Не суди других

Не судите, да не судимы будете

(Лк. 6:37). Прежде всего обращает на себя внимание вопрос, существует ли связь, и какая именно, первого стиха и вообще всей седьмой главы с тем, о чем говорилось в предшествующей главе и, ближе всего, в 34 стихе этой главы. Нужно только просто соединить Мф. 6:34 с Мф. 7:1: довольно для каждого дня своей заботы. Не судите, да не судимы будете, чтобы видеть, что никакой связи между этими стихами не существует. Такое заключение подтверждается тем, что в Мф. 7:1 нет никакой соединительной частицы, как, например, «же” (δε), «и”, «или” и проч., употребляемой в греческом языке для выражения связи. Если, следовательно, и существует какая-либо связь с предыдущим, то она может относиться не к отдельному стиху, а ко всей предшествующей главе. Но многие экзегеты совсем отрицают и эту связь, говоря, что в 7-ой главе начинается речь совершенно о новых предметах. «Никакой связи с предыдущим”, так кратко и энергично выражается один немецкий комментатор (Де-Ветте). Те экзегеты, которые признают связь, дают объяснения, которые иногда совершенно не походят одно на другое.

Одни объясняют связь, говоря, что в 7-ой главе содержится противоположение тому, что сказано в Мф. 6:14 и след., или же тому, что сказано в этой главе о фарисеях, и таким образом указывается, что суда не должно быть вследствие обязанности людей прощать друг другу, или по крайней мере, что суд не должен быть фарисейским.

Другие объясняют связь так: в шестой главе говорилось об отношении людей к Царству Небесному; теперь начинается речь об отношении их друг к другу. Граждане Царства Христова должны судить осмотрительно своих сограждан и прежде всего улучшать самих себя, если хотят быть судьями и исправлять других.

Третьи: если вы серьезно и ревностно стремитесь к совершенству, то и по отношению к ближним вам следует быть кроткими и не осуждать.

Еще объяснение: «с помрачением человеческого чувства о Боге, которое выражается в попечении только о земных благах, все более и более развивается крайняя испорченность религиозной жизни, выражающаяся в фарисейской праведности, и среди людей с одной стороны развивается фанатизм, который судит ближнего все с большей и большей черствостью, а с другой – все более и более плотское поведение и пренебрежение святыней” (Лянге). Альфорд выражает связь в следующих формулах: «связью с предыдущей главой непосредственно служит слово κακία (Мф. 6:34), при помощи которого Спаситель бросает взгляд в лучшем случае на бедность и греховность человеческой жизни; и теперь Им даются правила, как нужно жить в этом Мире и среди таких же грешников, как мы сами; посредственно же – и в более общем смысле – здесь продолжающееся предостережение против лицемерия в нас и других”. Все эти и подобные предположения представляются мало вероятными.

Лучшим представляется толкование Цана, который говорит, что если до сих пор речь в нагорной проповеди представляла из себя упорядоченное целое, была составлена из ясно обособленных, но однако внутренне связанных между собою групп мыслей, то с Мф. 7:1 следует ряд очень разнообразных маленьких отрывков, связь которых с первого взгляда походит на шнур, на который нанизаны перлы, и с двухсоставной речью Мф. 6:19-34 эта связь не ясна. Такое объяснение, по-видимому, всего ближе подходит к делу. Нагорная проповедь вся состоит из так называемых очевидных истин, постепенно сделавшихся неясными естественному человеку и проясненных для его сознания Спасителем. Если так, то отыскивать близкую связь между отдельными изречениями, по крайней мере в некоторых случаях, напрасно. Тут только и можно отыскивать шнур, на который нанизаны перлы, все одинакового достоинства, но не соприкасающиеся одни с другими. Где же этот шнур? Не заходя слишком далеко назад, возьмем только шестую главу и посмотрим, нельзя ли его здесь отыскать и видеть. Мы встречаемся здесь с целым рядом отрицательных выражений, или запрещений, к которым по местам присоединяются положительные заповеди. Запрещения не имеют повсюду одинаковой формы (в греч.); однако видно, что в них содержится перечисление того, чего люди не должны делать.

В 7-й главе речь продолжается в том же духе: «не судите» (Мф. 7:1); «не давайте святыни псам” (Мф. 7:6). Если говорить, что между Мф. 7:1 и Мф. 6:34 нет связи, то она неясна была и раньше, например, в Мф. 6:19, потому что и там не было никакой соединительной частицы. Просматривая все вышеприведенные отрицательные выражения, какую связь мы можем открыть между ними? Очевидно, что связи никакой нет или местами она очень незначительна. И однако мы видим, что вся эта речь совершенно естественна и соответствует народной ораторской речи, в которой мысли текут строго логически и связно. Связь эта отличается крайней простотой и настолько безыскусственна, что в некоторых случаях как будто даже вовсе исчезает. Все это может доставлять затруднения ученым; но, напротив, сильно облегчает понимание речи для простых людей, которые обыкновенно следят не за тем, как одно предложение логически вытекает из другого, а больше за отдельными мыслями самими по себе. К сказанному нужно прибавить, что отыскание надлежащей связи между 6-й и 7-й главами и в изречениях этой последней затрудняется еще и тем, что 7 глава имеет сходство с частью нагорной проповеди, изложенной у Луки (Лк. 6:37-49), тогда как вся шестая глава Матфея у Луки пропущена. Говорят, что в изложении Луки больше связи, чем у Матфея. Но с первого раза этого, однако, не видно.

Что касается смысла самого выражения: «не судите, да не судимы будете,” то для объяснения его может служить прежде всего то обстоятельство, что Апостол Павел решительно восстает против обычая коринфских христиан «судиться у нечестивых,” увещевает их судиться «у святых», отрицая здесь, очевидно, тогдашний гражданский суд (1 Кор. 6:1 и след.). Полезно заметить, что в древнейшей христианской литературе изречение Христа приводится в послании к филиппийцам Поликарпа, епископа Смирнского (Мф. 11:3), и Климента Римского (1 Кор. гл. 13). Так как реальный смысл изречения Христа, несмотря на его видимую простоту, представляется одним из самых труднейших для толкования, то далеко не мешает обратить внимание и на то, как понято было изречение в самой глубокой древности, непосредственными и ближайшими учениками апостолов. Поликарп приглашает лиц, к которым пишет, оставлять пустое празднословие (άπολιπόντες την κενήν ματαιολογίαν, Мф. 11:1). Воскресивший Христа из мертвых, говорит Поликарп, и нас воскресит, если будем исполнять волю его, возлюбим то, что Он возлюбил, и будем уклоняться от всякой неправды, корыстолюбия, сребролюбия, злословия (или клеветы – χαταλαλίας, Мф. 11:2). Эти свои тезисы Поликарп доказывает текстами, заимствованными из нагорной проповеди, по изложению Матфея и Луки (Мф. 7:1; 5:3, 10; Лк. 6:20, 37). Текст не судите, да не судимы будете приведен буквально по Мф. 7:1. Для нас теперь важно не это, а то, что текст ясно приводится Поликарпом в доказательство греховности злословия, клеветы и ложного свидетельства. Поликарп не применяет его к судебным установлениям и их деятельности, а только – к различным грехам и недостаткам в человеческом обществе.

По Клименту «неосуждение” других есть результат смирения. Далее следует такое увещание: «милуйте, чтобы быть помилованными, прощайте, чтобы прощено было вам, как вы делаете, так будет сделано и вам; как даете, так воздается и вам; как судите, так и будете судимы (ης κρίνετε ούτως κριθή σεσθε); какою мерою мерите, такою отмерено будет и вам”. И здесь опять нет речи ни об официальных судьях, ни о судебных установлениях. Общий тон рассуждений позднейших церковных писателей, насколько нам известно, таков же. Они не говорят о гражданском суде. Рассуждая о частном суде, они указывают, что человек не должен быть суровым судьей (πικρός δικαστής), и что самый суд должен заключаться во внушении, совете, желании исправления. Но частный суд не отрицается. «И так что же? спрашивает Иоанн Златоуст, если (кто-нибудь) соблудит, то неужели мне не говорить, что худо блудодеяние, и неужели не следует исправлять распутника? Исправляй, но не как враг, и не как враг, требующий возмездия, но как врач, прилагающий лекарство. Спаситель не сказал, не останавливай грешника, но: не суди, т. е. не будь жестоким судьей».

Иоанн Златоуст говорит, что и Сам Христос и апостолы судили много раз и осуждали грешников, и что если бы понимать текст в буквальном смысле, то такое понимание противоречило бы многим др. местам Нового Завета. Слова эти справедливы, потому что в Новом Завете действительно указывается, что Христос и Сам судия людей (Мф. 23:14, 33); дал власть судить и апостолам, которые этою властью пользовались (1 Тим. 5:20; 2 Тим. 4:2; Тит. 1:9; 2:15; также 2 Ин. 10).

Августин предлагал объяснять здесь «сомнительные факты”, истолковывая их «с лучшей стороны”. «В двух случаях, говорит он, мы должны остерегаться безрассудного суда: когда неизвестно, с каким намерением совершено какое-нибудь дело; или же неизвестно, каков будет человек, который кажется или добрым, или злым”. Иероним, указав на то, что Павел осудил Коринфского прелюбодея (1 Кор. 5), а Петр Ананию и Сапфиру (Деян. гл. 5), говорит, что Христос не запретил, а научил, как судить. Таким образом, видно, что церковные писатели, уклоняясь от рассуждений о гражданском суде, признают, однако, необходимость частного или даже церковного суда, делая уступки практической необходимости осуждать грех, как таковой.

В позднейшее время некоторые толкователи заповедь Спасителя понимают гораздо строже. Категорическая и сказанная без всяких ограничений заповедь многими, преимущественно сектантами, понималась буквально в смысле отрицания всякого суда, выступления против властей и свержения их (анабаптисты). С другой стороны, подобные же толкования в новое время часто делались поводом к усвоению «слабой сентиментальности” и «субъективной несдержанности” по отношению к преступникам, служили оправданием широкой терпимости, которая относилась безразлично ко лжи и греху, к правде и справедливости. А в тех случаях, когда суд за преступления не ослаблялся, пытались основывать на заповеди Христа по крайней мере терпимость к ложным учениям или заблуждающимся в мнениях или учениях людям. Немудрено, поэтому, если и новейшие экзегеты сосредоточивали все свое внимание на объяснении этого трудного изречения и старались это выяснить. Мнения, высказанные ими, до того разнообразны, что их трудно и перечислить. Утверждали, напр., что Христос говорит не «de ministeriis vel officiis, divinitus ordinatis, sed de judiciis, quae fiunt extra seu praeter vocationes et gubernationes divinas (не о служениях, божественно установленных, а о судах, которые происходят вне или помимо призваний или управлений божественных).” Возражая против отрицания светских судов, указывали на то, что заповедь Христа нельзя понимать категорически в виду того, что с одной стороны, противоположения: не судите — не будете судимы, которое будто бы можно изменить так: судите, но так, чтобы вам можно было получить оправдательный приговор, когда сами предстанете на суд, а с другой – что Христос в 5 стихе не запрещает совсем суда над ближним, но требует, чтобы судья предварительно вынул сначала бревно из глаза своего. Таким образом в стихах 2-5 подразумевается ограничение категорической заповеди, данной в 1 стихе. Христос запрещает не вообще всякий суд, а только «некомпетентный”, который совершается не по призванию, не по должности и без любви. Далее, высказывалось мнение, что в 7:1 разумеется только фарисейский суд, что Христос по-прежнему осуждает здесь только лицемеров. Но, говорили, человек обладает рассудком и эта способность есть критическая. Если бы мы были лишены способности суждения, то находились бы в зависимости не только от всякого ветра учения, но также и от всякого прилива страсти. Поэтому Спаситель, говоря не судите, не разумеет здесь ни обыкновенного суда, ни обыкновенной критики. Его речь есть «эпиграмматическая” и направлена против книжников, фарисеев и других, которые любили судить о других и осуждать их (Мф. 9:11-13; 11:7; Лк. 7:39; 15:2; 18:9-14; Ин. 7:49). Однако против такого мнения можно сказать, что Христос обращается к ученикам, а не к книжникам и фарисеям. Если бы Он имел в виду только последних, то вероятно сказал бы: не судите, как книжники и фарисеи. Выражение ничем вообще не ограничено. Слова κρίνειν, κατακρίνειν, καταδικάζειν могут означать вообще всякий суд, будет ли он официальный или частный.

Может быть, один из новейших экзегетов, Цан, имел в виду это последнее, когда, толкуя рассматриваемое выражение, сказал, что Христос в нем действительно имеет ввиду всякий, какой бы то ни было суд. Но запрещение судить, по Цану, относится только к ученикам, которые не должны принимать на себя обязанности судей, предоставляя эго дело другим. Это мнение не может считаться состоятельным. Неужели Христос не предвидел, что судьями в Его Царстве могут быть и Его ученики? Мы, по-видимому, никогда не поймем этого, с одной стороны ясного и чрезвычайно простого выражения, а с другой и чрезвычайно трудного, если не предположим, что оно, подобно и другим выражениям Христа в нагорной проповеди, не есть отвлеченное или теоретически философское. Нужно иметь опять ввиду, что Христос говорил простецам, а не официальным судьям, которых, может быть, и не было среди окружавшего Его простого народа. Как могли понять Его изречение простецы? Несомненно в том смысле, что Христос здесь совсем ничего не говорил о гражданских судьях или судебных установлениях. Поэтому на Его учение можно смотреть, как на свет, освещающий человеческую деятельность в области всякого суда и критики. Но это только свет. Все дальнейшее Спаситель предоставляет уже самим людям, которые должны заниматься разработкой разных юридических вопросов, когда к этому вынуждает их господство в них самих и в других ветхого человека.

Выражение «да не судимы будете” толкуют в том смысле, что здесь разумеется исключительно суд Божий. «Не судите”, чтобы не быть судимыми на последнем суде. Другие говорят, что здесь имеется ввиду исключительно людской суд, т. е. если мы судим людей, то в свою очередь и от них будем судимы. В виде аналогии к этому месту указывают на притчу Мф. 24:48-49, где говорится о злом рабе и указывается, во-первых, на мирское попечение и заботы («если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой”); во-вторых, на юридический фанатизм, осуждение и кары ближних («и начнет бить товарищей своих”) и, в-третьих, на поругание святыни («и есть и пить с пьяницами”). Впрочем и в этом последнем толковании экзегеты не во многом согласны между собою; одни понимают здесь непосредственно суд человеческий, другие собственно суд Божий, который пользуется судом человеческим, как орудием для своих целей. В божественном устройстве мира господствует в известном смысле закон возмездия (jus talionis). Как мы сами поступаем с людьми, так и с нами будет поступлено; часто это бывает и здесь на земле, но, конечно, так неизбежно будет на последнем суде (Мк. 4:24; Иак. 2:13). Правильнее, по-видимому, видеть в рассматриваемых словах вообще суд, как Божий, так и человеческий, производимый людьми, обыкновенно действующими, хотя и бессознательно, но по велениям Бога. Человек жнет, что посеет.

ОБРАЗЕЦ

А Н К Е Т А

Место для

фотографии

  1. Фамилия Иванова

Имя Анна

Отчество Петровна

2. Если изменяли фамилию, имя или отчество, то укажите их, а также когда, где и по какой причине изменяли

1) Фамилию, имя и отчество не изменяла;

2) Фамилию Петрова изменила на Соколову 1980 году в Отделе ЗАГС Администрации г. _______ _________ ССР, в связи с регистрацией брака. Фамилию Соколова изменила на Петрову в 1984 году в Отделе ЗАГС Администрации г. _______ _______ ССР, в связи с расторжением брака. Фамилию Петрова изменила на Иванову в 1985 году в Отделе ЗАГС Администрации г. ______ ______ Республики, в связи с регистрацией брака. Имя и отчество не изменяла.

3. Число, месяц, год и место рождения (село, деревня, город, район, область, край, республика, страна)

31 декабря 1960 года в городе ________ ____________ области

4. Гражданство (если изменяли, то укажите, когда, и по какой причине, если имеете гражданство другого государства – укажите)

1) Гражданин Российской Федерации;

2) В 1997 году гражданство Республики Казахстан сменила на Российское гражданство, в связи с переездом на жительство в Россию

5. Образование (когда и какие учебные заведения окончили, номера дипломов) Направление подготовки или специальность по диплому

Квалификация по диплому

1)Среднее профессиональное: в 1978 году закончила Э_____ое медицинское училище, диплом серии СТ № 109486, специальность санитарно-фельшерское, квалификация санитарный фельдшер;

2) Высшее: в 1990 году закончила Казанский государственный медицинский институт, диплом серии ВН № 106829, специальность медико-профилактическое дело, квалификация врач.

6. Послевузовское профессио-нальное образование: аспирантура, адъюнктура, докторантура (наименование образовательного или научного учреждения, год окончания) Ученая степень, ученое звание (когда присвоены, номера дипломов, аттестатов)

  1. Послевузовского профессиональное образование не имею;

ученой степени, ученого звания не имею;

2) Окончила аспирантуру в Казанском государственном медицинском университете в 1995 году. Имею ученую степень кандидата медицинских наук, присвоен в 2000 году, диплом кандидата наук КТ № 150731.

7. Какими иностранными языками и языками народов Российской Федерации владеете и в какой степени (читаете и переводите со словарем, читаете и можете объясняться, владеете свободно)

1) Владею английским языком: читаю и могу объясняться. Языками народов Российской Федерации не владею;

2) Иностранными языками не владею. Свободно владею казахским языком

8. Классный чин федеральной гражданской службы, дипломатический ранг, воинское или специальное звание, классный чин правоохранительной службы, классный чин гражданской службы субъекта Российской Федерации, квалификационный разряд государственной службы (кем и когда присвоены)

1) Имею классный чин государственного гражданской службы: «Референт государственной гражданской службы Российской Федерации 3 класса, присвоенный приказом Управлением Роспотребнадзора по Чувашской Республике-Чувашии от 01.09.2007 № 250-к. Имею воинское звание: лейтенант медицинской службы,, присвоен приказом Министерства обороны Российской Федерации от 01.09.2001;

2) Классного чина федеральной гражданской службы, дипломатического ранга, воинского или специального звания, классного чина правоохранительной службы, классного чина гражданской службы субъекта Российской Федерации, квалификационного разряда государственной службы не имею

9. Были ли Вы судимы (когда и за что)

Не судима

10. Допуск к государственной тайне, оформленный за период работы, службы, учебы, его форма, номер и дата (если имеется)

1) Допуска к государственной тайне не имею;

2) Имела допуск к государственной тайне, оформленный в период работы в научно-исследовательском институте приборостроения формы __________ с 01.08.1978 года

11. Выполняемая работа с начала трудовой деятельности (включая учебу в высших и средних специальных учебных заведениях, военную службу, работу по совместительству, предприниматель-

скую деятельность и т.п.).

При заполнении данного пункта необходимо именовать организации так, как они назывались в свое время, военную службу записывать с указанием должности и номера воинской части.

12. Государственные награды, иные награды и знаки отличия:

  1. Государственных наград, иных наград и знаков отличия не имею;

  2. Государственных наград не имею. В 2006 году награждена ведомственным знаком

отличия «Отличник здравоохранения».

13. Ваши близкие родственники (отец, мать, братья, сестры и дети), а также муж (жена), в том числе

бывшие. Если родственники изменяли фамилию, имя, отчество, необходимо также указать их

прежние фамилию, имя, отчество.

14. Ваши близкие родственники (отец, мать, братья, сестры и дети), а также муж (жена), в том числе бывшие, постоянно проживающие за границей и (или) оформляющие документы для выезда на постоянное место жительства в другое государство Близких родственников, постоянно поживающих за границей не имею. Дочь Беккер Е.И. оформляет документы для выезда на постоянное место жительства в Германию.

_________________________________________________________

Пребывание за границей (когда, где, с какой целью): 1) За границей не пребывала. 2) В 1978 году по туристической путевке была в Италии.

16. Отношение к воинской обязанности и воинское звание: 1) военнообязанная, лейтенант медицинской службы. 2) невоеннообязанная.

_________________________________________________________

18. Паспорт или документ, его заменяющий: паспорт гражданина Российской Федерации 7402 544206 выдан ОМ «Дубравный» УВД Приволжского района гор. Казань 10.01.2004 (код подразделения 042-076).

19. Наличие заграничного паспорта: не имею

20. Номер страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования (если имеется):

023-562-456-01

21. ИНН (если имеется): 212425846552

22. Дополнительные сведения (участие в выборных представительных органах, другая информация, которую желаете сообщить о себе): в 2006 повышала квалификацию по специальности «Эпидемиология» в Российской медицинской академии последипломного образования г. Москва, имею сертификат по специальности «Эпидемиология», имею высшую квалификацию категорию по специальности «Эпидемиология», также в 2007 году повышала квалификацию по направлению «Государственное и муниципальное управление» в Томском государственном университете. Имею навыки работы на персональном компьютере, справочно-правовой системой «_____» и др.

23. Мне известно, что заведомо ложные сведения, сообщенные о себе в анкете, и мое несоответствие квалификационным требованиям могут повлечь отказ в участии в конкурсе и приеме на должность.

На проведении в отношении меня проверочных мероприятий согласен (согласна).

Аудио

Святой Церковью читается Евангелие от Матфея. Глава 7, ст. 1–8.

7.1. Не судите, да не судимы будете,

7.2. ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.

7.3. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?

7.4. Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно?

7.5. Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.

7.6. Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.

7.7. Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам;

7.8. ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

(Мф. 7, 1–8)

Сегодняшнее евангельское чтение, дорогие братья и сестры, открывается словами, известными, наверное, каждому из нас: Не судите, да не судимы будете » (Мф. 7, 1). Вероятно, Господь подразумевал фарисеев, которые, гордясь своей мнимой праведностью и чистотой во внешнем поведении, строго судили о действиях других людей, не зная всех обстоятельств и побуждений, а себя даже не старались исправить.

Епископ Михаил (Лузин), размышляя над этими словами Спасителя, пишет: «Запрещается… осуждение образа действий ближнего, и притом осуждение не законным судом, который необходим во всяком обществе, а осуждение личное… частные, так сказать, пересуды, когда осуждение происходит по большей части из каких-либо самолюбивых и нечистых побуждений, из тщеславия, гордости и т. п. … Господь говорит об осуждении неправедном, самолюбивом, эгоистическом, выражаемом притом без необходимости, по личным корыстным побуждениям, и особенно людьми, которые сами порочнее, чем те, которых они строго судят».

Другими словами, Господь призывает не произносить над кем-либо в этом мире приговора, осуждающего человека за грехи, указывая: каким судом судите, таким будете судимы (Мф. 7, 2). Смысл этих слов очевиден: как мы судим своих ближних, так и нас будут судить люди и Бог, а потому Христос приводит для сравнения такой пример: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф. 7, 2).

На Ближнем Востоке зерно привозилось на базар в мешках и засыпалось в специальные ящики, которыми измеряли его количество. Такие ящики и назывались «меры». Продавалось это зерно по полной мере, то есть когда зерна в ящике было насыпано доверху. Как правило, продавец, наполнив ящик, встряхивал его несколько раз, чтобы зерно равномерно улеглось, и разглаживал рукой поверхность, чтобы уравнять количество зерна с краями меры.

Таким образом, и покупатель, и продавец должны были использовать единую для всех меру. Так и в отношении того, кто судит, в виде воздаяния применяется та же мера, которой он и осудил.

Объясняя, почему мы не должны судить других, Спаситель замечает: И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? (Мф. 7, 3).

Архиепископ Аверкий (Таушев) замечает, что этими словами «Христос запрещает порицать людей за их недостатки, не замечая своих собственных и, возможно, еще больших недостатков… Господь имел в виду гордых, самомнительных фарисеев, которые с немилосердным осуждением относились к другим людям, считая праведниками только себя».

Конечно, никто не имеет права осуждать других, если сам не отличается безукоризненным поведением, а потому Господь научает: вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего (Мф. 7, 5), то есть когда мы сможем искоренить в себе большие пороки, тогда сумеем исправить незначительные недостатки и в ближнем.

Борис Ильич Гладков поясняет: «Однако было бы крайне несправедливо замечать и с порицанием оглашать недостатки ближнего и его дурные поступки, не замечая в то же время своих собственных недостатков, обеляя свои дурные поступки. Чтобы быть обличителем чужих пороков, надо самому быть беспорочным; надо прежде вынуть из своего глаза бревно, и тогда уже указать брату на сучок в его глазе; да и указать-то не с порицанием, не укоризненно, не злорадно, а с любовью и желанием, чтобы это указание принесло ему пользу, чтобы он исправился. Надо предварительно исправиться самому, и потом уже, руководствуясь своим опытом, научить и брата, как ему избавиться от его грехов».

Так, дорогие братья и сестры, Господь учит нас тому, что нужно, не обращая внимания на окружающих людей, иметь мудрость внутреннего рассуждения о самих себе и своей жизни, и уж тем более не произносить никакого суда, чтобы самим не попасть под осуждение Божие. Христос для нашего спасения приводит в пример не грешников этого мира, а Самого Себя как доброго и милостивого учителя, дабы мы, взирая на плоды Его любви, стремились бы сами быть сокровищницами этого добра.

Помогай нам в этом Господь!

Иеромонах Пимен (Шевченко)

В сегодняшней беседе Ошо помогает нам понять, что на самом деле нам вовсе не нужно прекращать судить людей. Самое важное — понять, почему мы их судим и как мы их судим.

Если вы просто присутствуете в настоящем моменте, отключив мышление, и смотрите в человека, как в зеркало, это свидетельствование есть пассивное осознание, в котором никакое суждение невозможно, ибо суждение может существовать только на фоне прошлых переживаний и прошлых оценок. Оно произрастает из верований, идеологических построений и концепций.

Мышление возможно только в присутствии прошлого — когда прошлое привнесено в будущее. Это — активное состояние, когда вы что-то делаете.

Нам нужно помнить, что свидетельствование как пассивное осознание не есть суждение. Вы не судите «это хорошо, а это плохо», — потому что в тот момент, когда вы судите, свидетельствование прекращается. Если вы говорите «это хорошо» или «это плохо», — значит, вы уже выпали из свидетельствования и стали судьей.

Помните также о том, что не только каждое слово является суждением, но и язык как таковой обременен суждениями и никогда не может быть беспристрастен. Как только вы используете слово, вы осуществляете суждение и создаете барьер для свободной мысли.

В сегодняшней медитации мы обнаружим, как заставить суждения исчезнуть при помощи простой дыхательной техники!

Слова Ошо

Как перестать судить людей?

Нет никакой нужды переставать судить людей. Нужно только понять, почему вы судите и как вы судите.

Вы можете судить только поведение, ибо только лишь поведение вам и доступно. Вы не можете судить человека, ибо человек от вас скрыт, человек — это тайна. Можно судить действия, но невозможно судить существо.

Действие не является неотъемлемым свойством существа. Так что нельзя судить существо на основании действий. Вот, например, человек улыбается. Действие очевидно, оно на поверхности — но глубоко в душе этот человек может быть печален. Вполне возможно, что он и улыбается-то как раз потому, что печален. Он не хочет никому демонстрировать свою печаль — зачем выставлять раны напоказ? К чему? Неловко как-то. Возможно, человек улыбается как раз потому, что глубоко в душе он льет слезы.

Итак, в первую очередь нужно понять, что мы можем видеть лишь поведение, а поведение говорит не о многом. На самом деле имеет значение лишь то, каков человек внутри. А этого мы не знаем. Наши суждения обречены быть неверными. И вам это известно — потому что, когда люди судят вас по действиям, вы всегда ощущаете, что их суждения ошибочны. И сами себя вы не судите по действиям — вы судите себя по собственному существу. Поэтому все понимают, что суждения несправедливы. Вы чувствуете, что суждения несправедливы, потому что для вас самого собственное существо доступно, а существо — это воистину огромное явление, тогда как действие крохотно и ничтожно. Оно ничего не определяет. Оно может оказаться чем-то мимолетным.

Вы что-то кому-то сказали, и человек рассердился — но не судите его по его гневу, ибо, возможно, это лишь мимолетная вспышка. Может быть, он очень мягкий человек; если вы станете судить его на основании гнева, это будет ошибка. И далее ваше поведение будет опираться на это суждение, и вы будете всегда ожидать от этого человека приступов гнева — будете считать его гневливым человеком. Вы станете его избегать. И получится, что вы упускаете возможность! Никогда никого не судить по действиям… Но ведь это единственное, что нам доступно. Что же делать? «Не судите».

Постепенно, постепенно развивайте в себе осознание того, что истинное существо скрыто от всех. У каждого есть душа, и это настолько тайная сфера, что проникнуть в нее не может никто. Даже если вы любите человека, есть некое сокровенное ядро, остающееся тайной. Это — достоинство человека. Именно это мы имеем в виду, когда говорим, что у человека есть душа. Душа — это нечто такое, что никогда не делается публичным. Что-то всегда таится в глубине, в тайне.

Мы можем судить только то, что видно извне. А все, что видно извне, — всегда неправда.

Убеждаясь в этом снова и снова, понимая это снова и снова, постигая это снова и снова, вы заметите, что вам уже не нужно отказываться от склонности судить — она отпадет сама собой.

Просто наблюдайте. Вынося суждения, вы делаете глупость. Ваше суждение абсолютно неприменимо к человеку. Оно может быть применимо только к действию. А действие тоже неизбежно оказывается вырвано из контекста, поскольку вы не знаете всю жизнь человека. Вы словно вырываете страницу из романа, читаете ее и по прочитанному судите о целой книге. Это неправильно — ведь вы не знаете контекста. Роман в целом может быть совсем другим. Возможно, вам попалась не лучшая его часть, некрасивая часть.

Вы не знаете всю жизнь человека. Человек прожил сорок лет, прежде чем вы с ним встретились. Сорок лет контекста уже есть. Еще сорок лет он проживет после встречи с вами. Эти сорок лет контекста появятся в будущем. А вы едва увидели человека, лишь мимолетную его частичку, и тут же составили суждение… Это неправильно. Это просто-напросто глупо. Это не имеет никакого отношения к собственно человеку.

Ваше суждение больше говорит о вас самих, чем о человеке. «Не судите, да не судимы будете», — сказал Иисус. Ваши суждения говорят что-то лишь о вас самих, а не о человеке, о котором вы судите, — потому что его история остается для вас недоступна. Весь контекст утрачен, есть лишь мимолетная вспышка — и ваша интерпретация так и останется всего лишь вашей интерпретацией. Она расскажет что-то лишь о вас самих.

Когда это видишь, суждение отпадает само собой.

Медитация: трансформация суждений

Ошо говорит:

Если ты хочешь изменить некий шаблон ума, который уже превратился в устоявшуюся привычку, лучшим инструментом является изменение дыхания. Привычки ума связаны с ритмом дыхания. Измени ритм дыхания, и ум изменится тут же — мгновенно. Попробуй.

Техника

Когда вы видите, что вами овладевает склонность судить и вы возвращаетесь к старой привычке, немедленно выдохните — как будто бы вы вместе с этим выдохом выталкиваете из себя суждение. Выдохните глубоко, поджимая живот, и, выпуская из себя воздух, ощутите и визуализируйте, что из вас вместе с ним вылетает и суждение.

Затем глубоко вдохните в себя свежий воздух. Сделайте это два или три раза и посмотрите, что получится. Вы ощутите себя абсолютно свежим — и старая привычка уже не сможет овладеть вами.

Итак, начинайте с выдоха — не со вдоха. Если вы хотите выбросить что-то из себя, начинайте с выдоха, и обратите внимание, как это сразу же повлияет на ум. А если хотите принять что-то в себя, начинайте с вдоха.

Просто попробуйте — и вы сразу убедитесь, что ваш ум куда-то движется, налетел новый ветерок. Вы уже больше не движетесь в старой колее, а поэтому не вернетесь к старой привычке. Это касается любых привычек. Например, если вы курильщик и у вас возникает желание покурить, энергично выдохните и исторгните из себя это желание. Затем вдохните свежий воздух, и вы увидите, что желание прошло. Это может стать для вас очень ценным инструментом внутренних перемен. Просто попробуйте!

Цитата дня

Если между вами и целым нет конфликта и даже намека на конфликт, — вы здоровы. Быть целостным значит быть здоровым. Быть целостным значит быть святым. И каков же путь к святости, здоровью, целостности? Ваше сердце должно биться в том же ритме, что и сердце целого. Это — великий космический танец. Это — великая гармония.

Ошо

Глава из книги Ошо «Руководство по медитации».

1. Не судите, да не судимы будете,

(Лк. 6:37). Прежде всего обращает на себя внимание вопрос, существует ли связь, и какая именно, первого стиха и вообще всей седьмой главы с тем, о чем говорилось в предшествующей главе и, ближе всего, в 34 стихе этой главы. Нужно только просто соединить 6:34 с 7:1: «довольно для каждого дня своей заботы. Не судите, да не судимы будете», чтобы видеть, что никакой связи между этими стихами не существует. Такое заключение подтверждается тем, что в 7:1 нет никакой соединительной частицы, как, например, «же» (??), «и», «или» и проч., употребляемой в греческом языке для выражения связи. Если, следовательно, и существует какая-либо связь с предыдущим, то она может относиться не к отдельному стиху, а ко всей предшествующей главе. Но многие экзегеты совсем отрицают и эту связь, говоря, что в 7-ой главе начинается речь совершенно о новых предметах. «Никакой связи с предыдущим», так кратко и энергично выражается один немецкий комментатор (Де-Ветте). Те экзегеты, которые признают связь, дают объяснения, которые иногда совершенно не походят одно на другое.

Одни объясняют связь, говоря, что в 7-ой главе содержится противоположение тому, что сказано в 6:14 и след., или же тому, что сказано в этой главе о фарисеях, и таким образом указывается, что суда не должно быть вследствие обязанности людей прощать друг другу, или по крайней мере, что суд не должен быть фарисейским.

Другие объясняют связь так: в шестой главе говорилось об отношении людей к Царству Небесному; теперь начинается речь об отношении их друг к другу. Граждане Царства Христова должны судить осмотрительно своих сограждан и прежде всего улучшать самих себя, если хотят быть судьями и исправлять других.

Третьи: если вы серьезно и ревностно стремитесь к совершенству, то и по отношению к ближним вам следует быть кроткими и не осуждать.

Еще объяснение: «с помрачением человеческого чувства о Боге, которое выражается в попечении только о земных благах, все более и более развивается крайняя испорченность религиозной жизни, выражающаяся в фарисейской праведности, и среди людей с одной стороны развивается фанатизм, который судит ближнего все с большей и большей черствостью, а с другой — все более и более плотское поведение и пренебрежение святыней» (Лянге). Альфорд выражает связь в следующих формулах: «связью с предыдущей главой непосредственно служит слово ????? (6:34), при помощи которого Спаситель бросает взгляд в лучшем случае на бедность и греховность человеческой жизни; и теперь Им даются правила, как нужно жить в этом Мире и среди таких же грешников, как мы сами; посредственно же — и в более общем смысле — здесь продолжающееся предостережение против лицемерия в нас и других». Все эти и подобные предположения представляются мало вероятными.

Лучшим представляется толкование Цана, который говорит, что если до сих пор речь в нагорной проповеди представляла из себя упорядоченное целое, была составлена из ясно обособленных, но однако внутренне связанных между собою групп мыслей, то с 7:1 следует ряд очень разнообразных маленьких отрывков, связь которых с первого взгляда походит на шнур, на который нанизаны перлы, и с двухсоставной речью 6:19-34 эта связь не ясна. Такое объяснение, по-видимому, всего ближе подходит к делу. Нагорная проповедь вся состоит из так называемых очевидных истин, постепенно сделавшихся неясными естественному человеку и проясненных для его сознания Спасителем. Если так, то отыскивать близкую связь между отдельными изречениями, по крайней мере в некоторых случаях, напрасно. Тут только и можно отыскивать шнур, на который нанизаны перлы, все одинакового достоинства, но не соприкасающиеся одни с другими. Где же этот шнур? Не заходя слишком далеко назад, возьмем только шестую главу и посмотрим, нельзя ли его здесь отыскать и видеть. Мы встречаемся здесь с целым рядом отрицательных выражений, или запрещений, к которым по местам присоединяются положительные заповеди. Запрещения не имеют повсюду одинаковой формы (в греч.); однако видно, что в них содержится перечисление того, чего люди не должны делать.

В 7-й главе речь продолжается в том же духе: «не судите» (7:1); «не давайте святыни псам» (7: 6). Если говорить, что между 7:1 и 6:34 нет связи, то она неясна была и раньше, например, в 6:19, потому что и там не было никакой соединительной частицы. Просматривая все вышеприведенные отрицательные выражения, какую связь мы можем открыть между ними? Очевидно, что связи никакой нет или местами она очень незначительна. И однако мы видим, что вся эта речь совершенно естественна и соответствует народной ораторской речи, в которой мысли текут строго логически и связно. Связь эта отличается крайней простотой и настолько безыскусственна, что в некоторых случаях как будто даже вовсе исчезает. Все это может доставлять затруднения ученым; но, напротив, сильно облегчает понимание речи для простых людей, которые обыкновенно следят не за тем, как одно предложение логически вытекает из другого, а больше за отдельными мыслями самими по себе. К сказанному нужно прибавить, что отыскание надлежащей связи между 6-й и 7-й главами и в изречениях этой последней затрудняется еще и тем, что 7 глава имеет сходство с частью нагорной проповеди, изложенной у Луки 6:37-49, тогда как вся шестая глава Матфея у Луки пропущена. Говорят, что в изложении Луки больше связи, чем у Матфея. Но с первого раза этого, однако, не видно.

Что касается смысла самого выражения: «не судите, да не судимы будете», то для объяснения его может служить прежде всего то обстоятельство, что Апостол Павел решительно восстает против обычая коринфских христиан «судиться у нечестивых», увещевает их судиться «у святых», отрицая здесь, очевидно, тогдашний гражданский суд (1 Кор. 6:1 и след.). Полезно заметить, что в древнейшей христианской литературе изречение Христа приводится в послании к филиппийцам Поликарпа, епископа Смирнского (11:3), и Климента Римского (1 Кор. 13). Так как реальный смысл изречения Христа, несмотря на его видимую простоту, представляется одним из самых труднейших для толкования, то далеко не мешает обратить внимание и на то, как понято было изречение в самой глубокой древности, непосредственными и ближайшими учениками апостолов. Поликарп приглашает лиц, к которым пишет, оставлять пустое празднословие (??????????? ??? ????? ????????????, 11:1). Воскресивший Христа из мертвых, говорит Поликарп, и нас воскресит, если будем исполнять волю его, возлюбим то, что Он возлюбил, и будем уклоняться от всякой неправды, корыстолюбия, сребролюбия, злословия (или клеветы — ??????????, 11:2). Эти свои тезисы Поликарп доказывает текстами, заимствованными из нагорной проповеди, по изложению Матфея и Луки (Мф. 7:1; 5:3, 10; Лк. 6:20, 37). Текст не «судите, да не судимы будете» приведен буквально по Мф. 7:1. Для нас теперь важно не это, а то, что текст ясно приводится Поликарпом в доказательство греховности злословия, клеветы и ложного свидетельства. Поликарп не применяет его к судебным установлениям и их деятельности, а только — к различным грехам и недостаткам в человеческом обществе.

Иоанн Златоуст говорит, что и Сам Христос и апостолы судили много раз и осуждали грешников, и что если бы понимать текст в буквальном смысле, то такое понимание противоречило бы многим др. местам Нового Завета. Слова эти справедливы, потому что в Новом Завете действительно указывается, что Христос и Сам судия людей (Мф. 23:14, 33); дал власть судить и апостолам, которые этою властью пользовались (1 Тим. 5:20; 2 Тим. 4:2; Тит. 1:9; 2:15; также 2 Ин. 10).

Августин предлагал объяснять здесь «сомнительные факты», истолковывая их «с лучшей стороны». «В двух случаях, говорит он, мы должны остерегаться безрассудного суда: когда неизвестно, с каким намерением совершено какое-нибудь дело; или же неизвестно, каков будет человек, который кажется или добрым, или злым». Иероним, указав на то, что Павел осудил Коринфского прелюбодея (1 Кор. 5), а Петр Ананию и Сапфиру (Деян. 5), говорит, что Христос не запретил, а научил, как судить. Таким образом, видно, что церковные писатели, уклоняясь от рассуждений о гражданском суде, признают, однако, необходимость частного или даже церковного суда, делая уступки практической необходимости осуждать грех, как таковой.

В позднейшее время некоторые толкователи заповедь Спасителя понимают гораздо строже. Категорическая и сказанная без всяких ограничений заповедь многими, преимущественно сектантами, понималась буквально в смысле отрицания всякого суда, выступления против властей и свержения их (анабаптисты). С другой стороны, подобные же толкования в новое время часто делались поводом к усвоению «слабой сентиментальности» и «субъективной несдержанности» по отношению к преступникам, служили оправданием широкой терпимости, которая относилась безразлично ко лжи и греху, к правде и справедливости. А в тех случаях, когда суд за преступления не ослаблялся, пытались основывать на заповеди Христа по крайней мере терпимость к ложным учениям или заблуждающимся в мнениях или учениях людям. Немудрено, поэтому, если и новейшие экзегеты сосредоточивали все свое внимание на объяснении этого трудного изречения и старались это выяснить. Мнения, высказанные ими, до того разнообразны, что их трудно и перечислить. Утверждали, напр., что Христос говорит не «de ministeriis vel officiis, divinitus ordinatis, sed de judiciis, quae fiunt extra seu praeter vocationes et gubernationes divinas (не о служениях, божественно установленных, а о судах, которые происходят вне или помимо призваний или управлений божественных)». Возражая против отрицания светских судов, указывали на то, что заповедь Христа нельзя понимать категорически в виду того, что с одной стороны, противоположения: не судите — не будете судимы, которое будто бы можно изменить так: судите, но так, чтобы вам можно было получить оправдательный приговор, когда сами предстанете на суд, а с другой — что Христос в 5 стихе не запрещает совсем суда над ближним, но требует, чтобы судья предварительно вынул сначала бревно из глаза своего. Таким образом в стихах 2-5 подразумевается ограничение категорической заповеди, данной в 1 стихе. Христос запрещает не вообще всякий суд, а только «некомпетентный», который совершается не по призванию, не по должности и без любви. Далее, высказывалось мнение, что в 7:1 разумеется только фарисейский суд, что Христос по-прежнему осуждает здесь только лицемеров. Но, говорили, человек обладает рассудком и эта способность есть критическая. Если бы мы были лишены способности суждения, то находились бы в зависимости не только от всякого ветра учения, но также и от всякого прилива страсти. Поэтому Спаситель, говоря «не судите», не разумеет здесь ни обыкновенного суда, ни обыкновенной критики. Его речь есть «эпиграмматическая» и направлена против книжников, фарисеев и других, которые любили судить о других и осуждать их (Мф. 9:11-13; 11:7; Лк. 7:39; 15:2; 18:9-14; Ин. 7:49). Однако против такого мнения можно сказать, что Христос обращается к ученикам, а не к книжникам и фарисеям. Если бы он имел в виду только последних, то вероятно сказал бы: не судите, как книжники и фарисеи. Выражение ничем вообще не ограничено. Слова ???????, ???????????, ???????????? могут означать вообще всякий суд, будет ли он официальный или частный.

Может быть, один из новейших экзегетов, Цан, имел в виду это последнее, когда, толкуя рассматриваемое выражение, сказал, что Христос в нем действительно имеет ввиду всякий, какой бы то ни было суд. Но запрещение судить, по Цану, относится только к ученикам, которые не должны принимать на себя обязанности судей, предоставляя эго дело другим. Это мнение не может считаться состоятельным. Неужели Христос не предвидел, что судьями в Его Царстве могут быть и Его ученики? Мы, по-видимому, никогда не поймем этого, с одной стороны ясного и чрезвычайно простого выражения, а с другой и чрезвычайно трудного, если не предположим, что оно, подобно и другим выражениям Христа в нагорной проповеди, не есть отвлеченное или теоретически философское. Нужно иметь опять ввиду, что Христос говорил простецам, а не официальным судьям, которых, может быть, и не было среди окружавшего Его простого народа. Как могли понять Его изречение простецы? Несомненно в том смысле, что Христос здесь совсем ничего не говорил о гражданских судьях или судебных установлениях. Поэтому на Его учение можно смотреть, как на свет, освещающий человеческую деятельность в области всякого суда и критики. Но это только свет. Все дальнейшее Спаситель предоставляет уже самим людям, которые должны заниматься разработкой разных юридических вопросов, когда к этому вынуждает их господство в них самих и в других ветхого человека.

Выражение «да не судимы будете» толкуют в том смысле, что здесь разумеется исключительно суд Божий. «Не судите», чтобы не быть судимыми на последнем суде. Другие говорят, что здесь имеется ввиду исключительно людской суд, т.е. если мы судим людей, то в свою очередь и от них будем судимы. В виде аналогии к этому месту указывают на притчу Мф. 24:48, 49, где говорится о злом рабе и указывается, во-первых, на мирское попечение и заботы («если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой»); во-вторых, на юридический фанатизм, осуждение и кары ближних («и начнет бить товарищей своих») и, в-третьих, на поругание святыни («и есть и пить с пьяницами»). Впрочем и в этом последнем толковании экзегеты не во многом согласны между собою; одни понимают здесь непосредственно суд человеческий, другие собственно суд Божий, который пользуется судом человеческим, как орудием для своих целей. В божественном устройстве мира господствует в известном смысле закон возмездия (jus talionis). Как мы сами поступаем с людьми, так и с нами будет поступлено; часто это бывает и здесь на земле, но, конечно, так неизбежно будет на последнем суде (Мк. 4:24; Иак. 2:13). Правильнее, по-видимому, видеть в рассматриваемых словах вообще суд, как Божий, так и человеческий, производимый людьми, обыкновенно действующими, хотя и бессознательно, но по велениям Бога. Человек жнет, что посеет.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *