Мученики кизические

Храм Девяти мучеников Кизических в Девятинском переулке Во имя св. Девяти мучеников Кизических в старой Москве было освящено два храма. Один – приходской, стоял на Пресне, в патриаршей слободе близ Новинского бульвара, ныне вновь действующий. Другой, домовый, находился в усадьбе Орловых на Большой Никитской, где ныне работает издательство МГУ. Церковь Девяти мучеников на Пресне, давшая название местного Девятинского переулка, интересна тем, что была основана последним русским патриархом петровского времени, Адрианом незадолго до его смерти. Основание и посвящение церкви было связано с событиями в его жизни.

Святые Девять мучеников Кизических пострадали за христианскую веру в конце III века от Рождества Христова в малоазийском городе Кизик на берегу Дарданелльского пролива. Население Кизика было большей частью языческим, так как из-за гонений многие христиане покинули город, а оставшиеся скрывали свою веру. Это огорчало приверженцев Христа. Девять мучеников, оказавшиеся в Кизике из разных областей, были убежденными христианами и ревностно исповедовали истинную религию, обличая язычество. По приказу местного правителя проповедников заточили в темницу и пытками заставляли отречься от Христа, обещая взамен свободу. Ничего не добившись, власти приговорили их к смертной казни, которая состоялась около 284–292 г.г. – всем мученикам отсекли головы и похоронили близ города. Их звали Феогнид, Руф, Антипатр, Феостих, Артема, Магн, Феодот, Фавмасий и Филимон. И только при императоре св. Константине Великом, признавшем христианство государственной религией Римской империи, нетленные тела девяти мучеников упокоили в новоустроенном, посвященном им храме. От их святых мощей верующие получали исцеление тел и разума.

По народному поверью святые мученики Кизические оказывают чудесную помощь при телесных болезнях и эпидемиях. В1686 году, когда бывший архимандрит кремлевского Чудова монастыря Адриан был поставлен митрополитом Казани и приехал в вверенный ему город, там началась эпидемия тяжелой болезни, косившая людей тысячами и прозванной в документах тех лет «горячкой». Митрополит Адриан дал свой первый обет – если эпидемия оставит город, он устроит местную обитель во имя Девяти мучеников Кизических. Эпидемия внезапно кончилась, и Адриан исполнил обет. Он основал под Казанью Девятинский монастырь, а с Востока были торжественно привезены в него частицы святых мощей мучеников. И после поставления патриархом Адриан продолжал обустраивать обитель. Он заказал царскому иконописцу Петру Золотому, ученику Симона Ушакова написать образ Девяти мучеников, а святителю Димитрию Ростовскому – составить им церковную службу. А в 1696 году самого патриарха Адриана вдруг разбил паралич. Оказавшись на пороге смерти, он стал горячо молиться святым мученикам об исцелении и вновь дал обет выстроить им храм – теперь в Москве. И снова получил просимое, прожив еще несколько лет.

Исцелившись, патриарх начал немедленно исполнять свой обет. Место для нового храма он выбрал на Пресне близ своего любимого Новинского монастыря, упраздненного в XVIII столетии. Этот монастырь был домовым митрополичьим, а потом патриаршим, – его основал еще в первой половине XV века митрополит Фотий в живописном местечке близ устья реки Пресни, где она впадала в Москву-реку. В далекие времена здесь проходила древняя Волоцкая дорога в Новгород. У дороги раскинулось село Кудрино, принадлежавшее участнику Куликовской битвы, серпуховскому князю Владимиру Андреевичу, двоюродному брату Дмитрия Донского. Вдова князя пожаловала новому монастырю обширные угодья, и его владениями стали будущие Патриаршии пруды на Козихе, где была устроена Патриаршая Козья слобода (см. 8 августа). А на Пресне образовалась другая патриаршая слобода, где разводили дорогие породы рыб, хранили хлеб и вели огромное огородное хозяйство – отсюда явилось старомосковское прозвание Девятинской церкви – «что на Кочерыжке». Вокруг монастыря со временем устроилась слобода, в которой жили монастырские слуги, крестьяне и ремесленники. Ее приходская церковь была освящена во имя св. Иисуса Навина, отчего и могло явиться название местности Новинское, но это наименее вероятно. Имя местности, возможно, произошло от ее характера – новых, только что осваиваемых окраинных земель, «выселок», или от местного села Новинки, с тем же происхождением его названия.

Новинский монастырь мог иметь и значение сторожи, ибо еще в XVIII веке его по старой памяти называли «осадным». Здесь же находился патриарший житный двор, для которого в конце XVII столетия, незадолго до построения Девятинской церкви, патриарху передали бывшее владение опального князя В.В. Голицына (теперь часть этой территории занимает комплекс Американского посольства). Тут же расположились монастырские конюшенные дворы, оставшиеся в названии Конюшковских переулков.

Новая красавица-церковь во имя Девяти мучеников Кизических появилась здесь уже в 1698 году и строилась патриаршими служителями по личному указу Петра I, очень уважавшего патриарха Адриана. Деревянная петровская церковь сгорела при Анне Иоанновне и была выстроена каменной в 1735 году, в общих чертах обретя свой современный вид. Именно в то время появился ее первый придел во имя св. Архангела Михаила, а спустя сто лет – второй придел во имя св. мученицы Варвары, освященный по именинам Варвары Челищевой и Варвары Нерской, на чьи средства была выстроена новая трапезная с приделом. В середине XIX века появилась и колокольня.

В тот же 1698 год, когда была выстроена первая деревянная церковь, Петр вернулся из Великого посольства и сразу же навестил больного патриарха. Адриана даже называли «наперсником царя», настолько близкими были их отношения. Петр часто бывал у патриарха, принимал щедрые угощения наливными яблоками, вином, медом, отправляясь в Азовский поход и в Европу, получал благословение образами Владимирской Богоматери, Успения и Спаса, писал ему с дороги письма и, более того, советовался о реформах. Вернувшись из Европы, Петр получил благословение патриарха на реформу образования в России и создание школ для борьбы с невежеством, в том числе и для священнослужителей, что преследовало цель повысить их образовательный уровень и расширить кругозор. А в Девятинской церкви Петр любил слушать замечательных патриарших певчих.

Адриану не довелось дожить до эпохи петровских реформ – он умер в 1700 году, застав лишь их начало. Современники говорили, что неслучайно Петр устроил новую русскую столицу после смерти патриарха, который непременно уговорил бы государя не делать этого и не создавать главный город России без московских святынь. После кончины Адриана царь отменил патриаршество, но оставил патриарших певчих в церкви Девяти мучеников, а потом перевез их с собой в Петербург. И в том же столетии бывший патриарший храм стал приходским.

Ему достался замечательный приход. Самым знаменитым прихожанином много лет был А.С. Грибоедов. В 1801 году мать писателя купила здесь маленький деревянный домик у своего брата – говорили, что он и стал прототипом Фамусова. Ныне дом точно восстановлен в камне и стоит на углу Большого Девятинского переулка (№1/17). Здесь Грибоедов жил, когда учился в Благородном пансионе, а потом в Московском университете, и в церкви Девяти мучеников родные писателя служили молебен перед его уходом в ополчение. Как говорят исследователи, именно церковные книги Девятинского храма являются ныне единственным источником биографии поэта до 1812 года. В этой же церкви отпевали мать Грибоедова и похоронили ее на близлежащем Ваганьковском кладбище. Приезжая в Москву, Грибоедов останавливался в этом доме, – как и в свой последний приезд в 1828 году. Из фамильного владения дом ушел после гибели поэта.

А в середине XIX века прихожанином Девятинского храма стал русский композитор А.Алябьев, автор романсов «Соловей» и «Нищая». На Новинском бульваре, 7 стоял дом его жены, где Алябьев жил тайно, когда ему было запрещено проживать в столицах, и умер здесь в 1851 году.

Позднее поблизости от храма жили и Федор Шаляпин, и А.Н. Толстой, причем великий певец расположился в собственном особняке на Новинском бульваре, 25, а знаменитый писатель – в элегантном доме Щербатова на Новинском, 11. Этот причудливый дом был построен в аналогичное с нашей эпохой время строительной лихорадки дореволюционной капиталистической Москвы, когда возводили во множестве на любой вкус и лад доходные дома для сдачи квартир в наем. Князь Сергей Щербатов решил выстроить нечто новое: собственный особняк и доходный дом, объединенные в один комплекс, который хотел завещать городу для создания музей частных коллекций. У входа стояли непременные каменные львы, а также подлинные, «изысканного рисунка», железные фонари Московского университета, стоявшие в день его открытия на парадной лестнице и потом отданные «на слом». Дом Щербатова получил премию на конкурсе городских фасадов, хотя его построил никому тогда не известный, но талантливый архитектор А. Таманян. Квартиры в нем были крайне удобными, – архитектор изучал заграничные интерьеры стиля модерн как самые комфортные для человеческого жилья, и неудивительно, что одну из них перед I Мировой войной занял Алексей Толстой.

Только в XIX веке появилось название Новинского бульвара, устроенного на месте древнего Земляного вала. После того, как средневековое укрепление срыли за ненадобностью, на его отрезках стали разбивать бульвары, а часть решили застроить домами с обязательными палисадниками, отчего и произошло имя Садового кольца. После пожара 1812 года из Петербурга был прислан «регулярный» план устроить в Москве кольцевую зеленую улицу для гуляния и назвать ее Садовой. Однако протяженность ее составила 15 км, что создало огромную трудность для образования церковных приходов и полицейских участков. Тогда улицу разбили на 29 самостоятельных улиц-отрезков, для обозначения которых к общему имени Садовая прибавляли местное название: Садово-Кудринская, Садово-Спасская и т.д. На тех участках кольца, где палисадники появились позже, остались старые названия от бывшего Земляного вала, как Крымский вал, или от прежних бульваров, как Зубовский и Новинский. В старину «под Новинском», рядом с монастырем проходили самые обширные народные гуляния. Произошли они от традиции всемосковских празднований Рождества, Масленицы, Пасхи, но считается, что в новом виде завел их Петр I для «полирования» народа. Ставились торговые палатки со всякими гостинцами, карусели, качели, театральные балаганы для развлекательных представлений актеров и акробатов, и целых «батальных» пантомим, вроде демонстрации эпизодов из Крымской войны. Там же выставлялись на обозрение восковые фигуры «диких людей» и даже «пойманная» в Атлантическом океане сирена. Билетик стоил 10–20 копеек и составлял заработок выступающих в балагане. На Новинском лихое московское купечество устраивало катание на тройках.

После революции замечательная Девятинская церковь была закрыта и ограблена. По сведениям, здание храма перешло в ведение ЧК, и там, возможно, совершались расстрелы по приговорам. Потом там разместились какие-то учреждения, вроде Гипробытпрома, но уцелевшее старинное здание поставили на государственную охрану и в 1970-е годы отреставрировали, – даже поставили кресты на главах.

А в конце 1920-х годов у храма появился новый сосед – экспериментальный «коммунальный дом» (или «дом переходного типа»), явленный в эпоху утопистских экспериментов по созданию коммунистического обобществленного жилья «будущего», в соответствии с идеологическим постулатом марксизма о ликвидации семьи и брака при коммунизме. Чтобы облегчить гражданам переход от индивидуального жилища к обобществленному, был предложен проект «дома переходного типа». В отличие от дома-коммуны с полным обобществлением быта, в нем еще предполагались изолированные квартиры («ячейки для семьи»), которые сочетались с «коммунальным центром» – общественным помещением, где предполагалось питание и проведение активного досуга. «Ячейки для семьи» были соединены длинной лентой общего коридора — архитекторы таких домов отказывались от изолированных лестничных клеток и предлагали размещение множества квартир на одном этаже, поэтому эти дома были необычайно длинными. Коридор был местом общественного пребывания – в хорошую погоду его раздвижные окна открывались, и он превращался в террасу, где ставились столы и стулья для отдыха. Кроме того, этот коридор связывал отдельные квартиры и их жильцов не только между собой, но и с коммунальным центром, – там была общественная столовая, читальня, детская. Квартиры делились на несколько категорий, от просторных трехкомнатных, рассчитанных на многочисленные семьи, с кухней и ванной, до малометражных с душевой кабиной и «кухонным элементом», для быстрого домашнего приготовления пищи. В условиях жесточайшего жилищного кризиса, который свирепствовал тогда в советской России, эти квартиры казались раем.

Такой дом и был построен в 1928 году на Новинском бульваре, 25а, архитектором М. Гинзбургом, одним из теоретиков «революционного» советского конструктивизма и идеологов домов переходного типа. Грязно-бежевого цвета, с выбитыми окнами и треснувшей повсюду штукатуркой, ныне большей частью выселенный, дом поражает своим удивительным убожеством. «Лента жилых ячеек … в виде длинного однообразного объема с ритмически повторяющимися элементами», как замечательно описывают его искусствоведы, резко противостоит всей традиции жилища старой Москвы и является подлинным историческим символом своей эпохи. Еще с одним творением Михаила Гинзбурга, правда, не столь выразительным, как коммунальный дом, можно ознакомиться на Малой Бронной, где он построил жилой дом для служащих Госстраха. А коммуна Трехгорной мануфактуры заняла в те же годы и бывший дом князя Щербатова.

Девятинский храм был возвращен верующим в 1992 году. Через несколько месяцев он попал под обстрел во время октябрьских событий 1993 года, но снова уцелел чудесным образом. А в 1994 году его настоятелем стал священник Антоний Серов, внук знаменитого художника Валентина Серова. Не столь давно случилось важнейшее событие в новой истории Девятинского храма. В декабре 2000 года в нем более суток находилась кровоточащая икона Спаса, явленная незадолго до того в селе Державино Оренбургской области. Кровь точилась из-под нимба, покрывая Лик Спасителя. Икону на несколько дней привезли в Москву, и около храма пришлось расставить заграждения, дабы избежать давки – столько верующих пришли поклониться святому чуду и приложиться к образу.

Вторая церковь во имя Девяти мучеников находилась в усадьбе Орловых на Б. Никитской. Интересно, что и эта домовая церковь была освящена во второй половине XVIII столетия по тому же поверию – в связи с эпидемией чумы, охватившей Москву в 1771 году. Усадьба тогда принадлежала графу В.Г. Орлову, а его старший брат участвовал в подавлении московских волнений и организации борьбы с эпидемией. Октябрьская революция покончила с домовыми церквями в Москве, и от Девятинского храма ныне осталось лишь помещение в историческом доме, построенном, кстати, Матвеем Казаковым. В мае 1934 года именно в этом здании впервые открылся исторический факультет МГУ, ныне располагающийся в 1-м Гуманитарном корпусе на Воробьевых горах. Сейчас он торжественно празднует свой 70-летний юбилей.

Сентябрь 13, 2018

Приход храма Девяти мучеников Кизических.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Приход храма известен с 1698 года.

Современное здание трехпрестольного храма построено в 1898 году.

Главный престол освящён во имя девяти мучеников Кизических, боковые приделы – в честь архангела Михаила и великомученицы Варвары.

В годы гонений приход храма был снят с юридической регистрации, храм закрыт для богослужений и передан в народное хозяйство в 1929 году.

В 1992 году приход был возрожден и получил юридическую регистрацию, приходу было передано бывшее здание храма.

С 1994 года по настоящее время в здании храма ведутся ремонтно-восстановительные работы.


СВЯТЫНИ ХРАМА

Крест-мощевик с мощами многих святых Вселенской Церкви. Чудотворная икона Девяти мучеников Кизических

БОГОСЛУЖЕНИЕ

Богослужения в храме совершаются ежедневно: вечером – начало в 17-00, утром – начало Божественной литургии в 8-00 (в будни).
В воскресные дни и Двунадесятые праздники совершаются две Божественные литургии – в 7 и 10 часов утра. В пятницу вечером на службе акафист Казанской иконе Божией Матери, а в воскресенье вечером на службе акафист Девяти мученикам Кизическим. (кроме дней Великого Поста и попразднства Двунадесятых Праздников).

ДУХОВЕНСТВО

Протоиерей Антоний Георгиевич СЕРОВ, настоятель
Родился 14 января 1957 года.
Образование: Театральное училище (ВУЗ) им. М.С. Щепкина, ВГИК, Московская Духовная Семинария.
24 ноября 1989 рукоположен в сан диакона.
3 декабря 1989 рукоположен в сан пресвитера.
13 апреля 1994 году назначен и. о. настоятеля храма.
18 ноября 1997 утвержден в должности настоятеля храма.


Протоиерей Игорь Дмитриевич КОНЬКОВ
Родился 28 ноября 1941 года.
Образование: МВТУ им. Баумана, Московская Духовная Семинария.
29 июня 1986 года рукоположен в сан диакона.
12 августа 1990 г. рукоположен в сан пресвитера


Протоиерей Димитрий Валерьевич ВАЛЮЖЕНИЧ
Родился 3 января 1962 года.
Образование: МГУ им. М.В. Ломоносова, Московская Духовная Семинария.
10 декабря 1994 года рукоположен в сан диакона.
26 апреля 2003 года рукоположен в сан пресвитера
15 апреля 2014 года возведен в сан протоиерея


Иерей Владимир Михайлович СОКОЛОВ
Родился 29 ноября 1947 года.
Образование: ВГИК, Московская Духовная семинария.
19 ноября 1998 года рукоположен в сан диакона.
12 сентября 2004 года рукоположен в сан пресвитера

Иерей Александр Владимирович ПЕТРАКОВ
Родился 29 января 1974 года.
Образование: Библиотечный техникум, Московская Духовная Семинария.
27 октября 2002 года рукоположен в сан диакона.
23 июня 2006 года рукоположен в сан пресвитера

Иерей Вадим Геннадьевич БОНДАРЕНКО
Родился 5 января 1995 года.
Образование: Московская Сретенская Духовная семинария
19 сентября 2017 года рукоположен в сан диакона.
27 сентября 2017 года рукоположен в сан пресвитера.
30 октября 2018 года назначен штатным священником храма Девяти мучеников Кизических

Диакон Николай Борисович ЧИНАЕВ
Родился 29 марта 1960 года.
Образование: МГУ им. Ломоносова, музыкальное училище им. Октябрьской революции, Московский музыкальный колледж им. Шниттке, в настоящее время учится в Московской Духовной Семинарии.
20 июня 2010 года рукоположен в сан диакона

Диакон Виталий Вагифович ГАСАНОВ
Родился 10 февраля 1990 года.
Образование: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет.
23 июля 2014 года рукоположен в сан диакона.
3 июня 2014 года назначен штатным диаконом храма Девяти мучеников Кизических

СХЕМА ПРОЕЗДА

Проезд до ст. метро «Краснопресненская» или «Баррикадная», далее по Конюшковской улице в сторону Дома Правительства (Белого дома). Дойти до красного забора посольства США и идти вдоль него (забор должен быть слева) до светофора. Повернуть налево. Дойти до развилки. Повернуть направо и идти по дороге до храма.

В приходе храма действует детская и взрослая Воскресные школы, молодёжная организация «Девятинский клуб», певческая народная двухгодичная школа, спортивная молодежная секция, детская изостудия, социальная служба и служба помощи заключенным.

Своим появлением Девятинский храм в Москве обязан Первосвятителю Адриану, последнему русскому патриарху «досинодального» периода, строгому приверженцу церковной старины и противнику реформ Петра I. Еще в 1685 г. будущий Первосвятитель Адриан стал митрополитом Казанским и Свияжским. Его приезд в Казань совпал с началом тяжелейшей эпидемии, как тогда говорили, «горячки». Тридцатью тремя годами раньше такое же «моровое поветрие» в полном смысле слова опустошило город, унеся 48 000 жизней. Митрополит Адриан в первый же день своего пребывания на Казанской кафедре дал обет Господу в случае скорого окончания эпидемии основать монастырь в честь Девяти мучеников Кизических, помогавших, по народным преданиям, при трясавичных болезнях. И вот, по глубокой вере и усердной молитве митрополита Адриана, произошло чудо — на следующее утро в городе не оказалось ни одного вновь заболевшего. «Горячка» прекратилась. Во исполнение обета митрополит основал под Казанью Кизическую обитель. Через 5 лет Адриан был возведен в сан Патриарха Московского и всея Руси и продолжал сугубо почитать образ Девяти мучеников. Он заказал царскому иконописцу Петру Семенову Золотому икону Святых, а святитель Димитрий, митрополит Ростовский по благословению Патриарха написал службу Кизическим мученикам. В 1696 г. Патриарх Адриан, оказавший на пороге смерти, пораженный параличом, обратился за помощью к Девяти мученикам. Он дал Господу обет поставить в Москве храм в честь Святых в случае своего исцеления. Господь явил чудо, и Патриарх поднялся с одра болезни.

Место для храма было определено у Новинского монастыря, и строительство началось почти сразу, по указу Петра I. Сам он не раз посещал Девятинский храм и любил слушать здесь патриарших певчих. Храм, первоначально деревянный, был закончен и освящен в 1698 г. в честь святых Феогнида, Руфа, Антипатра, Феостиха, Артемы, Магна, Феодота, Фавмасия и Филимона. В 1732 г. священник храма Михаил Тимофеев подал прошение в Синодальный казенный приказ о строительстве каменной церкви. «Стоя многие годы, — писал отец Михаил, — церковь огнила и совсем обветшала, за которою ветхостию желаем построить каменную, на что благословением св. Синода ко оному строению некие материалы пожалованы, и чтоб указом повелено было вместо деревянной построить каменную». Новая каменная церковь, а также придел во имя Архангела Михаила с трапезой были построены к 1735 г. на средства содержателя шелковых фабрик купца Андрея Семенова. Деревянная же церковь спустя год «волею Божию от огненного запаления со всякою церковною утварью погорела без остатку».

Спустя 100 лет, в 1838 г. на средства москвичек Варвары Челищевой и Варвары Нерской была выстроена новая трапезная, где освящен второй придел во имя великомученицы Варвары. В 1844 г. воздвигли трехъярусную колокольню. К концу XIX в. на ней находилось восемь колоколов, самый большой из которых весил 315 пудов. Девятинский храм был богато украшен внутри. В 1860 г. соорудили высокий четырехъярусный вызолоченный иконостас. Стены расписали в 1860-1864 г.г. Из 150 икон на 20 были серебряные ризы. 6 икон специалисты отнесли к XVII-XVIII в.в., среди них особо почитаемые храмовые: Девяти мучеников, Михаила Архангела и Варвары мученицы. Большая, в деревянном киоте, икона Девяти мучеников была написана, судя по надписи, в 1693 г. и пожалована храму к его освящению в 1698 г. патриархом Адрианом. Она особенно почиталась больными и немощными.

В XVIII в. Безымянный и Кривой переулки были переименованы в Большой Девятинский переулок. Примечательно, что в Москве больше не было храмов в честь Девяти мучеников Кизических. Исключение составляла домовая церковь графа Владимира Григорьевича Орлова, сооруженная и освященная в связи с эпидемией чумы 1771 г. В борьбе с чумой принимал участие старший брат графа — Григорий Орлов. Помещение храма сохранилось до наших дней в мезонине дома № 5 по Большой Никитской улице, который занимал до 1950-х г.г. исторический факультет, а ныне издательство Московского Государственного университета. В настоящее время придел Девяти мучеников Кизических имеется в храме Вознесения Господня за Серпуховскими воротами (ул. Большая Серпуховская, 24). Каменный храм начали строить в 1696 г. на средства царевича Алексея, и придел, очевидно, был устроен по благословению Патриарха Адриана. В начале XIX в. стечение богомольцев в Девятинский храм, особенно в летние воскресные дни было столь велико, что на церковном погосте открывали базар.

В 1801 г. городскую усадьбу на углу Большого Девятинского переулка и Новинского бульвара приобретает Анастасия Федоровна Грибоедова — мать знаменитого писателя Александра Грибоедова. Последующие одиннадцать лет Грибоедов проживал в доме, который относился к приходу Девяти мучеников Кизических. Приходские церковные книги — единственный источник документальных сведений о нем самом и его близких вплоть до Отечественной войны 1812 г. Будучи прихожанином Девятинской церкви, Грибоедов учится в Благородном пансионе Московского университета, затем в самом университете. В Девятинской церкви его семья служит молебен перед уходом драматурга в армию. Сразу после начала Отечественной войны Грибоедов добровольно записался в ополчение. Когда скончалась мать писателя, ее отпели в Девятинском храме и похоронили на ближайшем — Ваганьковском кладбище.

В пожаре 1812 г. сгорели все здания Девятинского прихода, но на удивление быстро были отстроены. В том числе грибоедовский дом, городские усадьбы князей Оболенских (Новинский бульвар, 13) и Офросимовых-Алябьевых (Новинский быльвар, 7). Автор знаменитого «Соловья», композитор Александр Алябьев был прихожанином храма в 1840-1850-х г.г.

Почти каждый московский храм имел в своей истории любимого батюшку. Особо почитаем в Девятинском храме был его настоятель Александр Иоаннович Любимов (1823-1897), прослуживший здесь 46 лет. Приход отца Александра был не из числа многолюдных и состоял из 50 домов, в числе которых были поместья дворян аристократических фамилий и именитых купцов. За время его приходской службы целое поколение прихожан успело смениться на глазах батюшки. «Девятинский приход сделался для него родным, — писал в некрологе на смерть отца Александра известный церковный историк Н. Виноградов в «Московских церковных ведомостях». — За время своего служения здесь он очень много сделал для обновления и благоукрашения своего храма. Еще будучи диаконом, он расположил почтенного прихожанина церкви Девяти мучеников С. П. Алексеева к устройству большого колокола, который и до сих пор созывает к богослужению прихожан этой церкви, и им же возвестил о кончине их благопопечительного пастыря. Сделавшись настоятелем, А. И. Любимов еще более старался о приведении в благолепный вид своего храма. При его деятельных заботах вновь были устроены иконостасы как в главном храме, так и в приделах, стены украшены священными картинами, а снаружи оштукатурены. Года два тому назад было совершено последнее обновление храма, который своим видом производит наилучшее впечатление. Вообще за время настоятельства Александра Иоанновича на украшение приходского храма было израсходовано до 70 тыс. рублей, приносимых в жертву духовными детьми его, в особенности М. Е. Поповым. Заботы Александра Иоанновича о благоустройстве своего храма простирались и на поддержание в нем благолепной службы. Обладая звучным и приятным голосом, он высоко ставил чинное совершение церковной службы. В Девятинском храме всегда пели лучшие хоры певчих, Синодальный и Чудовской, что было не во многих храмах столицы. Считая проповедничество своею важной обязанностью, Александр Иоаннович являлся пастырем учительным, отзываясь живым, сердечным словом на духовные нужды своей паствы. Все это привлекало в Девятинский храм множество молящихся с разных концов Москвы, отчего заметно возвышалось и благосостояние храма».

В 1900 г. усердием прихожан в храме было устроено отопление. Тогда же вызолотили высокий трехъярусный иконостас. Известный иконописец Пашков расписал стены живописью и орнаментом, а ктитор И. И. Белкин пожертвовал дорогую вызолоченную ткань на престол. В сентябре 1903 г. состоялось освящение нового трехэтажного здания, в котором разместились Девятинская церковноприходская школа и богадельня.

В преддверии трагического поворота нашей истории жизнь прихода протекала безоблачно и счастливо. Заметка в «Московских церковных ведомостях» в № 24 за 1901 г. о праздновании 50-летнего юбилея служения в священном сане достопочтимого отца дьякона церкви святых Девяти Мучеников, близ Пресни, Федора Ефимовича Недумова воскрешает для нас картины жизни прихода в дореволюционное время: «По окончании молебствия, в виду болезни жены юбиляра, почетные прихожане и родные юбиляра вместе с ним отправились в квартиру местного священника отца Н. А. Любимова. Здесь отец настоятель, приветствуя юбиляра от лица притча и прихожан… просил его принять от них в знак их истинного уважения и признательности икону святых Девяти Мучеников Кизических. Икона в драгоценной сребро-позлащенной ризе была тут же вручена юбиляру местным церковным старостою. Вслед затем племянник юбиляра, священник С. Недубов, от лица всех племянников и племянниц сердечно приветствовал дорогого дядю-юбиляра и усердно просил его принять от них в знак их глубокой благодарности икону — складень в сребро-позлащенной ризе с изображением Христа-Спасителя и святых угодников Его — великомученика Феодора Тирона и святой Анны Пророчицы. Приняв эту икону, глубоко растроганный юбиляр в ответ на приветствия, как особо ценного для себя дара, просил всех не оставлять его в своих молитвах пред Богом. В заключении юбилейного торжества всем присутствовавшим в том же помещении была предложена радушная трапеза».

В предреволюционные годы Девятинская церковь имела двух священников. Настоятелем ее был отец Иоанн Скобеев, вторым священником — отец Михаил Лебедев. Настоятель и диакон Иоанн Вениаминов жили рядом с храмом (Большой Девятинский переулок, 13). Отец Михаил жил в собственном доме (№ 5) и, помимо священнических обязанностей, преподавал Закон Божий в Пресненском 4-м городском училище. Церковным старостой был купец Михаил Никандрович Кожекин. Его собственный дом находился в Большом Конюшковском переулке (№ 11). Возможно, в Москве и сейчас живут их потомки, которые располагают дополнительными сведениями о последних, поистине трагических годах существования храма.

5 апреля 1922 г. из храма изъяли более 9 пудов золотых и серебряных церковных изделий. В сентябре 1929 г. музейные работники забрали из храма историко-художественные ценности: облачения и фелонь XIX в., иконы преподобного Паисия (XVII в.), Алексия Человека Божия (XVII в.), Владимирской Божией Матери (XVIII в.), Тихвинской Божией Матери (XVIII в.), несколько образов палехской работы (XIX в.). Храмовые иконы верующие, видимо, перенесли в ближайшую действующую церковь, а образ Девяти мучеников Кизических — в церковь в честь Рождества Иоанна Предтечи на Пресне, откуда икона была торжественно возвращена в храм 14 февраля 2004 г. Большая же часть имущества — церковные ткани, утварь — пошла на утилизацию.

Клир разделил участь большинства русского духовенства — его подвергли репрессиям. Архимадрит Даниил (Климков) служивший здесь в сане иерея с 1917 по 1921 г.г., провел в ссылке 20 лет. Епископ Евгений (Кобранов), рукоположенный патриархом Тихоном и служивший в Девятинском храме с 1917 г., впервые был арестован 10 марта 1921 г. Поводом к аресту послужило анонимное письмо на имя Ленина о «шпионах польской разведки» с добавлением: «да еще обратите внимание на типа Евгения у церкви Девяти мучеников, его проповеди не в Вашу и Республики пользу, хорошо его послать в село с этого богатого прихода, тогда, авось, он зажмет свой язык. Его уже требовали в Чрезвычайку…». Затем последовали многолетние скитания по лагерям вплоть до 20 ноября 1937 г., когда епископ Евгений был расстрелян по приговору Тройки. Канонизирован РПЦЗ в 1981 г. Иерей Михаил (Шик), служивший в Девятинском храме после революции, был расстрелян в 1937 г. на Бутовском полигоне, на месте которого сын иерея Михаила скульптор Дмитрий Шик-Шаховской в 1996 г. выстроил храм в честь Святых Новомучеников и Исповедников Российских.

Здание храма Девяти мучеников оказалось переданным соседней Городской женской тюрьме. Тюрьма в этом районе была устроена, и основное ее здание находилось рядом с бывшим Институтом курортологии. Храм использовался по различным назначениям, пока его не передали ЧК ОГПУ и определили как место приведения в исполнение приговоров к высшей мере наказания — расстрелов. Отсюда появившееся в Москве название «Расстрельный храм». Он был изуродован снаружи и внутри. Позже, в середине 1970-х, сотрудники КГБ во время каких-то работ обнаружили останки 9 человек замурованных в стены. Говорят, они тогда по наивности подумали, что это и есть те самые мученики Кизические… В 1970-е г.г. в храме располагалось учреждение «Гипробытпром». За десятилетия хозяйственного использования церковь внутри до неузнаваемости перестроили; появились коридор, перекрытия, капитальные стены в приделах. В 1976-1979 г.г. проведена внешняя реставрация, вновь поставлены кресты. Здание стоит на государственном учете под № 341. В 1990 г. оно было занято складом РСУ (ремонтно-строительное управление).

Храм Девяти мучеников Кизических возвращен Церкви в 1992 г. Во время октябрьских событий 1993 г. храм оказался под обстрелом, так как расположен недалеко от Белого Дома и Мэрии, и получил многочисленные повреждения. Громадных размеров надпись «Я убил пять человек и очень этому рад», сделанная рукой снайпера, пробравшегося на колокольню, навсегда погребена под слоем штукатурки, но церковная колокольня до сих пор хранит отметины пуль, которые предназначались прятавшемуся там профессиональному убийце.

В 1994 г. настоятелем храма был назначен священник Антоний Серов, который совершил первую в храме Божественную литургию в праздник Входа Господня в Иерусалим 24 апреля 1994 г. в приделе великомученицы Варвары. Заботами и трудами отца настоятеля были проведены большие ремонтно-реставрационные работы. Открыты и реставрированы чудом сохранившиеся росписи середины XIX в. Часть росписей выполнена заново в полной гармонии с сохранившейся стенной живописью. Сегодня в храме все еще проводятся отдельные реставрационные работы, но в целом внутренне убранство имеет великолепный завершенный вид. Помимо главного алтаря, освященного в честь Девяти мучеников Кизических, в храме есть приделы в честь архистратига Михаила и великомученицы Варвары.

Первая деревянная церковь Девяти мучеников Кизических была построена в 1698 году недалеко от патриаршего Новинского монастыря. Её возвели по обету патриарха Адриана, который получил исцеление от паралича, связав это с чудесной помощью Кизических мучеников, мощи которых незадолго до этого были присланы ему с Востока.
В правление Анны Иоанновны деревянная церковь сгорела. В 1732-1735 годах на его месте на средства купца Андрея Семёнова было построено современное каменное здание.
В 1929 году храм был закрыт. Его передали Городской женской тюрьме, располагавшейся по соседству. Затем его передали ОГПУ, и он использовался для приведения в исполнение приговоров к расстрелу, из-за чего церковь получила в народе название «расстрельный храм». В 1970-х годах храм занимало учреждение «Гипробытпром». В 1976-1979 годах была выполнена реставрация храма, на его купол был возвращён крест.
Передача храма Русской православной церкви состоялась в 1992 году. В ходе реставрационных работ был открыты сохранившиеся росписи середины XIX века. Богослужения в храме возобновились с апреля 1994 года. В 2004 году в храм из церкви Рождества Иоанна Предтечи на Пресне вернулась его храмовая икона — образ девяти мучеников Кизических.

12 мая — день памяти 9 мучеников Кизических. Чем прославили свою земную жизнь эти святые? В Малой Азии, на берегу Дарданельского пролива, отделяющего Азию от Европы, существовал древний город Кизик. Христианство в нем начало распространяться после проповедей святого апостола Павла, и он был уже освящен светом христианства. Но многие, опасаясь гонений, держали свою веру в тайне. Игемоны, посланные для того, чтобы принуждать всех к язычеству, подвергали непокорных пыткам и мучениям. В III веке христианство в этом городе попиралось и преследовалось, потому что в городе процветало язычество. Многие христиане бежали и скитались по горам и пустыням.

Житие 9 мучеников Кизических

Истинные, глубоко верующие христиане не желали отказываться от своей веры во Христа. Под страхом смерти они проповедовали Слово Божие, чтобы утвердить христианство в этом языческом регионе. Были такими проповедниками и будущие мученики Кизические. Они были молодыми и пожилыми, исходили из разных городов, занимались разными ремеслами, среди них были воины и клирики, они занимали разное положение в обществе, но всех их объединила горячая вера во Христа. Они громко славили Господа и без страха обличали язычество и идолов, за что были схвачены, долго и жестоко мучимы, но даже за обещание свободы они не отреклись от своей веры. Своим мучителям они продолжали говорить о суетности идолопоклонства и укоряли их в нечестии. 9 мучеников Кизических смиренно склонили головы пред мечом своих мучителей. Их погребли недалеко от города. Они остались тверды в своей вере, как гора Сион.

Когда христианство все же победило язычество, во время правления Константина Великого, в 324 году, христиане обрели нетленные мощи 9 мучеников Кизических, чтобы упокоить их во храме. Этот храм был построен в память об их подвиге за веру во Христа. Мощи 9 мучеников Кизических излучали удивительную благодатную силу, благодаря которой исцелялись тяжелобольные, душевнобольные обретали разум, а последние язычники — веру. Один известный в городе муж, страдавший водянкой, исцелился от всех болезней, прикоснувшись к раке святых 9 мучеников Кизических. Благочестие процветало в Кизике.

9 мучеников Кизических покровительствуют всем, кто обращается к ним с верой и молитвой. Они заботились не только о том, чтобы спастись самим, но и явили великую любовь к ближнему, пытаясь рассказать, что Господь создал человека для вечной радости, для наследия Царствия Небесного. Поэтому обращаться к 9 мученикам Кизическим в молитве можно каждому, ведь они заботились и при жизни о знакомых и незнакомых людях, пытаясь донести до них Свет Христов.

Спустя некоторое время воцарился нечестивый Юлиан Отступник, некоторые из оставшихся язычников отправились к нему, чтобы сказать, будто христиане разорили их храмы и разбили жертвенники. Юлиан повелел восстановить языческие храмы и идолы и заключить христианского епископа Елевсия. Он боялся трогать христианские храмы, потому что христианское население в те дни было уже многочисленным. Когда же император Юлиан погиб, епископа Елевсия освободили и в Кизике снова воссиял свет веры Христовой.

Святыми не рождаются

Молитва 9 мученикам Кизическим

О всехвальнии святии мученицы, доблественнии раби Христовы, Феогниде, Руфе, Антипатре, Феостихе, Артемо, Магне, Фавмасие, Феодоте и Филимоне, иже Христа ради от различных стран собрастеся и Того совершенна Бога и Человека дерзновенно в Кизице проповедасте;

принуждаеми бывше кумиром поклонитися, идолы попрасте и князя посрамисте, различных томлений и огненных прещений не убоястеся, и по различнем страдании острием меча посечени бысте, и пролиясте за Христа кровь свою, яко воду, и тою, яко багряницею,

Церковь Христову, яко невесту, украсисте; темже и ныне, увенчаннии неувядаемым венцем безсмертныя славы, присно в неизглаголанней радости с лики ангельскими в небесных селениих водворяетеся, Божественным светом облистаеми и зрением Его доброты неизреченныя наслаждающеся.

Сего ради и мы, смиреннии, к вам притекаем и, умильно на святый ваш образ взирающе, молим: вы молите за ны Христа Бога, яко дерзновение к Нему имущии, да вашими святыми молитвами всякаго недуга душевнаго и телеснаго избавимся.

Вам бо от Бога дадеся врачебный дар от всяких скорбей с верою к вам припадающия целити, якоже и онаго славнаго мужа от трясавичныя болезни уврачевасте, да и мы, вернии, тожде получивше, почитаем вас, святии мученицы, толика дарования имущих от Христа Бога, Емуже и слава купно со Отцем и Духом Святым всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *