Мусульмане принявшие христианство

Снова убеждаюсь в том, насколько неадекватная картина мира складывается у читателей право-руссско-израильских СМИ и блогов. Ислам, тоталитарный по своей сути, начисто проигрывает на своей домашней площадке христианству, изначально основанному на идее личной свободы человека, при всех его недостатках, сформированных историей. У ортодоксального официозного иудаизма, кстати, та же проблема. И это неизбежно.
Ислам теряет привлекательность в глазах мусульман (данные по странам)
Народ Ирана 28 лет наслаждается шариатским правлением. Мусульманским руководителям не удалось решить ни экономических, ни социальных проблем страны и показать миру достойный пример исламского государства. Иранцы разочаровались в исламе. Разочарование исламом ведёт к увеличению числа иранцев, принимающих христианство.
В Иране резко возрос спрос на Евангелие и Ветхий Завет
По данным организации International Antioch Ministries (IAM), связанной с Иранской христианской церковью, в исламской республике Иран резко возрос спрос на Ветхий Завет и Евангелие. Ежедневно поступают множество просьб от христиан, желающих приобрести Священное Писание на фарси.
IAM сообщает, что уже не может удовлетворить растущий спрос на Библию. По данным организации, увеличение спроса связано с большим числом новообращенных. Число христиан в Иране быстро растёт, по разным данным, сегодня последователей этой религии в исламской республике насчитывается от 500,000 до миллиона человек (население Ирана — 70 млн. человек).
Отец Хормозд, глава IAM, обратился к христианам Запада с просьбой помочь в издании и доставке Священного Писания на языке фарси.
Имам свидетельствует об уходе иранской молодёжи в христианство
Высокопоставленный чиновник министерства образования Ирана имам Хасан Мохамади, выступая перед студентами в Тегеране, заявил, что ежедневно около 50 молодых иранцев тайком переходят в христианство.
Иранцы массово переходят из ислама в христианство
Переход в христианство в Иране запрещен под страхом смерти, однако среди иранской диаспоры на Западе мы видим массовый переход иранцев в христианство. Огромные масштабы этого перехода можно увидеть в базе данных иранской христианской сети
«Iranian Church».
Так, например, в одном только Лондоне имеется три иранских христианских церкви. Кроме Лондона иранские церкви имеются в девяти городах Англии и в 14 европейских странах. Иранские христианские церкви имеются в 22-х штатах США, а также в Канаде (8 церквей в крупных городах), в Австралии (4 церкви) и в Новой Зеландии. База данных иранских христианских церквей дает адреса около 150 церквей на Западе
Ежедневные кровавые зверства последователей «религии мира» в Ираке способствуют тому, что все большее число мусульман покидает ислам и переходит в христианство.
В Ираке растет количество людей, переходящих в христианство
В Ираке за последние несколько лет наблюдается рост числа людей, принимающих христианство, говорит англиканский священник из Великобритании, Эндрю Уайт.
Многие иракцы, говорит священник Уайт, «обращаются к Богу в обстановке окружающей безысходности». В частности, количество иракцев, вступивших в общину отца Эндрю, за последние три года достигло 900 человек.
Отец Эндрю получил письмо от «Аль-Каиды» с требованием прекратить служение и покинуть страну, в противном случае за его голову обещалось вознаграждение в размере 30 тыс. долларов.
Берберы – коренной народ Северной Африки – до завоевания их земель арабами исповедовали христианство и иудаизм. Некоторые племена берберов по сей день сохраняют верность религии предков. Сегодня многие племена берберов возвращаются к христианству.
Берберские племена Алжира переходят из ислама в христианство
Берберские племена, проживающие в горных регионах Алжира, в массовом порядке переходят из ислама в христианство. По видимому, процесс перехода в христианство набирает обороты, поэтому, 28 августа 2006 года, в Алжире был принят закон, запрещающий миссионерскую деятельность. Принятый закон противоречит соглашениям ООН о правах человека и ограничивает относительную религиозную свободу в Алжире.
В статье 11 этого закона говорится: «Тот, кто подстрекает, принуждает или различными способами склоняет мусульманина принять другую веру, подлежит тюремному заключению от двух до пяти лет». Такое же наказание грозит за создание, распространение и хранение литературы, которая призвана пошатнуть веру мусульман.
Международное общество по правам человека (IGFM) опасается, что в соответствии с новым законом к новообращенным христианам будут применены жесткие меры.
Невозможность противостоять росту числа мусульман, переходящих в христианство, вынудили исламское духовенство Египта пойти на беспрецедентную в истории ислама уступку.
Верховный муфтий Египта разрешил мусульманам менять веру
Верховный муфтий Египта, Али Гомаа, заявил о свободном праве мусульман страны менять веру, что, по мнению аналитиков, может значительно облегчить положение крестившихся мусульман.
Египетские мусульмане, перешедшие в христианство, в новом религиозном статусе оказываются практически бесправными — им отказывают в гражданстве, зачастую они подвергаются арестам и тюремному заключению, хотя официально смена веры в Египте не считается преступлением. Новообращенные христиане также лишаются права вступать в законный брак с единоверцами, а их дети официально регистрируются как мусульмане.
Число тайных христиан в Египте достигло нескольких миллионов
Число мусульман, перешедших христианство в Египте, которые держат свою веру в тайне, достигло нескольких миллионов. Из-за преследований со стороны органов гос. безопасности, пыток и насилия, они создали за пределами Египта организацию под названием «Освобожденные Христом», а также теле-канал «Way TV», который вещает от их имени на Запад и рассказывает об их преследованиях со стороны государственных органов. Возглавляет организацию тайных христиан Египта доктор Мохамад Рахуна, бывший декан факультета арабских исследований университета Минья, который вынужден был бежать в США.
Около 35 000 мусульман ежегодно переходят в христианство в Турции
Около 35 000 турок перешли из ислама в христианство только в прошлом 2004 году, при этом, большинство присоединились к евангельской христианской общине, сообщает газета «Milliet». Если это правда, то это означает массовое движение, учитывая, что христиане составляют лишь 0,2 процента от 68 миллионого населения Турции. «Это хорошая новость», — говорит преподобный Хольгер Ноллман, немецкий протестантский пастор в Стамбуле.
Ихсан Узбек, президент Совета Независимых Протестантских Общин, сказал, что все больше турок обращаются к христианству. «Однако, учитывая исламскую среду, в которой мы живем, большинство турок, вступающих в нашу общину не желают публичности».
250 000 мусульман оставили ислам в Малайзии, из них 100 000 стали христианами
Глава малазийского штат Перак, муфтий Хаджи Закария заявил, что около 250 000 мусульман покинули ислам в Малайзии. Эта цифра включает около 100 000 малайских мусульман, которые перешли в христианство. Это заявление было сделано на теле форуме «Pekerti Islam» штата Кедах, в феврале 2006 года.
Еще 100 000 мусульман находятся в процессе выхода из ислама, подав заявление на изменение свого мусульманского имени на «имя другой религии».
В Индонезии только в католичество ежегодно переходят около 10 000 мусульман
Хотя конфессиональные переходы в Индонезии разрешены законом, но они по-прежнему вызывают споры. Официальная статистика в этой области не доступна. Согласно заявлению католической церкви, приблизительно 10 000 мусульман ежегодно становятся католиками.
U.S. State Department
В Йемене мусульмане массово переходят в христианство
Около ста улемов Йемена обратились к президенту этой страны Абдалле Салеху с просьбой принять меры по предотвращению перехода мусульманского населения в христианство. «Президент, вмешайтесь, это же терроризм!» — с такими словами исламские богословы обратились к главе государства.
Как сообщает итальянское ежедневное издание «Джорнале» со ссылкой на палестинскую газету «Аль-Кудс аль-Араби», только в старой части Саны «за последнее время две тысячи мусульман обратились к христианской вере».
«Вы должны взять на себя религиозную и нравственную ответственность в отношении отклонений, которые в данное время распространяются в государстве и которые посягают на общество Йемена», — говорится в послании богословов властям. Авторы документа также высказали недовольство прошедшим в стране показом мод, а также молодыми людьми, которые во время народных гуляний танцевали с девушками.
Встречи христиан для совместной молитвы в Йемене проходят в частных домах иностранцев под покровом секретности, т.к. по закону этой страны отклонение от норм шариата карается смертной казнью, отмечает издание.
Христианские миссионеры вычищают мусульманский мир
Так называется доклад шейха Салмана Аль-Одеха о христианской миссии в исламском мире, с которым он выступил перед мусульманскими политиками и теологами.
Шейх крайне обеспокоен положением с исламом в Индонезии. 80% населения Индонезии – мусульмане, однако христианские миссионеры уже достигли больших успехов. Так, например, 65% всех коммерческих компаний Индонезии находится в руках христиан, большинство школ в Индонезии также в руках христиан, причем это лучшие школы. Большинство политиков страны тоже христиане. 65% офицеров индонезийской армии – христиане. В Индонезии действует 27324 иностранных миссионера, 44 европейских миссионерских института и 20 американских. Миссионерский бюджет христианских церквей в Индонезии составляет 100 млн.долларов ежегодно. Это происходит потому, что новообращенные из ислама жертвуют большие деньги на усиление проповеди. Есть даже целая крупная индонезийская авиакомпания, весь доход от которой поступает на миссионерство. Можно предположить, что в Индонезии позиции ислама будут слабеть.
Шейх Салман Аль-Одеха признает, что в Африке также идет очень сильная кампания по распространению христианства. В Малави мусульмане раньше составляли 66% населения, однако сейчас их процент снизился до 17% всего лишь за 50 лет. В Сомали мусульмане составляли до недавнего времени 100% населения, однако сейчас везде строятся церкви и действуют миссионерские радиостанции. Активное миссионерство в Сомали поддерживается христианской Эфиопией в союзе с христианами Запада. Очень сильно миссионерство распространено в Марокко и Алжире, куда постоянно направляются миссионеры из Испании, где они проходят обучение. Большинство из них – это новообратившиеся из ислама в христианство. Шейх признает, что в Нигерии христианство наступает. Он также признает, что в Судане идет процесс обращения мусульман в христианство, хотя он и пытается приуменьшить действительные цифры новообратившихся.
Огромное число зрителей христианского телеканала в странах ислама
Телеканал SAT-7 начал свое вещание в 1996 году. Его цель — трансляция христианских программ на мусульманский мир. Канал вещает на арабском, фарси и турецком. Летом этого года телеканал сообщил, что каждую неделю на телеканал настраивается в среднем от 9 до 10 миллионов телезрителей в мусульманских странах.
Понятно, что цифра 9 или 10 миллионов означает начало необратимого процесса христианизации мусульманских стран и развала шариатской системы. Надо подчеркнуть, что здесь речь идет только об одном телеканале.
Народы Китая, сравнивая достижения христианской цивилизации с упадком исламского мира, делают выбор в пользу христианства.
Каждый день 10 тысяч китайцев принимают христианство
В 21 веке Китай может стать эквивалентом Европы 8-11 века: полигоном массового обращения в христианство. Согласно отчету в «National Catholic Reporter», каждый день 10 тыс. китайцев обращаются в христианство, и 200 миллионов китайцев могут сделать Китай к середине века самой христианской страной в мире. Это в корне изменит расстановку конфессиональных сил в мире. На данный момент по статистике количество китайских христиан оценивается в 111 миллион, но главное – это темпы роста.
В то время, как ислам в Китае считается религией экономических аутсайдеров, живущих на отгороженной от мира окраине, христианство процветает в новом среднем классе в больших городах.
100 000 мусульман перешли в христианство в течение 3 лет в Кыргызстане
По сообщению Омурзака Мамаюсупова, директора комитета по делам религии Кыргызстана: «Процент мусульман снизился с 84% от общей численности населения в 2001 году до 79,3% в 2004 году. Опираясь на цифры, продолжил он, около 100 000 мусульман, из пять миллионов населения страны, перешли в христианство.»
Более пяти тысяч азербайджанцев в последнее время приняли христианство
В настоящее вpемя в pеспублике насчитывается более пяти тысяч азеpбайджанцев, пpинявших хpистианство, отмечается в информации гpупп, занимающихся pаспpостpанением хpистианства в Азеpбайджане. Характерно, что хpистианство пpинимают не только в pегиональных центрах, но даже в селах.
50 грузинских мусульман приняли христианство
В селе Зваре, Кедского района Аджарии, где расположен недавно возведенный храм Святого Георгия, в субботу около 50 грузинских мусульман, проживающих в аджарском высокогорье, прошли обряд крещения. Как заявили, принявшие христианство аджарцы, свой выбор они сделали добровольно и всегда считали себя христианами, несмотря на то, что их предки в свое время перешли в ислам. Это не первое подобное массовое крещение мусульман в Аджарии: практически каждый год десятки мусульман переходят в христианскую веру.
После теракта в бесланской школе многие мусульмане Северной Осетии стали переходить в христианство
После бесланского теракта число мусульман в Северной Осетии стало уменьшаться — последователи ислама все чаще принимают святое крещение.
«Исламские позиции в Осетии значительно ослабли. Что там говорить, если после теракта многие выжившие дети и родители тех, кто не выжил, крестились, несмотря на то что ранее считали себя мусульманами», — пишет газета «Версия». Издание отмечает, что погибших бесланцев, в том числе мусульман, хоронили по православному обряду, и никто из их близких не возражал.
После теракта в Беслане независимые религиозные лидеры, избираемые народом, были отстранены от дел, что не самым лучшим образом отразилось на положении ислама в республике, пишет далее газета. Даже главную мечеть Осетии во Владикавказе, по слухам, могут вскоре закрыть.
Мусульманские священнослужители переходят в Христианство
Этих людей не мало, но они не на виду, они не пиарят себя и не разъезжают повсюду с лекциями. Причина довольно проста, если вспомнить предписание т.н. «пророка» Мухаммеда, который сказал: «Если кто-то переменит свою религию, убейте его» (Bukhari, book 84, no. 57).
На фоне бегства мусульман из ислама вызывают сомнения пропагандистские заявления исламских деятелей о десятках миллионов мусульман в России.
Много ли в России «русских мусульман»?
Вячеслав-Али Полосин в одном интервью заявляет, что только в Киеве проживает несколько десятков тысяч славян-мусульман, а в другом скромно оценивает численность российской общины «русских мусульман» всего в 10 тысяч человек, тем самым опровергая своего начальника, муфтия Равиля Гайнутдина, который говорит о «десятках тысяч русских, принимающих ислам».
По мнению активистов петрозаводской мусульманской общины, в нее входят сотни людей, а по данным муфтия Карелии Висама Али Бардвила, их всего 17.
Лидер дагестанских «русских мусульман» Магомед-али Тверетинов, заявлявший о 200 своих сторонниках, при переговорах с правительством Дагестана не смог назвать и десяти фамилий.
«Примеры русских, перешедших в ислам, не слишком обнадеживающие: у них обычно повышенная агрессивность, да и менталитет у них совсем другой», — считает председатель Духовного управления мусульман Республики Татарстан, ректор Российского исламского университета Гусман Исхаков.
В России ислам исповедуют около 7-9 млн. человек
Численность российских мусульман остается мифом, говорит исламовед Роман Силантьев, до сих пор точные данные об этом отсутствуют. По данным переписи число этнических мусульман, проживающих в России, составляет 14,5 млн, по данным социологических опросов, ислам в России исповедуют лишь 7-9 млн. человек.
В России, на две тысячи русских, принявших ислам, приходится два миллиона мусульман, принявших христианство.
В Дании мусульмане активно переходят в христианство
Только за последний 2010 год, отмечает газета «Политикен», в христианство обратились около 150 мусульман.
По данным эксперта по межкультурным связям Могенса Могенсена, в период с 1980 по 2007 гг. христианами стали около 1 тыс мусульман. «Этот феномен особенно усилился в последнее время, так как в ходе работы или учебы мусульмане в Дании вступают в тесные контакты с христианами, – отмечает он. – Зависимость между интеграцией и обращением (в христианскую веру) очевидна».
Это подтверждает глава Церковной службы интеграции – объединения 230 религиозных приходов иммигрантов в Дании – Хенрик Лунд: «За последние два года процесс значительно ускорился. К нам обращаются гораздо больше мусульман, желающих лучше ознакомиться с христианством».
Один из христианских приходов бывших мусульман, действующий в копенгагенской церкви Вигерслев, называется «Больше любви». Священник Набиль Астафанос отмечает:
«За последние два года число мусульман, обратившихся к христианству, увеличилось и превысило взятые вместе показатели предыдущих лет. Они пользуются религиозной свободой в Дании и впервые в жизни могут стать последователями религии по своему выбору.»
Приход, к которому относится иранка Сафия, носит имя «Церковь Любви». Кроме нескольких датчан, среди прихожан в основном афганцы и иранцы, а службы проходят попеременно на датском языке и фарси. «Впервые я пришла сюда несколько лет назад, однако мне потребовалось время, чтобы набраться смелости и креститься», – рассказывает бывшая мусульманка. Приход основал Массуд Фурозандех, который и сам является новообращенным. «В прошлом году у нас проходили большие церемонии крещения почти ежемесячно, – говорит он. – Я не могу точно сказать, сколько прозелитов пришли за последние два года, но их очень много».
Датский исламовед Йорген Бек Симонсен из Института по межкультурным и религиозным проблемам при Копенгагенском университете считает, что тенденция перехода мусульман в христианство будет усиливаться. «Мусульмане, оставшиеся в Дании, сталкиваются с определенным давлением со стороны других вероисповеданий, и перед ними встает вопрос выбора религии. Мир становится намного более глобальным, и все больше людей будут задаваться таким вопросом».
Беседа с бывшим мусульманским проповедником, принявшим Православие
Мы беседуем с новым православным христианином Лондона, который был крещен с именем Даниил.
– Даниил, расскажите, пожалуйста, о себе.
– Я долгие годы был мусульманином и также воспитывал мою жену и детей. Я родился в Великобритании, но в своей жизни я много путешествовал по мусульманским странам. Я прекрасно знал как английскую культуру, так и мусульманскую. Много прожил в Саудовской Аравии, где учился теологии и помогал в мусульманской миссии среди иностранных рабочих. Также некоторое время я провел в Афганистане во время правления Талибов, в Пакистане и в Джамму и Кашмире с пакистанской стороны. Бывал также в Боснии. Последние годы я постоянно проживаю с семьей в Лондоне, где некоторое время назад я стал представителем ислама в одной известной межрелигиозной организации, занимающейся миротворчеством. Последние два года я также являлся советником по исламу Архиепископа Кентерберийского. Два дня назад я позвонил ему и сообщил, что принимаю Православие в Русской Церкви.
– Какое было его отношение?
– Архиепископ очень обрадовался. Он сразу сказал мне, что недавно двое его работников из персонала администрации Англиканской церкви приняли Православие и он уважает их выбор, а они сами продолжат свою работу в администрации Англиканской церкви.
– Что Вас привело ко Христу?
– Первый раз желание подробно изучать Новый Завет у меня возникло, когда я стоял перед Каабой в Мекке. Тогда я некоторое время проживал в Мекке. Христианская литература в Саудовской Аравии строго запрещена и даже заблокированы многие интернет-сайты, но при современном развитии телекоммуникаций не составляет труда найти Слово Божие тем, кто ищет его. Через некоторое время я должен был убедить принять ислам одного американца, работавшего тогда в столице Аравии. Когда я беседовал с ним, то он отвечал мне достаточно смело и убедительно. Я удивился его смелости, поскольку в Саудовской Аравии человека, который проповедует христианство, могут запросто убить.
Я постоянно замечал, что в большинстве случаев люди принимали ислам не потому, что это был их свободный выбор, но затем, чтобы остаться еще работать в Саудовской Аравии и получить освобождение от налога на немусульман. Заработная плата в Саудовской Аравии для филиппинцев христиан очень небольшая и некоторые принимают ислам, чтобы побольше заработать. При этом большинство филиппинцев из тех, кто возвращается к себе домой, сразу уходят из ислама.
Я стал подробнее изучать христианство и постепенно почувствовал его превосходство над исламом. С Православием я первый раз осознанно встретился в столице Боснии Сараево. Дождавшись, когда группа имамов отойдет подальше от церкви, я вошел в Сербский храм и, чувствуя на себе удивленный взгляд сербского священника, перекрестился по православному и поклонился земным поклоном. Тогда я уже знал, что Православие мне ближе из всех христианских исповеданий. Я стал еще больше изучать христианство и Православие, читать книги и смотреть фильмы. Мне также очень понравился фильм «Остров». Постепенно я принял решение о крещении в Русской Православной Церкви.
– Последнее время мы слышим все больше сообщений о распространении христианской миссии в мусульманских странах. Заметно ли это в странах ислама изнутри?
– Я согласен с тем, что в Саудовской Аравии живет много тайных христиан. Я сам несколько раз встречал людей, которые, скорее всего, были тайными христианами.
Надо понимать, что и в Аравии, и в других странах, наверное, большинство мусульман ходят в мечети не потому, что их вера побуждает к этому, а потому, что они обязаны делать это под давлением законов и обычаев. Посещение мечетей становится для них обузой. Религиозность современных мусульман гораздо меньше, чем принято думать в христианском мире. В мусульманских странах вокруг много мечетей, и в них проводятся все молитвы пять раз в день, но кроме пятницы никто не ходит в мечети. Кроме пятницы в любой мечети на молитве вы увидите от силы пять человек, хотя рядом стоят дома, населенные одними мусульманами. Большинство мусульман не ходят в мечети даже в пятницу. Некоторые начинают ходить в рамадан, но после окончания поста они исчезают до следующего года. В мечети в будний день в рамадан может быть сто человек, хотя должны быть тысячи, а после окончания рамадана будет снова пять человек.
В мусульманских странах очень много людей, ищущих Истину, поэтому христианская миссия будет расти. Чаще всего христианство распространяется среди знакомых, а в последнее время стало гораздо больше телеканалов и интернет-сайтов, посвященных миссии среди мусульман. Очень много мусульман вообще отходит от ислама, особенно в странах Запада. В Англии много мусульман приняло христианство. В Англиканской церкви количество мусульман, принявших христианство, оценивается в 100 тысяч человек. Много среди них пакистанцев. У них есть свои христианские церкви, которые они вынуждены скрывать из опасности мести со стороны мусульман. Есть также принявшие христианство арабы и бенгальцы. Очень много принимают христианство по причине смешанных браков.
– Недавно было много сообщений в прессе о большом росте ислама в странах Запада и даже утверждалось, что количество верующих мусульман скоро превзойдет количество прихожан христианских церквей. При этом кажется странным, что указанное прессой количество мусульман, прихожан мечетей, многократно превосходит вместимость самих мечетей. Но об этом в прессе не говорится. Какова действительная картина?
– Посещаемость мечетей в Великобритании очень низкая. Большинство мусульман никогда не ходят в мечети. Молодежь уже оставила ислам, хотя и говорит еще о том, что они мусульмане. В мечетях они не находят общий язык с имамами из Пакистана или Бангладеш. Молодежь уже почти не говорит на урду или бенгали, а только на английском, многие стыдятся ислама по причине терроризма.
Наш межрелигиозный совет исследовал посещаемость мечетей, и мы знаем действительную картину, и она очень тревожная для ислама, но некоторым выгодно представить ислам, как многочисленную силу. Если взять списки мечетей в мусульманских изданиях, то, например, в Западном Лондоне, мы найдем всего лишь около 20 мечетей и во всех есть свободное место, хотя количество жителей Лондона мусульманского происхождения таково, что должно быть гораздо больше мечетей, если бы большинство посещали их. В крупной лондонской мечети на пятничной молитве может быть 300 человек. А в мечети поменьше – человек 30. Многие мечети – это просто небольшие залы, которые снимаются только на пятницу. В целом прихожан мечетей очень мало и многие из прихожан – это дети, которых приводят родители. Когда они вырастают, то исчезают.
Христианство предлагает свободный выбор, поэтому христианство гораздо лучше приспособлено к жизни в условиях свободного общества, ислам не выдерживает этого испытания.
– В Средствах массовой информации говорилось о принятии ислама многими британцами. Мусульмане иногда рисуют картину чуть ли не победного шествия ислама по Западу. Однако действительные цифры британцев, исповедующих ислам, весьма низки, всего лишь около 1200 человек. Как Вы относитесь к этому противоречию?
– Вопрос непростой. Я много занимался миссией ислама среди британцев и могу сказать, что принимающих ислам очень мало. На пятничной молитве в средней лондонской мечети белых британцев-мусульман будет может быть 1%. А за пределами Лондона их вообще нет. Есть те, которые принимают ислам по причине брака с мусульманами. Такие британцы в мечети не ходят, и их принятие ислама было формальным. Весьма часто они остаются для всех христианами. Среди принимающих ислам по причине брака большинство – женщины. Кроме того, многие потомки мусульманских иммигрантов называют себя британцами, хотя они – дети пакистанских переселенцев. Их тоже нельзя назвать в полном смысле мусульманами. Я беседовал со многими женщинами, которым их мусульманские мужья дали развод и могу сказать, что на моей памяти в Лондоне было около 25 британских женщин, которые остались мусульманками после развода с мужем мусульманином. Но, как правило, смешанный брак приводит к отходу от ислама.
Миссия ислама на Западе не дает успехов. В Лондоне есть миссионерская организация, занимающаяся проповедью ислама. Но они проводят миссию среди иммигрантов-мусульман, поскольку это гораздо более эффективно, а британцы ислам не принимают.
Когда некоторые мусульмане говорят, что ислам – самая быстрорастущая религия, то лондонские имамы им отвечают, что рост идет только за счет рождаемости, а миссии никакой нет. Для меня нет сомнений, что христианство гораздо сильнее в миссии.
– Много ли мусульман принимает христианство в Великобритании?
– С одной стороны действительно много. Это происходит без всякой рекламы. Ведь отступник от ислама должен быть казнен, хотя имамы главной лондонской мечети говорят, что нельзя казнить за отступничество от ислама.
Однако, с другой стороны, можно сказать, что намного больше мусульман просто отходят от ислама и становятся безрелигиозными. Безрелигиозность – это общая болезнь всех. Некоторые мусульмане пытаются представить атеизм и безверие чуть ли не как свойство христианской цивилизации, однако сами мусульмане еще сильнее, чем христиане, теряют веру в западном мире.

Ссылки смотреть там же.

Tags: Ислам, Религия

В своей «Автобиографии» Малкольм охарактеризовал первые 12 лет своей жизни словом «кошмар». Еще когда его мать была беременна им, на их дом в Омахе в начале 1925 года напали куклусклановцы. Его отец Эрл Литтл был гарвеистом (участником национально-освободительного движения за права чернокожих) и проповедником. Когда Малкольму было четыре года, их новый дом в штате Мичиган сожгли расисты из общества «Черного легиона».

Реклама

«Хотя отец Малкольма был христианским священником, христианство как таковое не играло большой роли в жизни его семьи. В своих проповедях Эрл истолковывал библейские образы в духе гарвеизма, к примеру, «сады Эдема» – как Африку, «встречу с Господом» – как обретение неграми силы и достоинства», — отмечается в книге Евгения Рогова «Малкольм Икс. Взгляд из русского гетто».

Между супругами Литтл постоянно происходили драки, провоцировавшие и жестокое обращение с детьми. В конце концов, отец Малкольма был сбит трамваем. Трагедию, как утверждала его жена, подстроили белые расисты. Сама Луиза Литтл вскоре попала в психиатрическую больницу. Малкольм и остальные дети оказались в приюте. В школе он оказался единственным небелым ребенком в классе. Учился он хорошо, особенно ему нравились английский язык и история.

Но учитель истории в его присутствии неоднократно отпускал язвительные шутки про негров. Он не скрывал своего расизма и пренебрежения.

А учитель английского языка прилюдно рассмеялся над подростком, когда тот сказал, что хочет стать юристом. Как подчеркнул преподаватель, чернокожие молодые люди могли в то время рассчитывать лишь на работу плотника.

Малкольм хорошо учился, однако означенные инциденты существенно снизили его интерес. Он попал в компанию хулиганов, которые пристрастили его к курению марихуаны, пьянству и азартным играм. Чтобы избежать призыва в армию после вступления США во Вторую мировую войну, Малкольм устроился работать официантом на поезде дальнего следования. Так он впервые попал в нью-йоркский Гарлем, где поначалу примкнул к криминальному миру.

В конце 1945 года вместе с подельниками он осуществил серию краж состоятельных белых семей, был арестован и приговорен к 10-летнему тюремному сроку. За решеткой юноша познакомился с Джоном Бембри, признав его «первым черным человеком, слова которого вызывали всеобщее уважение». Кроме того, Малкольм начал переписываться с лидером «Нации ислама» Элайджой Мухаммадом, отрекся от своей прошлой жизни, принял ислам и вступил в эту организацию.

Объявив о нежелании носить фамилию Литтл, которую его предки получили от своих хозяев-рабовладельцев, заключенный стал подписываться как Малкольм Икс.

С этого момента, как подчеркивают авторы научной статьи «Малкольм Икс как выразитель новых тенденций в афроамериканской политической культуре США 1950-1960-х гг.» Олег Бодров и Рамиль Ахметшин, можно отсчитывать начало процесса формирования личности, «ставшей величайшим оратором и выразителем культурных и политических интересов афроамериканцев в переломный момент американской истории».

Выйдя на свободу в 1952 году, Малкольм Икс превратился в проповедника националистического афроамериканского культа «черных мусульман», одного из крупнейших ораторов и политических деятелей Америки. Его радикальные речи и идеи превратили его в самого опасного внутреннего врага США.

«Малкольм Икс – яркий революционный борец афроамериканского национально-освободительного движения 60-х годов XX столетия. Он явился центральной фигурой морально-идейного строительства афроамериканской нации. Малкольм Икс стремился к преобразованию аморфной, забитой, бесправной и безликой массы «негров» Америки в полноценный, гордый и самодостаточный народ. Прежде всего, он – религиозный деятель, причем, в отличие от преподобного Мартина Лютера Кинга, он – мусульманский религиозный деятель», — писал в своей книге Рогов.

Малкольм Икс не поддерживал более умеренных представителей Движения за гражданские права чернокожих, выступая за более радикальные и действенные методы. Например, он предлагал проект по полному отделению афроамериканцев от белых жителей США с образованием собственного государства на территории южных штатов. По мнению оратора, только так американские политические элиты могли загладить вину за столетия эксплуатации чернокожих.

По отношению к сторонникам Мартина Лютера Кинга радикал был настроен очень критично, называя их «марионетками» белой элиты, а его самого считал «болваном».

Они увиделись лишь однажды, причем встреча продолжалась ровно столько, сколько потребовалось фотографам для снимка. Зато у Малкольма Икса сложились неплохие отношения с Фиделем Кастро, который приглашал его на Кубу. Борец за права чернокожих встречался с президентом Египта Гамалем Абделем Насером, главой Гвинеи Ахмедом Секу Туре, представителем Замбийского африканского национального конгресса Кеннетом Каундой. Публицисты и литераторы, симпатизировавшие деятельности Малкольма Икса, сравнивали его с Эрнесто Че Геварой.

«Очень резонансными стали комментарии Малкольма Икса 1 декабря 1963 года по поводу убийства Джона Кеннеди. Он ответил так: «Цыплята вернулись домой к петуху». Газета The New York Times сообщила, что в продолжение своей мысли Икс вспомнил об убийствах лидера Конго Патриса Лумумбы, гражданского активиста Медгара Эверса и взрыве церкви в Бирмингеме, штат Алабама, унесшем жизни четырех афроамериканских девочек. Публикация заметки вызвала протест у широких слоев американского общества. «Нация ислама» выразила соболезнования семье Кеннеди. Элайджа Мухаммад призвал своих служителей не давать комментариев по поводу убийства президента, а Малкольма Икса он отстранил от общения с публикой на 90 дней», — писали Бодров и Ахметшин.

На протяжении 12 лет Малкольм Икс являлся рупором «Нации ислама», однако в 1964 году покинул организацию и, как отмечается в книге Ричарда Вайнена «Долгий ’68: радикальный протест и его враги», начал гораздо прохладнее, чем прежде, относиться к идее расового сепаратизма, которую поддерживал в прошлом. Продолжая исповедовать ислам, Малкольм Икс стремился отстраниться от учения «Нации ислама», которое, по его мнению, накалило обстановку в обществе.

В его планы входило создание черной националистической организации для повышения политической грамотности чернокожего населения США.

В мае 1964 года после паломничества в Мекку Малкольм Икс во второй раз посетил Африку, выступив в более чем 10 странах. Насер, а также руководители Ганы и Алжира Кваме Нкрума и Ахмед бен Белла хотели видеть его в своих правительствах. В Нигерии представители мусульманской ассоциации студентов назвали Малкольма Икса «сыном, вернувшимся домой».

На протяжении всего 1964 года проповедник получал угрозы от представителей «Нации ислама». Вскоре после возвращения в США, во время выступления перед Организацией афроамериканского единства в танцевальном зале «Одюбон» на Манхэттене 21 февраля 1965 года, Икс был убит одним из членов организации.

Когда он готовился к речи, в зале раздался крик «Ниггер! Убери руку от моего кармана!» Пока Малкольм и его телохранители пытались успокоить взволновавшуюся аудиторию, мужчина, сидевший в первом ряду, бросился вперед и выстрелил Иксу в грудь из двуствольного обреза. Еще двое мужчин несколько раз выстрелили в Малкольма из ручного полуавтоматического оружия. В 15.30, вскоре после того, как Икс был доставлен в Колумбийскую пресвитерианскую больницу, врачи зарегистрировали его смерть. В отчете о вскрытии указывалось, что в теле Икса было обнаружено 21 огнестрельное ранение. Выстрелы попали в грудь, левое плечо и конечности.

Один из убийц, член «Нации ислама» Томас Хэйган был схвачен и избит толпой за несколько минут до прибытия полиции. Свидетели опознали двух других нападавших, Нормана Батлера и Томаса Джонсона, которые также являлись активистами организации.

В течение нескольких дней вопрос об ответственности за преступление служил предметом споров. 23 февраля лидер Конгресса расового равенства Джеймс Фарвер заявил, что в убийстве Малкольма Икса виновны местные наркодилеры, а не «Нация ислама». Другие, отмечая слабость полицейской защиты, свободное проникновение убийц в зал и провал в обеспечении сохранности места преступления, обвиняли в произошедшем городскую полицию, ФБР или ЦРУ.

В 2010 году 69-летнего Хэйгана – единственного, кто сознался в нападении на Малкольма Икса, — освободили из тюрьмы досрочно.

За годы своего пребывания в неволе он неоднократно раскаивался в содеянном. По словам Хэйгана, в подготовке покушения участвовали еще двое, однако это были совсем не те люди, которых арестовала и обвинила в убийстве полиция. Двое мужчин, осужденных по делу, настаивали на своей невиновности и были освобождены условно-досрочно в начале 1980-х годов.

«На гражданскую панихиду по Малкольму Иксу, которая проходила с 23 по 26 февраля в похоронном доме Гарлемского союза, пришли от 14 до 30 тыс. скорбящих, — говорится в материале Бодрова и Ахметшина. – Его убийство прокомментировали разные люди, придерживавшиеся противоположных воззрений. Малкольм Икс стал кумиром многих радикальных бойцов за права чернокожего населения США в конце шестидесятых годов XX века и оставался таковым в последующие годы. Благодаря своей ораторской риторике он представлял явную угрозу правящим элитам США, а его действия имели важный политический характер».

Новообращенные евангелистской церкви перед совершением обряда весьма эмоционально общаются друг с другом на фарси. Еще немного, и здесь начнется служба; тогда каждый из двенадцати, один за другим, будет опущен в игрушечный бассейн — как Иоанн крестил Христа в реке Иордан.

Исмаил — тоже иранец, но он уже 10 лет живет в евангельской общине. Со своими земляками, теми самыми, которых сейчас крестят в храме, познакомился в лагере для беженцев, куда каждый день приносил картофель, сахар, рис и мясо. Тогда же пригласил соотечественников в свою церковь: «Я должен был им помочь. Они боятся жить среди нас, и у них много разных проблем. Я говорил с ними и вел их к любви Христа. Неважно, кто они, мусульмане, атеисты или фундаменталисты», — уверен Исмаил.

По кругу раздают мятные конфеты. Новообращенные жуют их и успокаиваются, а здешний проповедник Рональд Тан обещает им чудо и рассказывает о воде, в которой они смоют свою старую жизнь; его слова переводит сын Исмаила.

Неофиты размахивают красными и голубыми флагами. Среди них — бывший футболист и сапожник. А еще — шофер, повар и экс-исламский проповедник. Плюс два недоучившихся студента, один когда-то изучал английский, другой — технику. На подиуме проповедник воодушевляет собравшихся: «Аллилуйя! Если ты получил от государства дом в аренду, ты должен знать, что имеешь право еще и на субсидию для него и можешь оформить субсидию на медицинскую страховку…»

Иранский программист Мухаммед всей душой присоединяется к этой компании. Но в бассейн с соотечественниками, однако, не лезет. Мухаммед приехал в Голландию еще в 1992-м, тогда же подружился с Исмаилом и, может быть, тоже последовал бы за ним, принял бы христианство, но, на беду свою, оказался атеистом. И переступить через свои убеждения не смог ни за какие коврижки. Даже ради конкретной материальной выгоды.

Да, новоиспеченным иранским христианам, дабы они избежали казни за измену религии на своей суровой шиитской родине, после принятия христианства в Голландии быстро оформляют документы на постоянное проживание в Европе. Гораздо быстрее, чем их собратьям, оставшимся при своей вере. «Я не подвергаю осуждению никого, — признается Мухаммед. — Если бы я был на месте этих людей и боялся вернуться на родину, возможно, я сделал бы то же самое».

Люди в белом встали, поклялись в божеской любви и пошли погружаться в надувной бассейн. Затем каждому неофиту выдали сертификат о том, что он прошел обряд. Новички задают очень много вопросов: о свободе и социальном контроле, об Иисусе, о границах греха, могут ли они как христиане отныне пить вино, курить, загорать на пляже, где сидят практически голые женщины?..

Иммиграционная служба с большим подозрением относится к подобным превращениям, но ее сотрудники мало знакомы с психологией и религиозными учениями. Поэтому Брайан Пласиер, секретарь протестантской церкви Голландии, дает мастер-класс для 70 работников государственного аппарата.

Как определить истинность мотивов крещения беженцев при помощи списка простых вопросов: можете ли вы назвать число книг в Библии? как звали мать Христа? кто был отцом Христа? какие христианские праздники вы знаете и когда они празднуются? кто предал Христа? когда вы последний раз были в церкви и о чем шла речь в проповеди? можете ли вы назвать псалом, который вы пели в церкви, и как часто вы читаете Библию?..

Но протестировать искренность человека практически невозможно. Для мусульман провозгласить Иисуса (пророка Ису) сыном Бога — серьезный шаг. С другой стороны, соврать ради того, чтобы остаться в Европе, закрепиться, потом перетащить в цивилизованный мир всю свою большую семью, а впоследствии вернуться к истокам — чем не стоящая цель?

Часто пришедшие в церковную общину мусульманские беженцы откровенно клянчат денег. Но даже с точки зрения церкви всему есть предел. Этим людям помогают с едой и одеждой, с изучением языка, снабжают переводчиками и наушниками, чтобы во время службы они могли слушать перевод проповеди; также им дарят томики Библии, которые обычно имеются в наличии на большинстве языков.

Церковь и организации, занятые помощью вынужденным мигрантам, считают, что правительство недостаточно серьезно относится к проблеме религии и ее смене. Причем известны случаи, когда иммиграционная служба Нидерландов делилась информацией с иранским посольством, практически подставляя возвращавшихся на родину людей, да и в Нидерландах подвергая их ненужному риску.

Адвокат Ван Харен поделился другим модным трендом: некоторые восточные беженцы принимают христианство заранее в своей стране и затем уже ищут убежище в Европе как гонимые мусульманами.

Адвокаты считают вопросы к беженцам об истинности их стремлений к христианскому Богу со стороны государственной службы штампованными и тупыми, но пока изменений не предвидится, и новоявленные христиане получают документы исправно. Церковь и государство действуют с позиции доверия. Но иногда иммиграционные службы отвергают запросы, и некоторые беженцы обращаются в суд: «Что касается скудных знаний иностранца о христианской вере, суд решил, что иностранец заявляет о своем отречении от ислама и принятии христианской веры, но при этом, согласно ему, Ветхий завет содержит рассказы людей о Христе. Потом он назвал неправильную дату празднования Рождества и не смог вспомнить ни одной молитвы; якобы во время причастия не раздается хлеб, но при этом знал сорт майонеза, с которым едят жареную картошку в Голландии». Так что суд нечасто покупается на плохо продуманные истории.

Беженцы, которые уже прибыли как христиане, испытывают другие потребности для выражения своей веры. Они больше ориентированы на молитву. Церковные службы совершаются по-другому: эти люди привыкли к службе в 4 часа вместо полутора часов, после которой они вместе едят и ведут себя значительно более свободно, чем во время службы. Они еще хотят во время службы снимать телефоном видео, когда верующие поют… Имеют ли подобные формы веры влияние на голландские церкви? Сейчас, возможно, нет, но захотят ли беженцы подстроиться под местные правила — или со временем ритуалы станут смесью голландской организованности и восточной или африканской эмоциональности?

Церковь борется со своими сомнениями по поводу мотивов принятия христианства исламскими беженцами, поскольку количество последних неуклонно растет. Поскольку отношение в лагерях к христианским беженцам недоброжелательное, а к перешедшим в другую веру оно конкретно враждебное, то они смогут потребовать жить отдельно, то есть в числе первых получить жилье и субсидии. Да и кто вышлет из страны, например, в Иран новообращенного христианина на верную гибель?

Сколько лет продержится их вера в Христа и его путь — пока неизвестно, но иммиграционная служба уже приняла циркуляр, который разрешает проверять через три года наличие религиозных верований, а в случае их отсутствия — отбирать документы и гражданство.

Христианство «старая беззубая» религия и умирает не только на Ближнем востоке, но и во всем мире? Ислам молод, динамичен и является самой быстрорастущей религией в мире. И он займет место христианства. Так ли это? В общественном сознании есть мнение, что мусульмане никогда не переходят в другие веры. Но это не так.

Выход из ислама затруднен, но не невозможен.

Первые массовые обращения мусульман в христианство отмечается во времена Византии. в 935 году, когда все арабское племя бедуинов Бану Хабиб, примерно 12.000 солдат с семьями, подчиненными (они не входили в состав племени), рабами подошли к греками и приняли христианство. Всего около 60.000 человек. После этого они начали воевать на стороне Византийской империи, и против мусульман. И такие случаи случались на протяжении всего периода противостояния христианства и ислама.

Но поговорим о переходе мусульман в христианство в современное время. Массовая истерия в сми создает впечатление что ислам распространяется по миру со скоростью степного пожара и альтернативы этому нет. Постоянно обсуждаются ситуация в Европе, в прессе муссируются все новые случаи перехода из других религий в ислам, а вот случаи перехода из ислама в другие религии никогда не попадают в поле зрения массового обывателя.

И христианский бум в самом сердце ислама остался незамеченным.

Пакистанские христиане на митинге против притеснения христиан.

Начиная с 2000 годов на БВ начали отмечать массовые переходы мусульман в христианство. Эти случаи совпали с дестабилизацией Ближнего Востока и с ростом исламского радикализма.

Ирак. Большое количество обращений в христианство отмечается в Ираке. Пока иракцы жили под диктатурой разные религии вполне мирно уживались, а диктатор строго следил что религиозные меньшинства не подвергались дискриминации со стороны мусульман. Дестабилизация региона привела к тому что древнейшая христианская община была просто уничтожена. И несмотря на это в Ираке за последние несколько лет наблюдается рост числа людей, принимающих христианство, говорит англиканский священник из Великобритании, Эндрю Уайт. Мусульмане Ирака устанавливают христианский крест, призывая христиан вернутся, после того как изгнали войска ИГ из Мосула (май 2017)
Многие иракцы, говорит священник Уайт, «обращаются к Богу в обстановке окружающей безысходности». В частности, количество иракцев, вступивших в общину отца Эндрю, за последние три года достигло 900 человек. Несмотря на угрозы со стороны радикалов отец Эндрю принимает бывших мусульман.
Египет. Христианская община Египта представлена коптами 6-20 млн человек. Официально считается что 6 млн, до эксперты считают что цифра занижается и коптов около 20 млн. Несмотря на относительно светский режим в Египте копты постоянно подвергаются нападениям со стороны радикальных мусульман и коптские общины покидают Египет. Большие общины коптов есть в Канаде, Сша, Австралии. Однако копты всегда были христианами (самая древняя ветвь христианства на земле), а вот египетские арабы христиане относительно новое явление. Число мусульман, перешедших христианство в Египте, которые держат свою веру в тайне, достигло нескольких миллионов.

Невозможность противостоять росту числа мусульман, переходящих в христианство, вынудили мусульманское духовенство Египта пойти на беспрецедентную в истории ислама уступку. Верховный муфтий Египта, Али Гомаа, заявил о свободном праве мусульман страны менять веру, что, по мнению аналитиков, может значительно облегчить положение крестившихся мусульман.

Турция. Главный гонитель и преследователь христианства на Балканах, Кавказе, Европе со времен захвата Византии сегодня сам не смог избежать появления криптохристиан на своей земле. С 2004 около 35 тыс турков каждый год принимают христианство. Христианская община в Турции неофициально насчитывает от 400 тыс до 1 млн. считается что это иностранцы, турки»армянского и греческого» происхождения. Но последнее время отмечается переход этнических турков в христианство. В основном это молодежь, которая училась за границей, жены или мужья иностранцев христиан и их дети (русские и украинские жены еще аукнутся Турции).В 2012 г власти Турции приказали разрушить все христианские армянские церкви чтобы не осталось даже намека что когда то там жили армяне. Это решение возмутило даже ортодоксальных турков.

Христианские неофит как и в других мусульманских странах скрывают свою веру, поэтому подсчитать их довольно сложно, но как отмечают христианские служители что количество неофитов растет, чего они не как не могли ожидать двадцать лет назад.

Алжир, Марокко. В Алжире официально насчитывают 60 тыс христиан и количество христиан растет. До 2006 года власти никак не препятствовали выходу из ислама, так как это были берберы, которые были христианами до 16 века ( а многие оставались до сих пор). Но когда в христианство стали переходить арабы власти приняли закон о запрете выхода из ислама. Поэтому подсчитать количество криптохристиан невозможно, сами мусульмане считают что их от нескольких сот тысяч до одного миллиона.

Индонезия. Официально в Индонезии проживает 21 млн христиан. Хотя конфессиональные переходы в Индонезии разрешены законом (ислам в Индонезии один из самых толерантных), подсчитать точное количество неофитов трудно. Официальная статистика в этой области не доступна. Согласно заявлению католической церкви, приблизительно 10 000 мусульман ежегодно становятся католиками.

Индонезия, вообще, считается самой уязвимой страной ислама перед христианством. 80% населения Индонезии – мусульмане, однако христианские миссионеры уже достигли больших успехов. Так, например, 65% всех коммерческих компаний Индонезии находится в руках христиан, большинство школ в Индонезии также в руках христиан, причем это лучшие школы. Большинство политиков страны тоже христиане. 65% офицеров индонезийской армии – христиане. В Индонезии действует 27324 иностранных миссионера, 44 европейских миссионерских института и 20 американских. Миссионерский бюджет христианских церквей в Индонезии составляет 100 млн.долларов ежегодно. Это происходит потому, что новообращенные из ислама жертвуют большие деньги на усиление проповеди. Есть даже целая крупная индонезийская авиакомпания, весь доход от которой поступает на миссионерство. Можно предположить, что в Индонезии позиции ислама будут слабеть.

Малазия. 250 000 мусульман оставили ислам в Малайзии, из них 100 000 стали христианами.
Глава малазийского штат Перак, муфтий Хаджи Закария заявил, что около 250 000 мусульман покинули ислам в Малайзии. Эта цифра включает около 100 000 малайских мусульман, которые перешли в христианство. Это заявление было сделано на теле форуме «Pekerti Islam» штата Кедах, в феврале 2006 года.
Еще 100 000 мусульман находятся в процессе выхода из ислама, подав заявление на изменение своего мусульманского имени на «имя другой религии». Христианские миссионеры считают что количество неофитов гораздо больше так как не все решаются официально менять свое имя с мусульманского на христианское.

Пакистан. Христиан в Пакистане насчитывается 2,4 млн. Пакистан считается «христианским адом». Нигде, ни в одной мусульманской стране, нет таких преследований христиан со стороны мусульман. Христианские общины каждый день подвергаются нападениям и терактам. Христиане поражены во всех правах, паспорт можно получить только приняв ислам, большинство не имеют доступ к медицине и образованию, и занимают самое низкое положение в обществе. Ежегодно около 700 христианских девушек насильно обращаются в ислам из за изнасилований и нежелательной беременности.

С 1986 года в Пакистане действуют законы, которые позволяют приговорить к смертной казни христиан, индуистов, ахмадитов и представителей прочих немусульманских меньшинств по обвинению в «богохульстве».

Однако и в этом «христианском аду» отмечаются случаи перехода мусульман в христианство. Как правило это образованные молодые люди, которые жили или обучались в Европе. Они как правило не хотят иметь ничего общего со зверствами которые творят их единоверцы. И несмотря на все зверства со стороны мусульман и государства численность христианской общины растет.

Саудовская Аравия. Власти СА не охотно открывают свою страну иностранцам и особенно саудиты не любят показывать остатки христианских монастырей Древней церкви Востока которые разбросаны по всей стране (в том числе в городе Эль-Джубейле).
Так что даже «колыбель ислама» вовсе не исконно исламская земля.

Древние памятники христианской культуры в провинции Наджран СА

24 января 2015 в СА разразился скандал. На персональной странице саудовского бизнесмена Халида ал-Маджида Абу Малика появилась информация о переходе в христианство жены дипломата, в своем время посланного для обучения в США. Также бизнесмен заметил, что «женщина была коренной саудиткой из прекрасной семьи», которую «увлекла в христианство служанка-африканка».

И это был не первый случай в СА перехода из ислама в христианство.

До 60 годов прошлого века в СА официально насчитывалось 65 тыс христиан. с 1960 по настоящий день их количество (по понятным причинам) не подсчитывалось. Во Всемирной Христианской базе данных есть информация о 13 тысяч мусульман из Саудовской Аравии, указывающих, что они одеваются в соответствии с исламом, но тайно практикуют христианские ритуалы. Исследование, проведенное американским университетом Святой Марии в 2015 году, приводит данные о 60 тысячах мусульман Саудовской Аравии, перешедших в христианство в промежуток между 1960 и 2015 годом. Однако в этом исследовании не уточняется, являются ли все эти люди гражданами Саудовской Аравии, или же они имеют другое гражданство. В 2012 году Билек (сам бывший мусульманин) сказал что в Саудовской Аравии 120.000 мусульман перешло в христианство. Проверить данную информацию по понятным причинам невозможно.

Иран. В Иране, около миллиона людей являются христианами, и, по мнению чиновника из Министерства образования Ирана иамам Хасана Мохаммада каждый день около 50 молодых иранцев переходит к христианству, хотя государство это наказывает смертным приговором. Основным «миссионером» является иранская диаспора. В Лондоне существует Иранская христианская церковь, которая имеет церкви в девяти британских городах, и в 14 европейских странах. Иранская христианская церковь существует в США (в 22 штатах), в Канаде, в Австралии и в Новой Зеландии

Ислам теряет свои позиции в Африке. В Республике Малави раньше мусульмане составляли 66 процентов жителей, а в настоящее время только 17 процентов. В Сомали мусульмане до недавнего времени составляли 100 процентов населения, а сейчас ситуация меняется, так же как и в Марокко, в Алжире, в Нигерии …В Нигерии 400 радикальных мусульман перешли в христианство (2017).

По данным 2008 года в Судане перешло в христианство пять миллионов мусульман, 250.000 в Малайзии, более 50.000 в Египте, между 25.000 и 40.000 в Марокко, 50.000 в Иране, в Ираке 5000, 10.000 в Индии, 10.000 в Афганистане, 15.000 в Казахстане и 30.000 в Узбекистане

Европа. Европа всегда была недостижимой мечтой ислама. Ислам постоянно пытался взять Европу (и южная Европа принадлежала ему) и никогда не собирался отказываться от этой мечты. И сейчас когда кажется что Европа уже принадлежит мусульманам и христианство будет полностью уничтожено. Так или это? Как отмечают аналитики христиане не так уж охотно переходят в ислам, просто любой случай конвертации в ислам вызывает истерию в сми, которая выгодна мусульманским миссионерам. Однако о том сколько неофитов вернулось обратно в христианство не говорят, и сами бывшие неофиты также предпочитают факт возвращения не афишировать. Эксперты считают что истинное количество исламских неофитов из числа европейцев составляет около 1%. А рост количества мусульман в Европе идет за счет рождаемости у прибывших мусульман.Мусульмане шииты принимают крещение в одном из соборов Германии 2015.

Также в Европе отмечается рост неофитов из мусульман в христианство. Многие беженцы делают это в надежде быстрее получить статус беженца (по религиозным преследованиям), кто считает что так легче влиться в европейское общество (церковь принимает активное участие в адаптации беженцев), кто то принял решение о смене религии еще у себя дома. По каким бы причинам беженцы не принимали христианство их количество растет. Многие неофиты, как и в мусульманских странах, старательно это скрывают так как и в Европе они подвергаются преследованиям со стороны мусульман.

Дагестан и Чечня. Из-за гонения на христианские течения в России (кроме католиков и православных) многие христианские течения начали оседать в Дагестане, Чечне, Аварии. Баптисты, адвентисты, свидетели Иеговы итд. Где начали вести свою тихую миссионерскую деятельность. И если православие для коренных народов Кавказа это религия русских завоевателей, то протестантство стало альтернативой исламу. Количество христиан-пятидесятников в Дагестане насчитывает от 500 человек до 50 тыс человек. Также есть христиане протестанты этнические чеченцы, которые в силу обстоятельств стараются не афишировать свою новый статус. Несмотря на угрозы и реальные убийства баптисты заявили что не собираются оставлять Чечню.Первыми новообращенными стали дети сироты и студенты.

Средняя Азия и Кавказ. с 2004 года количество мусульман в Киргизии снизилось с 84% до 79%. Около 100 тыс приняли христианство. Многие считают себя атеистами (сказывается советское прошлое). В Азербайджане около 5 тыс человек этнических азербайджанцев перешли в христианство. Также в Баку отмечается рост христианских миссионеров, в основном протестантов. В Азербайджане светская власть никак не вмешивается в религиозные вопросы граждан.

В Таджикистане и Узбекистане также много христианских миссий, которые несмотря на все усилия властей продолжают работать.

Почему это происходит? Почему мусульмане несмотря на реальные угрозы смерти выходят из ислама? Христианские богословы приводят несколько причин.

Главный козырь ислама это жесткость и агрессивность, которые помогли ему за очень короткий срок охватить половину земли, стали его уязвимостями. На начальном этапе ислам был более пластичен и миролюбив, несмотря на все жесткие догматы легко адаптировался под местные традиции (отсюда такая неоднородность ислама). Вспомните Кордовский халифат, который был светочем науки, искусства, архитектуры, философии, медицины для грязной дикой Европы. Арабы изучали звезды и писали медицинские справочники, под крылом халифата мирно жили многие народы и религии, процветала торговля.

Но сегодня ислам, из-за его жесткости, теряет привлекательность, потому что человек, естественным образом стремится к любви, а сегодня мусульмане идут в мечеть не из любви, а из страха перед Аллахом. «Любовь притягивает, а страх удаляет. Вот секрет того, почему все больше индуистских, исламских сообществ переходит в христианство. Христианство сегодня не требует еженедельного посещения церкви, а за нарушение постулатов христианину не грозит какими-то серьезными карами.

Огромную роль в этом сыграли последние Папы в Ватикане.

Иоанн Павел II, который простил турецкого террориста за покушение на него и много лет навешал его в тюрьме, а также Папа Франциск, который омыл ноги мигрантам-мусульманам во время пасхальных встреч.

Крупнейший христианский миссионер — это исламский терроризм, потому что после каждого теракта со стороны исламских экстремистов, увеличивается количество мусульман, переходящих в христианство. Исламский радикализм, который рассматривают как угрозу христианам, в первую очередь негативно повлиял на самих мусульман. Многие мусульмане не хотят больше иметь ничего общего со зверствами творимыми радикалами, а очень многие многие пострадали сами.

Жесткая идеология, догмы ислама привели к тому что мусульманская цивилизация сильно отстала в развитии от остального мира. Если на начальном этапе ислам был значительно прогрессивнее остального мира и тем самым привлекающим, то сегодня исламская цивилизация не может ничего предложить молодежи в материальном плане, а на одном духовном далеко не уедешь. Оградить молодежь от мира неверных, в век интернета и телевидения, просто невозможно.

*Христианство как альтернатива атеизму (Мнение анонимного атеиста из сети, бывшего мусульманина). Многие бывшие мусульмане скорее считают себя атеистами, но принимают христианство как более близкое и понятное чем атеизм. Люди, которые всю свою жизнь жили под «надзором» строгого карающего бога не могут взять и просто остаться один на один с самими собой, взять полную ответственность за свою жизнь и судьбу. Поэтому выбирают христианского бога, который всегда где то рядом, но не так «напрягает» как бог в исламе.

Как видите выход из ислама встречается, несмотря на то что выход из него крайне затруднителен. Назвать этот исход массовым довольно трудно. Подсчитать точное количество неофитов из числа мусульман очень сложно. И мусульмане, и сами новообращенные христиане скрывают эти факты. Но случаи конвертации из ислама в христианство существуют и их все труднее отрицать или не замечать.

*Социолог, Мустафа Малик: «Мусульмане тихо покидают Ислам. Это трагический секрет бормочущего в воздух исламского общества, которое пытается сказать нам что-что, но мы не слышим этот шепот, потому что он заглушен грубыми криками о том, что «ислам — наиболее быстро растущая религия».

Как действуют христианские миссии?

Христианские сайты и кабельные каналы. Несмотря на то что мусульманские страны пытаются их ограничить, их посещаемость только растет.

Образование. Не секрет что уровень образования даже в самых богатых мусульманских странах катастрофически низок. А радикалы и вовсе требуют запретить все кроме изучения религии. Многие христианские миссии открывают свои бесплатные школы и уровень образования в них выше. И хотя в таких школах не навязывают христианство, как отмечают сами мусульмане, что некоторые кто обучался в этих школах оставляют ислам.

Медицина. Многие христианские миссии оказывают в мусульманских странах бесплатную медицинскую помощь в странах где бушуют конфликты. Врачи также не занимаются распространением христианства, но многие мусульмане получив помощь от христиан сами потом становятся христианами.

«В Отличии от ислама, который борется за души огнем и мечем, мы христиане боремся любовью и добротой», — евангелистский священник из Индонезии. «А преследования пройдут, римляне тоже притесняли христиан, но римлян нет, а христиане есть».

PS. Противостояние ислама и христианства началось как только появился ислам и продолжается на сегодняшний день. Если на сегодняшний момент Ислам выбрал «громкий крик», то Христианство «тихий шепот».

* Ислам самая быстрорастущая религия в мире (но за счет высокой рождаемости среди мусульман и их стремительного расселения в немусульманские страны), Христианство занимает второе место по популярности и растет за счет высокой рождаемости среди христиан в Африке (протестанты, католики, ортодоксы) и Латинской Америке (католики), и новообращенных в Азии (протестанты). В Китае от 70 до 100 млн христиан, в Индии 100 млн христиан, в Ю.Корее до 1 млн. А вот количество буддистов расти не будет (рождаемость низкая, новообращенных мало).

Ну и напоследок!

На этом тюремном дворике заключенные имеют возможность увидеть небо, пусть и через решетку. swissinfo.ch

Очень часто правоохранительные органы, сталкиваясь с террористами, ослепленными религиозным фанатизмом, делают один и тот же вывод: путь к радикализации, в данном случае исламистской, для них начинался именно в тюрьме. Но получается, что учреждение, которое называется «исправительным», наоборот, не исправило, а «испортило» этих людей. Швейцарские власти для того, чтобы предотвратить подобное, с недавних пор прибегают к помощи имамов, исламских духовных лиц. В региональной же тюрьме Берна такая практика имеет место уже почти четверть века. Наш репортаж.

Этот контент был опубликован 25 сентября 2017 года — 12:29 25 сентября 2017 года — 12:29 Петер Зигенталер

Получил экономическое образование в Университете Берна, с 1985 года работает в качестве журналиста: вначале в бернской газете Der Bund, затем на радиоканале Schweizer Radio SRF, а с 2006 года – в SWI swissinfo.ch.

Больше информации об авторе

Петер Зигенталер ( Петер Зигенталер) Доступно на 9 других языках

Будь то заключенные, тюремный персонал или посетители — Моника Куммер (Monika Kummer) встречает всех добрым словом и улыбкой. Дружеская атмосфера, которую создает директор, помогает избежать нагнетания негативного настроения в стенах учреждения, и без того не очень располагающего к веселью. Тюрьма, даже швейцарская, это все-таки тюрьма, пусть даже все 60 ее сотрудников относятся к своим «подопечным», порой малосимпатичным, с должным уважением.

Тюрьма, расположенная в самом центре города Берн, политического центра Швейцарии, рассчитана на 126 человек. В настоящее время все камеры заняты, свободных мест нет. Заключенных можно разделить на три основных категории: на тех, кто содержится в предварительном заключении, поскольку следствие в отношении них еще не завершено, на тех, кто уже отбывает свой срок, и тех, кто ожидает депортации из страны. На первом этаже размещены женщины, на этажах со второго по пятый — мужчины. Кроме того, и это особенность данной тюрьмы, сюда поступают все лица, подозреваемые в совершении преступлений, связанных с терроризмом.

Все едят одинаковую пищу

Четверо из пяти заключенных тюрьмы — иностранцы, почти одна треть — мусульмане. В тюрьме стараются по мере возможности учитывать их духовно-религиозные потребности. «В принципе мы уважаем время молитвы. Но в экстренных ситуациях, например, когда заключенный должен идти на допрос, мы вынуждены прерывать молитвы», — рассказывает Моника Куммер. Такое решение она приняла после того, как она убедилась в том, что с точки зрения исламского богословия, перерыв в молитве может быть разрешен.

Примерно три десятка мусульман, содержащихся здесь, соблюдают Рамадан. Обед, ужин и завтрак следующего дня им приносят в камеру ранним вечером. Одни, чтобы поесть, ждут, когда стемнеет, другие прибегают к уловкам и завешивают окно полотенцем, чтобы создать иллюзию темноты, и только тогда принимают пищу.

Чтобы изначально исключить любые дискуссии и недопонимания, в этой тюрьме было решено свинину вообще не использовать ни в каком виде, ни для кого. Даже для немусульман. Другие сорта мяса в меню тюрьмы присутствуют, оно самое обычное — не халяльное и не кошерное. Персонал, кстати, питается в той же столовой, что и заключенные. Сегодня, например, на обед давали рыбные палочки, ростки пшеницы и овощи без соуса, чуть приправленные, переваренные, едва теплые.

«Я никогда не сделаю это снова»

Ирхад* один из тех, кто соблюдает Рамадан, причем начал он это делать в первый раз в жизни именно в тюрьме. Сам он родом из Боснии, проживает в Германии, но конфликт с законом произошел у него в Швейцарии. Как и почему, он не рассказывает, замечает лишь, что «встретил плохих людей». Жизнь в тюрьме для него проблема, особенно он страдает из-за разлуки с семьей. Сон, чтение, молитва, монотонная работа на швейцарскую часовую компанию (сидя в камере он клеит этикетки на упаковочные коробки), всё это помогает ему немного скрасить досуг и скуку, которой отличается пребывание в швейцарской тюрьме.

Он благодарен за любую возможность отвлечься, а потому с радостью каждый вторник после обеда общается с Мустафой Мемети, швейцарским имамом с албанскими корнями. «Мемети я могу доверить все. Когда я разговариваю с ним, во мне просыпаются добрые чувства, и потом я даже сплю лучше», — рассказывает этот молодой мусульманин, которому очень важно общаться с официальным исламским духовным лицом. То, что журналисты swissinfo.ch пришли сегодня послушать имама с микрофоном и камерой, Ирхада никак не беспокоит.

Для Ирхада, заключенного исламского вероисповедания с боснийскими корнями, беседа с имамом Мустафой Мемети является лишним поводом хотя бы не на долго покинуть свою камеру. swissinfo.ch

В самом начале разговора, он отмечает, что к террористам относится с отвращением, хотя сам имам эту тему даже еще и не затронул. Он видел по телевизору, как террористы совершали молитву. «Но тот, кто убивает невинных людей, тем более детей, на концерте, — тот не мусульманин», — убежден Ирхад. «Террористы — это люди с психическими отклонениями», — говорит имам. «Они неверно толкуют религию, они не способны различать, что такое хорошо и что такое плохо, и у них всегда виноват кто-то другой».

Своему же «подопечному» на другом конце стола, который сидит за куда более мелкое прегрешение, имам говорит, что в его нынешней затруднительной ситуации очень важно сначала проанализировать самого себя, понять, с какого момента и почему «жизнь дала трещину», а потом следует начать позитивно мыслить и верить в светлое будущее, в котором будет у него и работа, и семья.

«Тюрьма преподала тебе урок и у тебя теперь есть шанс сделать правильные выводы на будущее». Сильный, ростом под два метра Ирхад внимательно слушает мусульманского священнослужителя весьма субтильного телосложения и кивает в знак согласия: «Я никогда не сделаю ничего подобного снова. И как только я выйду, я сразу отправлюсь к жене и детям».

Закон превыше всего

Имам Мемети изучал богословие в различных арабских странах. С 1993 года он живет в Швейцарии и вот уже на протяжении более 20 лет раз в неделю по вторникам после обеда он приходит в бернскую тюрьму, чтобы поддержать мусульман в их сложной ситуации, когда они остаются без контактов, свободы и иногда даже без жизненной перспективы.

«Наши возможности ограничены. Мы не можем вмешиваться в судебный процесс. Но мы можем помочь заключенным сохранить человеческую душу, мы можем отвлечь их от мрачных мыслей, убедить в необходимости взять себя и свою судьбу в собственные руки. Негативный образ мысли часто бывает следствием отчужденности, ощущения, что тебя не принимают и не понимают», — объясняет имам Мемети. И это как раз может стать мотивом радикализации. Зачастую он беседует по душам с небольшими группами осужденных. «Иногда такой формат бывает полезным в том смысле, что я могу дать им понять, что они не одиноки в их сложной жизненной ситуации».

Руководство тюрьмы по достоинству ценило работу Мемети задолго до того, как исламистский терроризм стал угрожать Европе. Моника Куммер говорит, что она очень «рада возможности рассчитывать на поддержку такого человека в эти сложные времена». Для осужденных участие в проповедях и беседах с имамом является добровольным, но не все заключенные, исповедующие ислам, этой возможностью пользуются. Впрочем, все это не значит, что все они остаются вне контроля. Есть несколько признаков, по которым можно сделать вывод о душевном состоянии заключенного. Например, если кто-то из них перестает слушать музыку и смотреть телевизор, отпускает бороду, делает странные заявления, то руководство тюрьмы сразу же делает вывод о том, что «что-то пошло не так» — и приглашает Мемети.

«Он скорее способен увидеть разницу. Я ценю его присутствие, его опыт и открытость», — говорит Моника Куммер. То, что сам имам может привнести в тюрьму радикальные идеи, как это уже происходило в других исправительных учреждениях, директор исключает полностью. Мустафа Мемети известен общественности как умеренный мусульманский богослов, для которого верховенство закона стоит выше религиозных убеждений.

Персонал тюрьмы уважает принципы свободы вероисповедания и деятельность имама, пусть даже сейчас никто из сотрудников тюрьмы мусульманином не является. «Вопросы межкультурных отношений — это у нас неотъемлемый элемент профессиональной компетенции. Углубить свои знания в этой области коллеги могут в рамках специальных двухгодичных курсов повышения квалификации. Существуют также учебные программы, в центре которых стоят такие темы, как религиозная радикализация и джихадизм», — указывает М. Куммер. «Сотрудники нашего учреждения в обязательном порядке получают такого рода знания, потому что они находятся, что называется, на передовой, и кто, как не они, может и должен уметь заранее распознавать признаки опасных перемен в настрое того или иного заключенного».

(*Полное имя редакции известно)

Забота о душе в тюрьме

Мустафа Мемети уже в течение многих лет относится к многонациональной душепопечительской группе, следящей за душевным и духовным благополучием заключенных швейцарского исправительно-трудового учреждения «Thorberg». Из общего числа лиц, отбывающих здесь назначенные им наказания в виде лишения свободы, 169 человек осуждены на длительные сроки. Более 80% заключенных — иностранцы, около 40% — мусульмане.

В настоящее время в этой тюрьме нет ни одного человека, осужденного за реально совершенные акты террора. Каждую неделю М. Мемети проводит душепопечительские беседы в среднем с пятью-шестью заключенными, — рассказывает эксперт-криминолог Кристоф Шмутц (Christoph Schmutz). Оценивая работу имама в этой тюрьме, он признает, что это «хороший опыт».

Мустафа Мемети принадлежат к числу либеральных имамов, настаивающих на важности экуменического диалога с другими религиями. Угрозе исламистской радикализации в тюрьме «Thornberg» уделяется особое внимание. «Любой намек на радикализацию сразу же влечет за собой принятые целого комплекса профилактических мер с участием экспертов самого разного профиля», — говорит К. Шмутц.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *