Несправедливость, что это?

Книга вторая

Главкон. Скажи-ка мне, представляется ли тебе благом то, что для нас приемлемо не ради его последствий, но ценно само по себе? Вроде как, например, радость или какие-нибудь безобидные удовольствия — они в дальнейшем ни к чему, но они веселят человека.

— К какому же виду благ ты относишь справедливость?

— Я-то полагаю, что к самому прекрасному, который и сам по себе, и по своим последствиям должен быть ценен человеку, если тот стремится к счастью.

— А большинство держится иного взгляда и относит ее к виду тягостному, которому можно предаваться только за вознаграждение, ради уважения и славы, сама же она по себе будто бы настолько трудна, что лучше ее избегать. —

Фрасимах, по-моему, слишком скоро поддался, словно змея, твоему заговору, а я все еще не удовлетворен твоим доказательством как той, так и другой стороны вопроса. Я желаю услышать, что же такое справедливость и несправедливость и какое они имеют значение, когда сами по себе содержатся в душе человека; а что касается вознаграждения и последствий, это мы оставим в стороне.

Говорят, что творить несправедливость обычно бывает хорошо, а терпеть ее — плохо. Однако, когда терпишь несправедливость, в этом гораздо больше плохого, чем бывает хорошего, когда ее творишь. Поэтому, когда люди отведали и того и другого, то есть и поступали несправедливо, и страдали от несправедливости, тогда они… нашли целесообразным договориться друг с другом, чтобы и не творить несправедливость, и не страдать от нее. Отсюда взяло свое начало законодательство и взаимный договор. Установления закона и получили имя законных и справедливых — вот каково происхождение и сущность справедливости. Таким образом, она занимает среднее место — ведь творить несправедливость, оставаясь притом безнаказанным, это всего лучше, а терпеть несправедливость, когда ты не в силах отплатить, — всего хуже. Справедливость же лежит посередине между этими крайностями, и этим приходится довольствоваться, но не потому, что она благо, а потому, что люди ценят ее из-за своей собственной неспособности творить несправедливость. Никому из тех, кто в силах творить несправедливость, то есть кто доподлинно муж, не придет в голову заключать договоры о недопустимости творить или испытывать несправедливость — разве что он сойдет с ума. Такова, Сократ, — или примерно такова — природа справедливости, и вот из-за чего она появилась, согласно этому рассуждению.

А что соблюдающие справедливость соблюдают ее из-за бессилия творить несправедливость, а не по доброй воле, это мы всего легче заметим, если мысленно сделаем вот что: дадим полную волю любому человеку, как справедливому, так и несправедливому, творить все, что ему угодно, и затем понаблюдаем, куда его поведут его влечения. Мы поймаем справедливого человека с поличным: он готов пойти точно на то же самое, что и несправедливый, — причина тут в своекорыстии, к которому как к благу, стремится любая природа, и только с помощью закона, насильственно ее заставляют соблюдать надлежащую меру.

Вот это и следует признать сильнейшим доказательством того, что никто не бывает справедливым по своей воле, но лишь по принуждению, раз каждый человек не считает справедливость самое по себе благом, и, где только в состоянии поступать несправедливо, он так и поступает. Ведь всякий человек про себя считает несправедливость гораздо более выгодной, чем справедливость… Если человек, овладевший такою властью, не пожелает когда-либо поступить несправедливо и не притронется к чужому имуществу, он всем, кто это заметит, покажется в высшей степени жалким и неразумным, хотя люди и станут притворно хвалить его друг перед другом — из опасения, как бы самим не пострадать. Вот как обстоит дело. —

Адимант. И отцы, когда говорят и внушают своим сыновьям, что надо быть справедливыми, и все, кто о ком-либо имеет попечение, одобряют не самое справедливость, а зависящую от нее добрую славу, что бы тому, кто считается справедливым, достались и государственные должности, и выгоды в браке, то есть все то, о чем сейчас упоминал Главкон, говоря о человеке, пользующемся доброй славой, хотя и несправедливым. Более того, эти люди ссылаются и на другие преимущества доброй славы. Они говорят, что те, кто добился благосклонности богов, получают от них блага, которые, как они считают, боги даруют людям благочестивым

А согласно другим учениям, награды, даруемые богами, распространяются еще дальше: после человека благочестивого и верного клятвам останутся дети его детей и все его потомство. Вот за что — и за другие вещи в этом же роде — восхваляют они справедливость. А людей нечестивых и неправедных они погружают в какую-то трясину в Аиде и заставляют носить решетом воду.

Все в один голос твердят, что рассудительность и справедливость — нечто прекрасное, однако в то же время тягостное и трудное, а быть разнузданным и несправедливым приятно и легко и только из-за общего мнения и закона это считается постыдным. Говорят, что несправедливые поступки по большей части целесообразнее справедливых: люди легко склоняются к тому, чтобы и в общественной жизни, и в частном быту считать счастливыми и уважать негодяев, если те богаты и вообще влиятельны, и не во что не ставить и презирать каких-нибудь немощных бедняков, пусть даже и признавая, что они лучше богачей.

Из всего этого наиболее удивительны те взгляды, которые высказывают относительно богов и добродетели, — будто бы и боги уделяют несчастье и плохую жизнь многим хорошим людям, а противоположным — и противоположную участь. Нищенствующие прорицатели околачиваются у дверей богачей, уверяя, будто обладают полученной от богов способностью жертвоприношениями и заклинаниями загладить тяготеющий на ком-либо или на его предках проступок, причем это будет сделано приятным образом среди празднеств. …Они уверяют, что с помощью каких-то заклятий и узелков они склоняют богов себе на службу. —

И сколько же такой всякой всячины, дорогой Сократ, утверждается относительно добродетели и порочности и о том, как они расцениваются у людей и у богов! Что же под впечатлением всего этого делать, скажем мы, душам юношей? … По всей вероятности, юноша задаст самому себе вопрос наподобие Пиндара:

Правдой ли взойти мне на вышнюю крепость

Или обманом и кривдой — и под их защитой провести жизнь? Судя по этим рассказам, если я справедлив, а меня таковым не считают, пользы мне от этого, как уверяют, не будет никакой, одни только тяготы и явный ущерб. А для человека несправедливого, но снискавшего себе славу справедливого жизнь, как утверждают, чудесна. Но, скажет кто-нибудь, нелегко все время скрывать свою порочность. Да ведь и все великое без труда не дается, ответим мы ему. Тем не менее, если мы стремимся к благополучию, приходится идти по тому пути, которым ведут нас эти рассуждения. Чтобы это осталось тайной, мы составим союзы и общества; существуют же наставники в искусстве убеждать, от них можно заимствовать судейскую премудрость и умение действовать в народных собраниях; таким образом, мы будем прибегать то к убеждению, то к насилию, так чтобы всегда брать верх и не подвергаться наказанию.

Но, скажут нам, от богов-то невозможно ни утаиться, ни применить к ним насилие. Тогда, если боги не существуют или если они нисколько не заботятся о человеческих делах, то и нам нечего заботиться о том, чтобы от них утаиться. Если же боги существуют … то следует сначала поступить несправедливо, а затем принести жертвы богам за свои несправедливые стяжания. Ведь, придерживаясь справедливости, мы, правда, не будем наказаны богами, но зато лишимся выгоды, которую нам могла бы принести несправедливость. Придерживаться же несправедливости нам выгодно, а что касается наших преступлений и ошибок, так мы настойчивой мольбой переубедим богов и избавимся от наказания. —

На каком еще основании выбрали бы мы себе справедливость вместо крайней несправедливости. Ведь если мы владеем несправедливостью в сочетании с притворной благопристойностью, наши действия будут согласны с разумом пред лицом как богов, так и людей и при нашей жизни и после кончины — вот взгляд, выражаемый большинством выдающихся людей. После всего сказанного есть ли какая-нибудь возможность, Сократ, чтобы человек, одаренный душевной и телесной силой, обладающий богатством и родовитый, пожелал уважать справедливость, а не рассмеялся бы, слыша, как ее превозносят? Да и тот, кто может опровергнуть все, что мы теперь сказали, и кто вполне убежден, что самое лучшее — это справедливость, даже он будет очень склонен извинить людей несправедливых и отнестись к ним без гнева, сознавая, что возмущаться несправедливостью может лишь человек, божественный по природе, и воздерживаться от нее может лишь человек, обладающий знанием, а вообще-то никто не придерживается справедливости по доброй воле: всякий осуждает несправедливость из-за своей робости, старости или какой-либо иной немощи, то есть потому, что он просто не в состоянии ее совершать. Ясно, что это так. Ведь из таких людей первый, кто только войдет в силу, первым же и поступает несправедливо, насколько способен.

Сколько бы всех вас ни было, признающих себя почитателями справедливости, никто, начиная от первых героев… никогда не порицал несправедливость и не восхвалял справедливость иначе как за вытекающие из них славу, почести и дары. А самое справедливость или несправедливость, их действие в душе того, кто ими обладает, хотя бы это таилось и от богов, и от людей, еще никто никогда не подвергал достаточному разбору ни в стихах, ни просто в разговорах, и никто не говорил, что несправедливость — это величайшее зло, какое только может в себе содержать душа, а справедливость — величайшее благо.

Так вот ты в своем ответе и покажи нам не только, что справедливость лучше несправедливости, но и какое действие производит в человеке присутствие той или другой самой по себе — зло или благо. Мнений же о справедливости и несправедливости не касайся, как это и советовал Главкон. … Получится, что ты советуешь несправедливому человеку таиться и соглашаешься с Фрасимахом, что справедливость — благо другого, что она пригодна сильнейшему, для которого пригодна и целесообразна собственная несправедливость, слабейшему не нужная. Раз ты признал, что справедливость относится к величайшим благам, которыми стоит обладать и ради проистекающих отсюда последствий, и еще более ради них самих, — каковы зрение, слух, разум, здоровье и разные другие блага, подлинные по самом своей природе, а не по мнению людей, — то вот эту сторону справедливости ты и отметь похвалой, скажи, что она сама по себе помогает человеку, если он ее придерживается, несправедливость же, напротив, вредит. А хвалить то, что справедливость вознаграждается деньгами и славой, ты предоставь другим.

Сократ. — Если мы мысленно представим возникающее государство, то увидим там зачатки справедливости и несправедливости, не так ли?

Государство возникает, как я полагаю, когда каждый из нас не может удовлетворить сам себя, но во многом еще нуждается.

Таким образом, каждый человек привлекает то одного, то другого для удовлетворения той или иной потребности. Испытывая нужду во многом, многие люди собираются воедино, чтобы обитать сообща и оказывать друг другу помощь: такое совместное поселение и получает у нас название государства, не правда ли? …

Так давай же займемся мысленно построением государства с самого начала. Как видно, его создают наши потребности.

Прежде всего нам, вероятно, надо смотреть за творцами мифов: если их произведение хорошо, мы допустим его, если же нет — отвергнем. Мы уговорим воспитательниц и матерей рассказывать детям лишь признанные мифы, чтобы с их помощью формировать души детей скорее, чем их тела — руками. А большинство мифов, которые они теперь рассказывают, надо отбросить.

Значит, и бог, раз он благ, не может быть причиной всего, вопреки утверждению большинства. Он причина лишь немногих вещей, созданных им для людей, а ко многому он не имеет отношения: ведь у нас гораздо меньше хорошего, чем плохого. Причиной блага нельзя считать никого другого, но для зла надо искать какие-то другие причины, только не бога.

Но когда говорят, что бог, будучи благим, становится для кого-нибудь источником зла, с этим всячески надо бороться: никто — ни юноша, ни взрослый, если он стремится к законности в нашем государстве, — не должен ни говорить об этом, ни слушать ни в стихотворном, ни в прозаическом изложении, потому что такое утверждение нечестиво, не полезно нам и противоречит самому себе.

…Водить свою душу в обман относительно действитель- ности, оставлять ее в заблуждении и самому быть невежественным и проникнутым ложью — это ни для кого не приемлемо: здесь всем крайне ненавистна ложь. …

А словесная ложь — это уже воспроизведение душевного состояния, последующее его отображение…

Значит, любому божественному началу ложь чужда. …

Значит, бог — это нечто вполне простое и правдивое и на деле, и в слове; он и сам не изменяется и других не вводит в заблуждение ни на словах, ни посылая знамения — ни наяву, ни во сне. …

…Боги не колдуны, чтобы изменять свой вид и вводить нас в обман словом или делом.

Страница сгенерирована за 0.04 секунд !Введите слово и нажмите «Найти синонимы». Поделиться, сохранить:

Найден 1 синоним. Если синонимов недостаточно, то больше можно найти, нажимая на слова.

Синонимы строкой Скрыть словосочетания
,

Синоним, количество Начальная форма Частота
1 несправедливость (15) несправедливость 10.3

С тем же началом: несправедливость, несправедливо, несправедливый, неспроста, несправедливый поступок

С таким же окончанием: соотношение, взаимоотношение, наплевательское отношение, предвзятое отношение, плохое отношение

Слова по отдельности: несправедливое, отношение

Другие слова на букву н

Синонимы к словам и словосочетаниям на букву:
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Поделитесь, если помогло

Наверх На главную

  • Средняя частота фразы «несправедливое отношение» на миллион употреблений: 3 раза. Количество букв/символов: 24.
  • Поиск занял 0.011 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Случайные слова и фразы: обсасывающий, двухпозиционный, келп

Предложите свой вариант синонима к «несправедливое отношение»

Если вы не побеждаете, то жизнь всегда будет казаться несправедливой. Но жизнь — это игра, и в ней есть правила. Они сложны, и поэтому большинство из нас не хочет их учить.

А вы можете попробовать.

Жизнь всегда будет казаться несправедливой, если вы что-то не измените

Правило № 1. Жизнь — это соревнование

Бизнес, над которым вы работаете? Кто-то пытается его развалить. Работа, которая вам нравится? Кто-то хочет заменить вас компьютерной программой. Красивая девушка, высокооплачиваемая работа, Нобелевская премия, которых вы хотите? Их хочет кто-то ещё.

Мы постоянно соревнуемся, но предпочитаем не замечать этого. Большинство достижений заметно лишь в сравнении с другими. Вы проплыли чуть больше километров, получили больше лайков или поёте чуть лучше среднего. Отличная работа!

Мы не хотим считать себя посредственностью, поэтому постоянно слышим фразы:

«Выложись на 100%»

или

«Твоя единственная преграда — это ты сам»

Самое странное в этих высказываниях то, что они созданы, чтобы сделать вас сильнее. Но они вас обманывают. Ваша главная преграда не вы, а семь миллиардов других людей.

Мы стараемся хорошо выглядеть, чтобы получить работу, тщательно готовимся к интервью и пытаемся показать себя с лучшей стороны. И всё зависит от того, сможете ли вы обыграть других или нет. И если вы выжмете из себя всё, то вы сможете.

Правило № 2. О вас судят по вашим поступкам, а не по мыслям

Общество судит о людях по тому, что они делают для других. Вы можете спасти ребёнка из горящего дома, удалить опухоль или заставить сотню людей смеяться? Общество будет вас ценить.

Мы же судим о самих себе по своим мыслям.

Я амбициозен,

я хороший человек,

я лучше, чем он.

Так вы видите себя, но остальные видят иначе.

Хорошие намерения не ценятся в этом мире, ваше внутреннее чувство достоинства и морали никому не интересно. Другим важно лишь то, что вы можете для них сделать.

Мы думаем, что общество награждает тех людей, которые делают максимально качественную работу. Это выглядит так:

На самом же деле награда зависит от количества людей, на которых вы повлияли:

Напишите гениальную книгу, которую никто не прочитал, — вы никто. Напишите «Гарри Поттера», и мир будет вас узнавать. Спасите чью-то жизнь — вы почти никому неизвестный герой своего городка; найдите лекарство от рака — вы войдёте в историю как один из величайших людей.

Такое же правило применимо для любой профессии, даже самой необычной. Разденьтесь перед одним человеком, и над вами посмеются; разденьтесь перед 50 миллионами человек, и, возможно, вы станете Ким Кардашьян.

Вы можете это ненавидеть, можете не соглашаться. Но всем плевать. Вас будут оценивать по поступкам, а не по мыслям. Если вы это не примете, мир не примет вас.

Правило № 3. Наша модель честности эгоистична

Людям нравится, когда всё честно. Поэтому мы создали рефери в спортивных играх и судей в судах: у каждого из нас есть чувство правильного и неправильного, и мы думаем, что у других они ничем не отличаются. Наши родители так говорят. Наши учителя говорят так же.

Будь хорошим мальчиком и получишь конфетку.

Увы, нет. Вы усердно учились, но провалили экзамен. Вы работали больше остальных, но не получили повышения. Вы любили её, но она не отвечала на ваши звонки.

Проблема не в том, что мир несправедлив. Проблема в том, что ваша модель справедливости сломана.

Взгляните на человека, который вам нравится, но которому не нравитесь вы. Это человек. С десятками лет опыта, отличного от вашего. Настоящий человек, который общается с сотнями, тысячами людей каждый год.

И теперь подумайте: каков шанс, что этот человек тоже выберет вас из сотен других? А главное, почему? Потому что вы существуете? Потому что вы особенный? Потому что вы что-то к нему чувствуете? Это важно для вас, но не для него.

Сюда же можно отнести нашу неприязнь к боссам, политикам, родителям. Их мысли неправильные. И глупые! Ведь они не такие, как у меня. Они должны соглашаться со мной, потому что я эксперт во всём!

Есть хорошие и плохие люди. Есть хорошие и плохие политики. Но многие из них не так плохи, как вы думаете. И у них есть и другие мысли, кроме набивания собственных карманов и угнетения вас. Некоторые из них стараются изо всех сил, проходя через множество обстоятельств, о которых вы не знаете.

Почему жизнь несправедлива

Можете ли вы представить, что бы было, если бы жизнь была справедлива для всех? Если кто-то вам нравится, то вы должны нравиться ему в ответ. Отношения бы заканчивались одновременной смертью обоих партнёров, а дождь бы капал только на плохих людей.

Большинство из нас так зациклено на идее того, как должен работать мир, что не видит, как он на самом деле работает.

Но вам придётся столкнуться с реальностью, ведь понимание того, что мир всё же справедлив — это ключ к раскрытию всего вашего потенциала.

Справедливость – это своего рода негласный закон, согласно которому каждый должен получить по заслугам. Однако многие современные люди живут по принципу «кто успел, тот и съел». Наглость для них — «второе счастье». И кажется, справедливости как таковой в жизни нет вообще, а есть только хаос, в котором мы отданы на волю случая. Однако в этой статье я попробую доказать обратное. Справедливость существует. Ее проявление доступно нашему пониманию как минимум в 90% происходящих явлений. Остаточные 10% мы, как правило, понимаем спустя время.

Справедливость в отношении к богатым и бедным

Возьмем для примера детей богатых родителей, ведущих разгульный образ жизни. Одни люди трудятся, и получают гроши, иные имеют богатство, не прилагая никаких усилий. В чем же здесь справедливость? Попробуем разобраться.

Когда человек упорным трудом заработал свое благосостояние, завидовать ему нет смысла, потому что его богатство – это заслуженный результат его работы. В этом есть справедливость. Не так ли? Рассмотрим иной случай.

Когда избалованный сынок богатых родителей получает все возможные материальные блага, и прожигает жизнь в усладе своего тела и ума, можно подумать, что ему повезло, и никакой справедливостью тут даже не пахнет. Однако как ни прискорбно, справедливость здесь в том, что этому человеку на самом деле вовсе не повезло, потому что он не сможет ценить блага доставшиеся легкой ценой, а когда столкнется с трудностями, ему, приученному к халявной роскоши и комфорту, придется нелегко. Поэтому и здесь завидовать нечему. Когда человек не имеет жизненного опыта, получает блага «на халяву», и не способен их ценить, тогда даже в комфортных условиях, будучи богатым, он может чувствовать себя униженным и несчастным.

А если же человек рос не в тепличных условиях, не был избалован, а преодолевал трудности и привык проявлять самостоятельность, тогда, при столкновении с новой проблемой он будет справляться относительно легко, потому что имеет заслуженный опыт преодоления трудностей и разрешения проблем. Халявное богатство в иных случаях – даже не благо, а скорей – проклятье. Заслуженное собственными силами богатство ценно даже не столько само по себе, сколько тем опытом, который человек обрел, пока его достигал. В этом – справедливость жизни.

Справедливость – нематериальна

Истинная справедливость – это мера нашего опыта. Чем больше мы пережили, чем больше трудностей и проблем разрешили, тем большей глубины понимания жизни мы по справедливости достигаем. В этом смысле справедливость измеряется обретаемой мудростью.

Если у человека с рождения проблемы со здоровьем, именно благодаря этим проблемам, он учится проявлять волю к жизни, вкус которой большинство здоровых людей не знают. Его награда – сила духа, которой позавидовал бы спортсмен. Эти качества по справедливости человек обретает, когда не сдается даже в тяжелых условиях.

Неважно, как это называть – справедливостью, кармой, или воздаянием, в каких бы условиях инфантильный человек не оказался, он страдает от собственной инфантильности. Его самоощущение, мысли и чувства определяются его жизненным опытом. Мы творим глупости и совершаем ошибки до тех пор, пока в силу определенных событий и переживаний не обретем понимание собственных действий. Глупость сама наказывает себя. Личный опыт – и есть истинное богатство.

Среди материально богатых людей есть немало мудрецов, самооценка которых не зависит от престижности внешних проявлений их личности. Такие люди могут одеваться скромно, водить недорогую машину, и владеть относительно недорогим жильем. Проработка чувства собственной важности экономит уйму энергии, времени и средств. Если пестование ЧСВ и потакание самолюбия не является основной прерогативой, человек может радоваться жизни в любых условиях. Мудрец проявляет учтивость и понимание. Глупец следует сомнительным принципам до тех пор, пока результаты этих тенденций не проявятся во всей красе.

Месть или справедливость?

Месть обожает выступать под флагом справедливости. Если вы жаждете самостоятельно проучить кого-либо, стоит честно вглядеться в собственные мотивы. Чаще всего в таких ситуациях все сводится к удовлетворению раненого самолюбия, и потаканию чувства собственной важности. Если тешить ЧСВ, раскачивая маятник двойственности, то после возвышения над кем-либо создается ровно такой же потенциал для личного унижения. Чем выше заберешься, тем больнее падать.

При встрече с неразумным, или даже агрессивным человеком нет особого смысла реагировать на его поведение ответной агрессией. Жизнь проявляет законы справедливости и без наших потуг. Если человек действительно действует негармонично, реальность так, или иначе находит способ скорректировать его поведение.

Если вас нагло подрезали на дороге, или где-нибудь в метро наступили на ногу, или вы идете по узкой тропе, а человек идущий на встречу, не уступает дорогу, имеет ли смысл переживать и опускаться до мести? Неразумная личность и без наших потуг найдет свои грабли. Жизнь так устроена, что по-настоящему грубые качества неизбежно встречают ответную неприветливую реакцию. Иными словами, глупость и грубость наказывает себя самостоятельно.

Дон Хуан говорил, что «жизнь – это отражение нашего Духа». Встречая на пути наглядные отражения собственных качеств, мы растем над собой. Этой теме на progressman.ru посвящен ряд статей под тегом»проекции». Наглец неизбежно встречает другого наглеца, и когда это происходит, они бессознательно вдвоем начинают работать над своими качествами в непростых условиях. Иногда люди годами мастерски избегают подобной проработки, но чем дольше побег от себя, тем дольше длятся страдания. Злой человек мучается от собственной злости, наглец от наглости, глупец от глупости. И в этом, как ни прискорбно, проявляется справедливость жизни.

Однако нет смысла втихомолку тешить эго торжествующими мыслями о том, что кто-то будет заслуженно страдать. Такие мысли – это все та же болезненная двойственность, лежащая в основе негативных переживаний. Мстительность создает негативный эмоциональный фон, приводит к недоверию и вражде.

Истинная справедливость

Итак, если для человека мерилом всех ценностей являются материальные блага, конечно, жизнь будет казаться несправедливой и случайной. Материальное преходяще, и вовсе не гарантирует ни счастья, ни душевного покоя.

С опытом мы начинаем понимать, что в жизни все по своему уравновешено. Сам опыт – беспристрастный судья, управляющий нашими душевными состояниями. Индивидуальная жизнь в своей сущности – это наша реакция на происходящее. Реакция обусловлена опытом. В этом – истинная справедливость жизни.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *