Надо терпеть

На этот вопрос непросто ответить, так как общие, абстрактные советы плохо подходят. Ведь ситуация у всех разная, и мучиться можно не только в предвкушении приятного события, но и какой-то неприятности или известия. Если вы хотите научиться ждать, то придется выбрать один из двух путей.

1. Путь терпения и смирения. Он заключается в принятии мук ожидания как необходимой, неизбежной и неотъемлемой части бытия. Это как затяжной дождь, он может раздражать, но мы его не в состоянии отменить. Перестаньте считать ожидание наказанием, чем-то противоестественным, и станет намного легче. Такой путь подходит далеко не всем. Сама современная жизнь формирует деятельную личность, не настроенную на смирение.

2. Путь активного ожидания. Главное на этом пути – наполнение жизни событиями. Поймите, что реальность не ограничивается рамками ожидаемого. Наполните вяло текущее время интересными делами, встречами с друзьями, прогулками, и оно побежит быстрее. Да и вы, переключив внимание, отвлечетесь и перестанете изводить себя нетерпеливыми мыслями.

В ожидании смешано много чувств: и надежда, и страх перед будущим, и стремление избежать неприятностей, и волнение. Но в то же время оно связано с мечтами, ведь предвкушение какого-то события делает его более ярким и радостным. Не мучайте себя беспочвенными тревогами, мечтайте, и время ожидания пролетит незаметно.

С этого дня Полина Аронсон в новой рубрике «Вы хотите поговорить об этом?» будет беседовать на Кольте с социологами, антропологами и психологами, исследующими современные представления о чувствах. Поддается ли загадочная русская душа методам американской психотерапии? В чем разница между заботой друг о друге и созависимостью? Что такое травма? Мы хотим поговорить об этом!

Первый в серии — разговор с американским социологом Лори Эссиг.

* * *

«Чем хуже становится жизнь, тем больше мы жаждем романтической любви — она остается нашей единственной надеждой на будущее. Дело не в том, что капитализм производит «романтику”, а в том, что «романтика” становится самым надежным способом отвлечься от тех чудовищных вещей, которые капитализм порождает».

Лори Эссиг, социолог, профессор Миддлбери-колледжа в США, не оставляет нам надежды — в своей недавней книге «Love, Inc.» она бескомпромиссно и ясно показывает: свадебные торты и кружевные чулки не сделают нас счастливее и уж точно не спасут мир. Когда в Гренландии тают ледники, а в банках — сбережения, любовь кажется нам соломинкой, за которую можно ухватиться, чтобы встать на ноги, — но это опасный миф, считает Эссиг. Спастись в одиночку не получится: нам не видать ни безопасного настоящего, ни надежного будущего, пока мы не научимся объединяться ради коллективных, а не личных целей. Начать Эссиг предлагает с простого: не быть мудаками. Об этом мы поговорили в интервью для COLTA.RU.

— Лори, вы написали блестящую книгу о любви в американском обществе потребления. При этом как автор книги «Queer in Russia: A Story of Sex, Self, and the Other» вы еще и очень хорошо знаете российские реалии. Как вам кажется, Россия уже стала обществом победившего эмоционального капитализма?

— Я думаю, что применять американские представления о романтической любви к российским реалиям очень сложно. Есть важные исторические различия и особенности.

В момент своего написания — в конце XIX века — «Анна Каренина» была совершенно понятна западному читателю. В те времена и в России, и в Европе бытовало представление о том, что у романтической любви не может быть счастливого конца. Это домодерновое представление о любви подразумевало, что люди могут встретиться, полюбить друг друга, у них может быть сильная сексуальная и эмоциональная связь — но ничем хорошим это не закончится. Кому-нибудь, скорее всего, придется покончить жизнь самоубийством. Ромео и Джульетта, Анна Каренина, Вертер — этот список можно продолжить.

Но позже, в течение XX века, на Западе — и особенно в США — появляется очень сильный акцент на том, что можно назвать «сексуальным гражданством». В Америке представления о «правильных» романтических отношениях, «правильной» сексуальности складывались одновременно со становлением национального государства. Более того, они стали составной частью в понимании того, что значит быть американским гражданином.

С тех пор и по сю пору гражданские права и социальные привилегии в США неразрывно связаны с семейным положением: именно поэтому брак для американцев — это очень важный проект, от успеха которого зависит практически все. И я думаю, что это отличает США от других стран. Если вы живете в Канаде или даже в России, ваш доступ к медицинскому страхованию, к системе здравоохранения, к образованию не настолько зависит от того, состоите вы в браке или нет. Поэтому в Америке так сильна рационализация романтического: отношения становятся проектами, в которые нужно инвестировать время, ресурсы, нужно назначать друг другу свидания, ходить на парную терапию.

В России все несколько иначе. Со времени распада СССР, конечно, произошли очень важные изменения. Сюда тоже проникли представления о важности личного счастья, терапевтический подход к личности, жанр селфхелпа. То есть произошел импорт идей с Запада. Более того, поскольку в России все эти идеи еще остаются для людей относительно новыми, они воспринимаются очень прямолинейно. У вас люди еще верят всем этим обещаниям счастья… Конечно, у нас в США им тоже верят, но история показывает, что селфхелп и ромкомы не очень работают в обычной жизни

— А почему, как вы думаете, селфхелп в России набирает такую популярность?

— Селфхелп — это способ приватизировать будущее. Мол, если я буду больше медитировать и культивировать в себе чувство благодарности за все, что у меня есть, то у меня будет замечательная жизнь. То есть качество моей жизни не зависит от, например, чистоты воздуха, уровня домашнего насилия, хороших дорог. Нет, все это вторично — моя жизнь становится результатом исключительно моих собственных усилий. Именно представление о том, что все в жизни — это результат индивидуальных устремлений, стало таким важным для американской идеи романтической любви.

В этом смысле, я думаю, Россия становится очень похожей на США. Правда, американки не хотят признавать экономическую подоплеку любовных отношений. Им не нравится, когда она начинает выходить на передний план. Кроме того, молодые женщины в США в целом более образованны, чем молодые мужчины, они зарабатывают не хуже их, среди них больше юристов и врачей. В Америке женщины среднего класса материально обеспечены лучше, чем мужчины. В Америке, в отличие от России, образованным молодым женщинам мужчины не нужны экономически. Они и законодательно неплохо защищены от дискриминации. Поэтому им кажется, что им не надо думать о деньгах — а достаточно думать только о романтической любви.

В России люди не так наивны, они не верят в то, что любовь независима от экономических отношений. Подумайте, как много в России сайтов знакомств, где русские женщины знакомятся с иностранцами — и это не считается чем-то неприличным. У нас тоже есть такие платформы, где «папики» могут найти себе девочку, но об этом не принято говорить вслух. На модели эротического поведения накладываются модели поведения экономического. Сложно сказать, как вели бы себя женщины в России, если бы у них были другие карьерные возможности, другое экономическое положение, — ведь они сталкиваются с совершенно иной ситуацией на рынке труда.

И тем не менее, когда я слушаю, как люди говорят о любви в России, когда я смотрю российское кино, я вижу, что представления из «Анны Карениной», вот эти идеи, что любовь — это мощная сила, которую нельзя контролировать, которой можно только поддаться, которую не получается рационализировать, — они еще очень сильны, по крайней мере, в старших поколениях. Это все-таки сильно отличается от той западной гиперрациональности чувств, про которую пишет Ева Иллуз.

— Но гиперрациональность не подразумевает отказа от веры в романтическую любовь? Наоборот, если я вас правильно понимаю, она как будто помогает продлить любви срок годности.

— В определенной степени — да. Надо сказать, что в 1960-е — 1970-е годы идея романтической любви была не так популярна — во многом благодаря феминистской критике. Но в 1980-е романтика вернулась, люди начали сходить по ней с ума. Это хорошо видно по тем же диснеевским фильмам: на какое-то время любовные истории перестали быть главными сюжетами, но потом снова вернулись. Жанр романтической комедии сделался особенно популярным. Еще один показатель — это расходы на проведение свадеб. Именно с начала 1980-х эти расходы начали стабильно расти и растут до сих пор.

Этот взрыв романтической любви в 1980-е непосредственно связан с рейгановскими неолиберальными реформами и приватизацией публичного сектора — образования, здравоохранения, дорог, мостов. Именно представление о том, что все в жизни — это частное решение, результат частных усилий, стало таким важным для американской идеи романтической любви.

Та, старая, идея, что если ты меня не любишь, то я пойду и утоплюсь, звучит не очень убедительно. Но ведь и сегодняшний миф о романтической любви, основанный на идее, что стоит найти «своего» человека — и все у вас будет хорошо, — он тоже не больше чем миф. Даже те люди, которые в него верят, живут в эпоху глобального потепления, у них есть долги по ипотеке, расходы на лечение, и они вроде понимают, что романтическая любовь их не спасет…

Сейчас многие в США начинают понимать, что для будущего нужны коллективные действия, совместные решения. Но расходы на свадьбы все равно продолжают расти. Так что у нас сейчас сталкиваются две идеи — приватизация и социализм. В России же, конечно, вдохновить людей какими-то коллективными идеями очень тяжело. Здесь социализм дискредитировал себя.

— А что вы думаете о полиамории? Может она служить средством против атомизации, приватизации сексуальности? Или это, как говорят в России, те же грабли, вид сбоку?

— Я думаю, что полиамория, как и гомосексуальные отношения, точно так же подвержена доминирующей идеологии. Я — лесбиянка. Но это еще не освобождает меня от прессинга нормативности, в которой мы все живем. Если вы посмотрите на движение за права ЛГБТ в США, то вы увидите, что оно движется от борьбы за всеобщее право на медицинскую помощь к признанию всех форм семьи и сексуальности — и затем к праву на гомосексуальные браки. И это грустно, потому что идея о том, что брак решит коллективные проблемы, такие, как доступ к страховке по здравоохранению, — это фантазия.

Нередко так бывает, что в полиаморной триаде двое женаты. Таким образом, у этих двоих есть все привилегии брака — и еще свободная любовь в придачу. А у третьего человека нет никаких прав. Полиамория — интересный конструкт, потому что он точно так же может быть сформирован идеей о том, что любовь — это единственное, что нужно в жизни, что любовь сделает счастливым. Но как полиамория может дать людям по-настоящему защищенное будущее? Когда люди говорят мне в интервью, что они ушли от доминантного гетеронормативного идеала, потому что они в полиаморных отношениях, я всегда отношусь к этому скептически.

— Как же так получилось, что, в то время как каждый из нас так настойчиво стремится к личному счастью, мы как общество становимся все более несчастными? Ведь в нас вбивают на каждом шагу: измени себя — и мир изменится. А он не хочет меняться — или меняется только к худшему.

— Если вы посмотрите на международный индекс счастья, то вы увидите, что США занимают по результатам далеко не первое место и наш индекс продолжает понижаться. Экономисты — Джеффри Сакс, например, — говорят, что это связано с тем, что нас делает более несчастными неуверенность в завтрашнем дне. Даже если я нашла своего единственного и неповторимого и ускакала на белом коне в замок на холме, но при этом не могу заплатить за образование своего ребенка, это рождает во мне тревогу.

Недавно я читала исследование, где говорилось о том, что единственная группа американцев, которая сохраняет оптимизм, — это белые в сельской местности. И я подумала: как странно — ведь это именно та категория граждан, чья продолжительность жизни стабильно снижается, они беднеют, у них повышается уровень наркомании. Но при этом это те самые люди, которые верят больше всех в пропагандистские лозунги капитализма типа «работай хорошо — и добьешься успеха». То есть, если ты не добиваешься успеха, это значит, что ты недостаточно хорошо работаешь — хотя мог бы! Кроме того, эта категория меньше всех ощущает для себя угрозу, исходящую от глобального потепления. И я поняла: если ты пребываешь в уверенности, что можешь обеспечить свое будущее в частном порядке, то ты будешь менее тревожным.

— В своей книге вы пишете, что романтический нарратив не только определяет, что считать хорошей, а что плохой любовной историей, но также определяет, кто достоин, а кто недостоин любви. Как бы вы описали этого «достойного любви» субъекта?

— Я думаю, достаточно посмотреть на поп-культуру обеих наших стран, чтобы увидеть, насколько важную роль тут играют этничность и класс. В США «достойный» объект — чаще всего белый, в России у него славянская этничность. Конечно, есть исключения — но мы говорим об общей тенденции. Ну и, разумеется, набор личностных характеристик — сексуальная невинность, молодость. Сами понимаете: пожилые женщины не заслуживают любви, как и полиаморы, геи и лесбиянки, — про них ведь нет диснеевского фильма!

И, хотя сейчас начинают появляться романтические комедии с людьми более пожилыми, они все равно очень гетеронормативны: эти люди живут парами, они, как правило, не бедны, они белые… В принципе, я могу себе представить ромкомы с такими героями — но они должны строиться на чем-то за пределами гетеронормативных норм, которые сейчас доминируют.

Ну или возьмите придворные свадьбы в Великобритании. История Кейт Миддлтон всех якобы убедила в том, что даже простушка может стать принцессой. А Меган Маркл должна была бы явиться примером того, что принцессой может стать даже женщина не белой расы. Но обратите внимание, как много грязи летит в Маркл, как к ней относится пресса. Я думаю, это связано с тем, что она не стопроцентно белая, с тем, что она до этого была замужем, то есть не «чиста» сексуально. Думаю, что в России все похоже.

Например, один из кандидатов в президенты США — открытый гей. Он состоит в браке с мужчиной. Но обратите внимание: его партнер взял его фамилию. То есть опять идет реконструкция гендерных норм: настоящий мужчина — он, он служил в армии, он баллотируется в президенты — а его муж сидит дома. Один из кандидатов, Кори Букер, был синглом на момент начала гонки — ему пришлось быстренько обзавестись подружкой, известной актрисой. Сингл, квир, полиамор — им никогда не бывать президентами. Ну как вы себе это представляете?

— А романтическая любовь еще возможна после #MeToo? Это почти как поэзия после Холокоста.

— Романтическая любовь не обязательно должна подразумевать гендерное неравенство. Романтические отношения можно иметь и с феминисткой. Но гетеросексуальность сама по себе базируется на неравенстве: оно необходимо ей для эротизма. Поэтому вопрос тут, скорее, о том, возможна ли после #MeToo эротика, а не романтика. У меня нет на это ответа, кроме того, что эротика, как и все остальное, социально сконструирована — и на сегодняшний день во многом порноиндустрией, зацикленной только на мужском оргазме. Недавно мне попалась на глаза статистика, которая говорит о том, что за один только прошедший год люди провели больше времени за просмотром порно, чем человечество существует на Земле. При этом мейнстримное порно вообще не интересуется женщиной, тем удовольствием, которое она получает.

Проблема гетеросексуальной нормативности в том, что она продолжает отказывать женщине в праве на удовольствие. Поэтому многие сегодня говорят, что они не хотели бы быть гетеросексуальными, если бы могли выбирать. Людям кажется, что они не могут ничего изменить в своей сексуальности, в том, как они ее проживают.

Одна из главных тем, которые мы с моими студентами разбираем на курсе по гетеросексуальной нормативности, — это культура перепиха (hook-up culture) на кампусах. Это очень печальная тема. Женщины не получают от этого ровно никакого удовольствия. И ведь речь идет о женщинах с максимумом ресурсов… Это женщины, обладающие такими возможностями, которыми ни одно другое американское поколение даже близко не обладало. Они очень умные, очень образованные, у них много власти. И в частной жизни они реализуют свои политические убеждения самыми разными способами. Например, они не полетят на самолете там, где можно поехать на поезде, потому что это лучше для окружающей среды. Или становятся по тем же причинам веганами.

Но почему-то им не удается применить феминистские идеалы в своей личной жизни — то, что люди делали в 1970-е — 1980-е, когда они задавались вопросом, что значит быть феминисткой на практике, в отношениях с людьми. Кстати, полиамория выросла именно оттуда: это сопротивление идее присвоения другого человека, сопротивление капиталистическим нормам собственности в отношениях. Но нынешнему поколению не удается отрефлексировать свою сексуальную жизнь в той же мере. Ведь то, как я проживаю свою сексуальную жизнь, тоже является частью моей личной политики. Однако я вижу, что эти женщины не реализуют свои феминистские идеи в отношениях с другими людьми.

Я спрашиваю их: почему вы не скажете своим партнерам, что вы вообще-то тоже хотели бы испытать оргазм, получить удовольствие? А они отвечают, что, если даже заикнутся на эту тему, их немедленно вычеркнут из этой культуры перепиха и с ними больше никто никогда вообще не захочет спать. В социологическом смысле эти женщины — кульминация эмансипации, но при этом в сексуальном смысле они все еще живут так же, как во времена, когда женское удовольствие ничего не значило.

— При этом от них еще требуется «не залипать» — это основное условие игры…

Что же нам делать? Как мне жить, если я считаю себя феминисткой? Как я лично могу изменить хоть что-то? Какие вопросы как женщины, так и мужчины должны начать задавать себе, чтобы вырваться из этой тоскливой порнопустыни?

— Конечно, социологи профессионально деформированы изучением социальных структур. Но в целом я считаю, что большинство проблем имеет структурное, а не индивидуальное решение. Например, от того, что я и вы завтра станем веганами, глобальное потепление не остановится. Для этого нужны новые законы, новые индустриальные нормы, новые государственные программы.

То же самое касается и гендерного неравенства, и сексуальности. Нужны законодательные рамки, нужны структуры, которые создают почву для равенства. И все же при всем при этом на свою сексуальную жизнь мы можем повлиять больше, чем на глобальное потепление. Мы, конечно, рождаемся в мир, уже созданный до нас, — но у нас есть некоторая способность этот мир достраивать и перестраивать.

Я думаю, нам необходимо в большей степени применять наши представления о добре и зле к гендерной политике, к нашей личной жизни. Мужчине с феминистскими убеждениями не нужно аплодировать за то, что он помыл посуду или перепеленал младенца, — это его прямая обязанность. Это с одной стороны. С другой стороны, когда ваши собственные подруги рассказывают о своем участии в каких-то совершенно патриархальных формах отношений, не надо кивать головой и со всем соглашаться — мол, да, дорогая, как же я тебя понимаю. И себя, и других стоит чаще призывать к ответственности, к тому, чтобы жить в соответствии со своими убеждениями.

Не надо терпеть всякую дрянь и участвовать во всякой дряни. Понимаете, мужчинам тоже все это не очень нравится. Может быть, они чаще ловят оргазмы, но они вряд ли получают удовольствие от императива «не залипать». Я думаю, что любой человек стремится иметь в жизни какие-то значимые, осмысленные отношения, стремится чувствовать.

Каждому из нас стоит задуматься о том, как для нее или для него выглядят хорошие, доставляющие удовольствие отношения с другими людьми. Многим кажется, что для того, чтобы найти того самого одного-единственного и обеспечить себе беззаботное будущее, здесь и сейчас нужно вести себя по правилам, подстраиваться, идти на компромиссы. И это мешает людям сказать: да, может быть, это всего одна ночь — но я все равно хочу получить от этого удовольствие. Чего стоит попросить относиться к себе как к человеку? Чего стоит спросить другого, чего на самом деле хочется ему (или ей)?

— То есть дело не в том, чтобы перестать ходить на свидания в Тиндере или заниматься сексом с более-менее случайными людьми? И даже не в том, чтобы не спать с начальником (потому что вдруг я сама хочу с ним спать)? А в том, получается, что неважно, с кем, когда и как, — главное, чтобы к тебе относились как к человеку? Неважно, познакомились вы только что в баре или женаты уже пятнадцать лет: главное — уважительное отношение как к мужчине, так и к женщине. Я правильно вас понимаю?

— Конечно. Ведь тут речь идет о том, чтобы разговаривать с другими — с одним, двумя людьми, с которыми вы вступаете в отношения, неважно, длительные или нет. Мы можем быть намного более изобретательными, открытыми, творческими, чем мы есть.

— И добрее.

— Да, просто не нужно вести себя по-мудацки.

— По-моему, это лучшее заключение для этого разговора.

— Согласна. Люди, не будьте мудаками!

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Здравствуйте, дорогие читатели! Принято считать, что женщины более терпеливы, нежели мужчины. Нам приходится ждать принца, потом момента, когда тот соизволит сделать предложения, затем девять месяцев проводим в трепетном ожидании малыша. Естественно, становится все труднее при этом сдерживаться и оставаться спокойным человеком.

Мужчинам не легче. жизнь раз за разом проверяет их выдержку. Поэтому сегодня мы будем говорить о том, как научиться терпеть и ждать. Вы узнаете кое-какие методы из психологии, а также, я надеюсь, иначе взглянете на свою судьбу и научитесь жить не беспокоясь.

Ну что ж, начнем?

Вы не властны

Негативные эмоции, которые вызывает ожидание, как правило, возникают от того, что вы не в состоянии повлиять на ситуацию. Как бы нам не хотелось, любимый не позвонит раньше, чем вспомнит об этом, а если мы сами решимся на звонок, то в итоге все равно не получим того, что хотели изначально.

Нас могут раздражать недостатки ближних, но хорошо, если вы понимаете, что все что вам остается – это ждать, когда ситуация изменится. Повлиять на нее иначе не получится. Только терпение поможет вам выстоять и добиться результата.

Даже очередь не будет двигаться быстрее просто потому, что мы так хотим. Так что, любая трата нервов, если приходится чего-либо ждать – напрасна. Вы и сами это прекрасно понимаете, но не можете справиться с эмоциями.

«Не хватает выдержки», — скажет кто-то. Я советую вам задуматься о том, что проблема не в недостатке силы воли, а в желании все контролировать: мужа, время прибытия транспорта или отпуска.

Некоторые люди не могут принять этот факт. Намного проще думать, что не хватает какой-то определенной черты характера: родители не научили, родился с нехваткой, специфика характера. На самом деле, все у вас есть, а может даже и в переизбытке. С этой проблемой вы и должны бороться.

Что же я могу

Чтобы научиться терпеть и ждать, вам необходимо четко разделять границы того, на что вы не можете влиять, а что в ваших силах и научиться переключаться с одной задачи на другую. Иногда очень хочется ускорить время, но силы природы человеку не подвластны, зато вы прекрасно знаете, как провести его с пользой.

Многие утверждают, что в такие моменты все валится из рук, ничего не помогает: «Ты просто смотришь на часы и нервничаешь». В этот момент старайтесь мыслить рационально.

Можно продолжать тратить нервы, не выпускать телефон из рук и метаться как раненный лев, но лучше выдохнуть, спокойно сказать себе: «Я не в силах повлиять на ход этого события», поставить будильник (если вы ждете определенного часа) и направить все свои силы на выполнение других задач.

Как отпустить ситуацию

Понимание, что вы не можете контролировать данный период жизни должен уже делать вас чуточку терпимее и спокойнее, но существуют и другие методы, которые помогут справиться с напряжением.

Во-первых, вам надо постараться меньше думать о проблеме. Мысли рождают эмоции, а они сейчас не нужны. Лучший способ – переключиться. Не обязательно хвататься за какие-то дела, на которые требуется определенный отрезок времени. Можно позвонить другу или почитать книгу.

Кстати, в вашем случае, отличным выбором может стать «Сила воли» Келли Макгонигал. В ней перечислены многие техники для того, как развить и укрепить это важное в терпении и ожидании качество.

Помните, каждый раз, когда вам удается спокойно дождаться чего-то или вытерпеть, не проявляя своих эмоций – это удачно завершенная тренировка. Со временем вам будет все легче даваться унять душевную боль, которую вызывает ожидание. Здесь как в спорте: первый раз ты не можешь сделать и пяти отжиманий, но с каждым новым днем твои силы увеличиваются.

Не бойтесь, что это плохо на вас отразится. Вы начнете меньше тратить нервы понапрасну. Это здорово. Вот и все. До новых встреч и не забывайте подписываться на рассылку.

Статья 189. Право на защиту (Кодекс Республики Беларусь о браке и семье)

Каждый ребенок имеет право на защиту своей личности, чести и достоинства от любых видов эксплуатации и насилия: экономических, сексуальных, политических, духовных, моральных, физических, психологических.
Ребенок вправе обратиться за защитой своих прав и законных интересов в комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства, прокуратуру, а с четырнадцати лет — и в суд, а также осуществлять защиту прав и законных интересов через своих законных представителей.

В трудных жизненных ситуациях, когда Вам кажется, что Вы в тупике и не находите выхода,
ПОЗВОНИТЕ, ВАМ ПОМОГУТ!
Телефон доверия государственного учреждения «Социально-педагогический центр Ошмянского района» 4-63-35 с 8.00 до 19.00 пн.-пт.

Республиканская телефонная «горячая линия» оказание психологической помощи несовершеннолетним, попавшим в кризисную ситуацию — телефон доверия для детей
8 801 100 16 11 круглосуточно, бесплатно

УВАЖАЕМЫЕ РОДИТЕЛИ,
будьте внимательны к своим детям!
Памятка родителям по профилактике суицида

Суицид — намеренное, умышленное лишение себя жизни, может иметь место, если проблема остается актуальной и нерешенной в течение нескольких месяцев и при этом ребенок ни с кем из своего окружения не делится личными переживаниями.
Будьте бдительны! Суждение, что люди, решившиеся на суицид, никому не говорят о своих намерениях, неверно.
Большинство людей в той или иной форме предупреждают окружающих. А дети вообще не умеют скрывать своих планов. Разговоры вроде «никто и не мог предположить» означают лишь то, что окружающие не приняли или не поняли посылаемых сигналов.
Основные мотивы суицидального поведения у детей и подростков:
— переживание обиды, одиночества, отчужденности и непонимания;
— действительная или мнимая утрата любви родителей, неразделенное чувство и ревность;
— переживания, связанные со смертью, разводом или уходом родителей из семьи;
— чувства вины, стыда, оскорбленного самолюбия, самообвинения;
— боязнь позора, насмешек или унижения;
— страх наказания, нежелание извиниться;
— любовные неудачи, сексуальные эксцессы, беременность;
— чувство мести, злобы, протеста; угроза или вымогательство;
— желание привлечь к себе внимание, вызвать сочувствие, избежать неприятных последствий, уйти от трудной ситуации;
— сочувствие или подражание товарищам, героям книг или фильмов.
Если подросток задумал серьезно совершить самоубийство, то обычно об этом нетрудно догадаться по ряду характерных признаков, которые можно разделить на 3 группы: словесные, поведенческие и ситуационные.

Словесные признаки

Подросток, готовящийся совершить самоубийство, часто говорит о своём душевном состоянии:
— прямо говорит о смерти: «Я собираюсь покончить с собой», «Я не могу так дальше жить»;
— косвенно намекает о своём намерении: «Я больше не буду ни для кого проблемой», «Тебе больше не придётся обо мне волноваться»;
— много шутит на тему самоубийства;
— проявляет нездоровую заинтересованность вопросами смерти.

Поведенческие признаки

Подросток может:
1. раздавать другим вещи, имеющие большую личную значимость, окончательно приводить в порядок дела, мириться с давними врагами;
2. демонстрировать радикальные перемены в поведении, такие как:
— в еде — есть слишком мало или слишком много;
— во сне — спать слишком мало или слишком много;
— во внешнем виде — стать неряшливым;
— в школьных привычках — пропускать занятия, не выполнять домашние задания, избегать общения с одноклассниками, проявлять раздражительность, угрюмость, находиться в подавленном настроении;
— замкнуться от семьи и друзей;
— быть чрезмерно деятельным или наоборот безразличным к окружающему миру;
-ощущать попеременно то внезапную эйфорию, то приступы отчаяния;
— проявлять признаки беспомощности, безнадёжности и отчаяния.

Ситуационные признаки

Ребенок может решиться на самоубийство, если:
— социально изолирован, чувствует себя отверженным;
— живёт в нестабильном окружении (серьёзный кризис в семье; алкоголизм- личная или семейная проблема);
— ощущает себя жертвой насилия — физического, сексуального или эмоционального;
— предпринимал раньше попытки самоубийства;
— имеет склонность к суициду вследствие того, что он совершился кем-то из друзей, знакомых или членов семьи;
— перенёс тяжёлую потерю (смерть кого-то из близких, развод родителей);
— слишком критически относится к себе.
Ребенок может прямо говорить о суициде, может рассуждать о бессмысленности жизни, что без него в этом мире будет лучше. Должны насторожить фразы типа «все надоело», «ненавижу всех и себя», «пора положить всему конец», «когда все это кончится», «так жить невозможно», вопросы «а что бы ты делал, если бы меня не стало?», рассуждения о похоронах. Тревожным сигналом является попытка раздать все долги, помириться с врагами, раздарить свои вещи, особенно с упоминанием о том, что они ему не понадобятся.
Кроме перечисленных, выделяются еще несколько признаков готовности ребенка к суициду, и при появлении 1-2 из которых следует обратить особое внимание:
утрата интереса к любимым занятиям, снижение активности, апатия, безволие;
пренебрежение собственным видом, неряшливость;
появление тяги к уединению, отдаление от близких людей;
резкие перепады настроения, неадекватная реакция на слова, беспричинные слезы, медленная и маловыразительная речь;
внезапное снижение успеваемости и рассеянность;
плохое поведение в школе, прогулы, нарушения дисциплины;
склонность к риску и неоправданным и опрометчивым поступкам;
проблемы со здоровьем: потеря аппетита, плохое самочувствие, бессонница, кошмары во сне;
безразличное расставание с вещами или деньгами, раздаривание их;
стремление привести дела в порядок, подвести итоги, просить прощение за все, что было;
самообвинения или наоборот — признание в зависимости от других;
шутки и иронические высказывания либо философские размышления на тему смерти.

Что делать? Как помочь?

Если вы заметили у ребенка суицидальные наклонности, постарайтесь поговорить с ним по душам. Только не задавайте вопроса о суициде внезапно, если человек сам не затрагивает эту тему. Попытайтесь выяснить, что его волнует, не чувствует ли он себя одиноким, несчастным, загнанным в ловушку, никому не нужным или должником, кто его друзья и чем он увлечен. Можно попытаться найти выход из сложившейся ситуации, но чаще всего ребенку достаточно просто выговориться, снять накопившееся напряжение, и его готовность к суициду снижается. Всегда следует уяснить «Какая причина» и «Какова цель» совершаемого ребенком действия. Не бойтесь обращаться к специалистам-психологам.
Обращение к психологу не означает постановки на учет и клейма психической неполноценности!!!
Большинство людей покушающихся на свою жизнь — психически здоровые люди, личности, творчески одаренные, просто оказавшиеся в сложной ситуации. Спасти ребенка от одиночества можно только любовью!
Если замечена склонность несовершеннолетнего к суициду, следующие советы помогут изменить ситуацию.
Внимательно выслушайте подростка. В состоянии душевного кризиса любому из нас, прежде всего, необходим кто-нибудь, кто готов нас выслушать. Приложите все усилия, чтобы понять проблему, скрытую за словами.
Оцените серьезность намерений и чувств ребенка. Если он или она уже имеют конкретный план суицида, ситуация более острая, чем если эти планы расплывчаты и неопределенны.
Оцените глубину эмоционального кризиса. Подросток может испытывать серьезные трудности, но при этом не помышлять о самоубийстве. Часто человек, недавно находившийся в состоянии депрессии, вдруг начинает бурную, неустанную деятельность. Такое поведение также может служить основанием для тревоги.
Внимательно отнеситесь ко всем, даже самым незначительным обидам и жалобам. Не пренебрегайте ничем из сказанного. Он или она могут и не давать воли чувствам, скрывая свои проблемы, но в то же время находиться в состоянии глубокой депрессии.
Постарайтесь аккуратно спросить, не думают ли он или она о самоубийстве. Опыт показывает, что такой вопрос редко приносит вред. Часто подросток бывает рад возможности открыто высказать свои проблемы. Ребенок может почувствовать облегчение после разговора о самоубийстве, но вскоре опять может вернуться к тем же мыслям. Поэтому важно не оставлять его в одиночестве даже после успешного разговора.
Поддерживайте его и будьте настойчивы. Человеку в состоянии душевного кризиса нужны строгие и утвердительные указания.
Убедите его в том, что он сделал верный шаг, приняв вашу помощь. Осознание вашей компетентности, заинтересованности в его судьбе и готовности помочь дадут ему эмоциональную опору.
Следует принять во внимание и другие возможные источники помощи: друзей, семью, врачей, священников, к которым можно обратиться.
Психологический смысл суицида чаще всего заключается в реагировании, снятии аффективного напряжения, ухода, выключение из тяжелой жизненной ситуации. Общей эмоцией в кризисной, ведущей к самоубийству, ситуации является эмоция безнадежности и беспомощности. Часто у подростков эта эмоция проявляется смятением и тревогой.
Все суициды делятся на три группы:
— истинные,
— скрытые,
— демонстративные.
Истинный суицид никогда не бывает спонтанным, хоть иногда и выглядит довольно неожиданным. Такому суициду всегда предшествуют угнетенное настроение, депрессивное состояние или просто мысли об уходе из жизни. Причем окружающие, даже самые близкие люди, нередко такого состояния человека не замечают (особенно если откровенно не хотят этого). И своеобразный тест на готовность к истинному суициду — размышления человека о смысле жизни. Поэтому своего рода «группу риска» по суицидам составляют подростки. Подросток часто не находит для себя ответа, каково его предназначение в этом мире, а в силу подросткового максимализма принять ответ — «жить для того, чтобы жить» — ему еще очень трудно. Основной процент самоубийств «из-за любви» происходит потому, что детская влюбленность — не что иное, как отражение потребности быть нужным хоть кому-то: если уж не родителям, то Ему или Ей. И когда взаимности не возникает, нередко приходит ощущение, что ВО ВСЕМ МИРЕ ТЫ НИКОМУ НЕ НУЖЕН.
Демонстративный суицид. Но основная часть суицидов — это попытка подростка вести диалог, только вот таким своеобразным и совершенно непригодным для этого методом. Большинство самоубийц, как правило, хотели вовсе не умереть, а только достучаться до кого-то, обратить внимание на свои проблемы, позвать на помощь.
Очень часто приходится сталкиваться с родительскими жалобами на «неуправляемость» детей и подростков: на уроках шалит, разбил стекло, нахамил учительнице, избил товарища. Просят проверить, все ли у ребенка в порядке с психикой, или начинают давать ему успокоительные препараты. А на самом деле все гораздо проще: даже двух-трехлетний малыш, когда ему необходимо родительское внимание, может разбить чашку или написать в штанишки. И тогда взрослые пусть отшлепают, пусть наругают, но зато и увидят, что у них есть ребенок! И как это ни цинично и как ни страшно, иной раз детские и подростковые суициды происходят по той же причине: ребенок уходит из жизни с мыслью — «наконец-то вы обратите внимание на то, что я есть, вернее, был…»
Конечно, демонстративный суицид иногда проявляется и как способ своеобразного шантажа — «сделай то-то и то-то или я застрелюсь, повешусь, брошусь под поезд…». И бич демонстративных самоубийц — случайность: случайно выстрелило ружье, случайно затянулась петля, случайно оказался скользким перрон… А они-то хотели только попугать!
Вообще с демонстративными суицидами следует быть осторожным. Очень сложно отговорить человека от суицида, упирая на его чувство долга: нельзя бросать близких. Такое давление может лишь подтолкнуть к роковому шагу: «Я настолько уже ничего не значу, что и жизнью собственной распоряжаться не вправе!» Скажите же такому человеку, что никто не заставляет его жить насильно, и если он хочет в этой жизни быть значимой личностью, то не лучше ли приложить свою голову и руки к тому, чтобы добиться значимости более адекватными способами.
Скрытый суицид — удел тех, кто понимает, что самоубийство — не самый достойный путь решения проблемы, но тем не менее другого пути человек найти не может. Такие люди выбирают не открытый уход из жизни «по собственному желанию», а так называемое «суицидально обусловленное поведение». Это и рискованная езда на автомобиле, и занятия экстремальными видами спорта или опасным бизнесом, и добровольные поездки в горячие точки, и даже алкогольная или наркотическая зависимость. Даже дети, которые катаются на крыше лифта, могут делать это по той же самой причине. И сколько угодно можно твердить человеку о том, что все это опасно для жизни, как правило, именно этой опасности и жаждут скрытые суициденты.
Не стоит доверять и распространенному мифу о том, что, мол, «кто говорит о самоубийстве, никогда этого не сделает». Да, заявление о возможном суициде может быть и демонстрацией, но может быть и криком о помощи, причем сорвавшимся случайно. И неспециалисту «диагноз» здесь поставить очень сложно. Поэтому советуем не оставлять без внимания такие высказывания.
Здесь важно очень осторожно, тактично, умно переключить возможного самоубийцу с мысли о суициде. Но ни в коем случае не говорить ему: «Да ты не думай об этом!» Вот проделайте такой эксперимент. Представьте, что вам кто-то сказал: «Не думай о слоне». Ну-ка, о чем вы сейчас в первую очередь подумали? То-то и оно. Точно также нельзя впрямую отговорить человека «не думать о суициде». Лучше «подкинуть» ему иную работу для мозгов.
Вообще суицид — не повод для осуждения. Конечно, человек выбрал не самый лучший и не самый умный способ решения проблем. Но не его вина, а его беда в том, что других способов он найти не сумел.
Любой суицид — это личное, осознанное решение самого человека. И лучшая профилактика суицида — дать возможность подростку позитивно ощутить право распоряжаться собственной жизнью, равно как и право искать другие методы для решения его проблем! Если человек чувствует себя нужным хотя бы самому себе, если он имеет право голоса хотя бы в отношении себя самого — уже поэтому жизнь становится для него достаточно большой ценностью.
Важно соблюдать следующие правила:
-будьте уверены, что вы в состоянии помочь;
— будьте терпеливы;
— не старайтесь шокировать или угрожать человеку, говоря «пойди и сделай это»;
— не анализируйте его поведенческие мотивы, говоря: «Ты так чувствуешь себя, потому, что…»;
— не спорьте и не старайтесь образумить подростка, говоря:
«Ты не можешь убить себя, потому что…;
— делайте все от вас зависящее.
И, конечно же, обращайтесь к специалистам за помощью!

УВАЖАЕМЫЕ РОДИТЕЛИ,
будьте внимательны к своим детям!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *