Нестор

9 ноября Православная Церковь празднует день памяти Нестора Летописца. В стране в этот день отмечается День украинской письменности и языка.

Удивительная особенность православия – повседневное почитание сонма святых, чье реальное участие в духовной жизни каждого из нас не вызывает сомнений.

Эта уверенность исходит из двухтысячелетнего практического опыта Церкви, а также поразительной способности подвижников веры и благочестия быть современными независимо от того, когда каждый из них совершил свой святой путь и в какой исторической обстановке он пребывал.

Есть удивительные особенности наших святых: они не только связаны невидимой нитью преемственности, хотя, многие из них, никак не могли знать друг друга, да и разделены были их подвиги географическими расстояниями и веками, но и поразителен тот факт, что наши святые всегда современны.

Их опыт, наставления, поучения и жизненный путь отнюдь не «преданье старины глубокой», а вполне реально применимые практики в наш технологичный и рациональный век.

Передо мной икона преподобного Нестора Летописца. Умудренный старец из веков столь давних, что и представить трудно. Иные жизненные реалии и обстоятельства, другой образ жизни…

И все же, святой современен, оставаясь одновременно яркой самостоятельностью с присущими только ему чертами характера и жизненными коллизиями.

Преподобный Нестор Летописец – XI начало XII века. Место подвига — кручи Днепра. Знаменитая Киево-Печерская лавра с самим преподобным Феодосием во главе и сонмом старцев. Историческая эпоха становления и расцвета Киевской Руси.

Невольно видишь пред собой келью, с горящей на столе свечей и согбенного над пергаментными свитками старца, выводящего гусиным пером слова: «Се повести временных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть».

Нестор Летописец, автор «Повести временных лет». Скульптура работы М. Антокольского.

Одного этого знания о творце мирового шедевра было бы достаточным, чтобы имя Нестора вошло в историю, но ведь он был еще и монахом — молитвенником и духовным делателем.

Знаменитое изгнание беса из будущего святителя Новгородского Никиты, которое вместе с иными киево-печерскими старцами совершил преподобный Нестор есть подтверждение его духовного опыта, а также прямое свидетельство для сегодняшних любителей экзорцизма, что чин этот, в народе «отчиткой» называемый есть удел только опытных монахов в сане священном находящихся, а не доморощенных священников, обремененных семейными и приходскими заботами.

Но все же главная заслуга преподобного – возвеличивание истинного знания, которое в соединении с любовью к Богу и покаянием приносит мудрость житейскую и уверенность в вере и спасении. Нестор-летописец не только древний писатель из трудов которого мы имеем и житие преподобного Феодосия и «Чтение о житии и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба», но и горячий проповедник книги как таковой.

Нестор Летописец. Реконструкция по черепу С. Никитина.

Вчитайтесь в эти слова старца: «Великая бывает польза от учения книжного,- говорил он,- книги наказуют и учат нас пути к покаянию, ибо от книжных слов обретаем мудрость и воздержание. Это реки, напояющие вселенную, от которых исходит мудрость».

Разве не современны и злободневны эти мысли в день нынешний, когда книга стала заменяться бездушными интернет-смайликами, а само чтение ограничивается лишь «чириканием» (Twitter) c запасом слов от Эллочки-людоедки? Разве не ответ это современным гносеомахам от православия, доказывающим, что книжная мудрость есть удел лишь избранных и проповедующих принцип Скалозуба: «И чтобы зло пресечь, собрать все книги бы, да сжечь»?

Нестор наполняет свои письменные труды конкретными свидетельствами об особенностях киевской жизни и монастырского быта XI века. В них много живых деталей. В повествованиях преподобного Нестора мы встречаем не только исторические свидетельства, но и рассказы о благочестии наших предков, о житейском быте того времени.

«Повесть временных лет» Нестора Летописца. Первый лист.

Да и действительно, на какие бы источники опирались наши знаменитые историки Соловьев, Ключевский или Карташев, не будь под рукою Богом сохраненных текстов «Повести временных лет»?

Именно преподобный Нестор дал нам историческое знание и приоткрыл тайны давних столетий. Его труд и сегодня является примером того, каких высот может достичь человек, если в нем сочетаются Богом данные таланты и духовное делание. В летописи наша отечественная история получает богословское осмысление. Духовность летописи, ее историческая верность и патриотизм возвело ее в ряд высочайших творений мировой письменности.

История нашей веры украшена многочисленными свидетельствами и подвижниками, она многогранна и бесконечно познаваема, но есть в ней главное – Господь, который в каждом Своём подвижнике дает маленький штришок Самого Себя, отражает Свою непостижимость в главном Своем творении – человеке.

Именно поэтому века и расстояния здесь бессильны.

Протоиерей Александр Авдюгин — для «УНИАН-Религии»

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Повесть временных лет – древнерусская летопись, созданная в начале 12 века. Повесть представляет собой сочинение, которое рассказывает о событиях, произошедших и происходящих на Руси в тот период.

Повесть временных лет была составлена в Киеве, позднее переписывалась несколько раз, однако была не сильно изменена. Летопись охватывает период с библейских времен вплоть до 1137 года, датированные статьи начинаются с 852 года.

Все датированные статьи представляют собой сочинения, начинающееся со слов «В лето такое-то…», что означает, что записи в летопись добавлялись каждый год и рассказывали о произошедших событиях. Одна статья на один год. Это отличает Повесть временных лет от всех хроник, которые велись до этого. Текст летописи также содержит сказания, фольклорные рассказы, копии документов (например, поучения Владимира Мономаха) и выписки из других летописей.

Свое название повесть получила благодаря своей первой фразе, открывающей повествование — «Повесть времянных лет…»

История создания Повести временных лет

Автором идеи Повести временных лет считается монах Нестор, живший и работавший на рубеже 11 и 12 веков в Киево-Печерском монастыре. Несмотря на то, что имя автора появляется только в более поздних копиях летописи, именно монах Нестор считается первым летописцем на Руси, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью.

Самый древний вариант летописного свода, дошедший до современности, датирован 14 веком и является копией, сделанной монахом Лаврентием (Лаврентьевская летопись). Изначальная редакция создателя Повести временных лет — Нестора утрачена, сегодня существуют только доработанные версии от разных переписчиков и поздних составителей.

Сегодня существует несколько теорий относительно истории создания «Повести временных лет». Согласно одной из них, летопись была написала Нестором в Киеве в 1037 году. Основой для нее послужили древние предания, народные песни, документы, устные рассказы и документы, сохранившиеся в монастырях. После написания эта первая редакция несколько раз переписывалась и перерабатывалась разными монахами, в том числе самим Нестором, который добавил в нее элементы христианской идеологии. Согласно другим сведениям, летопись была написана гораздо позже, в 1110 году.

Жанр и особенности Повести временных лет

Жанр Повести временных лет определяется специалистами как исторический, однако ученые утверждают, что летопись не является ни художественным произведением, ни историческим в полном смысле этого слова.

Отличительная особенность летописи в том, что она не истолковывает события, а лишь рассказывает о них. Отношение автора или переписчика ко всему, о чем рассказывается в летописи определялось лишь наличием Божьей Воли, которая и определяет все. Причинно-следственные связи и интерпретация с точки зрения других позиций была неинтересна и не включалась в летопись.

Повесть Временных лет имела открытый жанр, то есть могла состоять из совершенно разных частей – начиная от народных сказаний и заканчивая записками о погоде.

Летопись в древние времена имела также юридическое значение, как свод документов и законов.

Содержание Повести временных лет

Изначальная цель написания Повести временных лет – исследование и объяснение происхождения русского народа, происхождение княжеской власти и описание распространения христианства на Руси.

Начало повести временных лет – рассказ о появлении славян. Русские представляются летописцем, как потомки Иафета, одного из сыновей Ноя. В самом начале повествования приведены рассказы, повествующие о жизни восточнославянских племен: о князьях, о призвании Рюрика, Трувора и Синеуса для княженья и о становлении династии Рюриковичей на Руси.

Основную часть содержания летописи составляют описания войн, легенды о временах правления Ярослава Мудрого, подвигах Никиты Кожемяки и других героев.

Заключительная часть состоит из описаний сражений и княжеских некрологов.

Таким образом, основу Повести временных лет составляют:

  • Предания о расселении славян, призвании варяг и становлении Руси;
  • Описание крещения Руси;
  • Описание жизни великих князей: Олега, Владимира, Ольги и других;
  • Жития святых;
  • Описание войн и военных походов.

Значение Повести временных лет трудно переоценить – именно она стала первым документов, в котором была записана история Киевской Руси с самого ее становления. Летопись позднее послужила основным источником знаний для последующих исторических описаний и исследований. Кроме того, благодаря открытому жанру, Повесть временных лет имеет высокое значение, как культурный и литературный памятник.

ЧТО ТАКОЕ «ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ»

«Повесть временных лет» занимает в истории русского общественного самосознания и истории русской литературы особое место. Это не только древнейший из дошедших до нас летописных сводов, повествующий о возникновении Русского государства и первых веках его истории, но одновременно и важнейший памятник историографии, в котором отразились представления древнерусских книжников начала XII в. о месте русичей среди других славянских народов, представления о возникновении Руси как государства и происхождении правящей династии, в котором с необычайной ясностью освещены, как бы сказали сегодня, основные направления внешней и внутренней политики. «Повесть временных лет» свидетельствует о высоко развитом в то время национальном самосознании: Русская земля осмысляет себя как могущественное государство со своей самостоятельной политикой, готовое при необходимости вступить в единоборство даже с могущественной Византийской империей, тесно связанное политическими интересами и родственными отношениями правителей не только с сопредельными странами — Венгрией, Польшей, Чехией, но и с Германией, и даже с Францией, Данией, Швецией. Русь осмысливает себя как православное государство, уже с первых лет своей христианской истории освященное особой божественной благодатью: оно по праву гордится своими святыми покровителями — князьями Борисом и Глебом, своими святынями — монастырями и храмами, своими духовными наставниками — богословами и проповедниками, известнейшим из которых, безусловно, являлся в XI в. митрополит Иларион. Гарантией целостности и военного могущества Руси должно было являться владычество в ней единой княжеской династии — Рюриковичей. Поэтому напоминания, что все князья — братья по крови, — постоянный мотив «Повеcти временных лет», ибо на практике Русь сотрясают междуусобицы и брат не раз поднимает руку на брата. Еще одна тема настойчиво обсуждается летописцем: половецкая опасность. Половецкие ханы — иногда союзники и сваты русских князей, чаще всего все же выступали как предводители опустошительных набегов, они осаждали и сжигали города, истребляли жителей, уводили вереницы пленных. «Повесть временных лет» вводит своих читателей в самую гущу этих актуальных для того времени политических, военных, идеологических проблем.

Библиотека литературы Древней Руси. Том 1

ЛЕГЕНДА ОБ АПОСТОЛЕ АНДРЕЕ

Когда же поляне жили сами по себе на горах этих, тут был путь из Варяг в Греки и из Грек по Днепру, а в верховьях Днепра — волок до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское. И по тому морю можно дойти даже до Рима, а от Рима можно прийти по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда прийти в Понт море, в которое впадает Днепр река. Днепр же вытекает из Оковского леса и течет на юг, а Двина из того же леса течет и идет к северу, и впадает в море Варяжское. Из того же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Поэтому из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы, и на восток пройти в удел Сима, а по Двине — к варягам, а от варягов до Рима, от Рима же и до племени Хамова. А Днепр впадает в Понтийское море тремя устьями; это море именуемо Русским, — по берегам его учил святой Андрей, брат Петра.

Как говорят, когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, узнал он, что недалеко от Корсуня устье Днепра, и захотел пойти в Рим, и проплыл в устье днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру. И случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу. И утром, встав, сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? Так на этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей». И взойдя на горы эти, благословил их и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии будет Киев, и пошел вверх по Днепру. И пришел к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей — каков их обычай и как моются и хлещутся, и подивился на них. И пошел к варягам, и пришел в Рим, и поведал о том, скольких научил и кого видел, и рассказал им: «Диво видел я в Славянской земле, когда шел сюда. Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются мытелью, и возьмут веники, и начнут хлестаться, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут. И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят не мытье себе, а <…> мученье». Те же, слышав, удивлялись; Андрей же, побыв в Риме, пришел в Синоп.

Повесть временных лет

«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» И ЕЕ РЕДАКЦИИ

В 1110–1113 была завершена первая редакция (версия) Повести временных лет — пространного летописного свода, вобравшего многочисленные сведения по истории Руси: о войнах русских с Византийской империей, о призвании на Русь на княжение скандинавов Рюрика, Трувора и Синеуса, об истории Киево-Печерского монастыря, о княжеских преступлениях. Вероятный автор этой летописи — монах Киево-Печерского монастыря Нестор. В первоначальном виде эта редакция не сохранилась.

В первой редакции Повести временных лет были отражены политические интересы тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича. В 1113 г. Святополк умер, и на киевский престол вступил князь Владимир Всеволодович Мономах. В 1116 г. монахом Сильвестром (в промономаховском духе) и в 1117-1118 гг. неизвестным книжником из окружения князя Мстислава Владимировича (сына Владимира Мономаха) текст Повести временных лет был переработан. Так возникли вторая и третья редакции Повести временных лет; древнейший список второй редакции дошел до нас в составе Лаврентьевской, а самый ранний список третьей – в составе Ипатьевской летописи.

Энциклопедия «Кругосвет»

РЕДАКТИРОВАНИЕ «ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ»

Став киевским князем, Владимир Мономах сохранил и свою «отчину» — княжество Переяславльское, а также Суздальскую землю и Ростовскую. Признал власть Владимира и Великий Новгород, повинуясь его распоряжениям и принимая от него князей. В 1118 году Владимир потребовал к себе «вся бояры новгородськыя» для приведения их к присяге. Часть из них он отпустил обратно в Новгород, а «иныя у себя остави». При Владимире восстановилась прежняя военная мощь древнерусского государства, ослабленная предшествовавшими феодальными распрями. Половцам был нанесен сокрушительный удар, и они не осмеливались нападать на Русскую землю…

Одной из мер при вокняжении Владимира Мономаха в Киеве в 1113 году было исправление несторовской «Повести временных лет» с целью более правильного освещения правления Святополка Изяславича, ненавистного киевскому трудовому народу. Это дело Мономах поручил игумену Выдубецкого монастыря Сильвестру. Выдубецкий монастырь был основан отцом Владимира Мономаха, князем Всеволодом Ярославичем, и, естественно, держал сторону этого князя, а после его смерти — сторону его сына. Сильвестр добросовестно выполнил порученное ему дело. Он переписал «Повесть временных лет» и дополнил ее несколькими вставками об отрицательных поступках Святополка. Так, Сильвестр ввел в «Повесть временных лет» под 1097 годом рассказ попа Василия об ослеплении Василька Ростиславича. Затем по-новому он изложил историю похода русских князей против половцев в 1103 году. Хотя этот поход возглавлялся Святополком, как старшим киевским князем, пером Сильвестра Святополк был отодвинут на второй план, а на первое место поставлен Владимир Мономах, действительно участвовавший в этом походе, но не руководивший им.

То, что эта версия не могла принадлежать Нестору, монаху Киево-Печерского монастыря, ясно из сопоставления с нею рассказа о том же самом походе, имеющегося в «Киево-Печерском патерике», идущем, вероятно, по традиции от самого Нестора. В рассказе «Патерика» Владимир Мономах даже не упомянут, а победа над половцами приписывается одному Святополку, который получил благословение перед походом от монахов Киево-Печерского монастыря.

Редактируя «Повесть временных лет» Нестора, Сильвестр не продолжил ее ни на один год, но выпустил указание на авторство киево-печерского монаха. Под тем же 1110 годом Сильвестр сделал такую приписку: «Игумен Сильвестр святого Михаила написах книгы си, летописець, надеяся от бога милость прияти при князи Володимере, княжащю ему Кыеве, а мне в то время игуменящю у святого Михаила, в лето 6624 (1116) индикта 9. А иже чтеть книгы сия, то буди ми в молитвах». Поскольку редакция Сильвестра получила официальное признание, она легла в основу всего дальнейшего русского летописания и дошла до нас во множестве позднейших летописных списков. Несторовский же текст «Повести временных лет», оставшийся достоянием только киево-печерской традиции, до нас не дошел, хотя некоторые следы отличий этого текста от сильвестровской редакции сохранились, как уже сказано, в отдельных рассказах более позднего «Киево-Печерского патерика». В этом «Патерике» сохранилось и указание на Нестора, написавшего русский «летописец».

В 1118 году сильвестровская редакция «Повести временных лет» была продолжена, по-видимому, в связи с включением в нее написанного в этом году известного «Поучения Владимира Мономаха». По убедительному предположению М. Приселкова, дополнение сделал сын Владимира Мономаха Мстислав, находившийся тогда в Новгороде. Большой интерес среди этих дополнений представляют два рассказа о северных странах, слышанные автором в 1114 году, когда он присутствовал при закладке каменной стены в Ладоге. Ладожский посадник Павел рассказал ему о северных странах, находящихся за Югрою и Самоядью. Другой же рассказ об этих странах, слышанный автором от новгородца Гюряты Роговича, помещен под 1096 годом, с указанием, что он был услышан «прежи сих 4 лет». Так как оба рассказа тесно связаны между собой по содержанию, то слова «прежи сих 4 лет» следует отнести ко времени написания этой вставки в 1118 году, когда был услышан автором и первый рассказ.. Поскольку до нас не дошел подлинник рукописи Мстислава, а только ее позднейшие списки, то единственным объяснением получившейся путаницы может быть случайная перестановка листов оригинала, с которых потом делались эти списки. Такое предположение тем более допустимо, что в имеющихся списках под 1096 годом находится и «Поучение Владимира Мономаха», написанное не ранее 1117 года.

Водовозов Н. В. История древней русской литературы

Дни памяти: 24 сентября (6 октября) (Собор отцов в ближних пещерах почивающих), 27 октября (9 ноября)

На пути к иночеству

Преподобный Нестор Летописец был родом из Киева. О точной дате рождения, о подробностях его детства и юношества нам ничего не известно. Есть основания полагать, что Нестор появился на свет в 50-х годах XI столетия.

В семнадцатилетнем возрасте Нестор, желая связать свою жизнь с монашеским деланием, явился к двум блаженным отцам: преподобному Антонию (основателю русского иночества) и преподобному Феодосию. Разумея в подвижниках святых Божьих праведников, он смиренно просил их не изгонять его прочь, а дозволить ему пребывать при них в послушании.

В это время Антоний жил в уединённой пещере, в священном безмолвии, угождая Богу непрестанной сердечной молитвой. Феодосий же занимался устроением иноческой обители. Промыслом Божьим Нестор остался при преподобных отцах.

Ещё до посвящения в иночество он обнаруживал перед ними готовность жить строгой иноческой жизнью. Несмотря на юность и многочисленные трудности, связанные с немощью плоти, Нестор являл отцам твёрдость в желании следовать спасительным путём.

Через них он освящался и просвещался как через два великих Божьих светильника. Он ревностно и безропотно исполнял назначаемые ему послушания, приучаясь к смирению, кротости, пощению, бдению, сердечной молитве и вольной нищете. Питая к наставникам самое искреннее уважение и любовь, всякое слово он исполнял безропотно, с радостью и доверием.

Ангельское служение

После блаженной кончины Антония (1073 г.) и Феодосия (1074 г.), он и сам словно бы умер для мира.

От игумена Печерской обители, преподобного Стефана, Нестор принял ангельский образ, а вскоре его возвели в сан иеродиакона.

Иноки Печерского монастыря славились многими добродетелями. Желая подражать Искупителю, они охотно совершали труднейшие ежедневные подвиги. Кто-то питался только сырой или вареной травой, кто-то подвизался в молитвенном бдении, кто-то в земных поклонах. Всех их объединяло то, что они единодушно пребывали в вере, надежде, любви, как и положено братиям Православного монастыря.

Приняв ангельский образ (двоякий: как инок и как диакон), Нестор уподобился бесплотным небесным служителям: с ещё большею ревностью стал угождать Богу послушанием и молитвой, стал увеличивать в себе христианские добродетели. При этом он не лицемерно считал себя грешником, недостойным Божьих даров.

Занимаясь аскетическим деланием и на опыте познавая Божественную благость, Нестор не отрицал значимость теоретических знаний. Он ценил богоугодные книги как сокровищницу Истины, аллегорически сравнивал их с реками, наводняющими вселенную. Считается, что особым его послушанием было составление летописей.

Так, в 80-х годах XI столетия он записал житие своего духовного учителя, Феодосия Печерского. Но пожалуй, самым выдающимся творческим трудом Нестора Летописца явилась история развития Русской земли. Полагают, что он завершил это сочинение к 1112-1113 году.

В сущности оно включило в себя комплекс различных сказаний, обработанных и представленных в форме единого цельного произведения. Исторические факты тесно переплетаются в нём с историей развития Церкви. Сама история Руси изложена здесь как важная и неотъемлемая часть всемирной истории. Фундаментальность и четкость труда выдаёт в авторе мужа большой учёности и веры.

В 1091 году братия, движимые Духом Святым, собрались во главе с игуменом на совет, где, посовещавшись, определили выкопать погребенные прежде в пещере мощи преподобного Феодосия и торжественно перенести их в Печерскую церковь. По слову игумена, Нестор, приготовив необходимый инструмент, выбрал из братий помощников и направился к погребению святого. Прочитали молитвы и стали копать. Копали поочередно, вечер и ночь; однако добраться до честных мощей не получалось. И лишь когда ударили в колокол, в этот самый момент Нестор вдруг понял, что докопался до мощей.

Само это событие сопровождалось чудесным знамением: братия, находящиеся в монастыре, увидели огненные столпы. Мощи благоговейно перенесли в приготовленное место. Впоследствии Нестор был свидетелем других чудес и знамений, совершавшихся силой Божьей через эту святыню.

Достигнув, при помощи Божьей, святости и преподобия Нестор мирно почил о Господе в 1114 году, завещав братиям продолжить составленную им летопись истории Руси, что и было исполнено. В современном виде эта летопись известна нам по названию: Повесть временных лет.

Кроме того до нас дошли и другие работы Летописца, например: Сказание о святых первых черноризцах Печерских, Слово о перенесении мощей преподобного отца нашего, Феодосия Печерского, Сказание о том, от чего получил название Печерский монастырь.

Тропарь Нестору Летописцу, Печерскому, в Ближних пещерах, глас 4

Великих князей русских деяния / и преподобных отец Печерских жития и чудеса написавый, / свое же, Богомудре Несторе, многих ти ради добродетелей имя / написано на небеси стяжавый, // моли и нам написатися в Книги Животныя.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *