Не обвиняю ни в чем

Далеко не самая приятная ситуация – когда обвиняют в том, чего не делал и не совершал. Часто такие обвинения выдвигаются совершенно необоснованно органами или должностными лицами, имеющим власть и возможность привлечь к уголовной или административной ответственности. Какие советы мы можем дать, если вы оказались в такой ситуации — когда вас обвинили в том, чего вы не делали?

Итак, по порядку:

1. Определитесь, есть ли доказательства у ваших обвинителей, и являются ли такие доказательства допустимыми. Дело в том, что не все доказательства могут приниматься судом и следствием, поэтому грамотный адвокат может оценить их и сопоставить с общей канвой обвинения. Часть доказательств можно признать недопустимыми, тогда ваше обвинение может уже не устоять в суде.

2. Правильно ли дана квалификация вашим действиям? Зачастую органы следствия стремятся предъявить более тяжкое обвинение, чем есть на самом деле, поэтому опять же, ваш защитник может оценить это обстоятельство и составить грамотное ходатайство.

3. Не забывайте собирать доказательства вашей невиновности, несмотря на «презумпцию невиновности». Дело в том, что по закону следствие должно доказать вашу виновность, но помимо этого – о чем часто «забывают» следователи – они должны проверить и все версии, касающиеся вашей невиновности, поэтому представьте им такую возможность.

4. Никогда не защищайте себя сами – даже если вам кажется, что вы все понимаете и знаете как себя защищать. Ни один человек не сможет адекватно оценивать ситуацию, когда с ним борется государственная машина, помните – вам нужны союзники и помощники, желательно с опытом, речь конечно же идет об адвокатах.

5. Вас обвиняют в том, чего вы не делали и не собирались делать – тем не менее, помните, что самое абсурдное обвинение легко закончится обвинительным приговором, если дело дойдет до суда. Наши судьи как правило являются бывшими работниками правоохранительных органов и этим все сказано. Общий уклон в судах – обвинительный, и как правило суд не стремиться найти объективную истину по делу, поэтому не надейтесь на справедливость в суде, старайтесь дело не довести до суда – обжалуйте все документы на стадии следствия, требуйте прекращения дела, давайте грамотные показания, сотрудничайте с опытным адвокатом.

6. Ознакомьтесь с обвинительным актом в полном объеме – внимательно изучите то, в чем вас обвиняют, разложите по полочкам все обвинение, поймите для себя – подтверждается ли обвинение добытыми доказательствами и не опровергаются ли они доказательствами вашей невиновности.

Помните, что любое дело проще развалить вашему адвокату на начальной стадии, чем в суде, когда оно уже скомпоновано доказательствами и показаниями, поэтому – обращайтесь к адвокату на самой первой начальной стадии, с момента как вы только узнали, что вас обвиняют в том, чего вы не совершали. Шансы на успех в таком случае будут несоизмеримо больше, чем в защите по уже сфабрикованному делу!

Если вам нужна помощь по вашему делу — звоните нам, предварительная консультация и оценка перспективы вашего дела по телефону будут честными и бесплатными!

Клевета — выдающийся жанр общения. Он возник тогда, когда человек понял, что в борьбе за существование можно использовать не только грубую физическую силу, но и вторую сигнальную систему — слово, которое, как известно, способно и вдохновить, и убить. Как же бороться с клеветой?Клевета — самый легкий способ борьбы за место под солнцем. Это прямой силовой прием, благодаря которому можно влиять на конкурентов и на общественное мнение. Цивилизованное общество борется с клеветой при помощи законов — с тем же успехом, с каким пытается искоренить проституцию, преступность и войны.

Клевета может маскироваться под недостаточно достоверную информацию, искренние заблуждения, случайные ошибки. И несмотря на последующие опровержения, выигранные судебные процессы, раскаяние авторов, она действует прямо и наверняка. Источник информации забывается, информация остается.

Тем, кто распускает клевету, надо лишь учитывать культурный уровень аудитории: чтобы оклеветать человека, скажем, в небольшой деревне, достаточно обвинить его в краже овцы. А в большом городе с той же целью надо сочинить историю про свадьбу в Эрмитаже. Именно таким образом в середине 80-х оклеветали первого секретаря Ленинградского обкома Григория Романова: дескать, устроил дочери свадьбу в Зимнем дворце, да еще разбил царский сервиз. Эта откровенная утка стоила Романову карьеры.

Лишь самые сильные, уверенные в себе люди строят отношения с миром по честным правилам. Напротив, клевета — это оружие слабых, которые решили получить от жизни больше, чем заслуживают.

Против лома нет приема… Если нет другого лома

Если вас оклеветали — радуйтесь. Значит, в этом мире вы чего-то стоите. Уровень клеветы прямо пропорционален масштабам оклеветанной личности. Еще Бальзак отметил, что клевета равнодушна к ничтожествам. Если вам перемывают косточки на уровне мировых информационных агентств — очевидно, от вас зависит судьба человечества. Если ваша жизнь стала объектом пристального и недоброжелательного внимания государственных СМИ — вам есть куда расти. Если вас пытаются «опустить» на уровне фирмы, подразделения, отдела — размах вашей деятельности весьма скромен, но враги уже разглядели в вас задатки яркой личности.

«Проявлять упорство в своих обязанностях и оставаться молчаливым — вот лучший ответ на клевету». Эти слова принадлежат Джорджу Вашингтону. Но тут необходимо одно уточнение: оставаться молчаливыми могут люди, уже имеющие определенную репутацию и громкое имя. Им никакие наветы не страшны.

Если вы только начали карьеру, а вас оклеветали, к тому же поставив под удар интересы фирмы — вести себя надо прямо противоположным образом. Главное — не молчать.

Используйте клеветнические заявления как еще один повод для самопрезентации. Как только «доброжелатели» принесут вам сплетню на хвосте, перескажите ее во всеуслышание. «Представляете, кто-то обвиняет меня в шпионаже в пользу конкурирующей фирмы. Будь я шпионом, я бы им такое передал, что они бы меня озолотили и отправили жить куда-нибудь на Багамы».

В самозащите важны нюансы: не надо оправдываться — иначе вы сами будете распространять о себе порочащую информацию. Объектом вашей ответной речи должны быть не вы, а сплетня. Надо показать ее абсурдность. Сделать это нетрудно: самая громкая клевета одновременно и самая невероятная, в ней концы не сходятся с концами. Если бы тот же Романов открыто выступил по телевидению, если бы свои комментарии дали хранители Эрмитажа, возможно, клевету про свадьбу и сервиз удалось бы задушить на корню.

Еще одни способ защиты — сразу же приступить к обсуждению вопроса «Кому выгодно вас оклеветать?». Вовлеките в дискуссию широкую общественность. Враг должен по крайней мере понять, что вы нисколько не испугались.

Летом 1996 года, в разгар конкурсов по продаже нефтяных компаний, ряд российских газет опубликовали сведения о финансовых трудностях Инкомбанка. Специалистам было ясно, что в то время банк оставался одним из самых надежных, тем не менее СМИ успешно раскручивали миф о его бедах. Инкомбанк начали атаковать вкладчики, желающие забрать свои деньги с «тонущего корабля». Так продолжалось до тех пор, пока президент «Инкома» Владимир Виноградов не заявил, что через подконтрольные СМИ Инкомбанк «топят» конкуренты по нефтяному бизнесу — Борис Березовский и Александр Смоленский (СБС-АГРО). Чтобы доказать устойчивость банка, Виноградов обратился к вкладчикам, которые забирали свои деньги. Он заявил, что банк не станет прерывать договоры вклада и даже начислит по депозитам обещанные проценты в том случае, если «недоверчивые» граждане принесут свои деньги обратно. Этот широкий жест, а также обвинения в адрес известного интригана Бориса Абрамовича сделали свое дело — клиенты начали возвращаться, и банк устоял. Через некоторое время Березовский и Виноградов встретились уже как партнеры.

Российским политикам жизненно необходимо уметь бороться с клеветниками, ведь модные сегодня обвинения в коррупции способны поставить крест на карьере (и это в лучшем случае). Весьма эффективно в этом смысле работает команда Юрия Лужкова — на авторов каждой «сомнительной» публикации мэр подает в суд (причем все дела, как нетрудно догадаться, московский градоначальник выигрывает). В результате журналистов, желающих порассуждать о честности мэра и его окружения, в Москве почти не осталось.

Вообще, юридическая «подкованность» граждан и фирм, то есть способность успешно защищать свои интересы в суде, часто отрезвляюще действует на клеветников. Ни одно средство массовой информации не будет публиковать разоблачительную статью, зная, что за ней последует опровержение или извинение. Поэтому, если вас оклеветали в прессе, посоветуйтесь с юристом и при наличии ложных фактов подавайте в суд. Даже если дело будет проиграно, сам факт вашего обращения к юристам дисциплинирует ваших противников и заставляет их впредь действовать более аккуратно.

Клеветников можно обезоружить и другим образом — сделав свою жизнь абсолютно прозрачной для общественности. Это в первую очередь касается политиков и других публичных деятелей. Клевета расцветает там, где мало информации и поэтому окружающие готовы поверить любой небылице. Если же про семью, домашний уклад, родственников того или иного лидера все известно, клеветать на него станет как-то неинтересно.

Помогает и обратная стратегия: трудно оклеветать человека, который первым признается в своих пороках. Вот, например, Владимир Жириновский сам заявлял, что живет отдельно от жены. Вряд ли после этого кому-то придет в голову клеветать, что Жириновский — плохой семьянин.

Впрочем, клевета может быть прелюдией к большой славе. Человек, который клевещет на музыканта, артиста, художника, по сути дела, его рекламирует. Сколько ни старалась советская пропаганда опорочить академика Сахарова, она лишь прибавляла ему популярности. Из горьковской ссылки Сахаров вернулся национальным героем, каковым остается по сей день.

Приблизительно таким же образом (сто семьдесят лет назад) пришла слава к философу Чаадаеву. Он выступил, что называется, с гневной критикой режима Николая I — власти в ответ его оклеветали, объявили сумасшедшим, приставили к нему врача. Чаадаев же как ни в чем не бывало продолжал светскую жизнь, появлялся на балах и званых вечерах, демонстрируя свою нормальность. Благодаря такой тактике он стал жутко знаменит.

Политики, звезды шоу-бизнеса, крупные предприниматели делаются мишенью клеветников так часто, что на некоторые сплетни и ложь вообще не следует отвечать. Оцените политический вес своего противника. Если он существенно ниже вашего — не стоит палить из пушки по воробьям. Алла Пугачева, подавшая в суд на журналиста, немедленно сделала его известным на всю страну. Стоит ли столь щедро одаривать клеветника?

В общем и целом, лучшая защита от клеветы — неустанная пропаганда в самых разных кругах (близких, друзей, коллектива, города, страны, мира) собственных добрых дел.

Действуйте активно

Если вас оклеветали прилюдно, у вас есть всего несколько секунд, чтобы предпринять ответный ход. Можно обидеться и автоматически стать жертвой ситуации. Тогда вы попадете в плен своих эмоций, потеряете контроль над ситуацией и дадите недругам возможность сделать из вас козла отпущения.Если же сохранить спокойствие и на время спрятать обиду, то есть шанс ситуацию изменить.

Используйте общеизвестный принцип «лучшая защита — нападение». Можно занять агрессивную позицию и высказать клеветнику лавину встречных обвинений. Вам «кинули в лицо», что вы украли миллион,— обвините обидчика в краже десяти миллионов. Пусть он оправдывается. Если обращать все аргументы клеветника против него самого и придираться к словам, то в конце концов противник окончательно запутается и разговор уйдет далеко в сторону от первоначальной темы.

Еще одной тактикой является перехват инициативы в своих целях. Нужно выслушать клеветнические измышления с таким видом, будто вы слушаете детский лепет. В ответ сказать: «Я очень сожалею, что вас так грубо дезинформировали». И очень быстро перейти к другой теме. Желательно, чтобы это был разговор действительно о важном предприятии, на фоне которого клевета показалась бы неудачной шуткой.

Все эти приемы являются разновидностью психологических игр и манипуляций общественным мнением. Они позволяют вам влиять на людей, не раскрывая при этом своих карт.

Если же вы хотите всерьез разобраться с недругами, надо вступить с ними в переговоры, выяснить, какая причина побудила их распускать о вас клевету, и по возможности эти причины устранить. Высший пилотаж — превратить клеветника в своего партнера.

Чем выше, тем больнее

Радикального средства от клеветы нет. Оболгать можно само совершенство: даже Христос, как помним, принял смерть по навету. Злые языки вывернут наизнанку любую добродетель: бережливого обвинят в скупости, щедрого — в расточительстве, искреннего — в глупости, сдержанного — в угрюмости, уверенного — в высокомерии, твердого — в жестокости, веселого — в легкомыслии.

Из изложенного можно сделать один важный вывод: невозможно жить себе в удовольствие, ориентируясь в первую очередь на мнение окружающих и боясь их осуждения. Чем выше вы стоите в социальной иерархии, тем чаще будете подвергаться клеветническим нападкам. Противопоставить этому можно ощущение собственной правоты и созидательное отношение ко всему, что вы считаете важным.

ЕВГЕНИЯ ВАРЛАМОВА

«А на самом деле жизнь доказала мне, что нельзя подавлять человека. И что добро каждый должен творить по-своему. И что третий в пятом ряду не должен быть похож на пятого в третьем ряду… И что вообще я, учительница, должна видеть не «ряды», а людей, которые стоят рядом… или вдали друг от друга. И что непохожесть характеров вряд ли стоит принимать за несовместимость…»

Первая книга, прочитанная в рамках Флэшмоба 2011 по совету margo000 .
Книги бывают разные, как и рецензии на них. О некоторых книгах можно писать бесконечно, о некоторых говорить сложно. Повесть «Третий в пятом ряду» — как раз случай, когда слова кажутся лишними. Но я все-таки скажу, что во время чтения меня не покидала одна единственная мысль «галопом по Европам», но это скорее всего потому, что я не любитель повестей и коротких рассказов, а не из-за того, что повесть плохая. Просто не получается у меня за несколько страниц проникнуться героями и их историями. Именно поэтому ставлю повести «нейтрально». Однако, признаюсь, что зацепили упоминания школы, уроков, журналов, а слово «диктант» заставило отложить Kindle и с улыбкой вспомнить парочку диктантов и подсчет ошибок после 🙂

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *