Не во что верить

Что такое доверие, и насколько мы в нем, собственно, нуждаемся? «Человек — существо общественное. Наши гены убеждают нас в том, что мы — индивидуумы. И вместе с тем мы — не единоличники, нам необходимо постоянное общение с братьями по разуму», — подчеркивает немецкий философ, психолог и автор научно-популярных бестселлеров Рихард Давид Прехт (Richard David Precht). Человеку свойственно жить в коллективе, а значит, он просто «запрограммирован» на сотрудничество и взаимовыручку. Как только мы появляемся в какой-либо группе, начинает работать своеобразный инстинкт «активации доверия». Он для человека жизненно важен.

Рихард Давид Прехт

Посланники уюта
Кому же мы больше всего доверяем? Родным, близким, друзьям, самим себе? По словам Прехта, мы доверяем прежде всего тем, кого лучше всего знаем. Эта, казалось бы, очевидная истина объяснима физиологически. Наш организм реагирует на внушающего доверие собеседника выбросом внушительной дозы гормона окситоцина, что создает душевный комфорт. Так, может быть, перестать ломать голову над вечным вопросом: кому можно доверять, а кому — нет? Может быть, просто «отключиться» и предоставить нашему организму самому решать, кто ему приятен?

Ответ философа: это было бы так просто и так замечательно, но… Опираясь на многолетние наблюдения, психологи пришли к выводу, что доверие — это своеобразный конгломерат, сложное производное наших чувств, ощущений и неумолимого разума. Разум сам по себе не может принимать самостоятельное решение, не прислушиваясь к чувствам. В свою очередь, решаться на какой-либо поступок, руководствуясь исключительно своими ощущениями, было бы безрассудно.

Представим себе следующую картину: «гормон доверия» начнут в качестве своеобразной ароматической добавки распылять в помещении. Станем ли мы все, независимо от нашей индивидуальности, абсолютно доверчивыми? Например, веря рекламе, начнем скупать в магазине все подряд? Вряд ли.

Между прочим, данный пример — вовсе не из области фантастики. В торговом мире давным-давно пользуются своеобразным ароматическим воздействием на покупателей. Особенно приятно пахнет в модных бутиках и, конечно, в парфюмерных магазинах, но не потому, что там случайно пролили духи. Сделано это специально, и запахи тщательно подобраны, ведь известно, как быстро и как сильно действуют на человека сигналы обоняния. Правда, производить окситоцин в таком количестве пока еще не научились.
Доверие — это сахар…
Говорят, что раньше люди были доверчивее, что их ожесточили пороки цивилизации. Возможно, жизнь действительно была устроена намного проще и яснее. Еще одна современная проблема — время. Времени на то, чтобы понять, ощутить, насколько можно кому-либо доверять, остается все меньше. Чем больше решений и чем быстрее нам их нужно принимать, тем больше мы рискуем: а вдруг кто-нибудь обманет наше доверие? Появляются страхи, благодатная почва для подозрительности и скепсиса.

Семья, родные, близкие — надежный тыл…

Но кому сегодня все же можно доверять? Пожалуй, начинать следует все-таки с себя, советует Рихард Давид Прехт. Задайте себе несколько вопросов, например:
Смог бы я спокойно жить с таким человеком, как я, на необитаемом острове? Если нет, то почему? Кого в последний раз я поддержал морально? Материально? Насколько важно для меня доверять соседям, коллегам, шефу?

Чем больше мы доверяем себе, утверждают психологи, тем охотнее проникаемся доверием к окружающим нас людям. Нас меньше мучают страхи, легче принимать решения. Правда, подчеркивает Рихард Давид Прехт, если бы человечество полностью избавилось от осторожности и подозрительности, оно, скорее всего, исчезло бы с лица земли. Ведь доверие в больших дозах, говорит Прехт, — это как сахар, слишком большое количество которого вредно. Поэтому слишком доверчивого человека принято считать глупцом.

Они не связывают себя ни с какой религией. Им не нужны храмы и священнослужители. При этом они верующие и их больше миллиарда. Ученые США подвели итоги глобального исследования мировой религиозности и заявили о новом феномене — верующие без религии. Они — результат протестного голосования тех, кто разочаровался в традиционных культах. В России таких 25 процентов, то есть четверть населения, согласно данным «Атласа религий и национальностей». Нового конкурента РПЦ изучал «Огонек»

Ольга Филина

Социологи стали замечать их уже с середины 1990-х: в мире обнаружились верующие, не принадлежащие ни к одной из известных религий мира. Сначала это наблюдение показалось курьезом и следствием неграмотно составленных опросных листов. Тогда еще никто не мог представить, что пройдет чуть менее 20 лет и число «верующих без религии» даже в такой традиционно религиозной стране, как США, вплотную приблизится к 15 процентам. Столкнувшись с подобными цифрами, полученными в Америке в ходе Общего социального обследования (General Social Survey), которые к тому же подтвердились опросами других крупнейших социологических центров (Gallup, Pew Research Center), исследователи религии признали: дело не в статистической погрешности. Мир столкнулся с новой реальностью.

Для срочного обсуждения проблемы была созвана конференция в Pew Research Center, где ведущие социологи религии пытались обрисовать профиль «новых нерелигиозных», получивших уже особое наименование — «nones». Один из вариантов перевода этого термина на русский язык — «люди нет» — раскрывает суть явления: нерелигиозных легче всего описывать посредством отрицаний. Эти люди не ходят в церковь, не принадлежат ни к одной из религий, не считают себя вполне атеистами,— словом, они «nones», «никакие». Что на самом деле составляет суть их мировоззрения и что они ценят — сплошная загадка.

Согласно последним данным Pew Research Center, «люди нет» встречаются во всех странах мира, а кое-где (в частности, в России) уже становятся заметной социальной группой. У них сохраняются некие религиозные представления: 30 процентов «никаких» французов и 68 процентов «никаких» американцев верят в Бога, 44 процента «никаких» китайцев совершают богослужения у могил предков. Однако традиционными верующими, а тем более религиозными их не назовешь, хотя бы потому, что они сами на это не согласны.

— В исследовании нашей компании, проведенном в 50-е годы прошлого века, количество «никаких» американцев составляло 0 процентов,— пояснил в своем докладе главный редактор Gallup Фрэнк Ньюпорт.— Буквально: ноль. То есть в те годы каждый американец мог выбрать религиозную принадлежность, отличную от «никакой». Сегодня «никакие» на марше. Однако я хотел бы обратить внимание: мы не зарегистрировали сопутствующих изменений в процентах ответов на другие вопросы, традиционно являющихся индикаторами религиозности. За последние пять лет количество американцев, которые посещают богослужения и считают, что религия играет важную роль в их жизни, почти не изменилось. Это в некотором смысле парадокс.

Сотрудники Gallup полагают, что объяснение парадокса — в новом отношении людей к ярлыкам. Если раньше респонденты по традиции относили себя к какой-либо религии, то теперь эта идентификация перестала быть важной и люди, сохраняя прежние религиозные представления, перестали их как-то обозначать. При этом им вполне комфортно в такой неопределенности.

— В прошлом году непосредственный вопрос: «Вы могли бы сказать, что ищете религию, которая вам подходит?» мы впервые задали «людям нет»,— рассказал Грег Смит, директор направления религиозных исследований в США Pew Research Center.— И подавляющее большинство, девять из десяти респондентов, ответили: «Я этого не делаю». Эти люди ничего не ищут, они уже нашли — свое «нет».

Существует уже целый ряд теорий, объясняющих нарастающую популярность отрицательных ответов. Помимо теории от Gallup, сводящей феномен к проблеме ярлыков, есть авторитетная точка зрения профессора Клода Фишера из Калифорнийского университета в Беркли и профессора Майкла Хаута из Нью-Йоркского университета: исследователи связали рост «неопределенных настроений» с политическими предпочтениями американцев. Оказалось, что драматический рост «людей нет» наблюдается только в категории респондентов с либеральными взглядами, тогда как консерваторы хранят верность старым религиям. «Возникновение нового типа нерелигиозных людей может быть отчасти объяснено символической манифестацией против религиозных «правых»»,— считают исследователи.

Кроме того, основной костяк «никаких» в развитых странах составляет одно определенное поколение — люди, рожденные между 1966 и 1975 годами. Их предшественники и, что самое интересное, более молодые потомки демонстрируют гораздо больше определенности и традиционализма. Между тем как раз это поколение «никаких» сейчас входит в период политической и экономической зрелости, а значит, будет определять портрет эпохи.

Вероятно, предупреждают исследователи, этот портрет будет размытым. Еще одно из наблюдений связывает высокий уровень «верующих без религии» с оскудением социального капитала. Согласно данным Pew Research Center, отказ от религиозных ярлыков пока не привел к большей открытости и кооперации между людьми, а напротив, повлек за собой рост разобщенности. «Люди нет» в целом более склонны говорить «нет» не только религии и Богу, но и другим людям.

В России, впрочем, все имеет свою специфику. Многие думающие головы не вынесли кульбитов последних 20 лет, за которые страна проделала путь от атеистического государства до оплота мирового православия, и теперь сторонятся всякой религии. Они-то — недовольные, но и небезразличные — и стали отечественными «людьми нет».

С Богом вне конфессий

Цифры

Страны, где больше всего верующих без религии (страна — млн человек)

Слова Бога на данную тему:

Поскольку ты веришь в Бога, ты должен верить во все Божьи слова и в весь Его труд. Иными словами, раз уж ты веришь в Бога, ты должен оказывать Ему послушание. Если ты не в состоянии это делать, тогда не имеет значения, веришь ли ты в Бога. Если ты верил в Бога на протяжении многих лет и при этом никогда не оказывал Ему послушания или никогда не принимал всех Его слов, но вместо этого просил Бога подчиниться тебе и действовать в соответствии с твоими представлениями, тогда ты самый непокорный из всех людей, и ты неверующий. Разве может такой человек оказывать послушание труду и словам Божьим, которые не соответствуют представлениям человека?

из «Повинующиеся Богу с искренним сердцем непременно будут обретены Богом» в книге «Слово является во плоти»

Все те, чье понимание Божьих слов ложно, являются неверующими. У них нет истинного знания, тем более, нет у них настоящего духовного роста. Это невежественные люди без реальности. То есть все те, кто живет вне сущности Божьих слов, это неверующие. Те, кого люди считают неверующими, являются животными в глазах Бога. Те, кого Бог считает неверующими, это те, кто не обладает Божьими словами в качестве своей жизни. В силу вышесказанного, те, кто не владеет реальностью Божьих слов, и те, кто оказался не в состоянии претворять в жизнь Божьи слова, являются неверующими.

из «Только претворение истины в жизнь является обладанием реальностью» в книге «Слово является во плоти»

Есть люди, чья вера так и не нашла признания в сердце Божьем. Иными словами, Бог не признает, что данные люди являются Его последователями, поскольку Бог не удостаивает их веру похвалой. Что касается этих людей, то, сколько бы лет они ни следовали за Богом, их представления и взгляды так и не поменялись. Они подобны неверующим, они придерживаются принципов и образа действий неверующих, соблюдают их законы выживания и веры. Они так и не приняли слово Божье как свою жизнь, так и не поверили, что слово Божье — это истина, так и не собрались принять спасение Божье и так и не признали Бога в качестве своего Бога. Они рассматривают веру в Бога как своего рода любительское хобби, они относятся к Богу только как к духовной пище, и поэтому они не считают, что имеет смысл попытаться понять Божий характер или сущность Бога. Можно сказать, что все то, что соответствует подлинному Богу, к этим людям не имеет никакого отношения. У них нет заинтересованности, и они не утруждают себя ответом. Причина этого в том, что глубоко в их сердцах звучит настойчивый голос, который постоянно говорит им: «Бог невидим и неосязаем, и Бога не существует». Они убеждены, что попытки понять такого Бога не стоят их усилий, что это было бы самообманом. Они признают Бога только на словах и не занимают никакой конкретной позиции. При этом в практическом плане они также не делают ничего, полагая себя весьма умными. Как на таких людей смотрит Бог? Он рассматривает их как неверующих. Некоторые спрашивают: «Могут ли неверующие читать слово Бога? Могут ли они исполнять свой долг? Могут ли они произносить слова: «Я буду жить для Бога?»» То, что зачастую видно человеку, это внешние проявления людей, а не их сущность. Однако Бог не смотрит на эти внешние проявления, Он видит лишь внутреннюю сущность людей. Соответственно, и у Бога такое отношение к подобным людям, такая дана им характеристика.

из «Как познать Божий характер и результаты Его труда» в книге «Слово является во плоти»

Некоторые люди не радуются в истине, и гораздо менее радуются Божьему суду. Скорее они будут радоваться власти и богатству; таких людей можно назвать снобами. Они ищут только те деноминации в мире, которые имеют большое влияние, также тех пасторов и учителей, которые заканчивают различные семинарии. Несмотря на то, что эти люди приняли путь истины, они по-прежнему остаются скептически настроенными и не могут полностью посвятить себя Богу. Они разглагольствуют о своей жертвенности для Бога, но их внимание сосредоточено на «великих» пастырях и учителях, в то время как Христа они игнорируют. Их сердца наполнены славой, известностью и богатством. Они вообще не могут поверить, что такой незначительный человек способен покорить так много людей, что такая ничем не примечательная личность способна совершенствовать людей. Они по большому счёту не верят в то, что эти ничтожества, находящиеся в пыли и навозной куче, являются теми, кого избрал Бог. Они считают, что если бы такие люди действительно стали объектами Божьего спасения, тогда небо и земля поменялись бы местами, и все люди хохотали бы как безумные. Они полагают, что если Бог избрал таких ничтожных людей, чтобы их сделать совершенными, то те «великие» люди могли бы стать Самим Богом. Их взгляды запятнаны неверием; на самом деле, они даже далеки от неверия — они просто дикие звери. Потому что они ценят лишь положение в обществе, престиж и власть; они держатся высокого мнения только относительно больших групп людей и деноминаций. Они ни в грош не ставят всех тех, кого ведёт Христос; они просто предатели, которые отказались от Христа, от истины и самой жизни.

Ты восторгаешься не смирением Христа, а этими лжепастырями, занимающими видное положение. Ты любишь не красоту и мудрость Христа, а тех распутников, которые связаны с этим мерзким миром. Ты смеешься над болью Христа, Которому негде преклонить Свою голову, но восхищаешься теми трупами, которые прикарманивают себе церковные приношения и живут в разврате. Ты не готов страдать вместе с Христом, но охотно падаешь в объятия этих безрассудных антихристов, хотя всё, что они предоставляют тебе — лишь плоть, лишь буквы и лишь контроль. Даже сейчас твоё сердце по-прежнему обращается к ним, их репутации, их статусу, их влиянию. И, тем не менее, у тебя по-прежнему сохраняется отношение противления работе Христа, и ты отказываешься принимать её. Вот почему Я утверждаю, что у тебя нет веры, чтобы признать Христа. Причина, по которой ты до сегодняшнего дня следовал за Ним, только в том, что тебя заставляли это делать. В твоём сердце постоянно вздымаются многие возвышенные образы; ты не можешь забыть каждое слово и поступок этих людей, а также их слова и жесты, оказывающие на тебя такое сильное влияние. В вашем сердце они всегда остаются героями и величайшими людьми. Но ко Христу сегодняшнего дня у вас отношение иное. Он всегда занимает незначительное место в твоём сердце и никогда не заслуживает благоговения. Ибо Он слишком обычный, имеет слишком мало влияния и далёк от возвышенного.

Во всяком случае, Я утверждаю, что все те, кто не почитает истину, являются неверующими и отступниками от истины. Такие люди никогда не будут одобрены Христом.

из «Истинный ли ты верующий?» в книге «Слово является во плоти»

Если в своей вере в Бога люди не живут постоянно в присутствии Божьем, у них в сердцах нет страха Божьего, и потому они неспособны удаляться от зла. Эти вещи связаны. Если твое сердце постоянно пребывает в присутствии Божьем, ты будешь покорным и богобоязненным во многом. Ты не будешь позволять себе лишнего и распутничать. Ты не будешь делать то, что противно Богу, и не будешь произносить неразумные слова. Если ты примешь Божьи наблюдение и дисциплину, то избежишь совершения многих дурных поступков и таким образом будешь удаляться от зла, верно? Если, веря в Бога, ты часто пребываешь в недоумении, не зная, находится ли Бог в твоем сердце, не зная, что ты хочешь делать в своем сердце, если ты неспособен быть в мире перед лицом Бога, не молишься Богу и не ищешь истину, когда с тобой что-то случается, если ты часто действуешь по собственной воле, живешь по своему сатанинскому характеру и являешь свой высокомерный характер, если ты не принимаешь Божье наблюдение или Божью дисциплину и не подчиняешься Богу, то такие люди всегда живут перед лицом сатаны и находятся во власти своего сатанинского характера. Поэтому такие люди не имеют ни малейшего благоговения перед Богом. Они просто неспособны удаляться от зла, и даже если они не делают дурных вещей, все их мысли — злые, не связаны с истиной и противоречат ей. Значит, такие люди в основном не имеют никакого отношения к Богу? Несмотря на то, что они находятся под владычеством Божьим, они никогда не отчитывались перед Ним, никогда не относились к Нему как к Богу, никогда не относились к Нему как к Создателю, который правит ими, никогда не признавали, что Бог — их Бог и их Господь, и никогда и не думали о поклонении Богу своим сердцем. Такие люди не понимают, что значит быть богобоязненным, и считают себя вправе творить зло, говоря: «Я сделаю, что захочу. Я позабочусь о своих собственных делах, это никого не касается». Они думают, что вправе творить зло, и относятся к вере в Бога как к своего рода мантре, форме обряда. Разве это не делает их неверующими? Они неверующие!

из «Лишь постоянно живя в присутствии Божьем, можно идти по пути спасения» в книге «Записи разговоров Христа»

Выдержки из проповедей и бесед в качестве справочного материала:

В Божьей семье каждый верит в Бога. Однако есть один тип людей, хотя они и утверждают, что верят в Бога, которые в душе недоверчиво относятся к существованию Бога, к тому факту, что Бог создал все сущее, к Божьему господству над всем сущим, к Божьему воплощению и к слову Бога, к истине. С одной стороны, они не могут подтвердить, истинны ли эти вещи. С другой стороны, они недоверчивы. Они считают, что это невозможно. Во что они верят в душе? Они верят во все, что существует в материальном мире. Они верят во все, что видят своими глазами, и что могут потрогать своими руками. Они недоверчиво относятся ко всему, чего не могут увидеть своими глазами, до такой степени, что даже не верят в это. Такие люди верят только в имя Бога. На самом деле они просто неверующие. Я слышал, что в западном религиозном мире 25 % пасторов, по существу 1 из каждых 4 пасторов, не верит, что Господь Иисус был зачат Святым Духом, и они с недоверием относятся к Библии. Среди западных пасторов настолько много неверующих. Особенно, когда речь идет о втором воплощении Бога, если вы говорите, что Бог пришел, они проявляют еще больше неприятия. Они считают, что это ересь. Они считают, что Бог существует только на небесах, и что Бог никогда не будет работать среди людей. В результате тот, кто говорит, что Бог пришел, большинством западных людей будет обвинен в ереси. Разве вы не сказали бы, что такие люди — неверующие? Это пример неверующего. Неверующие не верят в работу Святого Духа. Они говорят: «Это придумано человеком. Сердце человека может мгновенно вдохновиться, и иногда мы становимся просвещенными. Это не имеет никакого отношения к работе Святого Духа». Они не верят в работу Святого Духа. Кроме того, они не верят, что слова Бога были произнесены Богом. Они говорят: «Эти слова были произнесены людьми. Кто слышал, как Бог сказал эти слова? Как Бог мог сказать это? Это было сказано человеком». Все те, кто не верит в воплощение Бога, работу Святого Духа и в то, что слова, выраженные Богом, являются словами Бога — неверующие. Сколько бы они ни говорили, что верят в Бога, они — неверующие. Вы теперь знаете, что такое неверующий? Неверующий с недоверием относится к воплощению Бога, не верит в работу Святого Духа и даже не верит, что слова Бога были выражены Богом или Духом Бога. Такой человек — неверующий. Неверующий — не тот, кто утверждает, что не верит в Бога. Они говорят, что верят в Бога, но их души не верят. Вот что значит быть неверующим. Можно также сказать, что они являются самозванцами.

из «Проповеди и беседы о вхождении в жизнь»

Сущность фарисеев — лицемерие. Они верят в Бога, но не любят истину и не стремятся к жизни. Они верят лишь в абстрактного Бога на небесах и в свои собственные взгляды и представления, но совершенно не признают и не верят в воплощенного Христа. Говоря прямо, они просто неверующие люди. Их вера в Бога сводится к изучению теологии; вера для них — это своего рода знание, которое можно исследовать. Они зарабатывают себе на жизнь, изучая Библию и богословие. В их сердцах Библия — это всего лишь источник дохода. Они считают, что, чем искуснее они будут трактовать библейское знание и богословскую теорию, тем больше людей будет почитать их, и тем устойчивее они будут стоять за своей кафедрой, тем прочнее будет их положение. Фарисеи совершенно определенно живут ради своего положения и достатка. Они настолько пресытились истиной и так презирают ее, что когда Господь Иисус явился во плоти и начал совершать Свой труд, они упрямо ухватились за свои взгляды, представления и библейское знание, чтобы, ради своего положения и достатка, любыми средствами отвергнуть и осудить Господа Иисуса и противостоять Богу…

В религии люди верят в Бога под контролем фарисеев, полностью следуя им и прислушиваясь к их наставлениям. Они точно так же изучают Библию и теологию, уделяя внимание лишь библейскому знанию и богословской теории и никогда не пытаясь понять истину или научиться исполнять Господни слова. Как и фарисеи, они верят только в какого-то абстрактного Бога на небесах, но не верят в воплощенного Христа последних дней — Всемогущего Бога. Какими бы убедительными и сильными не были истины, высказанные Всемогущим Богом, они все равно упрямо держатся за свои взгляды и представления, а также следуют за пасторами и старейшинами, противостоя Всемогущему Богу и осуждая Его. Без лишних слов ясно, что такие люди мало чем отличаются от фарисеев и следуют по тому же самому фарисейскому пути противления Богу! Даже если такие люди и не следуют за фарисеями, они все равно принадлежат к такому же типу людей, что и фарисеи, и являются преемниками фарисеев, поскольку обладают такой же природой и сущностью. Это неверующие люди, полагающиеся только на себя и не любящие истину! Это антихристы, презирающие истину и противостоящие Христу!

из «Классические вопросы и ответы на тему избранных отрывков из Евангелия Царства»

Елена Терешина

доктор биологических наук, заведующая лабораторией липидного обмена РНИИ геронтологии

Никого не надо убеждать в том, что мозг управляет телом. Ему подчинены сон и бодрствование, поиски пищи, репродукция. Без мозга тело не может дышать, двигаться, поддерживать температуру. Мозг необходим телу. А необходимо ли тело мозгу, или, может быть, мозг самодостаточен? Если в мозге сосредоточены все рычаги управления, то тело не может подчинить себе физиологию и деятельность мозга. Может ли тело управлять мозгом? Что дает тело мозгу и в чем суть их взаимодействия?

Тело поддерживает постоянство концентрации глюкозы в крови и обеспечивает ее непрерывное поступление в мозг. Глюкоза нужна мозгу как основной источник энергии и как субстрат для синтеза таких проводников сигналов, как глицин, глутаминовая кислота и гамма-аминомасляная кислота, без которых нейроны не выполняют свои функции. В теле эволюционно сформировался «распределительный (метаболический) узел», управляемый самой глюкозой по типу «включил/выключил». «Узел» работает автономно при условии поступления в него глюкозы извне. Мозг как раз и обеспечивает вход глюкозы в тело и находится в определенных отношениях с органами, участвующими в работе «узла». Остальные вещества поступают в мозг избирательно по принципу: «телу — телово, мозгу — мозгово». Незаменимые аминокислоты являются предшественниками синтеза нейрогормонов, структура которых полностью совпадает с гормонами надпочечников. Однако мозг и тело синтезируют свои гормоны раздельно: мозг — для себя, тело — для себя.

Гормоны из тела не пересекают барьер, отделяющий мозг от тела. Тело не вмешивается в работу нейрогормонов. Путь в мозг запрещен также пальмитиновой и стеариновой жирным кислотам, которые являются необходимыми субстратами энергии для клеток тела. Полиненасыщенные жирные кислоты, из которых тело производит медиаторы иммунной системы, мозг берет для работы сенсорных систем. Не проходит в мозг и холестерин. Его метаболические пути связаны с телом, а мозг производит свой собственный холестерин, используя тело для вывода «отходов» — окисленной формы.

В теле метаболические пути глюкозы, жирных кислот и холестерина тесно сопряжены, связывая воедино систему его собственного жизнеобеспечения — энергию, иммунитет (самосохранение) и репродукцию (воспроизводство). Тело подчиняется управляющему влиянию мозга, но живет своей отдельной жизнью, независимой от него. Тело использует мозг, чтобы взаимодействовать с источником энергии. Мозг «подключен» к телу, в свою очередь, используя его для своих потребностей и одновременно заботясь о его оптимальном функционировании. Но не все в его власти. Способ, которым тело преобразует энергию, приводит с течением времени к дисфункции «метаболического узла». «Узел» постепенно утрачивает способность поддерживать постоянство потоков жирных кислот и холестерина, а вместе с ними и глюкозы. Тело более не обеспечивает метаболические потребности мозга. Развивается нейродегенеративный процесс. Можно ли продлить жизнь мозга, если заменить естественное тело на искусственное? Стоит попробовать.

А если, с другой стороны, у них то же строение, что и у нас, а их естественные органы и внутренние способности столь же сильны, телесный же каркас столь же хрупок, как и у нас, если у них есть память и чувства и привязанности и то же пользование органами, — то тогда, очевидно, они при всем своем желании уже не могут обходиться без общества, точно так же как не могут и поддерживать свою жизнь без него.

А теперь, друзья мои, нам надо вспомнить то, о чем мы говорили немножко раньше и что начал сам Филокл, — о слабости и хрупкости человеческого тела, о полном нужды человеческом состоянии — по сравнению со всеми другими созданиями: о младенчестве, долгом и беспомощном, о его хилости и беззащитности, когда он скорее сам добыча для других, — а не живет добычей. Но, однако, невозможно для него поддерживать свою жизнь подобно другим видам живых существ, — пасущихся на своем лугу. Ему нужно лучшее пропитание и пища более избранная, чем этот грубый подножный корм, и лучшее ложе и покров, нежели голая земля и чистое небо. Сколь во многом нуждается он, что другим дано с самого начала? Какой союз, какая общность и близость полов нужна для того, чтобы сохранить и воспитать его потомство? Такой вид общности, безусловно, нельзя отрицать за человеком — общности, присущей первому попавшемуся животному и естественной для него. Тем более если эту общественную сторону мы оставляем человеку, разве не следует нам пойти дальше? Возможно ли, чтобы он искал себе пару и жил в любви и дружбе со своим спутником и со своим потомством и при этом оставался столь же диким и безъязыким и без всех своих искусств домоводства и строительства и всякого прочего хозяйства, безусловно столь же естественного для него, как для бобра, муравья и пчелы? Когда же ему порывать с таким обществом, если уж обществу положено начало? Ибо ведь эта общность началась, как только пошли поколения людей, и она породила и всякое хозяйство и человеческий дом. Это ясно. Разве такая общность не должна была вскоре перерасти в общность племени, а общность племени — в общность народа? Или же, оставаясь общностью племени, общность эта не была разве обществом для взаимной защиты и общих целей? Так, короче говоря: если образовывать семью — естественно, если естественные привязанности, забота и воспитание потомства — естественны, если при этом с человеком дела обстоят так, как они обстоят в действительности, и он является созданием с определенным обликом и устройством тела. — то отсюда следует:

общество неизбежно и естественно для него, и без общества и союза с людьми человек не может существовать и никогда не существовал.

Чтобы закончить, — сказал он, все еще обращаясь к двум другим собеседникам, — я рискну сказать слово в защиту Филокла: с тех пор как ученые мужи питают такую слабость к этому представлению об естественном состоянии и так любят рассуждать об этом воображаемом времени, я думаю, что говорить о нем так дурно и бестолково, как мы только можем, — это само по себе уже большое благодеяние. Пусть это состояние будет войной, грабежом и насилием. Раз оно — состояние антиобщественное, так пусть оно будет неприличным и устрашающим, каким только может. А говорить о нем хорошо и красноречиво — значит выставлять его в приятном свете и искушать людей делаться отшельниками. Так пусть же оно будет намного хуже, чем самый худший из существующих на земле порядков. Чем больше будем бояться мы безначалия, тем лучшими будем мы гражданами, тем больше ценить будем те законы и государственное устройство, которых подданными мы являемся и которые защищают нас от жесткого насилия и произвола — вроде тех, что порождает пресловутое неестественное состояние. И здесь я искренне согласен со всеми теми преобразователями людской природы, кто рассматривает человека абстрактно и помимо всякого управления или общества, представляя его в виде не знаю каких чудовищных драконов, левиафанов и всяких прочих устрашающих пожирателей и поглотителей. Конечно, они поступили бы разумно, если бы более точными словами выражали свой великий принцип. Потому что, когда, желая унизить человека, они говорят — «человек человеку — волк», — то это кажется довольно нелепым, если рассудить, что «волк волку» — существо весьма доброе и любящее. У них оба пола тесно соединяются, чтобы заботиться о потомстве и вскармливать его, и союз их не разрушается. Они воют, призывая друг друга, чтобы собраться вместе — для охоты, для добычи или найдя труп животного. Даже свиньи не лишены взаимной привязанности, — они целыми стадами сбегаются, чтобы помочь своим собратьям. Поэтому у знаменитого суждения, приведенного выше, смысл такой, — если он вообще есть, — «человек человеку — как волк более кроткому существу», например овце. Но и это столь же мало годится в дело, как если бы мы попросту сказали: есть среди людей разные характеры и натуры, — не у всех волчья природа, но по крайней мере у половины — по рождению невинная и кроткая. И этим самым такое «суждение» обращается в ничто. Ибо без клеветы на природу, не приходя в противоречие со всем известным из естественной истории, из фактов и ясного течения вещей, — невозможно согласиться с таким злобным положением, как бы ни старались мы придать ему некий терпимый вид и смысл. Но вот — человечество! Даже здесь человеческая натура являет себя такой, какая она есть: она — не совершенна, не абсолютно удачна, — но движется она в верном направлении, и ведут ее начала справедливые и истинные. В философии — все так же, как в обычных разговорах. Как бы ни любили люди собираться вместе, как бы мало ни были расположены они радоваться своему счастью в одиночестве, — все же они самым странным образом привержены сатире. И если злые слова, составленные умело и ловко, произнесенные самоуверенно, способны сойти у людей за неслыханный ум, — то точно так же и ядовитое суждение при смелости слов, хотя и без справедливости в мыслях: люди готовы принять его за истинную философию.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *