О почитании икон православие

Н. В. Лебедев

Почитание святых является догматом Православной Церкви. Догмат этот наша Церковь всегда свято чтила и бережно хранила, защищая его в довольно упорной борьбе с протестантством и его многочисленными разветвлениями в виде так называемых рационалистических сект, отрицающих почитание святых. Святые являются нашими заступниками, ходатаями и молитвенниками пред Богом. Утверждая так, мы отличаем их от нашего «Единого Ходатая (Посредника) Христа Иисуса», о Котором говорит св. апостол Павел: «Един есть Бог, и Един Ходатай (Посредник) Бога и человеков, человек Христос Иисус, давый Себе избавление за всех» (1Тим.2:5-6).

Славянское слово «ходатай», или русское «посредник» у апостола значит живой свидетель, стоящий посреди и соединяющий посредствуемых, совокупивший в себе разъединенное (Бл. Феодорит). Апостол словами: «Един Бог и Един Ходатай» имел в виду показать, что другого спасения нет, как в Господе Иисусе: как Бо один, так и Посредник между Богом и людьми один. Другого посредника нет и быть не может. Иисус Христос стал Посредником чрез вочеловечение. И Блаженный Феодорит говорит: «Апостол назвал Христа Иисуса Посредником, следовательно, состоящим в единении и с Отцом по Божеству и с нами по человечеству». «Посредничество состояло не в слове только ходатайственном, но и в деле, и требовало жертвы», – объясняет святитель Феофан Затворник, – как и говорит Апостол Павел: «Давый Себе избавление». Посему и в церковных песнопениях воспевается: «Ходатай Богу и человеком был еси, Христе Боже: Тобою бо, Владыко, и к Светоначальнику Отцу Твоему от нощи неведения (из мрака неведения) приведение имамы (мы получили доступ к источнику Света – Твоему Отцу)» (5-я песнь Канона 2-го гласа).

Итак, по природе, по искуплению у нас один Ходатай или Посредник между Богом и человеками – Иисус Христос. По благодати же ходатаями или молитвенниками нашими пред Богом являются кроме Матери Божией и ангелов все святые, которых мы прославляем, и со своими молитвами к которым обращаемся. Мы находимся в теснейшем общении с торжествующею, небесною Церковью (ср. Евр.12:22-24), или, как говорит Премудрый Сирах: «Церковь будет возвещать хвалу праведников» (Сир.44:14). И мы прославляем праведников, конечно, не божеским прославлением и поклонением им, а особым почитанием, свидетельствующим о нашей любви и преданности к ним. Мы прославляем праведников и почитаем их за богоугодную жизнь и чудотворения. Из слова Божия видно, что верующие во Христа, движимые взаимною любовью молятся друг за друга. Апостол Иаков прямо заповедует нам: «Молитесь друг за друга» (Иак.5:16). Святые не нуждаются в наших молитвах за них: они без нас достигли совершенства (Евр.11:40). Но мы испрашиваем у святых ходатайства их за нас пред Богом, или молитв за нас грешных и недостойных. Сам Бог говорит чрез пророка Исаию: «Праотец твой согрешил и ходатаи твои отступили от Меня» (Ис.43:27). И у пророка Иеремии находим свидетельство о ходатайстве святых (Иер.7:16). В Священном Писанин находим прямое повеление Божие просить молитв за нас угодников Божиих. В книге Иова читаем: «Возьмите (т. е. друзья Иова) себе семь тельцов и семь овнов и поидите к рабу Моему Иову…, и раб Мой Иов помолится за вас ибо только лице его Я приму» (Иов.42:8). Святые, озаренные Святым Духом, могут слышать наши молитвы к ним и видеть такие события на земле, которые нам, слабым людям, кажутся тайными (см. 3Цар.14:4-6).

Отцы Седьмого Вселенского Собора, рассуждая о почитании и прибывании святых, постановили: «Если кто не исповедует, что все святые досточестны пред Богом по душе и по телу, или не просят молитв святых, как имеющих позволение предстательствовать за мир по церковному преданию: анафема».

Почитание святых выражается в молитвенном призывании их на помощь, как наших ходатаев и заступников пред Богом. Оно также выражается в благоговейном почитании святых икон и останков святых или их нетленных мощей, что является нашим дорогим сокровищем и благодатным источником нашей духовной жизни.

Истина почитания мощей утверждена Седьмым Вселенским Собором. Мощи святых этот Собор назвал источником исцелений и определил: «Дерзнувшие отвергать мощи мучеников, о которых знали, что они подлинные и истинные: если кто епископы или клирики, да низложатся а если иноки или миряне да лишатся причащения (Деян. Соб. 3 и 7) Собор также определил, чтобы святые мощи были полагаемы в церквах при освящении их (под престолом и в антиминсах – ныне), за неисполнение чего угрожает извержением из сана епископского.

На протяжении всего существования Церкви воссиявали в ней святые, «яко звезды пресветлые», из которых мученики, как «багряницею и «иссом кровьми украсили Церковь».

Почитание святых имеет важное значение. И недаром Церковь на седьмом Вселенском Соборе догматизировала почитание святых О чем это говорит?

Святые, время от времени воссиявающие в Церкви, свидетельствуют о действительности непрерывного молитвенного общения между Церковью небесной и земною и о несомненности и действенности благодатных даров Св. Духа в Церкви. Через Святого Духа, в виде огненных языков в день Св. Пятидесятницы сошедшего на апостолов, преизобильно излилась благодать. Ее, так сказать, осязали все присутствующие когда апостолы стали говорить на разных языках. Ее несомненность свидетельствуется и многочисленным и многоименным сонмом святых воссиявших в Церкви и продолжающих воссиявать. Этот сонм – явное свидетельство благодатности Церкви Христовой. И недаром Святая Церковь в первую неделю по Пятидесятнице посвящает памяти всех святых, а Русская Православная Церковь во вторую неделю – памяти святых, в земле Российстей просиявших.

Святыми почитаются люди, особенно угодившие Богу. Как же устанавливается святость того или иного подвижника? В Церкви издавна создался особый прием установились определенные правила для причисления к лику святых. Прием этот известен под именем канонизации (слово канонизация – греко-латинское и означает буквально: включение в список). Он существует в Церкви издавна, а наша Русская Православная Церковь заимствовала его у Греческой Церкви.

Канонизация, т.-е. причисление к лику святых, производится на основании установленных Церковью правил.

Главным основанием для причтения усопших подвижников к лику святых, или канонизация, служил в нашей Церкви дар чудотворений.

В числе чудес, которыми прославляет Господь святых, одно из самых поразительных – нетление св. останков или мощей. В нетлении святых мощей Господь являет нам один из признаков возвращения человеческого тела, силою Божественной благодати, из тления в нетление. Божественная благодать проницает собою самое тело подвижника Христова и уготовляет в нем Себе благоуханный сосуд для источения чудес верующим и просящим чрез св. угодника милости Божией. Сила благоухания так велика, что действие ее простирается иногда на одежды, в которые облачено было нетленное тело угодника Божия, и на другие останки от него.

Однако не все святые прославляются нетлением св. останков, или мощей. От многих святых мощей не сохранилось: тела их подверглись тлению, подобно телам обыкновенных людей, как видело истление тело величайшего из ветхозаветных святых царя и пророка Давида (Деян.13:36). По неисповедимым судьбам Божиим, телесные останки одних святых прославляются нетлением, другие же нет.

Тела умерших людей могут долгое время не предаваться тлению, вследствие каких-либо благоприятствующих сему климатических и других местных условий, и это не относится к действиям благодати и не означает какого-либо нравственного достоинства того умершего человека, тело которого не истлевает. Сила благодати Божией познается тогда, когда оставшиеся нетленные части тела или одни только кости его не только пребывают в целости, но источают исцеления. Вот как смотрит на это Митрополит Московский Филарет.

«Что значит это видимое неравенство видимой награды, даруемой святым? …Оно некоторым образом соответствует степеням внутреннего их освещения, по которому, – как говорит Апостол Павел, – «звезда от звезды разнствует во славе, такожде и воскресение мертвых» (1Кор.15:41-42), и последнее совершительное, и первое начинательное». Но большую вероятность святитель Филарет усвояет другому соображению, именно: нетление мощей совершается не ради самих святых, которые не ищут славы человеческой, а для нас живущих, «для удостоверения в воскресении Христовом и в нашем будущем воскресении, для укрепления немощных в подвигах противу греха и смерти, для возбуждения невнимательных и нерадивых в подвигах благочестия» .

Во всяком случае нетленные останки святых угодников имеют значение в Церкви, не только как удостоверения святости почившего подвижника, но главным образом как посредства для излияния свыше милостей Божиих, и в этом отношении поклонение и почитание их подобно почитанию и поклонению святому кресту и иконам. Но одно нетление не является признаком причисления усопшего к лику святых.

Тела некоторых усопших, скончавшихся в вере и благочестии, как например Митрополита Тобольского Павла Конюскевича, умершего на покое в Киево-Печерской Лавре в 1770 г., сохраняются открыто в нетлении, однако же по этому только признаку они не причислены к лику святых.

Обычай открывать мощи, т.-е. переносить их из могил в церкви, начался очень рано, сначала в Греции в IV–V вв., а затем и у нас на Руси. Этот обычай никогда не был обязательным. Обычно мощи святых открыто почивают в гробе или раке в лежачем положении. Есть единственный пример почивания мощей не в гробе, но в креслах. Это – мощи Патриарха Афанасия Константинопольского, скончавшегося 5 апрели 1654 г. в Лубенском монастыре Полтавской губ., на возвратном пути из Москвы домой в Константинополь, и известного у нас под именем «Афанасия сидящего». Рака имеет вид не гроба, а киота, шкафа. Св. Афанасий, как Патриарх, по обыкновению восточных церквей, был погребем сидящим, в таком виде и обретены его мощи, в таком же виде они и почивают.

«Мощи святых, – говорит проф. Голубинский, – когда они нетленны, составляют чудо, но лишь дополнительно к тем чудесам, которые творятся чрез посредство их. Доказательство святости святых составляют чудеса, которые творятся при их гробах, или от их мощей, а мощи, целые тела или только кости, суть дарованные нам, для поддержания в нас живейшего памятования о небесных молитвенниках за нас; священные и святые останки некоторых святых, которых мы должны чтить, как таковые, и суть те земные посредства (по выражению пространного катихизиса Митрополита Филарета), через которые Господь наиболее проявляет свою чудодейственную силу (проф. Голубинский, «История канонизации святых», стр. 302). В прославляемых нетлением телах святых угодников это нетление обнаруживается не в одном и том же объеме бывшей их телесной храмины.

На основании многих рукописных и филологических данных, проф. Голубинский доказывает, что слово «мощи» употреблялось для означения не целого тела, а частей его, преимущественно костей, как, например, сказано: «лежат мощи – кости целы», и что слово «мощи» означает не что-либо целое, а лишь часть какого-либо священного и несвященного предмета, так разобрать какой-либо предмет на мощи в старину значило разобрать его на части (ibidem, стр. 297–298).

У греков вовсе не проповедуется учение, что мощи означают целое тело, и мощи как большей части святых в Греции и на Востоке (равно, как и на Западе), суть кости.

Церковь никогда не скрывала, когда и что обретала в святых мощах. Например, в летописи о мощах св. равноапостольной кн. Ольги сказано: «Кости Ольги в царство равноапостольного Владимира и Митрополита Леонтия обретошася целы» (Голубинский, стр. 57, примечание 2).

В 1667 г. в донесении Митрополиту Новогородскому Питириму об открытии мощей св. Нила Столбенского читаем: «Гроб и тело его святое земли предадеся, а мощи (т.-е. кости) святыя его целы все».

Церковь никогда не учила, что «мощи» святых всегда и непременно целые тела, а учила, что они могут быть и одними костями. Митрополит Даниил в одном своем слове о мощах говорил: «воистину чудо преслав- но, яко кости наги и источают исцеления» (Голубинский, стр. 299– 300 и примечание).

Митрополит Московский Филарет, в слове на день Преп. Сергия Радонежского (25 сентября) говорит: «в предлежащих нам священных останках праведника мы усматриваем собственными очами образ, как и во гробах тучнеют и процветают кости праведных». Особенно прямо и решительно Церковь заявляла о мощах, не только как о целых телах, но как и о костях при освидетельствовании святых мощей пред их открытием, например, при открытии св. мощей Преп. Серафима Саровского. В акте свидетельствования его честных останков января 1903 г. сообщалось: «По снятии крышки гроба Преп. Серафима присутствующие (производившие свидетельствование) увидели: ясно обозначенный остов почившего, прикрытый остатками истлевшей монашеской одежды. Тело приснопамятного старца о. Серафима предалось тлению. Кости же его, будучи совершенно сохранившимися, оказались вполне правильно размещенными, но легко друг от друга отделяемыми. Волосы главы и брады седовато-рыжеватого цвета сохранились, хотя и отделились от своих мест» («Церковные ведомости» 1903, № 26). Тогдашний Петроградский Митрополит Антоний (Вадковский) выступил со статьей «Необходимое разъяснение» («Новое время» 1903 г. от 21 июня и «Церковные ведомости» 1903, № 26), в которой между прочим писал: «Есть для многих мучительный вопрос: что в гробу? Дадим прямой ответ на вопрос: что же в гробу? В гробу обретен ясно обозначавшийся под остатками истлевшей монашеской одежды остов почившего старца. Тело предалось тлению. Кости же и волосы головы и бороды совершенно сохранились. Таково содержимое гроба… И святость старца Серафима,–писал Митрополит Антоний,–определялась не свойством его останков, а верою народа и многочисленными чудесами. После удостоверения в святости и молитвенном дерзновении о. Серафима пред Богом постановлено, чтобы и всечестные его останки были предметом благоговейного чествования от всех притекающих к его молитвенному предстательству (Деяния Св. Синода 9 января 1903 г.) …останки тела о. Серафима, т.-е. кости его, для верующего суть драгоценная святыня, истинное сокровище, чрез посредство которого подается почитающим его цельбоносная помощь. У святого человека все свято и чудодейственно. Итак,– заканчивал Митрополит Антоний, – от старца Серафима остались в гробу только кости, остов тела, но как останки угодника Божия, человека святого, они суть мощи святыя».

Святые после своей смерти за святую и благочестивую жизнь становятся «сосудами благодати Божией», вследствие чего и по своей праведной кончине они продолжают свою благотворную деятельность на пользу людей. Многочисленные чудеса и исцеления, подаваемые им, служат неопровержимым доказательством их живой связи с земным миром, что еще более углубляет благоговейное почитание их. Вера в действенность их ходатайств перед Богом побуждает людей обращаться к ним с горячими молитвами. Верующие толпами стекались на могилы почивших праведников и здесь совершали по ним заупокойные Литургии и пели панихиды.

Над местом их погребения устраивали гробницы или раки, с возложением пелены или покрова и иконы или портрета.

Если подвижник был погребен вне церкви, на кладбище, то над его могилой ставились палатка или часовня, а в ней устроялась гробница или рака. Иногда вместо часовен над гробами праведников устроялись церкви в честь тезоименитых им святых.

Нередко в честь почитаемых благочестивых подвижников еще до прославления их составлялись жития их, каноны, тропарь и кондак, акафисты и вообще церковная служба. Церковная власть требовала, чтобы служба и пролог – синаксарь (житие) были составлены «по подобию», чтобы они соответствовали известной форме и были удовлетворительны по своим литературным качествам.

Для проверки святости усопшего подвижника в Церкви установился определенный порядок, идущий в общем из древности. «Мы же о сем молим святителя всего нашего Российского царства… известно пытати и обыскивати о великих новых чудотворцах… по свидетельству тамо сущих жителей от священнического и иноческого чину и от боярска и от княжеска роду и всех богобоязненных мужей и жен, где которой святой прославился и просиял добрыми делы и чудесы» (Стоглав).

Это «пытание и обыскивание» получило название обыска. Он состоял в проверке святости жизни почившего угодника, в достоверности чудес, совершаемых по молитвам угодника. Следователи расспрашивали самих получивших чудесное исцеление, духовных отцов их и знакомых их. По удостоверении в истинности чудес, высшею церковною властию составляется определение о причислении прославляемого чудесами подвижника к лику святых или канонизации его, причем указывался день, когда полагается праздновать память его и как править в честь его церковную службу.

Большая часть угодников Божиих могут быть названы местночтимыми, так как известны и почитаются только в тех областях или епархиях, где подвизались и прославились чудесами. Общецерковными могут быть названы лишь те святые угодники, которые просияли, главным образом, в первые времена Церкви, когда она находилась почти в пределах единой всемирной Греко-Римской империи, и когда в христианах в особенности живы были и высоко над всеми другими преобладали интересы веры и Церкви, чему много способствовали времена тяжких испытаний, постигавших Церковь в той великой борьбе, какую она вынесла с врагами. Святые угодники Божии, просиявшие в это время, и сделались известными во всей Церкви. Словом какого-либо различия по достоинству на том только основании, что одни святые почитаются во всех Церквах, а другие в некоторых, или даже в одной какой-либо Церкви, полагаемо быть не должно.

Московский Всероссийский Собор 13 августа 1918 г. восстановил существовавшее в Русской Церкви празднование дня памяти всех святых, в земли Российстей просиявших, и составил им особую службу, которая должна отправляться в первое воскресенье Петрова поста, и поручил Высшему Церковному Управлению издать точный месяцеслов, со внесением в него памятей всех русских святых.

Православный народ свято чтит память святых, этих ходатаев и заступников пред Богом и обращается к ним с молитвами.

Русская Православная церковь

московский патриархат

костромская Духовная семинария

Кафедра БОГОСЛОВСКИХ ДИСЦИПЛИН

Дипломная работа

Богословско-историческое обоснование догмата иконопочитания

студента V курса сектора экстерната

Костромской Духовной Семинарии

иерея Мирослава Рыжего

Научный руководитель:

проректор по учебной работе

Костромской Духовной Семинарии,

кандидат богословия

Андрианов Г.В.

Кострома

2010

Оглавление

Введение

Глава I Божественное Откровение о священных изображениях

1.1 Ветхозаветные основы иконопочитания

1.2 Новозаветные основания иконопочитания

Глава II. История догмата иконопочитания

2.1 Раннехристианские изображения

2.2 V-VI Вселенский собор о священных изображениях

2.3 Возникновение и сущность иконоборчества

Глава III Учение Церкви об иконопочитании

3.1 Православное определение иконы

3.2 Икона и первообраз

3.3 Сущность иконопочитания

Заключение

Библиография

Источники

Пособия

Введение

Деяние VI Вселенского Собора (787г.) гласит: «Что слово сообщает через слух, то живопись показывает молча через изображение» .

Догмат иконопочитания имеет непреходящее значение как для Православной Церкви в целом, так и для каждого христианина в отдельности. Этот догмат — камень преткновения в диалогах с другими религиями и некоторыми христианскими деноминациями, не признающими иконопочитание.

В тоже время догмат иконопочитания – приобретает свою высоту только при правильном его изъяснении. Там, где такая работа не ведётся, поклонение иконам теряет свой истинный смысл и подменяется чем-то другим. Протопресвитер Александр Шмеман (†1983) писал: «В массах иконопочитание преломлялось иногда грубым и чувственным суеверием… Появился обычай брать иконы в восприемники детей, примешивать соскобленную с икон краску в евхаристическое вино, причастие класть на икону, чтобы получить его из рук святых и т.д. … Иными словами, с иконопочитанием происходило то, что раньше происходило часто с культом святых и почитанием мощей. Возникнув на правильной христологической основе, как плод и раскрытие веры Церкви во Христа, — они слишком часто отрываются от этой основы, превращаются в нечто самодовлеющее, а, следовательно, ниспадают обратно в язычество» .

По мнению известного иконописца Л.Успенского (†1987), настоящее положение христианства в мире принято сравнивать с его положением в первые века его существования, но если в первые века христианство имело перед собой мир языческий, то в наши дни оно стоит перед миром дехристианизированным, возросшим на почве отступничества. Перед лицом этого мира Православие призывается во свидетельство Истины, которое оно несет своим богослужением и иконой. Отсюда необходимость осознать и выразить догмат иконопочитания в применении к современной действительности, к запросам и исканиям современного человека .

Целью свой работы мы видим попытку провести богословско-исторический анализ догмата применительно к реалиям современности. В работе используется исторический метод исследования, в связи с тем, что богословское обоснование догмата формировалось на протяжении нескольких столетий и потом неоднократно обсуждалось вновь. Контраргументы наших оппонентов, взятые в историческом контексте, сводятся к нескольким позициям и повторяются.

Икона — это одно из проявлений церковного Предания и оправдывает одно из своих названий – «богословие в красках». Вопрос об иконопочитания долгое время был не вполне ясен для церковного сознания, и в первые столетия христианства, как для нас это ни странно, иконопочитание соседствовало с иконоборчеством.

Догмат иконопочитания применяется в условиях разного к нему отношения людей, и при соприкосновении с другими догматами он разъясняет и их и себя, противоречия и возражения выводят его из спокойного состояния, заставляют его проявлять свою Божественную энергию. Отрицания икон и самого догмата протестантами и часто неверное, языческое, понимание икон народом даёт нам поле и повод для правильного разъяснения и обоснования иконопочитания.

Икону (от греч. εἰκών — изображение, образ) нужно рассматривать не как тождественное Божеству изображение, в отличие от дохристианских идолов, но как символ, позволяющий духовное приобщение к «оригиналу» (архетипу), то есть проникновение в мир сверхъестественный через предмет материального мира. По выражению одного специалиста в области иконописи, икона не изображает, а являет .

Иконопочитание — это догмат, т. е. истина, открытая Богом, но в то же время оно относится к самой структуре мироздания и к философии образа. Князь Е.Трубецкой (†1920) называл икону «умозрением в красках» , а священник Павел Флоренский (†1937) – «напоминанием о горнем первообразе» .

Икона напоминает о Боге как том Первообразе, по образу и подобию которого создан каждый человек. Богословская значимость иконы обусловлена тем, что она живописным языком говорит о тех догматических истинах, которые открыты людям в Священном Писании и церковном Предании. В наше время интерактивных технологий, когда видеоряд заменяет книгу, когда чтение становиться уделом немногих, слово Церкви об иконах звучит свежо и актуально.

В древности иконы называли Библией для неграмотных. «Изображения употребляются в храмах, — пишет святитель Григорий Великий, — дабы те, кто не знает грамоты, по крайней мере, глядя на стены, читали то, что не в силах прочесть в книгах» . По словам преподобного Иоанна Дамаскина, «изображение есть напоминание: и чем является книга для тех, которые помнят чтение и письмо, тем же для неграмотных служит изображение; и что для слуха — слово, это же для зрения — изображение; при помощи ума мы вступаем в единение с ним» .

В Церкви существует известное различие между стенописью и иконой, нарисованной на доске, поскольку стенопись, фреска или мозаика не представляют собой отдельный предмет, а являются частью стены, как бы частью архитектуры храма, тогда как нарисованная на доске икона — это отдельный предмет. Но по существу их смысл и значение одинаковы. Различны лишь их предназначение и употребление. Поэтому когда мы говорим об иконах, мы имеем в виду церковный образ вообще.

В Ветхом Завете изображения были запрещены, но в тоже время существовали изображения херувимов в скинии (затем в храме Соломоновом) и Медного змея. Эти свидетельства Ветхого Завета явились предпосылками будущего учения об иконопочитании, основание для которого дает Сам Иисус Христос, когда Он упоминает Медного змея (Ин 3, 14), как прообраз Своего страдания на кресте, то есть, как Свою аллегорическую икону.

Но ясное учение об иконопочитании в текстах Нового Завета не могло быть изложено, поскольку современники Спасителя этого не поняли бы. Когда начинается проповедь христианства среди язычников, огромное количество художников принимает крещение. И эти художники приносят Церкви свой дар, и Церковь была на это согласна, о чем свидетельствуют росписи катакомб.

С самого начала в Церкви смысл и значение образа были ясны, что отношение Церкви оставалось неизменным, что это отношение Церкви к образу напрямую происходит из учения о Боговоплощении. Догмат о Боговоплощении утверждает, что в Господе нашем Иисусе Христе, благодаря свободному приятию Духа Святаго Божией Матерью, соединились — неслитно, нераздельно, неразлучно и неизменно — две природы: Божественная и человеческая.

Благодаря этому соединению всей смертной и немощной человеческой природе вновь дарована возможность единения с Богом, Богосыновства, утраченная при грехопадении Адама его самовольным отпадением от Бога. Церкви явлено это единение Бога и человека во Христе, в Божией Матери, во святых угодниках Божиих, усвоивших дары Духа Святаго. По обетованию Божию: тако да просветится свет ваш пред человеки (Мф 5, 16), свет святых просветился перед нами — и мы, молясь святым и созерцая их иконы, общаемся с Богом в них.

Святой Василий Великий объясняет: «Образ Божий – Христос, иже есть, как сказано, «Образ Бога невидимого» (Кол 1, 15): образ же Сына – Дух, и причастники Духа делаются сынами сообразными» .

Но некоторые раннехристианские писатели, например Тертуллиан, высказывались против иконопочитания, основываясь на Ветхом Завете. Православная Церковь об образе и его возникновении утверждает и учит, что священный образ основан на Боговоплощении и потому присущ самой сущности христианства и неотделим от него .

Как утверждает историк М.Поснов в своей книге «История Христианской Церкви»: «В IV веке прокладывают себе путь с большим трудом, но все-таки постепенно вводятся иконы Спасителя, Божьей Матери, апостолов и святых, не в смысле портретов или исторических назидательных картин, а в смысле предметов для поклонения» .

Понятно, что некоторые христиане, особенно перешедшие из иудейства основываясь на ветхозаветном запрещении образа, отрицали возможность его существования и в христианстве, тем более, что христианские общины были со всех сторон окружены язычниками и идолопоклонниками.

Чтобы решить проблему с неопределенностью и разнообразием отношений к образу и искусству, Церковь принимается за выработку такого художественного языка и таких словесных формулировок, которые бы не оставляли место для недоразумений.

Глава I Божествнное Откровение о священных изображениях

Протоиерей Сергий Булгаков утверждает, что «икона впервые появляется в язычестве». В качестве аргумента о.Сергий использует сравнение с греческой философией, которая в наивысших своих достижениях является своего рода христианством до Христа, так, в античном искусстве существуют бесспорные прототипы христианской иконы .

•ЦЕРКОВНОЕ ИСКУССТВО

Н. С. Каримова

ТЕМА ПОЧИТАНИЯ ИКОН БОЖИЕЙ МАТЕРИ В НЕВЬЯНСКОЙ ИКОНОПИСИ XVIII — НАЧ. XX ВВ.

В статье приводится ряд наблюдений и замечаний об иконографии образов, содержащих в себе изображение икон Божией Матери как элемента общей композиции образа — «икона в иконе». Автор, изучив многочисленный ряд икон такой композиции, выявляет некоторые закономерности. В отличие от исследований, анализирующих исторические и искусствоведческие аспекты невьянской иконы вообще, в статье сделана попытка рассмотреть богослужебный аспект данной темы.

Ключевые слова: церковное искусство, иконография Божией Матери, невьянская икона, «икона в иконе».

В церковном иконописном искусстве эпохи расцвета русской святости (Х1У-ХУ вв.) сложились два принципиально различных по сюжету и смысловому содержанию иконографических типа прославления образов Богородицы. Оба имеют своей целью, кроме основного содержания — почитания Божией Матери, научение молящихся почитанию иконного образа Пресвятой Богородицы.

Первый тип иконографии изображает процесс создания первого образа Богоматери св. евангелистом Лукой, пишущим икону с Неё

Самой. Его рукой водит персонифицированная Божественная Премудрость, что ясно указывает на Божественную помощь св. Луке в деле написании иконы с Первообраза. Этим свидетельствуются истинность образа Божией Матери и богодухновенность иконописца. Вторая иконография, используя многообразие композиционных решений, посвящена теме прославления и почитания чудес, происшедших по молитве Божией Матери, от чудотворных Её икон. В этой иконографии сосредоточивается внимание на изображениях молитвы, возносимой Пречистой Божией Матери перед Её чудотворными образами и фактах чудесного заступничества за молящегося.

Наше внимание привлекла вторая иконографическая программа, представленная на местном материале невьянской иконы. Нами исследованы более 100 образцов, содержащих изображение икон Богоматери. Размер этих изображений, вплетенных в основную сюжетную канву, колеблется от довольно крупных (ок. 10×10 см) до миниатюрных (ок. 0,5х0,6 см). Данная тема была подробно рассмотрена на материале икон Средневековой Руси в работе Э. С. Смирновой1.

Результатом нашего исследования явилось предположение: внешне разрозненные и случайные примеры икон невьянского письма, включающих в свою иконографическую программу темы прославления икон Бо-жией Матери — т. е. «икона в иконе», имеют строгую сюжетную и смысловую последовательность в соответствии с прославляющим Богородицу песнопением — акафистом, и полнотой церковного учения о многообразии форм почитания образа. В процессе исследования нами определены четыре принципиальных иконографических программы.

• Главной иконографической программой выступает богослужебный текст акафиста Божией Матери, читаемый перед любой Её иконой.

• Вторая иконографическая программа определена прославлением и почитанием чудотворных икон Богоматери в их истории и чудесах.

• Третья иконографическая программа указывает на многообразие форм почитания икон, совершаемых в православном храме.

• Четвертая иконографическая программа раскрывает формы почитания священных образов в доме благочестивого мирянина.

Цель всех программ — научение молитве в полноте форм почитания образов Божией Матери.

1 Смирнова Э. С. Смотря на образ древних живописцев. М., 2007.

Очевидно, что основополагающим является образ «Акафист Пресвятой Богородицы»2 (ил. 1).

В соответствии с византийской и русской традициями конца ХШ-ХГУ вв. первый верхний сюжет, заключенный в картуш, иллюстрирует проимий «бзкрднной воеводе» (иногда 12-й икос и 13-й кондак). Изображается сама служба акафиста Богородице с литией и поклонением иконе Божией Матери, что отражает реальные константинопольские процессии с иконами Богоматери «Одигитрия». В приведенном образе икона «Одигитрия» заменена на икону «Казанская» (ил. 2), что говорит о местных особенностях сугубого почитания этой иконы Божией Матери — краткого типа иконографии «Одигитрия». На наш взгляд, данный образ краеугольный в теме почитания икон Божией Матери невьянского письма, так как открывает строгую последовательность и зависимость темы почитания и прославления образов Божией Матери, «иконы в иконе», от текста акафиста.

Дальнейшее исследование показало наличие икон, последовательно иллюстрирующих икосы акафиста, но не в составе иконы «Акафист Божией Матери», как это указывает делать «Ерминия» Дионисия Фур-ноаграфиота (начало ХУГГГ в.)3, где каждый из икосов акафиста Богородице иллюстрируется разными сюжетными образами, часто включающими изображение икон. Невьянская икона неукоснительно следует этому канону, но следует творчески, разворачивая миниатюрные изображения клейм иконы «Акафист Божией Матери» в полносюжетные самостоятельные образы, пополняя их изображениями икон Божией Матери в иконах, тем не менее строго соблюдая полноту акафистных песнопений в отдельных образах.

Так, первым 3 икосам «Ягглъ предстать», «ВИдащи стла», «РлзУмъ не-дорлзУмЁвлемый» по «Ерминии» соответствует образ «Благовещение». В невьянской традиции мы не находим изображения предстояния иконе «Благовещение».

Но смысл предстояния и прославления образа Божией Матери ангельскими силами проявляется в многочисленных примерах. Укажем на самые яркие. Это образ, написанный в конце ХГХ в., «Икона Богоматери

2 Невьянская икона. Екатеринбург, 1997. Кат. 20.

‘‘Казанскаяпреподносимая ангелами»4. Священный образ имеет как акафистную основу — первый икос, так и другую молитвенную основу, т. к. изображает Архангельскую песнь «Достойно есть…», но образ иной, это вновь Казанская икона Божией Матери5. «Архангел Гавриил с небесе послан бысть от Тебе, Богородице, <…> Радуйся, ублажаемая от всех Небесных Сил.».

Продолжает тему поклонения иконе Божией Матери Силами Небесными ирбитская икона середины — второй половины XIX в., «Архангел Михаил в молении иконе «Богоматерь с Богомладенцем”»6 (ил. 12). Икона отражает текст второго икоса акафиста Богородицы «ВИдащи стла.». Икона академического письма представляет Архистратига приклонившим колено пред иконой Богоматери и указующим на Пречистую всему ангельскому воинству Небесных Сил. Приведенный пример подтверждает последовательную зависимость от акафистного песнопения, славящего Богородицу.

С особой силой тема почитания образов Божией Матери отражается в образах, соответствующих догматической части акафиста Богородицы и раскрывающих главный догмат о Боговоплощении Сына Бо-жия Иисуса Христа по человечеству от Девы Марии. Таков образ 1914 г. «Собор избранных святых со св. Иоанном Предтечей»7 (ил. 3). Сама Богоматерь в тайне Боговоплощения становится новой тварью, новой Евой. Это содержание передает 13-й икос «НовУн поклзл твлрь». Указанному смыслу соответствует образ Божией Матери «Знамение». На Урале это Верхнетагильский образ. «Ерминия» Дионисия Фурноаграфиота полагает иллюстрировать 13 икос изображением Христа с благословляющей десницей и всеми ликами святых, размещаемыми ниже.

На иконе летящие ангелы держат Верхнетагильский образ «Знамение», торжественно и победоносно являя его дольнему и горнему миру. В руках св. Иоанна Предтечи евхаристическая Чаша с возлежащим в ней Агнцем Божиим, на Которого Иоанн указывает правой рукой: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин 1. 29). Избранные святые представляют сонм всех чинов святых Церкви Хри-

4 Уральская икона. Екатеринбург, 1998. Кат. 523.

5 Там же. Кат. 523.

6 Там же. Кат. 550.

7 Там же. Кат. 542.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

стовой. Здесь и Силы Небесные — Ангел Хранитель, и святые угодники Божии — свв. благоверные князья, святители, свв. воины. Икона являет апофеоз прославления иконы Божией Матери «Знамение». Иконография этого образа словно переносит акцент с локального прославления Верхнетагильского образа на Урале на торжественное прославление образа во всем православном мире. Золотой фон иконы, обилие красного, белоснежного, изумрудного, синего цветов в праздничных облачениях святых возвещает гимн Божией Матери в молитве перед Её уральской иконой «Знамение», возносимой Церковью торжествующей.

Вторая рассмотренная нами тема — сугубое почитание чудес, происшедших от чудотворных икон, — всегда звучала ярко и самобытно. В Северо-Восточной Руси и в Москве особые праздничные формы почитания получает иконное изображение чудес от иконы Богоматери «Владимирская». На Урале предпочтение отдается чуду от иконы «Знамение» Верхнетагильской, как мы увидели из предыдущего примера. Но изображается и первое чудо от иконы «Знамение» в Новгороде.

На иконе «Чудо от образа Знамение»8 во всех подробностях изображена битва. Победа одержана новгородцами чудесным образом, по их молитве образу Божией Матери «Знамение». Икона изображена в среднике не менее 5 раз, словно участвуя одновременно в каждом эпизоде, снова и снова являя заступничество Богоматери. Многоплановая композиция строится по законам живописной картины, на что указывают динамизм, буквальный натурализм и эмоциональность изображения. Однако используется и иконописная традиция многократного повторения самого образа, вплетение его в сюжетную канву.

Вторая иконографическая программа включает в себя и иную форму призыва к почитанию чудес от чудотворных икон Божией Матери. Это миниатюрные изображения в сюжетах житийных икон святых, получавших чудесную помощь по молитве к Божией Матери перед Её пречистым образом.

Так, чудо обращения ко Христу по молитве перед иконой Божией Матери «Одигитрия» ярко показано на иконе «Мария Египетская с житием»9, написанной в 1804 г. мастером Иваном Богатыревым (ил. 4).

8 Невьянского письма благая весть: Невьянская икона в церковных и частных собраниях. Екатеринбург, 2009. С. 230.

9 Уральская икона. Кат. 74.

Образ Богородицы «Одигитрия» на иконе изображен трижды. В центре иконы в значительно большем масштабе он воздвигается ангелами, как знамение путеводительства ко Христу. Дважды икона Богородицы, перед которой молилась Мария, не допускаемая в храм Божий неведомой силой, изображена в житийных клеймах (ил. 5), акцентируя внимание на самом ходе возношения молитвы к Божией Матери через Её икону. Автор словно хочет сказать: «молись так же и обретешь Христа в сердце своем, будешь допущен к спасительному Источнику живой воды».

Другой пример — изображение икон Божией Матери в событиях «Чуда о трех иконах и патриархе Афанасии» в житийной иконе «Николай Можайский со сценами жития и чудес». Икона написана в полном соответствии с каноном, но девятое и десятое клейма нижнего чина содержат достаточно редкое изображение этих чудес. Рассказ об этих чудесах сохранился только в славянской версии10.

Третья иконографическая программа представляет различные формы почитания икон Божией Матери в Церкви.

Кроме чтения акафиста и молитв, почитание икон Божией Матери является в совершении крестных ходов, возглавляемых иконами Божи-ей Матери и их ради устраиваемых. Сюжеты, посвященные крестным ходам, как по «установлению», так и «чрезвычайным», неоднократно изображались невьянскими иконописцами. В них обязательно включались изображения икон, шествующих в крестном ходе.

Пример — образ «Происхождение Святого Животворящего Креста Господня на источнике»11 (ил. 6). Само событие повествует о празднике «Первого Спаса», где реликвию в сопровождении икон несут крестным ходом к источнику Спаса, расположенному за городской стеной, и далее в храм Святой Софии. Среди икон наряду с образом «Вседержитель» главенствующее место занимает образ Божией Матери «Одигитрия».

Изображения крестных ходов в иконе, как форма прославления образов Божией Матери — Заступницы и Ходатаицы, непременно включались в сюжеты перенесения святых мощей угодников Божиих. К этой группе отнесен образ, написанный в 1837 г., — «Перенесение мощей Ни-

10 Великие Минеи Четии, собранные Всероссийским митрополитом Макарием. Декабрь. М., 1904. С. 63.

11 Уральская икона. Кат. 257.

колая Чудотворца»12 (ил. 7). В нем акцентируется первенство образа Богородицы «Умиление». Икона следует сразу за образом «Вседержитель», чуть впереди иконы самого святителя Николая.

Наблюдения показывают, что невьянские иконописцы с усердием и величайшей настойчивостью вновь и вновь обращаются к теме прославления икон Божией Матери. Они используют всякую возможность показать правильное почитание икон, научить, сосредоточить внимание молящихся на непреложности почитания икон Божией Матери.

Тему почитания икон Божией Матери в храме мы находим в иконах, включающих внутреннее убранство храма, где основное событие изображается на фоне иконостаса, с подробным иконным составом его чинов. Примеров скрупулезного, точного написания икон иконостаса достаточно много. Это и образ чуда «Покров Божией Матери», происшедшего во Влахернском храме, где композиция строится таким образом, что икона Божией Матери «Влахернитисса» (Оранта) в иконостасе прописана детально и хорошо видна.

Другой пример — иконостас храма на иконе 1818 г. «Лев Катан -ский с житием»13, где изображено «Чудо укрощения Илиодора» (волхва) по молитве перед иконой Божией Матери «Стена нерушимая». Здесь знаменуется защита от ересей. «Якоже светильника превелика, Церковь имать, всеблаженне, тебе, паче солнца сияюща, юже твоими молитвами сохрани, блаженне, непобедиму, и непоколебиму от ереси всякия, и не-скверну, яко приснопамятный»14.

Иконы Божией Матери в иконостасе, как столп и утверждение веры православной, отмечаются и в изображении чина Воздвижения Креста в соборе Святой Софии в Константинополе. Это образ «Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня»15, написанный в первой половине — середине XIX в. Композиционным центром является историческая сцена с патриархом Макарием и, вероятно, свт. Иоанном Златоустом, стоящими на высоком амвоне храма перед иконостасом.

Подробно прописаны классические формы иконостаса и иконы, его составляющие. Перед нами местный чин в полном составе. Видна

12 Уральская икона. Кат. 192.

13 Там же. Кат. 109.

14 Кондак прп. Льву, еп. Катанскому (пам. 20 февраля ст. ст.).

15 Там же. Кат. 228.

часть Царских врат, на створках которых сверху помещено традиционный образ «Благовещение». Ниже, за фигурами епископов, видно изображение только одного из четырех евангелистов, вероятно, св. Луки. Справа от Царских врат виден ростовой образ «Господь Вседержитель» с благословляющей правой десницей. Слева от Царских врат ростовой образ Богородицы «Оранта с Богомладенцем в лоне». Образ знаменует главный догмат православного вероисповедания — о Боговоплощении. Слева, на диаконских вратах, образ Архангела Гавриила, симметрично ему — Архангела Михаила. Справа от южных диаконских врат на стене храма — образ Иоанна Предтечи.

Таким образом, икона показывает молящимся кроме основного сюжета полный состав местного чина иконостаса, где образы Богородицы изображены в соответствии с устойчивой традицией на установленных местах иконостаса. Все иконы, хотя по отношению к фигурам основного сюжета это миниатюрные образы, прописаны ничуть не менее тщательно, просматривается каждая складочка на облачении Божией Матери, каждое перышко на крыльях Архангелов. По силе тона образы икон иконостаса не уступают основным фигурам, поэтому складывается впечатление прямого мистического участия святых, в том числе Господа и Богоматери, в богослужении чина Воздвижения Креста. Тем самым в единстве соборной молитвы святых, молящихся перед иконостасом участников основного события, и молящихся перед самой иконой проявляется литургический смысл иконостаса, где икона Божией Матери занимает подобающее ей место. Возможно, по вероутверждающей силе этот образ не имеет себе равных.

Последняя, четвертая иконографическая программа темы почитания икон Божией Матери соответствует предписанию ороса VII Вселенского Собора находиться святым и честным иконам не только в «святых церквах Божиих, <…> но и в домах»16. К этой программе следует отнести три варианта. Первое — почитание иконы Божией Матери в составе образа XIX в. «Домовый иконостас»17 (ил. 8), повторяющего в миниатюре храмовый иконостас. В нем образ Богородицы включен в виде краткого деисуса — меднолитного складня в верхней части иконы, трехстворчатого складня в нижней части, одна створка которого посвящена почитанию икон Божией Матери, в том числе самых чтимых на

16 Деяния Вселенских Соборов. СПб., 1996. Т. IV С 590.

17 Невьянская икона. Кат. 65.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Урале — «Одигитрия», «Умиление», «Знамение» и врезного меднолитно-го образа «Умиление». Благодаря такому образу молящийся Богу и дома осознавал себя перед храмовым иконостасом.

Второй вариант — почитание икон Божией Матери акафистной иконографии, размещенных на одной иконной доске в виде многочастной иконы, предназначенной для благочестивой келейной молитвы. Апофеозом темы почитания икон Божией Матери в домашней сокровенной молитве становится икона 1824-1840 гг. «Собор шестнадцати Богородичных икон с образом «Царь царем” в оглавии»18. Образ Спасителя «Царь царем» со всей ясностью говорит о том, что славление образов Богоматери установлено и благословлено Самим Господом Иисусом Христом (ил. 9).

Третий вариант — показ почитания священного образа святым в келейной молитве, как условие благочестивой жизни. Этот вариант мы видим на житийной иконе ХГХ в. «Св. праведный Симеон Верхотурский»19 (ил. 10). В ней в многочисленных вариантах показывается размещение в помещении почитаемой иконы Божией Матери. Икона присутствует в сцене «О житейских занятиях праведника». Так, 11-е клеймо изображает святого сидящим в горнице, занятого «шитьем шуб», где виден красный иконный угол.

В клеймах, повествующих об исцелениях, — «Исцеление верхотурского священника Павла (Трапезникова) от наваждения злых духов» (ил. 11), «Исцеление Денисова» и «Исцеление младенца Рачева», которые происходят в горнице, изображен красной угол, где одна из трех икон — икона Божией Матери. Очевидно значение: исцеления совершаются по молитве праведного Симеона к Божией Матери. Третья группа изображений клейм перекликается с темой иконостаса. Клеймо «Притекающие к раке святых мощей праведного Симеона» содержит изображение интерьера Никольского храма Свято-Николаевского Верхотурского монастыря с сенью и ракой праведника. На стене различима икона Богородицы «Одигитрия». Таким образом, следует отметить особое молитвенное почитание именно образа «Одигитрия» как наиболее часто встречающегося среди рассматриваемого ряда «икон в иконе».

Наконец, наше исследование выявило перечень образов, изображенных на иконах, что выражает их сугубое почитание на Урале. Это ико-

18 Уральская икона. Кат. 162.

19 Там же. Кат. 563.

ны Божией Матери «Казанская», «»Знамение” Верхнетагильская», «Оди-гитрия», «Влахернитисса» и многочисленные акафистные образы: «Утоли моя печали», «Страстная», «Похвала Богородицы», «Всех скорбящих Радость», «Взыскание погибших», «Нечаянная Радость», «Умягчение злых сердец». Перечисленные иконы чаще других включаются невьянскими иконописцами в многочисленные сюжетные композиции. Наш обзор представляет малую часть проведенного исследования, которое показывает высокую вероучительную культуру невьянских иконописцев.

Nadezhda S. Karimova

THE THEME OF VENERATION OF ICONS OF OUR LADY IN NEVYANSK ICONOGRAPHY IN XVIII — EARLY XX CENTURIES

Keywords: church art, iconography of Our Lady, Nevyansk icon, «icon in the icon”.

Ил. 1. «Акафист Пресвятой Богородицы». Икона мастерской Богатыревых 1800-1810-е гг.

Ил. 2. Икона Богоматери «Казанская», преподносимая ангелами

Ил. 3. Собор избранных святых со св. Иоанном Предтечей

Ил. 6. Происхождение Святого Животворящего Креста Господня на источнике

Ил. 7. Перенесение мощей свт. Николая Чудотворца

Ил. 8. Домовый иконостас

Ил. 12. Архангел Михаил в молении иконе «Богоматерь с Богомладенцем»

Икона в православии

В православной традиции икона занимает особое место, и это место определяется тем, что икона — это не только украшение храма и предмет почитания, икона имеет вероучительное значение. С древности икону называли «Библией для неграмотных», «живописным Евангелием», «бессловесной проповедью», «богословием в красках».

Христианство зародилось в иудейской среде, где изобразительное искусство было сильно ограничено второй заповедью Декалога, но уже во II в. у христиан появляются символические изображения — на стенах катакомб, на саркофагах, в мелкой пластике и т.д. После Миланского эдикта, даровавшего христианам свободу вероисповедания, начинается строительство храмов, их украшают мозаиками, фресками, иконами. При этом изображениям отводится не только декоративная роль; святые отцы в изображениях ценили, прежде всего, эффективный способ научения вере.

Так св. Василий Великий пишет:

«молчаливая живопись то же что и слово Евангелия для слуха».

А св. Нил Синайский (IV в.) советует:

«Пусть рука превосходнейшего живописца наполнит храм с обеих сторон изображениями Ветхого и Нового Завета, дабы те, кто не знает грамоты и не может читать Божественных писаний, рассматривая живописные изображения, приводили себе на память мужественные подвиги искренне послуживших Христу Богу и возбуждались к соревнованию достославным и приснопамятным доблестям, по которым землю обменяли на небо, предпочтя невидимое видимому».

Почему для Церкви так важны были иконы, что люди за них отдавали свою жизнь, а порой не щадили и чужую? Это не всегда понятно современному человеку, который привык оценивать изобразительное искусство с эстетической точки зрения, а тут, как говорится, о вкусах не спорят. Но для иконоборцев и иконопочитателей речь шла о чем-то большем, чем художественное творчество, речь шла об исповедании веры.

Икона — образ

Слово икона, греч. εἰκὼν — образ, св. отцы относили, прежде всего, к изображениям Спасителя, а также к Нему Самому. Так называет Христа и апостол Павел:

«Он (Христос) есть образ (εἰκὼν) Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари» (Кол. 1:15).

И это выражает самую суть веры: Бог Слово, в таинственном акте Боговоплощения соединяется с человеческой плотью, Невидимый и Неприступный становится видимым и доступным для человека. Иоанн Богослов свидетельствует:

«Слово стало плотью, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин. 1:14).

Тайна Боговоплощения — сердцевина христианского откровения — и есть основание для изображения Иисуса Христа, как, впрочем, и всего иконописания.

Владимирская икона Богородицы

Не всякое изображение на религиозную тему может считаться иконой, а только то, что соответствует догматам Церкви. В Оросе Седьмого Собора указано, что творцами иконы являются – отцы, художнику же надлежит исполнение. При этом Орос не ограничивает художников ни в материале (был бы прочным), ни в технике исполнения, ни в стиле, ни в месте расположения икон, единственным условием было то, чтобы изображение не противоречило вероучению Церкви. Для этого и был выработан особый язык, который мы называем каноном. В соборных правилах сказано:

«Христа Бога нашего, на иконах представлять по человеческому естеству вместо ветхого агнца, да через то, созерцая Бога Слова, приводимся к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания и спасительной смерти и сим образом совершившегося искупления мира».

Икона показывает нам не только образ Бога, но и образ человека. А человек, согласно Св. Писанию, создан по образу Божию (Быт.1:27), а значит, предназначен сиять светом Божьей славы. Каждый из нас — икона, но эта икона нуждается в реставрации, расчистке, укреплении, снятии наносных слоев. И этим мы должны заниматься каждый день своей жизни, пока не будет просвечивать тот образ, что задумал Божественный художник. Глядя на святые иконы, на образы великих подвижников веры, на образы Божьей Матери и Спасителя, мы смотрим на свое будущее, каким оно может стать, если мы действительно облечемся во Христа. Икона — это образ будущего века.

Недостаточно только смотреть на икону, прикладываться к ней, почитать ее, украшать и проч., важно услышать Весть, которую она несет. Икона — это послание к нам, проповедь, призыв. Икону называют окном в невидимый мир, но она и указатель на пути в этот мир. На иконах Богородица Одигитрия указывает на Христа, Которого держит на руках, молитвенные жесты святых устремлены к Господу, Спаситель воздевает благословляющую десницу, — все это для нас знаки на пути в Царство Небесное.

Икона учит нас новому видению, показывает нам иное время, иное пространство, преображенную реальность: свет без тени, день без ночи, жизнь без смерти, любовь без ненависти. Новое небо и новую землю, где Бог все во всем.

«Икона — это воплощенная молитва, — говорит архим. Зинон. — Она создается в молитве и ради молитвы, движущей силой которой является любовь к Богу, стремление к Нему, как к совершенной Красоте».

Иконы в Церкви

В новозаветной церкви иконы также стали присутствовать в храмах с первых веков христианства. Церковное Предание говорит о первой иконе Спасителя – нерукотворенном Его образе. Господь наш Иисус Христос благоволил изобразить чудесным образом Свой лик на плате, и послал этот нерукотворенный образ к Едесскому князю Авгарю. Издревле этот образ почитался Церковью. Также Церковное Предание рассказывает об иконах Богородицы, написанных апостолом и евангелистом Лукой. Есть письменные свидетельства древних об употреблении и почитании святых икон в три первые века. Так, Тертуллиан упоминает об изображениях Спасителя на церковных потирах в виде доброго пастыря. Тот же Тертуллиан, Менуций Феликс и Ориген свидетельствуют, как язычники укоряли христиан за то, что они будто бы боготворили кресты, т.е. почитали священное изображение креста, на котором распят Господь Спаситель. Евсевий рассказывает, что он видал начертанные красками иконы Апостолов — Петра и Павла и Самого Спасителя, сохранившиеся от древних христиан, которые обращались из язычества. В катакомбах, пещерах, усыпальницах мучеников, куда удалялись первые христиане для молитвы, также найдены священные изображения. Изображения эти представляют, большею частью, Спасителя в виде Пастыря, подъявшего на рамена свои заблудшую овцу; Пресвятую Богородицу в венце или осиянии, держащую на руках Предвечного Младенца, также в сияющем венце; двенадцать Апостолов, рождество Спасителя и поклонение Ему волхвов, чудесное насыщение пятью хлебами множество народа, воскресение Лазаря; из ветхозаветной истории — Ноев ковчег с голубицею, жертвоприношение Исаака, Моисея с жезлом и скрижалями, Иону, извергаемого китом, Даниила во рву, трех отроков в пещи.

Фото: http://www.tatarstan-mitropolia.ru

О наличии икон в первые века христианства говорит свт. Василий Великий: «Приемлю и святых Апостолов, Пророков и мучеников, и призываю их к ходатайству пред Богом, да чрез них, т.е. по их предстательству, милостив будет мне Человеколюбец Бог и да подаст мне оставление прегрешений. Почему чту и начертание их икон и покланяюсь пред ними, особенно же потому, что они преданы от святых Апостолов и не запрещены, но изображаются во всех наших церквах». Почитание святых икон было закреплено догматом об иконопочитании VII Вселенского Собора, отвергшего ересь иконоборчества: «Подобно изображению Честного и Животворящего Креста, полагати во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемые, якоже иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Непорочныя Владычицы нашея Святыя Богородицы, такожде и честных ангелов, и всех святых и преподобных мужей. Елико бо часто чрез изображение на иконах видимы бывают, потолику взирающии на оныя подвизаемы бывают воспоминати и любити первообразных им, и чествовати их лобызанием и почитательным поклонением, не истинным, по вере нашей, Богопоклонением, еже подобает единому Божескому естеству, но почитанием по тому образу, якоже изображению Честного и Животворящего Креста и святому Евангелию и прочим святыням фимиамом и поставлением свечей честь воздается, яковый и у древних благочестный обычай был. Ибо честь, воздаваемая образу, преходит к первообразному, и покланяющийся иконе поклоняется существу изображенного на ней. Тако бо утверждается учение Святых Отец наших, сиесть предание Кафолическия Церкве, от конец до конец земли приявшия Евангелие».

Икона в доме

Иконы должны быть помещены в отдельном от других предметов месте. Крайне неуместно смотрятся иконы в книжных шкафах, где хранятся книги светского характера, на полках рядом с косметикой, фотографиями близких, игрушками, статуэтками, или просто являются неким украшением интерьера. Нельзя помещать рядом с иконами плакаты эстрадных исполнителей, политических деятелей, спортсменов и других кумиров нынешнего века. Не должно быть среди икон и художественных картин, пусть и написанных на библейские сюжеты. Картина, даже если она имеет религиозное содержание, как, например «Явление Христа народу» Александра Иванова или «Сикстинская мадонна» Рафаэля,– это не каноническая икона. Иногда приходится видеть среди икон фотографии священников, старцев, монахов, людей праведной жизни. Канонически это недопустимо, т.к. фотография – это изображение, запечатлевшее конкретный момент земной жизни человека, пусть впоследствии и прославленного церковью в лике святых. А икона возвещает нам о нем, именно как о святом, в его прославленном, преображенном состоянии. Конечно, такие фотографии могут быть в доме православного христианина, но помещать их надо отдельно от икон.

Существует ошибочное мнение, что супругам нельзя вешать иконы в спальню, а если они есть, то на ночь необходимо закрывать их занавеской. Это заблуждение. Во-первых, никакой занавеской от Бога укрыться нельзя. Во-вторых, супружеская близость в браке грехом не является. Поэтому смело можно помещать иконы и в спальню. Тем более что у многих наших соотечественников не всегда бывает возможность разместить иконы в отдельно предназначенной для этого комнате. Конечно, икона должна быть в столовой или, если семья обедает на кухне, то там, для того, чтобы можно было помолиться перед едой и поблагодарить Господа после трапезы. Иконы могут находиться в каждой комнате, в этом нет ничего дурного и предосудительного. Но наивно полагать, что чем больше икон в доме, тем благочестивее жизнь православного христианина. Довольно часто такое собирательство становится обычным коллекционированием, где нет речи о молитвенном предназначении иконы, и может оказать совершенно противоположное воздействие на духовную жизнь человека. Главное, чтобы перед иконами возносилась молитва.

Также ошибочно полагать, что икона является неким накопителем Божией благодати, которую можно почерпнуть при необходимости. Благодать действует не от иконы, а через икону, и ниспосылается Господом верующим в Него. Можно бесконечно прикладываться к священному изображению, при этом не имея веры в действительную силу животворящей Божией благодати, и не получить от этого ничего. А можно единожды приложиться к чудотворной иконе с глубокой верой и надеждой на помощь Господа, и получить исцеление от телесных и душевных недугов. Также необходимо помнить, что икона не является неким оберегом, гарантирующим отсутствие ссор и проблем в семье, а также некую невидимую защиту от нечисти и плохих людей. Прискорбно бывает видеть в домах православных христиан иконы, висящие напротив входной двери с однозначной мотивацией: «Это чтобы от дурных людей и от сглаза оберегали». Икона не является и не может быть таким оберегом. Вообще, обереги – это атрибутика языческих и магических культов. В жизни православного христианина не должно быть ни язычества, ни магизма. А вот над входом по традиции принято вешать икону Покрова Пресвятой Богородицы. Хотя это может быть любая другая икона или крест.

Иконопись

Иногда люди, имеющие сугубо светское художественное образование, выражают желание писать иконы. Конечно, наличие навыков в живописи и определенный опыт в этом деле будут большим подспорьем для будущего иконописца. Но этим вовсе не ограничиваются требования, предъявляемые к иконописцу. Согласно решению, принятому поместным собором Русской Православной Церкви 1551 года, иконописец должен быть «смиренным, кротким, благоговейным, непразднословным, несмехотворцем, несварливым, независтливым, не пьяницей, не грабителем, не убийцей, особенно же хранить душевную чистоту и телесную со всякими предосторожностями, …, жить в посте, и в молитве, и воздержании со смиренномудрием, и с превеликим старанием писать образ Господа нашего Иисуса Христа и Пречистой Его Богоматери, и святых пророков, и апостолов, и священномучеников, и святых мучениц, и преподобных жен и святителей, и преподобных отцов по образу и по подобию по существу смотря на образ древних живописцев, и подражать добрым образцам». Как видно из этого определения, требования к иконописцу весьма высоки. Поэтому труд иконописца всегда сугубо чтился в православном мире.

В идеале современный иконописец и желающие стать таковыми должны стремиться к этим требованиям. Но наша жизнь очень далека от идеала и на данный момент к иконописцам не предъявляют столь высоких требований, как это было в 16 веке. Но, тем не менее, иконописец должен быть человеком благочестивой жизни, действительным, а не номинальным членом Церкви, старательно соблюдающим все установления Святой Православной Церкви. Такие же требования могут быть предъявлены человеку, хотящему вышивать иконы. Необходимо помнить, что написание иконы – это не просто написание какого-то пейзажа или портрета, а изображение Самого Господа, Его Пречистой Матери и святых угодников. А это требует огромной отдачи не только телесных, но в первую очередь, духовных сил. Поэтому вопрос написания икон тем или иным человеком обязательно должен быть поставлен на рассмотрение его духовника, т.к. об уровне духовного развития человека может знать только он. Таким образом, получение благословения духовника на написание икон становится обязательным требованием для будущего иконописца.

Фото: http://www.sestry.ru

Подводя итог, хочется вспомнить о тех людях, благодаря которым сегодня им имеем возможность почитать эти священные образа и молиться перед ними. Это святые отцы VII Вселенского Собора, восстановившие иконопочитание и провозгласившие Торжество Православия. Из всех побед над множеством разнообразных ересей одна только победа над иконоборчеством и восстановление иконопочитания была провозглашена Торжеством Православия. Именно его мы празднуем каждый год в первое воскресение Великого поста. И пусть бушуют вокруг нас океаны страстей, пусть восстают в мире лжехристы и лжепророки, призывающие отказаться от святых икон, пусть сотрясают воздух своей ересью сектантские проповедники, безрезультатно ища оправдания себе в Священном Писании. Мы же, прославляя память святых отцов VII Вселенского Собора и торжествуя о Святой Православной Вере, ответим всем восстающим против святых икон словами прп. Иоанна Дамаскина: «Прочь ты, завистливый диавол! Ты завидуешь, что мы видим образ Владыки нашего и чрез него освящаемся; завидуешь, что видим спасительные Его страдания, удивляемся Его совершенствию, созерцаем чудеса Его, познаем и славим силу Его Божества; ты завидуешь чести святых, которой они удостоены от Бога; не хочешь, чтобы мы смотрели на изображения славы их и делались ревнителями их мужества и веры; не терпишь телесной и душевной пользы, происходящей от веры нашей к ним. Но мы не слушаем тебя, человеконенавистный демон! Внемлите, народы, племена, языки, мужи, жены, отроки, старцы, юноши и младенцы, святый род христианский! Если кто возвестит вам не то, что святая Православная Церковь прияла от апостолов, отцов и соборов и что до сего времени сохранила, не слушайте, не принимайте совета от змия».

Об иконе на «Правмире»:

  • Икона — в Церкви и в доме
  • Чему нас учит икона?
  • «Смысл иконы – в соединении миров»
  • Иконография Смоленской иконы Богородицы
  • Где поклониться Казанской иконе в Москве?
  • Иконография Рождества Пресвятой Богородицы: иконы, мозаики, фрески
  • Икона Богородицы «Всех скорбящих радость»: иконография (+Иконы)
  • Святые покровители любви — иконы
  • Как писать икону и кто это делает?
  • Икона, с которой всё и началось
  • Иконография образа святителя Николая
  • «Намоленная икона». Что это такое?
  • Святитель Николай Чудотворец: иконы, фрески и мозаики
  • Царица неба и земли: почему существует так много икон Богородицы?
  • Икона | Ответы священников на вопросы
  • Тайны канонической иконы. Богословие одежды
  • Икона Божией Матери «Знамение»: история, молитвы
  • Иконы в нашем доме

Протоиерей Михаил Константинов

ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ
(из серии проповедей по русскому радио в Австралии)

Догмат иконопочитания занимает особое место в ряду христианских догматов и имеет особенную историческую судьбу. Более столетия иконоборческая ересь раздирала Церковь Христову. По повелению императоров-иконоборцев святые иконы выбрасывались из храмов, уничтожались и сжигались, а ревнители Православия подвергались жестоким преследованиям. Даже определение 7-го Вселенского Собора в 787 г., утвердившее догмат иконопочитания, не принесло Церкви желанного мира. Еще лет пятьдесят после этого собора иконоборческая ересь продолжала волновать Церковь вплоть до 842 г., когда иконопочитание было повсеместно восстановлено. В память этого события Церковь установила ежегодно в первое воскресенье Великого поста совершать празднование «Торжества Православия». Седьмой Вселенский Собор указал, что существование икон и их почитание Церковь основывает не на Священном Писании, на отсутствие доказательств из которого ссылались иконоборцы, а именно на Священном Предании. Первая икона Спасителя, Нерукотворный Образ, существовал, когда новозаветного Священного Писания еще не было. Само Священное Писание является записанным Священным Преданием. В течении первых десятилетий своей истории Новозаветная Церковь не имела Писания и жила только Преданием.
Седьмой Вселенский Собор утвердил боговдохновленность иконы, потому что тот же Дух Святой, Который вдохновляет учение Апостолов и Святых Отцов, является и вдохновителем иконописания. И в том и в другом случае источник вдохновения один и тот же. Это и дает право называть икону «богословием в образах» наравне с богословием в слове (Священным Писанием).
Намоленные иконы первых веков христианства до нас не дошли, но о них сохранились как церковные предания, так и исторические свидетельства. Слово «икона» греческого происхождения и означает «образ», «портрет». В истории Церкви Евсевия, епископа Кесарии Кападокийской, жившего в третьем веке есть следующая фраза: «Я видел множество портретов Спасителя, Петра и Павла, которые таким образом сохранились до нашего времени». Так же Евсевий подробно останавливается на описании статуи Спасителя в городе Панеаде (Кесарии Филипповой в Палестине), воздвигнутой кровоточивой, исцеленной Спасителем.
При рассматривании вопроса о иконопочитании мы должны понимать разницу между изображением и изображаемым. Икона не может быть единосущна изображаемому первообразу, иначе она была бы не изображением, а самим изображаемым, имела бы с ним одну природу. Честь воздаваемая образу – воздается первообразу. Невозможное для изображения в Ветхом Завете, становится возможным в Новом, когда Бог Слово, Вторая Ипостась Святой Троицы, неописуемый ни словом, ни образом, воспринимает человеческую природу, рождается от Девы Богородицы, оставаясь совершенным Богом, становится совершенным Человеком, становится видимым, осязуемым, следовательно и описуемым. Таким образом самый факт существования иконы основывается на Боговоплощении. Поэтому в глазах Церкви отрицание иконы Христа является отрицанием истинности и непреложности самого Его вочеловечения и, следовательно, отрицанием всего домостроительства нашего спасения. На Седьмом Вселенском Соборе Церковь вынесла осуждение иконоборческой ереси. В наши дни еще есть люди, проповедующие ересь иконоборчества и отрицающие почитание святых икон. Будем молить Господа о том, чтобы они «в разум истины пришли», и чтобы мы стали примером православно-христианской веры и жизни. Аминь.
Протоиерей Михаил Константинов*

* Отец Михаил Константинов более 30-ти лет настоятельствует в Арханегло-Михайловской и Георгиевской церквей в пригородах г. Сиднея, Австралия.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *