Нектарий оптинский о кошках

«Есть люди, которые никогда не обращаются к Богу, не молятся, и вдруг случается с ними такое — в душе тоскливо, в голове мятежность, в сердце — грусть, и чувствует человек, что в этом бедственном положении ему другой человек не поможет. Он его выслушает, но бедствия его не поймет. И тогда человек обращается к Богу и с глубоким вздохом говорит: Господи, помилуй! Казалось бы, довольно нам в молитве сказать один раз Господи, помилуй, а мы в церкви говорим и три, и двенадцать, и сорок раз. Это за тех страдальцев, которые даже не могут вымолвить Господи, помилуй, и за них говорит это Церковь. И Господь слышит, и сначала — чуть-чуть благодать, как светоч, а потом все больше и больше, и получается облегчение».

Одному духовному сыну батюшка сказал: «Аз возжегох вам светильник, а о фитиле вы позаботьтесь сами».

О шестопсалмии. «Шестопсалмие надо читать не как кафизмы, а как молитвы. Значение шестопсалмия очень велико: это молитва Сына к Богу Отцу».

Батюшку спрашивают, как молиться о тех, о ком неизвестно, живы ли они. «Вы не ошибетесь, если будете молиться, как о живых, потому что у Бога все живы. Все, кроме еретиков и отступников. Это мертвые. Так, если угодно, и поминайте о них, как мертвечине»‘. «Вот вам наказ: когда готовитесь к святому Причащению, поменьше словесности и побольше молитвенности».

Одна женщина говорит старцу: «Батюшка, сильно раздражаюсь», а он отвечает: «Как найдет на тебя раздражение, тверди только: Господи, помилуй. Ищи подкрепления в молитве и утешения в работе».

Старик-возчик Тимофей падает перед батюшкой на колени. Лицо у Тимофея все преображено верой, умилением и надеждой: «Батюшка, дайте мне ваше старческое наставление, чтобы ваш теплый луч прогрел мою хладную душу, чтобы она пламенела к горнему пути». После этой мудреной фразы он просто говорит: «Батюшка, у меня слез нет!» А старец с чудесной улыбкой наклоняется к нему: «Ничего, у тебя душа плачет, а такие слезы гораздо драгоценнее телесных».

Сам старец молился с детской верой и простотой, иногда простирая к образам руки.

Одна его духовная дочь рассказывала, что долго сидела у него и беседовала. Потом он отпустил ее. Уходя, она обернулась и увидела, что он стремительно двинулся в угол к иконам, простирая к ним руки. Она незаметно вышла. Исповеди у него — самое прекрасное и страшное, что она видела в жизни. Она всегда знала, что и без ее слов он знает не только то, что она скажет, но и то, что еще не дошло до ее сознания. Он был очень строг на исповеди, указывал на духовное значение помыслов, а не только дел. Иногда же он был ласков, даже шутил. Так, он однажды дал читать исповедь по книге. Исповедница на одном месте остановилась. «Ты что?» — «Я думаю, грешна я этим или нет». — «Ну подумай! А то ты, может быть, вычеркнешь это в книжке». И улыбка.

Очень хорошо рассказывала об исповеди у него одна женщина, которая не исповедовалась с юности, от Церкви была далека, даже не отдавала себе отчета, верит она или нет, и к старцу попала, лишь сопровождая больного мужа. Старец произвел на нее большое впечатление, и, когда он предложил ей исповедаться, она согласилась. «Вхожу я, — рассказывает она, — а он подводит меня к иконам: «Стань здесь и молись!» Поставил ее, а сам ушел к себе в келью. Стоит она и смотри на иконы. И не нравятся они ей — нехудожественны они, и даже лампадка кажется ей никчемной. В комнате тихо. Только за стеной батюшка ходит. Шелестит чем-то. И вдруг начинает находить на нее грусть и умиление, и невольно, незаметно начинает она плакать. Слезы застилают ей глаза, и уже не видать икон и лампадки, и только радужное облако перед глазами, за которым чудится Божие присутствие. Когда вышел батюшка, стояла она вся в слезах. «Прочти Отче наш». Кое-как, запинаясь, прочла. «Прочти Символ веры». — «Не помню». Сам старец стал читать и после каждого члена спрашивает: «Веришь ли так?!» На первые два ответила: «Верю». Как дело дошло до третьего члена, то сказала, что ничего здесь не понимает и ничего к Богородице не чувствует. Батюшка укорил ее и велел молиться о вразумлении Царице Небесной, чтобы Та Сама ее научила, как понимать Символ веры. И про большинство других членов Символа веры женщина эта говорила, что не понимает их и никогда об этом не думала, но плакала горько и все время ощущала, что ничего скрыть нельзя и бессмысленно было бы скрывать и что вот сейчас с ней как бы прообраз Страшного суда, а батюшка о личных грехах спрашивал ее, как ребенка, так, что она стала отвечать ему с улыбкой сквозь слезы, а потом отпустил ей грехи с младенчества до сего часа.

О преодолении беспричинного страха он говорил: «А ты сложи руки крестом и три раза прочитай «Богородицу», и все пройдет». И проходит.

Отпуская однажды в скиту осенним вечером духовных детей своих, он сказал: «Ночь темна для неверного. Верным же все в просвещение».

Он говорил: «Не бойся! Из самого дурного может быть самое прекрасное. Знаешь, какая грязь на земле, кажется страшно ноги запачкать, а, если поискать, можно увидеть бриллианты — вот тебе, твою шею украсить».

Батюшка строг, требователен, иногда ироничен с духовными лицами и с интеллигенцией и необыкновенно добр с простыми людьми и доступен им.

Один старик-крестьянин рассказывал: «Пропал у меня без вести сын на войне. Иду к батюшке. Он меня благословляет; я спрашиваю, жив ли сын мой. Как скажешь нам молиться за него — мы уже за упокой подавать хотели. А он так прямо мне: «Нет, жив сын твой, отслужи молебен Николаю Чудотворцу. И всегда за здравие поминай сына». Я обрадовался, поклонился, рублик положил ему на свечи. А он так смиренно тоже поклонился мне в ответ».

Батюшка с простотой давал деньги. Однажды одной духовной дочери нужны были деньги. Она попросила у старца. Он вынес с улыбкой скомканную пачку: «Вот, сосчитай эти тряпочки».

Он говорил, что милостыню надо подавать с рассуждением, а то можно повредить человеку.

Келейник его рассказывал, что он всегда хотел подробно знать нужду человека, зря не любил давать, а если давал, то щедро, на целые штиблеты или даже на корову или лошадь.

Особенно внимателен был батюшка к более грешным посетителям или восстающим против него своим духовным детям. Тот же келейник говорил, что он «девяносто девять праведных оставлял, а одну брал и спасал».

В периоды непослушания и возмущения он был отечески ласков, звал не по имени, а «чадо мое», «овечка моя» — и возмущение стихало, потому что самая возмущенная и упрямая душа чувствовала искренность этой великой любви, о которой старец сказал однажды сам: «Чадо мое! Мы любим той любовью, которая никогда не изменяется. Ваша любовь — любовь однодневка, наша и сегодня и через тысячу лет — все та же».

Однажды духовная дочь спросила старца: должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их страдания и утешить. Он ответил: «Ты сама поняла, поэтому я скажу тебе — иначе облегчить нельзя. И вот чувствуешь иногда, что на тебя легла словно гора камней — так много греха и боли принесли к тебе, и прямо не можешь снести ее. Тогда к немощи твоей приходит Благодать и разметывает эту гору камней, как гору сухих листьев, и можешь принимать сначала».

Многие считали батюшку Нектария прозорливцем, каждое движение его истолковывалось символически. Иногда это очень тяготило его. Однажды он рассказал такой случай: «У меня иногда бывают предчувствия, и мне открывается о человеке, а иногда — нет. И вот удивительный случай был. Приходит ко мне женщина и жалуется на сына, ребенка девятилетнего, что с ним нет сладу. А я ей говорю: «Потерпите, пока ему не исполнится двенадцати лет». Я сказал это, не имея никаких предчувствий, просто потому, что по научности знаю, что в двенадцать лет у человека часто бывают изменения. Женщина ушла, я и забыл о ней. Через три года приходит эта мать и плачет — умер сын ее, едва исполнилось ему двенадцать лет. Люди говорят, что вот батюшка предсказал, а ведь это было простым рассуждением моим по научности. Я потом всячески проверял себя, чувствовал я что-нибудь или нет. Нет, ничего не предчувствовал».

Иногда же батюшка так же прямо говорил: «Тебе это прикровенно, а я знаю».

В нем была прекрасная человеческая простота, умная проницательность, мягкий юмор. Даже в глубокой старости он умел смеяться заливистым детским смехом.

Он очень любил животных и птиц. У него был кот, который его необыкновенно слушался, и батюшка любил говорить: «Старец Герасим был великий старец, потому у него был лев. А мы малы — у нас кот» — и рассказывал замечательную сказку о том, как кот спас Ноев ковчег, когда нечистый вошел в мышь и пытался прогрызть дно. В последнюю минуту кот поймал эту зловредную мышь, и за это теперь все кошки будут в раю. Эта шутливость была свойственна батюшке. Как бы исполняя слово святого Антония Великого, что нельзя без конца натягивать тетиву лука, старец Нектарий перемежал наставления свои и требования легкой шуткой, передачей исторического анекдота или сказкой. Рассказывал он всегда подробно, живо, со всеми деталями, как будто сам являлся участником или очевидцем события, даже события из Священной истории. Неиссякаемы были его рассказы из жизни Оптиной, о славных старцах, мудрых архимандритах и скитоначальниках, о необходимости свято до конца соблюдать старческие заветы. По возрасту батюшка был один из старейших насельников Оптиной и являлся как бы живой летописью ее.

В высшей степени в нем была развита духовная трезвость — никакой экстатичности, никакой наигранности чувств, никакой сентиментальности в христианской любви к людям. Сам — глубокий аскет, он с любовью благословлял своих духовных детей на брак и говорил о светском воспитании детей. Когда некоторых родителей смущал антирелигиозный характер советской школы, старец говорил: «Ведь ваши дети будут советскими гражданами; они должны учиться в общегосударственных школах. А если вы хотите сохранить в ниx христианство, пусть они видят истинно христианскую жизнь в семье».

Он говорил приходящим к нему людям искусства: «Любите земные луга, но не забывайте о небесных».

Высоко ставил он человеческий труд. Когда одна духовная дочь его сокрушалась, как она будет жить после его смерти, без его руководства, он сказал: «Работай! В работе незаметно пройдут годы».

О его обращении, о его речи пишет покойный ученик его отец А.: «Батюшкина беседа! Что перед ней самые блестящие лекции лучших профессоров, самые прекрасные проповеди! Удивительная образность, картинность, своеобразность языка. Необычайная подробность рассказа (каждый шаг, каждое движение описывается с объяснением. Особенно подробно изъясняются тексты Священного Писания). «Вся наша образованность — от Писания», — говорил о себе батюшка. Каждое слово рассматривается со всех сторон. Легкость речи и плавность. Ни одного слова даром, как будто ничего от себя. Связность и последовательность. Внутренний объединяющий смысл не всегда сразу понятен. Богатство содержания, множество глубоких мыслей. Над каждой из них можно думать год. Это жемчужная нитка, которой не видно, да и нет конца. Живой источник живой воды. Вся беседа чрезвычайно легко и воспринимается и запоминается. Часто принимает оттенки светской шутливости. Например, в рассказе о том, как человечество впервые (в лице Евы) услышало слово «Бог», батюшка говорил, что у Евы в полдень явилось желание подкрепиться, как это свойственно нашему естеству. И вот ходит она по раю и выбирает, какой плод сорвать. При этом путь ее случился как раз мимо древа познания. Она проходила мимо так близко — рукой подать, хотя и было запрещено не только рвать плоды, но и подходить близко. А враг-то как раз и воспользовался этим…

Старец Нектарий скончался в глубокой старости 12 мая 1928 года в с. Холмщи Брянской области, куда переехал после закрытия Оптиной. Перед смертью он исповедался и причастился. При кончине его присутствовал один священник — его духовный сын, который прочел отходную. В момент смерти он поднял над умирающим старцем свою епитрахиль. Батюшка Нектарий умирал тихо, весь в слезах.

Смерть свою он предчувствовал и прощался со своими близкими еще за два месяца, давал им последнее благословение и наставление, передавал их тому или иному духовнику.

Хоронили его в светлый весенний день, несли с пасхальными песнопениями, и великая радость была на сердце у плачущих детей его.

Похоронен он был на местном кладбище в Холмшцах… Память о последнем Оптинском старце жива и светла.


«Face control» — почему одним можно входить и находиться в церкви, когда захочется, а другим туда доступ категорически закрыт? По какому принципу православная церковь осуществляет «face control»?
Один мой недавний пост буквально краешком коснулся темы религии. Вообще пост был о кошках, где я добавил пару интересных фактов об этих забавных животных, а именно – упомянул о том, что в исламском мире кошка является единственным животным, которому позволено входить в мечеть. В комментариях народ оживился на эту тему, добавив, что кошка – единственное животное, которому позволено входить в православный храм. Меня этот вопрос очень заинтересовал и я решил немного в нем разобраться.

В юношестве я интересовался историей религий. И уже тогда понял, что разбираться в этом можно и это очень увлекательно, помогает познать мир, лучше понять те или иные народы. Но высказывать свое мнение о религиях нежелательно. Это очень неблагодарное дело. Почему? Да потому что всегда найдется миллион человек с совершенно другим мнением и видением той или иной ситуации. Ведь даже в рамках одной конфессии могут возникать споры и нешуточные ссоры. И вообще, я все чаще стал замечать, что многие «глубоко верующие» люди могут проявлять неистовую агрессию в отношении любого, кто высказывает мнение о его религии, отличное от его собственного. Поэтому сегодня я буду крайне аккуратен, дабы не вызвать гнев со стороны таковых, а также не затронуть чувства верующих.
Итак, хочу начать с простого и близкого нам – православной церкви и ее отношения к кошкам и собакам. Последним вход в храм категорически запрещен. Даже говорят, что если такой ужас случится, то надо будет не просто помыть пол, а вообще освящать храм заново. Собака – зло, ну а усатым и полосатым в церкви вроде как даже рады. За что собаки пали в немилость у попов? Самое распространенное мнение таково, что собака – нечистое животное, а кошка – чистое. Хм.. Как-то неубедительно. Что такое чистое животное и что такое грязное? Вообще, если мне память не изменяет, это тема из Ветхого завета, который, вроде бы как, в православии не особенно принимается во внимание. Тогда почему? Раз тема касается православной церкви, то самое правильное – это обратиться к ее представителю, который может нам помочь ответить на этот вопрос.
Я нашел в интернете мнение, которое можно и нужно считать экспертным. На наш вопрос отвечает преподаватель кафедры библеистики ПСТГУ иерей Александр Прокопчук:
«Понятие чистых и нечистых животных идет из Ветхого Завета. После Потопа людям было разрешено есть мясо животных. В 11-й главе библейской книги Левит есть подробные указания для сынов Израилевых, каких животных можно употреблять в пищу, и они названы «чистыми», а каких нельзя — они названы «нечистыми». Из зверей, которых мы сейчас называем млекопитающими, разрешено было есть животных, у которых раздвоены копыта и которые жуют жвачку. (Поэтому у иудеев свинья — животное нечистое: хоть и копыта у нее раздвоены, но жвачки она не жует). «Из всех зверей четвероногих те, которые ходят на лапах, нечисты для вас…» Таким образом, и кошка, и собака по этому библейскому определению — животные нечистые.
Слово «кошка» в Библии не употребляется ни разу, тогда как все употребления слова «собака» имеют отрицательный смысл (например, «как пес возвращается на блевотину»). Для иудеев собака была воплощением всего самого нечистого и презренного.
Несмотря на то что, как пишет святитель Иоанн Златоуст: «Ветхий Завет отстоит от Нового, как земля от неба», понятие чистых и нечистых животных переходит и в наши дни, но совсем не в библейском смысле. Действительно, сейчас встречается мнение, что кошка — животное чистое и ей можно находиться в храме, а собака — нет. Авторитетных корней этой традиции найти не удалось. Возможно, это связано с практической стороной поведения кошек и собак: кошка ловит мышей, которые бывали частыми гостями в храмах, а собака — животное шумное, и в храме ей делать нечего. В наиболее полном сборнике чинопоследований — требнике Петра Могилы — чина освящения храма после собак и других животных нет.»
Лично мне кажется, что все элементарное просто: собака действительно шумное, а часто просто опасное животное, а от кошки в храме есть польза – отлов грызунов. И никаких таинств святой церкви здесь скорее всего нет.
Друзья, очень важно, чтобы вы понимали еще один важный момент, который сможет уберечь многих людей от опасности: домашняя кошка в данном случае – единственный представитель семейства кошачьих, которому можно входить в храм. Если у вас дома живет тигр или лев, с ними вас в церковь не пустят! Пусть они даже дрессированные!
А какие вы знаете мнения или религиозные практики/устои, связанные с животными, и которые требуют установления причино-следственной связи?
Подписывайтесь на обновления, чтобы узнать о дикой природе больше…

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ:
Все о сафари-турах
Дешевые авиабилеты
Лучшие цены на отели
Живи не как все — коллекция уникальных отелей
Магазин товаров для комфортных путешествий

Уничтожение кошек в храмах и монастырях.
Письмо в Центр правовой зоозащиты

Здравствуйте, дорогие друзья!
С Новым Годом и Рождеством! Счастья Вам и ВСЕМ-ВСЕМ-ВСЕМ ХВОСТАТЫМ!!!
Меня зовут Алёна. Я смотрела на вашем сайте материалы о том, как в религиозных организациях поступают с животными и хочу рассказать, как в «храме божьем» надругались над беззащитными пушистыми крохами.
Придя на богослужение в храм воскресения Христова на Обводном канале в г.Санкт-Петербурге, я обнаружила в притворе большую пластмассовую канистру, заглянув в которую, увидела двух месячных котят. Вероятно, кто-то принёс их в надежде, что в храме всё-таки есть ХОРОШИЕ ЛЮДИ и не дадут погибнуть малышам. Но не тут-то было! Я внесла канистру в храм, на меня налетел охранник — жирный, наглый, вонючий мужик со словами: «Убирайся отсюда с этими грязными животными!»
(Это кто» грязные животные»? Любой православный знает, что кошка очень чистая и имеет право входить в любой храм! Если этого жирного назвать грязным животным, последнее обидится. Поэтому буду называть его ЖИРНОЕ ГРЯЗНОЕ ЧУДОВИЩЕ).
Он стал гнать меня вместе с котятами, обзывать непотребными словами. Велел выбросить котят на улицу в мусорную помойку. Я обратилась к пожилой сотруднице,она также выгнала меня: «Ты нашла котят — ну и забирай себе домой!» У меня нет такой возможности, я стала её на коленях умолять оставить канистру до вечера, пока я не приду домой и не дозвонюсь до Службы Помощи Кошкам — люди приедут и заберут малышей — получила отказ. Она также велела их вышвырнуть.
Я ей говорю: «Как же так! Они же живые!» В ответ : «А ну и что?» (Это «благочестивая православная христианка»! Она утопила 52 котёнка, которых родила её кошка, и не стесняется об этом сказать!!!)
Пока я хлопотала, ЖИРНОЕ ГРЯЗНОЕ ЧУДОВИЩЕ унес куда-то канистру, служительница тем временем торжествовала:»Он вынес их в мусор!» Куда именно, естественно, сказать отказался. Я облазила все близлежащие свалки, нигде не найдя канистру, пошла домой — идти было очень далеко и только в десятом часу вечера позвонила заместителю руководителя Службы Помощи Кошкам Татьяне Репиной и попросила её съездить туда в надежде, что ЖИРНОЕ ГРЯЗНОЕ ЧУДОВИЩЕ скажет ей куда он дел котят. Он ей нагло наврал, что какая-то прихожанка забрала. Этого не может быть — всё было при мне, я предлагала — никто взять не хотел, а выйдя из храма на пять минут, канистру не обнаружила.
У меня есть подозрение что он выбросил котят в протекающий рядом с церковью Обводный канал.
И самое главное — ЖИРНОЕ ГРЯЗНОЕ ЧУДОВИЩЕ сказал о том, что он всё это делает по поручению руководителя сей организации господина Минаева. Сам же г-н Минаев везде говорит о том, как он любит животных, купил себе несколько шиншилл, посадил в дорогую клетку и поставил под дверью своего кабинета. По его приказу служащие их кормят, холят и лелеют. Значит, шиншиллы имеют право на жизнь, а котята — нет, т.к. они менее породистые, чем шиншиллы? И его холуй, ЖИРНОЕ ГРЯЗНОЕ ЧУДОВИЩЕ уполномочен решать, кому жить, а кому — нет!
Я проплакала всю ночь. Утром проснулась атеисткой.
Может быть, моё письмо глупое или не по адресу — тогда извините.
С уважением, Алёна, г. Санкт-Петербург.
05.01.2016
P.S. На всякий случай, адрес этих «святош»:
hram-varshavka@yandex.ru
На фото: Храм воскресения Христова на Обводном канале в г.Санкт-Петербурге.

Письма в Центр правовой зоозащиты

Люди .это какой то беспредел. В Перловке (Мытищинский район) в церкви донской божьей матери. по приказу настоятеля Осипова Иоана упаковываю в коробки кошек запечатывают и вывозят в лес.там есть и домашние кошки потому что рядом жилые дома. Помогите остановить этот беспредел.

Людмила Ларюхина.
03 • 10 • 2016
1,2,3 октября 2016 г., жители домов по ул.Б Переяславская д3.к3.и д.5 к.2, находили умирающих котят и взрослых кошек.Всего было найдено 5 умерших животных. Животные были отравлены по приказу чиновников, в ведении которых находятся указанные строения. Трупы умерших животных под окнами жильцов и на территории детских площадок дворники и уборщики, видимо не замечали. От этого жуткого зрелища людей( в том числе детей) избавили сами жители.
Коллектив жильцов.
03 • 10 • 2016

ОТВЕТ

&nbspЭто везде в России и это невозможно остановить пока на государственном уровне не начнут решать проблему бездомных животных так, как она решается в развитых странах. В России решение этой проблемы только имитируется, а на деле происходит искусственное поддержание проблемы в нерешенном состоянии. Делается это специально с целью нанесения вреда.
Необходимо прописать в законодательстве требования обязательного изъятия с улиц бездомных животных, создание пунктов обязательного приема животных у населения, которых они нашли, подобрали или не могут содержать. Там животные содержаться в хороших условиях, но если не находится хозяин усыпляются. Пока этого не будет, во всех учреждениях и местах где есть кошки они будут тайно уничтожаться или они сами будут гибнуть в мучениях.
Центр правовой зоозащиты.
На фото: Храм Донской иконы Божией Матери в Перловке.

27 сентября 2010 года в Центр правовой зоозащиты обратилась женщина с просьбой помочь пристроить в приют или в добрые руки 30 своих кошек, подобранных когда-то на улице, и которых теперь ей одной тяжело содержать. Женщина рассказала, что обратилась за советом, к батюшке, служащему в православном Храме рождества Иоанна Предтечи на Пресне (Москва, М.Предтеченский пер.,2). Выслушав женщину, священнослужитель сделал заключение: кошек надо вывезти в лес и оставить их там. Заметим, не подбросить в подвал жилого дома, где их могли бы кормить, и не на улицу, где люди могли бы спасти хоть кого-то из животных, а именно вывести в лес, то есть на верную и мучительную смерть.
Учитывая остроту проблемы домашних приютов, можно понять, сколько животных уже пострадало от подобных наставлений, в разных православных храмах. Но если прихожане, слава Богу, не всегда выполняют подобные рекомендации святых отцов, то животные попадающие на территорию церквей и монастырей поистине находятся в смертельной опасности, так как их судьбой распоряжаются священнослужители уже собственноручно.
Вопреки представлениям некоторых людей о гуманизме всех служителей церкви, судя по обращениям в нашу организацию, вывоз кошек с территорий православных храмов в лес, стало в России очень распространенным явлением.
В связи с этим мы просим всех людей, любящих животных, обращать внимание на кошек обитающих на территориях православных храмов и монастырей, так как большинству из них угрожает участь замерзнуть и погибнуть в лесу. И, если не организовать стерилизацию этих кошек, ограничив их популяцию до числа, не вызывающего раздражение у священников, или не приютить их, то кошек ждет мученическая смерть.
За помощью в стерилизации кошек обитающих на территории храмов, обращайтесь в Центр правовой зоозащиты.
ЦЕНТР ПРАВОВОЙ ЗООЗАЩИТЫ, 27.09.2010 В Центр правовой зоозащиты позвонила женщина, и сообщила, что ей необходимо срочно избавится от пятерых кошек, подобранных на улице и живущих в ее квартире. Так же она попросила по возможности как можно быстрей забрать еще одного кота, оставшегося после смерти хозяина. Женщина сказала, что работает сестрой милосердия при Марфо-Мариинской обители в Москве и за умершим пожилым мужчиной, хозяином кота, ухаживали сестры из этой обители. Задаю вопрос: «А почему же Вы, раз Вы занимаетесь милосердием, сами не можете взять этого кота себе или заняться его пристройством?». Ответ был следующим: «Меня батюшка, которому я исповедуюсь, не благословил держать дома кошек и поэтому я избавляюсь даже от своих пятерых, а взять еще одного кота, тем более не могу, даже на время пристройства». Теперь, если случайно по дороге, эта женщина увидит раненую кошку или услышит где-то жалобное мяуканье, она должна будет побыстрей пройти мимо, ведь подбирать кошек на улице ее не благословил батюшка. Видимо этот же батюшка за одно не благословил ее также решать что-то самой и думать своей собственной головой, данной зачем-то ей Богом.
ЦЕНТР ПРАВОВОЙ ЗООЗАЩИТЫ, 06.08.2010

***
Письмо в Центр правовой зоозащиты

Пишут Вам возмущенные жители деревни Василево Переславского района Ярославской области.
Во вторник 27 июля 2010 года около 10 часов утра посередине деревни остановилась машина ВАЗ-2106 из нее вышли двое — мужчина и женщина. Открыли багажник и достали мешок.Стали из него что-то вытряхивать. Мы сначала подумали что это мусор и заругались, мол нечего устраивать свалку в деревне на что водитель автомобиля нам ответил:»Это не мусор,а просто кошка». Возмущению нашему не было предела. Мы подошли к автомобилю и еще больше изумились когда увидели кому принадлежит этот автомобиль.
На ветровом стекле авто красовался пропуск на организацию «Никольский мужской монастырь» г.Переславль-Залесский. Госномер авто в444вм76. На наши требования найти и забрать кошку обратно нам было сказано что надо обращаться в монастырь.
Теперь мы уверены что это не в первый раз.
В 2008 году так были выброшены четыре котенка в возрасте 1-1,5 месяца.
В 2009 году еще двое котят примерно такого же возраста.
Если такие люди позволяют себе такие вещи,то о каком милосердии может идти речь?
Если нужны более полные сведения по этому случаю приезжайте в дер.Василево дом …
31 июля 2010г.
С уважением жители деревни.

В Троице-Сергиевой лавре провели зачистку от котят
В бесчеловечном обращении с животными уличили на днях сотрудники Сергиево-Посадского центра защиты животных работников Троице-Сергиевой лавры

Гастарбайтеры и паломники, задействованные на хозяйственных работах на территории лавры, упаковывали в мешки из-под картошки беззащитных бездомных котят и оставляли их погибать на свалке мучительной смертью.
Как рассказала «МК” защитница животных Людмила, эту ужасную новость сообщила ей в субботу утром по телефону взволнованная прихожанка. Женщина рассказала, что на ее глазах рабочие лавры, которые убираются на территории за еду и кров, рыскали по территории и отлавливали кошек. Взрослые животные проворно разбегались, а вот доверчивые котята безропотно шли в руки.

Пойманных зверьков рабочие тут же складывали в большие тряпичные мешки, которые завязывали крепким узлом. Очевидцы попытались помешать им, но работники заявили, что очистить территорию от бездомных животных им приказал батюшка-эконом. Всего в плену оказались около 30 кисок. Пока прихожане обращались в Общество защиты животных, рабочие погрузили три мешка с несчастными котятами на мусороуборочную машину и повезли на полигон Парфеново — там находится местная свалка.
Только к ночи на место, где выкинули кошек, выехали сотрудники московского сообщества «Пес и кот”, помогающего животным. Под покровом темноты они наткнулись на охранников, стороживших вход на свалку.
Секьюрити сообщили, что рабочие из лавры здесь были не в первый раз и обычно кошек они сбрасывают в местный пруд. Подъехав к водоему, защитники зверьков обнаружили на берегу только один мешок. Развязав его, они вытащили семерых полуживых котят, остальные зверьки уже были мертвы.
На следующее утро люди поехали за разъяснениями в лавру, однако к батюшке-эконому их не допустили. Зато рабочие поведали, что у прихожан есть ровно неделя, чтобы забрать всех бездомных животных с территории лавры, иначе их ждет та же участь. Испуганные прихожане разобрали часть животных по домам и пристроили к знакомым, но некоторые зверьки все еще на улице. Сотрудники Общества защиты животных намерены просить о помощи Патриарха всея Руси Алексия Второго.
Московский комсомолец, 30.10.2007 По данным защитников животных из Сергиева Посада, в минувшие выходные в Троице-Сергиевой лавре прошла операция по очистке территории от кошек, в результате которой служители лавры пытались утопить более 30 котят. По свидетельству женщин, работающих в лавре, акция проводилась с благословения архимандрита. История стала известна благодаря интернет-форуму «Пес и кот».
Прочитав о планирующемся уничтожении котят, на выручку животным поехали добровольцы из Москвы. Спасти удалось лишь семерых из 30 животных — остальные погибли в холодной воде или умерли позже в лечебнице. История эта стала одной из самых обсуждаемых в российской блогосфере.
Операцию по спасению котят организовала Ольга Корзинина из благотворительного фонда «Акция милосердия». По ее словам, сигналы о том, что в Троице-Сергиевой лавре уничтожают котят и кошек, поступали и раньше, но спасти их не удавалось:
— Мне позвонила дама, которая является членом сергиево-посадского общества защиты животных «Верность». А ей, в свою очередь, позвонили люди, которые работают в лавре, и рассказали, что по территории монастыря бегают какие-то люди с мешками, которые ловят кошек и котят. Взрослым кошкам удавалось убежать, а котят, естественно, они хватали и кидали в пластиковые мешки. Когда свидетельницы попытались как-то возмутиться — им сказали, что это все с благословения отца-эконома, архимандрита Иеремея. Рядом стояла мусорная машина, в которую кроме обычного какого-то мусора, который из лавры вывозился, просто закинули эти мешки и повезли.
Есть такой интернет-форум «Пес и кот». Я попросила, чтобы там вывесили тему. Люди начали это смотреть, читать — — пока собрались с машинами и договорились — в итоге где-то в 12 часов ночи отправились невесть куда их искать с фонарями.
— Как прошла операция по спасению котят? Кто в ней участвовал?
— Туда поехало где-то человек восемь на двух машинах. Доехали до свалки. Охрана сказала, что никого не пустит. «Спасатели» сказали, что они никуда отсюда не уйдут, и один из охранников пошел узнавать. Сказал, что этих котят выбросили где-то в окрестностях какого-то пруда или болотца.
…Один мешок бросили в лесу — кошки из него смогли как-то вылезти. Другой — выловили из воды. Там один котенок был мертвый, остальные сидели и дрожали. Они и утонуть не успели, а просто находились в холодной воде. Их отвезли в Москву в клинику. Еще один котенок умер утром уже в больнице.
— На самом деле, скажем, в православной церкви, в отличие от католической, нет никаких установок по отношению к животным. Там если какой-то батюшка любит собак и кошек, значит, у него все нормально. А если какой-то не любит — значит, их совершенно спокойно убивают. На том же форуме «Пес и кот» висит другая тема — о такой же ситуации с кошками – кого-то убили, кого-то собираются убить. Буквально вчера я узнала, что в Хотькове есть женский монастырь Покровский (довольно большой) — там, оказывается, тоже регулярно настоятельница нанимает всяких бомжей, чтобы этих кошек просто брали и топили. На самом деле, это просто дикость. Я думаю, что этим людям надо не в церкви служить, а в отделе очистки работать.
Защитникам животных удалось дозвониться в Троице-Сергиеву лавру, где факт уничтожения котят и кошек опровергли. В секретариате заявили, что кошек отлавливали, складывали в мешки, но не завязывали и не топили, а увозили в районы, «чтобы их там разбирали».
Правозащитников эта версия не устраивает. По их мнению, если бы котят действительно хотели отдать в хорошие руки, проще было бы повесить объявление на самой лавре, и добрые люди наверняка бы откликнулись.
Российский интернет продолжает обсуждение истории с котятами. В блогах критикуют действия служителей церкви. А тем временем в самой РПЦ всерьез рассматривается вопрос более активного освоения интернет-пространства — с такой инициативой выступил Союз православных граждан. Его глава Кирилл Фролов предложил иерархам Русской православной церкви задействовать блогосферу в деле православного миссионерского возрождения и, возможно, для более оперативного реагирования на критику.
Радио Свобода, www.svobodanews.ru, 31.10.2007

На сайте «Православный мир» www.pravmir.ru был опубликован комментарий и «опровержение» вышеприведённой информации:

«Блогосфера, форумы и даже весьма авторитетные и уважаемые издания взорвались шквалом гневных отзывов о живодерстве, немилосердии и жестокости насельников монастыря. Однако информация не подвердилась, оказалась очередной провокационной клеветой.
По сообщению агентства Интерфакс, «Та информация, которая поначалу вызвала совершенно естественное возмущение у нормальных людей, сама по себе ложная. Жаль, что возникло море таких эмоций, но, по существу, оснований для них не было. Мы открыты и готовы к сотрудничеству по защите животных», — сказал в среду «Интерфаксу» казначей лавры архимандрит Порфирий (Шутов).
Он объяснил, что необходимость в вывозе кошек с территории обители возникает у братии часто, поскольку в лавре очень быстро и самыми различными путями собираются бездомные кошки со всего Сергиева Посада: их подбрасывают, они приходят сами, и популяция их неуклонно растет в отсутствие собак и машин на дорогах. По словам отца Порфирия, сердобольные люди в лавре подкармливают животных, и кошкам здесь живется довольно хорошо. «Но мы не можем себе позволить такого количества кошек на территории лавры и поэтому, чтобы их не усыплять, периодически отвозим за город. Там их обязательно выпускают на свободу из мешков, и никто не обрекает кошек на страшную варварскую смерть», — заявил собеседник агентства.
По его словам, кошек из монастыря обычно вывозят на городскую свалку, где живут и кормятся бродячие животные.»

Комментарий редакции сайта
«Трибуна защиты животных»

В своём разьяснении представитель Лавры, видимо сам того не понимая, подтвердил информацию о жестокости служителей Лавры к бездомным кошкам. Ведь выпустить на свалку кошек, где нет укрытий ни от холода, ни от собак, которых полно на свалке, именно это и означает обречь животных на самую страшную и мучительную смерть.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *