Не мечи бисер перед свиньями

В современную речь выражение пришло из церковно-славянского текста Библии. В Евангелии от Матфея (гл. 7, ст. 6) приведены слова из Нагорной проповеди Иисуса Христа: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас».

Вопрос-ответ 12 крылатых выражений, значение которых известно не всем

В народе евангельская цитата преобразовалась в выражение «метать бисер перед свиньями» (на Руси жемчуг называли бисером) и стала крылатой. Иносказательно эта фраза используется тогда, когда советуют не общаться с человеком, который не хочет слышать и оценить должным образом доводы собеседника. Или же в другом контексте — если человек намеренно льстит и выслуживается перед неприятным ему лицом. Про таких, как правило, говорят: «Ну все, пошел метать бисер…».

Еще Александр Пушкин писал: «Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подобными» (из письма Александра Пушкина к Александру Бестужеву, конец января 1825 года).

Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас

Самый перевод сомнений не возбуждает, но связь рассматриваемых слов с предыдущими всегда представлялась затруднительной. Некоторые говорят, что ст. 6 непосредственно примыкает к предыдущему. Деятельность лиц, способных судить и исправлять недостатки других, не должна состоять в бросании драгоценных камней пред свиньями. Поэтому отрицать здесь связь нет никакой надобности. Объясняют связь и так, что если предшествующие стихи указывают на излишек в суждениях, не слишком большую строгость суждений о проступках ближних, то стих 6, напротив, указывает на рассудочную или критическую слабость людей, когда без всяких рассуждений и опасений, с полною снисходительностью, не обращая никакого внимания на различные характеры, дают людям то, чего они не могут принять по своей злобе и по своему характеру. Таким образом, по этому мнению внутренняя связь заключается в обозначении существенной разницы между фанатической черствостью и нравственной слабостью в обращении со святыней. Далее, думают, что кроме внутренней, есть еще и внешняя связь, которая заключается в противопоставлении брата, об исправлении и спасении которого мы лицемерно заботимся, псам и свиньям, которые относятся к нам совершенно иначе, чем братья, и совершенно иначе принимают наши о себе заботы, чем брат. Спаситель говорит как бы так: ты лицемеришь по отношению к брату, которому ты должен, по своей любви к нему, преподавать только святыню. Но, по отношению к другим людям, которых ты не можешь назвать своими братьями и не можешь вести себя с ними, как с братьями, ты не лицемеришь, а преподаешь действительно святыню. Есть и еще мнение: люди, которых мы судим, но которых, однако, судить не должны, представляют из себя свиней и псов. Мы воздерживаемся от суда над ними; однако не должны при этом слишком сентиментальничать, то есть, воздерживаясь от осуждения, преподавать им еще и святыню. Осуждать других — это крайность; быть слишком снисходительными к людям, вступать с ними в общение, стараться просветить их, давать им то, что свято, когда они этого недостойны, — это другая крайность, от которой должны воздерживаться ученики Христа. В первых 5 стихах осуждается слишком большая суровость; в 6 стихе — слишком большая слабость. Ученики не должны стремиться быть судьями других; но они не должны безрассудно выставлять пред людьми и свое высокое призвание. Потому что священное и ценное дано им не только для обладания, но и с тою целью, чтобы они сообщали его другим людям. Но ученики исполнили бы худо эту обязанность, если бы свои, вверенные им, ценные и священные блага преподавали таким людям, о которых знают или могут знать, что у них не достает никакого понимания священного и его цены. Всеми этими мнениями содержание 6-го стиха, хотя и объясняется, но немного. Вероятнее думать, что здесь начинается новая речь, не имеющая заметной внутренней связи с предыдущей. Внешняя связь дается, как и прежде, отрицаниями. Впрочем, можно думать, что и Сам Господь, и Его слушатели могли смотреть на все, прежде Им сказанное, как на святыню. В 6 стихе Спаситель говорит, что этой святыни не следует раскрывать пред людьми, ее непонимающими. Или можно считать 6 стих введением к последующей речи и объяснять его в том же смысле.

Так как выражение «святыня” очевидно образное и применено к людским отношениям, то толкование во многом зависит, поэтому, от точного определения самого слова «святыня”. Слово это настолько трудно, что для объяснения его обращались даже к санскритскому языку и там старались понять, что оно значит. В этом языке сходные с греч. το αγιον слова jag, jagami означают приношу жертву, почитаю; а jagus, jagam, jagnam (по-русский агнец) — жертва. Далее, сопоставляли это слово с еврейским кодеш, святыня; а это последнее производили от слова кад, что значит выделенное, отделенное. Но хотя этимология, говорит Кремер, и бросает некоторый свет на рассматриваемое слово, однако она редко открывает его значение в обычном употреблении. Один ученый высказал догадку, что арамейское слово, употребленное здесь Христом, было кедаша. В греческом переводе Евангелия Матфея это слово передано неточно, словом «святыня” (το αγιον), между тем как оно означает собственно амулет, преимущественно серьгу. При таком толковании «святыню” можно было сблизить и с дальнейшим «жемчуг”, как предмет, который можно так же, как и жемчуг, бросать пред животными. Однако такая гипотеза признается в настоящее время несостоятельной, и, если о ней и можно еще говорить, то не в истолковательных, а в чисто исторических интересах.

Не имея возможности найти какие-либо подходящее образы в действительной жизни и природе, старались объяснить слово святыня, равно как и другие слова этого стиха, жемчуг, свиньи и псы, в иносказательном смысле. Так, напр., Иероним под святыней разумел хлеб детей. Мы не должны отнимать хлеб у детей и бросать его псам. Иоанн Златоуст и другие под псами понимали язычников и по причине их дел, и по причине их веры, а под свиньями — еретиков, которые, по-видимому, не признают имени Господня. Интересна ссылка на этот стих, встречающаяся в одном из самых древних документов, именно в «Учении 12 апостолов” 9:5 (у Цана ошибочно 10:6). Здесь речь об евхаристии: «никто не должен есть и пить от нашей евхаристии, кроме крестившихся во имя Господне; ибо об этом и сказал Господь: не давайте святыни псам”.

Из пяти слов, которыми обозначалось у греков «священное”, слово άγιος самое редкое, и в отличие от других синонимических терминов указывало преимущественно на святое в нравственном смысле. Будучи мало употребительно у язычников, слово это, можно сказать, проникает весь Ветхий и Новый Завет и выражает понятие, в котором сосредоточивается все божественное откровение. Поэтому слово имеет вообще обширный смысл. Но главный момент здесь — нравственное представление, понятия о котором у греков и римлян почти совсем не имеется. Понятие о святости получает свою особенную окраску от того, что святость прилагается к Богу и тому, что Ему принадлежит. Кроме Бога это понятие прилагается только к таким людям и предметам, которые особенно принадлежат Богу. Слово «святыня” или «святое” или «святая” (множ.) употребляется в Ветхом Завете о храме. Далее, оно употребляется, как в Лев. 22:14, о священной пище обыкновенно во множ. (ср. Лев. 22:2-5). Поэтому большинство толкователей расположено думать, что образ в 6 стихе взят Спасителем от жертвенного мяса, которого нельзя было есть никому, кроме священников (Исх. 29:33; Лев. 2:3; 22:10-16; Чис. 18:8-19). Псам этого мяса совершенно нельзя было давать — это было бы преступлением, и, если бы кто сделал так, то наказан был бы смертью (Толюк). Священного мяса не должно было есть и ни одно нечистое лицо (Лев. 22:6, 7, 10, 13, 15, 16). Некоторые разумеют под святыней все, что противоположно нечистому, или «чистое”. Спаситель приложил таким образом ветхозаветные образы к истинам, которые должны были сделаться новым вином и новой одеждой в учреждаемой Им церкви, как Царства Божия. Сам Он называл Свое учение тайнами Царствия Божия (ср. Мф. 13:11; Μк. 4:11; Лк. 8:10). Он говорил ученикам Своим, что им дано знать тайны Царства Божия, а другим людям не дано, и воздерживался от прямого раскрытия этих тайн пред людьми, без помощи притчей. Далее, разъясняя тайны Царства, Он говорил, что Царство Небесное подобно «сокровищу, скрытому на поле, которое нашел человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то” (Мф. 13:44); «купцу, ищущему хороших жемчужин, который, нашел одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее” (Мф. 13:45, 46).

Первую часть стиха: «не давайте святыни псам” можно отделить от второй и рассматривать саму по себе. Это нужно потому, что некоторые толкователи не могли понять, каким образом свиньи могут, обратившись, растерзывать людей, потому что на это способны псы, и относили последние слова стиха к псам. Но такое мнение не имеет для себя никаких оснований. Жертвенная пища, мясо и хлеб, для псов — приятная пища. В первой половине предложения поэтому употреблен глагол (δίδωμι), а не дальнейший — бросать. О псах нередко упоминается в ветхозаветном писании. Моисей говорит своим соотечественникам, что их исход из Египта совершился в такой тишине, что даже и пес не пошевелил языком своим ни на человека, ни на скот (Исх. 11:7). Юдифь говорит Олоферну то же самое, — что она проведет его до Иерусалима так, что и пес не пошевелит против него языком своим. Многое от доброго старого времени осталось и до настоящего времени, в том числе и псы, которые и теперь во множестве ходят и живут в палестинских городах. Они спят днем, поднимаются при захождении солнца и начинают очистку грязных закоулков на улицах. В это время они воют, ворчат и между ними начинается грызня из-за отбросов и нечистот, которые выкидываются из домов, потому что в восточных городах все выбрасывается на улицы и поедается собаками. Они единственные санитары в грязных восточных городах. Переходим к другому образу. Прежнее «не давайте” (μη δωτε) заменяется словами «не бросайте” (μη βάλητε). Под жемчугом (μαργαρίτας) нужно разуметь жемчужины, перлы, и, может быть, перламутр, но не бисер, как в нашем славянском. В Вульгате — margaritas — то же слово, как и в греческом. Жемчужины походят на горох или даже на желуди, которые любят и едят свиньи. Но для них имеют значение больше эти дешевые съедобные предметы, чем драгоценный жемчуг. Разумеется, факты, когда бы свиньи растерзывали, например, человека, мало известны, если только известны. Нет никакой надобности разуметь здесь под словом «свинья” какую-либо свирепую породу свиней, вроде, например, кабана. Об обыкновенных домашних свиньях из практики известно, что они едят животных и иногда загрызают до смерти детей, могут, следовательно, загрызть и взрослого человека. На основании контекста нет никаких оснований специально относить слова Христа или к язычникам, или к еретикам. Первое было бы неправильно уже потому, что Он пришел проповедать язычникам и спасти их, а апостолы должны были, по Его повелению, «идти и научить все народы”. А об еретиках тогда не было и помину, и если бы о них стал говорить теперь Христос, то Его речь едва ли была бы понятна Его слушателям. В заключение объяснения этого стиха заметим, что в нем наблюдается усиление от начала к концу, — сначала говорится о псах, которые не свирепеют, а могут есть священное мясо, а потом о свиньях, которые свирепеют и растерзывают дающего. По Толюку здесь разумеется вообще бесстыдство (άναισχυντία) людей.

Толковая Библия.

По-настоящему богатая речь пестрит изящными эпитетами, меткими сравнениями, емкими идиомами. Чтобы умело пользоваться всем изобилием красот русского языка, нужно знать и понимать толкование слов и Так, например, что значит идиома «метать бисер перед свиньями»? Нужно в этом разобраться.

Нельзя рассматривать толкование идиомы по значению каждого отдельного слова в ее составе. Фразеологизм прежде всего — это устойчивое и поэтому работать нужно сразу со всей конструкцией. В этом состоит основная трудность перевода. Дословно суть фразеологизма не передать, они существуют в пределах одного языка, следовательно, варьируются в зависимости от народа и его культуры.

В этой статье мы попытаемся ответить на вопрос, что значит «метать бисер»? Как случилось, что свиней и блестящие бусинки заключили в одно выражение? Вероятно, чтобы придать фразеологизму явный негативный окрас, соединить объекты, которые в принципе не сочетаются. И правда, так как это выражение употребляют тогда, когда хотят предостеречь человека от напрасной траты сил и энергии в попытке повлиять на другого человека.

Согласно словарям фразеологизмов, выражение «бисер перед свиньями не мечут» значит «не нужно пытаться доказать и объяснить что-то тому, кто не способен понять ваших побуждений и не оценит ваши старания должным образом». Сложно не согласиться с многовековой мудростью, заключенной в данные слова.

История происхождения выражения «бисер перед свиньями не мечут»

Данный фразеологизм существует уже очень давно. Авторство этих слов принадлежит Иисусу. В своей Нагорной проповеди, произнесенной на склоне перед учениками и толпой собравшихся людей, он призвал их не бросать жемчуга свиньям, чтобы те его не растоптали и не растерзали бросившего драгоценные камни. До нас эта мудрость дошла благодаря евангелисту Матфею.

В изначальном варианте, как можно заметить, фразеологизм «метать бисер» содержит слово «жемчуг». В наше время выражение существует в двух вариантах. Ведь какая разница? Свинья вряд ли сможет отличить прекрасные морские жемчужины от блестящих стекляшек-заменителей. Так же и человек, не желающий должным образом понять то, что ему говорят, не заметит разницы между подлинностью и фальшью.

Еще одна интересная деталь: слово «бисер» пришло в старославянский язык из арабского через тюркский. В оригинале оно значило «поддельный жемчуг».

Как видим, выражение «бисер перед свиньями не мечут» имеет очень старую и священную историю. То, что оно пережило столько веков, говорит о его мудрости и актуальности в любое время.

Синонимы

В русском языке существует несчетное количество способов выразить свое нежелание заниматься бесполезным делом, объяснять что-то людям, которые не желают понять сказанных тобою слов. Фразеологизм «бисер перед свиньями не мечут» — только один из возможных вариантов. Синонимы к этому выражению могут варьироваться в зависимости от необходимого значения. Например, сказать «ты делаешь бесполезную работу» можно такими способами: «толчешь воду в ступе», «носишь воду в решете», «в лес дрова возишь», «выполняешь Сизифов труд», «переливаешь из пустого в порожнее».

Толкование «объяснять что-то человеку, не желающему понимать» имеют такие фразеологизмы: «с дураками пива не сваришь», «как о стенку горох», «ты ему говоришь, а он ни в зуб ногой».

Хотя значение множества фразеологизмов можно охарактеризовать одним словом, в случае с выражением «бисер перед свиньями не мечут» так сделать вряд ли удастся, зато можно использовать его вместо множества эмоционально бледных фраз. Стоит попробовать. Например, сказать «бисер перед свиньями метать» вместо «вести бесполезную дискуссию с незаинтересованным собеседником» или «пытаться убедить того, кто не хочет слушать весомых аргументов». Речь станет только краше.

Антонимы

Большое счастье, если удается встретить хорошего собеседника, умеющего слушать и охотно вникающего в суть диалога. В компании такого человека хочется «окунуться в разговор с головой», «заливаться соловьем».

Говорят, «бисер перед свиньями не мечут», но тем не менее стоит попробовать заинтересовать оппонента своей точкой зрения, «разложить все по полочкам» и «объяснить на пальцах». Или поинтересоваться его видением событий. Оно может быть настолько неожиданным и интересным, что вы будете слушать «затаив дыхание», «не переводя дух» и «ловя каждое слово».

Антонимическое значение фразеологизма «бисер перед свиньями не мечут» выражается следующими словами: «общаться с хорошим собеседником, равным себе. А также получать удовольствие от этого общения и обмена мнениями».

Использование выражения «бисер перед свиньями не мечут» в литературе и разговорной речи

Было бы странно, если бы столь старинный, мудрый и эффектный фразеологизм активно не использовался писателями всех времен. Английский дипломат и литератор 18 века граф Честерфилд использовал его в своих «Письмах к сыну». В них он говорит о том, что не стоит растрачиваться на общение с «пустоголовыми юнцами», не способными внять разумным доводам, ведь это так же бесполезно, как и бисер перед свиньями метать. Граф Честерфилд был не первым и не единственным, кто отметил эффектность данного фразеологизма.

Но не стоит считать, что устойчивые выражения хороши только в романах и повестях. Речь каждого из нас станет намного краше, если мы обратимся к народной мудрости и разнообразим ею свой лексикон. Ведь каждое слово в русских фразеологизмах было подобрано с особенной тщательностью: в них спрятан тот заветный смысл, который будет актуален на протяжении еще многих веков.

И помните, уважаемые читатели: нет необходимости метать бисер перед свиньями. Лучше сохранить его для тех, кто сможет оценить истинный блеск вашей мысли.

Метать бисер перед свиньями — выказывать сокровенные мысли, чувства тем, кто не способен их понять, принять, оценить.
Происхождение фразеологизма библейское. В Евангелие от Матфея рассказывается о беседах Христа с своими последователями. В одной из проповедей, так называемой Нагорной, считающейся «программной» в учении, говорится: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» «Мф.7:6» (это значит седьмая глава «Не судите, да не судимы будете», шестой пункт).

Что значит Евангелие?

    Три значения

  • Благая весть, весть о пришествии Мессии
  • Учение Иисуса Христа
  • Писания четырех евангелистов о жизни, деятельности и учении Христа

Кто такой Матфей?

Левий Матфей — один из двенадцать апостолов, то есть сторонников, учеников Христа. О нем известно лишь то, что был он мытарем, иначе — сборщиком налогов В Евангелие от Луки сказано

«После сего вышел и увидел мытаря,
именем Левия, сидящего у сбора пошлин,
и говорит ему: следуй за Мною.
И он, оставив всё, встал и последовал за Ним» (Википедия)

Что такое Евангелие от Матфея?

Первая книга Нового завета, дающая представление о личности, родословной и биографии Хритса, основных пунктах Его учения, рассказывает также о разных чудесах, совершаемых Спасителем. В главе седьмой дано изложение Нагорной проповеди Христа. Книга Матфея в первую очередь была предназначена евреям и написана на арамейском языке, который в те времена был разговорным в Палестине.

Использование выражения «Метать бисер перед свиньями» в литературе

— «Хотел было начать рассказывать о процессе над Мигулиным, но почувствовал после первой же фразы, что особого интереса ни у кого нет, и умолк внезапно. Ни к чему всё это. Метать бисер» . (Ю. Трифонов «Старик»)
— «И ты, гад, меня посмел принять за белогвардейца? Меня, русского лётчика, Тентенникова? А впрочем, зачем метать бисер перед свиньями, — сердито сказал Тентенников, с ненавистью глядя на Риго» . (В. Саянов «Земля и небо»)
— «Старушка была сдержанна, противновата. Перед тем как сесть за инструмент, спросила: «А они понимают?» — в том смысле, что стоит ли метать бисер перед свиньями. Священник кивнул: дескать, стоит». (В. Токарева «Длинный день»).
— «Но Чацкий осуждён не за содержание своих речей, а за их адрес. Он мечет бисер перед Фамусовым и Скалозубом». (М. Нечкина «Грибоедов и декабристы»).
— «Ты вот молчишь. Монументально, как бронзовый. Это ты — по завету: «Не мечите бисера перед свиньями» — да? — Я не люблю проповедей. И проповедников, — сухо сказал Самгин». (М. Горький «Жизнь Клима Самгина»).
— «Мишель, ты забыл заповедь Спасителя: не мечите бисера перед свиньями» (Белинский. Письмо М. А. Бакунину, 1 нояб. 1837).

В современном русском языке выражение «метать перед свиньями» прижилось после публикации известной комедии Д.И. Фонвизина «Недоросль». Один из героев в своем монологе повествует о том, что на его заявлении об исключении из духовной семинарии было написано: «От всего учения уволить: писано бо есть – не мечите бисера перед свиньями, да не попрут его ногами». Именно в таком значении люди используют сегодня. Однако в процессе семантического развития это выражение претерпело некоторые смысловые изменения.

Традиционное толкование

Евангелие – это традиционный источник устойчивого выражения «метать бисер перед свиньями». «Не давайте святыни псам и не бросайте вашего пред свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». Это предложение зафиксировано в Евангелие от Матфея в 7 6 главы. Прямое значение – не стоит унижаться и уделять внимание недостойным людям. Важно отметить, что бисером считали мелкий речной жемчуг, добываемый в большом количестве в местных реках. Таким проколотым жемчугом украшали одежду. В дальнейшем жемчуг и любые мелкие стеклянные предметы, предназначенные для рукоделия, стали называть бисером. Поэтому жемчуг перестал ассоциироваться в сознании носителей языка с драгоценным камнем, то есть обесценился. В связи с этим, выражение «метать бисер перед свиньями» стало употребляться в значении «говорить что-либо тем, кто не может по достоинству это понять и оценить».

Некоторые лингвисты считают, что исконное значение фразеологизма было утрачено из-за начального искажения библейской фразы. Смысл фразы связан напрямую с тем, что не стоит доверять святое людям, которые не верят в наивысшие духовные ценности мира и не верят в божественное начало. Доверяя им, вы богохульствуете и оскорбляете этим Бога. Иисус призывает не бросать драгоценный жемчуг перед свиньями, которые не могут оценить ничего святого. В итоге жемчуг становится дешевым бисером, и библейская основа фразеологизма становится бессмысленной.

Современное толкование

Во фразеологическом словаре русского литературного языка выражение «метать бисер перед свиньями» означает «напрасно говорить о чем-либо или доказывать что-нибудь тому, кто не способен или не хочет понять это». При этом имеет словарную помету «ирон.», «экспрес.», что свидетельствует об эмоциональной окраске фразеологизма. Существует версия, что выражение «метать бисер» относится к сленгу карточных игроков. Так говорят, когда хотят подчеркнуть выигрышный и оригинальный расклад карт. Бесполезно объяснять такой расклад человеку, который не знает толк в карточной игре. Такого человека и будут называть свиньей. Эта версия менее правдоподобна, чем традиционная.

Когда человек распыляется перед кем-то без толку, мы, чтобы сберечь его силы и нервную систему, можем сказать: «Не стоит метать бисер перед свиньями». Что именно значит последнее, мы и будем разбирать сегодня.

Библия

Рассматриваемое выражение восходит к Библии, а именно к Нагорной проповеди Иисуса Христа. Приведем изречение полностью: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас».

Кто-то спросит, а при чем здесь здесь при том, что есть еще и другой перевод Библии — церковнославянский. Мы не будем здесь его полностью приводить, потому что он тяжел для восприятия современного человека. Скажем лишь, что там жемчуг — это бисер. Соответственно, выражение «метать бисер перед свиньями» есть некоторый гибрид двух переводов Библии: с одной стороны, синодального, а с другой — церковнославянского.

Значение

Толкование наставления Христа многогранно, но обычно так говорят, когда человек не соизмеряет силы своего красноречия с возможностями аудитории. Причем, конечно, форма изречения достаточно резкая, но не всегда человек, использующий его, хочет оскорбить людей.

Например, есть мнение, что подросток способен воспринимать философию только лет с 14-15, раньше накачивать его мудростью не имеет смысла, ибо он ее не впитает. Таким образом, если учитель выступит перед школьниками, не достигшими обозначенного возраста, то он будет заниматься именно тем, что можно определить как «метание бисера».

Таким образом, мы понимаем, что когда говорят «не надо метать бисер перед свиньями», то всего лишь хотят подчеркнуть, пусть в излишне резкой форме, разницу между оратором и адресатами его речи. В более общей форме можно сказать и то, что так человеку советуют не тратить силы понапрасну на тех, кто этого не оценит.

Культовый фильм Э. Рязанова и изречение о бисере

Несмотря на то что фильм «Служебный роман» вышел в советское время, когда, в общем-то, отсылки к Библии не приветствовались совсем, в шедевр Э. Рязанова «проползли» все-таки две очень интересных цитаты. Одна — отсылающая нас к теме нашего сегодняшнего разговора, а другая, хоть и не библейская, но тоже очень любопытная.

Всем хорошо известно, что когда в учреждение, где работают герои, пришел новый заместитель директора — Юрий Григорьевич Самохвалов, то он устроил вечер знакомства с подчиненными и сотрудниками. На нем бывший сокурсник Новосельцева подбивал Анатолия Ефремовича приударить за Людмилой Прокофьевной Калугиной, для того чтобы тот смог занять освободившееся место начальника отдела легкой промышленности.

Анатолий Ефремович как человек мягкий долго не решался воплощать в жизнь план своего институтского друга, но вот он набирается смелости и со словами: «Сейчас подкреплюсь и начну метать бисер», — смело бросается навстречу, как оказалось, своей судьбе. Правда, зрители знают, что все это было совсем непросто, ведь вокруг ненависти-любви Калугиной и Новосельцева выстроен сюжет всего фильма Рязанова.

Неполная цитата из Библии была перекрыта неполной цитатой испанской коммунистки?

Помимо отсылки к Иисусу Христу и изречению «метать бисер перед свиньями», в фильме есть то, что, возможно, прикрыло собой библейскую мудрость.

Когда Новосельцев пришел на следующий день извиняться перед начальницей за свой вчерашний «концерт», то между ними произошел такой диалог:

Садитесь, товарищ Новосельцев…

Не, не надо…

Анатолий Ефремович, садитесь, не робейте.

Лучше умереть стоя.

Последняя фраза много кому приписывается, но совершенно точно ее произнесла в 1936 году на митинге в Париже испанская коммунистка Долорес Ибаррури: «Испанский народ предпочитает умереть стоя, нежели жить на коленях».

Поразительно, но две усеченных, почти скрытых цитаты в советской киноклассике связывает одна тема — сохранения человеком своего достоинства. Разница в том, что «метать бисер перед свиньями» — фразеологизм, который призывает не ввязываться в споры и диспуты с людьми, не стоящими этого, а изречение испанской коммунистки предполагает злу насилием. Тем более что митинг, на котором выступала женщина, был антифашистским. После достаточно увлекательного, как нам кажется, лингвистического путешествия в мир кино, переходим к морали выражения.

Мораль фразеологизма

Тут уж сам Бог велел заняться толкованием. Мораль проста и мудра, как многое из того, что написано в самой печатаемой на свете книге. Если вам говорят «не следует перед свиньями бисер метать» (Библия подарила нам это выражение), то это может означать в разных вариациях, что не стоит уделять внимание тем, кто его не заслуживает. Другими словами, лучше беречь силы и красноречие для другого места, возможно, для другого времени.

Здесь есть и более общая мораль, она звучит так: не стоит себя растрачивать. И тут уж все равно, есть ли у человека аудитория в виде «свиней» или нет ее. Жаль, что такую простую мораль человек начинает понимать только тогда, когда жар юности спадает и на смену молодецкому пылу приходит разумная холодность зрелости.

В молодости же люди обычно без сожаления разбрасывают вокруг себя свой жемчуг. У юности много сил и времени, поэтому все тратится без оглядки, когда же ресурсов становится мало, то человек начинает думать.

Удивительно, но, согласно истории фразеологизма «метать бисер перед свиньями» (происхождение его ясно указывает нам на это), до такой мудрости дошел своим умом все еще молодой человек по современным меркам.

Выводы из мудрости

У разумного использования своего времени масса преимуществ. Во-первых, если человек не распаляется на многих, то он оказывает больше внимания тем, кто его заслуживает. Во-вторых, он сохраняет свои нервы. В-третьих, как следствие из второго, он дольше живет и радуется жизни.

Одно плохо: умение (значение выражения было рассмотрено чуть раньше со многих сторон) приходит к человеку, как правило, слишком поздно. Поэтому читателям можно посоветовать поскорее приобщаться к библейской мудрости и делать из нее исключительно полезные и практические выводы для себя.

Что такое «МЕТАТЬ БИСЕР»? Как правильно пишется данное слово. Понятие и трактовка.

МЕТАТЬ БИСЕР кто Высказывать мысли и чувства тому, кто не способен или не хочет понять и оценить их по достоинству. Имеется в виду, что лицо или группа лиц (Х) не предполагают, что лицо или группа лиц (Y), к которым обращена речь, не поймут их и не оценят сказанное. Говорится с неодобрением. книжн. ? Х мечет бисер перед Y-ом. Именная часть неизм. В констр. с отриц. возможна форма бисера: не мечите бисера. глаг. обычно в повел. накл. Обычно в роли сказ. Порядок слов-компонентов нефиксир. ? Хотел было начать рассказывать о процессе над Мигулиным, очень драматичном и бурном, для молодёжи поучительном, но почувствовал после первой же фразы, что особого интереса ни у кого нет, и умолк внезапно. Ни к чему всё это. Метать бисер. Ю. Трифонов, Старик.Риго принял его за человека, собирающегося перебежать к белым <…>. — И ты, гад, меня посмел принять за белогвардейца? Меня, русского лётчика, Тентенникова, Кузьму Тентенникова, чьё имя знает каждый спортсмен и каждый любитель авиации в России <…>. А впрочем, зачем метать бисер перед свиньями, — сердито сказал Тентенников, <…> с ненавистью глядя на Риго. — Жалею, что встретились. В. Саянов, Земля и небо. Священник действительно оказался обладателем прекрасного голоса <…>. Дома оказалась тёща — интеллигентная сухая старушка, которая села за длинный рояль и стала аккомпанировать зятю <…>. Старушка была сдержанна, противновата. Перед тем как сесть за инструмент, спросила: «А они понимают?» — в том смысле, что стоит ли метать бисер перед свиньями. Священник кивнул: дескать, стоит, можно немножко пометать. В. Токарева, Длинный день. ? Но Чацкий осуждён не за содержание своих речей, а за их адрес, иначе говоря за способ своего действия. Он мечет бисер перед Фамусовым и Скалозубом. М. Нечкина, Грибоедов и декабристы. — Сотник! Вы не имеете права так говорить о женщине, о русской женщине, которая в час опасности для родины встала под знамёна и надела эту серую солдатскую гимнастёрку. — Все они… — выразился Нечитайло, и Небольсин понял, что напрасно будет метать бисер перед свиньями: здесь отношение к женщине только одно <…>. В. Пикуль, Из тупика. ? — Ты вот молчишь. Монументально молчишь, как бронзовый. Это ты — по завету: «Не мечите бисера перед свиньями, да не попрут его ногами» — да? — Я не люблю проповедей. И проповедников, — сухо сказал Самгин. М. Горький, Жизнь Клима Самгина. Поживи пока у меня, а там, может, и подвернётся что-нибудь. Не жалей, что ушёл от хозяина. Да и бисер перед свиньями метал зря. И. Козлов, Ни время, ни расстояние. ? Я объяснял подробности содержания нашего проекта, но оказалось, что рассыпал бисер перед свиньями: они мало что поняли. (Реч.) культурологический комментарий: Образ фразеол. восходит к библейским слоям культуры, в данном случае — к тексту Евангелия: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф. 7: 6). Выражение метать жемчуг перед свиньями «означает то же самое, что и предлагать слова истины и благоразумия людям, презирающим оные и встречающим подобные советы насмешками и оскорблениями». (Библейская энциклопедия. М., 1891. С. 630.) В образе фразеол. компонент бисер (церк.-слав. название жемчуга) выступает в роли символа чего-л. ценного, значимого, в то время как компонент свиньи служит эталоном низменного, невежественного человека (ср. с религиозными представлениями иудеев и мусульман о свинье как о нечистом животном; ср. то же о собаке). Образ фразеол. воспринимается на фоне представления о том, что человек должен разбираться в людях и не говорить о важном, сокровенном для себя со случайными людьми. ср.: «Первый признак умного человека — с первого взгляда знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подобными» (из письма А.С. Пушкина А.А. Бестужеву, 25 января 1825 г.). Образ фразеол. в целом выступает в роли символа поднесения «дара» недостойным его воспринять.

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф. 7, 6. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.

№50 по согласованию (Нагорная проповедь). Фразы предыдущая — следующая.

Фома, 97: Не давайте того, что свято, собакам, чтобы они не бросили это в навоз. Не бросайте жемчуга свиньям, чтобы они не сделали это…

Господь сопровождает заповедь о прощении и неосуждении заповедью о почитании Бога, потому что прощать и не осуждать можно лишь по благодати от Бога. Человек с детства учится контролировать себя из страха перед тем, кого он любит — перед родителями, близкими, потом и перед Богом. Это страх обидеть любимого, вполне дельный, конечно. К сожалению, с годами этот трепет переходит во вполне прагматичный страх разгневать начальство. Молодых семинаристов учат «благоговению»: чтобы во время богослужения ходили так, чтобы «не оскорбить» величия Божия. Плавно, величественно… Иисус необходимости такого благоговейного хождения перед Богом не отрицает, напротив, призывает к нему, но указывает и на то, что Бог включает в «благоговение» и отношение к людям, да ещё к плохим людям, у которых сучки в глазах. Верующих подозревают в шизофрении, раз они живут, словно на них непрестанно глядит высшее Существо. Уж так живём! А должны бы нас подозревать в паранойе — ведь по Христу надо жить, словно на нас непрестанно глядят враги. Сквозь сучки в глазу глядят — глаза слезятся, всё расплывается и двоится, наши действия перетолковываются самым странным образом… Ну и пусть! Чем сложнее задача, тем важнее Бог для её решения. Ходить «перед врагом» так, чтобы его не обидеть, чтобы он не дёргался, чтобы утишить его агрессию, чтобы примириться с ним… Без Божьей помощи это решительно невозможно. К счастью, Богу это куда важнее, чем наше благоговение перед Ним, так что Он поможет. Святость и есть умение идти по жизни, словно по проволоке, когда на тебя одновременно дуют и Бог, и враг, а спасительный шест в руке превратился в бревно в глазу… Точнее, святость — умение после каждого нового падения с этой проволки подыматься, отряхиваться и предпринимать новую попытку.

*

Знаменитое изречение о святыне, которую нельзя бросать псам, в обычных переводах не вполне понятно. Напрашивается ведь параллелизм: если бросите псам, те сделают то-то, если бросите свиньям, те сделают то-то. Вместо этого — если бросите псам, если бросите свиньям, то свиньи сделают то-то. А псы что сделают? Или оба действия относятся и к собакам, и к свиньям? Между тем, всё логично, только логика выражена при помощи особого, традиционного для древности, но не для современности, приёма, который можно сравнить с рифмой АВВА: четвертая строка продолжает не третью, а первую, третья строка — продолжает исключительно вторую. В виде четверостишия фразу можно представить так:

Не давайте святыни псам
И не бросайте жемчуга вашего перед свиньями,
Чтобы они не попрали его ногами своими
И, обратившись, не растерзали вас.

Если переставить строки в более привычном для современного понимания виде, то:

Не давайте святыни псам,
, обратившись, не растерзали вас.
И не бросайте жемчуга вашего перед свиньями,
Чтобы они не попрали его ногами своими. (Брек, 36).

Всё логично: свиньи не будут набрасываться на человека — это именно собачья реакция, равно как и собаки не будут катать по грязи жемчужины в поисках съедобных зёрен — это поведение именно свиньи.

Такое чтение было естественным для древних, которые и алфавит учили в обоих направлениях — с альфа и с омеги, учили даже попарно — альфа-омега, бета-пси и т.д. Поэтому и знаменитое описание Иисуса как Альфа и Омеги, начала и конца есть не какое-то извращённое представление Иисуса и самым хорошим, и самым плохим, и самым высоким, и самым низким и т.п. Это определение Иисуса как первого с любой точки зрения — и с точки зрения Того, Кто вверху, и с точки зрения тех, кто внизу, из которых самый нижний автор этой фразы.

Иеремиас считал, что точный смысл этой фразы: «Не вдевайте кольца (в носы) псам и не вешайте ваши жемчужные ожерелья на рыла свиньям». Тогда эта фраза очень поэтична и образна, только в ней параллелизм не прямой, а как в некоторых стихотворениях — первая строка рифмуется с четвертой, вторая — с третьей. То есть, если по логике: не вдевайте собакам кольца с носы, чтобы они не взбесились и не искусали вас, и не вешайте жемчужных ожерелий на свиные рыла, они всё равно их сбросят и затопчут. И дело не в том, что собаки или свиньи плохи, просто не приспособлены они для ожерелий и колец. Здесь нет ни малейшего презрения к собакам и свиньям, тем более сравнения с ними людей. Только человек может надеть свинье ожерелье, но это будет со стороны человека свинство, на которое свинья неспособна. Худшее свинство только одно: когда человек закрывается от других людей, подозревая их в свинстве.

*

Характерный «мишнаизм»: слово «обратиться» тут означает «ещё и», «к тому же»: «и к тому же растерзают».

*

Для ребенка жизнь цельная, но с годами ощущение ее составности обостряется — может быть, именно благодаря привыканию к частностям. Составность жизни — не в ее разнообразии, скорее наоборот. Чем отчетливее человек ощущает самоценность каждой минуты, пусть даже повторяющейся, ее «экзистенциальную» наполненность, необходимость прожить полностью каждый эпизод жизни, предельно сфокусировав его смысл как «работы», «молитвы», «отдыха», тем отчетливее ощущается и фундаментальное единство жизни. Похоже на бисерную вышивку: мельчайшие бусинки образуют узор благодаря ткани, к которой пришиты. И проблема именно в том, чтобы не истлела ткань, иначе бусинки все рассыпятся в бессмысленную пестроту. «Не мечите бисер перед свиньями»: не позволять жизни превращаться ни в манную кашу, ни в россыпь эпизодов, пусть сколько угодно изумительных, но не связанных. Обращенность к вечному — вот основа. Не само Вечное, оно выше всех наших сует, а обращенность к нему. Непрестанная молитва Марии и дробная круговерть Марфы так же составляют плоть жизни как частицы и волны — плоть физических явлений. И попытка навязать другому свои святыни может быть катастрофична: свою основу погубишь и другого не спасешь.

*

Запрет бросать святыню свиньям идёт сразу после запрета судить и сразу перед запретом отказывать в хлебе нуждающимся. Однако, тут есть противоречие, потому что признать кого-то свиньёй, не заслуживающей святыней, есть уже суд, суждение и осуждение. Именно так поступают те, кто предлагает помощь на определённых условиях. Накормлю, но только, если ты не будешь пьян. Вылечу, но только, если ты не будешь материться. Причащу, но только, если ты сперва обвенчаешься, наконец. Сперва выяснить, не погряз ли человек в гомосексуальности, а потом уже пускать в больницу, а то как бы он там всех этой гомосексуальностью не перезаразил.

Проблема в том, что неосуждение и осуждение сходятся – когда никого абсолютно не осуждаю, без исключений, и когда осуждаю всех абсолютно, включая себя и начиная с себя. Результат один: кормить всех разбору, помогать всем без разбору. Кроткий помогает от кротости, отчаявшийся от отчаяния, но помогают оба одинаково – всем. Каждого считают сыном. Взгляды не так важны, как помощь, потому что сама помощь есть овеществлённый взгляд, контакт. Помогающий словно касается другого и даёт коснуться себя.

Неосуждение основывается на способности различать святыню и почитать святыню, а вовсе не на способности различать свинское в человеке. Чтобы не видеть в другом греха, чтобы видеть в другом нужду, нужно видеть Бога. Чтобы видеть Бога, нужно видеть в себе грех, нужно видеть нужду Бога в каждом человеке. Святыню бросает свиньям тот, кто видит в окруающих свиней и не видит свинского в себе.

Страшно впасть в руки Бога Живого. Страшно, когда Отец становится судьёй. Но есть кое-что пострашнее – одиночество, когда нет ни экзаменатора, ни товарищей, когда всё есть, кроме другого. Осуждение – путь в одиночество, забота о другом, каков бы он ни был – выход из одиночества.

Только вот бревно в глазу – гордыня, самолюбование – мешает увидеть своё одиночество. Поэтому надо не ужасаться, а радоваться, когда становится от одиночества тошно. Значит, болезнь осознанна. Ты одинок – почему? Ты царь на троне? Или ты продавец в магазине, настолько дорогом, что туда никто не заходит? Может, слезть с трона? Может, ценник поменять, поменьше просить, побольше предлагать? Другие – рядом, они не так далеко, как кажется в унынии. Только надо поменять табличку на своей душе с «закрыто» на «открыто». Убрать пугало с порога, не пугать и не пугаться никого.

Никого не судить судом человеческим, судить каждого судом Божиим, судом прощения и сострадания, снисхождения. Обращаться с каждым, как Бог обращается – а мы-то разве обращаемся друг с другом? «Обращаться» означает, по прямому смыслу слова, кружиться друг с другом в радостном танце, а не мутузить другого то в одну щёку, то в другую. Обращаться вокруг ближнего как земля обращается вокруг Солнца. Научиться обращаться вокруг Бога – и тогда из хаоса камней образуется система планет, которые вращаются вокруг общего центра и не сталкиваются друг с другом.

Парадокс: Иисус приказывает «просите!» сразу после того, как приказывает «Не давайте!» Сперва — не давайте святыни собакам, потом — просите у Бога. Связь есть — Евангелие не только собрание разрозненных афоризмов. Во-первых, афоризмы расставлялись (могли составляться) евангелистом в определённом порядке, во-вторых, если современный человек не видит этого порядка, то проблема может быть в современном человеке, не так ли?

Чего просить у Бога? Нового корыта, демократии или — святыни? Понятно, что святыни! Если просить святыни, только тогда сбудутся слова Иисуса — «всё, чего ни попросите, дастся вам». Месть — не дастся, деньги на выпивку — не дадутся, любовное приключение, о котором жена не узнает — не дастся, а «святыня» — пожалуйста.

Что такое «святыня»? Это нечто, очень похожее и на месть, и на деньги, и на любовное приключение. Кусок мяса, отрезанный от жертвенного барашка и выданный священником для праздника, физически неотличим от куска баранины, не побывавшей на жертвеннике. Тем не менее, обычную баранину можно бросить собаке, а освящённую — нет. Бросать святыню собакам и жемчуг свиньям — образы, выбранные именно за возможность спутать святыню с несвятыней, жемчук — с кормёжкой для свиней.

Страшнее человека, который бросает святыню псам, только человек, который бросает святыню святым. Человек набожный, человек дисциплинированный, человек аскетичный, себя скрутивший и желающий помочь другому скрутиться. В общем, фарисей — не лицемер, а искренний религиозный садист. Он поборол множество искушений и потому убеждён, что и другие могут и должны побороть искушения. Он как бы благожелателен, но проку от его благожелательности никакого, даже обратный эффект — потому что он хочет помочь, но не может. У него есть самодисциплина, но нет благодати. У него религиозный опыт, но нет доброты. У него есть знание, но нет умения. Он может лишь изуродовать другого на свой манер — и на рынке духовных услуг много желающих быть изуродованными. Проблема такого человека в том, что он требователен к людям более, чем к Богу. Его вера незаметно поддалась гнильце цинизма — он не верует более в чудо преображения человека, а верует в законы воспитания и каноны дисциплины. Впрочем, он и науке не слишком доверяет — ведь настоящая педагогика против садизма.

Иисус начинает Нагорную проповедь с призыва быть нищими духом, и искусство прощения тоже начинается с такой нищеты. Нищету можно определить как состояние, когда для того, чтобы купить что-нибудь ненужное, необходимо продать что-нибудь ненужное. Состояние тришкиного кафтана. Почему кажется трудным простить? Даже не «кажется», а это действительно трудно — Иисус, призвав не осуждать (то есть, прощать, а вовсе не быть идиотами) — подробно объясняет механику неосуждения и начинает именно с механизма молитвы. Чтобы простить, нужно получить прощение. Чтобы дать другому святыню любви, нужно избавиться от самодостаточности и получить святыню любви от Бога — и передать по назначению. «Бросить святыню собаке» — это вовсе не означает простить преступника. Простить преступника — это именно то, к чему призывает Иисус, величайший из всех осуждённых и неосуждённых преступников истории. Мы «бросаем святыню псам», когда любим не людей, а деньги, когда молимся не Богу, а начальству, когда прощаем не ради Бога, а ради выгоды. Мы украшены жемчугами и сидим за пасхальным столом вокруг Агнца, когда от механического понимания Бога как огромного золотого шара, к которому трудно подобраться, но уж если подобрался — загадывай счастья для всех, совершаем исход к истинному Богу, входим в Него как в реку и позволяем Ему захлестнуть нас и через нас течь к другим.

По проповеди 21 июня 2014 года, №2114

Иисус – циник? Но если бы Иисус считал людей свиньями, Он бы не вочеловечился, а восвинячился. Нет здесь и ксенофобии – евреи и по сей день не брезгуют кормить свиней, выращивая их не для себя, а на продажу. Кормят и поют, но в синагогу не приводят. Иисуса вообще не свиньи беспокоят, а жемчуга. Жемчуга и золото – это не для корма, а для украшений, а украшали в первую очередь богослужебные предметы. Бисер и перед людьми не надо метать – перед любыми людьми. Кормите собак собачьим кормом, свиней – кормом для свиней. Единственное исключение – люди. Людям – не только человеческую еду, но и Божий Дух. В это трудно поверить. Разве мы не придём в ярость, если попросим хлеба, а нам дадут книгу? Так ведь не о книге речь – если просящему хлеба дать Библию, он разозлится, и будет прав, а речь о том Духе, без которого и Библия не Библия. Не хлебом единым жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих. Но это означает, что не надо мнить себя Богом, не надо думать, что без твоих поучений другой человек останется подлецом и сволочью. Бог меня одухотворил – переваривай, усваивай, а с другим не делись, Бог Сам накормит другого. Бог учит, Бог насыщает и успокаивает.

О том же говорит апостол в послании к римлянам (3, 19-26; в православном богослужении соединено с этим чтением из Евангелия от Матфея). Есть закон и есть благодать. Закон – это не только сборник правил, это, как мы сегодня выражаемся, «правовое пространство». Вся наша жизнь обеспечивается этим пространством, и всю нашу жизнь обеспечиваем это пространство. Мы творим, лечит, изобретаем, чтобы было пространство для жизни. Это – труд, часто тяжёлый, от которого и отдохнуть не грех. Но живём мы не для труда и не благодаря труду. Не всякий человек трудится – не трудятся дети, больные, старики – но живёт всякий, источником жизни, любви, радости может быть всякий. Всякий человек производит жизнь, и жизнь вечную, как шелкопряд производит шёлк. Беда в том, что производимым мы распоряжаемся именно так, как сказано в Евангелии. Мы отдаём нашу любовь вещам, мы бросаем вечную жизнь временным развлечениям. Это ещё называется идолопоклонством. Мы отдаем мёртвому то, что нужнол отдавать живому – людям и Богу. Общаясь с людьми, мы предпочитаем общение с внешностью человека, с его, как говорили в старину, «акциденциями», откуда и слово «акцидент» — случай. Мы отдаем внутреннее – внешнему, вечное в Боге – преходящему в человеке. Это ведь тоже – лицеприятие, человекоугодничество, пусть мы этим балуемся чаще от лени душевной, чем от корысти. В конце концов, мы точно так же поступаем и с Богом – отсюда материализм под видом религии. Отсюда окружающие нам огромные новодельные церкви, роскошные как надгробия бандитов. Мы боимся простора и свободы. А ведь это и есть жизнь. Мы хотим короткого богослужения – сбежались, вспомнили, разбежались. Наши минуты молчания не длиннее десяти секунд. Тот ещё обменный курс! Что меняем? Шило на мыло! Суету на суету. А ведь Господь предупреждал, что не на горе в Иерусалиме, не в золочёных церквах, этих искусственных горах, а в Духе будут поклоняться те, кто спасён. Всё даром, как и говорит апостол Павел. Спасены ли мы? Мы готовы к счастью просто так? Просто насладиться Богом и друг другом? Не готовы, и ничего страшного – если мы осознали неготовность, осознали, что мы поросята, которые и в Царстве Небесном скучают без желудей. Осознали и давайте начинать готовиться – не кормить свиней святыней, а кормить людей – любовью, и просить у Бога, что Он ввел нас во вкус Духа.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *