звонницы с широкими арочными проемами, каждая из которых увенчана вытянутой главой. Также на западном фасаде расположена мозаичная икона Спаса Нерукотворного, выполненная М.В. Нестеровым. Он же расписал основную часть храма изнутри, создав несколько композиций, самая значительная из которых – «Путь ко Христу». Наконец, еще одним знаменитым создателем собора был П.Д. Корин, кисти которого принадлежат росписи в подземной церкви во имя Бесплотных сил и Всех Святых – предполагалось, что здесь будет усыпальница для сестер обители и для самой основательницы.

После революции и убийства в 1918 году великой княгини Елизаветы Федоровны в Алапаевске Марфо-Мариинская обитель просуществовала недолго. В 1920-х годах в Покровском соборе расположился дом санитарного просвещения, на смену которому пришли реставрационные мастерские. В больничном корпусе с церковью святых Марфы и Марии находилась амбулатория имени профессора Ф.А. Рейна.
Возрождение обители началось в 1990 году с открытия памятника великой княгине Елизавете Федоровне работы В.М. Клыкова во дворе обители. Полная передача всего комплекса новой общине происходила достаточно долго, богослужения были возобновлены не сразу (в храме святых Марфы и Марии в 1992 году, а в Покровском соборе – в 2008 году). Однако сегодня обитель живет новой жизнью и следует тому курсу, который был задан еще в дореволюционную эпоху.

В «женской истории» нашего Отечества есть образы совершенно замечательные. До нас дошли только их имена. Словно под спудом, лежат истории жизни преподобных, блаженных. Словно под спудом, лежат описания их духовных подвигов. Только имена и известны. Тогда почему они уцелели в истории?

Евдокия Лукьяновна Стрешнева – русская царица, супруга царя Михаила Фёдоровича Романова и мать царя Алексея Михайловича

…В один из прекрасных летних дней толпа зевак увидела необыкновенную картину. Возле Иоанно-Предтеченского девичьего монастыря, который москвичи попросту называли Ивановским, остановилась изящная повозка со знаками царского достоинства. Из нее вышла роскошно одетая женщина с накинутым на голову темным платом. Это была сама русская царица – красавица Евдокия Стрешнева. Она направилась в заурядную и холодную келью обычной монахини монастыря – блаженной Марфы. О чем могли разговаривать почти четыреста лет назад эти столь разные женщины — простая монашка и государыня земли русской?

Блаженная Марфа Московская, схимонахиня и юродивая, была насельницей Иоанно-Предтеченского монастыря, взявшей непосильный подвиг юродства.

Юродивые, блаженные – это особый, самый тяжкий тип святости, когда человек полностью отрекается от умствования мира сего, от подчинения властям, от общепринятых норм поведения. Юродивый совершает странные поступки, произносит непонятные слова, одевается странно, а то и вовсе отрицает одежду, терпит нужду и голод. Под маской безумства, Христа ради юродивый говорит правду самим царям.

Таковой ли была блаженная Марфа, посвященная в великую схиму, высший монашеский чин? Просто безумных, кликуш в этот ангельский образ не возводили… Никогда…

О блаженной нам известно только, что в миру ее звали Дарья. Ни когда она родилась, ни кто были ее родители, простого или дворянского рода, — не знаем. Быть может, она пришла в монастырь девочкой, а может быть – вдовой. Скорее всего, сама блаженная скрыла от людей свою жизнь. И если это было не важно самой святой, то какое значение может иметь знание о ее жизни для нас?

Спала схимонахиня Марфа на простом голом камне. И этот камень стал ее посмертным изголовьем. Она не пользовалась обувью – ходила босиком, не надевала теплых одежд, терпела голод.

Из глубины веков дошел до нас незамысловатый рассказ об удивительной жизни блаженной.

В 1812 году разоренный французами Ивановский монастырь был упразднен. Но в его кельях доживали свой век четыре старицы. Они-то и рассказывали москвичам, что блаженная Марфа, по монастырскому преданию, была жизни высокой, духовной, что она особенно любила Воробьевы горы, куда в летнее время пешком уходила на целые ночи, а к утру всегда возвращалась в монастырь. Представьте расстояние, совершаемое старицей, а затем уединенную ночную молитву, возвращение в монастырь, и вновь – долгую монастырскую молитву! Это был настоящий подвиг – и физический, и духовный.

Блаженная Марфа чуралась мирской славы и желала скрыть эти подвиги своей благочестивой жизни. Поэтому она и принимает вид юродства: что с юродивой возьмешь! Ходит куда-то, где-то пропадает, где-то молится. И все же внутренний свет ее кротости, смирения, духовной мудрости достиг не только обитательниц монастыря, но и царских чертог.

Собор Иоанно-Предтеченского монастыря

Царица Евдокия Стрешнева, благочестивая и набожная женщина, полюбила бывать у Марфы в Ивановском монастыре. Блаженная, должно быть, стала ей вместо матери. Со своей свекровью, старицей Марфой Романовой, царица не очень ладила. Великую старицу не устраивало и не очень знатное происхождение Евдокии, и то, что сын сам выбрал себе невесту. Своей подушке доверяла русская царица слезы и воздыхания. И вот в ее жизни появляется странная монахиня – блаженная Марфа, которая была – сама любовь. В ее убогой келье находила царица любовь, понимание и утешение, чего ей так недоставало в богатом царском дворце.

Порой царица хаживала в монастырь и пешком, словно на богомолье, раздавала милостыню нищим, служила молебны, панихиды, строила кельи сестрам обители.

В Ивановской обители царица Евдокия молилась о чадородии, и стала многочадной супругой. Картины шествия царицы в монастырь с каждым годом становились все трогательнее. Сначала – одна, потом с маленькими детьми, которых становилось все больше, шла государыня к блаженной Марфе в монастырь. Она не отменяла эти паломничества даже незадолго до родов.

Вот и 3 августа 1634 года, как записано в книге ее расходов, царица ходила в Ивановский монастырь, а уже 15 сентября у нее родилась дочь — царевна София. Конечно, благочестивая царица просила молитв святой Марфы о благополучном разрешении от бремени. Благочестивому правилу царицы последовали и другие непраздные женщины – и царицы, и княгини, и простые москвички. Они заказывали панихиды по своим близким на гробе Марфы для благополучного разрешения родов.

Особенно проявилось уважительное, дочернее отношение Евдокии Лукьяновны к юродивой Марфе по смерти ее. Скончалась схимонахиня Марфа 1 марта 1638 год в самый день именин своей любимой духовной дочери – царицы Евдокии. Конечно, это не простое совпадение.

Иоанно-Предтеченский монастырь

Сама Марфа, обласканная царской семьей, но оставшаяся смиренной, вряд ли сделала какое-либо завещание относительно своего погребения. Но ее почитатели оказали ей при погребении честь, какой удостаивались в те времена только великие князья, цари и архиереи.

Гроб с телом блаженной схимонахини Марфы не зарыли по обычаю в землю. Его поставили в каменной гробнице в главном монастырском храме прямо на полу, обложили кирпичом и украсили надгробием из белого камня с надписью: «В 1 день на память святыя преподобномученицы Евдокии преставися раба Божия Дария, во инокинях схимонахиня Марфа юродивая».

Это – безусловное свидетельство того, что в погребении святой принимали участие царь и царица. Безусловно, само монастырское начальство без разрешения высшей церковной и гражданской власти так похоронить свою насельницу не могло. «Издревле у нас, на Руси, — говорит историк Русской Церкви Голубинский, — как и в Греции, дозволялось хоронить в церквах только князей и епископов. Раки или гробницы с телами их не зарывались в землю, а ставились поверх земли и только замазывались». И вот такой чести удостоилась и юродивая Марфа.

Почитал блаженную старицу Марфу, этот образ кротости и любви, и царь Михаил Федорович. Он сделал богатый покров дорогого английского сукна на ее гробницу и лично присутствовал на панихидах по блаженной.

Любили и помнили Марфу и дети царицы, которые хаживали в Ивановский монастырь вместе со своею матушкой. И царевичу Алексею, будущему царю Алексею Михайловичу, передалась любовь к Марфе своей матушки. Во всяком случае, по его царскому указу было «писано стенное письмо в церкви на стене у северных дверей над юродивою».

Было ли это поновление старых картин или приказано написать новые — неизвестно; но свидетельство уважения царя к Марфе — видимое.

Двести двадцать два года мирно почивали останки блаженной Марфы в древнем храме Ивановского монастыря. Пока не было принято решение о воссоздании и перестройке монастыря, что длилось двадцати лет с 1859 по 1879 год.

А в 1860 году, когда разбирали старый храм, возник вопрос: как поступить с гробом и останками схимонахини Марфы. Опустить ли их в могилу или на время перенести куда-либо? Потомственная московская почетная гражданка Мария Александровна Мазурина, распоряжавшаяся пожертвованными средствами своей родственницы Елизаветой Алексеевной Макаровой-Зубачевой на перестройку монастыря, обратилась за разрешением к московскому митрополиту Филарету. Мудрый пастырь сказал: «Более двухсот лет она почивает в храме; кто же мы, чтобы лишать ее этой чести? Как почивает она теперь в старом храме, так нужно упокоить ее и в новом».

Владыка приказал сделать ящик наподобие гроба, кирпич с одной стороны надгробия разобрать и, отслужив панихиду, без посторонних свидетелей, с особенной осторожностью передвинуть гроб, если он еще цел, в ящик и потом на время реставрации перенести в монастырскую часовню.

И оказалось, что крыша гроба и боковые стороны сгнили, но нижняя доска цела. Косточки блаженной старицы сохранились полностью и были светло-желтого цвета (свидетельство святости); голова лежала на камне, некогда служившем ей подушкой; руки сложены прямо на груди; ниже пояса сохранилась и одежда.

Икона на гробнице блаженной Марфы. Собор Иоанно-Предтеченского монастыря

С пением «Святый Боже» останки блаженной Марфы перенесли в часовню. А в 1875 году они вернулись в новый храм, с благоговением положены были в новую мраморную гробницу, изящно отделанную резьбой и орнаментами. Возобновились и панихиды на мощах блаженной Марфы, и она по-прежнему помогала просящим.

Часто являлась блаженная схимонахиня Марфа в родном монастыре.

Все те же четыре старицы, которые рассказывали о подвижнической жизни старицы, часто грустили, вспоминая о прежнем монастырской жизни, о размеренных богослужениях, протяжно монастырском пении.

Чтобы хоть как-то себя утешить, они приходили иногда в ночное время к окнам храма помолиться. И вдруг видели некую схимницу, молящуюся с воздетыми руками среди храма, от который исходил дивный свет, освещающий весь храм. Они были убеждены, что молящаяся схимница есть великая покровительница монастыря Марфа. И еще они свято верили в том, что по ее молитвам монастырь будет возобновлен.

Эту историю они рассказывали и посетителям монастыря, и жителям Москвы.

Явственное явление схимонахини Марфы было и храмостроительнице Марии Александровне Мазуриной. «Как-то осенью 1876 года, часу в третьем дня сижу я одна, — так рассказывала Мария Александровна, — в своем доме (на Воронцовом поле) в зале против входной двери; направо от меня комната,

в которой на полу и стульях стояли новые иконы для иконостаса Ивановского монастыря. Вдруг слышу в комнате шорох; смотрю — какая-то монахиня, старушка лет шестидесяти, высокая ростом, худощавая, в черном платье, покрытая белым платком, поднимает с пола иконы и ставит их на диван и стулья. Я сначала испугалась, но потом пришла в себя и спросила ее: «Матушка! Откуда ты?” «Я Марфа из Ивановского монастыря”, — ответила незнакомка. Больше спрашивать не могла, вообразив, кто эта Марфа. Прошло минуты две, монахиня стала невидима; а иконы оказались все поднятыми с полу. Явлением этим дано мне вразумление, — так заключила свой рассказ Мария Александровна, — с благоговением обращаться с иконами, даже и неосвященными, и утешение: есть в монастыре праведница, которая заботится о нем и помогает мне в устройстве его».

Печальна история мощей блаженной Марфы после революции. В 1918 году за монастырскими стенами на основной территории обители был размещен концлагерь. Однако Собор Усекновения главы св. Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна вместе с домовой церковью прп. Елизаветы Чудотворицы действовал до конца 1926 – начала 1927 г. После закрытия собора и выселения игумении и более ста насельниц монастыря из обители община верующих обратилась к властям с просьбой о перезахоронении мощей блаженной Марфы на Ваганьковском кладбище.

Вот дословный текст заявления общины бывшего Ивановского монастыря.

«В храме б. Ивановского монастыря, у задней выходной двери имеется мраморная гробница, высотой над полом более аршина и в длину более двух аршин. Под этой гробницей имеется гроб с останками схимонахини Марфы, в настоящее время храм из рук Общины изъят, а посему считаем своей обязанностью просить Вас разрешить вынести указанный гроб для погребения на Ваганьковском кладбище. Председатель Общины и Церковного Совета. Н. Вяхирев. 1/III_1927 г.».

Безгранично мужество, которое проявила в дни лихолетья община монастыря. Православные прихожане думали не о собственной жизни, а о спасении мощей благочестивой схимонахини Марфы.

В самый день преставления блаженной Марфы 1/14 марта 1927 г. общине монастыря была выдана справка о том, что с санитарной точки зрения нет возражений против вскрытия гроба схимонахини Марфы.

Где теперь почивают святые мощи покровительницы Иоанно-Предтеченского монастыря, — неизвестно. Скорее всего, они покоятся на Ваганьковском кладбище. Но не иссякает благодать действенной помощи блаженной московской старицы Марфы, имя которой внесено в святцы для церковного почитания в Московской епархии.

И сейчас насельницы возрожденного Ивановского монастыря молятся ей как святой: «Святая блаженная мати наша Марфо, моли Бога о нас!»

Прогулка по улице Большая Ордынка – всегда праздник для тех, кто влюблен в Москву. Здесь каждый камень дышит историей. Среди интересных сооружений можно выделить храм Святителя Николая в Пыжах, храм Иверской иконы Божьей Матери на Всполье, храм иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость», Марфо-Мариинскую обитель, храм великомученицы Екатерины на Всполье, огромное количество дворянских и купеческих усадеб, доходные дома конца 19-го — начала 20 веков. И все же среди них Марфо-Мариинская обитель, основанная княгиней Елизаветой Федоровной в начале XX века, занимает особое место. Это не только женский монастырь, но и великий урок истории, благородства и веры.

.… Несколько сот метров от метро «Третьяковская» – и мы уже на территории Марфо-Мариинской обители. Совсем скоро, 11 октября, здесь будет отмечаться 100-летняя годовщина мученического подвига святой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Феодоровны. В Покровском храме пройдет праздничная Божественная литургия, на которой ожидается Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

А пока обитель готовится отметить это значимое для всего православного мира событие. В этом году комплекс городского хозяйства провел масштабное благоустройство территории. Для удобства служителей и посетителей территорию на площади порядка 5,5 тыс. квадратных метров замостили гранитной плиткой и установили бордюрный камень протяженностью свыше 1600 метров.

Гуляя по территории, глаза разбегаются от буйства осенних красок. Но осень сюда не совсем пришла: в основном преобладают зеленые и яркие тона. Кажется, что этот уголок, любовно созданный ландшафтными дизайнерами, продолжает летний сезон. Здесь совершенно зеленые газоны.

Яркие цветы – это кусты роз, которые так любила Елизавета Федоровна. Они присутствуют на каждой лужайке и до сих пор полны сочных душистых бутонов.

Каждый уголок этого роскошного сада создан с душой, здесь можно встретить самые разнообразные растения.

В вечернее время здесь особенно красиво: вся территория освещается уличными фонарями.

На территории много детей: молодые мамы прогуливаются с колясками, дети постарше играют на детской площадке. Можно и на лавочку присесть и отдохнуть в тени деревьев, здесь приятно просто провести время и подумать о вечном.

В рамках благоустройства территории проведена гидроизоляция фундамента старинных зданий обители, которые теперь надежно защищены от протечек.

Проводя работы по благоустройству, на территории обители проложили кабельную канализацию протяженностью 370 метров, куда убрали все воздушные провода. К электричеству подключили и часовню.

Марфо-Мариинская обитель сегодня – не только монастырь. Здесь работают приют для девочек-сирот, центр паллиативной медицины для тяжелобольных детей, а также курсы бесплатной дошкольной подготовки, где дети, страдающие средними и тяжелыми формами ДЦП, занимаются с опытными педагогами. Для них в рамках благоустройства на территории обители оборудована детская площадка.

Сегодня на территории Марфо-Мариинской обители есть памятник Великой княгини, а традиции благотворительности продолжают потомки. Здесь постоянно проходят благотворительные концерты, ярмарки. Так, 11 октября, по окончании Божественной Литургии в Покровском соборе и чаепития на территории обители милосердия пройдет небольшая благотворительная ярмарка, где можно будет приобрести игрушки ручной работы и памятные сувениры. Все эти средства идут на помощь тем, кто сегодня находится в сложной жизненной ситуации.

Немного истории

Обитель основана княгиней Елизаветой Федоровной в начале прошлого века. После смерти мужа, московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича она отреклась от светской жизни, продала свои драгоценности. Вырученные средства направила на создание Марфо-Мариинской обители.

Елизавета Федоровна Романова была причислена к лику святых не только из-за своей мученической смерти, но и благодаря полной трудов жизни. Об истории обители и жизни самой княгини Елизаветы Федоровны Романовой можно узнать в музее, который находится на территории обители.

Марфо-Мариинская обитель милосердия – частичка той доброй, уютной, всеми любимой старинной православной Москвы. Ее создательница, Великая княгиня Елизавета Федоровна, ныне прославленная в лике преподобномученицы, стремилась подарить любимой столице пример красоты и нравственности, доброты и взаимопомощи. До 1917 года здесь существовал и детский приют, и бесплатная аптека, и амбулатория. А насельницы обители – их называли «крестовыми сестрами» из-за деревянного креста, который они надевали поверх одежды – просто ходили по домам бедняков, помогали больным, оказывая первую медицинскую помощь. Только представьте себе: Великая княгиня, особа царских кровей, посещала рынок на Хитровке – самое злачное место всей Москвы и ее окрестностей! «Сколько Бог мне уготовал, столько и буду жить!” – отвечала Великая княгиня обеспокоенным родным. Она ходила по узким и грязным улочкам, разговаривала с попадающимися на пути людьми, забирала брошенных детей в приют и просто приносила им пищу и одежду.

Из истории нам известно, что после начала революции княгиня Елисавета Феодоровна отказалась покидать обитель, и в апреле 1918 года была арестована. В мае ее вместе с другими представителями Дома Романовых перевезли в Екатеринбург, а позже в город Алапаевск. В ночь на 5 июля 1918 года княгиню вместе с другими узниками сбросили в шахту в 18 километрах от города. Достоверно известно, что все узники, кроме застреленного князя Сергея Михайловича, были сброшены в шахту живыми, и некоторые из них и после падения несколько дней умирали от голода и ран. После того как белые заняли Алапаевск, тела убитых были извлечены из шахты. По словам очевидцев, на спокойном лице княгини застыла улыбка. Рана князя Иоанна, которую он получил при падении, была перевязана частью ее монашеского одеяния.

Современная жизнь

Современная Марфо-Мариинская обитель продолжает традиции, заложенные ее основательницей, сочетая молитву с деятельной помощью ближним.

На сегодняшний день при обители милосердия существуют:

– Елизаветинский детский дом

-Развивающий центр для детей с ДЦП «Елизаветинский сад»

– Патронажная группа помощи пожилым людям

– Группа работы с просителями (продуктовая помощь)

– Марфо-Мариинский медицинский центр «Милосердие», который, в свою очередь, включат в себя 4 проекта: Детская выездная паллиативная служба, реабилитационный центр, респис (социальная передышка для семей с неизлечимо больными детьми) и Дети.pro (всесторонняя поддержка детей с особенностями развития в московских интернатах).

Нина ДОНСКИХ, фото автора.

Марфо-Мариинскую Обитель Милосердия основала княгиня Елизавета Фёдоровна. После того, как её муж князь Сергей Александрович трагически погиб в результате террористического акта на одной из улиц Москвы, безутешная вдова приняла решение навсегда удалиться от мирской жизни и посвятила оставшиеся годы служению Богу и помощи всем нуждающимся.

Великая княгиня решила поступить так же, как поступили когда-то, судя по библейским легендам, труженица Марфа и молитвенница Мария — сёстры Лазаря, которого чудесным образом воскресил Иисус Христос. Елизаветой Фёдоровной был разработан Устав, в соответствии с которым её предназначение заключалось в помощи больному и бедному люду и утешении тех, кто находился в скорби и печали. Деяния Марфы и Марии стали прообразом деятельности будущей Обители.

Создавалась святая Обитель на протяжении двух лет. Елизавета Фёдоровна продала всё своё имущество и драгоценности и приобрела большую усадьбу на Большой Ордынке. Все строения, которые там находились, были перестроены и переоборудованы. В Обители появилась больница с просторными палатами, операционная, перевязочная и ванная. Здание домовой церкви (больничного храма) освятили во имя святых Марфы и Марии.

В 1912 году в Обители вовзели собор Покрова Пресвятой Богородицы — впоследствии одна из главных достопримечательностей Москвы. Сама же настоятельница Обители проживала в доме, примыкающем к зданию больничного корпуса. Рядом располагалась аптека и амбулатория. Кроме того, на территории находилась Воскресная школа, в которой проходили обучение женщины.

Официальное открытие Марфо-Мариинской Обители состоялось 10 февраля 1909 года. Через некоторое время Елизавета Фёдоровна приобрела ещё один участок, что позволило значительно расширить территорию общины и возвести трёхэтажный корпус.

С приходом советской власти дальнейшая судьба Великой княгини сложилась трагически. В 1918 году женщину, целью жизни которой была помощь ближнему, арестовали большевики. Через два месяца допросов, зверских пыток и издевательств она была сброшена в шахту вместе с представителями семьи Романовых.

Памятник основательнице обители открыли в 1990 году. Богослужения в храме восстановили в 1992 году. В 2008 году началась реставрация зданий и помещений обители.

Сегодня в Обители проходит благотворительный День белой ромашки, посвящённый борьбе с туберкулёзом. Собранные на празднике деньги передают нуждающимся в приюты и больницы. В Обители действует приют для девочек-сирот, патронажная служба и медицинский центр для тяжелобольных детей и детей с ДЦП.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *