Наказание для подростка

Конфликты родителей и детей неизбежны. Взрослые пытаются добиться от чада выполнения определённых норм поведения, а дети – увильнуть от обязанностей и получить желаемое. Как сделать, чтобы ребёнок уяснил, что такое хорошо, а что такое плохо?

Ремень как средство

«Папа порол меня ремнём часто. Он был строг и требователен ко мне, и я его боялась, – рассказывает пермячка Мария Игнатьева. – Сейчас, когда выросла, получила профессию и добилась успеха, вижу, что его воспитание дало хороший результат. Я была активным и любопытным ребёнком, хотела всё попробовать, дралась по-взрослому. Думаю, без отцовских методов воспитания увлеклась бы алкоголем, наркотиками или ещё чем-то. Моя жизнь пошла бы совсем по другому направлению».

Сегодня нередко можно услышать от родителей, что они хотя бы раз в жизни шлёпали ребёнка – сгоряча, от отчаяния или из воспитательных соображений. Но специалисты утверждают, что силовые методы не только не помогают воспитывать, но и дают противоположный результат. Ребёнок замыкается в себе, у него появляются мысли, что родители его не любят, это его обижает. И в таких случаях с ним почти невозможно выстроить доверительные отношения.

Индивидуальный подход

Как же поступать, если сын или дочь не слушается, нарушает нормы общественного поведения? Ведь ребёнок должен понимать, что ему не всё дозволено, что есть хорошие и плохие поступки. О том, какие методы допустимы и работают, нам рассказали в Пермском центре психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи.

«Многие родители считают, что воспитание ребёнка без наказаний невозможно. Но телесные наказания, даже в виде лёгких шлепков, и оскорбления в адрес ребёнка запрещены законом, – говорит педагог-психолог центра Юлия Поздеева. – Считаю, что термин «наказание» неверный, воспитательные действия родителей правильнее называть санкциями. Под ними подразумеваются меры, правила, которые помогают ребёнку понять, что он совершил неверный поступок. Но надо помнить, что любые воздействия должны быть адекватны его возрасту».

До трёх лет на ребёнка вообще не следует воздействовать в воспитательных целях. В эти годы он ещё не умеет давать оценку своим поступкам, им движет исключительно природное любопытство. И «расплата» за проступок должна быть по силам малышу. Нельзя пятилетнего мальчика заставлять мыть пол во всей квартире, чего бы он ни натворил. В переходные периоды – в три года, семь лет и в подростковом возрасте – с детьми надо быть мягче, они очень ранимы.

Также всегда нужно учитывать индивидуальные особенности. Например, если для ребёнка ценны добрые отношения с родителями, то в качестве воздействия можно объявить бойкот. Но он не должен быть длительным. В любом возрасте действует метод исправления ошибки. Если дошколёнок разбросал что-то, пусть всё соберёт и разложит по местам. Но не отступайте, добейтесь результата, иначе ребёнок будет манипулировать вами. Подростка за проступок можно нагрузить дополнительной работой по дому. Работает и запрет на использование гаджетов.

В любом возрасте для сластёны большой потерей станет запрет на лакомства. Но ни в коем случае нельзя отказывать в еде или не вести малыша гулять. Традиционные приёмы – поставить ребёнка в угол или посадить на стул «подумать» – тоже работают, но нужно соблюдать длительность наказания. В три года оно длится не более трёх минут, в пять – не более пяти. И всегда обязательно нужно объяснять, что стало причиной вашего недовольства.

Поведение определяют родители

Директор школы № 114 Валентина Федотова считает, что дети полностью отражают ситуацию, которая складывается в их семьях, поэтому одно из условий успеха воспитания – это личный пример.

«Я могу по любому ребёнку определить, как ведут себя их папы и мамы. Родители, кстати, этого не понимают. Когда я говорю им об этом на собраниях, они не верят. А зря. Ситуация в семье очень важна для правильного формирования ребёнка, ведь детей учит только пример взрослых, которые его окружают. Если родители требуют от сыновей и дочерей соблюдения каких-то норм поведения, а сами их нарушают, то эффекта не будет, что ни делай. Недавно заметила одну очень важную вещь: каким ребёнок стал к шестому классу школы, точно таким он и будет, когда вырастет», – говорит Валентина Федотова.

Главное правило при выборе каких-то мер – родителям нужно придерживаться одной позиции. Если один взрослый считает, что ребёнок должен ответить за свой поступок, а другой занимает противоположную позицию – вас ждут манипуляции. Даже если мнения папы и мамы не совпадают, один должен уступить, иначе толка не будет.

Ещё более важно общение с ребёнком в дружеской обстановке. Нужно объяснить малышу, что именно он сделал правильно, а что неправильно, и услышать его мнение. Он должен понимать, что и его позицию родители слышат. Диалог в семье должен быть конструктивным. Ещё важно стимулировать ребёнка. Если он робок, но старается, можно договориться с педагогом, чтобы тот его по­хвалил. Если дети видят, что их труд ценят, их это хорошо мотивирует. Но и здесь нельзя переборщить, иначе ребёнок любое своё действие будет воспринимать как достижение.

Ну и важно сказать, что если родители не могут сами разобраться, как повлиять на ребёнка, стоит обратиться к профессиональному психологу.

Сообщайте о насилии

Начальник ОДН МВД России по Пермскому краю Татьяна Кандакова:

«Применяя меры воздействия по отношению к ребёнку, родители должны понимать, что их и самих могут наказать. По ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» привлекают за необеспечение ребёнка всем необходимым для жизни, а также по фактам физического насилия. По ст. 116 могут привлечь за побои и другие действия, причиняющие физическую боль, по ст. 117 «Истязание» наказывают за систематическое причинение физических и психических страданий. В зависимости от обстоятельств суд может назначить наказание в виде штрафов до 100 тыс. руб., обязательных, исправительных или принудительных работ, а в отдельных случаях и лишить свободы на срок до семи лет.

Случаев, когда возбуждаем уголовные дела, не так уж и много. Например, за 8 мес. этого года по ст. 156 было 23 дела. Все они – в отношении асоциальных семей, где папы и мамы находятся на грани лишения родительских прав. В таких семьях взрослые не лечат ребёнка, если он болен. А из-за плохого ухода у него могут быть социальные заболевания вроде чесотки или педикулёза. В таких семьях дети часто остаются голодными и без присмотра. Зачастую именно в таких семьях процветает и насилие.

Об этих фактах нам сообщают педиатры, которые во время приёма обнаруживают у детей синяки и ссадины, или педагоги, которые узнают от самих детей о том, что их дома обижают. Но чаще всего о насилии над детьми знают соседи, которые слышат и даже видят, что ребёнок в беде. В таких ситуациях не надо оставаться равнодушными, следует сообщать о происшествии в полицию. Это важно, потому что в некоторых случаях дети страдают от родителей годами, а мы не можем им помочь. Не нужно бояться, что из-за вашего сигнала родителей сразу посадят в тюрьму, а ребёнок останется сиротой. Когда поступает информация о возможном насилии над ребёнком, мы встречаемся с семьями, проводим профилактическую работу. Это часто помогает изменить ситуацию в доме в интересах ребёнка».

Выбирайте «средний путь»

Юрий Кищук, руководитель информационного отдела Пермской епархии:

«Церковь всегда считала рассудительность одной из главных добродетелей. Тем более необходимо быть рассудительными в воспитании и наказании детей. Ведь в нашей жизни бывает так, что одни родители очень нежно и слабо детей своих воспитывают и ни в коем случае не хотят их наказывать, позволяя им бесстрашно и своевольно жить. Другие же родители, напротив, постоянно проявляют безмерную строгость, гнев и ярость. И те и другие, конечно же, неправы! Любое излишество по своей сути порочно! Строгость, как и милость безрассудные, не приведут ни к чему хорошему. Чрезмерная милость приведёт со временем ребёнка к распущенности и гордости, а чрезмерная строгость – к унынию, осуждению и другим страшным грехам. В любой жизненной ситуации нашими помощниками должны быть умеренность и рассудительность. Как говорили наши предки: «Всем нам жизненно необходим «средний путь».

Не откладывать разговор на завтра

Председатель общественной организации «Многодетные Пермского края», мама троих детей Ирина Ермакова:

«В нашей семье нет такого понятия как наказание, тем более физическое наказание. Но существуют ограничения за некоторые проступки. Мы считаем, что это более дей­ственно и эффективно. Но при этом важно «разбор полётов» не откладывать на другой день, а поговорить с ребёнком как можно раньше. Обязательно нужно понять причину проступка, разобраться, почему он поступил в конкретной ситуации именно так, обсудить, были ли другие варианты поведения. Мне важно, чтобы в итоге дети понимали, что они неправы. Это позволит избежать повтора.

Физические наказания я не приемлю, очень хочу быть для своих детей другом, тем человеком, которому они могу доверять, а не надзирателем с ремнём.

Однажды я узнала, что сын открыл незнакомым дверь и дал еды из холодильника. Я порадовалась, что в той ситуации всё обошлось без последствий. Но, конечно, у нас был серьёзный разговор о том, почему опасно открывать дверь незнакомым. Разговор был спокойный, но, видимо, я была так убедительна, что остальные дети испуганно сидели и мотали на ус.

Ну и ещё один родительский секрет: перед серьёзным разговором я всегда сначала мысленно считаю до 20″.

Пакость или любопытство?

Педагоги и психологи утверждают, что прежде чем наказывать ребёнка, первым делом надо понять, а есть ли за что?

Например, сын разобрал телевизор. Беда? Для родителей безусловно, потому что возникла проблема, которую надо решить – собрать телевизор обратно. Хорошо, если новый не пришлось покупать. Вроде бы это серьёзный проступок со стороны ребёнка. Но горячиться не следует. Сначала надо поговорить с ребёнком, выяснить причины случившегося. Вполне может оказаться, что сын просто хотел узнать, как устроен телевизор, удовлетворить свой инстинкт познания мира. Дети каждый день ищут ответы на интересующие их вопросы, и это, наоборот, нужно поощрять. Да, ребёнку надо показать, что он создал проблему. Пусть вместе с папой везёт телевизор в ремонт, почувствует, что исправление требует временных и финансовых затрат. Но вместо наказания в этом случае стоит придумать, как этот интерес к окружающему миру поддержать без ущерба для семьи. Например, дедушка может провести время с внуком, разбирая старый радиоприёмник.

Или ещё одна ситуация: малыш лезет в лужу. Взрослые кричат: «Отойди немедленно, промокнешь и испачкаешься». А затем ещё и угрожают наказанием. А за что? Тут родителям нужно вспомнить, сколько раз в детстве они сами набирали воду в резиновые сапоги. И ведь не было злого умысла. Было просто интересно узнать, глубже эта лужа соседней или нет. Конечно, плохо, если ребёнок промочил ноги. Но если это уже произошло, пусть побродит минут пять – и домой. За это время и не замёрзнет, и любопытство удовлетворит. А родители в следующий раз оденут его на прогулку в подходящую одежду.

За 17 лет боль не утихла

Пермячка Софья Кошкина:

«Уверена, ни за что не подниму на ребёнка руку, что бы ни случилось. Многим трудно даже представить, что испытывает крохотное существо, когда на него обрушивается не просто гнев родителя (что уже само по себе наказание), но и реальная боль. Такая травма останется с ребёнком на всю жизнь.

У меня была младшая сестра, которой по какой-то причине никогда не доставалось. Отец бил только меня. Бил за незначительные провинности. Например, во время прогулки с подругами ушла чуть дальше двора, из-за усталости не успела убрать на ночь игрушки. Особенно было обидно, когда отец отхлестал меня ремнём за то, что кто-то сломал его подкассетник в магнитоле. Я тогда плакала, кричала, что это не я, но отец не слушал.

Казалось, он издевался надо мной: с каким-то особым удовольствием отец рассказывал, что его новый ремень будет бить ещё больнее предыдущего и двойным ударом, так как сделан из более жёсткой кожи.

Однажды он так исполосовал мою спину ремнём до вздувшихся красно-белых полос, что сам испугался. Поливал меня потом холодной водой. Только вот следы на коже уходят, а в душе остаются.

В итоге моя мама не выдержала. Она подала и на развод, и на лишение его родительских прав. Суд тоже помню: пришли родственники, знакомые, соседи. Все переживали и были готовы подтвердить жестокое и наплевательское отношение отца к нам.

Казалось бы, история давно минувших дней. Отца лишили родительских прав 17 лет назад. Столько же лет он не живёт с нами. А я до сих пор храню обиду.

Однако, испытав, как говорится, на собственной шкуре все эти ужасы, я совершенно точно знаю одно: никогда со мной рядом не будет мужчины, способного поднять руку на меня или ребёнка».

Кричать можно

Журналист, блогер Анастасия Петрова:

«Я считаю абсолютно неприемлемым любое насилие над детьми – неважно, физическое оно или психологическое.

Нельзя шлёпать ребенка, нельзя угрожать тем, что отдадите его в детский дом, нельзя говорить: «Я тебя не люблю» или «Ты мне больше не нужен». Это моё личное убеждение.

При этом я понимаю, что на ребёнка надо как-то воздействовать. И если поначалу бывает достаточно лишь родительского авторитета, то потом его уже может не хватать. В этих случаях стараюсь искать варианты мотивации. Например, объясняю, что сделать это выгодно потому-то и потому-то.

Вообще, каких-то универсальных рецептов не существует. У меня два сына, и они очень разные. Старший мотивирован на достижения, но категорически ничего не будет делать, если не понимает, зачем ему это нужно. Но с ним работают и довольно отдалённые перспективы. Если я говорю: «Математика поможет стать хорошим программистом. Ты же этого хочешь?», то такой аргумент – прекрасный стимул для него.

С младшим сыном даже условие «подмети пол, и тогда поедем в парк» не срабатывает. Но он очень многое эмоционально воспринимает, и с ним срабатывает фраза: «Подмети пол или я расстроюсь». Думаю, очень важно понимать своих детей, к каждому искать индивидуальный подход.

Не так давно праздновался очередной День Победы. На мой взгляд, это самый светлый и настоящий праздник из всех, которые существуют в России. С возрастом все глубже осознаешь, какой непосильный вклад внесли русские люди в достижение победы. На этот раз я очень серьезно и искренне прониклась чувством благодарности к тем людям, которые дали нам это чистое небо, хлеб с маслом на столе, возможность купить красивую одежду и технику. И я задумалась о том, что очень важно воспитывать в наших детях это светлое чувство благодарности.

Под родительским крылом

Ребенок с рождения до окончания школы сопровождается определенными решениями родителей. Так, в младенчестве мама решает не оставлять ребенка без присмотра, направлять и помогать ему в изучении чуждого окружающего мира. Это правильно, поскольку младенец связан с матерью симбиотически, то есть является частью ее мира. Но приходит пора в подростковом возрасте «отлучить» ребенка от матери, дать возможность функционировать самостоятельно, задать отпрыску нужное направление и снабдить путевкой во взрослую жизнь. И здесь решения должны быть осознанными и более жесткими. От них зависит то, какой дорогой чадо потопает во взрослую жизнь: либо легкой и безвольной, либо трудной и сильной.

Смотрю на своих детей и думаю: на ноги я их поставила, любовь и ласку дала, что такое хорошо, что такое плохо – объяснила, программу на успешное обучение в школе заложила, вкус привила, аккуратности и манерам научила. Смогут ли они с этим потенциалом самостоятельно пробиться через тернии современной жизни к звездам или будут ждать, когда мама поможет «взлететь»? Скорее, второе, потому что выработалась привычка просить помощи. По этому принципу построено воспитание в большинстве семей, поскольку общество одобряет такую программу. Школьники привыкли, что всегда и везде им дадут то, что они потребуют, не родители, так бабушка с дедушкой. Надо сотовый телефон – получай, компьютер – пожалуйста, модные джинсы – мама купит, плейер – можно у папы выпросить, велосипед, роликовые коньки, мотоцикл, автомобиль и т.д. – родня не откажет. Вот и живут наши детки в полной уверенности, что все у них будет, а если не будет, то они вымолят или заставят предков купить любыми способами. Ума от этого у детей не прибавляется, а даже наоборот, идя на поводу бесконечных детских прихотей, мы задаем четкую программу быть потребителем в обществе.

Важно научить детей отдавать бескорыстно и безвозмездно. И быть благодарными. Многие дети не понимают и не знают цену тем деньгам, которые родители дают им сверх нормы, потому что это легкие деньги. Но когда-нибудь придется самому их заработать, а смогут ли это сделать закоренелые иждивенцы? Неужели никто из родителей не хочет, чтобы их ребенок самостоятельно с уверенностью и упорством достиг своей личной цели? Нашел свое дело по душе и САМ (без помощи родителей) стал зарабатывать деньги. Вот тогда он бы понял им цену. Все родители хотят этого, но мало кто воспитывает в детях самостоятельность, целеустремленность, отвагу, уверенность и напористость.

Создаем условия

Чтобы у отпрыска появилось желание достичь каких-либо вершин самостоятельно, надо создать условия. Недаром я упоминала военные годы. Условия не позволяли ныть и просить помощи: либо ты поможешь себе сам, либо умрешь. Жестко, но действенно. Выбора не было ни у детей, ни у взрослых. Старшие отвечали за младших, а то и каждый сам за себя. Дети выполняли всю хозяйственную работу по дому.

Сейчас не война, нам повезло родиться в мирное время. К сожалению, сейчас мы зачастую не ценим заботу родителей. К современным детям нет жестких требований. Поэтому они ничего не делают по дому. Пусть даже с утра до вечера они заняты в кружках и секциях. Одна из любимых манипуляций детей – надавить на жалость: «У соседа по парте есть MP3-плейер, а у меня нет. У меня вообще ничего нового нет, старье какое-то. Надо мной все смеются!»

Родителям не стоит вестись на хитрые уловки, хочешь новый плейер – заработай. Учись на отлично, не груби, выполняй домашнее обязанности и месяца через три получишь желанную игрушку. Пусть даже дети завидуют друг другу. Пережив обиды и зависть в детстве, во взрослой жизни справляться с трудностями будет гораздо легче. Пусть ты будешь белой вороной сейчас, зато потом добьешься всего САМ и обретешь смысл жизни. А смысл жизни в том и заключается, что ты чувствуешь удовлетворение от собственных трудов и достижений, будь то трудовая деятельность, семья или общественная жизнь. Разве это счастье, если оно сотворено не твоими руками?

Жесткая любовь

Нередко воспитание детей основано на жалости: «У меня ничего не было, так пусть у моих детей будет!» «Пусть доченька отдыхает, успеет еще наработаться во взрослой жизни!» Да когда же она успеет, если ничего не умеет делать? Полжизни у нее уйдет на то, чтобы захотеть, а полжизни на то, чтобы научиться. Медвежья услуга. Зачем жалеть? Жалость – это производная гордыни, если жалеешь, значит, считаешь себя лучше другого? Мама всего достигла сама, а дочь, значит, хуже ее?

Именно на сопоставлении событий и эмоций, на контрасте хорошего и плохого рождается такое чувство, как благодарность. Испытав зло, научишься ценить добро. Воспитывай мы детей на чувстве благодарности, что получим? Каждый ребенок будет благодарен за мирное небо, хлеб, чипсы, кока-колу на столе, за одежду и обувь, крышу над головой, чистую постель, компьютер и школьные принадлежности. За то, что есть мама и папа, наконец, ведь дети из детского дома, например, лишены этого. Дети теряют ориентацию в мире, лишаются собственной цели. Хотя цель есть у любого живого существа, даже у растений и животных. Например, домашние животные отчасти лишились своей цели, поскольку человек взял на себя задачу обеспечить их кровом и пропитанием. Теперь он определяет, как, зачем, и сколько им жить. Так и люди, с детства отдающие цели родителям, подчиняют свою волю исключительно их интересам. Развитие прирученных детей идет в том направлении, которое определяют для них родители. Симбиоз матери и ребенка длится бесконечно. В результате, дети «засыпают» еще крепче и окончательно теряют представление о своих подлинных целях, превращаясь в слабых и безвольных. А чего может достичь слабый и безвольный?

Не стоит создавать «комнатные» условия для подростка. Пусть его среда обитания будет достаточно жесткой. Это последняя репетиция перед выходом во взрослую жизнь. Родители, создающие жесткие бесцеремонные условия, вовсе не являются тиранами и деспотами. В психологии есть такое понятие, как «жесткая любовь», то есть зло во благо. Это осознанная неравнодушная любовь. Поступив жестоко с ребенком в период отрочества, мы обеспечиваем ему проездной билет в самостоятельную взрослую жизнь. Тогда можно будет всем вместе порадоваться за результат и поблагодарить друг друга. Ведь чувство благодарности, если не воспитывается со школьной скамьи, то рождается само собой в суровых условиях.

Деструктивное наказание

Всё это относится к конструктивным наказаниям. Однако встречаются и откровенно деструктивные. Рассмотрим несколько примеров.

Иногда можно встретить рекомендации из разряда «клин клином вышибают» – когда, например, курящего подростка заставляют выкурить большое количество сигарет, чтобы у него возникло к ним отвращение. Такая стратегия, мягко говоря, сомнительна. Во-первых, нельзя считать ее эффективность полностью доказанной, во-вторых, следует задуматься о физическом и психологическом здоровье формирующейся личности.

Второй пример касается обоснованности наказаний. На одном из порталов размещено обращение матери, которая жалуется на непослушание подростка: сын много времени проводит с друзьями. Автор послания пишет, что ей нужно узнать эффективные способы наказания, но при этом добавляет, что ей некогда даже наказать ребенка, потому что она всё время работает.

Может быть, причина непослушания в данном случае кроется не в строптивой натуре сына, а в его внутреннем чувстве одиночества? Поэтому прежде, чем наказывать подростка, нужно выяснить, действительно ли именно он виноват в случившемся.

Как наказывать подроста с пользой для формирующейся личности

  1. В основе наказания должны лежать правила, выработанные совместно с ребенком и принятые им. Это своеобразный «договор» между родителями и ребенком.

  2. Среди форм наказания должны отсутствовать все варианты насилия.

  3. Наказание, по возможности, должно следовать сразу же за провинностью. Отсрочка возможна в случае болезни подростка, его пребывания в стрессовом и других неблагоприятных эмоциональных состояниях.

  4. За один проступок нельзя наказывать дважды.

  5. Наказание должно быть соизмеримо проступку.

  6. Если родитель предупредил о наказании за проступок, то надо придерживаться выбранной линии.

  7. Наказывая, демонстрируйте искренние эмоции, но не давайте подростку повода думать, что теперь вы стали любить его меньше, чем любили до проступка.

Как показывает практика, чаще всего непослушание наблюдается в семьях, где нарушен эмоциональный контакт между родителем и ребенком. Это возможно в семьях с гипоопекой, где подросток чувствует себя нелюбимым и ненужным, предоставлен сам себе, и своим неподобающим поведением он привлекает внимание значимых взрослых.

Сюда же относятся и семьи с гиперопекой, где демонстративное поведение подростка – стремление вырваться из-под гнета чрезмерной заботы.

Если в семье царит гармония, взаимопонимание, доверие в отношениях между родителями и детьми, то наказания используются достаточно редко.

И еще одно. Прежде чем наказывать подростка, ответьте себе на следующие вопросы:

  1. Что бы чувствовал я, если бы меня наказывали подобным образом?

  2. Понимает ли подросток, за что именно его наказывают?

  3. Пойдет ли наказание на пользу ребенку?

Только после этого принимайте взвешенное решение. Имейте в виду: частое использование наказаний обесценивает их.

Подросток уже не ребенок, ему многое понятно и доступно, потому самое действенное наказание – это понимание содеянного, угрызения совести.

Маргарита Логвинова

Подросток не хочет общаться, у вас не получается мирно договориться – как быть в такой ситуации? Пройдите тест и получите информацию об особенностях вашего стиля воспитания и о взгляде подростка на то, как вы его воспитываете. Пройти тест

Isabel A Bordin, Cristiane S Duarte, Clovis A Peres, Rosimeire Nascimento, Bartira M Curto & Cristiane S Paula

Цель

Исследовать связь между отдельными видами психических расстройств у детей и жестокими телесными наказаниями, в сочетании с другими известными, значимыми факторами риска.

Методы

Нами проведено поперечное исследование в районе Эмбу г. Сан-Паулу (Бразилия), которое являлось бразильским компонентом многостранового исследования жестокости в семье. Из вероятностной выборки кластеров, включавших все домохозяйства, отвечающие критериям исследования (женщина в возрасте 15–49 лет с сыном или дочерью в возрасте до 18 лет) мы случайным образом отобрали по одной паре мать–ребенок на домохозяйство (n = 813; коэффициент отсева: 17,6%). Настоящее исследование фокусировалось на детях в возрасте 6–17 лет (n = 480). Была использована диагностическая форма Child Behaviour Checklist CBCL/6–18 для выявления детей только с интернализированными расстройствами, только с экстернализированными расстройствами и с интернализированными и экстернализированными расстройствами (коморбидностью). Жестокое телесное наказание определялось как нанесение ударов каким-либо предметом, удары ногами, сдавливание горла, удушение, прижигание кожи, причинение ожогов, ошпаривание, избиение или угроза оружием. Мы также изучали другие потенциальные корреляты из четырех областей: ребенок (пол, возраст, случаи насилия в семье в присутствии ребенка); мать (образование, отсутствие работы по найму, тревожность или депрессия, насилие в семье); отец (отсутствие, пьянство); и семья (социально-экономический статус). Для выявления тревожности или депрессии у матери применялся опросник ВОЗ для самооценки SRQ-20 (балльная оценка > 7). С помощью логистического регрессионного анализа с пошаговым исключением переменных были выявлены независимые корреляты и значимые взаимосвязи.

Результаты

Многовариантное моделирование показало, что жестокие наказания являются независимым коррелятом коморбидных интернализованных и экстернализованных расстройств, но не связаны исключительно с интернализованными расстройствами. Они повышают риск возникновения исключительно экстернализованных расстройств только у тех детей и подростков, которые не подвергаются воздействию материнской тревожности или депрессии. Тревожность или депрессия у матери повышала риск только у детей и подростков, не подвергавшихся жестоким наказаниям.

Вывод

Жестокие наказания могут быть связаны с расстройствами психики у детей, причем их механизм зависит от вида расстройства. Их влияние сохраняется при наличии семейных стрессоров, таких как отсутствие отца или тревожность или депрессия у матери.

Наказывать и прощать

«Я знаю, что детей бить нельзя и телесные наказания- не дело. Да я ведь его и пальцем не трогаю. Знаете, что я делаю? Он страшно боится темноты-так я его запираю в подвал, выключаю свет и оставляю там. Посмотрели бы вы, какой он потом шелковый становится!»-это рассказ отца, который привел на обследование шестилетнего мальчика с сильным неврозом.
«Не верьте вы ему. Уж я его насквозь вижу, притворщика. Нарочно — медленно отстегиваю ремень-еще и не коснусь, а он уже орет, зовет маму на защиту»-так говорит другой отец, огорченный плохой успеваемостью сына-третьеклассника.
«У меня есть принцип: ничего не хвалить, пока сын не достигнет совершенства. А он никогда не достигнет. Я проcто добиваюсь, чтобы у него было чувство ответственности — а его нет!» — подобным заявлением начинает свой длинный рассказ третий отец, сильно озабоченный поведением одиннадцатилетнего сына. Он страшный лентяй, лгун, замалчивает плохие отметки, никакие наказания не помогают.
Мы процитировали высказывание троих отцов, но это не значит, что ошибки и перегибы в воспитании — удел только отцов. Жестокости, подобной той, какая исходит из первого приведенного примера, непонимания, о котором свидетельствует второй пример, нелепых принципов, на коих основано воспитание в третьем случае,-всего этого в избытке, к сожалению, и у мам, бабушек, дедушек, дядюшек и других воспитателей.
Задумаемся глубже над третьим случаем. Он совсем не редкость, и я искренне убежден, что многие родители узнают себя. Уже этого вполне достаточно для более тщательного разбора.
Отец утверждает, что наказания не помогают, и он пришел посоветоваться, есть ли такое наказание, которое воздействует на сына. От матери и самого мальчика мы узнали, что отец действительно никогда не поступается своими принципами. Никаких одобрений и похвал. Отец полагает, что мальчик «обязан все уметь» и нечего ждать от отца помощи и совета. Отец педантично контролирует выполнение домашних заданий и поручений, которые дает он сам; беда, если обнаружится ошибка. Мальчик избегает этого контроля как только может. Тем самым он запускает уроки, школьные оценки ухудшаются. Соответственно повышаются отцовские требования, отец все строже, неистовее в своем контроле-и вот готова разразиться семейная катастрофа. Притом нет сомнений, что намерения у отца благие, мальчиком он дорожит и хотел бы воспитать его как можно лучше.

Что на это скажет психолог?

Для начала зададимся вопросом, что же такое наказание. В голову сразу лезет воспоминание о полученных в детстве нескольких затрещинах или домашнем аресте за небрежно нацарапанное домашнее задание, либо за шалость. Но, наверняка, вспомнятся и друзья, для которых затрещины были обычным делом, поскольку сыпались справа и слева, и никакая «домашняя тюрьма» не могла заставить их аккуратнее писать. Ибо наказание-это вовсе не действие со стороны наказывающего, а то, что происходит в наказываемом ребенке. То, что он при этом переживает. С точки зрения психологии это хорошо всем известное неприятное, давящее чувство стыда и унижения, от которого хочется как можно скорее избавиться и никогда более не переживать.
Так же обстоит дело с поощрением. Награда-это отнюдь не всегда то, что мы считаем таковой, а то, что воспринимается ребенком как поощрение. Приятная, возвышающая удовлетворенность делом, за которое похвалили дорогие нам люди. Удовольствие от того, что нас любят и симпатизируют нам. Разумеется, подобное чувство хочется подольше удержать и почаще переживать в будущем.
Итак, на вопрос как правильно распределять наказания и поощрения, мы не дадим точного ответа, сколько того и другого должно приходиться на каждого ребенка. «Сколько затрещин и сколько конфет». Воспитательная проблема заключается тут не в количестве, а в отношении ребенка к наказывающему и поощряющему. Это глубоко личное, индивидуальное дело воспитателя и ребенка, в нем сфокусировано все, что их связывает и сближает. Важно, как формировались их взаимоотношения, насколько они эмоционально близки друг другу! Чтобы наказание возымело действие, ребенок должен пережить чувство вины. Ему надо осознать, что он неким образом нарушил хорошие взаимоотношения с родителями или иными воспитателями. Без этого чувства наказание всего лишь открытый акт насилия, бессмысленное терзание, либо напрасная трата энергии. Оно не является воспитанием. Хуже того, весь возбуждаемый в ребенке негативный эмоциональный заряд обращается против того, кто так «хладнокровно» наказывает. Воспитатель оказывается в роли надсмотрщика, который высек провинившегося, но тот за собой никакой вины не видит.
Педагоги утверждают, что наказание имеет тройное значение. Во-первых, оно должно исправить вред, причиненный дурным поведением. И ребенок обязан убрать небрежно разбросанные вещи, починить по возможности сломанную или разбитую вещь. Из своих карманных денег хотя бы частично возместить стоимость причиненного кому-либо ущерба. Во-вторых, наказание способствует тому, чтобы такие действия не повторялись. Оно имеет отпугивающий, устрашающий смысл, о чем мы уже говорили. Но третье, и, по всей видимости, главное значение заключается в снятии вины. «Провинность» представляет собой определенное отчуждение, преграду, неуверенность во взаимоотношениях с провинившимся. Грядущее наказание должно смыть эту вину. Тем самым в наказании усматривается элемент высшей справедливости, которую виноватый признает и принимает.
Из этого следует, что если мы наказываем ребенка из-за собственной нетерпеливости или плохого настроения, а также по причине находящих на нас приступов злобы, то свое самочувствие мы немного улучшаем, но с точки зрения воспитательной наше поведение не только расходится с целью, но и приносит вред. Ребенок с минуту страдает, может, и плачет, просит прощения, но в его понятия о справедливости это не укладывается, и он не ощущает за собой необходимого чувства вины, нет и облегчения и урока на будущее.
А как обстоит дело с поощрением? Оно как воспитательное средство более действенно. Если наказание лишь останавливает дурные действия, то поощрение ориентирует на хорошие и закрепляет их. Под поощрением нельзя понимать конфеты, футбольный мяч или велосипед за школьные успехи. Лучшая награда для ребенка — сознание того, что он принес радость любимым людям, а подарок впридачу лишь символизирует это. Там, где символ становится главным и самоцельным, где лишь он заставляет ребенка хорошо вести себя, — в семье что-то неладно.
Если за любую ошибку ребенка ждет наказание и ничего больше, ребенок не научится правильному поведению. Кроме того, он будет бояться того, кто наказывает, стремиться обмануть его, чтобы избежать наказания. Никакие упреки и наказания не сделают школу привлекательнее для менее одаренного ребенка. Но если за каждый маленький успех хвалить и ободрять его, появится надежда, что он будет работать с удовольствием и полной отдачей.
А теперь немного о другом. Поощрение и наказание- основные воспитательные средства. Это означает, что с их помощью мы достигаем определенной воспитательной цели. Цель наказания, таким образом, не потопить грешника, а спасти и вытянуть! Способ для этого-прощение!
Мальчик из детского дома, сравнивая более богатый детский дом с бедно оборудованным, все же отдал предпочтение бедному, потому что, по его словам, там «нас за плохое поведение начальница накажет, а директор за нас заступится». На первый взгляд, такое поведение профессионалов — воспитателей кажется непедагогичным, непоследовательным и даже бессмысленным. Но в той ситуации, дети прекрасно чувствовали, что дело тут не в слабости, а, наоборот, в привязанности к ним, и понимали, чего недоставало им в других детских домах. К тому же, начальница и директор были супругами, и их детский дом, в сегодняшнем понимании, назывался бы «детдом семейного типа». А в какой семье не заступаются за детей именно так, как у тех двоих воспитателей в детском доме!
Прощение-это не награда, а освобождение от напряжения вины, ожидаемого или уже полученного наказания. Это по сути примирение. Как любое освобождение, прощение рождает добрые чувства к освободителю. Только тогда ребенок будет любить наказывающего отца или мать и переживать новые проступки как стремление исправиться, помириться, хорошо вести себя впредь.
Но и здесь следует избегать крайностей. Никогда ничего не прощать означает бесчувственное, бесчеловечное, антипедагогичное поведение. Оно лишь углубит пропасть между воспитателем и ребенком. Но всегда с готовностью прощать все — значит потерять авторитет и возможность влиять на ребенка. Так что и здесь рассудительность и понимание индивидуальных качеств ребенка будут служить нам лучшим ориентиром.
Отцу того непослушного мальчика, по поводу которого мы начали эти размышления, мы не сможем посоветовать, какое избрать наказание, но настоятельно попросим его пересмотреть свои «принципы». Они у него нежизненны, недейственны, антипедагогичны, и бедный мальчик лишь утверждается в своем упрямом сопротивлении. Принципы эти в конечном счете пагубны и для воспитателя, ибо лишают его возможности оказывать положительное влияние на мальчика, а с другой стороны, не позволяют ощутить радость и удовлетворение воспитателя.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *