Ночная молитва

Ночная молитва. Польза и опасности.

Здесь я привожу отрывок из книги Пестова Николая Евграфовича «Современная практика православного благочестия”. Мне очень близок этот человек, которого называли при жизни «Учителем учителей”, и книги которого брали за основу духовные семинарии.

Я ценю его за его простоту объяснений сложных духовных вопросов. Многое становится понятным и сразу хочется делать. Чувствуется, что за этими словами стоит реальный живой опыт глубокой подвижнической жизни.

Я сама много лет использую ночную молитву и знаю, что к ней надо подходить очень осознанно, понимая, что она дает душе и когда молиться новоначальному будет очень тяжело, и даже вредно. Об этом эта статья.

«Это — ночь бдения Господу”.Исх. 12:42
Евангелист Лука пишет про Господа: «В те дни взошел Он на гору помолиться и пробыл всю ночь в молитве к Богу»(Лк. 6:12). Итак, пример ночной молитвы дан нам Самим Господом.
Молились ночью и апостолы.

Апостол Павел пишет про свой образ жизни: «в трудах, и бдениях, и постах»; «часто в бдении, в голоде и жажде» (2 Кор. 6:5; 11, 27).
В письмах к Тимофею ап. Павелтак характеризует вдову-христианку: «Истинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в молениях и молитвах день и ночь» (1 Тим. 5:5).

Обычай молиться по ночам был широко распространен среди первых христиан. Они собирались на ночную молитву вместе и посвящали ей большую часть ночи.
Отголоски этих молитвенных бдений сохранились и в нашем теперешнем богослужении.
На утрене перед великим славословием священник возглашает: «Слава Тебе, показавшему нам свет». Это соответствовало в древности тому моменту, когда после ночного моления христиане встречали утренний рассвет и первые лучи солнца.

В чине богослужения имеется полунощница, которую полагается справлять в полночь.
Ночная молитва — одна из особенностей, отличающая иноческую жизнь от жизни мирян. Ночная молитва характерна для многих подвижников во Христе.
Ночной молитве (или перед утром) св. отцы придают особое значение, считая ее одной из самых могучих средств для очищения и просветления души.

Прп. Исаак Сириянин пишет:
«Не думай, человек, чтобы во всем иноческом делании было какое-либо занятие важнее ночного бдения. Всякая ночная молитва полезнее тебе всех дневных подвигов. Ночью ум в
краткое время воспаряет как бы на крыльях и возносится до услаждения Богом, скоро приидет в славу Его и по своей удобоподвижности и легкости плавает в ведении, превышающем человеческую мысль.

Поэтому избери себе делание усладительное — непрестанное бдение по ночам, во время которого все отцы совлекались ветхого человека и сподоблялись обновления ума. В эти часы душа ощущает бессмертную жизнь, и ощущением ее совлекается грешных одеяний, и приемлет в себя Духа Святого. Духовный свет от ночной молитвы порождает радость в течение дня».

Святая мирянка Иулиания Лазаревская, жена муромского воеводы и мать 13-ти детей, вставала на ночную молитву даже тогда, когда была больна, собирая для нее последние силы. И прп. Серафим многим из мирян, относящихся к нему, советовал вставать на молитву и ночью.

Почему же именно ночью надо молиться? Не противоречит ли это законам природы, которая спит и отдыхает в это время? Да и сам человек не требует ли отдыха после трудового дня и не будет ли быстро ослабевать, если будет лишен необходимого сна по ночам?
Для пояснения зададимся вопросом: полезно ли организму лекарство? Здоровому — конечно нет, а больному оно возвращает здоровье. А мы все душевно больны, и больны, очень серьезно, и душа наша требует усиленного и длительного лечения.

Наиболее верное из лекарств — это молитва, а ночная молитва — это самый лучший и действенный вид этого лекарства.
Почему это так? Не будем забывать, что в мире мы живем не одни. Мы связаны, слиты очень тесно с окружающим нас миром. Этот мир угнетает нашу душу, засоряет наш мозг праздными мыслями, наше воображение — своими образами, нашу волю — своими побуждениями, наше сердце заражает своими страстями и пристрастиями.

Мир трясется в решете сатаны(Лк. 22:31), и мы трясемся вместе с миром. И чаще всего нет у нас силы и возможностей отделить себя от мира днем, в этом вихре суеты; наш ум занят мирскими мыслями и сердце — мирскими впечатлениями и переживаниями.
Многие ли могут найти возможность утром, днем и вечером для уединения? А если даже и найдется такая возможность, то мы можем защищать себя только от звуков мира, но не от
свежих мирских впечатлений и воспоминаний и нервных волн бушующего вокруг мира.

Здесь существует взаимное влияние людей, как бы нервная «индукция», которая связывает сильно в явлениях гипнотизма, внушениях на расстоянии и т. д.
Все это говорит за то, что наиболее доступная возможность для полноты отрыва нашей души от мира представляется нам ночью или ранним утром, когда мир еще спит и еще не
бушуют его волны звуков, чувств и мыслей.

Про некоторые особенности ночного времени говорит и о. Иоанн С: «Ночью наша душа свободна от суеты мирской, и потому свободно может на нее действовать мир духовный, и она свободно может принимать его впечатления, так что мысли и расположения сердечные у человека бывают мыслями и расположениями добрыми, если человек праведен, и мыслями и расположениями суетными и лукавыми, если он грешник
нераскаянный».

Молитва — это таинство, таинство единения духа с Духом Господа. Это таинство не может совершаться где-нибудь и как-нибудь. «Молитва — это пища души, а пищу надо принимать в покое», — говорил один св. отец.
Молитва — это не вычитывание правила, часто без восприятия мыслей не только сердцем, но и умом. Такая молитва отличается от истинной так же, как образ в зеркале от живого человека.

Для молитвы все должно быть в человеке подготовлено: собрано и бодро тело, устремлена к Богу воля, очищена покаянием совесть, освобожден ум от суеты, очищено сердце от страстей и пристрастий. И когда из храма души будут изгнаны все «торгующие», в него входит при молитве
Святой Дух.

Тот, кто имеет опыт, знает всю разницу молитвы дневной и ночной (или раннеутренней), когда все и всё кругом еще спят.
Ночью ум легко сосредоточивается и постигает всю глубину слов молитвы, сердце начинает принимать в ней участие, и в нем зарождаются и вырастают облагораживающие сердце чувства — нищета духа, смирение, покаяние, благодарность, любовь и умиление.

Такая молитва очищает, питает, умягчает и успокаивает сердце.
Человек отходит от нее обновленным, умиротворенным, окрепшим духовно, готовым на преодоление всех трудностей предстоящего дела. И если он встал на молитву один, то теперь он вступает в жизнь дня не один — его душа исполнена Святым Духом.

Что в основном отличало жизнь первых христиан от жизни современных? Это, прежде всего, постоянные ночные молитвы и ежедневное принятие Тела и Крови Христовых в Таинстве Евхаристии. Это давало древним христианам горение духа и сподобляло многих из них тех духовных даров, которые утрачены современностью, — дара пророчества, особого дара
«языков»(1 Кор. 13:8), дара узнавать волю Духа Святого(Деян. 16:6).

Все св. отцы поэтому единодушно говорят, что бдение, ежедневная ночная молитва — это необходимая основа настоящей духовной жизни, которая быстро и верно ведет к созиданию в душе христианина храма Духа Святого — единственно законной цели жизни всякого христианина.

Как практически подойти к решению этой задачи — приучению себя к ночному бодрствованию?
Конечно, у разных людей с разной обстановкой их жизни будут и разные решения. Так, этого можно достигнуть сдвигом начала времени ночного сна на более ранний срок с возможно
более ранним сроком подъема. Так, хорошо ложиться в 9—10 часов, вставая около 4—5 часов, а когда имеется возможность и необходимость, то спать еще днем 1—1,5 часа.

Таким образом, молитва будет совершаться в очень ранние часы утра, когда все и домашние еще обычно спят. Такая раннеутренняя молитва заменит ночную.

У кого есть возможность и достаточная крепость, можно прерывать под утро свой ночной сон и вставать на молитву, чтобы после окончания ее дать себе еще несколько времени сна и отдыха.

Следует заметить, что для новоначальных в молитве и еще не окрепших духовно даже следует предпочитать раннеутреннюю молитву ночной. Последняя бывает более трудна.

По непостижимым для нас законам во время ночи (преимущественно от 12 до 2 часов утра) темная сила имеет наибольшую власть над миром и иногда мешает в молитве различными «страхованиями» (наведение чувства боязни, страха, ужаса, непонятными звуками, стуками и,
наконец, различными явлениями и видениями).

Может быть, для того чтобы приучить себя к очень раннему подъему, потребуются усилия, потребуются терпение и настойчивость. В жизни даром ничто доброе не дается; путь
христианина — тесный путь, путь бодрствования, усилий и трезвения.

Но то, что получает христианин от этих усилий, неизмеримо ценно — ценно потому, что соприкасается с вечностью и прокладывает путь к духовным сокровищам Царства Небесного.
«Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший», — говорит апостол Павел(1 Кор. 12:31).

Приложения к главам о молитве
Молитва есть внутренний акт нашего духа. Выражаться он может в самых различных формах. Нередко, и даже, быть может, особенно часто в молчании нашем перед Богом.

Молчим, потому что Бог ведает всю глубину нашей мысли, все чаяния нашего сердца, а выражать их словами мы не всегда способны. Бог же разумеет тайные движения сердца нашего
и отвечает на них.

Я немного боюсь, что ты не учитываешь именно этого, т. е. сказанного выше; что ты склонна, как очень многие, понимать молитву, как стояние перед иконами с произношением
веками установленных формул (утренних и вечерних молитв или псалмов и подобное).

Конечно, и к этой форме молитвы можно привыкнуть с детства и выполнять ее на каждый день. Но этого совсем недостаточно, и такая молитва вовсе не исчерпывает вопроса о молитве.
Я замечаю, что современные люди становятся все менее способными именно к такому виду молитвы. Это явление я объясняю усилением интеллектуальной деятельности людей.

Умы наши находятся почти в постоянном возбуждении от множества поступающих к нам за день впечатлений всякого рода: «видимых» и «слышимых».
С утра начинается включение людей в городах (а теперь и в деревнях) в мировую жизнь, вовлекая наш ум и представление в ход событий и чувства наши в соучастие в них.

Итак, как же достигнуть того покоя ума и ревности сердца, которые так потребны для молитвы? Вот вопрос. К нему мы еще вернемся когда-нибудь, если Бог соблаговолит, а сейчас
перейду несколько к другому, к частному твоему случаю.

Ты говоришь, что, заметив свою неспособность найти молитву, когда «становишься на молитву», в этом почувствовала твою ничтожность. И это тебя удручает.
Не удручайся. Не очень беспокойся этим обстоятельством. Предстать перед Богом вовсе не значит «стоять перед иконами»,но чувствовать Его в своем глубоком сознании как наполняющего Собою все.

Жить Богом — это воспринимать Его как воистину Первую Реальность, после которой следует мир в порядке низшей, второй, производной тварной реальности. Для этого может быть пригодно всякое положение тела: лежачее, ходячее, сидячее, стоячее и т. д.

Если твой ум и сердце испытывают молитвенное настроение при чтении Священного Писания, то ты оставайся в этом, доколе не прекратится это молитвенное настроение.

Правило такое: всякое слово, всякое положение, при котором ум и сердце соединяются в единой жизни — памяти Божией, не должно изменять, пока не утомится ум, или сердце, или
тело.
Мои наблюдения над современными людьми приводят меня к выводу, что наиболее удобно для них молиться в храмах, особенно на литургии.
Литургическая молитва с частым причащением — полнота. Правда, для этого необходимо ею жить и разуметь.

Тогда откроется, что литургия объемлет всю жизнь нашу: в ней заключены все планы нашего бытия в его обращенности к Богу.
Литургия, если только она переживается всем нашим существом, дает нам жить ею. Она есть воистину Божественный акт, вмещающий не только весь этот видимый мир, но и выходящий безмерно за его пределы.

Не углубляя своих познаний в этой области, человек легко может впасть в привычку, мертвящую и опустошающую. Необходимо непрестанно возрастать в познании Божием и не
допускать, чтобы литургия превратилась в деталь нашего благочестивого быта.

Именно от того, что она стала вместо литургии «обеднею», был пережит всеми нами глубокий кризис. Люди стали с большим удовольствием обращаться ко всякого рода чтению или развлечениям, предпочитая их литургии.
Они, таким образом, лучше отдыхали и даже удовлетворяли свою потребность возрастать в своих познаниях. Это вполне понятно и оправдано. Человек — по натуре своей существо,
устремленное к совершенству, к познанию и даже абсолютному познанию и полноте бытия.

И вот парадокс: в силу этой устремленности к абсолютному совершенству, свойственной человеческой природе, люди уходят от того «места», которое и было дано Богом для стяжания познания и этой жизни.

Именно скажу о том, что, к сожалению, веками установившиеся формы церковной жизни и богослужения не совсем отвечают исканиям и нуждам современных людей. И это понятно: формы эти созидались не нашими эпохами, для людей иного интеллектуального и психического
развития, иного и опыта житейского…

Но вопрос этот чрезвычайно сложен в Церкви, и поэтому
пока частные случаи решаются таким порядком.
Не получая в церковных службах храмового богослужения ответов на все свои нужды, некоторые люди вынуждаются к тому, чтобы ценою большой затраты сил и времени восполнить этот недостаток дома.

Епископ Игнатий (Брянчанинов) сто лет тому назад писал, что в его уже время даже монахи, не получая в монастырях через личное руководство всего, что им было потребно,
должны много читать Писание и творения св. отцов. Без этого они не могли преуспевать.

Тем более приходится сказать все это для наших современников, живущих в миру, притом в миру не молящемся и забывающем о Боге.
Итак, не беспокойся своею «неспособностью сосредоточиться», когда «становишься» на молитву. Сохраняй прежде всего память о Боге и мир сердца. Последнее особенно важно для тебя, так как оно у тебя некрепкое. Смотри, не надрывай без пользы малых сил твоего тела.

Чтобы найти верный путь, лучше всего просить об этом Бога в молитве: «Господи, Ты Сам научи меня всему… Дай мне радость познания воли Твоей и путей Твоих… Научи меня воистину любить Тебя всем своим существом, как Ты заповедал нам… Устрой мою жизнь так, как Сам Ты в предвечном совете Твоем мыслил о мне… да, даже о мне, ибо Ты никого не забыл
и никого не создал на погибель…

Я безумно растратила данные Тобою мне силы, но теперь, при конце моей жизни, Ты все Сам исправь и Сам всему научи меня… Но так, чтобы действительно Твоя воля совершалась в жизни моей, разумею я о том или не разумею до времени…Не попусти
меня ходить чужими путями, ведущими во тьму… Но, прежде чем усну я смертным сном, дай мне, недостойной, увидеть Свет Твой, о Свете мира…»

И так своими словами молись все о том же. Пройдет некоторое время — и сила слов этих проникнет вовнутрь существа твоего, и тогда потечет жизнь сама собою именно так, как хочет Господь.

А внешне рассуждая, ничего мы не решим.
Ведь весь смысл жизни в том, чтобы ум наш и сердце жили Богом; чтобы Бог стал нашей жизнью. Этого Он только и ищет. Для этого мы и созданы, чтобы жить Его жизнью, и притом во всей ее беспредельности.

Это слово может нас пугать, когда мы видим наше настоящее жалкое состояние, но это так, и веру эту не надо терять.
Одна из наибольших опасностей — снизить и умалить замысел Божий о человеке.

Всякое наше страдание, даже неправое, знает Бог. Знает и сострадает нам. С Ним необходимо установить «личные» отношения: почти «человеческие».
Я надеюсь, что ты меня понимаешь. Понимаешь, что под этим я разумею внутреннюю, интимную связь с Богом. Ибо к жизни в Нем призван весь человек, т. е. не только его высшая
способность созерцания — «дух», но и чувство — «душа», и даже «тело».

Как молиться? Этот вопрос исходит из уст почти всех верующих, и это — ужасающее свидетельство, что их молитва не свидетельствует им того, что она должна свидетельствовать сама: о своей истине.

И те, кто не чужд, если не молитвы, то ее ощущения, те чувствуют фальшь внешнего «отправления» отношений к своему Творцу, и что какая-то сила, связывая их внешним
авторитетом, толкает на безжизненный холодный путь неистинного предстояния Богу…

Чин молитвы (церковной), конечно, возможен и для личных молитвословий, и этот чин может вылиться в форму правила, но правила сыновнего, свободного, при котором человек и
нудит себя (а это существенно при лживости нашего тела), но нудит себя на молитву, а не на правило. Различие очень существенное…

Какой камень свалится с бедной и слабой совести человека, когда он поймет, что он ничем не «обязан», ничего не «должен» «вычитывать» перед Богом. Пусть он изольет перед Богом свое сердце, как может… И детски-просто, детски-доверчиво и детски-смиренно идет к своему Отцу Небесному, в Святых Тайнах являющемуся его человеческим глазам…

Безумный человек думает, что, прожужжав полтора-два часа перед своим правильником, он делается достойным вкусить Бессмертия.Пусть он лучше потрудится над тем, чтобы сказать два истинных слова Богу и отразить эти слова на духе своей жизни и своих помыслов…

Законническое выполнение внешнего служения даже теперь, после 1900 лет Христова Благовестия, пытается заслонить собою истинное служение Богу… Из-за (невыполненного) правила лишают себя Чаши. Евхаристическое общение ушло из тела верующих…

Но разве для иерея пламенно, горящим духом проведенная литургия — не достаточное «правило ко Причащению»?
Надо снять все бремена неудобоносимые, которые «не могли понести… отцы наши»(Деян. 15:10). Надо освободить человека (его совесть) от «отцеживания» внешних соблюдений, надо обратить его всецелое внимание на славу соблюдения духа Христова, на блаженство
усыновления Богу.

В углу твоей комнаты, в углу твоей подушки, на перекрестках твоих улиц дай все, что можешь. И знай, что если все отдашь (до тысячи смертей), — ничего не сделаешь перед океаном благодати Божией. И можешь все отдать в одном дыхании…

Обилие младенцев в вере, не умерших для себя (и для своих дел) людей, а то и совершенно чуждых духу Евангелия, но считающих себя «верующими», узаконило как бы правило для всех.
Души, не знающие, чем себя связать с Богом, связывают себя внешними делами «долга», и «исполнения».
Но как же — спросят нас — молитвы св. отцов, «положенные» на тот или иной случай личных молитвословий?

Что такое: «молитвы св. отцов»? Где они? На бумаге? В правильнике? В правильнике ведь их мертвая оболочка! А сама молитва — у Престола Божия. Оболочка их оставлена Церкви как мысленное руководство, как пример слов, исшедших от святого молитвенного сердца.

Оболочка эта нам дана, чтобы мы знали характер угодной Богу молитвы и настроили бы сердце соответственно, если не знаем, о чем нам просить Бога, если Дух еще не ходатайствовал в нас, за нас.

И мы теперь должны молиться либо от себя — соответственно этим молитвам Церкви, либо читать слова этих молитв, наполняя их безжизненную оболочку своим духом, своим
горением, своей молитвой. Без этого своего содержания — чужие слова (даже Господни) будут шелухой для нашего сердца и слуха Господня. Они возвратятся к нам такими же тощими, какими мы их послали на небо…

Теплой, как свежевыпеченный хлеб, «дышащей» (выражение о. И. Сергиева) должна быть истинная молитва, все равно — наша ли она (внешними словами своими), или наставника
нашего ли она. Слова книжного молитвенника должны стать всецело нашими словами.

На страницах они лежат, как сухое дерево. Их нужно зажечь своим огнем, и тогда этот огонь согреет душу и пережжет ее.
Потому что, кто тепло, со слезами, с любовью к Богу молится в Духе, тому решительно все равно: говорить ли, молчать ли языком, водить ли глазами по строчкам, или не видеть ничего; читать ли Божью молитву, делать ее своею или свою читать, делая ее Божией…

Св. отцы учат простоте обращения к Богу. Один, прославленный Богом, сказал, что «верующий» человек — это тот, кто «с Богом говорит, как с человеком», не в вольности, конечно, беседы своей, но в простоте младенческой.

«Если не обратитесь и не будете как дети,
не войдете в Царствие» небесной молитвы…
Вся жизнь есть Правило Божие — для человека. Всегда человек должен быть готов к причастию Святых Таин и к исходу в другую жизнь.
Каждую минуту, во всех своих мыслях, чувствах, настроениях, словах, делах он должен выполнять это Правило Приготовления. И нести все жизненное покаяние лишь за неисполнение этого правила.

Глубоки мысли, изложенные выше, и справедливо и сурово обличение владыки Иоанна многих тех христиан, которые не понимают разницы между внешним обрядом и отданностью Богу своего сердца.

Владыка хочет от всех христиан глубины, теплоты, слез и даже огня в молитве. А в наших сердцах так часто холодно и суетно, и любовь к Богу занимает место не в сердце,
а более в рассудке. Нас обличают рассеянность мысли в молитве, грехи, холодность к ближним, прегрешения и нерадения.
Но не надо унывать и тем более отчаиваться от обличений владыки. Сознаем себя лишь младенцами во Христе и нищими духом.

Священник С. Щукин пишет:
«Сектанты говорят моей прихожанке: «Зачем ты ставишь свечки в церкви? Какой от них толк?» А у нее восемь человек детей, и время она никак выбрать не может, чтобы не только
сосредоточиться, а даже просто помолиться. И всего-то ее хватает, чтобы по дороге зайти в храм да там свечку поставить. Она поистине этим отдает две лепты вдовы(Лк. 21:2). И, верно, похвалит ее Господь за это и в пример поставит ее многим».

И мы имеем (т. е. это в нашей власти) лишь внешний духовный труд, а огонь в молитве есть дар благодати. Иметь горячую любовь, гореть духом, владеть своими мыслями и иметь дар непрестанной молитвы — это все великие дары Божией благодати, заслужить которые возможно
лишь после многих лет внешних трудов для Господа и «невидимой брани» в душе христианина.

В наших силах лишь творить то «внешнее», за которое Господь дарует и «внутреннее».
Весь опыт Церкви говорит о том, что к духовным высотам христиане приближались через внешние труды и подвиги. «Дай кровь и прими дух», — говорили св. отцы. Они утверждали
также, что «молитва, пусть еще холодная, но вынужденная, творящаяся с усилием, с напряжением, очень угодна Богу».
Но, делая внешнее, будем помнить слова владыки Иоанна и не будем обольщаться, что мы чего-то уже достигли или приблизились к боголюбию, к богообщению или горению духа.

Мы пока духовно нищие и отдаем Богу, как евангельская вдова, лишь то, что имеем, — лишь наше усердие во внешнем.
Выдержки из книги «Молитва и жизнь» митрополита Антония (Блюма- Сурожского), изданной на англ. языке в Лондоне в 1966 г. (Журн. Патр., 1967, №№ 3, 4, 5 и 6)

«Из опыта человеческих отношений все мы знаем, что любовь и дружба глубоки тогда, когда мы можем молчать вместе. Если же для поддержания контакта нам необходимо
говорить, мы с уверенностью и грустью должны признать, что взаимоотношения все еще остаются поверхностными; так, если мы хотим воздать молитву Богу, то должны прежде
всего научиться испытывать радость от молчаливого пребывания с Ним.

Это легче, чем может показаться сначала: для этого нужно некоторое время, доверие и решимость начать.
Только с чувством страха, богопочитания, глубочайшего благоговения можем мы приступить к риску молитвенного делания, и мы должны дорасти до него в своей внешней жизни настолько полно и определенно, насколько это возможно.

Недостаточно устроиться удобно в кресле,
говоря: я приступаю к благоговейному предстоянию пред Богом. Мы должны помнить, что если бы Христос стоял перед нами, мы держали бы себя иначе, и мы должны научиться держаться так в присутствии Господа, как держались бы в присутствии Господа, ставшего для нас видимым.

Прежде всего это предполагает определенное состояние ума, которое отражается и на состоянии тела… Современный мир в большой мере утратил чувство молитвы, и дисциплина тела стала в представлении людей чем-то второстепенным, тогда как она далеко не второстепенная.

Мы забываем, что мы — не душа, обитающая в теле, а человеческое существо, состоящее из тела и души, и что, по апостолу Павлу, мы призваны прославлять Бога
и в телах наших и в душах наших; наши тела, как и наши души, призваны к славе Царствия Божия(1 Кор. 6:20).

Приближение к Богу всегда бывает открытием и красоты Божией, и расстояния, которое лежит между Ним и нами. «Расстояние» — слово не точное, ибо оно не определяется тем фактом, что Бог Свят, а мы грешны.

Расстояние это определяется отношением грешника к Богу. Мы можем приближаться к Богу, только если делаем это с сознанием, что приходим на суд. Если мы приходим, осудив себя; если мы приходим, потому что любим Его, несмотря на нашу собственную неверность; если мы приходим к Нему, любя Его больше, чем благополучие, в котором Его нет, — тогда мы для Него открыты и Он открыт для нас;

Господь приходит совсем близко, в любви и страдании. Но если мы стоим перед Богом в брони своей гордости, своей самоуверенности, если мы стоим перед Ним так, как будто имеем на это право, если мы стоим и требуем от Него ответа, то расстояние, отделяющее творение от Творца,
становится бесконечным…»

Автор далее пишет, что от постоянного пребывания в присутствии Божием рождается благодарность, рождается беспощадность к собственному лукавству, рождается сознание
величия человека, призванного во Христе быть чадом Божиим, рождается чувство ответственности за это постоянно попираемое нами сыновство, рождается крестная радость
становления.

Заключение.

Из всех великих благодеяний Господа человеку особо важными для нас являются вера христианская и дар молитвы.

При вере Господь дарует христианам величайший и непостижимый дар могущества, говоря, что «ничего не будет невозможного для вас» (Мф. 17:20).
История Церкви полностью подтверждает это. Христианские прошения исполняются при полноте веры всегда. Они исполнялись даже тогда, когда были неполезны христианам.

Господь при этом часто указывал (например, через сонные видения святых), что прошения неразумны, но при настоянии христианина Он все же исполнял эти прошения, верный Своим словам: «Просите, и дано будет вам»(Мф. 7:7). Так, часто были исполняемы прошения матерей о выздоровлении своих детей, хотя впоследствии жизнь этих детей была великим несчастием для них и для их матерей.

Итак, не будем же пренебрегать этим великим даром нашего всемогущества, посвящая свои силы прежде всего и более всего молитве.
Но, зная свои слабости, пристрастия и ограниченность разума, всегда будем заканчивать все свои прошения словами Самого Господа: «Впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39).

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Аудио

Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.
– Молитва – это меч духовный. Молиться необходимо всегда – и днем, и ночью. Именно о ночной молитве пойдет речь в сегодняшней программе. Почему необходимо молиться?

– Молитва – это беседа души с ее Создателем. Когда мы молимся Господу, мы вступаем с Ним в общение. И хотя Господь и так знает все наши нужды даже до того, как мы Его о чем-то попросим, тем не менее, когда мы сами к Нему обращаемся, мы проявляем смирение, послушание, любовь к Богу, терпение в молитве, если она не сразу исполняется. Это те качества, которые украшают душу каждого христианина. Господу приятно и угодно, когда мы чаще к Нему обращаемся с молитвой. Нередко бывает так, что человек, который привыкает к молитвенному деланию, от этого получает даже большую пользу, чем от исполнения прошений своих молитв.

– Какими молитвами призван молиться христианин в течение дня?

– У нас много молитв. Сейчас издаются объемные, толстые молитвословы, в которых можно найти молитвы на любые случаи жизни…

– На всякую потребу.

– Да, там идет настолько удивительная дифференциация, что порой диву даешься, насколько много предусмотрено всяких случайностей, и на каждую есть отдельная молитва. Но по большому счету есть самое главное молитвословие, которое мы обязаны ежедневно исполнять. Это утреннее правило, вечернее правило, молитва «Отче наш», которую надо всегда читать перед едой, благодарственная молитва после еды и молитва Иисусова, которую мы должны произносить на протяжении всего дня либо вслух, либо мысленно. Таким образом, идеальным положением вещей должно быть то, чтобы мы пребывали в непрестанной молитве. Апостол Павел этому учит: непрестанно молитесь. Если христианин может добиться такого положения вещей, чтобы он всегда помнил о Боге, всегда свой разум обращал к Нему с молитвой, то это уже большой шаг на пути к духовному самосовершенствованию, к праведности и даже к святости.

– Что всегда следует помнить во время молитвы?

– Возможно, самое главное – помнить о Божественном присутствии. Если мы обращаемся к Богу с молитвой, то должны понимать, что идеальная ситуация – если наша молитва будет услышана. Представим себе, что мы обращаемся к Богу – и Он это слышит. Мы должны быть готовы к тому, что Бог это услышит. Соответственно, мы должны пребывать в таком состоянии, чтобы Бог, Который слышит нашу молитву в этот конкретный момент, нас не застал врасплох. Чтобы не получилось так, что мы читаем молитву, а думаем при этом совершенно о другом, о каких-то суетных вещах. К стыду, наверное, любой из нас должен заметить, что такие ситуации бывают: мы читаем правило и при этом ловим себя на мысли, что наш разум улетел куда-то далеко, мы думали совсем не о том, о чем читали в настоящий момент. Такого быть не должно. Святитель Феофан Затворник в таких случаях учил вернуться к тому месту, где было утрачено внимание, и опять заново читать ту же самую молитву. Лучше прочитать меньше, но как положено, вслух, торжественно. А не так, что вроде бы формально правило прочитали, но при этом на самом деле обдумали массу мирских суетных вещей, о которых вполне можно было подумать после молитвы.

– Как насчет ночной молитвы, насколько она необходима для духовной жизни?

– Многие недооценивают роль ночной молитвы. Думают, что есть время светлое, дневное для всех дел человеческой жизни, в том числе и для молитвы. Но многие святые отцы отмечали особую роль ночной молитвы. Это подвиг аскезы. Один из подвигов, в которых мы можем подвизаться с большой духовной пользой. Какое-то время ночи весьма желательно отводить для общения с Богом.

Бывает порой так, что мы работаем допоздна, поэтому приходится вечерние молитвы, на сон грядущим, читать фактически ночью, а не вечером. В таком случае они превращаются тоже в ночную молитву. Но бывает и так, что мы много трудились днем и хочется лечь спать пораньше, часов в десять; ясно, что это еще не ночь, это вечер, еще много шума вокруг, на улице жизнь еще продолжается. В таких случаях было бы очень хорошо, чтобы человек проснулся в ночное время (где-то в 2-3 часа ночи), чтобы какое-то время посвятить Господу. Либо прочесть конкретное молитвословие, либо положить земные поклоны с молитвой Иисусовой, либо что-то сделать такое, что прямо бы относилось к духовному деланию. Вот это будет уже особый подвиг, понесенный ради Христа. Не по обязанности, потому что таких правил у нас нет нигде, они не прописаны. Это будет уже личное добровольное делание христианина. Но оно обязательно вознаградится.

– Что говорит Священное Писание о ночной молитве?

– Уже в Ветхом Завете мы можем найти указание в Книге Исход: это ночь бдения Господу, например. Кроме того, в Новом Завете у апостола Павла находим указание на то, что христиане должны проводить время в бдениях, пощениях. По умолчанию, по контексту речи понятно, что под бдением имеется в виду ночная молитва. Особенно в Первом послании к Тимофею, когда он пишет об истинных вдовицах, он говорит, что они должны молиться Господу день и ночь. Ночь отмечается отдельно.

– Есть ли в Евангелии примеры ночной молитвы Спасителя?

– Разумеется. Любой, кто читал Евангелие полностью хотя бы раз, может вспомнить несколько таких случаев, когда Господь удалялся от Своих ближайших учеников, чтобы пойти, например, на гору помолиться. В Евангелии от Луки говорится, что Он проводил целую ночь в молитве. Для него это было потребностью. Очень хорошо об этом пишет в своей последней книге, в шеститомнике «Иисус Христос. Жизнь и учение», митрополит Иларион (Алфеев): что для Господа это было правилом жизни – молиться по ночам, в уединенных местах, по возможности на каких-то возвышенностях – на горах, холмах, где Он ощущал особую близость к Богу Отцу. Он молился ночью, никем не отвлекаемый. Это была молитва особенно теплая, сильная. Для нас это является примером. Если Сын Божий Единородный нуждался в том, чтобы по человечеству проводить ночные периоды в молитве с Богом, то тем более и любой из нас должен тоже к этому стремиться, находить для этого время и силы. Если бы это не было важным для нас деланием Господа, об этом не говорилось бы так много в канонических Евангелиях.

– Для Православной Церкви очень важно Предание и именно мнение святых отцов. Что говорят отцы древности о ночной молитве?

– Меня особенно впечатляют высказывания об этом преподобного Исаака Сирина, который, на мой взгляд, является одним из величайших христианских аскетов за всю историю Церкви. Он, кроме того, умел выразить свой духовный опыт в очень точных и правильных высказываниях, в богословии. Он говорил, что никакое иное монашеское делание по важности не сравнится с ночной молитвой, что обязательно нужно находить время для того, чтобы подвизаться в ночной молитве, потому что именно ночью ум подвижника легче всего воспаряет к Богу, совлекается ветхого человека, преображается, просвещается Божественным светом. Радость от ночной молитвы, как он пишет, освещает весь предстоящий день жизни человека. Есть прямая связь между молитвой ночной и в целом образом жизни человека. Если он ночью потрудился ради Господа в молитве, в бдении, поклонах, то следующий за этой ночью день его жизни Дух Святой будет гораздо ближе к его сердцу и духовная радость будет освещать его изнутри. Так что он, казалось бы, должен потерять силы из-за ночной молитвы, он где-то недоспал, а оказывается наоборот: эти силы прибавляются, потому что Сам Господь человека укрепляет.

– Возник интересный вопрос: каким образом нам нужно проводить ночную молитву – при свете лампы или при светильнике?

– Думаю, опыт наших великих святых отцов нам подсказывает, как мы должны поступать в таком случае. Большинство наших великих святых жили в то время, когда не было электричества; они не могли включить ни лампочку, ни светильник, ни торшер. Молились либо в полной темноте, либо при свете лампадки, свечи или лучины. То есть это был очень ограниченный источник света. Я думаю, что лампадка чаще всего имела место в тех случаях, если речь шла о подвижниках, живших в монастырях. Допустим, Серафим Саровский скончался перед иконой Божией Матери, лампадка горела перед этой иконой, и у него начала даже тлеть одежда из-за того, что свеча была у него в руке (насколько я помню).

Те подвижники, которые жили в пустыне, скорее всего не имели и такого источника света. Где бы они набрали столько средств, чтобы постоянно доливать масло в лампаду или покупать свечи? Ясно, что с этим у них могли быть проблемы. Поэтому либо свет луны, звезд давал им освещение во время ночной молитвы, либо, если это была безлунная ночь, они молились в темноте. Внутренний Божественный свет освещал их разум. Я думаю, что человек, который искренне верит в Бога и в Божественный Промысл о себе, не боится темноты. Поэтому освещать вокруг себя пространство для христианского подвижника нет особой необходимости. Единственной мотивацией иметь источник света, когда мы молимся ночью, может быть то, если мы молимся по книге. В таком случае понятно, что нам нужно освещение, чтобы читать. Но в таких случаях было бы лучше, если бы это был локальный источник света, чтобы вы не включали стоваттные лампы в своей квартире, чтобы по возможности сохранялась атмосфера ночной, уединенной, спокойной молитвы.

– Есть ли рассуждения о ночной молитве святых нашего или близкого к нам времени?

– Отец Иоанн Кронштадтский оставил очень интересное рассуждение на эту тему. Он уже фактически современник, это начало ХХ столетия. Он писал о том, что ночь – особенно благоприятное время для того, чтобы душа могла получать впечатления из духовного мира. Здесь, правда, обоюдоострая ситуация. Это как монета, у которой две стороны. Для подвижника благочестия те впечатления духовного мира, которые он получает, как правило, духовные, божественные, святые, ангельские. Поэтому это время для молитвы особенно благоприятно. Но по-другому это для грешников нечестивых, для людей, которые свою жизнь проводят в греховных страстях…

– Не зря клубы называются ночными.

– Да, и есть специальные места, где они могут полностью предаться удовлетворению своих страстей. У них не получилось бы даже днем с такой полнотой предаваться страстям, как они это могут сделать ночью, потому что бесы им способствуют в этом. Духовный мир падших духов тоже приближается к человеку в ночное время. Поэтому если мы члены Церкви, если мы православные христиане, то должны это время использовать себе во благо, пользуясь теми преимуществами, которые нам в молитве предоставляет ночь.

– Климент Александрийский еще в древности сказал, что христианин должен бороться со сном. Какое правило может принимать на себя мирянин для ночной молитвы?

– Пределов этого правила никто не может поставить для мирянина. Если есть какие-то уставы в Церкви, то это монашеские уставы, и то в каждом монастыре свой устав. Что касается правила для мирян, есть два главных руководящих правила для каждого человека. Во-первых, его личный духовный опыт. Он должен почувствовать, какова вообще мера его сил, каковы его возможности, сколько времени он может посвятить ночной молитве и насколько у него хватает внимания для ночной молитвы. И сообразовывать с этим то или иное правило. А другой момент связан с первым – это руководство духовника, помощь духовного отца, к которому всегда можно обратиться, спросить у него, что он считает нужным, что бы он посоветовал, какое ночное правило в молитве лучше читать.

Думаю, равновесие двух этих факторов определит для человека именно тот порядок ночной молитвы, который для него будет оптимальным. Есть люди, которые вообще страдают бессонницей, и для них это великое благо – заняться какой-нибудь длительной молитвой, почитать продолжительный акафист, каноны, Евангелие, выразить собственные прошения. Ему это только поможет какое-то время отдохнуть, поспать, после того как он потрудится. А другой человек ночью спит очень хорошо, и для того чтобы ему хотя бы полчаса или двадцать минут не поспать на протяжении глубокой ночи, нужно себя понуждать с полным напряжением сил. Ясно, что нужно исполнить даже в эти двадцать-тридцать минут те молитвословия, которые в это время удобно вписываются. Это могут быть и краткие молитвы, которые, многократно повторяясь, займут у него именно это время.

– Следует ли брать благословение у священника на ночную молитву?

– Полагаю, что да. Потому что ночная молитва – это уже особый духовный подвиг. Не обязательный, не вынужденный, не регламентированный… Он необязателен для каждого члена Церкви, у нас нет в молитвослове указаний, что мы должны молиться ночью в такое-то время такими-то молитвами. Каждый это решает сам для себя. Поэтому есть большое искушение (когда человек понимает, что, молясь ночью, он делает нечто сверхдолжное) впасть в гордость, когда человек возомнит о себе, что он особый подвижник… Это, конечно, может быть предлогом для того, чтобы гордость, тщеславие, надмение и прочие связанные с этим страсти развивались в нем.

Чтобы такого не произошло, лучше смиренно, спокойно взять благословение у духовника. Сознание, что это делается по благословению авторитетного духовного лица, уже в какой-то степени смиряет человека. Он уже понимает, что он это делает за послушание. Он это согласовал. Даже если это была его инициатива, она получила одобрение, и теперь это уже не какое-то самочинное мероприятие, а то, что получило благословение Божие через священнослужителя. Я думаю, это очень правильно и разумно.

– При этом какова польза от ночной молитвы и чем она отличается от пользы дневной молитвы?

– Ясно, что и днем молиться нужно, никто этого не отменял. И большая часть наших молитв все равно будет читаться днем. Наконец, надо вспомнить, что у нас и церковное богослужение совершается в дневное время – либо утром, либо вечером. Ночью мы служим редко. Хотя ночные богослужения очень популярны в народе. Я замечал, что когда служится ночная литургия, люди приходят на нее с огромным желанием. Даже приезжают на машинах…

– Энтузиазм.

– Да, есть какое-то воодушевление, энтузиазм, чтобы присутствовать именно на ночной литургии. Это прекрасно. Но это бывает сравнительно нечасто. Да, в некоторых обителях, монастырях ночные литургии служатся более-менее регулярно, но в приходских храмах, как правило, это исключение из правил. Поэтому когда человек молится ночью, он пользуется теми преимуществами, о которых мы сказали. Он может помолиться в тишине. Даже если живешь на десятом этаже, то разница поразительная между дневным временем и ночным, между уровнем шума снаружи. Бывает, стоит ручку уронить на пол ночью, и такой раздается звук, что думаешь: наверное, сосед внизу это услышал. А днем можно гантель ронять, и думаешь: ничего страшного, сейчас кругом все звенит и гремит, трамваи ездят по улице, самолеты летают над головой…

В этом плане совершенно иная реальность. Именно даже само восприятие реальности ночью другое. Днем как бы заряжен на обычные мирские дела. Понимаешь, что у тебя широкий круг обязанностей, тебе нужно с ними справиться, поддерживать определенный жизненный тонус, ритм этого дня, чтобы успеть все сделать. Поэтому твой настрой вообще с молитвой согласуется лишь отчасти. Понятно, что нужно прочитать утренние, вечерние молитвы… Да, мы их читаем, но все равно ощущаем, что это не совсем то.

И вот когда ночью мы молимся Богу, это совершенно иная ситуация. Тогда тишина внешняя: ничто нас не отвлекает, не напрягает. И тишина внутренняя вместе с тем. Вот тут, возможно, даже есть какая-то трудность, потому что человеку современного мира бывает трудно остаться наедине с собой. Я уже не говорю: наедине с Богом. Даже с самим собой в тишине человеку бывает трудно пребывать. Почему очень многие люди постоянно, где бы ни находились, включают то приемник, то магнитолу (в машине), чтобы играла музыка, чтобы что-то их сопровождало. Им это нужно как поддержка, как отвлечение от внутренних проблем. Но если ты встал ночью на молитву, тут уже все твои глубоко сидящие проблемы всплывают. И понимаешь, что есть только одно решение этих проблем – попросить у Господа, чтобы Он Сам тебе помог, как это правильно понять, что предпринять, чтобы что-то исправить прежде всего внутри себя. Потому что большая часть наших внешних проблем истекает из проблем внутренних – от наших страстей, от нераскаянных грехов. Эта внутренняя углубленная духовная работа в подавляющем большинстве случаев удается именно ночью, а не днем.

– Можно ли вместо ночной молитвы читать в ночное время Священное Писание? Или это все-таки время молитвы?

– Читать Священное Писание можно в любое время – и днем, и ночью. Нет запрета на чтение Священного Писания ночью. Мы знаем, что во многих монастырях есть даже Неусыпаемая Псалтирь, которая потому так и называется, что есть монахи, которые в свою череду читают Псалтирь ночью. Они не спят, а читают Псалтирь час или два подряд. Если можно читать Псалтирь, а это часть Священного Писания, то можно читать и другие книги Священного Писания ночью. Но есть один нюанс. Святые отцы говорят: когда мы молимся, мы беседуем с Богом; когда мы читаем Священное Писание, то Бог беседует с нами. Это уже обратная связь. Я думаю, в этом случае, как и во многих других, справедливы слова Спасителя: надо и это делать – и того не оставлять. Поэтому ночью можно читать Священное Писание. Особенно если не было времени почитать его днем, то вполне можно почитать главу из Евангелия или из любой библейской книги, но это не может быть заменой молитвенного обращения ко Господу.

– Какие могут быть искушения во время ночной молитвы?

– Наверное, они даже должны быть. Если мы признаем, что сатана – враг нашего спасения, что он завидует спасению человеческому, всячески старается осквернить любой наш духовный подвиг, чтобы мы утратили духовную пользу от своей аскезы, то к молитве это относится в первую очередь. Какие он может сотворить искушения при ночной молитве? Это могут быть страхования. В житиях многих святых мы встречаем, что страхования бесовские были именно при ночной молитве, причем в самых разных ситуациях. Преподобный Сергий Радонежский по ночам молился в храме, который сам построил в монастыре, и даже туда вторгался сатана со своими страхованиями. Ясно, что тем более это может быть в домашних условиях.

Все-таки мы не на той ступени духовного совершенства, как преподобный Сергий или преподобный Серафим, но на уровне наших ощущений, воспоминаний, предчувствий это все сатана может совершить, чтобы сотворить какое-то беспокойство в нашей душе, какую-то тревогу. Кроме того (и это, может быть, бывает даже чаще), сатана искушает подвижника ночью желанием сна. Вроде бы спать особо человеку и не хотелось, но как только он решил помолиться, тут его начало сразу клонить в сон. Это бесовское искушение. Лень нас часто одолевает. Мы понимаем, что надо встать, положить земные поклоны, почитать молитвословия, но кажется: «я и так сегодня много потрудился, был сегодня на службе, может быть, в этот раз пропущу, необязательно вставать». Это тоже, конечно, искусительные помыслы. Это самые простые механизмы бесовского действия на наш разум, нашу душу. Надо к этому быть готовыми. Надо понимать, что если мы сумеем это преодолеть и все-таки вознесем ночную молитву Господу, то обязательно, причем в скором времени, убедимся, что Господь этот подвиг оценил, что молитва наша была услышана и так или иначе она принесет нам пользу и духовную, и даже, может быть, материальную.

– Могли бы Вы кратко назвать основные принципы молитвы, как необходимо молиться?

– Основные принципы молитвы давно уже озвучены святыми отцами нашей Церкви. Проблема в том, что мы их часто забываем, когда становимся на саму молитву. Мы понимаем, что нужно ум удерживать в словах молитвы, что нельзя отвлекаться, что нужно представлять, что ты стоишь перед Господом, что лучше прочитать меньше, но лучше. Но все равно, когда мы начинаем молиться, все это куда-то от нас улетает. Поэтому помимо того, что мы должны непрестанно практиковать молитвословия – и дневные, и ночные, – нужно читать и что-то о молитве у святых отцов. Для этого написано «Добротолюбие» (пять томов), для этого есть творения других святых отцов, уже и более современных, которые не вошли в «Добротолюбие». Есть, наконец, у нас духовник, духовный отец, с которым можно на эту тему поговорить, спросить конкретного совета, как бороться с теми или иными искушениями на молитве. Одним словом, нужно постоянно вести работу над собой, потому что из всего того делания, что мы можем совершить полезного для своей души как христиане, молитва, возможно, – самое ценное, самое дорогое наше приобретение. Вместе с тем это и наше приношение Господу. Особенно это касается молитвы ночной.

Ведущий протоиерей Андрей Гавриленко

Записала Маргарита Попова

Молитва в жизни православной женщины

По воле Всевышнего разделены люди на два пола – мужчин и женщин, и каждому уготовано свое служение Господу, свой путь к Царствию Небесному. И если путь мужчины традиционно видится нам как путь силы и власти, то путь женщины принято понимать как путь покорности и гибкости. Однако и этот путь, на самом деле, путь величайшей силы – но силы неявной, внутренней, скрытой. Той силы, которая нередко жертвенно отдает себя мужчине, когда его силы иссякают. Той, которая годами несет на себе ответственность за процветание семьи и благополучие дома. Той силы, которая дает женщине возможность постичь одно из величайших таинств нашего мира – таинство материнства.

Это та Сила, примером которой для каждой из нас стала Пресвятая Богородица, положившая Свою жизнь и жизнь Своего Божественного Сына на алтарь служения Господу и всем его чадам.

Что же может укрепить эту силу на жизненном пути женщины, пути радости и боли, пути счастья и испытаний? Только глубокая вера в благодатную помощь Всевышнего и Пречистой Его Матери и слова горячей искренней молитвы.

Основные молитвы на каждый день

Каждый день православной женщины начинается с молитвенного обращения к Господу, проходит с молитвенным словом на устах и заканчивается молитвой.

В любом молитвослове вы можете найти так называемые утренние и вечерние правила, которые начинают и завершают день каждого православного человека. Однако если вы делаете первые шаги на пути к Всевышнему, вам нужно познакомиться с основными молитвами, без которых невозможна жизнь православной женщины.

Икона «Спас Нерукотворный»

Молитва Господня. Отче наш

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.

Молитва, завещанная нам самим Господом, – основа основ христианства, выражение его сути – это те слова, с которых начинается ваш день, и те, которые вы произносите перед отходом ко сну. Это благословение Господне на каждое ваше дело и благодарение за Его благодатную помощь. Это молитва о ниспослании защиты и об укреплении сил в сложной ситуации, молитва об избавлении от недуга, молитва за своих ближних. Это молитва, которую можно и нужно читать в любой момент, когда вы ощутили потребность в общении с Господом.

Иисусова молитва

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

Это краткая молитва, которую можно читать в любое время дня и ночи, перед началом любого дела и после его завершения, прося Всевышнего о помощи и благодаря за нее.

Молитвы в житейских буднях

Молитва перед выходом из дома

Куда бы ни отправлялись вы, выходя из дома, для удачи во всех делах и защиты от бед прочтите особую молитву.

Отрицаюся тебе, сатано, гордыни твоей и служению тебе, и сочетаюся Тебе, Христе, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. (И осените себя крестным знамением).

Молитва на сон

И даждь нам, Владыко, на сон грядущим, покой тела и души, и сохрани нас от мрачнаго сна греховнаго, и всякаго темнаго и нощнаго сладострастия. Утиши стремление страстей, и угаси разжженныя стрелы лукаваго, яже на ны льстиво движимыя. Плоти нашея востания утоли, и всяко земное и вещественное наше мудрование успи. И даруй нам, Боже, бодр ум, целомудр помысл, сердце трезвящеeся, сон легок, и всякаго сатанина мечтания изменен. Возстави же нас во время молитвы, утверждены в заповедех Твоих, и память судеб Твоих в себе тверду имуща. Всенощное славословие нам даруй, во еже пети и благословити и славити пречестное и великолепое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Aминь.

Молитва любимому святому

При крещении каждый православный человек получает имя какого-либо святого – по своему выбору (выбору родителей) или положившись на волю священника. Это имя может совпадать с тем, которое занесено в официальные документы, а может и отличаться от него.

Святой, имя которого вы носите, – это ваш небесный покровитель, молящейся о вас перед Господом, ваш помощник и советчик во всех делах. С молитвой к своему святому православные христиане обращаются каждый день, во время чтения утреннего молитвенного правила, а также призывают его на помощь в любой житейской нужде.

День именин (тезоименитства) – это ближайший день памяти святого, празднуемый Церковью, после дня вашего рождения. Однако если святых с таким именем несколько и вы чувствуете потребность в покровительстве какого-то другого из них, вы можете считать днем своих именин день памяти этого святого.

Возможно, вам близок святой, имя которого не совпадает с вашим, вы ощущаете его небесное покровительство – в таком случае возносите молитву и перед его святым образом.

Молитва

Угодниче Божий (имярек). Поминай в благоприятных твоих молитвах перед Христом Богом, да сохранит Он нас от искушений, болезней и скорбей, да дарует нам смирение, любовь, рассуждение и кротость, и да сподобит Он нас, недостойных, Царствия Своего. Аминь.

Молитвы всем святым в земле Российской просиявшим

О, преславнии и всехвальнии угодницы Божии, вси святии ведомыя и неведомыя в земле Российстей просиявшии! К вам, яко к теплым ходатаям и предстателям нашим, с любовию прибегаем и смиренно молимся: умолите Господа Бога, да вашими благоприятными молитвами, Своим же человеколюбием да дарует нам (имена) тихое и благочестное житие в веце сем пожити, да избавит нас от искушений и соблазнов лукаваго диавола и от бед и напастей, и от всякаго зла; на Страшнем же суде Своем да сподобит нас деснаго стояния и наследники Царствия Своего Небеснаго да сотворит, яко благословися пречестное и великолепое имя Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 8

Якоже плод красный Твоего спасительнаго сеяния, земля Российская приносит Ти, Господи, вся святыя, в той пресиявшия. Тех молитвами в мире глубоце Церковь и страну нашу Богородицею соблюди, Многомилостиве.

Величание

Ублажаем вас, чудотворцы наши славнии, землю Русскую добродетельми вашими озарившии и образ спасения нам светоявленно показавшии.

Молитвы на благословение пищи и пития мирянам

Перед началом и после окончания любой трапезы православные люди читают молитвы.

Господи, Иисусе Христе, Боже наш, благослови нам пищу и питие молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благословен во веки веков. Аминь. (И перекрестить пищу и питие.)

Перед вкушением пищи

Oтче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Или же:

Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполняеши всякое животное благоволения.

После вкушения пищи

Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас земных Твоих благ; не лиши нас и Небеснаго Твоего Царствия, но яко посреде учеников Твоих пришел еси, Спасе, мир даяй им, прииди к нам и спаси нас.

Призывание помощи духа святаго на всякое дело доброе

Икона «Спас Вседержитель»

Перед началом всякого дела

Для того чтобы любое ваше начинание завершилось благополучно, перед началом любого дела испросите его благословения у Всевышнего.

Тропарь, глас 4

Творче и Создателю всяческих, Боже, дела рук наших, ко славе Твоей начинаемая, Твоим благословением спешно исправи, и нас от всякаго зла избави, яко един всесилен и Человеколюбец.

Кондак, глас 3

Скорый в заступление и крепкий в помощь, предстани благодатию силы Твоея ныне, и благословив укрепи, и в совершение намерения благаго дела рабов Твоих произведи: вся бо, елика хощеши, яко сильный Бог творити можеши.

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Благослови, Господи, и помоги мне, грешному, совершить начинаемое мною дело, во славу Твою.

Господи, Иисусе Христе, Сыне Единородный Безначальнаго Твоего Отца, Ты бо рекл еси пречистыми усты Твоими, яко без Мене не можете творити ничесоже. Господи мой, Господи, верою объем в души моей и сердце Тобою реченная, припадаю Твоей благости: помози ми, грешному, сие дело, мною начинаемое, о Тебе Самом совершити, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, молитвами Богородицы и всех Твоих святых. Аминь.

По окончании дела

Исполнение всех благих Ты еси, Христе мой, исполни радости и веселия душу мою и спаси мя, яко един Многомилостив, Господи, слава Тебе.

Достойно есть яко воистинну блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.

Молитвы в праздничные дни

Икона «Преображение Господне»

Молитва в день рождения

Господи Боже, Владыка всего мира, видимого и невидимого. От Твоей святой воли зависят все дни и лета моей жизни. Благодарю Тебя, премилосердный Отче, что Ты дозволил мне прожить еще один год; знаю, что по грехам моим я недостоин этой милости, но Ты оказываешь мне ее по неизреченному человеколюбию Твоему. Продли и еще милости Твои мне, грешному; продолжи жизнь мою в добродетели, спокойствии, в здравии, в мире со всеми сродниками и в согласии со всеми ближними. Подай мне изобилие плодов земных и все, что к удовлетворению нужд моих потребно. Наипаче же очисти совесть мою, укрепи меня на пути спасения, чтобы я, следуя по нему, после многолетней в мире сем жизни, перейдя в жизнь вечную, удостоился быть наследником Царства Твоего Небесного. Сам, Господи, благослови начинаемый мною год и все дни жизни моей. Аминь.

Молитва в день Hового года

Господи Боже, всех видимых и невидимых тварей, Творец и Зиждитель, сотворивший времена и лета, Сам благослови начинающийся сего дня Новый год, который мы считаем от воплощения Твоего для нашего спасения. Дозволь нам провести сей год и многие по нем в мире и согласии с ближними нашими; укрепи и распространи Святую Вселенскую Церковь, которую Ты Сам основал и спасительною жертвою святoго Тела и пречистой Крови освятил. Отечество наше возвыси, сохрани и прославь; долгоденствие, здравие, изобилие плодов земных и благорастворение воздухoв дай нам; меня, грешного раба Твоего, всех родственников и ближних моих и всех благоверных христиан, как истинный наш верховный Пастырь, упаси, огради и на пути спасения утверди, чтобы мы, следуя по нему после долговременной и благополучной жизни в мире сем, достигнули Царства Твоего Небесного и удостоились вечного блаженства со святыми Твоими. Аминь.

Духовная жизнь обновляет телесные силы

Старец Силуан Афонский Откроем книгу «Старец Силуан Афонский», написанную архимандритом Софронием (Сахаровым). В конце третьей главы отец Софроний пишет о старце:

«До конца своей жизни, несмотря на упадающие силы и болезни, он сохранил привычку спать урывками».

Как в других житиях святых, так и здесь мы видим, как парадоксальна жизнь подвижников. Несмотря на то, что конец земной жизни старца Силуана уже приближался и его телесные силы были исчерпаны, а болезни увеличились, в нем еще жил дух подвижничества и молитвы. Святые отцы говорят, что когда человек подвизается и преуспевает в духовной жизни, тогда через Божественную благодать он получает обновление телесных сил. Поэтому иногда мы замечаем, что люди, которые, как нам казалось, должны были быть слабы телесно, во время молитвы или во время совершения дел во славу Божию, например когда необходимо проповедовать слово Божие или раскрыть волю Божию, получают обновление своих сил. Об этом говорит и Давид в псалмах: Обновится яко орля юность твоя (Пс. 102: 5).

Вспоминаю старца Порфирия, который был настоящим собранием болезней. Более больного человека я в своей жизни не встречал. Он очень остро переносил все изменения погоды, атмосферы, так что оказывался почти при смерти. Однажды, помню, мы плыли на Афон, и на корабль его внесли на носилках. Я, честно говоря, когда его увидел, да еще завернутым в одеяло, подумал, что он мертв. Но тут к нему подошел один иеромонах из Нового Скита и говорит: «Геронда, мой отец очень болен». Отец Порфирий сразу же открыл глаза и стал говорить про отца этого иеромонаха, рассказал все про его жизнь, про его деревню, какой болезнью он болеет, какие лекарства принимает, какие у него симптомы и что нужно сделать, чтобы излечиться. То есть отец Порфирий, помогая этому иеромонаху, сам воспрял от своей немощи. Такие примеры из жизни людей говорят о том, что Божественная благодать может упразднить любую человеческую немощь или болезнь.

На Святой Горе жил один старец, отец Георгий, который был последним учеником великого афонского подвижника геронды Хаджи-Георгия. В 1976 году к нему в келью проникли воры и обокрали его. Вдобавок ко всему они еще и жестоко избили этого немощного 90-летнего старика. Он был весь в крови, в ранах и увечьях. Когда воры уходили, они решили его связать. Тогда отец Георгий попросил их привязать его к стасидии в церкви и зажечь свечу, чтобы он мог читать службу, пока его утром не обнаружат другие монахи. Теперь вообразите себе: 90-летний старичок, весь больной, к тому же так сильно избитый, имел лишь одно желание: чтобы его привязали к церковной стасидии и он мог бы всю ночь молиться.

Жестоко избитый, этот старик имел одно желание: чтобы его привязали к стасидии и он мог бы всю ночь молиться!

Пример этих старцев потрясает. Будучи телесно изнуренными, бессильными или полумертвыми, в молитве они приобретают некую юношескую бодрость. Эту силу дает им молитва, ведь благодаря молитве человек ободряется. Не знаю, замечали ли вы когда-нибудь, что если бодрствовать всю ночь, молясь, то вы не устанете так сильно, как устали бы, если провели ночь, смотря телевизор или предаваясь пустым разговорам. Молитва может доставить небольшое телесное утомление, но оно очень быстро проходит. В конце же останется лишь расслабление, которое распространится и на тело, и на душу. Поэтому мы видим, что многие святые люди до конца своих дней сохранили эту привычку молитвы. И я сам вспоминаю эти живые примеры старцев, которые все ночные часы проводили в молитве без устали и ропота. Они боялись упустить хоть малейший момент из службы, а их юношеская бодрость жаждала, чтобы служба продолжалась бесконечно.

Не мы направляем дух молитвы, но Дух Божий направляет нас

Далее мы читаем:

«У него оставалось много времени для уединенной молитвы; он постоянно молился, меняя, в зависимости от обстановки, образ молитвы, но особенно усиливалась его молитва ночью».

Когда человек потрудится и молитва станет его частью, тогда монотонность проходит и уже сама молитва учит человека, как надо молиться. Молитва то преобразуется в прославление Бога и тогда сердце ликует о величии Божием, то превращается в покаяние, то становится болью за весь мир. Каждый раз это могут быть разные ипостаси молитвы, в зависимости от нужд души в данный момент. Поэтому в молитве человек никогда не становится учителем, но сама молитва учит нас молиться. Как говорил апостол Павел: мы не знали, как молиться, но Дух Божий, Который в нас пребывает, вопиет: «Авва, Отче!» (ср.: Гал. 4: 6). И здесь вы видим, что молитва – это не человеческое изобретение, не мы направляем дух молитвы, но Дух Божий направляет нас. Получается, что Сам Бог научает душу и дает ей то, что считает необходимым, а человек в этот момент должен пребывать в роли ученика и дать возможность действовать Богу, а не своей воле.

Еще хочу сказать о пользе ночной молитвы. Она полезна настолько, что в монастырских стенах очень часто день упраздняется в пользу ночи. В монастырях распорядок дня бывает построен так, что в течение дня монахи имеют возможность отдохнуть, поспать, чтобы потом бодрствовать на протяжении ночи. Если человек научится употреблять ночное время для молитвы, тогда, как говорит авва Исаак, «взойдет яркий свет в душе человека от ночной молитвы». Темнота ночи станет Божественным светом внутри души человека.

Есть монастыри, в которых распорядок дня предполагает дневной отдых один или два часа, чтобы вечером можно было больше времени посвятить молитве. Я думаю, что такой распорядок могут применять и миряне в своей жизни. Я даже знаю людей, семьи, которым удается это реализовать. В течение дня они находят пару часов для отдыха, а вечером, как только окончат все свои дела, предаются молитве. Это очень полезно, и я вам советую попробовать.

О важности совместной домашней молитвы

В Салониках я был знаком с семьями, тесно связанными со Святой Горой Афон, которые вместо того, чтобы в конце дня устраивать вечеринки в своих домах и веселиться, устраивали вечера молитвы. Например, они звонили своим друзьям и говорили: «Приходите сегодня в девять для совместной молитвы». Как мы, монахи, навещая друг друга в каливах на Афоне, совершали всенощные бдения, так и эти люди совершали всенощные бдения у себя дома. Ведь не обязательно молиться только в храме, можно самостоятельно совершить службу в своем доме. Это очень просто и очень эффективно. И вот они так собирались, например, часов в десять вечера и начинали читать сначала повечерие, потом акафист Пресвятой Богородице, потом молебен, полунощницу, утреню, другие молитвы, и так в два-три часа они оканчивали свое молитвенное бдение, могли напоследок еще выпить по чашечке чая и расходились по домам. Таким образом, люди свои мирские встречи претворяли в молитвенные вечера. Вместо того чтобы играть в карты или заниматься еще какой-нибудь ерундой, они совместно молились.

Так эти люди свои мирские встречи претворяли в молитвенные вечера

Я знаком с одной многодетной семьей в Салониках, где все шестеро детей стали монахами и монахинями. Эти чада с детства участвовали в домашних всенощных бдениях, которые устраивали их родители. Их мама, часто посещавшая старца Паисия, когда он приезжал в Суроти, целый дом превратила в монастырь. Каждый день в полдень все женщины из этой многоэтажки собирались в холле и совершали молебен, а по вечерам устраивали всенощные бдения – то в одной квартире, то в другой, где молились вместе со своими семьями. Они отказались от телевизоров и сплетен ради молитвы.

Попробуйте и вы посвящать свое вечернее время молитве – это совсем не сложно. Возьмите какую-нибудь церковную книгу с молитвами, например Часы, или Псалмы Давида, или Минеи, и попробуйте помолиться хотя бы в течение часа, и вы увидите, какую пользу и умиление приносит вам молитва и какие изменения претерпевает душа после молитвы. А если же на следующий день вы собираетесь приступить к причащению Святых Таин Христовых или к другим Таинствам, тогда еще дольше нужно потрудиться в молитве, чтобы благодать, которую мы получим в Таинстве, умножилась.

Однако будьте внимательны, чтобы не навредить своей душе. Например, если мы решим подвизаться в умной молитве без духовного наставника, тогда мы рискуем быть обманутыми нашим воображением и оказаться в болезненном состоянии. Лучше всего взять благословение у духовника, чтобы он сам нам подсказал, какой распорядок молитвы нам подходит, и определил те церковные молитвы, которые нам стоит читать. Начинать нужно именно с тех молитв, которые установлены Церковью, а у нас такое разнообразие молитв: это часы, вечерня, повечерие, акафист Пресвятой Богородице, полунощница, утреня. Можно молиться часами. Поэтому советую приобрести эти книги, изучить их и учиться по ним молиться. И как только вы втянетесь, вы поймете, что уже не сможете без молитвы. Я знаю людей, который берут молитвословы с собой в автобус, в поезд, в самолет и читают всю дорогу.

В Салониках я был знаком с семьей врачей, которые организовали в своем доме маленькую молитвенную комнату и там всей семьей собирались и совершали все службы, как на Афоне, проводя многие часы в молитве. Например, они вставали в три-четыре часа утра, совершали полностью все положенные службы, потом шли по своим делам, на работу, а по возвращении домой служили вечерню, повечерие и акафист. Также иногда они приглашали к себе пять-шесть человек и совершали всенощное бдение.

Когда в семье есть свое молитвенное правило – это большое благословение для семьи. Если бы вы знали, как сильно это влияет на маленьких детей. Когда ребенок видит, как молятся его папа, мама, братья и сестрички, он сам научается молитве, и нет лучшей терапии для души ребенка.

Когда ребенок видит, как молятся родные, он этим научается молитве – и нет лучшей терапии для его души

Что бы плохого ребенок ни увидел и ни пережил в течение дня, все пройдет благодаря совместной вечерней молитве. Неправильно говорить ребенку: «Иди в cвою комнату и помолись». Как же он будет молиться, если никогда не видел, как молятся его родители? Вырастая, этот ребенок оставит молитву, потому что его родители не молились или он не видел, как они молятся.

Через образ молящихся родителей возрастает и авторитет родителей в глазах детей. Помню, когда я жил в скиту на Афоне, приехал туда один молодой человек, студент юридического факультета. Будучи убежденным атеистом, он мне сказал: «Ты знаешь, отче, я всё отверг: Бога, Церковь, священников, духовников, я уже ни во что не верю. Единственное, что я никогда не отвергну и не смогу забыть, – это образ моей молящейся матери, которая стояла на коленях, и когда я засыпал, и когда просыпался. Именно благодаря этому образу я никогда не мог ей перечить, спорить с ней или ругаться. И даже сейчас я приехал на Афон, потому что этого хотела моя мама». Это яркий пример, как мать своей молитвой смогла повлиять на свое чадо. Она не донимала его постоянными нравоучениями: «Не делай то, не делай это…», что привело бы только к сопротивлению, но учила его своим примером.

Или возьмем, к примеру, семьи, которые всю жизнь ругаются. Причем часто, без особо веской причины, так, по мелочам, из-за своего эгоизма. Но как только эти семейные пары по благословению духовника начинают ежедневно приступать к совместной молитве, скандалы утихают и в доме восстанавливается мир. В монастырях после вечерней службы все монахи коленопреклоненно просят прощения друг у друга за то, что произошло в течение дня, затем прикладываются к иконам, берут благословение игумена и отправляются по своим кельям продолжать молитвенный подвиг. Если семье удастся применить эту практику в своем доме и каждый перед сном будет просить прощения у другого, то такая семья обязательно будет жить в мире.

Если каждый перед сном будет просить прощения у другого, то такая семья обязательно будет жить в мире

Вы должны понять, что без молитвенного правила не получится преуспеть в духовной жизни. Один старец говорил: «Когда миряне тебя спрашивают: что делать, ты им отвечай: молитвенное правило». Поэтому у каждого должно быть свое молитвенное правило. Попробуйте впустить молитву в свою жизнь, это очень просто! Вместо того чтобы приглашать подруг на кофе, пригласите их для совместной молитвы, послужите вместе молебен или вечерню, а потом можно и кофе попить. Все это возможно реализовать не только в монастырях, но и в миру; я лично знаком с такими людьми и видел, какую пользу приносила им молитва.

В Салониках я знал одного водителя автобуса, который вместе с кондуктором совершал вечерню, часы, молебен. Например, кондуктор читал основной текст службы, а водитель произносил возгласы. Мы иногда, шутя, спрашивали их: «Это автобус или монастырь на колесах?» И знаете, в этом автобусе поистине присутствовала благодать, которую ощущали все, кто в него заходил.

Посвятите ночь молитве!

«Тогда молился он за живых и усопших, за друзей и врагов, за всех», – читаем мы далее.

Когда дух молитвы укрепится в человеке и душа его насытится молитвой, тогда приходит настоящая молитва, через которую человек способен принять на себя все тяготы этого мира. Такая молитва способна покрыть всех – живых и мертвых, друзей и врагов, весь мир. Один молящийся человек становится всемирным благодетелем.

«Что же мыслил, что переживал, что говорил он Богу в долгие ночи молитвы за мир?»

Никто не может знать и не может описать той полноты сердца, которую обретает молящийся человек. Даже ему самому это не под силу. Присутствие Божие во время молитвы настолько ощутимо и тайны Божии настолько поражают тебя, что описать одну ночь молитвы просто невозможно. Это как целая жизнь!

Присутствие Божие во время ночной молитвы так ощутимо!

Взяв молитвенник или четки, попробуйте провести всю ночь в молитве, и тогда, благодаря покаянию, прославлению, благодарению, свободе, любви к миру, всем тем чувствам, что испытывает молящийся, вы по-настоящему поймете, что значат такие понятия, как «человек», «мир», «Бог», «любовь», «радость». Бывает, идешь по городу и видишь афишу: если вы хотите провести самую незабываемую ночь в этом декабре, приходите на концерт такого-то артиста из Греции. На самом же деле за этой рекламой скрывается совсем другой смысл: приходите к нам, мы возьмем ваши деньги, чтобы хорошо жилось нам и нашему артисту. Поэтому если вы по-настоящему хотите провести самую незабываемую ночь в своей жизни, то посвятите эту ночь молитве. Эти ночи бесконечны, неустанны, я даже не могу найти слова, чтобы их описать.

Помню, на Афоне отец Паисий рассказывал про старца Арсения, сподвижника старца Иосифа Исихаста. Тогда у них в монастыре было правило молиться до двух-трех часов ночи. Эти старцы на протяжении всей своей жизни каждую ночь проводили в молитве. На тот момент отцу Арсению было 75 лет. Он жил в очень маленькой келье с одним окном, которое одновременно служило и входом в келью, потому что дверь там отсутствовала. Каждый вечер отец Арсений, прислонившись к окошку, начинал молиться. Молодые братья, окончив молитву, отдыхали два-три часа, а на рассвете вставали и шли на послушания. И вот утром подходят они к окну отца Арсения и видят, что он еще молится. Он их спрашивает: «Что случилось?» Ему говорят: «Надо идти на послушания». «А что, уже рассвело?» – спросил отец Арсений. Представляете, он даже не заметил!

Или был еще один старец из Нового Скита, который все повторял, что скоро настанет Второе пришествие. Его спрашивают: «Почему должно наступить Второе пришествие, отец Ефрем?» «Разве вы не читали, – говорит он им, – что настанет время Второго пришествия, когда дни и ночи станут короче?» – «Так разве они стали короче?» – «А разве нет? Я только начал молиться – и вот уже рассвело». То есть он молился и не замечал, как проходила ночь, и думал, что ночи сократились.

Как-то отцы, которые жили по соседству с отцом Паисием, рассказали такой случай. Однажды во время ночной молитвы в его келье просиял нетварный свет, и отец Паисий подумал, что уже взошло солнце. Он быстренько вышел, пошел в соседнюю каливу и спрашивает: «Отче, сколько сейчас времени, почему так быстро рассвело?» – «Какой рассвет?! Сейчас два часа ночи, отче», – услышал он в ответ. А он видел лишь свет повсюду и думал, что уже настал день.

На этих примерах я хочу показать вам, что тайны Божии открываются через ночную молитву. Один час ночной молитвы равнозначен пяти часам молитвы днем. Поэтому ночь – это большое богатство. Вам, христианам, которые ходят в церковь и слушают слово Божие, подобает совершать ночные молитвенные стояния, потому что именно ночью активизируется враг рода человеческого, чтобы погубить души людей через всевозможные развлекательные центры, клубы, телевизор и т.п.

«Примером таких молитв могут служить некоторые записи старца; они дают возможность весьма большого приближения к этой тайне души ушедшего от нас святого мужа».

Как я уже говорил выше, ту наполненность, которую переживает душа молящегося, познать невозможно. Святой Иоанн Лествичник ставит вопрос: «Кто может познать ум молящегося человека?» Никто. Только Бог. Даже диавол не может спуститься в глубины ума человеческого. Эта такая глубина присутствия Божия, что никто не может этого ни познать, ни описать. Как-то святой Григорий Палама на одном из собраний выступал с докладом о молитве. Его попросили описать этот опыт. Он стал рассказывать, говорил-говорил, а потом в конце добавил: «Сколько бы мы ни пытались описать состояние души во время молитвы, сделать это невозможно».

Я вам уже не раз говорил, что мы получили особое благословение от Бога, когда стали православными христианами. Ведь наша Церковь обладает богатейшим опытом молитвы, в отличие от западных церквей, которые молитву заменили добрыми делами. Запад пренебрег молитвой и теперь оказался незнаком с тайной жизнью в Духе Святом, а Евангелие из духовной книги претворил в свод нравственных законов. Теперь западная церковь вместо того, чтобы производить молящихся людей, производит хороших социальных работников. И от священника там ждут, что он будет социальным работником, а если не будет, тогда он ничего не стоит. Однако наша Церковь совсем иначе смотрит на человека: человек ценится за молитву, а не за добрые дела. Никто не говорит, что добрые дела не нужны, – нужны обязательно и должны совершаться, потому что «вера без дел мертва» (Иак. 2: 26). Я скажу так: добрые дела – это листья дерева, а плод дерева – это молитва и Божественная благодать.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *