Обличения

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры, сегодня суббота, а сейчас примерно десять часов утра — время, когда большинство людей сладко спят у себя дома, однако мы с вами видим друг друга здесь, в храме. Казалось бы, что все здесь забыли, почему собрались? Могли бы потягиваться в кровати или завтракать сейчас, да ещё и сегодня вечером отдохнуть, и завтра с утра…

Уверен, что у нас всех здесь собравшихся единая цель пребывания в храме и единый повод покинуть тёплые постели. Мы можем не осознавать это или не называть его так, но повод этот — ревность о Христе и славе Его. И кто бы ни возгревал эту нашу ревность о Боге — родные, проректор или мы сами, так или иначе — мы на службе, здесь и сейчас.

Так или иначе мы все вступили на тернистую тропу самоограничения, так или иначе мы боремся с собой, стараемся для Бога и Царствия Его. И раз уж мы вступили на этот путь, будет совсем не лишним узнать, что же самое главное, самое важное на нём? Без чего нельзя достичь цели нашего странствия по бурному морю жизни.

Для православного христианина не секрет, что ни одно доброе дело не будет спориться без помощи Божией. Так вот, когда речь заходит о Господних дарах, святые отцы, в первую очередь, вспоминают не о смирении и не о любви. В первую очередь поминают они дар рассуждения.

Рассуждение — это дарованная Богом способность отличать добро от зла, способность избежать грехов и, в более широком смысле, вообще понимание того, каким образом, когда и где лучше и полезней для нашей души сделать то или иное дело.

По сути своей, это своеобразный сонар, умение сродни музыкальному слуху, позволяющее обнаружить и слить свою волю (свой тон) с тоном и волей божественной. То, что позволяет христианину из тысячи вариантов, тысячи способов, тысячи путей найти лучший, согласующийся с Господней волей. Этакий ключ от всех дверей, могущий подать помощь в любой ситуации.

Как я уже говорил, своим присутствием в храме мы с вами доказываем своё намерение послужить Богу, желание преуспеть в служении Ему. Есть среди нас такие люди, которые по возможности часто посещают службы, стараются молиться от сердца, не задевать ближних, в общем — поддерживать мир в своей душе. Почему же, несмотря на старания, мы не видим у своих ближних явных, заметных успехов на духовном поприще? Не видим то, что должно отличать истинных христиан, например дары чудотворения, чтоб человек мог силой молитвы передвинуть гору, ну или хотя бы камушек маленький. Да чего уж там, мы не видим даже достижения такими людьми своих целей. Душевного мира хочет каждый, но мы не видим ни в одном окружающем нас православном христианине всепрощения и любви.

На этот вопрос отвечает свт. Феофан Затворник, вспоминая евангельские события, когда жёны-мироносицы глубокой ночью пошли ко Гробу Христа, и почти сразу же уверовали в Его чудесное Воскресение, а апостолы, напротив, по словам свт. Феофана, «будто упираются ногами» по дороге ко Гробу и не веруют, пока не увидят. И дело тут совсем не в том, что апостолы меньше любили Христа, наоборот, их любовь была рассуждающая, боящаяся ошибки по причине высокой цены любви и её Предмета. Увидевшись с воскресшим Иисусом, они больше никогда и не расставались, навеки соединив с Ним свои сердца и положив жизнь за Его учение.

Мироносицы и апостолы — образ двух сторон нашей жизни: чувства и рассуждения. Без чувства и жизнь — не жизнь, но без рассуждения она слепа, бессмысленна и бесплодна. Путь к Царствию Божию начинается с желания послужить Богу, но закончиться у обетованных врат он может лишь с помощью рассуждения — корня всех добродетелей.

Авва Моисей учит нас следовать средним, царским путём и говорит, что рассуждение отгоняет зло и удаляет обольщения и соблазны. Преп. Иоанн Лествичник утверждает, что рассуждение есть светильник души и истребитель греховных болезней, а Патерики изобилуют притчами о его необходимости и бесконечной пользе.

Впрочем, необходимо помнить, что рассуждение — это Божий дар, однако даруется он не каким-то там избранным людям, вовсе нет. Господу ничего не жалко для нас; он как будто стоит с кувшином, полным благодати, но не может влить её в сердца, которые и без того полны. Полны нечестием, злобой, гордыней и завистью.

Образцом рассуждения из Ветхого Завета для нас может являться премудрый царь Соломон, в книге Притчей уподобляющий нерассудительного человека городу без стен, всегда готовому пасть под натиском врагов. Обратившись к Завету Новому, мы увидим сотни подвижников, просиявших рассудительной мудростью, недоступной для внешнего мира.

Все они единым сонмом рассказывают нам, как необходимо очистить своё сердце для того, чтобы Господь наполнил его дарами и святостью. По их словам средства эти таковы: чтение Священного Писания и наставлений святых отцов, прилежное исполнение заповедей, кротость, смирение и постоянное трезвение, бодрствование, внимательность к своим поступкам и расположениям души.

И конечно же венчает этот список Причащение Святых и Страшных Христовых Таин. Да поможет оно и нам грешным, во Имя Христово,

Аминь!

Воспитанник 4-го курса Калужской духовной семинарии Олег Плешаков

Верующий не должен молчать, когда видит грех, а должен обличать. Так и написано: «Но обличайте…». Но вот тут и получается беда: если кого обличишь – сразу наживешь врага. Как быть?

В своих посланиях апостолы действительно многократно советовали «обличать всех нечестивых» (Иуд.2:15). Ап. Павел писал Титу: «Обличай их строго» (1:13). Но здесь нужно не забывать одно: обличающий должен быть сам свободен от того, в чем он обличает другого. Как можно обличать в скупости другого, если обличающий сам не отличается щедростью? А главное, обличение не должно содержать укоров. Обличение должно исходить из мотивов чистой христианской любви. Так и Господь говорит: «Кого Я люблю, тех обличаю» (Откр. 3:19). В нашей житейской практике бывает иначе: человек не обличает того, кого любит, а обличает того, кого не любит. Такие обличения бесполезны. И тогда, конечно, такими обличениями можно нажить только врагов.
Уметь обличать – это дар свыше. Нужно сначала полюбить человека, убедить его в вашей любви и только тогда можно сделать второй шаг – осторожно обличить. Если такое обличение не поможет, тогда вы свободны перед Господом.

За неосуждением скрывается страх

— Можем ли мы сказать ближним «живи как хочешь”?

— Господь говорит пророку Иезекиилю (Иез. 3, 18) «Когда Я скажу беззаконнику: «смертью умрешь!», а ты не будешь вразумлять его и говорить, чтобы остеречь беззаконника от беззаконного пути его, чтобы он жив был, то беззаконник тот умрет в беззаконии своем, и Я взыщу кровь его от рук твоих.”

Таким образом мы видим, что мы не свободны от наших ближних. Мы не можем сказать им: «Живи как хочешь. Я тебя не осуждаю». Какая разница грешнику, если мы простим ему даже те согрешения, которые были совершены по отношению к нам. Это будет иметь значение только для нас. Господь обязательно взыщет даже то, что мы простили. «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам” — говорит Господь.

— Получается, что мы обязаны оценивать не только свои поступки, но и наших ближних? Мало того, эту оценку нужно как-то показать?

— Так уж устроил Господь, что любой человек, будь то грешник или праведник, живёт верою. Но для того, чтобы правильно веровать, нужны правильные знания, а не мнения прекраснодушной интуиции. Очень плохо, когда такая серьёзная задача, как вера в Бога, складывается в легкомысленной атмосфере. Я думаю, что только легкомысленность может запутать человека так, что он перестаёт различать свой внутренний мир, и мир, в котором происходят дела человеческие.

Мир человеческих дел неисправим. Все явления в нём непрозрачны и динамичны. Любое дело имеет как минимум две стороны. Если мы попытаемся расставить в нашей жизни все точки над «е», то у нас ничего не получится.

Мир побеждён Христом, но не исправлен. Кто хочет, не увидит ещё смерти, а уже увидит Царствие Небесное. Но всем тоже сказано, что в мире скорбны будете. Если бы мир был исцелён через закон, то мы бы смогли исправить всё то, что здесь не так. Мир спасён через веру, через праведность Божию, а не нашу. Поэтому область наших дел требует особого внимания, и труда.

Реализуем мы грех обычно глупо и вяло, ввиду нашего всеобщего скудоумия, лени и лукавства. Лень работать. Страх брать на себя ответственность, привычка быть непоследовательными. Трусость, легкомысленность. Это на самом деле то, что скрывается за нашим неосуждением. Самого же неосуждения нет и в помине. Почему же так? А потому, что прощение, неосуждение, любовь, относятся исключительно к внутреннему человеку, и уже потом проявляются в его делах.

Протоиерей Алексий Иродов

О притворной благости и всепрощении

— Однако очень сложно судить о поступках другого человека и не скатиться при этом в тенденциозность, не впасть в грех осуждения. Может, есть какие-то обходные пути или альтернативы?

— Обличение ближнего необходимо, как воздух. Потому что «Человек, льстящий другу своему, расстилает сеть ногам его» (Притч. 9, 5) Господь обязательно отомстит нам за наше желание духовно прелюбодействовать. Потому что наша притворная благость и всепрощение обычно являются просто элементарной торговлей. Кровавым бизнесом, который отравляет нашу жизнь.

Проблема даже не в том, нужно ли обличать, проблема в том, что такое обличать. Когда мы собираемся это сделать, мы должны обязательно вспомнить, что наш внутренний мир находится в ненормальном состоянии. Наши поступки в большинстве своём бывают звериными, потому что современный человек существует на основе разрозненных стереотипов, которые разными путями попали в его голову. Эти стереотипы необходимо переоценивать по-новому, иначе это коллаж, состоящий из разрозненных картинок, которые не в состоянии сложиться в полноценное видение мира.

Есть ещё одна сложность по поводу обличения. И Священное Писание не умолчало о ней: «Поучающий кощунника наживёт себе бесславие, и обличающий нечестивого – пятно себе. Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя; дай наставление мудрому, и он будет ещё мудрее, научи правдивого, и он приумножит знание. » (Притч. 9, 7). И Спаситель говорит: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф. 7,6)

Христианин должен любить Свет

— Т.е. обличение далеко не всегда полезно обеим сторонам? Или это настолько тонкий процесс, что доступен лишь избранным?

— Милосердный Господь устроил наш мир именно для нас. Чтобы всё могло служить нашей пользе. И если мы согрешаем, на месте нашего греха образуется страсть. Этакий синяк. Или опухоль. В этом проявляется благость Божия. Если бы так не происходило, нам было бы некуда вернуться. А так мы как цепной пёс неотступно сидим на своей «блевотине». Именно поэтому я считаю иногда полезным, когда человек осуждает дела ближнего.

Невоспитанность в этом случае играет полезную роль. Такой человек выглядит глупцом перед ближними, становится в тягость самому себе. Исцеление, или точнее, отрезвление, случается в результате быстрее. Такое греховное поведение может оказаться гораздо продуктивнее, чем благодушная лживая поза «неосуждальщика». Человек набьет себе лоб, или получит подзатыльников от ближних, и таким образом может приобрести полезный опыт.

Такому человеку необходимо вернуться внутрь себя. И сделать хорошо там. Не наколдовать и представить, а сделать. А это легко тогда, когда человек знает одно важное правило: «идти туда, где больно». Боль указывает, где травма. И если намерение действительно исцелиться – всё получится и принесёт радость. Поэтому и обличение ближнего должно служить этой же цели и по той же схеме. Если люди не заключают между собой порочное соглашение молчать о боли, выясняется, что боль гораздо более здоровое переживание, чем глупость, и связанная с этим ложь.

Христианин должен любить Свет. Не надо притворяться, что «он режет глаза». За это глупое кокетство придётся дорого платить. Спасение человека находится слишком близко. Поэтому нам сложно его найти. Мы выдумываем слишком большие меры и вместилища для нашего спасения. Поэтому и сидим одинокие, как хулиган на могиле. Глупые, загадочные и с важным видом. Чтобы обратить внимание на себя. Человек сложное существо…

Ангелика Кауфман, «Нафан обличает Давида», 1797 г.

«Чтобы человек слушал — нужно его согласие”

— И все-таки, что делать христианину, если он видит, что ближний поступает плохо?

— Так уж устроена наша жизнь, что все мы имеем абсолютно ничем не ограниченную свободу.

Вместо привычного нам «надо» Господь дал всем базовые потребности, из которых мы знаем «хочу», и оно нам служит вместо «надо». Всё это устроено для того, чтобы мы могли проявить намерение нашего сердца, показать Богу и себе, кто мы на самом деле.

Для того, чтобы человек вас слушал, нужно его согласие, а оно, как известно, есть продукт полного непротивления сторон. Как этого достичь, я не знаю. Наверное, действительно, молитесь. Что может быть лучше? Только молиться надо двоим: Господу, потому что только Он может решить нерешаемые вопросы, и самому обидчику, по слову Спасителя: «Если согрешит против тебя брат твой – запрети ему, и если покается – прости ему» (Лк. 17, 3).

— А как правильно поступать с людьми, которые всем указывают на их недостатки, режут правду-матку, делают окружающим больно своими словами?

— Всякое деяние исторически конкретно. Кто указывает, когда указывает, кому? Днём, ночью, в темноте, на свету? Без расспроса этого нельзя установить. Иногда такой человек прав. Это случается, если человек действительно хочет быть всегда прав, и каждое его мнение действительно является плодом его напряженной работы. Тогда уместен конструктивный диалог. И это хорошее явление.

Иногда, как в Апостоле: человек «ничего не делает, а суетится», иногда это бывает, когда человек старается хотя бы в чём-то разобраться, но делает это неорганизованно. И вообще, может быть бесконечное количество вариантов, и каждый отдельный случай требует внимательного рассмотрения. К этому нас обязывает любовь. Поскольку любовь есть сила познающая. Любовь заставляет человека пускать в свою душу любое «ядовитое насекомое» и находит ему правильное место в своей душе. И, таким образом, под видом «малых сих» приемлет Самого Христа. (Не путать «пускает в свою жизнь»). Мир внутренний и мир внешний связаны между собой, но их нужно различать.

Примеры употребления слова обличать в литературе.

Многие из них не боялись пойти на смерть и мучения и резко обличали преступные деяния богоборческой власти.

Святого Отца, обличающего учреждение Дуанеля как новое проявление древней альбигойской ереси.

Обличая в игре их пучин неизлеченный вихрь, волевой элемент ликвидирует формы и сроки и настроит прибой на бесструнную ноту любви.

Испытывайте, что благоугодно Богу, 11 и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте.

Вместо того, чтобы надеть на лицо маску злобного презрения, в подобающей его предкам манере, Бойс приветствовал каждого искренней обезоруживающей улыбкой, которая обличала в нем жертву, а не охотника.

Наконец дю Шатле высказал однажды такое соображение: помилуйте, столько раз приходили они с г-ном де Шандуром к г-же де Баржетон в то время, как там был Люсьен, и никогда не замечали в их отношениях ничего предосудительного: дверь в будуар была отворена, слуги входили и выходили, ничто не обличало прелестных любовных преступлений и т.

Она повторяет многое, что есть у Есипова, но еще более, чем Есиповская летопись, округляет периоды, увеличивает их объем вставочными предложениями и всюду блестит цветами красноречия, употребляя обороты и выражения, которые обличают составление ее в позднейшее время, чем летопись Есипова, не говоря уже про промахи против грамматики славяно-церковного языка, под который составитель летописи очень старался подделаться.

Под ним шла подборка писем читателей, которые продолжали клеймить загрязнителей, и пространное интервью со знатным бригадиром шоферов Германом Воронцовым, он обличал тех, кто поднял руку на чудо природы — Берестень-озеро.

Вообразите наши две маленькие, жалкие черные фигурки среди этой безнадежной ночи пламенеющего индустриализма и мой слабый голос, с пафосом выкрикивающий, протестующий, обличающий.

Она некрасива почти до уродливости: черты грубые, резкие, толстый нос, выдавшиеся скулы, обличавшие инородческую кровь, большие руки, грубоватые и красные, сложена отвратительно, маленькая, неуклюжая, одним словом внешность непривлекательная.

Кармазинове и обличали суетное и честолюбивое волнение Варвары Петровны от страха, что Кармазинов забудет ей сделать визит.

В своем творчестве поэта и драматурга Ибсен в известной степени занимался тем же, чем Серен Киркегор в своей философии и богоискательстве: не столько клеймил конформизм масс, обличал поверхностность веры, сколько стремился обрести Бога и изгнать беса из собственной души.

Складка губ упряма, пол скулой ходит желвак, — таким он, Головня-младший, директор завода имени Курако, выглядел в ту памятную июльскую ночь 1952 года, когда дерзнул на заседании обличать Онисимова.

Критика религии Марком Твеном была неразрывно связана с социально-политическими взглядами писателя, обличавшего империализм и его захватническую политику, расизм и линчевание негров, колониализм и христианских миссионеров.

Вдобавок Святой отец Марине Мерсенн, обличая розенкрейцерца Фладда, говорит, что тот — из такого же теста, такой же великий безбожник, как и Постэль.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Достоинства * Благодарность * Вежливость * Вкус * Героизм * Ответственность * Правда * Справедливость * Честность * Честь * Чувство меры

Недостатки * Безвкусица * Кокетство * Лакейство * Лень * Лицемерие * Ложь * Невежество * Обман * Фанатизм * Хитрость * Эгоизм

Недостатки (Порок) —

Многие, раз сознавшись в своем недостатке, не считают уже нужным от него отказаться. —

Эшенбах Мария (Ebner-Eschenbach)

Люди не умеют быть ни совсем дурными, ни совсем хорошими. —

Макиавелли Никколо (Machiavelli)

Есть люди, которым идут пороки, и другие, которых безобразят даже добродетели. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Недостатки ума так же, как и лица, увеличиваются со старостью. ***

Нет такого порока, который не рядился бы под какую-нибудь добродетель или не прибегал бы к ее помощи. —

Лабрюйер (La Bruyere)

Для каждого человека ближний — зеркало, из которого смотрят на него его собственные пороки; но человек поступает при этом как собака, которая лает на зеркало в том предположении, что видит там не себя, а другую собаку. —

Шопенгауэр (Schopenhauer)

Мы боремся с теми недостатками, от которых страдаем сами, и приголубливаем те, от которых страдают другие. —

Сильва Кармен (королева Елизавета)

Ни один порок не настолько прост, чтобы не принимать с внешней стороны вид добродетели. —

Шекспир (Shakespeare)

У кого много пороков, у того много и повелителей. —

Петрарка Франческо (Petrarca)

Гораздо более достоинства в том, чтобы уметь побеждать пороки, нежели в том, чтобы не иметь их. —

Буаст

Порок не остается безнаказанным, так как быть порочным — это уже наказание. —

Боэций (Boetius)

Всецело предаться одному пороку нам обычно мешает лишь то, что их у нас несколько. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Недостатки иногда более простительны, чем средства, которыми пользуются для того, чтоб их скрыть. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Есть ли больший недостаток, чем подмечать чужие недостатки? —

Джебран Халиль Джебран

Ссылаться на дурные поступки других — это умываться грязью. —

Пети-Сан

Нет никого без пороков. Тот из нас наилучший, кто имеет их меньше. —

Гораций (Horatius)

Величайший подвиг дружбы не в том, чтобы показать другу наши недостатки, а в том, чтобы открыть ему глаза на его собственные. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Желание говорить о себе и выказывать свои недостатки лишь с той стороны, с которой это нам всего выгоднее, — вот главная причина нашей искренности. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Тот, кто смотрит на свои собственные недостатки, не успевает видеть недостатки других. — Восточное изречение

У друзей мы замечаем те недостатки, которые могут повредить им, а у любимых те, от которых страдаем мы сами. —

Лабрюйер (La Bruyere)

Признаваться в своих недостатках, когда нас упрекают в них, — это скромность, открывать их своим друзьям — простодушие, доверчивость, выставлять же их перед всеми — гордость. —

Конфуций

Легче обогатиться тысячью добродетелей, чем избавиться от одного недостатка. —

Лабрюйер (La Bruyere)

Грехи людей пересчитать ты так усердно рвешься?

С своих начни, и до чужих едва ли доберешься. —

Рюккерт Фридрих (Ruckert)

Признаваясь в маленьких недостатках, мы тем самым стараемся убедить окружающих в том, что у нас нет крупных. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Если ваш знакомый полагает, что между добродетелью и пороком нет никакой разницы, после его ухода нелишне пересчитать чайные ложки. —

Джонсон Сэмюэл (Johnson)

Часто люди падают с большой высоты из-за тех же недостатков, которые помогли им ее достичь. —

Лабрюйер (La Bruyere)

Иные недостатки, если ими умело пользоваться, сверкают ярче любых достоинств. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Мудрец стыдится своих недостатков, но не стыдится исправлять их. —

Конфуций

Судьба исправляет такие наши недостатки, каких не мог бы исправить даже разум. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Если хотите узнать недостатки девушки, похвалите ее перед подругами. —

Франклин (Franklin)

Пороки входят в состав добродетелей, как яды в состав лекарств; благоразумие смешивает их, ослабляет их действие и потом умело пользуется ими как средством против жизненных невзгод. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Мы часто клеймим чужие недостатки, но редко, оглядываясь на них, исправляем свои. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Пьянство не рождает пороков: оно их обнаруживает. —

Сократ (Socrates)

Вместо того чтобы стремиться узнать других, мы хлопочем только о том, как бы выставить напоказ себя, и наши заботы направлены скорее на то, чтобы не дать залежаться своему товару, нежели чтобы приобрести для себя новый. —

Монтень (Montaigne)

Кто видит лишь недостатки, не видя их причин, тот видит лишь наполовину; если же он видит их причины, то гнев его может порой обратиться в самое нежное сострадание. —

Гердер Иоганн (Herder)

Любовники начинают видеть недостатки своих любовниц, лишь когда их увлечению приходит конец. —

Ларошфуко (La Rochefoucauld)

Нет лекарства для того, у кого пороки стали нравами. —

Сенека (Seneca)

У солнца есть один недостаток: оно не может видеть самого себя. —

Сократ (Socrates)

Пусть твои пороки умрут прежде тебя. —

Сенека (Seneca)

Если вы принимаете людей такими, каковы они есть, со всеми присущими им недостатками, вы никогда не сделаете их лучшими. Если же вы обращаетесь с людьми как с идеальными, вы поднимаете их на ту высоту, на которой вы хотели бы их увидеть. —

Гете (Goethe)

Мы не столько освобождаемся от наших пороков, сколько меняем их на другие. —

Монтень (Montaigne)

Даже в пороке есть свое разделение труда. Одни предаются размышлениям, другие действуют. —

Хэзлитт, Гэзлит Уильям (Hazlitt)

Недостатки у человека как бы являются продолжением его достоинств. Но если достоинства продолжаются больше, чем надо, обнаруживаются не тогда, когда надо, и не там, где надо, то они являются недостатками. —

Ленин. Владимир Ильич Ульянов.

Собственные недостатки, что котомка за плечами: не увидишь. —

Эразм Роттердамский. Erasmus Roterodamus.

Когда человек пытается довести свои добродетели до крайних пределов, его начинают обступать пороки. —

Паскаль Блез (Pascal)

Уничтожь один порок, а десять исчезнут. —

Толстой Л.Н.

Дело искореняет пороки, порожденные бездельем. —

Сенека (Seneca)

Иные наши пороки — только отростки других, главных: они отпадут, как древесные ветки, едва вы срубите ствол. —

Паскаль Блез (Pascal)

Мы отмаливаем грехи и пороки, предоставляя решать Всевышнему, что может значить и то, и другое. —

Аддисон Джозеф (Addison)

Когда порок грандиозен, он меньше всего возмущает. —

Гейне Генрих

Ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и что по поводу его уже раздался смех. —

Салтыков-Щедрин М.Е

Вечное искушение, против которого я непрестанно веду изнурительную борьбу, — цинизм. —

Камю Альбер. Camus.

Наши недостатки растут на одной почве с нашими достоинствами, и трудно вырвать одни, пощадив другие. —

Тургенев И.С.

Если хотите узнать недостатки человека, ступайте к тем, кто его любит. Они вам ничего не скажут, но они-то знают. —

Стивенсон Роберт Льюис. Stevenson.

Пороки заимствованные — самые неприятные из всех и самые непростительные. —

Честерфилд (Chesterfield)

От недостатка уважения к себе происходит столько же пороков, сколько и от излишнего к себе уважения. —

Монтень (Montaigne)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *