О деревне

close Вершинино (Архангельская область)

Вершинино (Архангельская область)

flickr.com

Вершинино (Архангельская область)

Зачем ехать: любоваться северными пейзажами, изучать северную архитектуру, загорать на островах древнего Кенозера, ловить рыбу, собирать ягоды.

Реклама

Что особенного: Вершинино — административный и туристический центр Кенозерского национального парка. На берегу одного из 300 озер этого парка — Кенозера — и находится деревня, которая славится русской северной архитектурой XVII—XVIII веков, необыкновенными пейзажами, озерами, лесами, непроходимой глушью и удивительными людьми.

Что смотреть: над деревней, на холме, стоит старинная деревянная Никольская часовня — символ Кенозерья, — где сохранились уникальные клиновидные потолочные расписные перекрытия «небеса». Древние церкви и часовни, как и поклонные кресты, в Кенозерье повсюду: в деревнях, возле дорог, в лесах, на островах. Местные жители бережно их охраняют: у каждой часовни есть свой смотритель, избираемый жителями той или иной деревни.

Есть здесь и самая маленькая часовня в России, куда с трудом вмещается один человек. Когда-то через Кенозерье проходил старинный северный торговый путь и знаменитый Кенский волок. На окраине Вершинина находится «святая роща» — традиционное для любой кенозерской деревни место, сохранившееся со времен язычества, где нельзя шуметь, громко разговаривать, петь, мусорить, рвать цветы, рубить деревья.

Детали: в Вершинине, как и в других местах парка, можно остановиться в гостевых домах, визит-центре, гостинице или — как и на любом острове Кенозера — в палатке на оборудованной стоянке. Здесь есть библиотека, мастерская, музей. В августе празднуется День Парка, проходит Успенская ярмарка, Кенозерские чтения. Много интересных пеших и водных маршрутов, в том числе «Тропа предков» — древний путь рыбаков и охотников, монахов-отшельников, паломников и путешественников. А еще в Вершинине продают вкусный северный хлеб, который здесь же и пекут.

closeОкунево (Омская область)

Окунево (Омская область)

flickr.com

Окунево (Омская область)

Зачем ехать: релаксировать на фоне сибирской природы, заряжаться оптимизмом, искать себя и новых друзей.

Что особенного: жители этой загадочной деревни искренне верят в то, что Окунево — центр мира. Говорят, живут свободно, без будней и праздников, каждый делает что хочет и когда хочет; биоритмы настраиваются, а мечты сбываются. По некоторым данным, Окунево было обычной сибирской деревней до тех пор, пока индийский гуру Шри Бабаджи не отправил свою ученицу Расму Розите искать «древний храм бога Ханумана» где-то в Сибири. Расма выбрала Омск, так как в названии города, по ее мнению, отражается индийская мантра «Ом». В ходе дальнейших духовных поисков Расма оказалась в Окуневе, прожила там несколько лет и, оставив последователей, уехала на родину — в Латвию.

Что смотреть: в Окуневе живут представители пяти религий (вполне мирно), занимаются творчеством в мастерских; летом устраивают фестиваль и многочисленные праздники, принимают паломников — поклонников эзотерики и медитаций со всего мира. Есть здесь и свои «места силы», такие как Дом с привидениями, Ведьмин круг, Райский городок, Шайтан-озеро и многие другие.

Детали: говорят, вода в местных пяти озерах обладает невиданной энергетикой. Сибирская тайга, чистый воздух и река Тара тоже отлично помогают настроится на позитивный лад. А в 1996 году Борис Гребенщиков написал про Окунево песню «Инцидент в Настасьино».

closeОймякон

Оймякон

flickr.com

Село Оймякон (Якутия)

Зачем ехать: испытать силу воли, изучать суровый быт жителей севера, вспоминать благословенные, зимние, родные –20.

Что особенного: Оймякон, который в России называют полюсом холода, находится на левом берегу якутской реки Индигирка. Некоторые путешественники даже считают Оймякон самым холодным местом на планете. Зимой здесь стоят морозы до –60 (бывают и –70), а при –50 дети из начальных классов перестают ходить в школы. Летом теплеет до +10…+12, но случается и +30…+40. Самый короткий день зимой длится три часа, летом — белые ночи.

Что смотреть: при желании можно поучаствовать в обрядах эвенов-оленеводов, устроить подледную рыбалку в Индигирке, узнать, чем якутские коровы отличаются от всех прочих, совершить путешествие по тундре, познакомиться с местными морозостойкими лошадьми. Можно посетить музеи ГУЛАГа. Зимой здесь проходит традиционный фестиваль «Оймякон — полюс холода», на который съезжаются Деды Морозы из разных регионов и стран.

Детали: в селе проживает чуть больше 500 человек. Разводят скот, ловят рыбу, держат оленей. Одеваются по методу капусты. Машины утепляют, ставят дополнительные печки; если нет отапливаемого гаража — моторы не глушат месяцами. В общем, скучно вам точно не будет.

close Усть-Цильма (Коми)

Усть-Цильма (Коми)

flickr.com

Усть-Цильма (Коми)

Зачем ехать: изучать культуру старообрядцев, наслаждаться покоем, переходить Печору на лыжах (зимой) или ловить рыбу сейчас — летом.

Что особенного: Усть-Цильма — старинное русское село в глубине Коми, на берегу северной реки Печора, в котором живут потомки старообрядцев-новгородцев, бежавших сюда в XVII веке от реформ патриарха Никона. Люди свободолюбивые и упрямые — крепостное право до них так и не добралось.

Что смотреть: жители села бережно хранят в сундуках старинные сарафаны, которые надевают во время своих традиционных праздников, именуемых «горками». Самые известные летние «горки» отмечают в июле. Все местные — от мала до велика — водят хороводы из простых и сложных фигур, поют старинные песни, после чего устраивают ночные гулянья. Считается, что именно в Усть-Цильме сохранилась средневековая русская культура, язык, фольклор. В деревне все свое: эпос, сказки, былины. В новом старообрядческом храме проводят службы.

Детали: село большое, здесь проживает 7 тыс. человек. Среди прочего есть музей исследователя Европейского Севера, ученого Журавского; ремесленный центр, аэропорт, принимающий Ан-24 из Сыктывкара, гостиница. В окрестностях Усть-Цильмы можно сплавляться по рекам и ловить отменную рыбу.

closeНикола-Ленивец (Калужская область)

Никола-Ленивец (Калужская область)

flickr.com

Никола-Ленивец (Калужская область)

Зачем ехать: общаться с художниками, изучать ландшафтный дизайн, приобщаться к современному искусству.

Что особенного: деревня Никола-Ленивец находится в Калужской области, на берегу реки Угра. Здесь живут художники, архитекторы и прочие творческие личности. Деревню в конце 1980-х обнаружили архитектор Василий Щетинин и художник Николай Полисский. Они же стали первыми жителями поселения художников. В 1990-е сюда приехали архитекторы Анна Щетина, Юлия Бычкова, дизайнер Василий Копейко. А в начале 2000-х Николай Полисский начал привлекать местных жителей к созданию инсталляций из природных материалов — зиккурата из сена, башни из лозы, акведука из снега. Так возник фестиваль ландшафтных объектов, необычайно популярный у туристов.

Детали: в Никола-Ленивце построены гостевые дома, кемпинг и хостел, кафе и кинотеатр под открытым небом, есть велопрокаты и Wi-Fi. На территории бывшей мехбазы в деревне «Звизжи» работают мастерские. В 2014 году планируется восстановление деревень Кольцово и Звизжи, новые фестивали, мастер-классы и арт-резиденции.

closeВарзуга (Мурманская область)

Варзуга (Мурманская область)

flickr.com

Варзуга (Мурманская область)

Зачем ехать: любоваться пейзажами Кольского полуострова, слушать тишину на Белом море, ловить рыбу и есть кулебяки с семгой.

Что особенного: село Варзуга, основанное 590 лет назад, расположено на Кольском полуострове (Терский район), в 20 км от Белого моря. До ближайшего райцентра — 140 км, дальше, чем до Полярного круга.

Что смотреть: в Варзуге находится памятник русского деревянного зодчества допетровской эпохи — Успенская церковь, построенная в 1674 году без единого гвоздя. Среди других достопримечательностей: Афанасьевская церковь (1854), церковь во имя свв. апостолов Петра и Павла (1864), святые источники, Музей поморского быта.

Каждую весну по реке Варзуга, на обоих берегах которой стоит село, идет на нерест атлантическая семга. Зрелище ежегодно привлекает тысячи туристов, для которых вдоль берега Варзуги на протяжении многих километров строятся лагеря. Летом здесь тоже раздолье для любителей рыбалки — на удочку ловят окуня, плотву, ерша, ельца, подъязок. На спиннинг — хариуса, щуку и семгу (после 15 августа, так как с 1 июля по 15 августа лов семги на лицензионных участках запрещен).

Детали: когда-то Варзуга была крупнейшим селом на Кольском полуострове. Одно из первых упоминаний о ней содержится в грамоте 1466 года. В Варзуге сохранился поморский фольклор и традиционная кухня. Местные жители традиционно занимаются рыбной ловлей и пекут из ржаного теста козули — игрушки из теста: фигурки оленей, бычков, коровок, козликов, птичек, тюленей. Здесь всегда угостят ягодными шаньгами, кулебяками с семгой и северной ягодой — черникой, морошкой, брусникой, клюквой.

Со времени коллективизации, а то и «продразвёрстки» город много, очень много задолжал крестьянству. Продразвёрстка — прямой грабёж, госпоставки продукции колхозов по неоправданно низким ценам — слегка прикрытое (о! конечно же, Законом) издевательство. Колхозникам за трудодень доставалось 300 граммов пшена, а иной раз и просто «палочка» в учётной ведомости. А лишение сельских жителей паспортов вплоть до 50-х годов, чтобы тянули лямку и не бегали! — Отслужившему в армии сыну мать сквозь слёзы советовала соглашаться на вербовку на Дальний Восток, с риском многолетней разлуки. Лишь бы не повторял её с мужем судьбу.

Исправить несправедливость пытался крестьянский сын, курский мужик-хитрован Никита Хрущёв. Лозунгом было «Сближение города и деревни», реальными действиями — пенсии сельским жителям, повышение закупочных цен на мясо-молочную продукцию (что вызвало у горожан недовольство, а где-то и протест). Никита Сергеевич вообще радел простому народу, зато безбоязненно сокращал генералитет, крыл никчёмную творческую интеллигенцию, дошёл до крайности в осуждении паразитов-валютчиков. И то сказать — «придал» закону обратную силу, и эту язву на теле трудового народа устранили… Не только армию «обижал», он и доходы кремлёвского пула, не в пример нынешнему разгулу, строго ограничивал. За что и поплатился.

Благодаря этим усилиям крестьянство могло от пшена и «палочек» перейти иной раз и на колбасу с сыром. Но ехать за дефицитной едой — за своими же трудами! — приходилось в город, что, конечно же, обижало, и неприязнь росла. К москвичам — особенно. И это в «счастливые семидесятые».

Деревенской России теперь считай что и нет, сельское население прорежено на две трети. Одни «не вписались в рынок», уцелевшие работоспособные мыкаются по городским заработкам, малая часть оседлала бизнес на родине, но уже в райцентре. А оставшиеся старики (3-4 дома на деревню в костромской глубинке) мудро молчат и городских не осуждают. Но остались от трёх поколений — сперва ограбленных, потом закрепощённых, потом «только» униженных — настороженность и недоверие к городским. И я, москвич в трёх поколениях, худо-бедно пробовавший масло и пряники в детстве, в отличие от сельских сверстников, — склоняюсь перед оставшимся в деревнях людом.

Жизнь деревни

Пришло время сопоставить многочисленные и многообразные источники, раскрывающие с разных сторон жизнь деревни, чтобы дать правдивый рассказ о русских крестьянах той поры. Сохранилось множество описаний современников, подробных ответов на программы различных научных обществ XIX века, решений общинных сходок, прошений, писем и других документов, по которым можно очень подробно представить жизнь старой деревни. Рассмотрим же некоторые из них, используя сведения, сообщённые в интереснейшей книге М. М. Громыко «Мир русской деревни».

Для начала удивимся: откуда взялось представление о невежественности крестьянина? Вырастить даже одно, самое неприхотливое растение — отнюдь не простой исполнительский труд. А в крестьянском хозяйстве столько разных культур, и каждая со своим норовом, столько разных оттенков погоды, почвы, ландшафта, и всё это надо знать и учитывать, если не хочешь, чтобы ты и семья твоя голодали. Сам годовой цикл земледельческих работ так многообразен и сложен, а природа вносит столько неожиданного в каждый следующий год, что поистине огромным объёмом знаний должен обладать каждый пахарь, чтобы хорошо справляться со своей задачей.

Не по плечу была бы такая задача отдельному человеку, если бы не опирался он на обширный и длительный коллективный опыт, приспособленный к тому же к конкретной местности и постоянно проверяемый и улучшаемый, опять-таки коллективно!

Вся практика крестьянского хозяйства отличалась гибкостью, приспособляемостью к конкретным условиям и вниманием к тончайшим деталям в обработке почв, в уходе за культурами, в сборе урожая. Примечательно, что помещики в инструкциях своим управителям указывали: «Поступать во всём так, как крестьяне обычаи имеют свой хлеб возделывать». Мы приводили несколько ранее оценку сообразительности, сметливости или, говоря современным языком, интеллектуальных возможностей русского крестьянина, данную в 1834 году А. С. Пушкиным:

«О его смелости и смышлёности и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны. Путешественник ездит из края в край по России, не зная ни одного слова по-русски, и везде его понимают, исполняют его требования, заключают с ним условия».

К этой оценке гения очень близка характеристика крестьян Пошехонского уезда, данная уроженцем этих мест священником А. Архангельским в этнографическом описании района:

«Здешние крестьяне не так образованы, как в других местах, напр., в уездах Ярославском, Углицком, Романовском, Борисоглебском и Рыбинском, потому что они по большей части проживают дома и ездят в Пошехонь, Мологу и Рыбинск только по своим надобностям. Впрочем, несмотря на необразованность, они одарены хорошими умственными способностями…

Кроме того, здешний народ весьма деятелен и трудолюбив, так что без какого-нибудь дела… не может пробыть даже в воскресные дни. Поэтому после каждого праздника он очень скучает о том, что несколько дней сряду был в праздности и бездействии. Память, внимание и понятливость здешнего народа доказываются ещё и тем, что молодые люди очень скоро перенимают незнакомые им песни, и старые очень хорошо помнят те, которые часто пелись во время их молодости. Сметливость здешних жителей видна из того, что они мастера считать, и считают быстро, даже без счётов. Они смышлёны: все почти здешние крестьяне сделают всё, что ни увидят, не хуже мастера… В этом отношении женщины не уступают мужчинам».

В другой части очерка этот же автор заметил:

«Почти все крестьяне здешнего округа умеют во всё вникать и скоро понимать то, чему учатся или что хотят узнать; они также очень трудолюбивы и проворны».

Всё это сказано о пошехонцах, сочинивших о себе целую серию забавных историй, создавших им репутацию непутёвых и проказливых чудаков. К сожалению, из-за злой сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина они ассоциируются теперь с самыми тупыми и дикими людьми.

А вот — из описания сельских жителей Каширского уезда, сделанного священником П. Троицким для Географического общества:

«Действительно, здешним жителям нельзя не отдать в некоторых отношениях преимущества. Так, здешний житель готов вступить в разговор с кем угодно и, если нужно, рассуждать о всяком предмете, не превышающем круга его познаний. В нём есть и сметливость, потому что он вовремя умеет молчать и вовремя высказать, что нужно: есть и рассудительность…»

Автор последней характеристики склонен был считать названные им свойства преимуществом крестьян именно своего края. А этнограф Н. А. Иваницкий, описывавший вологодских крестьян 80-х годов XIX века, решительно распространил своё определение на всех русских:

«Что этот народ в общем умён, хитёр и остроумен, как вообще великорусское племя — об этом повторять нечего».

«Повторять нечего!» — и действительно, мы встречаем подобные утверждения в ответах, поступавших в научные общества из самых разных районов России. И не только в корреспонденциях, составленных по программам обществ, но даже в отчётах государственных учреждений. Вятская губернская палата государственных имуществ, например, неоднократно отмечала прилежание вятских крестьян и их «переимчивость» ко всему новому, полезному в хозяйстве. О сметливости крестьян писали в официальном обзоре Рязанской губернии и других документах.

Даже князь В. Ф. Одоевский — эстет, склонный к элитарному мышлению, человек энциклопедической европейской образованности, не мог не отметить «чудную понятливость русского народа».

Нередки рассказы о самоотверженности на пожаре, готовности помочь другому человеку, ведь пожар — частое бедствие для деревянной русской деревни.

Повсеместно проявлялось гостеприимство к чужим, попросившим крова, в том числе и нищим. Просто удивительно, какое большое количество упоминаний о распространении милосердия, милостыни, гостеприимства у русских крестьян всей территории России встречается в документах XVIII–XIX веков. «Нищему никогда не откажут ни в хлебе, ни в ночлеге», — сообщали из Вельского уезда Вологодской губернии. «Нищие в редком доме получают отказ», — утверждал информатор из Пошехонского уезда Ярославской губернии. «Очень гостеприимны и внимательны к нищим и странникам», — писали из Белозёрского уезда Новгородской губернии. В последней информации подмечено, что наибольшим гостеприимством и радушием к постороннему человеку отличаются крестьяне «среднего и бедного состояния», хотя есть и утверждения, что как раз зажиточные крестьяне больше принимают просящихся на ночлег, и обязательно накормят при этом. Можно сделать вывод, что гостеприимны были все крестьяне. И в самом деле, в рассказе 1849 года о нравах помещичьих крестьян сёл Голунь и Новомихайловское Тульской губернии (Новосильский уезд) отмечалось равное гостеприимство всех крестьян:

«При такой набожности ни у кого, по выражению народному, не повернётся язык отказать в приюте нуждающемуся страннику или нищему. Лавку в переднем углу и последний кус хлеба крестьянин всегда готов с душевным усердием предоставить нищему. Это свойство крестьян особенно похвально потому, что бедные семейства, до какой бы крайности ни доходили, никогда не решаются нищенствовать, но стараются или взять заимообразно, или пропитываться трудами рук своих, и из этого-то слезового куса они никогда не отказывают страннику-нищему».

Таков высокий образец нравственности наших предков: даже тот крепостной крестьянин, который сам стоял на грани обнищания, делился со странником — чужим ему человеком.

Крестьяне резко осуждали лень, неумелое или недобросовестное отношение к труду. Житель Шадринского уезда Пермской губернии Андрей Третьяков так писал в 1852 году:

«Похвальная черта в характере жителей — общественность и соревнование к своевременному отправлению полевых работ… Господствующие добродетели суть: трудолюбие и воздержание от хмельных напитков. Гласно и колко смеются все над тем, кто по своей лености затянул пар, то есть в надлежащее время не вспахал, или кто зимней порой не успел окончить молотьбу до талицы».

Судить о умелости и сноровке крестьянина позволяли результаты ведения хозяйства и прочих работ. Так, мнение односельчан о девушке как о работнице, непременно учитывающееся при выборе невесты, складывалось не только при наблюдении за её работой. У всех на виду была её одежда собственного изготовления, украшенная в праздничные дни сложным рукоделием. В некоторых местностях осуществлялся и специальный осмотр женщинами девичьего рукоделия.

Большое значение для развития нравственной дисциплины, для совершенствования силы воли, умения ограничить себя, соблюсти запрет имела система представлений и норм поведения, связанных с постами. Дети с малых лет приучались понимать, что не всё, что хочется, дозволено. Воспитывалось понятие о превосходстве духовного начала в человеке над телесным. В пример детям и взрослым ставились те, кто постился особенно строго. Считалось, что человек тем и отличается от животного, что «сила духа в нём позволяет одолеть хотение». Большим уважением пользовались у односельчан те из разбогатевших крестьян, которые вкладывали свои средства в строительство церкви. В фондах Синода и консисторий сохранилось немало дел о строительстве церквей, предпринимаемом отдельными крестьянами. Случалось, что общины участвовали своими средствами даже в строительстве монастырей. Обратимся к интересному архивному делу из Кубанского края. Это решение (приговор) сходки станицы Пшехской от 1882 года, с ходатайством об открытии на землях, подведомственных Пшехской общине, Александровского женского монастыря сестёр милосердия, в память императора Александра II. Своё участие в создании монастыря община оговаривает условием:

«…учредить из монастыря крёстный ход в станицу нашу ежегодно 30 августа (Александров день), которой должен быть там до 9-го сентября (день после Рождества Богородицы)».

Широко распространённой причиной отлучек крестьян из общины по всей территории расселения русских был уход на богомолье. «Пообещал помолиться и молебен отслужить… образу пресвятыя Богоматери Одигитрии что на Оболаке» и отпущен на «срок за поруками», — указывали, например, конкретную цель поездки крестьян, отправлявшихся на поклонение почитаемой в Сибири Абалакской иконе Богоматери в монастырь под Тобольском. Из деревень Егорьевского уезда (Рязанская губ.) в Москву на богомолье ходили группами по 10–15 человек весной и осенью; в Киев выбирались лишь единицы; в местные монастыри ходили, по сведениям жителя этих мест, «почти все крестьяне». В Орловском уезде Орловской губернии было принято отпускать крестьян на богомолье в соседние уезды; в Троице-Сергиеву лавру ходили отсюда «по обещанию»; отдельные крестьяне отправлялись в Киев. Из Змиевской волости Орловского уезда на богомолье отпускали весной — в Киев или в Белобережскую пустынь, что в Карачёвском уезде, в 150 вёрстах от села Змиёва. Из села Петушкова и окрестных деревень крестьяне ходили на богомолье тоже в Белобережскую пустынь и в Киев.

Рассматривая народное благочестие в отдельных его проявлениях, следует помнить, что в действительности религиозность крестьян была очень цельной, слитной с их образом жизни. Для большинства крестьян вера служила основой самого их существования, способом жизни. Искренне верующий человек просто не мог плохо хозяйствовать на земле, которую считал созданием Божиим, или отказать в помощи нуждающемуся. Также и в повседневных молитвенных обращениях для него сливались воедино и отношение к иконе святого, и знание его жития, и заказ молебна в сельском храме, и стремление отправиться в дальнюю обитель к чудотворному его образу.

Местному мастеру можно было заказать конкретную икону, чтобы обращаться с молитвой к опредеённому святому. Образы Зосимы и Савватия, например, просил пасечник, святого Пантелеймона заказывали для исцеления от болезней, Николая Угодника — отправляясь в плавание и т. д. А постоянное созерцание высоких образцов профессионального иконописания в сельских церквах служило источником духовного и эстетического воспитания, развивало вкус. Прежде, чем вернуться нам к истории государственности российской, поговорим и о патриотизме крестьян.

Вопреки традиционным представлениям, крестьянская жизнь старой России была буквально пронизана патриотизмом. С позиций интересов Отечества оцениваются события, деятели, отдельные поступки. Конечно, так было не всегда, но с некоего момента понятия «Святая Русь», «своя сторона», «государство Российское», «земля святорусская», «Россиюшка», «мать Россия», как обозначения Отечества, часто встречаются в исторических песнях и всегда с теплом, любовью, заботой, гордостью или тревогой. Мы с вами добрались в нашей книге до начала правления императрицы Екатерины II, — позвольте перенестись на полстолетия вперёд.

Вот несколько вариантов зачина народных песен, посвящённых Отечественной войне 1812 года:

Мать Россея, мать Россея,

Мать россейская земля.

Про тебя, мати Россея,

Далёко слава прошла.

Или:

Мать российская земля

Много крови пролила.

Святорусская земля

Много горя приняла,

Прошла слава про тебя!

Хороши, по представлениям крестьян, те государи, полководцы, генералы, бояре или солдаты, которые действуют на пользу Отечества. Осуждение бояр или дворян, как правило, в песнях, преданиях, разговорах связывалось с их изменой Отечеству.

Считается, что в национальном виде патриотическое чувство впервые проявилось в XV веке во Франции. Французы и англичане принадлежали тогда к одной и той же церкви, имели один и тот же феодально-монархический строй, одни и те же основы быта. Столетняя война между ними была династической, между Валуа и Плантагенетами за престол Франции. Но постоянные встречи с чужим народным характером мало-помалу пробудили у французов чувство своей народности и вызвали, наконец, откровение национальной идеи. Жанне д’Арк приписывают простую и ясную формулу чисто национального патриотизма: быть независимыми от чужеземцев на своей земле и иметь среди себя своего собственного верховного главу.

На Руси, возможно, до войны с поляками начала XVII века, а кое-где и до 1812 года большинство крестьян (христьян) так и считали себя христианами, а никакими не русскими. Требовались определённые причины, чтобы перейти к национальной идентификации. Заметим, что элита старой России гордилась своим иноземным происхождением, не желала вникать в крестьянскую культуру, и в некий период вся сплошь говорила на французском языке. А кстати, и положение в российской науке того времени характеризуется явным засильем чужеземцев. Почему у нас было так, а не иначе — тема для отдельного разговора; а здесь только скажем, что и народы России в своё время, как и другие народы Европы, пришли к национальному патриотизму.

Идеал смелого, сильного, верного Отечеству воина, надёжного товарища проходит через весь русский фольклор — от былин до поздних солдатских песен, темы которых были близки крестьянству. Как правило, героями в них выступали солдаты, государь был символом, знаменем Отечества, а если возникала «критическая» тема, она направлялась против «господ», но не царя.

Прочно бытовало в крестьянской среде представление, что «если умрёшь на войне за Христову веру, то Господь грехи отпустит».

Война 1812 года особенно показала высокий уровень национального самосознания крестьянства. Специально исследовавший этот вопрос молодой историк А. В. Буганов сообщает вот какое мнение о народных песнях 1812 года:

«В центре изображения песен, независимо от места их создания, остаётся судьба России как единого целого. Осознание общенациональных интересов явно преобладает над возможным местным влиянием».

Впрочем, о том же говорит и крестьянское партизанское движение, добровольные вступления в ополчение и армию в 1812 году, пожертвования крестьян на нужды войны.

М. М. Громыко пишет:

«По мнению специалистов по военной истории, народное ополчение охватывало больше населения, чем партизанские отряды. Основной контингент ополченцев составляли крестьяне. Кроме смоленских, московских, калужских, в ополчении участвовали и крестьяне районов, которых непосредственно война не коснулась, — Костромы и Нижнего Новгорода, Вятки и Пензы, Дона и Урала».

Известно, что в ходе войны проявлялись и классовые интересы крестьян — отказ некоторых из них повиноваться помещикам, слухи об освобождении от крепостной зависимости участников ополчения. Но первоочередной задачей для подавляющего большинства всё же было освобождение Отечества, изгнание иноземных завоевателей. И за сим вернёмся к истории воцарения Екатерины.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

По итогам Всероссийской переписи населения, в Самарской области выросло количество малонаселенных и опустевших деревень.

Власти считают этот тренд естественным, ведущим к созданию агломераций вокруг городов, и не видят необходимости принимать экстренные меры по сохранению популяции на периферии губернии.

Несмотря на многомиллиардные инвестиции в агропромышленный комплекс и программы поддержки сельхозпроизводителя, село умирает, и этот процесс наглядно фиксирует статистика. В 83 поселениях Самарской области в прошлом году переписчикам не удалось найти ни одной живой души. В прошлую перепись, 2002 года, таких деревень насчитывалось куда меньше – 63. Причем меж ду переписями успели упразднить 5 поселений. Теперь их число грозят пополнить еще 138 сел, где на сегодняшний день осталось не более 10 жителей. «СО» проехало несколько сел, которые уже сейчас находятся на грани вымирания. Они оказались очень разными. Одни обеспечены инфраструктурой, хорошими дорогами, которые позволили бы им развиваться при должной поддержке. В других нет источников качественной питьевой воды, нет врачебной помощи, нет ни одной торговой точки, не проведен газ, а местами – и электричество. Куда-то зимой и в распутицу можно попасть только на вездеходе или вертолете. А люди там все-таки живут. И не только обессилевшие местные старожилы, но и коренные горожане.

Россию много раз спасало сельское население

КОНСТАНТИН ШУТЬКО, глава Кинель-Черкасского Района

-С 2002 года у нас практически не вымирали деревни. Но сегодня тенденция такая есть. В нашем районе есть деревня, где проживает всего один человек. Есть села Степановка, Заовражный, Винно-Банново, где нет газа. В Екатериновке сейчас проживают 28 человек, в Березовке – одна семья. В населенном пункте Верхний Кутулук проживают всего 5 человек. Проехать туда на машине нереально – тракторы и вездеходы каждую неделю привозят продукты и медицинскую помощь. Стоит вопростащить туда газ, дорогу и т. д. – это почти 20 км – или же переселить этих пять человек, средний возраст которых – за 70 лет. Поэтому, конечно, необходимо их переселять. Мы договорились, что на следующий год перевезем бабушек в Кинель-Черкассы. Эти поселения я называю Швейцарией, потому что там шикарная природа. Но пока уровень жизни в деревне не достигнет городского, деревни продолжат вымирать. Молодежь не будет туда возвращаться. Ведь в районах молодые люди тоже хотят видеть стадионы, бассейны, торговые центры, квартиры со всеми удобствами. Россию много раз спасало сельское население. А сегодня села умирают – это мировая тенденция.

Дачные перспективы Шабановки

В Шабановку и Константиновку мы ехали по идеально ровному шоссе вдоль потрясающей красоты полей Елховского района с километрами газовых труб, залитых на удивление ярким и каким-то даже не осенним солнцем.

Наконец в полукилометре от дороги углядели несколько домов – и нарядных, и полуразрушенных. К нарядным домам вела наезженная колея, на которую свернула приличная иномарка. Мы же съехали «в траву по пояс» в направлении развалюх. В первой встретила нас тетя Тоня. Одинокая немолодая женщина поначалу неохотно, а потом все более раскрываясь в беседе, рассказала, что раньше это была небольшая деревушка, дворов на 60. Теперь таких постоянных жителей, как она сама, – на 3-4 дома. Молодежи и детей давно не осталось. На вопрос про нарядные дома и иномарки последовал ответ: «Дачники». Здесь только они и строятся. Что делает здесь тетя Тоня, можно было только догадываться по одутловатому лицу женщины, явно злоупотребляющей спиртным, а также по обнищалому виду жилища и шести вилкам очень крупной капусты на импровизированном – назовем так клочок земли – огороде. Живет тетя Тоня одна. Был сожитель – умер. Сын умер. Дочь где-то бомжевала, а потом вроде бы сгинула. Запойной бабушке государство отдало из детдома внучку.

Когда той было 11 лет – повесилась. По версии, высказанной позже соседями, — не вытерпела бабушкиных запоев. В соседнем доме, более нарядном и аккуратном, с небольшим огородом и цветами, старенькой банькой во дворе, проживают Раиса Покшиванова и ее супруг Николай Киреев. Из старых досок хозяин строит новую баньку. У Раисы Александровны есть жилье в Самаре, но последние 15 лет она прочно обосновалась здесь. «Дом ведь прямо на берегу реки. Вода есть – это главное. Газ в баллонах привозим. Топим зимой печку. Телевизор есть. Баньку вот сейчас построим новую. За продуктами ездим на такси. А что? 70 рублей туда и 70 рублей обратно, до Елховки. Огород вот свой есть. Детишки приезжают, две дочери… Я здесь родилась и воспитывалась до 18 лет. Места, конечно, с тех пор сильно изменились. Колхоз раньше был, фермы. Ничего не осталось. Все перенесли в «Красные Дома». На вопрос, пойдут ли голосовать на выборы 4 декабря, Николай Сергеевич философски отвечал: «Да ладно, закорючку и без нас поставят»…

Исчезнувшие деревни Безенчукский •• Золотовский •• Григорьевка •• Широкополье •• Победа Большечерниговский •• Хасьяново Борский •• 14-й км •• Баженовка Елховский •• Воскресеновка •• Петропавловка •• Заботское •• Сосновка •• Березовка Исаклинский •• Новая Боголюбовка Кинельский •• платформа 1150-й км •• платформа 1157-й км Клявлинский •• разъезд Барково •• разъезд Чистаковка •• Долгоруково •• Ключёвка •• Красная Елха •• Верхний Ключ Кошкинский •• Богодуховка •• Верхняя Ивановка •• Новая Зубовка •• Гранновка Красноармейский •• Нестеровка Похвистневский •• Подбельщина •• Садовая Сергиевский •• Елховка •• Большая Лозовка •• Королевка •• Мамыково •• Круглый Куст •• Глубокий •• Рогатка Сызранский •• Петровка •• разъезд 912-й км •• разъезд 950-й км •• разъезд Ризадей •• Печерский Берег •• Приусинск •• Конопляный •• Ясная Поляна Челно-Вершинский •• Кривозериха •• Покровка •• Шихан •• Калиновый Куст •• Верхняя Кондурча Шенталинский район •• Суруша •• Баландаево •• Черемшанка •• Светлая Поляна •• Светлый Ключ •• Верхняя Хмелёвка •• Родина •• Волчья Сколько деревень вымерло в ПФО (по данным Всероссийской переписи населения 2010 года) Оренбургская область 53 Ульяновская область 61 Самарская область 83 Саратовская область 95 Нижегородская область 603 Кировская область 1076 Источник Росстат

Бунт в Сосенках

Проехать в Сосенки «СО» так и не удалось. Хотя от села до трассы Отрадный — Борское – всего 1 км, но преодолеть его на машине практически невозможно, тем более в условиях осенней распутицы. По этой же причине сорвалась встреча жителей Сосенок (их тут около ста) с главой района Эдуардом Ардабьевым и главой поселения Новый Кутулук Александром Темлянцевым. Как поспешила заявить позже претендующая на оппозиционность местная газета «Молва», «понимая, что проехать в деревню по бездорожью никак невозможно, власть пригласила население пробежаться привычным маршрутом по рытвинам да колдобинам к выезду из населенного пункта. Возмущенные сельчане отказались наотрез. Они даже позвонили прокурору, который лишь развел руками и предложил написать жалобу». Правда, жители Сосенок оказались упрямыми. В итоге встреча все-таки состоялась. Но все, чего добились на ней жители, – новых обещаний. Обещаний обеспечить село питьевой водой (местную пить нельзя из-за аварии на нефтепромысле много лет назад), сделать остановку на выходе к трассе, организовать автолавку с продуктами. Правда, дорогу сделать так и не пообещали. Так что как автолавка с продуктами и питьевой водой будет добираться до Сосенок, осталось неизвестным.

«Агломерирование не модный тренд… »

«Агломерирование не модный тренд, а естественный мировой процесс. Это объективная необходимость повышения конкурентоспособности территории как единого пространства, важнейшее условие повышения инвестиционной привлекательности, создания центров притяжения инвестиций и инноваций. В процесс усиления интеграции центров агломерации – городских округов Самара и Тольятти, вовлекается все большее число территорий. Фактически это происходит через вынос на периферию Самары и Тольятти крупных торгово-развлекательных центров, развитие жилищного строительства на территории приграничных муниципальных районов (Волжский, Красноярский, Ставропольский). Вхождение сельских территорий в зону агломерационного влияния становится для них одним из элементов повышения их инвестиционной и миграционной привлекательности. Население «идет» туда, где есть рабочие места с достойным уровнем заработной платы, более комфортные условия проживания и развитый комплекс всех видов услуг. Периферийные сельские территории существенно уступают по уровню и качеству жизни населения. Отток населения из периферийных, менее привлекательных в этом плане территорий – закономерный тренд. Ряд малочисленных населенных пунктов может прекратить свое существование – это естественный процесс». Из ответа «СО» министерства экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области.

Есть мнение: ЮРИЙ ГРИГОРЕВСКИЙ, глава Богатовского района -«Умершие» населенные пункты необходимо реанимировать через туризм. У нас есть деревня Знаменка, где раньше была овцеводческая ферма. Сейчас мы думаем над тем, чтобы там развить туристический бизнес. Но все же в этих ненаселенных пунктах наблюдается скупка земельных участков под жилое строительство. И нельзя говорить, что заброшенные деревни добивают. Скорее – наоборот. К примеру, сейчас у казачества есть желание открыть хутор в каком-нибудь отдаленном населенном пункте. ВЛАДИМИР МО ГЛЯЧЕВ, глава Красноярского района -Если село будет возрождаться производством, то все придет в нормальное состояние. Я считаю, что сейчас происходит процесс возврата жизни в деревни. И каждый год одно-два новых предприятия в сельских населенных пунктах появляются. У нас в Большой Каменке сегодня открыто новое хозяйство, в Шилане — новое предприятие «Ермак», в самом отдаленном населенном пункте Хилково работает свиноферма.

Школьник – спаситель Константиновки

А вот в Константиновке есть свой школьник.

Все население здесь – древняя старушка, еще одна бабушка чуть моложе да таджикская семьяМархабо (Маша, как она поначалу представилась) с сыном-девятиклассником и полуторагодовалым внуком Амиршо. Еще старик, оказавшийся 54-летним мужчиной, который почти не мог говорить, задыхаясь, как от астматического приступа. Остальные четыре дома в зиму пустуют. Один принадлежит женщине из Царевщины, куда та переезжает в холода вместе со всем своим хозяйством, включая гусей, кур, овец и коз. Она-то и рассказала, что дорогу сюда построили еще 23 года назад – для фермеров: «Тут ведь три коровника было, лошади всякие… Потом разломали все. Кто разломал? Ну а кто у нас все ломает-то? Людям и работать негде стало, значит – чего тут жить? А деревня хорошая была, домов на сорок… «. Своя начальная школа была и здесь. Единственный таджикский школьник этого дикого места доставляется в школу в село Красные Дома на «школьном» автобусе. И только поэтому зимой эту деревушку не заносит снегом. Одна из старушек так и признала: «Все из-за мальчишкиЗимой трактор два раза в день иногда приезжает дорогу чистить. А если автобус не привезет мальчишку, директор куда надо звонит – и у нас все чисто сразу! «. И еще здесь есть телефон-автомат. Работающий.

Чудо Сретенки

Вместе с мужем Любовь Фещенко переехала в Сретенку из Самары еще в 1990-е годы.

Возвращаться обратно уроженка областного центра теперь наотрез отказывается, хотя там у нее есть квартира, остались знакомые, да и к врачам она наведывается в столицу губернии. Поначалу все это кажется чудачес тв ом челов ека преклонного возраста, так как на заезжего горожанина Сретенка, хоть и носит то же название, что одна из центральных улиц Москвы, поначалу производит удручающее впечатление. Мы исключением не стали. Первое, что увидели, въехав в село, – могильный крест у дороги прямо у жилого дома. Тем более это впечатляет потому, что все село можно проехать из одного конца в другой всего за минуту. И в эту минуту перед глазами будут мелькать гниющие избы, разобранные кирпичные кладки, заколоченные ставни, ворота и калитки, на которых как будто сама смерть небрежно намалевала: «Продается», «Продается», «Продается»… Среди всего этого убожества – единицы действительно жилых домов. Судя по номерам, тут 50 дворов, но на самом деле живет всего-то человек 20-25, если не меньше. Ни газа, ни водопровода здесь нет. В прошлом году жители деревни собрали подписи в надежде, что это поможет газифицировать село, но денег так и не дождались.

Только обещаний решить вопрос году этак в 2012-2013-м. Воду приходится добывать из скважины. В Сретенку не ходит общественный транспорт, нет почты, нет своего врача. Ближайший магазин расположен в полутора километрах отсюда в поселении Звезда (в состав которого входит Сретенка). Три раза в неделю в Сретенку приезжает машина с хлебом. Сама Любовь Фещенко уверенно причисляет свой населенный пункт к умирающим деревням. И тем не менее уезжать отсюда не хочет. Местный чистый воздух и размеренный ритм деревенской жизни совершили чудо. Много лет назад, работая на предприятии в Самаре, Любовь Васильевна упала и повредила позвоночник. Лечилась много лет, но полного восстановления городские врачи ей не обещали. Спустя несколько лет проживания в Сретенке женщина приехала в Самару на обследование. Врач констатировал – от болезни не осталось и следа. А крест у дороги возле жилого дома № 33 был установлен четыре года назад в память о парне, который вовсе не кончал жизнь самоубийством, а разбился по пьяной лавочке на мотоцикле – посадил на двухколесного друга 5 или 6 человек и поехал кататься… Кстати, попасть в Сретенку легкосюда ведет асфальтированная дорога. Рядом – лес, речка с песчаным пляжем. Говорят, здесь можно и поохотиться, и порыбачить. Поэтому, несмотря на мрачноватую картину, от окончательного исчезновения Сретенку пока спасают дачники. Они же – ангелы-хранители других отдаленных сел.

Потерялись вместе с колхозами

Сретенка в советские времена развивалась благодаря совхозу «Купинский», в котором разводили крупный рогатый скот, выращивали рожь, кукурузу, подсолнечник, производили силос.

Новый Кутулук также существовал за счет сельского хозяйства. По словам председателя собрания представителей Борского района Александра Темлянцева, в этом поселении выращивали в основном зерновые, также занимались животноводствомздесь функционировали животноводческие фермы, занимались разведением крупного рогатого скота. В селе Успенка ранее существовал колхоз «Партизан», который исчез в 1996 году, после разделения его на 52 крестьянских хозяйства. Села Константиновка и Шабановка Елховского района относились к колхозу «Мирный», где выращивали просо, разводили коров и лошадей.

Последний стоик

Какое будущее ожидает деревни, так и не обеспеченные коммуникациями, увидеть несложно.

На карте Исаклинского района еще можно найти деревню Новая Боголюбовка, в которой когда-то насчитывалось более 500 человек. Но газ и электричество сюда так и не провели и водоснабжением село не обеспечили. По воду последний житель села – местный егерь – ходил за 7 км в ближайшую деревню. Дети отшельника пытались взять его к себе или хотя бы переселить в более благополучное село. Чудак-егерь отказался, решив, что умрет там, где родился. Минувшей зимой последний житель Новой Боголюбовки замерз в поле, когда шел за водой… Но даже исчезнувшие деревни манят к себе обитателей сравнительно полноценных населенных пунктов.

Падение Успенки

Впрочем, жизнь в селах, где нет работы, мало похожа на жизнь бедного пастуха и пастушки из эллинских рассказов.

— Подошел к нам мужик, помялся, потом говорит: «Вот жена у меня хорошая. Я ее в бане попарю… И вам приведу…» За этот «отдых» мужчина просил у заезжих парней бутылку водки. Они же, мягко говоря, изумленные таким предложением, рассказали эту историю «СО». Наверное, спрашивать, за сколько бы тот мужик отдал свой избирательный голос, было уже бессмысленно. Проституция – один из немногих доступных способов заработка в таких селах, как Успенка, где, по официальным данным, проживает 299 человек. Многие полученную пенсию спускают на водку. Люди тут, конечно, разные. Есть и вполне почтенные, ведущие пристойный образ жизни пенсионеры. Но просвета в жизни Успенки не видно. Единственный магазин планируют закрыть, поскольку жители не всегда в состоянии сразу расплатиться за продукты и берут их в долг. В общем, для райпо содержание магазина становится нерентабельным.

Есть мнение: МАРИНА КОТЕНКОВА, заместитель руководителя демографического отдела Самарского областного комитета государственной статистики -В некоторых населенных пунктах, численность до переписи которых была равна нулю, оказалось, есть население. Поэтому нельзя говорить однозначно о том, что населенные пункты «умирают». В конце декабря будут известны результаты Всероссийской переписи, и тогда уже станет известно, где и в каком количестве к 2011 году остались небольшие населенные пункты.

Тайны Подбельщины

«Тогда я им завидовалУ нас в Мочалеевке ферма была деревянная, а в Подбельщине – железная, основательная.

И дома – такие!.. Хотелось остаться здесь жить. И не думал, что такое может случиться», – рассказывает «СО» Раиль Куразметов, заместитель главы администрации поселения Мочалеевка, в состав которого еще несколько дней назад входила Подбельщина. Решением Самарской губернской думы от 14 октября 2011 года Подбельщины больше нет. «Вот вам улица Демократическая», – показывает Куразметов. А перед нами – заросшее травой поле да бурьян в человеческий рост, в котором носятся мыши, прыгая чуть не на ноги. Еще лет двадцать назад в Подбельщине действительно была крупная коровья ферма, деревня процветала. В 1868 году этот населенный пункт назывался Подбельском и образовывал волость, в которую входили Мочалеевка (тогда еще Мочалейка) и еще несколько деревень. Говорят, погубила ее удаленность от железной дороги. Так или иначе, но в 1990-е годы ферма обанкротилась, и село начало стремительно умирать. В Мочалеевке сейчас 1350 жителей, есть четыре мечети и одна церковь, школа на 30 человек, осталось три магазина из пяти. И хотя работы попрежнему немного – жителей спасает в основном личное подворье, многие мужчины ездят в Самару работать охранниками, – Мочалеевка еще живет. Может быть, только мечети ее пока и спасают. Да все тот же чистый воздух, экологически чистая среда, которые привлекают сюда тех, кто разочаровался в урбанистических пейзажах.

А Подбельщина не спаслась. Опустела она порядка десяти лет назад. Еще два года назад здесь можно было обнаружить водонапорную башню, которую потом разнесли по кирпичикам, а металл сдали в пункты приема цветных металлов. Посреди поля высятся электрические столбы, разумеется, уже без проводов. По полю мы идем осторожно, чтобы не провалиться в оставшиеся от прежней жизни погребные ямы… А потом мы увидели надгробную плиту. Прямо посреди поля. И высеченную на ней на дпись, согласно которой в 1888 году здесь был погребен потомс тв енный дв орянин Дмит рий Дмит риевич Мордвинов. Когда-то человек с таким именем возглавлял Самарское губернское земское собрание. На самом деле эти глухие места таят в себе еще немало интересного, и многие умирающие и опустевшие села имеют длительную дореволюционную историю. Данные о Сретенке можно найти в переписи 1859 года. В Новой Боголюбовке три столетия назад добывали серу, из которой делали порох, который, говорят, использовали в Полтавской битве. Много историй про свое село знал и замерзший егерь, и за ними сюда часто приезжал учитель из Суходольской школы. А на месте Подбельщины глава Мочалеевки Сафиулла Максутов и Раиль Куразметов обнаружили склепы с захоронениями знатных бояр. Правда, зайти в них не решились…

В России за последние годы исчезло около 80 тысяч деревень. Такие данные сообщили делегаты всероссийского съезда «Федеральный сельсовет». Они обсуждали проблему сокращения сельского населения в стране, передает ОТР.

Сейчас большая часть россиян — горожане, их 80%, остальные 20 — обитатели небольших сел, деревень и малых городов. Один из делегатов, Сергей Суслов, представил на съезде памятник исчезающей русской деревне. Он установил его на реке Вятке — там, где была его родная деревня Кулибинцы, опустевшая еще в 60-х годах. Тогда обитатели деревни обязаны были сдавать свой личный скот в колхоз, что их, конечно, не устраивало, и многие уезжали.

Сергей Суслов, делегат Всероссийского съезда «Федеральный сельсовет»: «В сельской местности рождаемость была самая высокая всегда во все времена: по десять-пятнадцать, а самое малое — четыре-пять детей. А сейчас все обезлюдело и это становится сердечной болью».

Сокращение сельского населения — это не исключительно российская проблема, такова общемировая тенденция. Правда, у нас она усиливается за счет бытовых трудностей, с которыми обычно сталкиваются обитатели деревень. Самые распространенные проблемы — это транспортная недоступность, отсутствие больниц и школ, закрытых в ходе различных оптимизаций.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *