Мужской монастырь в алатыре

В праздничные дни за монастырскую трапезу в Свято-Троицком мужском монастыре усаживается по 300-400 человек. Монахи кормят всех бесплатно. Угощают борщом, лапшой и овощным рагу, творогом, маслом, молоком, сметаной, сыром, яйцами, яблоками и грушами. Еду выращивают и производят собственноручно на своем сельскохозяйственном подворье «Рождественский скит» в пригороде Алатыря. Порой урожаи подворье приносит столь обильные, что к уборке привлекаются даже наемные рабочие из соседних деревень.

Рождественский скит в округе полушутя окрестили «православным колхозом». Это действительно огромное хозяйство со своими тракторами и комбайном, теплицами и садами, фермами и пастбищами. Есть свой пруд с карпами и птичник с павлинами. Даже страусы у монахов живут — для развлечения и радости детей паломников.

Корпуса с братскими кельями снабжены удобствами — душевыми и прачечными. Построены трапезная, гостиница вне монастыря, трапезная для паломниц, склады, мастерские — швейная, иконописная, просфорня, пекарня.

Ознакомить «Idel.Реалии» с подворьем «Рождественский скит» поручили отцу Фусику. Молодой, интересный мужчина — трудно представить, какими судьбами он оказался в монастыре.

Отец Фусик и страус

—​ Отец Фусик, скажите честно, неужели люди здесь счастливы?

— А там люди счастливы? У каждого своя судьба. Есть, конечно, кому в монастыре сложно, но в целом смотрите: по праздникам на ночную службу к нам 600 с лишним человек приезжает. Значит, душа тянется — помолиться, побыть с богом.

—​ Жить без семьи, без детей —​ это горькая судьба.

— На самом деле есть те, кто грустит. Без семьи и правда жить трудно. Некоторые послушники от нас уходят, женятся. Здесь не тюрьма, мы не держим. Пожалуйста, пожил, чувствуешь, что тяжеловато, можешь возвратиться в мир.

—​ Много таких случаев бывает?

Три года до монашества человек себя проверяет, осилит ли он этот путь

— Много. Оскудение монашества идет. Очень непросто жить в монастыре. Все время находишься взаперти, ничего без благословения совершить нельзя. Могут и в коровник послать чистить навоз. Телевизор смотрим редко, интернетом пользуемся только по необходимости… Это называется искус, проверка. Три года до монашества человек себя проверяет, осилит ли он этот путь. У каждого по-разному складывается. Это жизнь.

—​ Вам, наверное, хочется, чтобы монахов было как можно больше?

— Есть красивые слова: если бы знали, как тяжело будет в монашестве, никто бы не пошел, а если бы знали, какая награда – все бы пошли. Чувствуешь, что это очень высокое, духовное дело, но очень тяжело оно дается. Честно говоря, не каждому посоветую в монашество идти.

—​ За нас молитесь? — И за вас молимся

Сам я в монашестве с 2004 года, десять лет иеромонах, священник. Если душа у человека тянется, советую просто побыть с нами, пожить, посмотреть, помолиться, а там уже как бог даст. В этом вопросе от священника многое зависит. Опытный духовник, наставник должен быть, чтобы было правильное духовное общение. А такого человека еще поискать нужно — все мы люди грешные. Надо смотреть, выискивать: как золото, как алмазы, не везде они бывают.

Овощной склад на территории монастыря

—​ В вашем монастыре очень разные монахи, есть даже люди с высшим образованием. Что вас объединяет?

— Объединяют нас общие духовные устремления. В монастыре есть время для моления. Главное для нас — молитвы, исповеди, причастия. К богу обращаемся, очищаемся.

—​ За нас молитесь?

— И за вас молимся, только вам самим тоже нужно молиться. Церковные молитвы изначально содержат молитвы о прихожанах, собственном городе, родном крае. Наш монастырь молится за всю алатырскую землю.

* * *

Сегодня в монастыре проживают 160 насельников и еще около ста трудников. В списке благодетелей монастыря значатся 42 фирмы-спонсора — из Москвы и Санкт-Петербурга, с Урала и Поволжья, из Центральной и Южной России. Монастырь не бедствует и даже, можно сказать, процветает.

Отец Пахомий

Нескончаемые экскурсии по Свято-Троицкому монастырю для туристов и гостей проводит отец Пахомий (Тарасов).

—​ Отец Пахомий, в Чебоксарах сейчас много говорят о том, что представители Русской православной церкви воюют с чувашскими «язычниками». Как вы относитесь к возрождению этнических религий?

Вера – это добровольное решение, дело совести, мы никого не можем принуждать

— Мы, многоконфессиональная страна, должны терпимо относиться ко всем. Никто не может заставить человека уверовать – это же от сердца идет. Воинственного отношения к иным религиям, конечно же, не должно быть, упаси Бог. Иисус Христос привлекал любовью. Взять, к примеру, Ближний Восток, где существовало множество религий: и православные, и католики, и мусульмане, и иудеи. Вера — это добровольное решение, дело совести, мы никого не можем принуждать.

—​ В советское время церковь притесняли. Комфортно ли РПЦ при капитализме? Каким образом рыночные ценности соединяете с христианской моралью?

— Мы не соединяем ценности, мы соединяем людей. В вере. Среди предпринимателей немало людей, которые приходят в храм.

—​ Что они здесь ищут?

— Веру, бога, просвещение. Сами просвещаются и свои семьи просвещают.

—​ Вы их принимаете, от помощи не отказываетесь, но ведь большие деньги в нашей стране честно не зарабатываются.

— Это вопрос совести.

На территории монастыря

—​ Каков этнический состав вашего монашества?

— Совершенно разный. У нас интернационал. Мы на национальность не смотрим, нам важна душа человека. Есть и русские, и мордва, и чуваши, и марийцы, и татары.

—​ Среди насельников много молодежи?

— Да, процентов 90. Начиная от подросткового возраста до 40 лет. Есть и школьники, и студенты, проживающие здесь. Приходят в основном по вере. Драматические ситуации в жизни, конечно, в какой-то мере способствуют, но в основном приходят по совести.

—​ А остальные молодые люди уходят в виртуальную реальность… Наверное, интернет сегодня —​ ваш главный идейный враг?

— Интернет — техническое средство, его надо использовать по назначению. Это Божий дар. Представьте себе, что все технологии, создаваемые человеком, это Божий дар. Чтобы облегчить нашу участь, чтобы мы использовали их не на вооружение и уничтожение друг друга, а на созидание.

Справка

Чувашский город Алатырь называют «лаврой Поволжья»: здесь 12 приходов и два монастыря. Свято-Троицкий мужской монастырь, построенный в 1584 году по велению царя Иоанна IV, является главным местом притяжения для многочисленных паломников. С XVIII века в монастыре хранится гробница алатырского подвижника схимонаха Вассиана, от которой, как гласит легенда, происходят исцеления от самых разных болезней.

При советской власти Свято-Троицкий монастырь был закрыт, монахи убиты, а храмы разрушены. В 1995 году его вернули Русской православной церкви. За 20 лет здесь отремонтировано и построено семь храмов. Ежегодно монастырь посещают около 15 тыс. паломников.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Краса дивная русской земли

В небольшом городке Алатыре, что в Чувашии, незримый свет Божественной любви разливается по всей округе от стен древнего Свято-Троицкого мужского монастыря. Неспешно ступаешь по уютным, ухоженным улочкам, а взгляд невольно задерживается на витой архитектуре старинных купеческих особняков, на строгости потемневших от времени фасадов частных жилых домов, овитых свежей весенней зеленью, раскидистыми ветвями цветущей черемухи, и ощущаешь особую благодать, спокойствие и тишину, которые поселяются вдруг в твоем мятущемся сердце.

И вот перед глазами величественный семиглавый Троицкий собор – средоточие духовной силы обители с почти полутысячелетней историей. Летописание ее связано с именем Преподобного Серафима Саровского. В начале XIX века настоятелем Свято-Троицкого монастыря стал Архимандрит Авраамий (Соловьев) вместо назначенного сюда поначалу Батюшки Серафима. Преосвященнейший Павел трижды просил отца Серафима принять обитель под свою опеку, но Батюшка уже готовился тогда к пустынническому житию. Архимандриту Авраамию удалось перенести в Алатырь ту изумительную атмосферу братолюбия, что всегда ощущалась в Саровской пустыни. Были в истории монастыря набеги чувашей, мордвы и татар, были пожары и разрушения, но он вновь и вновь возрождался, отстраивался, преображался и наращивал духовную мощь. Неизменной оставалась жертвенная братская любовь ко всем страждущим и ищущим утешения в церковных стенах. Она и сегодня жива, эта любовь. Ее наблюдаешь каждый день среди монашествующих, видишь, как внимательны насельники к нуждам паломников, к каждому приехавшему за духовной поддерж-кой или обратившемуся с вопросом. И пример искренней, деятельной любви подает сам наместник монастыря Архимандрит Иероним (Шурыгин). Каждое утро после Литургии и трапезы у дверей его келии выстраиваются богомольцы с кучей разновозрастной ребятни, чтобы начать день с благословения любимого батюшки. Отец Иероним радостно и энергично помазывает всех елеем, одаривает конфетками, а затем ведет душеспасительные беседы с духовными чадами. Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Ставрополь, Нефтеюганск, Самара, Сызрань, Ульяновск – вот неполный перечень городов, названия которых я случайно услышала, ожидая свой черед возле келии батюшки.

Трагическое, святое место

Свято-Троицкий монастырь – ровесник Алатыря. Город заложен в 1552 году по повелению Царя Иоанна Грозного на слиянии рек Суры и Алатыря. В 1748 году во время расчистки места под строительство главного каменного собора в честь Святой Живоначальной Троицы был обретен гроб с мощами подвизавшегося здесь полвека назад схимонаха Вассиана. Время не тронуло тлением ни тела подвижника, ни его гроба и облачения. От мощей начались исцеления, и к монастырю отовсюду потянулись для поклонения жаждущие излечения паломники, – тем и прославилась святая обитель. Слава ее возрастала вплоть до закрытия монастыря в 1929 году. А в 1904 году был обустроен колодец недалеко от усыпальницы святого Вассиана, куда он, по преданию, сбросил свои вериги и власяницу, избегая человеческой славы. И по сей день в пещерном храме во имя Преподобного Серафима Саровского бьет Вассиановский источник, целебная сила воды которого помогает от многих болезней. Точное место последнего погребения подвижника неизвестно: перед закрытием обители монахи сокрыли мощи. Но братия усердно молятся и верят, что со временем Господь откроет эту тайну.

С 1919 года начался самый трагический период в истории монастыря. Был арестован и отправлен на Соловки настоятель, тихий молитвенник Архимандрит Даниил и в 30-х годах расстрелян там. Монахов всех тоже убили. А в храмах и келиях святой обители расположились баянная фабрика и зона НКВД. Уже в наши дни на территории монастыря были обнаружены останки более трехсот невинно загубленных душ, среди которых – немало детских; все они сейчас бережно погребены. Вся территория монастыря устлана костьми Православных – это трагическое, святое место. В годы войны здесь разместились лыжное производство и табачно-махорочная фабрика, которая просуществовала до 1988 года. Когда в ноябре 1995 года отец Иероним принял обитель под свою опеку, здесь были полное запустение и разруха. От благолепия минувших времен остались лишь остовы полуразрушенных церквей и келий. Трудами наместника и братии монастырь постепенно восставал из руин. Появились благодетели, постоянно помогающие средствами и материалами. Так, в свое время директор одного из уральских заводов пожертвовал на нужды монастыря шестьдесят три вагона кирпича.

В монастыре немало старинных образов, сохранившихся до наших дней. Среди них особо почитаемые – пожалованная Царем Иоанном Грозным икона Спаса Нерукотворного и Четвертаковская Казанская икона Божией Матери, в середине XIX века спасшая Алатырь от эпидемии холеры. С 1998 года действует монастырский Рождественский скит, с храмом в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Братия скита обрабатывает 320 гектаров плодородной земли, занимается животноводческим, птицеводческим, рыбным хозяйством, пчеловодством. Сегодня в Свято-Троицком монастыре подвизаются более ста семидесяти насельников. Из них – сорок шесть монашествующих, пятьдесят восемь послушников, два схимника. Около семидесяти человек братии молится и трудится во славу Божию в Рождественском скиту.

Архимандрит Иероним родом из Новороссийска, был преуспевающим молодым человеком. На монашеский путь его направил Архимандрит Иларион, который умер в возрасте ста восемнадцати лет. Этот батюшка был известен в шестидесятых годах тем, что воскресил сына генерала ракетных войск. В Псково-Печерский монастырь, под духовное руководство Архимандрита Иоанна (Крестьянкина), отца Иеронима благословил его духовник отец Серафим (Тяпочкин). Впоследствии отец Иероним долгие годы подвизался на Афоне, был отшельником в Иудейской пустыне, в Палестине, где питался одной пустынной травой. Со Святой Земли в Россию прибыл по благословению Митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы. С тех пор он здесь.

«Идите путем средним…»

– Отец Иероним, ваш монастырь ежедневно принимает множество паломников. Что подвигает нынешнего человека на поездки по святым местам? Чего ищет он и находит ли?

– Люди к нам едут самые разные: разных сословий, положений, жизненных установок.

Много прибывает любопытных. Но тех, кто по-настоящему желает спастись, совсем немного. Третья категория – блуждающие. Это люди, которые не знают, чего хотят от жизни, у них апатия ко всему, даже к самим себе.

Время сейчас, несомненно, тяжелое. Хотя, казалось бы, все возможно, все дозволено. Но эта вседозволенность и всевозможность завела нас в тупик. Ситуация в России после падения железного занавеса стала развиваться не в том направлении. Люди обратили свои взоры на Запад, а не на свою самобытность и культуру, не на возрождение своей души и укрепление семьи. И все же очень радует сегодня молодежь. Немало молодых людей приезжает в монастырь целенаправленно, чтобы посвятить себя монашеству. Родители их порой недоумевают, иногда негодуют, но со временем, поразмыслив и разобравшись, благословляют детей на монашеское служение.

Любой монастырь должен быть источником духовной целительности для каждого из нас. Нередко приезжают люди бесноватые, которые ищут и требуют того, до чего сами еще духовно не созрели, не доросли. И если бы они вот так, с ходу исцелялись, это не пошло бы им на пользу, не было бы спасительным для их души. Ведь духовную силу нам дает та мера молитвенности, стремления к святости, которая или есть в нашем сердце, или ее нет. И если она есть, то бес не только безсилен против нас, но даже и приблизиться к нам не посмеет. Лишь когда человек достигнет понимания того, что через все скорби, искушения и даже трагедии надо проходить безропотно, – тогда у него появляется надежда на спасение. Таким путем шли все святые, такой путь показал нам Сам Господь Иисус Христос, добровольно страдавший за нас на Кресте. Через смерть и ад Он открыл нам новый мир – Царствие Небесное, – который прежде был заключен грехом падшего нашего прародителя Адама.

Несмотря на все сложности современной жизни, мы не лишены надежды. Если разумно, с рассудительностью поливать самые слабые ростки веры, они со временем принесут хорошие плоды, которые будут радовать всех. Но, к сожалению, сейчас пошли какие-то новые течения. И виноваты в этом те люди, которые называют себя Православными, на самом же деле – весьма далеки от этого. Они делают такие выводы, которые не сопоставимы со здравомыслием. Взять хотя бы тех, кто зарылся в Пензенской области. «Подвизаются», считают себя мучениками, ждут конца света. Конец придет, он нас ждать не будет. Считаю, что их поступок – перебор, неправильное понимание сути духовной жизни. Многие изначально взваливают на себя слишком большие подвиги, а потом начинаются у них внутренние брожения. Это неправильно. Подвиги надо брать разумно, по силе духовной, душевной, физической, и нести их. Пусть немного, но постоянно. И при каждом столкновении со скорбями и искушениями всегда благодарить Бога и радоваться. Господь не налагает на нас чересчур обременительных уз, не требует от нас никаких особых подвигов. Напротив, Он призывает нас идти средним путем, и на этом среднем пути мы найдем сокровищницу – тот безценный бисер, о котором сказано в Евангелии. Если мы найдем его и правильно понесем – спасемся.

«Главное для монаха – молитва»

– Как хорошо здесь, в обители! Кто помогал и сейчас помогает вам ее восстанавливать и благоукрашать?

– Непросто все это давалось. Господь посылал нам Свои блага соразмерно нашим скорбям, искушениям, которые мы переносили. Бывало, даже не без ропота внутри души своей. Ропот губит наши дела, но мы, конечно, в этом каялись, старались не допускать его более. И потихоньку, помаленьку Господь располагал и располагает души тех людей, которые желают обители возрождения и помогают своими средствами. Иногда люди приезжают и сокрушаются: вот, вкладывали сбережения в тот или иной храм или монастырь, а результата нет. Тогда я говорю, что они сами в этом виноваты. Надо было начинать с малого. Помогли немного – подождите. Если результат есть – еще помогите. А если никаких изменений не происходит – надо прекращать. Наши же благодетели видят, что все превращается в дело. Мы – монашествующие, а это особое сословие в Церкви. Здесь больше думают об обители, потому что мы одна семья. Главное для монаха – молитва, стремление к достижению любви к Спасителю и ближним своим, людям, которые рядом с тобой находятся, нуждаются в твоей поддержке.

Сейчас часто говорят о конце мира. Конец мира приближается, но и от нас многое зависит. Если обратимся к Богу, покаемся, будем жить благочестиво – конец мира отодвинется по времени. А если будем грешить и отходить от Истины Церковной – сами приблизим этот конец.

– Батюшка, у вас много духовных чад. С чем идут и едут сегодня люди к духовному отцу?

– Я сам несовершенный, и когда даю советы – очень осторожно к этому подхожу. Люди очень разные и порой вложенный в слова смысл понимают весьма своеобразно, а в результате делают неправильные выводы. Поэтому я в конце беседы обычно задаю вопрос: «Как вы поняли?» Выслушиваю ответ, и если что-то не так, подправляю. Все мы ищущие, независимо от того, кто из нас священник, монах или мирянин. Все мы ищем в Церкви спасительного пути, боремся со страстями внутри нас, прилогами вражиими. И если не унываем и твердо стоим на этом пути, – Господь дает нам силу и ту степень духовности, в меру которой мы подвизаемся.

Прежде всего я даю понять, что надо быть строже к себе и снисходительнее к ближним. Если мы рассматриваем пороки других, а собой не занимаемся, тогда мы, считаю, прожигаем жизнь втуне и можем впасть в прелесть или другие искушения.

– Крепка ли сегодня в нас вера? Сопоставима ли с крепостью стен церковных?

– Несмотря ни на что, наша Россия еще удивит весь мир. Когда придет время испытаний, сонм мучеников вновь выйдет вперед и докажет незыб-лемую Истинность Православия.

– Отец Иероним, о чем ваша молитва ко Господу в каждый день и в каждый час?

– Моя молитва о том, чтобы Господь дал мне страх Божий, память смертную, чтобы даровал мне ту любовь, которая помогала бы окормлять ближних. Несмотря на невзгоды, болезни, искушения, принимать народ, наставлять осторожно. Чтобы каждый из нас нес по духовному разумению своему и силе своей тот самый жертвенный подвиг и спасался.

«Спасаться можно в любом месте»

– Проникают ли сегодня в церковную ограду какие-то негативные явления из мира?

– Да. Мир пользуется несовершенством верующих. Несмотря на то, что тот или иной человек священник или монах, в нем тоже есть зачатки греха, с которыми он борется. Одни борются от чистого сердца, прилагая все свои силы, чтобы стать выше духовно. А некоторые, поборовшись, опускают руки и даже ниспадают ниже, чем жили до этого, в миру. Это соблазняет неверующих, безбожников и ищущих повода к соблазну, и такой повод они как раз здесь и находят. Как говорится, в семье не без урода. Конечно, Церковь старается такого брата поддержать, помочь ему. Но если он не хочет, если противится, то тогда Церковь отсекает его. Но не сразу.

– Нынче исполняется девяносто лет убиения Помазанника Божия – Императора Николая II и Его Семьи. Печать этого греха лежит на каждом из нас…

– Я считаю, мы уже покаялись перед Царем, Церковь прославила его в лике святых. И Церковь, и народ омылись за это убийство большой кровью. В лагерях тридцатых годов, в войне сорок первого – сорок пятого годов, и в наши дни тоже. Я юношей в Новороссийске знал великих отцов, которые жили при дворе последнего Императора. Они рассказали, как жили Император, Его Семья, – они умилялись! И все то вздорное, что читаем мы иногда в прессе об Императоре, – искусственно созданный негатив против Царской Семьи.

– Глобализация наступает. Возможно, недалеко уже время, когда из-за биометрии в загранпаспортах некоторые верующие откажут себе в возможности помолиться на Гробе Господнем, посетить святые места за границей…

– Глобализация уже наступила… А что касается поездок – скажу так. Не то важно, в каких стенах ты молишься. В свое время, когда я приехал из-за рубежа, предложил батюшке Иоанну (Крестьянкину) свозить его на Святую Землю, тем более что и возможность такая у меня была. Он улыбнулся и тихонько сказал в ответ: «Спасибо тебе за заботу. Но я когда захочу – помолюсь и там». Мне было очень стыдно за свое предложение, хотя и высказанное от чистого сердца.

Спасаться можно в любом месте, все зависит от того, как мы живем, по-православному ли. Как мы проповедуем свою веру, исполняем ли незыблемые догматы нашей Церкви. А незыблемость их утверждена семью Вселенскими Православными Соборами.

– Как вы относитесь к обращению Епископа Чукотского Диомида?

– Лучше бы он этого не делал. Не надо было ему выступать. Во-первых, несвоевременно. Во-вторых, многие так и не поняли, что же хотел сказать Владыка Диомид. Лучше бы критику он начал с себя. А там, глядишь, понял бы, что не надо ему выходить за тот рубеж, к которому он еще не готов. Все произошедшее лишь дало подкормку тем людям, которые воспользовались ситуацией и начали прославлять его чуть ли не как мученика. Но до мученичества всем нам еще очень далеко, еще неизвестно, как жизнь свою окончим. А смута пошла страшная.

– Батюшка, расскажите о личном своем духовном пути.

– Я не собирался быть ни монахом, ни священником. Много учился. Ради послушания пошел к одному старцу, Архимандриту Илариону. В Абхазии его многие знают. Этот духоносный старец сказал, что мой путь только монашеский. И я пошел по этому пути. Уже тридцать два года в монашестве.

– И по традиции, батюшка, духовный совет читателям нашей газеты.

– Сейчас даже среди Православных много таких, которые мутят народ, пастырей, монахов. И когда меня спрашивают, как вы смотрите на переход на новый стиль Церковного Богослужения, на русский язык, на сокращение молитвенных служб, я отвечаю: отрицательно. Никогда на это не пойду, останусь на том рубеже, который принял от Купели Таинства Крещения, свято и незыблемо.

Из бесед Архимандрита Иеронима с братией:

«Кто научился любить людей, тот полюбит Бога всем сердцем. Кто старается любить Господа, но не любит ближних своих, тот ошибется: Бог не примет его любовь, потому что она не созиждется на тех, кто рядом с ним».

«Человек научился всей премудрости нашей земной жизни: космические корабли летают в космос, плавают по воздуху корабли в виде самолетов, плавают корабли, бороздя водное пространство; как саранча, ползают по земле автомобили, по железке тянутся тепловозы, электровозы с большими составами, управляет человек и компьютером, – а сердцем своим управить не может. Почему? Потому что сердце – это тот особый двигатель, та великая тайна, которую надо познать через самоукорение, через покаяние, через молитву и Богомыслие».

«Суета сует, по притче Соломона, осуетила нас. И порой мы творим дела внешние, а о внутреннем делании забываем. Мы помним о нем, но почему-то нашей современностью оно отодвинуто на задний план. Мне кажется, нужно пересмотреть каждому самого себя и духовное поставить на первое место, а остальное – на второе, то есть переместить. А чтобы переместить, нужна титаническая работа над самим собой, чтобы познать: кто я?»

Отец Иероним родился в 1934 году, селе Песочном Ярославской области. Храм в селе был уже закрыт, но Бориса с детства влекло в церковь. Ближайший храм находился в семи километрах от дома, в селе Дюдькове, туда и ходил он украдкой от родных и знакомых. У церкви была похоронена бабушка. И когда кто-либо спрашивал, куда он ходит, отвечал, что на могилку к бабушке. Приходя на службу, Борис становился сзади, у входа в храм, чтобы никто его не заметил. А причины скрываться были. Это было время официального атеизма и бескомпромиссной антицерковности. Родители Бориса боялись открывать свою веру. Его мать была учительницей. Она понимала, что, если узнают, что ее сын посещает храм, то ей не только угрожает увольнение с работы, но возможна и более серьезная расправа. Поэтому, когда она замечала, что сын украдкой ходил в Дюдьково, то причитала: «ты нас всех погубишь!».

Сейчас, по прошествии более полувека, у отца Иеронима наладились теплые отношения с клиром и прихожанами дюдьковского храма. Каждый год он приезжает на свою родину и особым трепетом совершает Божественную литургию в том месте, которое в его детстве было самым святым.

Уже юношей Борис ездил в районный центр – Рыбинск, где посещал Вознесенско-Георгиевский храм. Здесь он познакомился с его настоятелем – игуменом Максимом (в последствии – епископ Аргентинский и Южноамериканский, затем архиепископ Омский и Тюменский, Тульский и Белевский, Могилевский и Мстиславский). В этом храме Борис впервые стал алтарничать. Именно игумен Максим посоветовал поступать в Ленинградскую духовную семинарию и дал рекомендацию.

В семинарию Борис поступил в 1956 году. Это было время разгара «хрущевской церковной реформы». Руководитель советского государства задался целью покончить с Церковью и провозгласил идею «перестройки» церковной жизни. Она, как и все в хрущевской политике, была противопоставлена предыдущей сталинской эпохе, в конце которой советское государство осуществило некоторые послабления в своем открытом гонении на Церковь. Задачей новой политики стало предотвращение церковной проповеди в любом виде. Многие силы государства были брошены на то, чтобы отгородить Церковь от молодежи и тем самым подорвать ее подпитку новыми силами.

Руководство семинарии обязано было подавать сведения о поступивших в нее на учебу уполномоченному по делам религий, а тот направлял информацию о них в местные органы власти. Ведь это был их «недочет». В начале к родителям Бориса приходили люди из районного отделения комсомола, которые обещали, что если те настоят, чтобы сын покинул семинарию, то его определят в хороший ВУЗ, дадут путевки в санаторий. После этого в сельском клубе было устроено собрание, на котором произносились обличительные речи в адрес матери: «Позор такой учительнице! Мы доверяли ей своих детей, а она не смогла воспитать своего собственного сына!». Несколько позже семья переехала в Дубну, куда после окончания высшего образования в Институт атомных исследований был распределен старший брат Бориса. Бухгалтером в институт устроился и отец. Когда сюда дошли сведения о его младшем сыне, то также было созвано специальное собрание. На нем от Ильи Ивановича потребовали отречься от сына. Он отказался. На его защиту выступил академик Боголюбов, который пристыдил собравшихся: «Что же вы хотите: чтобы он, как Иван Грозный, убил сына?». Своей речью он смягчил обвинительный накал. Отцу вменили строгий выговор, а брату, который должен был поехать с командировкой в Польшу, был запрещен выезд за границу.

Но не таким суровым был семинарский период в жизни самого Бориса. Руководство духовных школ всеми возможными силами старалось оградить учащихся от нападок враждебного к ним государства. Учащиеся были окружены благородными и преданными своему служению преподавателями, большинство из которых были выпускниками дореволюционной Санкт-Петербургской духовной академии. Поэтому годы учебы отец Иероним вспоминает как самое светлое время своей жизни.

В первом классе ему довелось познакомиться с архимандритом Никодимом, который тогда заканчивал духовную академию. Вокруг архимандрита, который служил в Ярославской епархии, собирались семинаристы-ярославцы. (Одну из таких встреч запечатлело фото 1956 года). В 1960 году архимандрит Никодим был посвящен во епископа Подольского, а через некоторое время назначен правящим архиереем на Ярославскую и Ростовскую кафедру. Именно архиепископ Никодим и совершает в 1961 г. постриг, а затем и рукоположение окончившего семинарию Бориса Карпова. Для того времени это были настолько необычные события, что о них было сообщено в центральном церковном печатном органе – Журнале Московской Патриархии.

Знаменательно, что последовавшая вскоре священническая хиротония отца Иеронима состоялась 30 июля на память преподобного Саввы Сторожевского. Лишь позже ему стала понятно промыслительное значение этого дня.

Архиепископ Никодим назначил молодого иеромонаха настоятелем в Благовещенский храм Ярославля, но вскоре передумал, и со словами «у меня монахи должны быть образованные» благословил поступать в Ленинградскую духовную академию. Четыре года молодой пастырь проходил обучение в академии, а после ее окончания еще три года – в аспирантуре при Московской духовной академии, последние два года – заочно, поскольку он был назначен настоятелем Крестовоздвиженского собора г. Петрозаводска и благочинным Олонецкой епархии.

Архимандрит Ипполитвоспитанник старцев Глинской пустыни, постриженник Псково-Печерского Успенского монастыря архимандрит Ипполит (Халин) 17 лет был экономом Русского Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон. Вернувшись на родную курскую землю, старец посвятил свою жизнь помощи страждущим. Он поднял из руин древний Николаевский монастырь в городе Рыльске Курской области. Из разных уголков страны и зарубежья к старцу тянулся поток богомольцев, по молитвам Рыльского подвижника множество людей обретали веру, исцелялись от неизлечимых недугов.

На вечере присутствовали: настоятели храмов и монастырей, православная общественность, учёные, деятели культуры, педагоги, студенты вузов и колледжей.

На вечере выступили священники, монахини — духовные чада старца Ипполита, а также люди, близко его знавшие, были продемонстрированы отрывки из документального фильма о нём.

На вечеревыступали:

— игумен Роман (Архипов) — настоятель Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря, духовное чадо старца Ипполита;

— протоиерей Василий Жданов — благочинный Солнцевского церковного округа, настоятель храма Святителя Николая в селе Зуевка, Солнцевского района, Курской области;

— иерей Дмитрий Дубовик — настоятель храма Казанской иконы Божией Матери посёлка Субботино Курской области – родины старца Ипполита;

— Станислав Семёнович Калинин — профессор Московской государственной консерватории, художественный руководитель Хора Московской государственной консерватории, Заслуженный артист РСФСР, Залсуженный деятель искусств РСФСР;

— протоиерей Игорь Зуев — настоятель Китайского Подворья Патриарха Московского и всея Руси Кирилла при храме святителя Николая в Голутвине города Москвы, духовное чадо старца Ипполита;

— игумения Елизавета (Евдокимова) — настоятельница Богородицкого Житенного монастыря в городе Осташков Тверской епархии, духовное чадо старца Ипполита;

— Юрий Павлович Хмелевский — скульптор, член Союза художников СССР;

— архимандрит Иероним (Карпов) — настоятель Успенского собора на Городке, подворья Саввино-Сторожевского монастыря, кандидат богословия, город Звенигород;

— Евгений Борисович Муравлев – публицист, один из авторов книги «Когда открывается вечность», посвящённой архимандриту Ипполиту (Халину), духовное чадо старца Ипполита;

— Татьяна Ивановна Петракова — руководитель Межрегиональной общественной организации «Алтарь Отечества», председатель Ассоциации учителей православной культуры города Москвы, профессор, доктор педагогических наук;

— Галина Васильевна Ананьина — председатель Женского православного патриотического общества, сопредседатель Союза православных женщин, руководитель Фонда Патриарха Гермогена, кандидат исторических наук;

— Людмила Михайловна Приходько — медицинская сестра санатория «Марьино» Курской области, духовное чадо старца Ипполита;

— Анна Ивановна Савельева – организатор паломнических групп из Москвы вРыльский Свято-Николаевский мужской монастырь.

Было зачитано приветственное письмо архиепископа Владикавказского и Аланского Леонида, управляющего приходами Русской Православной Церкви в Республике Армения.

Вниманию гостей вечера были предложены концертные номера, включающие выступление хора Московской консерватории (художественный руководитель — профессор Станислав Калинин), заслуженной артистки России Евгении Смольяниновой, православных бардов Евгения Данилова и Евгения Фокина, хора «Малахит»воскресной школы храма св. праведного Симеона Верхотурского в Марьино (руководитель – Евгения Борисовна Зайцева, настоятель храма –- священник Александр (Герего)). Прозвучали песни, которые любил батюшка Ипполит.

Прошла презентация книги «Когда открывается вечность», которую представил один из её авторов Евгений Борисович Муравлёв.

Вниманию собравшихся было представлено недавно созданное Общество ревнителей памяти архимандрита Ипполита (Халина).

По окончании официальной части все присутствующие были приглашены на поминальный ужин, который подготовили монахини Богородицкого Житенного женского монастыря в Осташкове, что на озере Селигер, во главе с игумениейЕлисаветой (Евдокимовой).

Вели программу: Галина Васильевна Ананьина, председатель Женского православно-патриотического общества, сопредседатель Союза православных женщин, руководитель Фонда Патриарха Гермогена, кандидат исторических наук, и Григорий Пенкнович, журналист, публицист, православный гид по Святой Земле.

Организаторы вечера — Женское православно-патриотическое общество, Рыльский Николаевский мужской монастырь, Общество ревнителей памяти архимандрита Ипполита (Халина), Ассоциация учителей православной культуры города Москвы, общественное объединение «Алтарь Отечества», Союз православных женщин.

12 января волонтёры КанТЭТ в составе делегации молодёжи Чувашии под руководством преподавателя Ильиной Татьяны Васильевны посетили один из старинных монастырей Чувашии — Свято-Троицкий монастырь города Алатырь.

Студенов тепло встретил и провёл интересную экскурсию иеромонах отец Пахомий. Волонтёры ознакомились с историей монастыря, посетили храм в честь Сергия Радонежского, ознакомились с достопримечательностями монастыря и его святынями, поднимались на монастырскую колокольню. Неторопливый и обстоятельный рассказ отца Пахомия погрузил студентов в славную историю православия, наполненную Божьими чудесами. Студентам понравилась спокойная тихая атмосфера монастыря, которой так не хватает нам в суете мирской. Тишина, красота, покой – умиротворяют душу человека, приходящего сюда.

В монастыре добровольцы КанТЭТ были не только в качестве гостей, но и оказали посильную помощь в уборке территории монастыря от снега.

Также волонтёрам посчастливилось присутствовать в праздничном Богослужении с участием Митрополита Чувашского и Чебоксарского Варнавы. По окончании праздничного богослужения студенты поужинали в трапезной монастыря.

Волонтёры КанТЭТ выражают огромную благодарность Министерству образования и молодёжной политики Чувашской Республики, а лично начальнику управления молодёжной политики Головиной Анне Германовне за предоставленную возможность соприкоснуться с историей Чувашии и посетить один из памятников истории культуры и архитектуры 18-19 веков.

Преподаватель Ильина Т.В.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *