Никитский монастырь в кашире

В Московской области открывается новый, двадцать пятый по счёту, монастырь. Решение об открытии в Кашире Никитского женского монастыря было принято на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви. А о планах по его восстановлению было объявлено в марте 2018 года. Работы в храмах обители провели за счёт средств Фонда порушенных святынь, а создание инфраструктуры на прилегающей территории взяли на себя городской и областной бюджеты.

21 июля, в день Казанской иконы Божией Матери, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий возглавит Божественную литургию в Преображенском соборе Никитского монастыря. Будет совершено возведение монахини Магдалины (Чекулаевой) во игумению новообразованной обители.

Таким образом, в Кашире вновь возродится женский приход – таким, каким был Никитский монастырь с момента получения статуса в 1884 году, просуществовав до 1920 года.

Когда-то это был крупнейший монастырь в Подмосковье, рассказал «Радио 1» благочинный Каширского церковного округа, священник Валерий Сосковец.

«В монастыре возродилась жизнь. Сейчас около 10 женщин желают пострижения именно в этом новосозданном монастыре. И игуменья Магдалина теперь будет принимать решение, как сформировать общину нового монастыря. До революции этот монастырь был крупнейшим в Подмосковье. Был период, когда в нём подвизались до 400 монахинь. Население Каширы в тот период было чуть более 3 тысяч человек. Для такого маленького города это было очень большая община монахинь, инокини и послушниц», – рассказал собеседник «Радио 1».

По словам Валерия Сосковца, в храме много православных святынь, в том числе мощи великомученика Никиты, в честь которого создан храм. Есть мощи других угодников.

Деревянная Никитская церковь на месте будущего монастыря существовала ещё в XVII веке. Новый каменный Никитский храм был большей частью построен в 1823 году, достроен и освящён в 1855.

В 1843 году при храме открыта богадельня, которая в 1862 году преобразована в женскую общину. В 1884 году община получила статус женского монастыря.

В 1920-х годах монастырь был закрыт, Никитская церковь переоборудована под производственные помещения, верхние ярусы колокольни сломаны. В 2009 году храм был передан Церкви.

новости 31 декабря 2011 Светлана Израйлева

— Фомаиду ищете? Сейчас она подъедет, подождите немножко, — высокая монахиня обвела нас сдержанным взглядом. От шага в сторону удержал смех в глазах стоящей рядом женщины. Монахиня вдруг тоже улыбнулась, разом став ближе:

— Да я, я — Фомаида. Пойдемте в дом.

Матушка Фомаида — москвичка. Воспитывалась в религиозной семье. С детства ходила в церковь, чем очень раздражала чиновников из райисполкома. Лето проводила в монастыре. В обители жили родственники. Говорит, монашество всегда привлекало ее красотой и той простотой, которую сейчас уже не найдешь. После школы пошла учиться на хирурга. Доучиться не дали. Занялась самообразованием. Запоем читала философов — Платона, Сократа, Паскаля, Канта, Маркса. Интересуется историей, любит живопись, рисует сама.

О себе матушка рассказывает неохотно, мол, неважно все это. Еще девятилетней девочкой она приводила домой старушек, детей, больных и убогих, собирая их по дороге после службы. Она мечтала об одном большом доме, куда могли бы прийти все нуждающиеся. Такими домами в ее жизни стали монастыри.

«Мне нравится, когда тяжело. Нравится докапываться до истины и искать другие дороги. Когда в детстве мне сказали, что люди произошли от обезьян, я часами простаивала в зоопарке в ожидании превращения. Чтобы не идти домой по прямой, выбирала кроссворды-улицы. Когда мне сказали, что в Рыбинске будет нелегко, не раздумывая приехала», — если трудности делают человека более устойчивым, то матушка Фомаида твердо стоит на земле.

19 лет назад она приняла послушание на восстановление разрушенных обителей. В тот же год у нее появился личный секретарь — кошка Синька. Рыбинск стал для них обеих четвертым адресом и, как предполагает монахиня, последним. Сюда они приехали из Белоруссии возвращать к жизни единственный в России Софийский монастырь.

СОФИЙКА

Монастырь в честь Святой Софии Премудрой построен в 1860 году. К этому времени в России было несколько Софийских соборов, но не было ни одного монастыря. Рыбинская обитель стала первой. И единственной.
С местом, выбранным для строительства, связана любопытная история. Будущие основательницы обратились к юродивому старцу Петру Томаницкому с просьбой указать конкретный адрес для обители, но ответ его был таков: «А стройте там, где Бог велит, да чу! — гремит. Там есть гора, там был я сам и видел ручеёк. В нём клады есть, он полон золота доверху». Рыбинский Софийский монастырь находится на возвышенности на улице Гремячевской, рядом ручей… При строительстве был обнаружен и клад — много дикого камня, которого с избытком хватило на фундаменты зданий.

Меценатом стал рыбинский купец Андрей Миклютин, строитель Спасо-Преображенского собора. В освящении монастырских храмов принял участие известный «российский златоуст» протоиерей Родион Путятин.

Софийская обитель была богатейшей в губернии и одной из красивейших во всей стране. За хозяйством следили около 200 монахинь, существовали приют для сирот и богадельня. На территории монастыря воздвигли четыре каменных храма. Два из них имели пять куполов, а еще один — храм Всех скорбящих Радости – девять, что является настоящей редкостью.

Сейчас вместо него руины, расписанные сатанинскими пиктограммами. Полуторавековые стены увиты колючей проволокой, а в монашеских кельях — арестанты… С 1923 года здесь располагается следственный изолятор, в народе более известный как Софийка.

ЗАБОР

«Я считаю, что все вокруг живое: и цветок, и дерево, и камень. Это не руины, а искалеченное, истерзанное тело», — матушка Фомаида смотрит на останки восточного келейного корпуса сквозь запотевшее стекло своей комнаты. Когда-то там жили монахини, а вход украшала величественная колокольня. Сейчас это два параллельных ряда обсыпающихся стен, между которыми растут деревья. Мой взгляд задержался на оконной раме. На ней девять шпингалетов. Ни один не открывает створки. Рыбинские мастера, которых настоятельница в сердцах называет «трудягами», отрабатывали смету.

За другим окном — забор. На его строительство разобрали церковные стены. «Колючка» спиралью, наблюдательный пост и мелкая клетка решеток. СИЗО занимает основную часть монастыря. Там, за стеной, лежат сестры, блаженный старец Петр Томаницкий, купец Андрей Миклютин. Дом Фомаиды – бывшая монастырская трапезная — по другую сторону кирпичной кладки.

ЛИПА

Матушка приехала чуть больше года назад. А еще раньше ее видели в этих развалинах друзья. Рассказывали ей: «Была ты, Фомаида, такая веселая и светлая в своих руинах». Сон сбылся. «Там про нас уже все написано», — говорит настоятельница, указывая пальцем вверх. Выбрав более проблемный Рыбинск, она в первую очередь установила над разрушенным храмом деревянный крест. Обжила монастырскую хозпостройку. Теперь в одной половине тепло и уютно, есть где расположиться монахиням и трудницам, а совсем недавно открылась молельная комната. Но настоятельнице этого мало, говорит, на троечку год отработала. Слишком много еще нужно сделать. В планах – открытие богадельни, бесплатной столовой и школы молодого человека. Матушка Фомаида признается, что больше всех переживает за молодежь. Она для нее, как молодая лиана, лежащая без корней на земле: зацепиться не за что. «Нет больше женственности. Молодые люди не видят ее, не понимают, кого любить и кого носить на руках. Он курит — и она курит, он в брюках — и она в брюках. Дошло до того, что мы не различаем, где он, а где она. А потом девушки меня спрашивают, почему гулял со мной, а женился на той, что в юбке и с косой? Внешняя форма обязывает, она велит поступать определенным образом. В рясе же не пойдешь в футбол играть», — монахиня задумалась…

А вот мрачное соседство ее нисколько не беспокоит. «Тут хоть и тюрьма, а покой такой, будто ты одна и больше никого на свете нет. И преступников нет. Внутренняя хромота есть у каждого, а мы где-то прошли и руку не протянули. Если врач не увидит опухоли, заболевания не избежать, — хирург в матушке Фомаиде живет до сих пор. – Они все там сидят, но каждый со своим чувством. А с руководством СИЗО мы ладим. Липу они нам подарили». Липа — это молодая, но очень ответственная овчарка. Пока мы ходили на ее смотрины, собака старательно лаяла, доказывая, что не зря ест свой хлеб.

ВЫБОР

Работают над восстановлением обители в основном строительные бригады. Работают за деньги, но плохо. Печку перекладывали три раза, окна сделали без форточек, а к понатыканным без ума шпингалетам монахиня до сих пор привыкнуть не может. Но есть люди, которые приходят помогать просто так. По внутреннему зову. Работа найдется каждому. И как бы ни боялся глаз, как бы мозг ни считал, сколько денег нужно вложить, руки делают, а душа верит. «Иногда я сама сижу и думаю, как же ты, Фомаида, строишься. Денег нет, людей нет, материалов нет. А уже, слава Богу, четвертый монастырь. Матерь Божия помогает, — четко говорит монахиня, далекая от светского прагматизма. — Сила Божия в немощи совершается, сразу все находится и получается, Рыбинск должен подняться. Недаром на небе предназначено построить именно здесь единственный в России Софийский монастырь. Думаю, когда была обитель, Рыбинску всего хватало: и тишины, и спокойствия, и благополучия. Но мы бросили камень, и круги от него до сих пор идут. А если монастырь возродится, возродится и город, его духовная и телесная значимость».

Матушка Фомаида не видит руин – это раны, нуждающиеся в заботе. Она не боится трудностей – это путь к великой радости. Она не сомневается – она делает. И все многочисленные вопросы снимает один ее ответ: «Если не будет монастырей, будут тюрьмы».

С конца XVII в. на окраине Каширы находилась деревянная кладбищенская церковь во имя святого великомученика Никиты.

В 1815 г. небогатый местный купец Федор Иеремиевич Руднев решил построить каменную церковь, при которой поселились несколько бедных старушек.

В эту богадельню в 1843 г. прибыла монахиня Фомаида – инокиня знаменитой Горицкой обители, направленная в Тулу Московским митрополитом Филаретом (Дроздовым), а затем в Каширу — епископом Тульским Дамаскином.

Вскоре тульский архиерей благословил мать Фомаиду на открытие женской общины в Кашире.

Монахиня Фомаида ввела в общине строгий устав монашеской жизни. Число женщин год от года увеличивалось.

Община жила в тяжелых материальных условиях, но в истинном духовном подвижничестве, и Бог не оставлял сестер: на обитель жертвовали представители царской семьи, а духовниками общины были иноки Оптиной пустыни и Белопесоцкого монастыря.

В 1862 г. настоятельницей Никитской общины стала монахиня Белевского монастыря Макария (Сомова), которая была духовной дочерью оптинского старца Макария (Иванова).

Число сестер постоянно увеличивалось, вокруг Никитской церкви было построено семь каменных и четыре деревянных корпуса, возведена каменная ограда.

8 июля 1884 г. Никитская Каширская община преобразовалась в монастырь, а настоятельница возведена в сан игумении. В обители установлено неусыпное чтение Псалтири, ежедневное полное богослужение, введен общежительный устав.

При следующей настоятельнице игумении Тихоне (Ладыженской) в 1889 г. было начато строительство Преображенского собора по проекту архитектора В. О. Грудзина.

На другом берегу Оки (ныне – Ступинском районе) монастырем был куплен участок леса для заготовки дров. Этот участок располагался на месте древнего монастыря Соколова Пустынь, упраздненного в XVII веке.

После выпиливания леса, на освободившейся площади была построена школа для детей из трех окрестных деревень. Затем возвели церковь во имя Иоанна Предтечи и ряд других хозяйственных построек. Так постепенно вырос Иоанно-Предтеченский скит, в котором постоянно жили 30 сестер.

Как и все русские монастыри, молодая Каширская обитель несла и гражданское служение: содержала больницу, богадельню, двухклассную церковно-приходскую школу, где учились 120 девочек. Кроме того, монастырь сотрудничал с Красным Крестом и Православным миссионерским братством. Посильную помощь от небогатой обители получали русские воины, раненные в войне с Турцией в 1877 – 78 гг. В деле помощи раненым обитель сотрудничала с великой княгиней Елизаветой Федоровной. В стенах обители находили приют и пищу нищие и калеки (ежедневно кормили до 30 человек)

В 1912 г. обитель отмечала свой 50-летний юбилей (с момента учреждения общины).

После 1917 г. игуменья Серафима пыталась сохранить обитель от разорения, преобразовав ее в трудовую артель. Но, несмотря на это, в 1924 г монастырь был разорен.

После 1917 г. игуменья Серафима пыталась сохранить обитель от разорения, преобразовав ее в трудовую артель. Но, несмотря на это, в 20-х годах монастырь был разорен.

Часть сестер увели в Каширскую тюрьму, а большинство сослали в Казахстан. Небольшое число монахинь осталось в Кашире при храме Флора и Лавра, а также живя в домах и корпусах, ранее принадлежавших обители.

Известна одна из подвижниц обители – схимонахиня Ольга (Ложкина). Поступив в монастырь перед самым его закрытием, она сильно пострадала в момент разрушения монастыря. Переехав в Москву, она дожила до глубокой старости, пережив Великую Отечественную войну и неся всю жизнь тяжелый подвиг юродства. Схимонахиня Ольга была почитаема жителями столицы как праведница и прозорливица. До сих пор ее могила на Калитниковском кладбище в Москве привлекает паломников.

После Великой Отечественной войны на большей части территории обители расположился Ногинский филиал чулочно-носочной фабрики «АЖУР».

Никитский храм был сильно разрушен и перестроен: до фундамента снесена колокольня, поломана ротонда с куполом. Для нужд фабрики весь храм был обстроен хозяйственными и складскими помещениями. Сильно перестроен и внутренний облик церкви.

Территория была обнесена забором с колючей проволокой и застроена гаражами и мастерскими.

Руины Преображенского собора почти столетие простояли, чернея на высоком берегу Оки. В разные годы там пытались организовать склад для хранения зерна, затем молокозавод, который расположился в подвальной части храма.

В 90-е годы Преображенский собор был передан Церкви.

Трудами настоятеля священника Валерия Сосковца была проведена огромная работа по реставрации наружного облика храма: восстановлены главки с куполами; изготовлен центральный купол; заново построена кровля и закомары, разрушенные в советские годы; на стенах восстановлен декор и штукатурное покрытие.

После банкротства чулочной фабрики в 2008 г, Никитский храм пытались продать с аукциона как производственное помещение. Усилиями протоиерея Виталия Коценко и жителей города храм был возвращен Церкви. Было привлечено внимание общественности, поданы иски в суд (за все время борьбы за здание Никитского храма прошло более 28 судебных процессов), организовывались крестные ходы и митинги.

После передачи Никитской церкви Московской епархии, в храме постепенно стала налаживаться приходская жизнь: регулярно совершались богослужения, силами прихожан производился постепенный ремонт отдельных помещений.

Долгое время службы совершались в трапезной части храма, с печным отоплением и аварийными конструкциями.

С 2016 года в храмах монастырского комплекса Благотворительным Фондом Московской епархии по восстановлению порушенных святынь начались масштабные реставрационные работы.

Фонд был создан в феврале 2015 года митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием, соучредителем Фонда стал губернатор Московской области А.Ю. Воробьев.

Цель работы фонда – восстановление всех порушенных святынь Подмосковья, которых на тот момент насчитывалось более 250-ти.

В июле 2015 года Благотворительный Фонд взял в работу Никитский храм. Была разработана и согласована в Госоргане проектно-сметная документация. Проведены необходимые архитектурно-исследовательские работы.

В 2016 году начался первый этап реставрации – снос советских пристроек, которые, находясь в аварийном состоянии, разрушали и здание храма.

После этого было принято решение о воссоздании ротонды и трапезной части Никитского храма.

Главой городского округа Химки Волошиным Д. В. финансировалась часть реставрационных работ в Никитском храме.

В сентябре 2017 года Никитский храм посетил митрополит Ювеналий, который принял решение о воссоздании колокольни храма, полностью разрушенной в советские годы.

В это же время губернатор Московской области А.Ю. Воробьев принимает решение о благоустройстве территории монастырского комплекса площадью около 1 Га.

Силами администрации г.о. Кашира осенью 2017 года был произведен вывоз более 4 000 куб.м. насыпного строительного мусора, из-за которого здания храмов были погружены в землю на глубину до полутора метров в разных местах, была произведена вырубка леса, которым зарос склон под храмами.

Внутреннее убранство храмов осуществлялось попечением главы Одинцовского Муниципального района Иванова А.Р.

К июню 2018 года работы были практически завершены.

Главный колокол для звонницы пожертвовал А.Ю. Воробьев. Остальные колокола были приобретены на средства Председателя Управляющего совета Фонда – протоиерея Михаила Егорова, члена экспертного совета Фонда – О.К. Лехова, каширского предпринимателя Р.П. Волкова, директора реставрационной компании «СК- Реставратор» В.В. Сёмина.

Помощь в работах по восстановлению храмов оказало каширское благочиние, каширские предприниматели и прихожане храма.

24 июня 2018 года митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий в сослужении всех викарных епископов и большого количества духовенства Московской епархии совершил Чин Великого освящения Преображенского собора и Никитского храма.

22 июля 2018 года случилось историческое событие. Впервые за всю историю г. Каширу посетил Предстоятель Русской Православной Церкви. Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл совершил Божественную Литургию в Преображенском соборе в сослужении подмосковного духовенства при большом стечении богомольцев.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *