О марфе и Марии

Диего Веласкес был большим поклонником библейских сюжетов, но изображал их, как и другие свои картины по своему, в свойственной ему одному манере письма. Картина «Христос в доме Марфы и Марии» была создана после долгих месяцев кропотливого труда в 1618 году и являла собой собственную интерпретацию Веласкесом одного из рассказов, записанных в Евангелие от Луки и повествующем о приходе Иисуса в дом к двум сестрам – Марфе и Марии.

Сюжет этого повествования таков: Марфа и Мария незамужние сестры, живущие в одном доме, который однажды посетил сам Христос. При виде гостя Марфа бросилась готовить угощение и суетиться по дому, Мария же села у ног Сына Божьего и начала с ним разговаривать.

В ответ на такие действия сестры Марфа, уставшая и злая, пожаловалась на нее Христу, на что получила ответ, которого никак не ожидала. Христос похвалил Марию, а ей, такой заботливой и трудолюбивой сказал, что думать надо не о материальном, а о духовном. Веласкес как нельзя лучше сумел передать этот момент недовольства Марфа и кротости Марии.

На первом плане картины находятся две женщины – пожилая и молодая. В руках молодой ступка, в которой она готовит какие-то травы – это Мария. Лицо второй озабочено и обозлено, она гневно указывает молодой на работу, видимо приказывая ее выполнить. На столе миска с рыбой – рыба, как известно, символизирует Христа. Помимо рыбы художник изображает также тарелку с яйцами и кувшин – пищу, которую Марфа приготовила Христу и его спутникам.

На стене комнаты висит картина, как раз таки и изображающая сцену встречи Христа и сестер. Христос сидит в кресле, у его ног расположилась девушка Мария, а за спиной ее стоит Марфа, напряжение в ее виде выдает то, что она постоянно о чем-то думает и как гласит библейский сюжет, не может сосредоточиться на том, что говорит Христос.

10-я ГЛ. ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ЛУКИ

(Лк. 10:38–42)

Евсевий, архиеп. Могилевский. Беседы на воскресные и праздничные Евангелия

Когда проходил Иисус Христос по разным странам и селениям Иудеи, сопутствуемый Своими учениками и проповедуя Евангелие Царствия, однажды «пришел Он в некое селение». Это селение была Вифания (Ин. 11:1), лежащая недалеко от Иерусалима, за горою Елеонского.

Жена же некая именем Марфа прият Его в дом свой. Женщина именем Марфа приняла Господа Иисуса в дом свой, или как владетельница дома, или как старшая в семействе, или как принявшая на себя попечение о доме и об исполнении обязанности странноприимства. Марфа приняла Господа в дом свой как великого Странника; ибо Иисус Христос, путешествуя с евангельскою проповедью по разным странам, не имел где главу приклонить (Мф. 8:20), получая содержание для Себя и учеников Своих от усердия благотворителей (Лк. 8:3; Ин. 12:6). И в настоящем случае Марфа приняла Господа, надобно полагать, вместе с Его учениками; это можно видеть из того, что Господь обыкновенно ходил вместе со Своими учениками, и из того, что принятие или угощение Его стоило Марфе больших забот. Не упоминается об учениках Господа, как и во многих других местах, конечно, потому, что Он был главный Гость и Глава странствующего общества. Но Марфа приняла Иисуса Христа не как простого странника; она, как показывает евангельская история, веровала в Господа и питала к Нему благоговейную любовь.

И сестра ей бе нарицаемая Мария, яже и седши при ногу Иисусову, слышаше слово Его (ст. 39). «У Марфы была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его». У Марфы был и брат, по имени Лазарь (Ин. 11:2), о котором здесь не упоминается, вероятно, по той же или подобной причине, по которой не говорится и об учениках Господа, вместе с Ним вошедших в дом Марфы: повествование говорит о делах Марфы и Марии, потому о них только и упоминается; а Лазарь, можно полагать, был в числе слушающих Господа вместе с Его учениками, или не было его дома.

«Мария села у ног Иисуса и слушала слово Его». Марфа исполняла внешнее служение Господу, приняв Его в дом свой; а Мария, наряду с учениками Господа, слух и мысли свои обращает к спасительному учению Его. Предоставив Марфе заботиться об угощении великого Гостя с Его спутниками, Мария вся предалась слушанию Божественного учения и не хотела отойти от Иисуса, чтобы не прекратить или не прервать слушания небесных истин, возвещаемых Господом. Что же делает в это время Марфа?

Марфа же молвяше о мнозе службе: ставши же рече: небрежеши ли, яко сестра моя едину мя остави служити? рцы убо ей, да ми поможет (ст. 40). «Марфа же заботилась о большом угощении». Марфа, принявши Господа в дом свой, вся была занята попечением о том, чтобы как можно лучше угостить великого Посетителя и спутников Его. Как Мария вся была занята слушанием спасительного учения, исходившего из уст Божественного Учителя, так Марфа предалась исполнению долга странноприимства. Но Марфа видела, что ее рук недостает для того, чтобы все исполнить по ее желанию, – чтобы приготовить достойное угощение по ее мысли. Может быть, она приглашала на помощь и Марию; но та не хотела оставить беседующего Учителя; сладость слов Его удерживала Марию у ног Иисусовых. На что же решается Марфа? «Подошедши к Иисусу, она сказала: Господи! Или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне». Как Марфа ни старалась сама исполнить все нужное, по ее мысли, для приличного угощения гостей, но видела, что не успевает, а Мария не отходит от Иисуса, потому обращается с простосердечным доверием к Иисусу и просит Его сказать Марии, чтобы помогла заботам ее о приготовлении нужного для угощения, надеясь, что Мария, по слову Иисуса, поможет ей.

Что представляется нам в поступках Марфы и Марии? Борьба добродетелей. Марфа заботится исполнить обязанность странноприимства, а Мария слушать учение Господа, вся преданная попечению о спасении. Марфа, стараясь исполнить свою добродетель в совершенстве, хочет и Марию привлечь к своему делу; а Мария, дорожа сокровищем небесного учения и ради вспомоществования сестре не хочет отойти от Иисуса. Обе сестры показывают крепкую любовь к Иисусу и стараются выразить эту любовь пред Господом, только по-своему: Марфа приготовлением большого угощения, а Мария полным вниманием к Его Божественному учению. Обе показывают искреннюю преданность и доверие к Господу и взаимную любовь между собою; только доверчивая преданность могла так говорить: «Господи! Или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить?» И только уверенность в любви Марии позволяла Марфе говорить так великому Учителю о сестре своей без опасения оскорбить ее. Без сомнения, и Мария позволила себе всецело предаться слушанию спасительной беседы Господа потому, что уверена была в любви Марфы, надеялась, что она и за нее исполнит долг гостеприимства; и любовь к Господу и доверенность к Его благости уверяли ее в том, что она не оскорбит Его своею видимою беззаботностью о приготовлении угощения. Поступки Марфы и Марии показывают, что они уже не в первый раз принимают Иисуса Христа в своем доме.

Что же Господь сказал на слова Марфы?

Отвещав же Иисус, рече ей: Марфо, Марфо, печешися и молвиши о мнозе (ст. 41): едино же есть на потребу, Мария же благую часть избра, яже не отымется нея (ст. 42). «Иисус сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом; а одно только нужно. Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее». В словах Господа раскрывается снисходительная любовь и мудрая попечительность Учителя. «Марфа! Марфа!» В двух словах ясно выражается и любовь к Марфе, и участие в положении Марфы. «Ты заботишься и суетишься о многом; а одно только нужно». Не обличает Господь Марфу, но, раскрывая качество ее добродетели, обращает взор ее к высшему благу и в примере Марии указывает ей путь к достижению этого блага, говоря: «Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее». Как бы так говорит Господь: Марфа! Марфа! Ты заботишься о многом, ты стараешься приготовить то и другое; но в этом нет необходимости; потому напрасно ты много заботишься. Скажу тебе: одно только необходимо. А что это такое? Посмотри на Марию: она заботится о том, что всего нужнее для человека, она избрала благую часть, внимая спасительному учению и заботясь о своем спасении. А спасение такое благо, которое пребудет с нею и в этой жизни, и в будущей, нескончаемой. Так Господь показал Марфе, что хотя она делает доброе дело, заботясь о странноприимстве, но важнее и необходимее того – внимать спасительному учению и заботиться о своем спасении.

Едино есть на потребу. Одно только нужно, или одно всего необходимее для человека; об одном более всего должны мы заботится, именно о том, чтобы, внимая Божественному учению, всегда искать своего спасения. Эту истину Господь раскрывал и при других случаях. Так говорил: ищите прежде Царствия Божия и правды его, и сия вся приложится вам (Мф. 6:33). Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26).

Господь Иисус Христос в доме Марфы и Марии

(Луки 10:38-42).

«Одно селение», в которое вошел Иисус, по-видимому, Вифания — селение расположенное на одном из склонов горы Елеонской, вблизи Иерусалима. В Марфе и Марии, которые приняли Господа, легко узнать сестер любимого Господом Лазаря, о воскрешении коего повествует св. Еванг. Иоан в 11 гл. Обе они являются здесь с теми же качествами, какие описаны у св. Иоанна: Марфа отличалась живым и подвижным характером, Мария — тихой и глубокой чувствительностью. Приняв Господа, Марфа начала суетиться с приготовлением угощения; Мария же села у ног Иисуса, слушая Его. Видя, что ей трудно справиться одной, Марфа обратилась к Господу как будто с упреком, из которого ясно видны дружеские отношения Господа к ее семье: «Господи, или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне». Оправдывая Марию, Господь ответил Марфе с таким же дружеским упреком: «Марфа, Марфа, ты заботишься и суетишься о многом; а одно только нужно. Мария же избрала благую часть, которая не отнимается у нее».

Смысл этого упрека тот, что усердие Марфы направлено на скоропреходящую суету, без которой можно обойтись, а Мария избрала то, что единственно нужно для человека — внимание Божественному учению Христову и последование ему. То, что Мария приобретает, слушая Господа, никогда не отымется от нее. Этот евангельский отрывок всегда читается на Литургии почти во все дни Богородичных праздников, так как образ этой Марии является как бы символом Пресвятой Девы Марии, также избравшей «благую часть». К этому отрывку присоединяются еще стихи 11:27-28, где прямо прославляется Матерь Божия и вновь ублажаются «слышащие слово Божие и хранящие его.»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *