О священстве

Иподиаконы – это помощники, помогающие епископу в некоторых моментах богослужения. Иподиаконы не имеют священного сана, но относятся к притчу церковнослужителей. По своему статусу иподиаконы бывают временные и рукоположенные. Для временного иподиаконского служения достаточно архиерейского благословения. В случаи рукоположения, иподиакон имеет право касаться престола. То есть именно он уже приравнивается к церковнослужителям.

В Православии существуют три степени священства:

  • Епископ
  • Пресвитер
  • Диакон

Такая священническая иерархия существовала с древних апостольских времен. Именно по такой вертикали идет подчинении в духовном священническом служении. Возникает вопрос: «На какой ступени находиться иподиакон?». Иподиакон стоит по званию ниже дьякона. Перед тем как принять первую ступень священства каждый кандидат должен пройти иподиаконское рукоположение и служение. Хотя до 13 века иподиаконы относились до низшей ступени диаконата. Птриарх Мануил внес изменения в церковную традицию относительно иподиаконсокго служения. Дело в том, что большинство иподиаконов в то время тянулись делать то, что предназначено дьякону. Чтобы более четко разграничить функции служения патриарх лишил иподиаконов дьяконского сана. В древние времена рукоположение иподьякона мало чем отличалось от дьяконского. Теперь иподиаконов рукополагают по средине храма, а дьяконов в алтаре.

Какие обязанности иподиакона?

В первую очередь иподиакон приставлен для служения епископу. Главная задача помогать епископу совршать церковные богослужения. Например, в определенные богослужебные моменты иподиаконы держат в руках дикирий и трикирий (специальные подсвечники). Во время совершения Евхаристии в алтаре они должны репидами накрывать сверху Святые Дары. Кстати именно с этого момента началось древнее служение иподиаконов. В первые века христианства христианам приходилось совершать богослужение в различных местах. В том числе под открытым небом. Для того чтобы насекомые не садились на Дары было принято приставлять помощников, которые бы защищали Хлеб и Вино специальными ветвями.

Для удобного чтения молитв иподиаконы держат перед архиереем Чиновник.

Также перед богослужением помогают епископу облачаться в церковные одежды.

Облачение иподиакона

Одежда иподиакона и облачение священника отличаются. Чтобы приступить к церковному служению, каждый иподиакон одевает стихарь. За высокие заслуги и послушание епископ может благословить ношение ораря. Орарь символизирует собой ангельские крылья и одевается через плечи крестообразно.

Я не знаю. Но могу сказать, как думаю я, что такое священство, насколько я узнал это у святых отцов и из светлого веяния Духа Святого на недостойных.

Священство — это Таинство, происходящее с Небес, всецело представленное и действующее во Христе, Единственном совершенном Священнике, Архиерее, распятом за людей, и за него, как за веревку, протянутую над небытием, держатся люди, избранные Им, недостойные нести Его слова своим голосом и Его Пречистое Тело своими руками.

Священство — это изумленный восторг всю жизнь готовиться обучением, молчанием и молитвой к тому, чтобы узнать песчинку истины о Премудрости вечной, Слове пречистом и Любви безбрежной.

Священство — это непостижимое и невиданное желание вложить сердце свое в руку Божию и бесконечная радость держать Бога в ладонях своих, на Евхаристии.

Священство значит иметь пронзенные руки — не гвоздями, как Бог твой, а светом, исходящим от Тела Христова, которое ты держишь в руках.

Священство — это плач сердца, когда чувствуешь, что души, вверенные тебе, погибают по огромному легкомыслию, а тебе давать отчет за их участь вечную.

Священство — это сила измерять время не неделями, днями и годами, а Евхаристиями и муки упования во всю жизнь, чтобы Бог, снова и снова, открыл Свое сердце, ширшее небес, и принял тебя в Церковь Его любви.

Священство — это таинственное ощущение при Крещении в бесконечно легком дыхании младенца рокота жизни, сдвигающей с места планеты и солнца, в дыхании Духа Святого.

Священство — это внимание, улавливающее ликование младенчика, вынутого из крещальных вод, когда ему даются видение ангела хранителя и стихарь света жизни.

Священство — это непрестающая болезнь рождения людей заново, как говорит божественный Павел: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!»

Священство — это тонкое уловление тайны жизни в силе младенца тянуться к груди, прежде всякой ориентации и зрения.

Священство — это одержимость произносить всегда, при каждом дыхании, имена твоих чад, похищенных лукавым.

Священство — это сокрушенный плач от ведания, Духом, глядя на тело женщины, сколько плодоношения и сколько смерти несет она в чреве своем и где может возвыситься рождением или низвергнуться в преисподняя земли убийством.

Священство — это вкус Евхаристии, остающийся на устах и в душе и после смерти, и жгучее нетерпение снова принять Пищу негиблющую.

Священство — это желание и возможность стать Крестом, когда возносишь руки к небу, прося Духа Святого освятить дары творения.

Священство — это тихий жест благословения каждый раз, когда видишь женщину, беременную жизнью, или старца с душой, ожидающей окончательного омовения от персти.

Священство — это яростное любление помянника больше, чем вложенной в него монеты, это стойкость смиренно испрашивать милости Божией на каждом имени и разрывать себе душу при виде имен людей, болеющих раком и другими лютыми болезнями.

Священство — это недостойное достоинство сотрясать ад, поминая за Литургией лежащих во мраке болезни и с корнем вырывая опухоли небытия из сердец людей плачущих.

Священство — это свет, погружающийся в мрак, чтобы вырвать молитвой семена смерти из умов человеческих

Священство — это свет, погружающийся в мрак, как в океан, чтобы вырвать молитвой семена смерти из умов человеческих.

Священство — это сила понять беззвучные слова по губам умирающего, сила разомкнуть уста, скованные болью, чтобы они приняли Евхаристию веков, умерщвляющую смерть.

Священство — это глубина разумения, в боли людей, всецелого бремени народа никчемного и сокрушение порочного круга греха Телом Христовым, сокрушенным за нас.

Священство — это стояние в коленопреклонении перед святым престолом, когда, прижав чело к груди Христовой, в изумлении слышишь биение сердца Божьего.

Священство — это Великий Пяток, когда вся вселенная замирает в рыдании над закрытыми веками Сына Божия.

Священство — это падение в свет, где ты перевязываешь раны Умершего за нас.

Священство — это тонкое видение в воздушной стихии тайны полета к высотам любви Божией.

Священство — это горение, ощущающее в стихии огня силу Духа, пылающего и прижигающего все грехи мира.

Священство — это молчание, слышащее в стихии земли тайну смерти и воскресения Христова и нашего.

Священство — это погружение в тайну воды, как в утробу, отрождающую жизнь бесконечную.

Священство — это смерть и воскресение, драгоценнейший свет миру, это Христос всецелый, совершающий Литургию веков твоими перстными руками.

  • Хиротония и хирофесия свящ. Николай Афанасьев
  • Понятие о хиротонии и хиротесии Гермоген Шиманский
  • Хиротесия и хиротония Полный православный б.-э. словарь
  • Хиротесия Полный православный б.-э. словарь
  • Хиротесия церковнослужителей прот. Владислав Цыпин
  • Хиротесия. Новая Скрижаль архиеп. Вениамин
  • Таинство Священства (Рукоположение) Вячеслав Пономарев
  • История чинов хиротесий Православной Церкви иеродиакон Николай (Летуновский)
  • Чин посвящения в чтеца и певца прот. Геннадий Нефёдов
  • Постоянные иерархические и неиерархические служения в Церкви проф. М.Э. Поснов
  • Чиновник. Чин поставления во чтеца и певца

***

Хироте́сия (греч. χειροθεσία, от от χει̃ρ – рука и τίθημι – полагать, класть) – возложение рук с молитвой для посвящения в чин низшего клира, в церковнослужители; также именуется посвящение священнослужителей в правительственные степени.

Хиротесия отличается от хиротонии, в которой сообщается благодать священства и осуществляется посвящение в священнослужители.

Хиротесия (руковозложение), в отличие от хиротонии (рукоположения), совершается вне алтаря, в храме. Право поставлять младших клириков на церковнослужительские степени принадлежит епископу, а в монастырях хиротесию могут совершать и их настоятели – архимандриты и игумены.

Чин хиротесии во чтеца и иподиакона может совершаться:

  1. На Божественной литургии:
    — после чтения часов или после облачения Архиерея, на середине храма.
    — во время мирной ектении, на середине храма.
    — при совершении литургии несколькими архиереями одним из младших архиереев во время облачения первого архиерея, в алтаре.
  2. Во время Всенощного бдения.
  3. Во внебогослужебное время. В этом случае место совершения чина определяется Архиереем.

«В отличие от хиротонии посвящение в чины церковнослужителей – хиротесия – не является таинственным рукоположением Священства, а представляет собой священнодействие, которое совершается архиерейским благословением и руковозложением в знамение утверждения в церковной должности. При этом возложении руки не произносятся таинственные слова призывания благодати, рукополагающей во Священство. Посвящение в разные степени церковнослужения сопровождается облачением в священные одежды, соответствующие каждому чину, Ее носят «ради Божественного служения, дабы не прикасаться к чему-либо из предметов священных, или чтобы не надевать одежды священства прямо и непосредственно на одежды мирские. Под этими одеждами должен быть «совершенно сокрыт внешний мирской человек со всеми его суетными стремлениями».
А. Дмитриевский

Видео: Хиротесия во иподиакона

***

См. ЧТЕЦ, ПЕВЕЦ, ИПОДИАКОН

Артемий Владимиров

Благодать священства Заметки о пастырском служении

Перед тайной Священства…

С лова преподобного Ефрема Сирина как нельзя лучше подходят к новой книге протоиерея Артемия Владимирова: «Необычайное чудо, неизреченная сила, страшная тайна – таинство Священства! Оно духовно, свято, досточестно, неукоризненно, и его-то Христос, снизойдя, даровал нам, недостойным. Припадаю, со слезами и воздыханиями прошу, всмотримся в сие сокровище Священства, в хранящих оное достойно и свято».

Автор благоговеет перед тайной Священства, при этом и сам прилагает все усилия, чтобы хранить его «достойно и свято». Это последнее может быть особенно полезно читателю в том смысле, что речь в книге идёт не об отвлечённых, неизвестных автору на практике предметах, а о той жизни, которой он живёт сам.

Кому адресована эта книга? Конечно, в первую очередь тому, кто с трепетом и благим дерзновением готовится вступить на стезю пастырского служения или по крайней мере раздумывает об этом. Впрочем, и состоявшиеся пастыри тоже, думаю, почерпнут здесь многое на духовную свою пользу. Благочестивым мирянам будет небесполезным узнать не только о духовной власти пастырства и связанных с ней обязанностях и возможностях, но и о внутреннем кресте священника, борющегося, так же, как и они, за своё спасение в вечности – до изнеможения, и, увы, не всегда без преткновений.

В начале своей осознанной церковной жизни, когда я относился к категории адресатов книги – к «юношеству, интересующемуся темой священства», мне пришлось услышать из уст автора – уже тогда известного пастыря, проповедника и миссионера, несколько мыслей о служении священника, которые навсегда покорили моё сердце. Вопросов, однако, у меня осталось после беседы ещё больше, и ответы мне пришлось искать самому не без трудностей и препятствий. Думаю, что совершил бы меньше ошибок, если бы имел под рукой что-то подобное этой простой, доброй и мудрой книге. Готов рекомендовать «Заметки…» каждому, кто желает, чтобы пастырское служение стало для него, по слову Святейшего Патриарха Кирилла, «благословением и трудом, и долгом жизни».

С искренним почтением и братской о Христе любовью к дорогому автору – благодарный читатель, Дионисий, епископ Касимовский и Сасовский

Вместо предисловия

Позвольте, дорогие мои читатели, с первых строк этой небольшой книги объясниться с вами. Моё намерение – представить вашему вниманию пастырские размышления о призвании священника. Они ни в коей мере не претендуют на статус учебника по пастырскому богословию или практического руководства для пастырей. Это именно заметки, наблюдения, отчасти вынесенные мною из прочитанного, отчасти – из того, что я подметил вокруг себя и обрёл в собственном опыте пастырства.

Замысел книги был мне подсказан игуменом Лукой (Степановым), возглавляющим кафедру теологии Рязанского государственного университета и являющимся моим научным руководителем в написании диплома. Намеренно ограничив объём этих заметок, чтобы они получились компактными и неутомительными для чтения, я облёк содержание книги в форму свободного размышления, о чём свидетельствует её название.

От читателей не утаится, что автор не избегал острых и даже болезненных тем, на иные из которых не дано ясных ответов. Такова действительность, призывающая нас к непрестанному обдумыванию явлений жизни и неспешному формированию собственного суждения в согласии с соборным разумом Церкви. Упомянутая мною особенность предлагаемого материала обусловлена не тщеславным желанием автора подискутировать, но имеет целью совершенно иное: помочь кому-то из читателей в неспешном и осознанном выборе призвания священства.

Буду рад предложить книгу юношеству, интересующемуся темой священства, а также всем любознательным читателям.

Протоиерей Артемий Владимиров, старший священник и духовник Московского Алексеевского женского монастыря

Вы – соль земли…

Вы – свет мира.

Мф. 5, 13, 14

О пастырском служении

Вступление

С вященство – драгоценный Божий дар грешному человеческому роду. Благодать пастырства была излита на апостолов в час их поставления на служение Церкви всемогущим Богом в день святой Пятидесятницы, и с тех пор преемственно передаётся в веках через возложение на избранного Церковью рук епископских. Дар священства вышеестественен, иноприроден человеку и храним в лоне Святой Соборной Апостольской Церкви во всей его целостности. Поставленный на свещник пастырства верный христианин, по благословению своего епископа, литургисает вместе с народом Божиим, приносит Бескровную Жертву. Он призван учительствовать, проповедовать Слово Божие, духовно просвещать и окормлять свою паству в соответствии со Священным Преданием и Писанием Церкви.

Священник участвует во всех Таинствах Церкви как исполнитель архиерейского благословения, кроме одного – он не может рукополагать диаконов и пресвитеров, будучи сам рукоположен епископом. Благодать священства делает рукоположенного христианина особым человеком, меняет в достойном избраннике мысли и чувства, делает его ходатаем пред Богом за народ. Священство, поставленное Спасителем на столь великую высоту, подлежит строгому суду Слова Божия. Вы – соль земли… Вы – свет мира, – обращается Господь к Своим ученикам1. Его слова прежде всего относятся к пастырскому служению. Священство – это возжжённый светильник, ярко светящий всем, кто входит в дом Божий. Священство – это город, который не может укрыться от взоров, ибо он воздвигнут «на верху горы». Благодать священства, являющая себя в предстоянии Божию Престолу, совершении Евхаристии, молитвенном ходатайстве за людей, словесном назидании бессмертных человеческих душ, – предмет благоговейного отношения к нему со стороны самого пастыря. Священство – это многоветвистое дерево с обильной кроной и спелыми душистыми плодами – дарами Духа Божия. В ветвях этого чудесного дерева обитают птицы небесные – благочестивые христиане, стремящиеся жить под пастырским руководством и составляющие вместе с пастырем единую духовную семью. Главное назначение иерея – спасение душ вверенных ему людей. Заветные чаяния пастыря осуществятся в полной мере на Страшном Суде. Тогда он дерзновенно воскликнет пред лицем Господа: «Се аз и дети, яже ми даде Бог»2.

Истинные и мнимые признаки призвания к священническому служению

Современные родители часто прививают своим детям идею лидерства и чувство собственной исключительности. К сожалению, не все понимают, какими бедами и напастями в жизни подрастающего поколения оборачиваются эти нехристианские педагогические установки. Думая укрепить юных и подготовить их к встрече с жестоким миром, горе-воспитатели мостят им гати из тщеславия и гордости через погибельное болото страстей, главные из которых – гнев, блуд и уныние.

И если вести речь о признаках избранничества, то, думаю, это в первую очередь послушливость и кроткое, мирное устроение души, чурающейся жестокости и всякого вида агрессии к людям. Данные качества нисколько не противоречат идеалу мужества, не препятствуют выковывать такие черты характера, как умение дружить, готовность заступаться за слабых, отстаивать правду и прочее. Физическое развитие, занятия спортом совершенно необходимы юношам – будущим защитникам, кормильцам, тем, кто намеревается стать главой семьи и имеет своим нравственным идеалом служение Церкви и Отечеству.

Хиротония.

ХИРОТОНИЯ (греч. χειροτονια) — внешняя форма таинства священства, собственно его кульминационный момент — возложение рук на возводимого в священный сан правильно избранного ставленника. В др.-греч. языке слово означает подачу голосов в народном собрании через поднятие рук, т. е. выборы. В новогреч. яз. (и церк. словоупотреблении) находим два близких термина: χειροτονια, хиротония — «рукоположение» и χειροθεσια, хиротесия — «руковозложение». Греч. Евхологий каждое поставление (возведение в сан) — от чтеца до епископа — называет Х. В рус. Чиновнике и литургических руководствах употребляются как оставленные без пер. греч. термины, так и их слав. эквиваленты, к-рые при этом искусственно различаются, хотя и не до конца строго.
Поставление: 1) епископа — рукоположение и Х.; 2) пресвитера (священника) и дьякона — рукоположение и Х.; 3) иподьякона — Х., посвящение и хиротесия; 4) чтеца и певца — посвящение и хиротесия. На практике говорится обычно о «Х.» епископа и «рукоположении» священника и дьякона, хотя оба слова имеют идентичное значение, восходя к одному греч. термину.
Т. о., Х. сообщает благодать священства и является возведением («рукоположением») в одну из трех степеней священства; совершается она в алтаре и при этом читается молитва «Божественная благодать…» Хиротесия же не является «рукоположением» в собственном смысле, но лишь служит знаком допущения человека (причетника) к исполнению какого-либо низшего церк. служения. Поэтому она совершается на середине храма и без чтения молитвы «Божественная благодать…» Исключение из этой терминологической дифференциации допускается лишь в отношении иподьякона, что для настоящего времени является анахронизмом — напоминанием о его месте в др.-церк. иерархии.
В древ. византийских рукописных Евхологиях сохранился некогда широко распространенный в православном мире чин Х. дьякониссы, аналогичный Х. дьякона (также перед св. престолом и с чтением молитвы «Божественная благодать…»). Печатные книги его уже не содержат. Евхологий Я. Гоара дает этот чин не в основном тексте, но среди вариантов рукописей.
Кроме этих терминов для обозначения рукоположения в принципиально различные иерархические степени — собственно священнические и низшие «причетнические», имеются также другие, указывающие на возведение в различные «чины церковные» (ранги, «должности») внутри одной степени священства: «Произведение во архидиакона, …игумена, …архимандрита»; «Последование во еже сотворити протопресвитера»; «Возведение архидиакона или протодиакона, протопресвитера или протоиерея, игумена или архимандрита».
Лит.: Дмитриевский А. А. Ставленник. Киев, 1904; Неселовский А. Чины хиротесий и хиротоний. Каменец-Подольск, 1906; Никольский К. Пособие к изучению устава Богослужения Православной Церкви. М., 1995. С. 701-721.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *