Называю ее повесть великою

Содержание

6. Вся деревня (перенос.) бежит к нему навстречу, все его приветно поздравляют. 7. Он… выигрывал беспрестанно, и загребал себе золото (прям.), и клал ассигнации в карман. 8. Но торжеством победы полны еще кипели (перенос.) злобно волны. 9. Шубы и плащи (перенос.) мелькали мимо величавого швейцара.
№8. 1. Называю се великою, потому что она, в самом деле, выходит великою, т.е. большою и длинною. 2. С этой историей случилась история, нам рассказал ее приезжавший из Гадяча Степан Иванович Курочка. 3. В небе вон луна такая молодая, что се без спутников и выпускать рискованно. 4. Я пошел на базар и стал предъявлять местным жителям фотографию с лермонтовского рисунка. Очень скоро я достиг значительных результатов: превратил базар в настоящий базар. 5. Маяковский, ваши стихи не волнуют, не греют, не заражают. — Мои стихи не морс, не печка и не чума. №9. 1.— перенос. 2. — перенос. 3. — перенос. 4. Отгорела (перенос.) ли наша рябина, осыпаясь под белым окном? 5. Только слышно по улице где-то одинокая бродит гармонь (перенос). 6. Ехал я из Берлина на попутном борту (перенос.). 7. Вдруг сигнал — за поворотом дверцу выбросил шофер, тормозит: «Садись, пехота (перенос.). Щеки снегом бы натер». 8. Черные фраки (перенос.) мелькали и носились врозь и кучами, там и там, как носятся мухи на белом сияющем рафинаде в пору жаркого июльского лета, когда старая ключница рубит и делит его на сверкающие обломки перед открытым окном. 9. К Тамбову подступали две с половиной тысячи сабель (перенос.), то есть всего три полка. 10. Почему же два искусственных манто (перенос.) делятся на весь вагон впечатлениями о вчерашней вечеринке и позавчерашней ревизии? № 10. 1.— омонимия. 2. — омонимия. 3. —многозначность. 4. 1) и 2) -многозначность; 1) и 3), 2) и 3) — омонимия. 5. — омонимия. 6. — многозначность. 7. — омонимия. 8. — омонимия. 9. —многозначность. № 11. Игра слов во всех примерах построена на омонимии. № 12. 1. Несомненно, что Молчапин останется в доме Фамусова.
2. Открытие торговой точки состоялось в новом микрорайоне.
3. Как только артист выходил на сцену, лица зрителей озарялись улыбками. 4. Чацкий отмечает, что Мол чал ин «дойдет до степеней известных». 5. Разрешается не совсем точное цитирование стихов в сочинениях. 6. Контрольные работы, проведенные в разных городах, были написаны на «отлично». 7. Из-за рассеянности шахматист не раз во время чемпионата терял набранные очки. 8. Специалисты не обратили внимания на некоторые ошибки, допущенные при эксперименте. 9. Как известно, произведения Гоголя никого из его современников не оставляли равнодушным.

Повести Великого Дракона. Повесть I

Спустя столько времени, после всех испытаний и потерь, я наконец понял: как же мне чертовски повезло!
Во-первых, мои родители (хоть я и не знаю их совсем) нашли время произвести меня, чудо-чудное, на свет.
Во-вторых, я впитал в себя всю мудрость двух миров.
В-третьих, я – Дракон, чёрт возьми! Ну что сказать о себе? Я просто милашка! Прекрасного нежного синего цвета, с невероятными золотыми глазами, шикарными крыльями и ангельским характером. Бьюсь об заклад, за меня дерутся многие драконши.
Это моя первая повесть и назову её: «Повесть рождении о первых потерях». Да-да, я много терял. Не смотрите на меня так, я могу шутить, смеяться и в тоже время испытывать сильную боль в области сердца.
Началось всё с того, что я очнулся в тёмном тесном помещении от сильной встряски.
— Ай! – громко вскрикнул я, но не был услышан.
— Где я? Кто я? Почему тихо? Родители, чего творите-то?
Я попытался вытянуться, но безуспешно. Напряжение нарастало. Я ощупал себя. Так, хвост, намёк на крылья, запах гари изо рта. Ё-моё, я дракон!
Да-да, это привело в шок. Я явно занервничал и стал уже дико бить по стенам темницы, но безуспешно. Кто ж знал, что ещё недоразвитый я, рано из яйца вылупляться!
Это были первые слёзы. Слёзы детёныша. Во всей суете, сквозь рыдания послышался нежный голос:
— Спи, усни, малыш. Мир не так жесток. Слышишь тихо с крыш, падает цветок…
Голос человеческого ребёнка, та нежность, с которой он пел так успокоили, как мать успокаивает своё дитя. Следующие несколько дней этот голос, голос деревенского мальчишки Элиота, стал моим гидом по миру людей, моим первым учителем. Именно с ним я познал лучшее этого мира… Хозяин…
А, что? Слёзы на глазах выступили, говорите? Да, вы правы.
Дальше пришлось познать первое горе. На место, где жил юный Элиот напали. Я не знаю кто и не знаю почему, но в этот день никто не выжил. Я слышал крики, стоны умирающих и звук мечей и стрел, уничтожающих всё и вся. Элиот спрятал меня под елью, а сам отправился на помощь отцу. Я с волнением ждал его возвращения и минуты казались вечностью. Вскоре всё стихло. Ядовитая тишина смерти. Где-то совсем рядом хрипящий голос, голос Элиота шептал свои последние слова:
— Спи, усни, малыш. Мир не так жесток. Слышишь тихо с крыш, падает…
Элиот умер где-то рядом, и, казалось, в этот момент я умер с ним. Нет, я не плакал. Просто не чувствовал ничего, совсем.
Прошло немного времени, хотя для меня – целая вечность. Снова голос. Нежный, только совсем иной позвал:
— Малыш, я позабочусь о тебе.
Я привычно протянул лапу, чтобы постучать по темницы и дать знать, что я тут. Но от легчайшего прикосновения, скорлупа лопнула и я увидел улыбающуюся девушку. Бледная кожа, зелёные глаза, в которых не было злости, лишь забота. Ну и что, что она вампир? По-вашему вампиры не могут быть добрыми? В каком веке выживёте? Чушь какая! Фи!
— Хозяйка… — прошептал я и тут же уснул.
Проснувшись, обнаружил рядом молоко и какие-то фрукты. И самое главное – хозяйка! Она просто замечательная! Заботилась обо мне, называла своей крохой. Для неё я всегда буду дракончиком, всё-таки её воспитанник. После хорошего перекуса, я рассказал ей о Элиоте. Даже всплакнул. А она просто обняла, молча.
Она поведал мне о своей жизни. Была война. И она была отважным воином. Воином-одиночкой. Война с порождениями ночи унесла жизни всех её родных и близких, но это уже другая история. Я ж обещал, что первый рассказ обо мне.
Я помню этот момент слишком хорошо, ибо встав в грозную позицию, пообещал охранять её. Она засмеялась. О, боги неба, как же она была прекрасна в тот момент! Мне больше не довелось увидеть это ещё раз.
— Ну, что ж. Раз уж ты так решил, начнём тренировки!
И вы знаете, она таки тренировала меня. Да-да, даже когда я стал вполне взрослый и почти готовый дракон, она тренировала меня. Скажу честно, много было пролито крови и пота, пока я достиг первых результатов. Но я старался. Палил случайно леса, но старался.
Ах, да она мне ещё истории древности рассказывала. И однажды поведала про «Обряд наречения Драконов». Великое древнее действо. Дракону дарилось имя, и с этого момента он обретал хозяина, которого клялся оберегать вечность. О, да, я мечтал об этом.
Я стал стараться всё больше и больше. Прилежно обучался не только боевым искусствам драконов, но и мудрости уже нового, тёмного мира. Я узнал наших врагов: это оборотни, восставшие скелеты, ведьмы и многие другие мерзкие твари. Вскоре я заметил, как окрепли крылья, огонь из пасти просто пылал, а тренировки всегда заканчивались аплодисментами хозяйки.
Я даже не заметил, как привязался к ней и больше жизни желал служить ей вечно. Вскоре она объявила, что я полностью готов к обряду. Сердце трепетало от счастья и летело ввысь!.. Но ему не суждено было сбыться.
Война дала о себе знать. Мы летели на место сражения и я плакал. Слёзы дождём обрушились на людские деревни, которые мелькали под нами. Я боялся, но не войны, а потери хозяйки. Я уже терял и не хотел больше. Но она нежно гладила, успокаивала, говорила, что всё обойдётся, и мы снова воспарим в свободное небо. Мы будем жить. И я поверил.
Был страшный бой. Я видел, как оборотни одним взмахом рук разрывали вампиров и людей пополам. Поле быстро стало красным. Хозяйка отправляла в них заклинания, я осыпал их огнём. Она замертво падали. Победа была так близка, и я решился на отчаянный шаг. Спустился так низко к земле, что нашим войнам пришлось присесть. Это была роковая ошибка. Оборотень прыгнул на меня, свалив хозяйку на землю, и придавил своим весом.
— НЕЕЕЕЕТ! — взревел я.
Ужас случившегося охватил. В безумном гневе я разорвал сначала оборотня, погубившего хозяйку, а потом и всех оставшихся тварей.
Битва была окончена. Я вновь потерял ту, которую любил. Ту, которая воспитала меня. Я потерял её… Битва закончилась. В кроваво-красном море я отыскал её. Она тяжело дышала.
— Хозяйка, прости. Я не уберёг тебя. Хозяйка, ты мне так нужна…
Что-то сильно защемило внутри, глаза покрыла белая пелена. Тук-тук-тук. Как больно… И вдруг темнота… «Спи, усни, малыш. Мир не так жесток. Слышишь тихо с крыш, падает цветок…»
Ну, и чего это вы ревёте? На самом деле всё обошлось. Если я умер, кто тогда всё это сейчас рассказывал? Чушь какая!
Да, нас изрядно потрепало. Я жив, душу. Даже шучу. Не веришь? Давай пугнём мельника, а? Ладно, ладно. Шучу.
Хозяйка так же выжила. Правда её долго латали тамошние маги. Долго ещё в бой её не пущу. Вскоре после битвы состоялся обряд. Сказать, как меня зовут? Не поверишь, Дракон Великий! Нравится? Великого сам добавил, для весомости.
Что-то я засиделся с вами, пора хозяйку навестить. Я тут ей гостинцев собрал, ягод там всяких, фруктов. Можете пойти со мной. Она будет очень рада видеть вас, Рэй.

Об убиении Бориса.

Святополк сел в Киеве по смерти отца своего, и созвал киевлян, и стал давать им дары. Они же брали, но сердце их не лежало к нему, потому что братья их были с Борисом. Когда Борис уже возвратился с войском назад, не найдя печенегов, пришла к нему весть: „Отец у тебя умер». И плакался по отце горько, потому что любим был отцом больше всех, и остановился, дойдя до Альты. Сказала же ему дружина отцовская: „Вот у тебя отцовская дружина и войско. Пойди, сядь в Киеве на отцовском столе». Он же отвечал: „Не подниму руки на брата своего старшего: если и отец у меня умер, то пусть этот будет мне вместо отца». Услышав это, воины разошлись от него. Борис же остался стоять с одними своими отроками. Между тем Святополк, исполнившись беззакония, воспринял мысль Каинову и послал сказать Борису: „Хочу с тобою любовь иметь и придам тебе еще к полученному от отца владению», но сам обманывал его, чтобы как-нибудь его погубить. Святополк пришел ночью в Вышгород, тайно призвал Путшу и вышгородских мужей боярских и сказал им: „Преданы ли вы мне всем сердцем?». Отвечали же Путша с вышгородцами: „Согласны головы свои сложить за тебя». Тогда он сказал им: „Не говоря никому, ступайте и убейте брата моего Бориса». Те же обещали ему немедленно исполнить это. О таких сказал Соломон: „Спешат они на неправедное пролитие крови. Ибо принимают они участие в пролитии крови и навлекают на себя несчастия. Таковы пути всех, совершающих беззаконие, ибо нечестием изымают свою душу». Посланные же пришли на Альту ночью, и когда подступили ближе, то услыхали, что Борис поет заутреню, так как пришла ему уже весть, что собираются погубить его. И, встав, начал он петь: „Господи! За что умножились враги мои! Многие восстают на меня»; и еще: „Ибо стрелы твои вонзились в меня; ибо я готов к бедам, и скорбь моя предо мною»; и еще говорил он: „Господи! Услышь молитву мою и не входи в суд с рабом твоим, потому что не оправдается пред тобой никто из живущих, так как преследует враг душу мою». И, окончив шестопсалмие и увидев, что пришли посланные убить его, начал петь псалмы: „Обступили меня тельцы тучные… Скопище злых обступило меня»; „Господи, Боже мой, на тебя уповаю, спаси меня и от всех гонителей моих избавь меня». Затем начал он петь канон. А затем, кончив заутреню, помолился и сказал так, смотря на икону, на образ Владыки: „Господи Иисусе Христе! Как ты в этом образе явился на землю ради нашего спасения, собственною волею дав пригвоздить руки свои на кресте, и принял страдание за наши грехи, так и меня сподобь принять страдание. Я же не от врагов принимаю это страдание, но от своего же брата, и не вмени ему, Господи, это в грех». И, помолившись Богу, возлег на постель свою. И вот напали на него, как звери дикие, обступив шатер, и проткнули его копьями, и пронзили Бориса и слугу его, прикрывшего его своим телом, пронзили. Был же он любим Борисом, Был отрок этот родом венгр, по имени Георгий; Борис его сильно любил, и возложил он на него гривну золотую большую, в которой он и служил ему. Убили они и многих других отроков Бориса. С Георгия же с этого не могли они быстро снять гривну с шеи, и отсекли голову его, и только тогда сняли гривну, а голову отбросили прочь; поэтому-то впоследствии и не обрели тела его среди трупов. Убив же Бориса, окаянные завернули его в шатер, положив на телегу, повезли, еще дышавшего. Святополк же окаянный, узнав, что Борис еще дышит, послал двух варягов прикончить его. Когда те пришли и увидели, что он еще жив, то один из них извлек меч и пронзил его в сердце. И так скончался блаженный Борис, приняв с другими праведниками венец вечной жизни от Христа Бога, сравнявшись с пророками и апостолами, пребывая с сонмом мучеников, почивая на лоне Авраама, видя неизреченную радость, распевая с ангелами и в веселии пребывая со всеми святыми. И положили тело его в церкви Василия, тайно принеся его в Вышгород. Окаянные же те убийцы пришли к Святополку, точно хвалу заслужившие, беззаконники, Вот имена этих законопреступников: Путша, Талец, Еловит, Ляшко, а отец им всем сатана. Ибо такие слуги подобны бесам: бесы ведь посылаются на злое, ангелы же посылаются для добрых дел. Ангелы ведь не творят человеку зла, но добра ему желают постоянно, особенно же помогают христианам и защищают их от супостата-дьявола; а бесы побуждают человека на зле, завидуя ему; и так как видят, что человек от Бога в чести, – потому и завидуют и скоры на совершение зла. Злой человек, усердствуя злому делу, хуже беса, ибо бесы Бога боятся, а злой человек ни Бога не боится, ни людей не стыдится; бесы ведь и креста Господня боятся, а человек злой и креста не боится.

Святополк же окаянный стал думать: „Вот убил я Бориса; как бы убить Глеба?». И, замыслив Каиново дело, послал, обманывая, гонца к Глебу, говоря так: „Приезжай сюда поскорее, отец тебя зовет: сильно он болен». Глеб тотчас же сел на коня и отправился с малою дружиною, потому что был послушлив отцу. И когда пришел он на Волгу, то в поле споткнулся конь его на рытвине, и повредил Глеб себе немного ногу. И пришел в Смоленск, и отошел от Смоленска недалеко, и стал на Смядыне в насаде. В это же время пришла от Предславы весть к Ярославу о смерти отца и послал Ярослав сказать Глебу: „Не ходи: отец у тебя умер, а брат твой убит Святополком». Услыхав это, Глеб громко возопил со слезами, плачась по отце, но еще больше по брате, и стал молиться со слезами, говоря так: „Увы мне, Господи! Лучше было бы мне умереть с братом, нежели жить на свете этом. Если бы видел я, брат мой, лицо твое ангельское, то умер бы с тобою: ныне же зачем остался я один? Где речи твои, что говорил ты мне, брат мой любимый? Ныне уже не услышу тихого твоего наставления. Если доходят молитвы твои к Богу, то помолись обо мне, чтобы и я принял ту же мученическую кончину. Лучше бы было мне умереть с тобою, чем жить на этом полном лжи свете». И когда он так молился со слезами, внезапно пришли посланные Святополком погубить Глеба. И тут вдруг захватили посланные корабль Глебов, и обнажили оружие. Отроки же Глебовы пали духом. Окаянный же Горясер, один из посланных, велел тотчас же зарезать Глеба. Повар же Глеба, именем Торчин, вынув нож, зарезал Глеба, как безвинного ягненка. Так был принесен он в жертву Богу, вместо благоуханного фимиама жертва разумная, и принял венец царствия Божия, войдя в небесные обители, и увидел там желанного брата своего, и радовался с ним неизреченною радостию, которой удостоились они за свое братолюбие. „Как хорошо и как прекрасно жить братьям вместе!». Окаянные же возвратились назад, как сказал Давид: „Да возвратятся грешники в ад». Когда же они пришли, сказали Святополку: „Сделали приказанное тобою». Он же, услышав это, возгордился еще больше, не ведая, что Давид сказал: „Что хвалишься злодейством, сильный? Весь день беззаконие… умышляет язык твой».

Итак, Глеб был убит, и был он брошен на берегу между двумя колодами, затем же, взяв его, увезли и положили его рядом с братом его Борисом в церкви святого Василия.

И соединились они телами, а сверх того и душами, пребывая у Владыки, Царя всех, в радости бесконечной, в свете неизреченном и подавая дары исцеления Русской земле и всех приходящих с верою из иных стран исцеляя: хромым давая ходить, слепым давая прозрение, болящим выздоровление, закованным освобождение, темницам отверзение, печальным утешение, гонимым избавление. Заступники они за Русскую землю, светильники сияющие и вечно молящиеся Владыке о своих людях. Вот почему и мы должны достойно восхвалять страстотерпцев этих Христовых, прилежно молясь им со словами: „Радуйтеся, страстотерпцы Христовы, заступники Русской земли, подающие исцеление приходящим к вам с верою и любовью. Радуйтесь, небесные обитатели, были вы ангелами во плоти, единомысленными служителями Богу, единообразной четой, святым единодушной; поэтому и подаете вы исцеление всем страждущим. Радуйтесь, Борис и Глеб богомудрые, источаете вы как бы струи из колодца живоносной воды исцеления, истекают они верным людям на выздоровление. Радуйтесь, поправшие коварного змея, явившиеся подобно лучам светозарным, как светила, озаряющие всю Русскую землю, всегда тьму отгоняющие верою непреклонною. Радуйтесь, заслужившие недреманное око, души свои к исполнению святых Божьих заповедей в сердцах своих склонившие, блаженные. Радуйтесь, братья, вместе пребывающие в местах светозарных, в селениях небесных, в неувядаемой славе, обладания которой удостоились. Радуйтесь, явно для всех осиянные божественным светом, весь мир обошедшие, бесов отгоняющие, недуги исцеляющие, светильники добрые, заступники теплые, с Богом пребывающие, божественными лучами всегда озаряемые, мужественные страстотерпцы, просвещающие души верным людям. Возвысила вас светоносная небесная любовь; через нее вы и наследовали все красоты небесного жития, славу и райскую пищу, и свет разума, прекрасные радости. Радуйтесь, потому что напояете вы все сердца, горести и болезни отгоняете, страсти злые исцеляете; каплями крови своей святой обагрили вы багряницу, прославленные, ибо, ее нося прекрасно, с Христом царствуете всегда, молясь за новых христианских людей и сродников своих. Благословилась земля Русская кровью вашею и мощами, покоящимися в церкви, просвещаете вы церковь эту духом божественным, в ней же с мучениками, как мученики, молитесь вы за людей своих. Радуйтесь, светлые звезды, утром восходящие! Христолюбивые же страстотерпцы и заступники наши! Покорите поганых под ноги князьям нашим, молясь владыке Богу нашему, чтобы пребывали они в мире, в единении и в здоровье, избавляя их от усобных войн и от пронырства дьявола, удостойте и нас того же, поющих вам и почитающих ваше славное торжество, во вся веки до скончания мира».

Святополк же окаянный и злой убил Святослава, послав к нему к горе Угорской, когда тот бежал в Угры. И стал Святополк думать: „Перебью всех своих братьев и стану один владеть Русскою землею». Так думал он в гордости своей, не зная, что „Бог дает власть кому хочет, ибо поставляет Всевышний цесаря и князя, каких захочет дать». Если же какая-нибудь страна станет угодной Богу, то ставит ей Бог цесаря или князя праведного, любящего справедливость и закон, и дарует властителя и судью, судящего суд. Ибо если князья справедливы в стране, то много согрешений прощается стране той; если же злы и лживы, то еще большее зло насылает Бог на страну ту, потому что князь – глава земли. Ибо так сказал Исайя: „Согрешили от головы и до ног, то есть от цесаря и до простых людей». „Горе городу тому, в котором князь юн», любящий пить вино под звуки гуслей вместе с молодыми советниками. Таких князей дает Бог за грехи, а старых и мудрых отнимает, как сказал Исайя: „Отнимет Господь у Иерусалима крепкого исполина и храброго мужа, и судью, и пророка, и смиренного старца, и дивного советника, и мудрого художника, и разумного, живущего по закону. И дам им юношу князя, и обидчика поставлю обладать ими».

Святополк же окаянный стал княжить в Киеве. Созвав людей, стал он им давать кому плащи, а другим деньгами, и роздал много богатства. Когда Ярослав не знал еще об отцовской смерти, было у него множество варягов, и творили они насилие новгородцам и женам их. Новгородцы восстали и перебили варягов во дворе Поромоньем. И разгневался Ярослав, и пошел в село Ракомо, сел там во дворе. И послал к новгородцам сказать: „Мне уже тех не воскресить». И призвал к себе лучших мужей, которые перебили варягов, и, обманув их, перебил. В ту же ночь пришла ему весть из Киева от сестры его Предславы: „Отец твой умер, а Святополк сидит в Киеве, убил Бориса, а на Глеба послал, берегись его очень». Услышав это, печален был Ярослав и об отце, и о братьях, и о дружине. На другой день, собрав остаток новгородцев, сказал Ярослав: „О милая моя дружина, которую я вчера перебил, а сегодня она оказалась нужна». Утер слезы и обратился к ним на вече: „Отец мой умер, а Святополк сидит в Киеве и убивает братьев своих». И сказали новгородцы: „Хотя, князь, и иссечены братья наши, – можем за тебя бороться!». И собрал Ярослав тысячу варягов, а других воинов 40 000, и пошел на Святополка, призвав Бога в свидетели своей правды и сказав: „Не я начал избивать братьев моих, но он; да будет Бог мстителем за кровь братьев моих, потому что без вины пролил он праведную кровь Бориса и Глеба. Или же и мне то же сделать? Рассуди меня, Господи, по правде, да прекратятся злодеяния грешного». И пошел на Святополка. Услышав же, что Ярослав идет, Святополк собрал бесчисленное количество воинов, русских и печенегов, и вышел против него к Любечу на тот берег Днепра, а Ярослав был на этом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Текст книги «Мечта о русском единстве. Киевский синопсис (1674)»

50.
БЛАГОДАРЕНИЕ БОГУ ОТ ВСЕХ РОССОВ
о неисповедимом его даре.

БЛАГОСЛОВЕН БОГ И ОТЕЦ Господа нашего Иисуса Христа, отец щедротам, иже всем человеком хощет спастися и в разум истинный приити, яко не попусти до конца Русской нашей Земле в тме неверия и идолослужения пребывати: но яко чадолюбивый отец благоизволи светом благодати крещения святаго ю просветити и в разум истинный к познанию себе истиннаго в Святой Тройце славимаго Бога чрез Благовернаго и Равноапостольнаго Великаго Князя Владимира привести. Сего ради приидите Российстии народы всякаго возраста и чину православнии, поклонимся Отцу и его Сынови и Святому Духу, единому в триех упостасех славимому Богу, хваляще пресвятое его имя и великую на нас милость. Приидите, восхвалим и Святаго Равноапостальнаго Великаго Князя Владимира, отца и наставника и ходатая спасения нашего, иже яко вторый и чудный Святый Апостол Павел и великий Константин не от человек звание прият, но от Небесе, и в святой купели душевной купно и телесной избывши слепоты, и благодати Духа Святаго исполнившися, до конца идолы сокруши и искорени, и всю Землю Российскую святым крещением просвети, и всех Российских людей научи веровати и кланятися Отцу и Сыну и Святому Духу, в Святой Тройце единому Богу, ему же честь, слава, благодарение и поклонение в веки веков, аминь.

51.
О КНЯЖЕНИИ СВЯТОПОЛКА
в Киеве, лета от создания Мира 6525, а от рождества Христова 1017.

СВЯТОПОЛК ВЛАДИМИРОВИЧ погребши отца своего Владимира, седе самовольно на Престоле Княжестем в Киеве. Ибо не ему владети Киевом по отцу подобаше. Завистию же и богомерзкою похотию к самодержавствию поревновав братоубийце первому Каину, уби брата своего блаженнаго Князя Бориса в шатре над рекою Алтою, иже тогож лета месяца Июля дня 24 и погребен бысть в храме Святаго Василия в Вышгороде. Посем посла Святополк воины, да и Глеба такожде, яко и Бориса, убиют; еже и сотвориша, предавше смерти святаго страстотерпца Глеба на Смядине урочищу в пяти верстах от Смоленска, о чем в житии их совершеннее: а Свя&тополк веселяшеся, яко два брата единою смертию от отечества отлучи, Княжения же их Муромское и Ростовское в свою власть прият.

Ярослав убо Князь ВеликоНовгородский, мстяся неповинныя смерти братии своея, Бориса и Глеба, пойде на лютаго братоубийца Святополка и взя Киев: а Святополк убеже в Польшу к Болеславу Первому, Королю Польскому, прося помощи. Болеслав же собрав воинство, пойде и порази Ярославле войско, а сам Ярослав побеже к Великому Новгороду. Тогда паки седе Святополк в Киеве чрез помощь Болеслава, Короля Польскаго. Но Ярослав с многою силою вторицею иде на Святополка и победи его на месте, идеже Святый Борис убиен бысть. Святополк же побежден побеже от рати паки к Болеславу: но на пути внезапною умре смертию, яко Польскии Летописцы пишут. Российстии же инако, яко Святополк бежащ чрез землю Польскую на пустыню между Чехи и Ляхи, тамо на некоем месте живо, яко Дафан и Авирон, от земли пожрен бысть, идеже и доныне есть пропасть.

52.
О КНЯЖЕНИИ ЯРОСЛАВА
в Киеве, лета от сотворения Света 6527, а от рождества Христова 1019.

ЯРОСЛАВ ВЛАДИМИРОВИЧ по смерти брата своего Святополка прият Престол княжения Киевскаго и бысть всея России Самодержец. Укрепившижеся на княжении, обнови град Киевский и созда Церковь велику и предивну Святыя Софии, сиречь премудрости Божия, от камени по подобию Константинопольския, точию меньшую от нея, на месте том, идеже Печенегов победи, и украси ю всякою красотою, а при ней вежу (башню) сооружи, и верх позлати и врата граду каменныя, и Двери Златыя разоренныя от Болеслава обнови и направи17
Еще первый Летописатель Польский Мартин Галл выдумал баснь, что будто Болеслав вошел в Киев сквозь Златые Врата. Последовавшие Польские Историки тоже повторяли и прибавили, что Болеслав ударил во врата мечем, который от того ущербился и назван Щербцем и будто долго сохранялся в Кракове при Королях, чего не говорит и Мартин Галл. Но по Несторовой Летописи Болеслав был в Киеве 1018 г. а Нестор описывая нашествие Печенегов на Киев в 1036 г. говорит, что в то время место, на коем было с ними сражение и где после создана Софийская Церковь, было еще полем вне града. Сочинитель Синопсиса здесь последовал Польским баснословцам, сказав, что Ярослав двери Златые разо-ренныя от Болеслава обнови и направи. Но во время похода Болеславова Златых Врат еще не было.
; на вратех же Церковь Благовещения Пресвятыя Богородицы созда сея ради вины, да от тех врат всегда радость и благия вести к нему в град приходят молитвами Пресвятыя Богородицы и Святаго Архангела Гавриила, радости благовестника. Созда же и Церковь Святаго Великомученика Георгиа от камене, во имя себе от святаго крещения данное, по правой стране Святыя Софии, и Церковь и монастырь Святыя Ирины недалече от Святыя Софии. Бе бо зело благочестив и любящ благолепие Храмов Божиих, и Духовнаго сана людей вседушно милующ. Сего Мстислав Владимирович изгнал бе от Киева, а потом добровольно паки ему Киев попусти, а сам в Чернигове на княжении Северстем седе. По смерти же Мстиславле прият Ярослав и его княжение и прилучи к Престолу Киевскому; и тогда крепким и правым Самодержцем, или Царем всея России писатися нача. Потом Ярослав Владимирович помышляя о времени смерти своея, раздели княжения Российския сыном своим: старейшему Изяславу даде Престол Киевский, Святославу Черниговский, Всеволоду Переяславль, Игорю или Григорию Смоленск и Владимир, Вячеславу Псков и Великий Новгород; и наказа сыны своя, да в любви пребывают и своими поделами довольствуются, и о сем имут попечение, дабы подданныи из вящше по милости их любили, нежели жестокости их боялися, и премени временную жизнь на вечную Ноемврия 7 дня, века своего 76 лета; погребен же бысть в Киеве в Церкве Святыя Софии, юже сам созда, в притворе Святаго Григория в гробе мармуровом. Российскии же Летописцы пишут, яко умре Ярослав в Вышгороде Февраля 20 в субботу 1ю Великаго Поста, а пожив лет 66; княжил же в Киеве лет 38.

53.
О КНЯЖЕНИИ В КИЕВЕ
Великаго Князя Изяслава Ярославича и о основании Церкве Печерския еще древяныя.

ПО ПРЕСТАВЛЕНИИ БЛАГОВЕРНАГО Князя Ярослава Владимировича седе сын его старейший Изяслав на княжении в Киеве. Сей благоверный Князь по желанию и прошению Преподобнаго Отца нашего Антониа Печерскаго даде гору над пещерою, на нейже Преподобный Отец наш Феодосий, в то время уже Игумен Печерский, с братиею основа Церковь древяну велику и Монастырь ветхий огради столпием. Но егда Великий Князь Изяслав не хотяше брата своего Вышеслава (князя Полоцкаго) на прошение Киевских и Полоцких Боляр из поруба, или от уз свободити, восташа нань все, и причитавте ему обычай мучительск, изгнаша его от Престола; Вячеслава же, или Вышеслава свобождше, посадиша в Киеве на Княжении. Обаче Великий Князь Изяславль, чрез помощь и пришествие Короля Польскаго Болеслава Смелаго к Киеву с силою, паки седе на Престоле своем отческом в Киеве.

54.
О ВТОРОМ ИЗГНАНИИ
Изяслава из Киева, и об основании Великия Церкве Печерския каменныя, украшении ея, и о ограде каменной всего монастыря.

ПОСЕМ, НАВАЖДЕНИЕМ душевнаго врага, воставше два брата, Святополк Князь Черниговский и Всеволод Князь Переяславский Ярославичи, на третьяго старейшаго брата своего Изяслава, изгнаша его от Престола княжения Киевскаго, и седе на Престоле Изяславле в Киеве Святослав Ярославич. Сей даде поле свое на поставление Церкви каменныя Печерския и Монастыря Великаго, и сам нача копати ров на основание ея. Основана же бысть по благословению Преподобнаго Отца нашего Антониа Печерскаго Игуменом Преподобным Отцем нашим Феодосием Печерским, яко о том, подробно в Патерике Печерском на листе 14 и 79. Сия же Небеси подобная Церковь яко неизреченным смотрением Божиим основася, тако и совершися, и преизящным благолепием внеуду и внутрьуду украшена бысть. Вся бо от злата мусиею, сиречь каменьми позлащенными, узорами и пестротинами различными предивно бяше высажденна, и иконами прекрасно росписана. Помост Церковный весь такожде от различных шаров камениями и всякими узорами бысть насажденный; главницы же позлащенны бяху, а крест на версе Церкве Великия ваги от самаго злата соделанный поставлен бысть. Самый Монастырь окрест каменными стенами обведен бысть на два стрельбища; в толстоту же, или в широту каменна стена бяше на сажень, и врата каменныя же, идеже ныне Церковь Тройцы Пресвятыя, бяху двои, едиными вхождаху Царие, Князие и чин Духовный, а вторыми народ общий и мертвых к погребению ношаху. Откуду великая слава и похвала бяше всему Российскому народу, яко в писанных древних Летописех Руских обретается.

Немалу же времени прешедшу, помиришася с собою Князие, трие братия, Изяслав, Святослав и Всеволод Ярославичи, и попусти Святослав Киев Изяславу, а сам седе в Чернигове. И приидоша в то время в Русскую землю Половцы, с ними же егда Изяслав купно с братиею своею Святославом и Всеволодом брань военную соделаша, на той брани Изяслав пронзен бысть копием и умре, по свидетельству древняго Летописца Российскаго Преподобнаго Нестора черноризца Печерскаго; а по иным многим Летописцем инако. Пишут бо, яко изгнавше от Престола Киевскаго Князя Изяслава братия его, Святослав и Всеволод, внийдоша оба в Киев. Не по мнози же времени умре Святослав, и погребен бысть в Чернигове в Церкви Преображения Господня лета от Рождества Христова 1072, Декемврия 21 дня: а Всеволод абие прият Престол Киевский, егоже Король Польский Болеслав Смелый победи; а изгнаннаго Князя Изяслава брата своего стрыйнаго вторицею на Княжении в Киеве посади: а Всеволод седе на Княжении в Чернигове, егоже инии Князие Рускииж, Борис и Олег, пришедши с Половцами, под Черниговом на бою победиша, и убеже Всеволод в Киев к брату Изяславу Князю Киевскому; сей же не помня, ниже воздая зла за зло, но паче благим зло побеждаяй, прият Всеволода благодарно, яко брата; а посем собрав воинскую силу, пойде с Всеволодом к Чернигову противу Князей Бориса и Ольга, иже тамо с Половцами стан имеяху, и победи Изяслав Половцов, идеже и Борис Князь, сын Святославов, убиен бысть, а Изяслав Ярославич Князь Киевский по скончании бою, егда не опасно прохождашеся между пешим воинством своим и между трупы, внезапу от единаго воина Князя Ольга пронзен бысть между рамена копием, и от тоя язвы абие умре, егоже сын Ярополк привезши в Киев, погребе с великою жалостию и плачем всего народа Киевскаго в Церкви Пресвятыя Богородицы Десятинной. Бысть сей Князь Великий рачитель правды.

55.
О КНЯЖЕНИИ ВСЕВОЛОДА ЯРОСЛАВИЧА
в Киеве.

БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ Всеволод Ярославич по смерти брата своего благовернаго Князя Изяслава Ярославича седе в Киеве на княжении, и постави Церковь каменную Святаго Архистратига Михаила на Выдубичах. Егда же бысть лета от рождества Христова 1083 великое моровое поветрие во всех Российских Княжествах, тогда от него и сей благоверный Князь Всеволод Ярославич скончася в Киеве, и погребоша его в Церкви Святые Софии Апреля 13 дня. Осташа же ся по нем два сына его, Владимир и Ярослав. Той Владимир, нареченный Мономах, Князь тогда бысть Черниговский, и боящися, да Свя&тополк Изяславич Князь Новгородский на княжение Киевское не приидет, (понеже сей Престол бысть дедичный отца его) призва его по доброй воле, а сам Княжения Киевскаго уступи, яко стрыеви своему.

56.
О КНЯЖЕНИИ В КИЕВЕ МИХАИЛА
Святополка Изяславича.

ПО ПРЕСТАВЛЕНИИ БЛАГОВЕРНАГО Князя Всеволода прииде в Киев Князь Михаил Святополк Изяславич и седе на Престоле княжения Киевскаго, яко отчичь и дедичь. Посем побежден бысть от Половцов и мир сотвори с ними; ради же крепости покоя взя себе в жену дщерь Князя Половецкаго Тугоркана; а потом лета от создания Мира 6616, от рождества Христова 1108, созда сей благоверный Князь Михаил Святополк на имя свое Церковь каменную (бе бо на том месте исперва древяная) в Киеве на горе, Святаго Архистратига Михаила, и верх ея позлати. Тогож лета и трапеза каменная в Святой Обители Печерской совершися, яко в Русских древних Летописех обретается. Преставижеся благоверный Князь Михаил Свя&тополк Изяславич лета от Рождества Христова 1112, Апреля 16 дня, и погребоша его в Церкви Святаго Михаила Златоверхаго, юже сам созда. А бе сей Великий Князь Михаил тесть Болеславу Кривоустому, Князю Польскому. Веру же и любовь изряднейшую им к Святой Печерской Обители и к Преподобным Отцем Печерским. Ибо егда имеяше ити в поход каковый, или на брань воинскую, первее прихождаше с милостынею в Печерский Монастырь, и поклонившися в дому Пресвятыя Богородицы и пред гробом Преподобнаго Отца нашего Феодосиа Печерскаго, взимая благословение от Настоятеля, и тако отхождаше. Сице же и возвращшися от пути, возсылаше хвалу Господу Богу и Пресвятыя Богородицы представительству и Преподобных Отец наших Печерских молитвам воздаваше благодарение и поклонение. Сего ради благословляше его Бог в намерении, представительством Пресвятыя Богородицы и молитвами Преподобных Отец Печерских пособствоваше ему, победу даяй на супостаты и всяко благополучие, о чем в древних харатейных Летописех Русских обретается.

57.
О КНЯЖЕНИИ ВЛАДИМИРА
Всеволодовича Мономаха в Киеве.

БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ Владимир Мономах, по преставлении Благочестиваго Князя Михаила Святополка умолен от всех, прииде от княжения Переяславскаго и Черниговскаго в Киев и седе на Престоле княжения в мире с всемирною радостию. Сей междоусобие всякое в Российских Князех усмири и в самодержавие приведе; Половцов и прочиих супостатов многащи побеждаше; зело бо храбр и мужествен бысть; и Генуенсов Влохов, владевших в то время в Таврици, идеже ныне Орда Перекопская, и Кафу славный град Стольный их взят, а потом вторицею брань воинскую с темиж Генуенсами над морем сведши, вызва на поединок Гетмана их Старосту Кафийскаго, егоже абие Владимир с коня мужественно копием исторгну и связаннаго приведе в полк свой, и сня с него чепь велику злату с различными камениями драгими и бисерми, и пояс с златом и камениями драгими, и шапку Княжую с дщицами златыми дорогоценну, еже все по себе остави посвящения ради во княжение и венчание благочестивым Самодержцем Российским. И от тоея славныя победы и храбрости своея Великий Князь Киевский Владимир Всеволодовичь наречеся Мономах Гречески, еже толкуется самоборец, или изрядный на средине воинской победоносец, и бысть всея России Самодержец.

58.
О СЕМ, ОТКУДУ РОССИЙСКИИ САМОДЕРЖЦЫ
венец Царский на себе носити начаша.

В ДРЕВНИХ ПИСАННЫХ Летописех Руских о том же Великом Князе и Самодержце Российском Владимире Мономасе и се обретается, яко он егда в Господарства Греческии с великою силою пойде к Цариграду, тогда православноХристианский Кесарь Греческий Иоанн Комнин, видя яко не может противу стати великой силе Российской и изрядной храбрости Владимировой, посла к нему о мире Неофита Митрополита Ефесскаго, Епископа Милитскаго, и прочих от Сановников своих; посла же с ними и Крест от самаго животворящаго древа Креста Господня со всякою драгостию соделанный, снемши от выи своея, и венец Царский от главы своея возлож на блюдо злато, ожерелие, или гривну, юже сам на порфире своей Царстей носяше, и чепь от злата Аравийска, и иныя многоценныя дары, сице в послании своем написавши: «Иоанн Комнин, милостию Божиею православный Царь Греческий, великому в державных Князех Российских Владимиру радоватися. Понеже с нами единыя веры еси, паче же и единокровен нам; от крове бо великаго Константина Мономаха Кесаря Греческаго идеши; сего ради не брань, но мир и любовь подобает нам с собою, яко единокровным имети. Нашу же любовь да познаеши паче, юже имамы к твоему благородию, се посылаю ти венец Царский еще Константина Мономаха, отца матере твоея, и скиптр и диадиму и Крест с животворящим древом златый, гривну и прочая Царская знамения и дары, имиже да венчают благородство твое посланныи от мене Святители, яко да будеши отселе благовенчанный Царь Российския Земли». И тако от тых посланников венчан бысть Владимир Мономах венцем Царским; с Иоанном же Царем Греческим мир и любовь в вечные роды им. И отселе Великий Князь Владимир Мономах Царь Российский нарицашеся, и по нем наследники его, от них же все то достояние Царское, милостию Божиею, и доныне при великих Государех Царех и Великих Князех Московских и всея России Самодержцех достойно и праведно содержится. Отбретаетжеся в некиих Летописех, яко от Константина Мономаха, Кесаря Греческаго, присланы быша все тыи знамения Царския Владимиру Мономаху, Самодержцу Российскому. Но событие того по смерти Константина Мономаха, в лет больше пятидесят от прочих Летописцев Российских и от Барониуша и Стрийковскаго изъявляется. По Барониушевому бо свидетельству седе на Царствии Греческом Константин Мономах лета от рождества Христова 1042, а преставися 1054. Иоанн же Комнин бысть Царь Греческий лета от рождества Христова 1118, а преставися лета 1143. Владимир же Мономах седе на Престоле Княжения Киевскаго лета от рождества Христова 1114, а преставися лета от рождества Христова 1125. И тако по исчитанию лет, от предреченных свидетелей списанных, яве есть паче, яко от Иоанна Комнина, Кесаря Греческаго, нежели от Константина Мономаха прислан бысть венец Царский с прочими знамении и дарами Владимиру Мономаху Киевскому и всея России Самодержцу.

По сем благоверный Князь и первовенечный Царь Киевский и всея России Самодержец Владимир Всеволодичь Мономах временное на вечное премени Царствие в Киеве, и погребен бысть в Церкви Святыя Софии при отчестем гробе в лето от создания Мира 6633, от рождества Христова 1126, Маия дня 10: а по смерти его паки Самодержавие Российское разделися.

59.
О КНЯЖЕНИИ МСТИСЛАВА
Мономаховича в Киеве.

ПО СМЕРТИ БЛАГОВЕРНАГО Царя и Великаго Князя Киевскаго и всея России Самодержца Владимира Мономаха прииде из Переяславля сын его благочестивый Князь Мстислав Владимировичь и седе на Престоле отческом. Сей созда от камене Церковь в Киеве Святаго Великомученика Феодора великим накладом. Посем преставися лета от рождества Христова 1129, и погребен бысть в тойже Церкве Святаго Феодора, юже сам созда.

60.
О КНЯЖЕНИИ ЯРОПОЛКА
Мономаховича в Киеве.

СЕЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ Переяславский Ярополк Владимировичь, по преставлении брата своего благовернаго Князя Мстислава, седе в Киеве на Престоле отческом. Сей некоего времени прельщен бысть от Сенатора Короля Польскаго Болеслава Кривоустаго, именем Петра Влостовича, пойман, и связанный завезен в Польшу сицевым образом: Король Польский Болеслав Кривоустый услышавши о том, яко Князи Рускии съехавшеся в Киев, совет утвердиша воевати с Поляками, смятеся зело и нача с своими Сенаторами советовати, какобы совет Руских Князей ни во что обратился. Тогда между прочиими советниками нарочитый Сенатор вышереченный Петр Влостовичь отвеща глаголя: не возможно застановитися струи, донель же не прежде закопан будет источник; яко и древо доселе растет, дондеже из корени не ископается: такожде и расколы всякия не могут быти усмиренны, аще не будет глава раскол тех отъята. Но сие удобно есть соделати, наипаче тайным промышлением, нежели явною войною. На совершение же толикаго дела сам той Влостовичь отозвася, уверивши Болеслава, да на ухищрение его согласится со всею Польшею во всяком безстрашии; и вземши с собою неких своих верных служебников, побеже на Русь к Ярополку, аки бы разграбленный и изгнанный из отчизны своея от Болеслава Кривоустаго, оглашая его быти жестоким мучителем и всяким злоделателем и недостойным сана Королевскаго. Таковыми лукавыми словесы прельстившися Ярополк, уверил Влостовичу и благодарно приял его к себе, утешаяся, яко даде ему Бог по совету помощника. Влостовичь же он время от времени хульными словесы укаряя Болеслава непрестанно, вкрадеся тем своим промыслом в Ярополковы тайные советы и верное дружество. Некоего времени ключися Князю Ярополку на село свое в загородный двор поехати с немногими людьми, и Влостовичь таможе при нем ехал с своими слугами, чающе свое умышление благовременно совершити. Егда же Ярополк в малой своей дружине нача обедати, абие усмотре Влостовичь время, и емши Ярополка, связа его и на коня аки агнца возложивши, скоро побеже в Польшу, имея на сие дело везде кони розставленныи и перевозы на реках уготованныи; и тако привезл Ярополка здрава к Болеславу. Болеслав же Ярополка предаде стражем, а Влостовича за толикий промысл похвали и многими дарами ущедри. Обаче тогож лета искуплен бысть Ярополк от того лестнаго пленения и седе паки на Престоле отческом в Киеве; обидуже свою отмсти умышлением абие описанным зде.

61.
О СЕМ, КАКО ВОЗДАДЕ
Ярополк Болеславови хитрость хитростию.

ЯРОПОЛК КНЯЗЬ Киевский тщащися всяко воздати лесть за лесть Болеславови, устроил единаго мужа умнаго, Угорский язык знающаго. Той приехавши к Болеславу Кривоустому, умысли себе быти изгнанным от Угор, аки бы Беля Король Угорский от всего имения обнажи, и от отчествия его изгна того ради, яко поборах (рече) Болеславе, за внуком твоим и всячески тщахся, дабы он был Королем Угорским. Болеслав же уверивши онаго мужа ухищрению, прият его честно и благохотно и дал ему великое Старостство Вислицкое, от Кракова стадий девять, и советником своим содела ради остроумия его. Егда же Болеслав со множеством начальников Польских выехал до Немецкаго города Бамберга, ради составления мирнаго с Кесарем Немецким Лотарием, Староста он Вислицкий видя время подобное к совершению коварства своего, пусти глас по окрестным волостем, аки бы Российскии Князи идут со многими войски искоренити Польшу; и заповеда именем Королевским, да вси Поляки со всеми имениями своими до Вислици города свозятся, яко в крепкое место. Егда же збегоша в множестве великом Поляки до Вислици, тогда Староста он ускори Ярополку известити, да потщится приити с войском под Вислицу. Приспевшу же Ярополку к Вислице во время урочное, отверзе ему вся врата градския, а Рускии вои въехавши в град, изсекоша оное велие собрание Поляков, и град зажегше, сами с великою корыстию и пленом нарочитых людей возвратишася. Но Болеслав мстяся толикия обиды, повоева Владимирское на Волыне Княжение огнем и мечем.

Прочтите отрывок из летописи.

«В год 6605 (летоисчисление от Сотворения мира). . Пришли Святополк, и Владимир, и Давыд Игоревич, и Василько Ростиславич, и Давыд Святославич, и брат его Олег, и собрались на совет в Любече для установления мира, и говорили друг другу: «Зачем губим Русскую землю, сами между собой устраивая распри? А половцы землю нашу несут розно и рады, что между нами идут воины. Да отныне объединимся единым сердцем и будем блюсти Русскую землю, и пусть каждый владеет отчиной своей: Святополк — Киевом, Изяславовой отчиной, Владимир — Всеволодовой, Давыд и Олег и Ярослав — Святославовой, и те, кому Всеволод роздал города: Давыду — Владимир, Ростиславичам же: Володарю — Перемышль, Васильку — Теребовль». И на том целовали крест: «Если отныне кто на кого пойдет, против того будем мы все и крест честной». Сказали все: «Да будет против того крест честной и вся земля Русская». И, попрощавшись, пошли восвояси».

Используя отрывок, выберите в приведённом списке три верных суждения. Запишите в ответ цифры, под которыми они указаны.

1) указанное событие произошло в 1097 г.

2) съезд положил начало переходу власти в отдельных княжествах Руси (кроме Киева) по отчинному принципу «от отца к сыну»

3) в данный период времени в Киеве правил сын Ярослава Мудрого «Ярославич» Святополк

4) одним из противников княжеского съезда «на устроение мира» был Владимир Всеволодович Мономах

5) Любеч находился на территории Владимиро-Суздальского княжества

6) договорённость участников съезда не остановила в дальнейшем княжеских междоусобиц

Пришли Святополк, и Владимир, и Давыд Игоревич, и Василько Ростиславич, и Давыд Святославич, и брат его Олег, и собрались на совет в Любече для установления мира, и говорили друг другу: «Зачем губим Русскую землю, сами между собой устраивая распри? А половцы землю нашу несут розно и рады, что между нами идут воины. Да отныне объединимся единым сердцем и будем блюсти Русскую землю, и пусть каждый владеет отчиной своей: Святополк — Киевом, Изяславовой отчиной, Владимир — Всеволодовой, Давыд и Олег и Ярослав — Святославовой, и те, кому Всеволод роздал города: Давыду — Владимир, Ростиславичам же: Володарю — Перемышль, Васильку — Теребовль». И на том целовали крест: «Если отныне кто на кого пойдет, против того будем мы все и крест честной». Сказали все: «Да будет против того крест честной и вся земля Русская». И, попрощавшись, пошли восвояси. 1В каком гаду произошли события? 2 Какое решение было принято Князьями? В чём причина его принятия? 3 Как это решение отразилось на будущем развитии Русского государства?

1В каком году произошли события? Год 6605 (1097 – по новому стилю).
2 Какое решение было принято Князьями? В чём причина его принятия? В 6601 (1093 – по новому стилю) году умер великий князь Всеволод. Между его родственниками, сыновьями и племянниками, началась открытая вражда, которую до этого укрощал Всеволод. Половцы, воспользовавшись ситуацией, возобновили походы на русские земли. Решение – разделить Русь на княжества и вместе собираться против врага.
3 Как это решение отразилось на будущем развитии Русского государства? » Это была первая попытка создать союз князей. Но распри продолжились. Давид Игоревич убедил Святополка в заговоре против него Василько Ростиславовича, Святополк пригласил Василько в гости и ослепил его. Остальные князья пытались найти мирное решение, но постепенно и сами были втянуты в вооруженную борьбу, тем более, что Святополк и Давид заключали союзы для борьбы с другими князьями с половцами, поляками, венграми.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *