О литературе

Православное издательство «Сибирская Благозвонница» с 2007 г. начало публикацию издания «Полного собрания творений святых отцов Церкви и церковных писателей» (сокращенно — ПСТСО). В издание включаются переводы на русский язык — как дореволюционные (при этом над ними проводится серьезная редакторская работа: тексты перевода сличаются с греческим оригиналом), так и новые. Издаваемые произведения снабжены комментариями — богословскими, историческими, текстологическими. При работе в качестве вспомогательного материала используются современные западные научные издания текстов. Издание осуществляется по благословению Святейшего Патриарха Алексия II под общей редакцией митрополита Владимира (Икима), руководитель проекта — профессор Московской духовной академии, доктор церковной истории А. И. Сидоров, ведущий научный редактор — преподаватель МДАиС П. К. Доброцветов. В работе задействованы преподаватели и студенты Московской духовной академии и иных духовных школ. Фундаментальный характер издания отразился и на книжном формате томов. Каждый из них около 1000 страниц крупного формата, крупным шрифтом. В результате собрание творений таких св. отцов как Василий Великий и Григорий Богослов полностью «поместились» в двух томах каждое, да еще и с приложениями. Редакция надеется, что это издание привлечет к себе внимание преподавателей и студентов духовных учебных заведений и просто вдумчивого православного читателя, интересующегося святоотеческим наследием.

Открывают издание два тома Творений святителя Григория Богослова. В первый том вошли знаменитые 45 Слов святителя, создавшие ему немеркнущую славу не только знаменитого подвижника Православной Церкви, но и великого богослова, прославленного церковного писателя и блестящего оратора. Эти произведения представляют лучшее, что создал свт. Григорий на ниве церковного богословия. В них отразилась вся сила таланта святителя. Написанные по различным поводам и в разные периоды жизни св. Григория, они открывают нашему духовному взору возвышенную красоту богословских умозрений, талант полемиста и защитника церковного учения от еретиков, наблюдательного бытописца, дающего важные исторические сведения о своей эпохе, событиях и лицах своего времени. На особом месте стоит ораторский талант св. Григория, проявившийся в Словах. Уже вскоре после своей святой кончины святитель Григорий был назван «христианским Демосфеном» в честь знаменитого и непревзойденного античного оратора. Многие из представленных 45 Слов были произнесены св. Григорием в качестве церковных проповедей и своей удивительной силой воздействовали на сердца и умы слушателей. Исключительную роль сыграли знаменитые 5 Слов о богословии, во многом переломившие судьбу противостояния между арианами и православными в Константинополе в 380 г. и послужившие благодатной почвой для созыва в 381 г. Второго Вселенского Собора. В приложении помещено одно из лучших отечественных исследований жизни и учения св. Григория — книга свящ. Н. Виноградова «Догматическое учение св. Григория Богослова», а также указатель цитат из Священного Писания.

Во второй том Творений святителя Григория Богослова вошли послания, стихотворения и письма. В приложении — блестящая монография А.Говорова «Св. Григорий Богослов как христианский поэт», комментированный предметный указатель, словарь имен и понятий античной культуры.

Третий и четвертый тома «Полного собрания творений святых отцов Церкви и церковных писателей» посвящены богословскому наследию святителя Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской (330–379), и его современника и сподвижника святителя Амфилохия, епископа Иконийского (340–394).

Церковь усвоила святителю Василию именование «Великий» как за его высокоподвижническую, увенчанную святостью жизнь, так и за активнейшую церковно-учительную деятельность. Вместе со святым Афанасием Александрийским (ок. 295–373) богомудрый Василий оказал решающее влияние в окончательную победу над арианской ересью (до достижения этой победы на II Вселенском Соборе в 381 г. кесарийский святитель не дожил всего два года). Его труды вносят особый вклад в сокровищницу церковного Предания, представляя собой лучшие образцы святоотеческого богословия.

Первый том Творений святителя Василия Великого содержит сочинения догматико-полемические, экзегетические, а также Беседы: знаменитые трактаты «Против Евномия» и «О Святом Духе», «Беседы на Шестоднев» и другие сочинения, переведенные на русский язык еще в XIX в. В своих догматико-полемических произведениях святой Василий предстает как великий богослов Церкви и защитник Православия от ереси арианства, в экзегетических сочинениях — как блестящий знаток Священного Писания и его превосходный толкователь, в  Беседах — как талантливый проповедник, владевший сердцами и умами своих слушателей.

Кроме того, в данный том вошли впервые переведенные на русский язык некоторые из «Бесед на псалмы», а также почти неизвестные отечественному читателю «Беседы о сотворении человека».

Издание предваряется предисловием митрополита Владимира и вступительной статьей профессора Московской луховной академии, доктора церковной истории А. И. Сидорова о жизни, деятельности, богословском и литературном наследии святителя Василия Великого. В Приложении помещена известная аналитическая работа архиепископа Василия (Кривошеина) о полемике святителя Василия против Евномия. Том завершается указателем цитат из Священного Писания.

Второй том Творений содержит творения нравственно-аскетические, включая впервые публикуемый на русском языке трактат «О Крещении» и письма святителя. Столь полное собрание писем святого Василия (всего 368) в России издается впервые: здесь, кроме изданных еще до революции (336), помещены переводы писем, адресованных святому Василию другими лицами, а также считающихся сомнительными и неподлинными. В своем эпистолярном наследии святой отец выступает не только как выдающийся православный богослов, борец против ересей, мудрый архипастырь, тонкий церковный дипломат, законодатель в сфере канонического права, духовный руководитель, но и как образованнейший человек своего времени, незаурядная и разносторонняя личность

В приложении помещена публикация творений свт. Амфилохия Иконийского с вступительной статьей преподавателя МДА игумена Вассиана (Змеева).

Пятый том серии «Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей в русском переводе» посвящен аскетическому наследию преподобного Феодора Студита (759–826). Данный том содержит Творения нравственно-аскетические прп. Феодора и включает в себя цикл проповеднических произведений этого святого отца для монашествующих под названием «Великое оглашение» (части I–III).

Прп. Феодора называют святым отцом, немало сделавшим для византийского монашества, вернувшим его в IX в. на стезю общежительного устроения; плодовитым церковным писателем, талантливым и неутомимым проповедником, ярким гимнографом, суровым аскетом, исповедником, много пострадавшим от византийских императоров за свои православные церковно-канонические и догматические взгляды; возобновителем столичного Студийского монастыря, а также организатором нескольких монастырей и их духовным и административным руководителем. Благодаря яркому и доступному содержанию огласительные поучения прп. Феодора Студита были весьма популярны в Византии, читаемы в средневековой Руси, а также сохраняют свою актуальность и по сей день, и в особенности для монашествующих.

Открывает настоящее издание предисловие митрополита Ташкентского и Среднеазиатского Владимира. «Великое оглашение» прп. Феодора предваряется вступительной статьей известного отечественного византолога, профессора, доктора церковной истории И. И. Соколова «Преподобный Феодор Студит, его церковно-общественная и богословско-литературная деятельность. Исторический очерк», а также двумя древними Житиями прп. Феодора, дополненными данными из третьего Жития. В конце книги помещен указатель цитат из Священного Писания, а также именной, географический и предметный указатели.

Шестой том серии «Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей в русском переводе» посвящен аскетическому, догматическому, гомилетическому, литургическому и каноническому наследию преподобного Феодора Студита (759–826). Данный том содержит в себе: Творения нравственно-аскетические прп. Феодора, включающие проповеднические произведения для монашествующих под названием «Малое оглашение», а также «Четыре главы» и Схолию на «Аскетикон» св. Василия; Творения догматико-полемические в защиту иконопочитания: «Опровержения» иконоборцев и их стихотворений; Слова и Творения литургико-канонические.

Открывает настоящее издание предисловие митрополита Владимира. В приложении помещена известная дореволюционная работа священника Николая Гроссу «Преподобный Феодор Студит. Его время, жизнь и творения». В конце книги помещен указатель цитат из Священного Писания, а также именной, географический и предметный указатели.

Прочие творения прп. Феодора Студита будут изданы в седьмом томе серии (третьем томе Творений прп. Феодора), который готовится к изданию.

Кроме того Православное издательство «Сибирская Благозвонница» с 2007 г. начало публикацию Приложения к изданию «Полного собрания творений святых отцов Церкви и церковных писателей» под названием «Святые отцы Церкви и церковные писатели в трудах православных ученых». Первая книга новой серии посвящена свт. Григорию Богослову и соответственно является приложением к первому и второму томам ПСТСО. В ее состав вошли 12 работ о свт. Григории Богослове, в частности таких дореволюционных авторов (XIX — начала XX вв.), как архимандрит Порфирий (Попов), Н. И. Барсов, Н.Фетисов и других. В исследованиях освещена личность великого каппадокийца с разных сторон: в них рассказывается о различных этапах жизни свт. Григория, причинах именования Богословом, о его нравственно-аскетическом учении, проповедничестве, пастырстве, поэтическом творчестве и т. п.

Вторая книга серии посвящена свт. Василию Великому (330–379) и, соответственно, является приложением к третьему и четвертому томам ПСТСО (первому и второму томам Творений св. Василия). В ее состав вошли 14 статей о свт. Василии Великом, в частности, таких дореволюционных и послереволюционных авторов (XIX — начала XX вв.), как архимандрит Порфирий (Попов), Н. И. Сагарда, А. А. Спасский, С. М. Зарин и др. Особое место занимают две работы архиепископа Василия (Кривошеина). В статьях освещена личность великого каппадокийца с различных сторон: в них рассказывается об этапах жизни свт. Василия, о его многообразном и великом вкладе в христианское богословие, нравственно-аскетическом учении, проповедничестве и т. п.

Серия «Святые отцы и церковные писатели в трудах православных ученых» представляет ценность не только для специалистов в области богословия и студентов богословских учебных заведений, но и для всех читателей, ищущих духовного назидания.

Названия глав в пересказе — условные.

Глава 1. Знакомство с семьёй Туркиных

Семья Туркиных считалась в уездном городе С. самой талантливой, образованной и интелли­гентной. У каждого члена этой семьи был свой талант.

Глава семьи Иван Петрович устраивал любительские благотво­ри­тельные спектакли, где играл старых генералов и при этом очень смешно кашлял. На званых обедах он веселил гостей анекдотами, много шутил и острил.

Иван Петрович Туркин — глава семьи, полный, красивый брюнет с бакенбардами, большой шутник, любит коверкать слова

Его жена Вера Иосифовна читала гостям сочинённые ею же романы.

Вера Иосифовна Туркина — жена Ивана Петровича, миловидная худощавая дама в пенсне, кокетливая и жеманная, сочиняет бездарные романы

Их дочь Екатерина играла на рояле.

Екатерина Ивановна Туркина (Котик) — дочь Ивана Петровича и Веры Иосифовны, юная, свежая, худощавая провинциальная девица, от скуки много читает, считает себя талантливой пианисткой

Туркины охотно принимали гостей в своём большом каменном доме с заросшим сиренью садом, где на кухне стучали ножи и пахло жареным луком.

Продолжение после рекламы:

Молодому доктору Дмитрию Ионычу Старцеву, который был назначен земским врачом в село неподалёку, неоднократно советовали познакомиться с Туркиными.

Дмитрий Ионыч Старцев — земский доктор, в молодости — талантливый, увлечённый своим делом; в старости — безразличный к своей работе, опустившийся, разжиревший, жадно собирающий деньги

Однажды зимой Старцев встретил Ивана Петровича в городе, и тот пригласил его в гости.

Брифли существует благодаря рекламе:

Старцев был занят любимой работой, и зайти к Туркиным ему удалось только весной. Он провёл приятный день. Иван Петрович шутил, Вера Иосифовна читала свой роман «о том, чего никогда не бывает в жизни», а Екатерина, которую родители звали Котиком, очень громко и энергично играла на рояле.

…плечи и грудь у неё содрогались, она упрямо ударяла всё по одному месту, и казалось, что она не перестанет, пока не вобьёт клавишей внутрь рояля.

После зимы, проведённой среди больных крестьян, Старцеву было приятно слушать эти звуки — громкие, надоедливые, но казавшиеся ему такими культурными. Старцев узнал, что Котик не училась в местной гимназии — учителя приходили к ней на дом, чтобы она не набралась дурного влияния. Несмотря на возражения матери, девушка хотела уехать в Москву, поступить в консерваторию и стать настоящей пианисткой.

Старцев спросил Веру Иосифовну, печатает ли она свои произведения в журналах, и та ответила, что прячет написанные романы в шкафу — зачем их печатать, если денег им хватает. Когда гости расходились, четырна­дца­тилетний лакей Туркиных «изобразил» трагическую сцену — встал в позу, поднял руку и произнёс: «Умри, несчастная». Все захохотали. Старцеву всё это тоже показалось занятным и недурственным.

У Старцева было много работы, поэтому следующий год он провёл «в трудах и одиночестве». Выбраться к Туркиным у него никак не получалось. Наконец, Вера Иосифовна прислала ему письмо, в котором просила приехать и вылечить её мигрень. Старцев ей помог, а она рассказала всем гостям, какой он удивительный доктор.

Продолжение после рекламы:

Глава 2. Старцев влюбляется в Екатерину

После этого Старцев стал часто бывать у Туркиных, но уже не ради Веры Иосифовны, а из-за Котика. Она восхищала его свежестью, простотой и наивной грацией. Котик казалась Старцеву не по летам умной, хотя иногда она могла рассмеяться и уйти прямо во время умного разговора или отпустить какое-нибудь нелепое замечание. Он умолял её выйти в сад, чтобы остаться с ней наедине.

Однажды Котик подсунула Старцеву записку, в которой назначала ему свидание в одиннадцать вечера на кладбище. Старцев отправился туда, хоть и знал, что Котик просто дурачится, и полночи пробродил по кладбищу, сгорая от любви, а потом долго добирался домой. К счастью, тогда у него уже была собственная пара лошадей и кучер.

Глава 3. Екатерина отказывает Старцеву

На следующий день Старцев отправился делать Котику предложение. Он долго ждал, пока парикмахер сделает ей причёску, но думал не о любви, а о приданом и о том, что ему придётся бросить земскую службу и переехать в город. В его невыспавшейся голове вертелась мысль, что избалованная и капризная Котик не пара ему — трудяге, земскому врачу и «дьячковскому сыну», но он прогонял её и думал: «Ну и что ж? И пусть».

Брифли существует благодаря рекламе:

Поговорить с Котиком не удалось — она ехала в клуб на танцевальный вечер. Старцев подвёз её и сумел поцеловать по дороге, но Екатерина отнеслась к поцелую холодно. Вечером Старцев явился в клуб, сделал Котику предложение и неожиданно для себя получил отказ. Она сказала, что обожает музыку, хочет учиться в консерватории и не может больше оставаться в этом городе и продолжать пустую, бесполезную жизнь.

Сделаться женой — о нет, простите! Человек должен стремиться к высшей, блестящей цели, а семейная жизнь связала бы меня навеки.

У Старцева перестало биться сердце. Его самолюбие было оскорблено таким глупеньким концом, как в пьеске любительского спектакля, и ему жаль было «своего чувства, своей любви».

Три дня Старцев не ел и не спал. Потом до него дошли слухи, что Котик «уехала в Москву поступать в консерваторию», и он успокоился. Иногда вспоминая, как стремился он завоевать любовь Котика, Старцев говорил: «Сколько хлопот, однако!».

Глава 4. Встреча спустя годы

Прошло четыре года. У Старцева появилось много пациентов в городе, и он всё меньше времени уделял земской практике. Он сильно располнел и ездил на тройке с бубенчиками.

Реклама:

С обывателями Старцев близко не сходился — с этими ограниченными людьми нельзя было поговорить о политике или науке. На званых вечерах он ел и молча смотрел в тарелку, за что получил прозвище «поляк надутый», хотя поляком не был.

В театр и на концерты Старцев не ходил. Постепенно он увлёкся карточной игрой в винт и проводил за ней все вечера. Ещё одним его увлечением стало собирательство денег. Каждый вечер он извлекал из карманов добытые практикой разноцветные бумажки. Когда их собиралось много, он относил деньги в банк.

За это время Старцев был у Туркиных только два раза — лечил мигрень Веры Иосифовны. С Екатериной он не встретился ни разу, хотя она и приезжала каждое лето.

Однажды Старцев получил от Веры Иосифовны письмо с приглашением, к которому присоединилась и Екатерина. Он подумал и поехал. Туркины не изменились. Постаревшая Вера Иосифовна всё так же читала свои романы, Иван Петрович отпускал всё те же шутки, Котик шумно играла на рояле, а лакей, усатый парень, по-прежнему смешил гостей фразой «Умри, несчастная!».

…если самые талантливые люди во всём городе так бездарны, то каков же должен быть город.

Старцев уже не видел в Екатерине той свежести, что очаровала его когда-то. Котик постарела, похудела и побледнела, превратилась в Екатерину Ивановну. Теперь уже она заглядывала Старцеву в глаза и просила выйти с ней в сад. Она видела не растолстевшего и безразличного человека, а того молодого, трудолюбивого доктора, который объяснялся ей в любви.

Старцев остался с Екатериной наедине, вспомнил, как когда-то ухаживал за ней, и в его душе «затеплился огонёк». Он разговорился, пожаловался на жизнь:

Старимся, полнеем, опускаемся. …жизнь проходит тускло, без впечатлений, без мыслей… Днём нажива, а вечером клуб, общество картёжников, алкоголиков, хрипунов, которых я терпеть не могу.

Екатерина Ивановна возразила, что у него «работа, благородная цель в жизни», а вот она ошиблась, посчитав себя талантливой пианисткой — она «такая же пианистка, как мама писательница». В Москве она вспоминала о Старцеве и видела его возвышенным, идеальным.

Старцев вдруг вспомнил, какое удовольствие ему приносят деньги, и «огонёк в душе погас». Екатерина Ивановна просила его приезжать, но он игнорировал её письма и у Туркиных больше не бывал.

Реклама:

Глава 5. Старцев становится Ионычем

Прошло ещё несколько лет. Старцев стал жирным, одышливым и раздражи­тельным, кричал на пациентов. В городе у него была громадная практика. Он скупал в городе дома и шёл смотреть их, бесцеремонно проходя через комнаты и не обращая внимания «на неодетых женщин и детей».

Когда он, пухлый, красный, едет на тройке с бубенчиками… то картина бывает внушительная, и кажется, что едет не человек, а языческий бог.

Земскую практику Старцев не забросил только из-за жадности. И в селе, и в городе его давно называли просто Ионычем. Жил он один, и жизнь его была скучной — всё то же собирание денег и винт по вечерам. Услыхав в разговоре о Туркиных, Ионыч спрашивал: «Это вы про каких Туркиных? Это про тех, что дочка играет на фортепьянах?».

Екатерина Ивановна тоже не вышла замуж. Она постарела, стала болеть, по четыре часа в день играла на рояле и каждую осень ездила с матерью в Крым. Иван Петрович, не оставивший своих шуток, провожал их на вокзал и махал платком вслед, утирая слёзы.

Литература есть самовыражение общества, как речь есть самовыражение человека.
Луи де Бональд

Литература — это превращение банальностей в истины.
Неизвестный автор

Литература — это занятие, в котором приходится доказывать свой талант людям, которые не имеют таланта.
Жюль Ренар

Искусство писать предшествует искусству мыслить.
Ален

Что литература может и должна сделать — это повлиять на людей, которые учат людей, не читающих книг.
Антония Байатт

Модернизм — это когда понять книгу уже не легче, чем понять жизнь.
Мейсон Кули

Романтизм — это бунт цветов против своих корней.
Станислав Бжозовский

Мир прекрасно обошелся бы без литературы; еще лучше он обошелся бы без человека.
Жан Поль Сартр

Литература есть выражение общества, так же как слово есть выражение человека.
Луи Габриель Амбруаз Бональд

Литература — это руководство человеческого разума человеческим родом.
Виктор Мари Гюго

Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический.
Уильям Эллери Чэннинг (Чаннинг)

Литература изъята из законов тления. Она одна не признает смерти.
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

Ученая литература спасает людей от невежества, а изящная — от грубости и пошлости.
Николай Гаврилович Чернышевский

Литература рождается из глубины народной души.
Адам Мицкевич

Общество находит в литературе свою действительную жизнь, возведенную в идеал, приведенную в сознание.
Виссарион Григорьевич Белинский

Литература во всех ее видах — не что иное, как тень доброй беседы.
Роберт Луис Стивенсон

..Литература… обязана быть верной народу, обязана страстно и ревностно ратовать за его прогресс, благоденствие и счастье.
Чарльз Диккенс

Литература — это когда читатель столь же талантлив, как и писатель.
М. Светлов

Литература — это такое занятие, при котором надо снова и снова доказывать, что у тебя есть талант, людям, лишенным каких-либо талантов.
Ж. Ренар

Литература портится лишь в той мере, в какой люди становятся испорченнее.
И. Гёте

Беда иной литературы заключается в том, что мыслящие люди не пишут, а пишущие не мыслят.
П. Вяземский

В литературе, как и в жизни, нужно помнить одно правило, что человек будет тысячу раз раскаиваться в том, что говорил много, но никогда, что мало.
А. Писемский

Как в политике одно меткое слово, одна острота часто воздействует решительнее целой демосфеновской речи, так и в литературе миниатюры зачастую живут дольше толстых романов.
С. Цвейг

Немало литературных произведений обязано своим успехом убожеству мыслей автора, ибо оно сродни убожеству мыслей публики.
Н. Шамфор

Литература – это управляемое сновидение.
Хорхе Луис Борхес

Литература – это новости, которые не устаревают.
Эзра Паунд

В чем разница между журналистикой и литературой? Журналистику не стоит читать, а литературу не читают.
Оскар Уайльд

Нужно очень много истории, чтобы получилось немного литературы.
Генри Джеймс

Литература была бы совсем неплохим занятием, если б не надо было писать.
Константы Ильдефонс Галчиньский

Литература – русский коллективный невроз.
Борис Парамонов

Наша литература резко делится на великую и плохую.
Андрей Битов

Для детей нужно писать так же, как для взрослых, только еще лучше.
Перефразированный Константин Станиславский

Для взрослых надо писать так же, как для детей, только еще хуже.
Еф. Борисов

Чем сложнее действие, тем проще персонажи.
Карел Чапек

В созданиях всех великих поэтов, в сущности, нет второстепенных персонажей, каждое действующее лицо есть на своем месте главный герой.
Генрих Гейне

Настоящие писатели встречают своих героев лишь после того, как те уже созданы.
Элиас Канетти

Литературное течение составляют пять или шесть человек, которые живут в одном городе и сердечно ненавидят друг друга.
Джордж Мур

Всего сильнее влияют не те, за кем идут, а те, против кого идут.
Григорий Ландау

То, что писатель хочет сказать, он должен не говорить, а писать.
Эрнест Хемингуэй

Эссе – разновидность литературы, позволяющая сказать почти все почти ни о чем.
Олдос Хаксли

Реклама – самая интересная и самая трудная форма современной литературы.
Олдос Хаксли

К развлекательной литературе относятся примерно так же, как к проституции: осуждают, но пользуются.
Кароль Ижиковский

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *