Образование Николая 2

Глава IV. НАЧАЛО ЗОЛОТОГО ВЕКА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

«В отличие от многих развитых культур Западной Европы, где формирование национальной классики было связано с началом эпохи Возрождения… в России классическая культура начала формироваться относительно поздно — вместе с процессом пробуждения национального самосознания русского народа (на рубеже XVIII— XIX вв.). Поэтому и проблемы национального самосознания в классической русской культуре выходили на первый план».

И. В. Кондаков

Почему культуру первой половины XIX в. называют золотым веком русской культуры?

§ 12. Просвещение и наука в 1801—1850-е гг.

Что способствовало развитию российского образования и науки в первой половине XIX в.?

• демократизация культуры

• лицей

• автономия университетов

• Н. И. Лобачевский

• Н. Н. Зинин

• Н. И. Пирогов

• И. Ф. Крузенштерн

• Ю. Ф. Лисянский

• М. П. Лазарев

• Ф. Ф. Беллинсгаузен

• В. И. Даль

1. Изменения в системе российского образования. Культура, как особое историческое явление, по-своему отражает те изменения, которые происходят в жизни и сознании общества в определённую эпоху, в то же время она хранит лучшие национальные традиции. Именно в культуре с наибольшей полнотой выражается национальный характер народа. Деятели русской культуры выступали против сословного неравенства (особенно против крепостного права), чиновничьего произвола, бесправия общества. Большое влияние на развитие самосознания русских людей оказала Отечественная война 1812 г. Эта тема нашла отражение в произведениях писателей и поэтов, художников и композиторов.

Литературное чтение. Художник К. Е. Маковский

В первой половине XIX в. культура России заняла почётное место в мировом культурном процессе. Недаром 1810—1830-е гг. (некоторые исследователи считают, что и весь XIX век) получили название «золотой век русской культуры». Успехи российской культуры обусловили её открытость, тесное и плодотворное взаимодействие с культурами других стран.

В России происходил процесс демократизации культуры. Он выражался в том, что в первой половине XIX в. расширился круг людей, имевших возможность воспользоваться благами образования. Сначала это было среднее и мелкое дворянство, затем — разночинцы и отдельные представители низших сословий. Возрос интерес к литературе, искусству, театру, периодическим изданиям, наукам. Чтение журналов и книг, рассматривавшееся ранее как дань моде, становилось потребностью образованной части российского общества.

Новое здание Московского университета на Моховой с церковью св. Татьяны. Художник Г. Р. Барановский

Александр I надеялся правильным воспитанием формировать нужное для власти общественное мнение. В стране сложилась стройная система высшего и среднего образования: средние школы, лицеи и высшие учебные заведения. В 1802 г. правительство учредило Министерство народного просвещения. В 1803 г. в стране создали шесть учебных округов, во главе с университетами; в 1804 г. число действовавших ранее вузов (Московский, Дерптский, Виленский) увеличилось (Петербургский, бывший прежде Педагогическим институтом, Харьковский и Казанский).

При университетах — центрах российского образования — открывались гимназии, в уездных городах — училища. Последнее звено в системе образования представляли одногодичные приходские училища. Открывались и специализированные высшие учебные заведения: Педагогический и Лесной институты, Технологическое училище, Корпус инженеров путей сообщения и другие, а также особые учебные заведения — лицеи. Свою роль в расширении системы образования сыграл и тот факт, что стране требовалось значительное число специалистов: учителей, врачей, инженеров.

В 1803—1820 гг. открылись Демидовский лицей в Ярославле, Царскосельский (при Николае I переведён в Петербург и назван Александровским), Ришельевский в Одессе и Нежинский в Черниговской губернии. Лицеи представляли собой привилегированные учебные заведения гуманитарного направления. Здесь готовили дипломатов, чиновников для центральных государственных учреждений, юристов. Выпускникам лицеев присваивали определённые чины, что позволяло поступить на статскую или военную службу.

Все звенья системы образования находились под неусыпным контролем государства, поскольку власти опасались распространения оппозиционных идей среди молодёжи.

Новый университетский устав 1835 г. уничтожил автономию (независимость) университетов, полученную ими при Александре I. Затем число студентов в каждом университете уменьшили до 300, университетам запретили приглашать на работу иностранных профессоров, ввели для студентов обязательное изучение фортификационного и артиллерийского дела.

Во второй четверти века было положено начало специальному высшему и среднему техническому образованию.

Общий уровень образования населения страны оставался низким — в начале XIX в. число учащихся в низших и средних учебных заведениях составляло 130 тыс. человек, в 1856 г. — 450 тыс. На этом фоне российские учёные и талантливые самоучки, совершая открытия порой мирового значения, продолжали развивать отечественную науку.

1. Какие факторы влияли на развитие российской культуры?

2. Какие новшества появились в российском образовании в первой половине XIX столетия по сравнению с Екатерининской эпохой?

3*. Объясните, почему император Николай I уничтожил автономию университетов.

2. Развитие науки и техники. Значительный вклад в развитие науки внесли учёные-естествоиспытатели. Один из них — Н. И. Лобачевский, создатель неевклидовой геометрии. Его открытие, не оценённое современниками, оказало огромное влияние на развитие математики. У истоков учения о клетке как основном элементе строения растений и животных стояли Я. К. Кайданов и П. Ф. Горяинов. В конце 1830-х гг. академик В. Я. Струве основал Пулковскую обсерваторию под Петербургом.

В 1834 г. отец и сын Черепановы построили в Нижнем Тагиле первую в России железную дорогу с паровой тягой.

В 1838 г. академик Б. С. Якоби приспособил сконструированный им электромотор к лодке, а затем к железнодорожной тележке, т. е. попытался построить катер и электровоз. Основы новой науки — эмбриологии — заложили труды академика К. М. Бэра. В 1842 г. профессор Казанского университета Н. Н. Зинин осуществил синтез анилина — вещества, используемого в качестве красителя в текстильной промышленности. Тогда же П. П. Аносов установил связь между строением и свойствами металлов. Это открытие помогло получить литую булатную сталь, не уступавшую по своим свойствам древнему кованому булату. Хирург Н. И. Пирогов уже в 1847 г. проводил операции под эфирным наркозом. Он первым в России применил обезболивание в военно-полевых условиях.

Н. И. Лобачевский. Художник Л. Д. Крюков

Н. И. Пирогов. Художник И. Е. Ренин

Представитель гуманитарной науки Н. М. Карамзин создал многотомную «Историю государства Российского». Его труд, основанный на тщательном анализе летописей, государственных актов, иностранных хроник, отличался хорошим слогом, яркими характеристиками исторических персонажей. А. С. Пушкин назвал Карамзина «последним летописцем». По инициативе и при участии Академии наук были организованы географические экспедиции. В 1803—1806 гг. И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский совершили первое русское кругосветное плавание, открыли несколько новых островов в Тихом океане. В 1819—1821 гг. М. П. Лазарев и Ф. Ф. Беллинсгаузен в ходе кругосветной экспедиции открыли новый материк — Антарктиду.

Важные проблемы, в том числе и эффективность крепостного хозяйства, обсуждались в экономической литературе. Работы Н. С. Мордвинова, Н. И. Тургенева, Ю. Ф. Самарина опровергали мнение о русском крестьянине как о нерадивом, ленивом хозяине. Продолжало свою научную и просветительскую деятельность Вольное экономическое общество, немало сделавшее для приобщения России к европейским достижениям.

Кругосветное плавание. Шлюпы «Нева» и «Надежда» у Гавайских островов. Художник С. В. Пен

В. И. Даль. Художник В. Г. Перов

1830—1840-е гг. — время систематического изучения народного творчества. Ценнейшие образцы фольклора, предметов одежды и быта собирали братья Аксаковы и П. В. Киреевский. Народные песни, записанные Киреевским, были опубликованы в 1860-е гг. Этот материал до сих пор служит источником для изучения народного творчества.

В 1820-е гг. В. И. Даль начал многолетнюю работу по составлению «Словаря живого великорусского языка» (в нём содержится более 200 тыс. слов).

1. Какие учёные внесли заметный вклад в развитие русской и мировой науки?

2. Какие факторы повлияли на развитие российской науки?

3. Новое в культуре народов России. Для многих народов присоединение к России имело далеко идущие последствия в сфере культуры. Одни из самых главных — возникновение светской школы и формирование национальной интеллигенции. Абхазские крестьяне писали начальству: «Дайте нам умереть такими, как мы есть, но сделайте, чтобы наши дети были другими людьми…». В XIX в. население окраин империи знакомилось с прогрессивными формами хозяйственной деятельности, преодолевало вековую замкнутость и ограниченность.

В университетах империи получили образование латышские общественные деятели К. Вальдемар и К. Барон, армянский писатель X. Абовян и учёный С. Назарян, эстонские просветители К. Петерсон, Ф. Фельман и Ф. Крейцвальд.

В Харьковском и Киевском университетах успешно трудились филологи И. И. Срезневский, А. А. Потебня и М. О. Максимович, в Казанском — И. Хальфин, X. Файезханов, М. Гали Махмудов и М. Казембек. Позже Файезханова и Казембека пригласили в Петербургский университет лля преподавания восточных языков. В московском Лазаревском институте начинали творческий путь идеолог армянской демократии М. Налбандян и реформатор армянского языка X. Абовян.

Благодаря деятельности таких учёных и просветителей, как А.-К. Бакиханов, М.-Ф. Ахундов, Ш. Ногмов, Т. Багратиони, российское общество получило возможность познакомиться с историей и культурой народов Кавказа.

Успехи представителей национальной интеллигенции невозможно переоценить: они создавали национальную письменность там, где коренные народы её не имели, и на этой основе — национальную литературу.

Охарактеризуйте новшества в культуре народов Российской империи в первой половине XIX в.

Вопросы и задания

1. Какие изменения претерпела система образования в Александровское и Николаевское время?

2. Заполните таблицу «Открытия российских учёных в первой половине XIX в.».

Наука

Открытие

Значение для развития науки

3. Какие факторы влияли на развитие системы образования и науки в России в первой половине XIX в.?

4*. Охарактеризуйте взаимовлияние культур народов, проживавших на территории Российской империи. Используя дополнительную литературу и интернет-ресурсы, составьте список произведений выдающихся писателей и поэтов народов России первой половины XIX в.

5. Используя дополнительные источники информации, подготовьте сообщение об одном из представителей национальной культуры вашего города (края, республики).

Выберите два правильных ответа на главный вопрос урока и, опираясь на текст параграфа, обоснуйте свой выбор.

Что способствовало развитию российского образования и науки в первой половине XIX в.?

A. Начало промышленного переворота.

Б. Улучшение материального благосостояния населения.

B. Потребность в кадрах врачей, учителей, инженеров.

Г. Приток иностранных студентов в Россию в связи с открытием здесь университетов.

В годы правления императора Николая I (1825–1855) система образования претерпела важные изменения. Новый царь вознамерился выработать в образовании «единообразную» политику, которая была бы направлена на укрепление общественной стабильности, создание препятствий для чрезмерного, на его взгляд, влияния Запада, и искал министра, который бы предложил и осуществил такой курс.

В 1828 г. министром просвещения был назначен граф К. А. Ливен, при котором был принят новый Устав о начальных и средних школах (1828). В Уставе подтверждалась существовавшая четырехуровневая система образования и провозглашался принцип – «каждому сословию свой уровень образования». Соответственно, приходские училища предназначались для низших сословий, уездные училища – для детей купцов, ремесленников и прочих «городских обывателей», гимназии – для детей дворян и чиновничества.

Принятию устава предшествовала дискуссия. Так, граф Ламберт предлагал довести до абсолюта сословный принцип в системе образования. Ливен отверг такой подход, утверждая, в частности, что в России, в отличие от Западной Европы, еще не завершилось оформление всех сословий, особенно «среднего класса», и потому абсолютизация сословного принципа в образовании преждевременна. В итоге было принято компромиссное решение, исходившее из императорского Рескрипта 1827 г. В нем провозглашалось, что тип образования должен соответствовать социальному положению и будущему учеников. Вместе с тем не рекомендовалось препятствовать тем, кто стремился повысить свой общественный статус. Компромисс коснулся и университетов. В них позволялось учиться юношам всех свободных сословий, включая получивших вольную крестьян; дети крепостных и дворовых людей в университеты нс допускались: они могли обучаться в приходских и уездных училищах, а также в различных технических и промышленных школах.

Ливен, будучи человеком честным, благородным, усердным по службе, не сумел выполнить стратегические задачи охранительной школьной политики. В 1833 г. его место занял С. С. Уваров, пробывший на посту министра до 1849 г. Это был один из самых просвещенных людей тогдашней России. С 1818 г. и до конца жизни Уваров возглавлял Академию наук. Он участвовал в реорганизации Петербургского педагогического института в университет, а затем ликвидировал консервативные порядки, установленные в этом заведении. До прихода на пост министра Уваров был в оппозиции Магницкому.

Уваров, в отличие от предшественников, избегал явных репрессий против профессуры естественно-научных кафедр. При нем, например, оказались возможными ректорство в Казанском университете выдающегося математика Николая Ивановича Лобачевского (1792–1856). Уваров понимал, что развитие университетов зависит от обеспеченности национальными кадрами преподавателей. Между тем в первые десятилетия XIX в. большинство преподавательского корпуса составляли иностранцы. Министр сохранил схему подготовки отечественных профессоров в университетах Западной Европы, которую начали осваивать при министерстве Ливена. Тогда в Московском, Казанском и Харьковском университетах отобрали по 7 студентов, которых отправили за границу, дав гарантии предоставить им в случае успешной учебы кафедры. В первой группе из посланных оказались, в частности, Т. Н. Грановский и Μ. П. Погодин – в дальнейшем заметные фигуры в Московском университете.

Уваров проводил политику, которая, по сути, была откатом от взятого в XVIII столетии стратегического курса на вхождение в западную культуру. Свои «антизападные» позиции Уваров продемонстрировал еще до прихода на пост министра, когда после инспектирования Университета и гимназии в Москве оценил состояние студенческих умов как неудовлетворительное по причине влияния «европейских идей». Позже в оправдание проводимой им школьной политики Уваров утверждал, что намеревался преодолеть «страсть к иноземному образованию» и развить «национальное, независимое образование».

Правительство было уверено в своем нераздельном праве на руководство школьным делом. Ему была чужда идея свободы просвещения и образования. Подобную точку зрения вполне четко сформулировал Уваров: «Только правительство имеет все средства знать и высоту успехов всемирного образования, и настоящие нужды отечества».

Приверженность охранительным, консервативным убеждениям объясняет появление при Уварове и его преемнике – П. Ширинском-Шихматове ряда законодательных документов. К их числу относится Университетский устав (1835), который усиливал единоличную власть попечителей округов и урезал автономию университетов, а также постановления о лишении университетов права избрания ректора (1849). Не менее консервативной была инструкция

Уварова посредством увеличения платы за обучение затруднить малоимущим разночинцам поступление в университет. Большинство руководителей округов нашли совет министра вполне верным. Лишь попечители Казанского университета князь Μ. Н. Мусин-Пушкин и Московского университета граф С. Г. Строганов сочли рекомендацию неприемлемой: первый – из опасения, что без разночинцев философский и медицинский факультеты лишатся студентов, второй – из либеральных убеждений. Последнюю точку, однако, поставил Николай I, который поддержал министра.

В первой половине XIX в. эволюция просвещения и школы происходили в условиях нараставшего общественного кризиса. В системе образования сохранялись традиции сословности, регламентации и авторитаризма. Школьная жизнь проходила иод строгим надзором начальства и полиции. В учебных заведениях в ходу были физические наказания. Вспоминая свою учебу в 1850-ех гг. в Смоленской гимназии, II. М. Пржевальский писал: учителя «бранились с учениками, позволяли себе таскать их за волосы». В университетах за проступки полагались всяческие меры взыскания, в том числе розга, ссылка в солдаты, исключение из числа студентов, а для преподавателей – увольнение со службы, арест.

Кризис не означал, впрочем, остановки в развитии образования. Система образования прибавила в количестве и в качестве. В важные центры науки, в том числе педагогической, превратились университеты. Благодаря университетам сформировалась интеллектуальная элита, внесшая заметный вклад в развитие европейской и мировой культуры. В университетах появились кафедры педагогики. В 1851 г. такая кафедра была открыта в Московском университете.

На протяжении 1832–1842 гг. число студентов в университетах (без учета Польши и Финляндии) выросло с 2,1 тыс. до 3,5 тыс. (в том числе получивших диплом об университетском образовании – с 477 до 742). Тогда же количество гимназий увеличилось с 64 до 76, уездных училищ – с 393 до 445, приходских училищ – с 555 до 1067, частных школ (включая пансионы) – с 358 до 531, преподавателей и чиновников в системе образования – с 4,8 тыс. до 6,8 тыс.

Сеть гимназического образования и уездных училищ оказалась весьма диверсифицированной. Получили развитие предусмотренные Уставом 1828 г. особые закрытые учебные заведения для дворян: в 1842 г. в губернских городах насчитывалось 47 таких заведений. Воспитанники некоторых из них получали дворянское воспитание и одновременно обучались в гимназиях вместе с разночинцами. Гимназии, подчиненные министерству просвещения, развивались как школы классического образования (естествознание, например, было введено лишь в 1849 г., да и то не во всех гимназиях). В программах особое место занимали греческий и латинский языки. В 1851 г. древнегреческий изучался в 45 из 74 гимназий. Подобную практику поощряли министр Уваров и многие политические деятели. Например, граф М. Воронцов писал: «Классическое образование… формирует сопротивляемость к дурным принципам… и воспитывает консервативную фалангу… молодых людей, которые встанут во главе движения, противостоящего безверию и безнравственности».

Организацией современного среднего образования занимались другие министерства. Министерство финансов в 1839 г. учредило в гимназиях и уездных училищах нескольких городов (Тула, Курск, Керчь, Рига, Вильно) реальные классы, в которых получали образование учащиеся этих заведений и посторонние лица «промышленного состояния». Министерство юстиции организовало гимназические курсы юриспруденции в Вильно, Минске, Симбирске, Воронеже и Смоленске. Министерство государственной собственности – несколько повышенных школ для государственных крестьян.

В 1849–1852 гг. была проведена реорганизация, в результате которой были созданы 3 типа гимназий: 1) с двумя древними языками; 2) с обучением естествознанию и законоведению; 3) с обучением законоведению.

Возрастала роль частных учебных заведений. Они находились под контролем Министерства просвещения. Согласно Правилам 1834 г. и Решению 1845 г. преподаватели частных учебных заведений получили права, статус, субсидии на заработную плату и пенсии, одинаковые с преподавателями государственных школ.

riseupFollow Dec 29, 2019 · 13 min read

Бóльшая часть данной статьи, является копипастой со Спутника и Погрома

Советская пропаганда обожает миф о безграмотной дореволюционной России и о зловещем царизме, деравшем рабочих и крестьян во тьме. В каноническом виде эту мысль сформулировал Ленин: «Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания, — такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России. И эта одичалость народных масс, в особенности крестьян, не случайна, а неизбежна при гнете помещиков, захвативших десятки и де­сятки миллионов десятин земли, захвативших и государственную власть».

Большевики совершенно серьезно утверждали, что образование в старой России находилось в плачевном состоянии и что царское правительство намеренно держало трудящихся в невежестве — это один из краеугольных камней советского мифа. Высшее образование принято хвалить, но немедленно добавлять после этого, что в университеты допускали только дворян и прочую белую кость.

Так ли это? (Спойлер: нет). Поговорим об образовании в Российской Империи.

Прекрасным источником информации о стране, которую Николай II получил в наследство от своего отца, может служить первая и последняя перепись населения Российской Империи 1897 года. Вот её результаты: в Российской Империи проживало 125 миллионов человек, 93 миллиона — в Европейской части страны. В переписных листах отдельно стоял вопрос о грамотности — под ней подразумевалось как умение читать и писать, так и просто читать. Грамотных среди подданных русского императора насчитали 26 миллионов — 21% от общего числа жителей Империи, без учета данных по Великому княжеству Финляндскому. Если брать только население европейской части страны, без колоний, и не учитывать детей до 9 лет, то показатель грамотности составил 30% (43% для мужчин).

Внутри государства существовала огромная разница между отдельными регионами. Самым грамотным было население прибалтийских губерний — Курляндской, Эстляндской, Лифляндской, а также Финляндии. Полную противоположность являли коренные жители Средней Азии и Северного Кавказа (некоторые вещи никогда не меняются). В самой Великороссии тоже существовал разброс: много грамотных в Ярославской, Московской и Санкт-Петербургской губерниях, меньше — в Пензенской, Казанской и Томской (до 85% неграмотных).

Желая показать отсталость николаевской России, левые агитаторы очень часто обращаются именно к этим цифрам — и совершенно игнорируют положительную динамику и тот огромный объем работы, который правительство проделало за 20 предреволюционных лет.

Начальное и среднее образование

Развитие начального образования и работу земских школ долгое время регулировало «Положение о начальных народных училищах», принятое еще в 1874 году. По этому Положению инициатива открытия школ принадлежала прежде всего самим земствам. Однако опыт Великобритании, где в 1870 году был принят Закон о всеобщем образовании, подталкивал российское правительство к серьёзным и неизбежным преобразованиям. Уже в последние годы царствования Александра II появляются проекты введения всеобщего обучения. Однако без нужной масштабной инфраструктуры (строительство школ, подготовка преподавателей) они были нереализуемы.

Положение начали постепенно исправлять: с конца 80-х годов земства получают от Министерства народного просвещения целевые кредиты, а бюджет самого министерства за десятилетие 1894–1904 годов вырастает вдвое — до 42 миллионов рублей. К 1916 году эта цифра достигла 196 миллионов, около 5% государственного бюджета. Стоит отметить, что развитие образования оплачивала не только казна — государство несло 40–45% денежных расходов. Средства выделяли другие министерства, сами земства, города, церковь, общественные организации, частные лица.

Одну из главных проблем — нехватку подходящих зданий — решили в 1909 году, создав при Министерстве народного просвещения школьно-строительный фонд. Из него на строительство учебных корпусов выделяли невозвратные ссуды. За восемь лет работы фонда удалось построить школ на 5 миллионов учеников. Расходы на одного ученика тоже росли: по оценкам Питирима Сорокина, они достигли 3,5 рублей на ребёнка — больше, чем во Франции или Германии в пересчете на национальные валюты.

Наконец, развитие педагогического образования позволило отчасти решить проблему с кадрами. На 1913 год в стране насчитывалось более 150 тысяч учителей начальных школ и 35 тысяч преподавателей средних образовательных учреждений (гимназий, реальных училищ). Платили им по-разному: учитель высшего начального училища или гимназии мог получать по 900–950 рублей в год, преподаватель сельской школы — 300, примерно как квалифицированный петербургский рабочий. Правда, учителя народных школ вместе с местом получали бесплатное жильё. Правительство осознавало проблему — повысить оклад сельским учителям в два раза предлагали ещё в 1912 году, но обсуждение затянулось, и меру похоронила начавшаяся Великая война.

Полтора десятка лет упорной работы дали заметные результаты. Это нехотя признавал даже Ленин: «Пятый год, год великого пробуждения народных масс в России, год великой народной борьбы за свободу под руководством про­летариата, этот год заставил даже наше казенное ведомство сдви­нуться с мертвой точки». Ильич тут пытается сделать хорошую мину при плохой игре: успехи Министерства народного просвещения были очевидны даже сидевшим в Швейцарии революционерам. С 1900 по 1914 год число учеников в подведомственных министерству начальных школах выросло более чем вдвое, с 2,5 до 6 млн детей — и это не считая 2 млн учеников церковно-приходских школ.

Отдельно стоит отметить систему среднего образования, в которую входили заведения нескольких типов: духовные семинарии, гимназии, реальные и коммерческие училища. Российское среднее образование считалось одним из лучших в Европе, а окончание этих учреждений давало прекрасную возможность для поступления в университет или устройства на государственную службу. Главное различие между гимназиями и реальными училищами было в специализации: в гимназиях делался акцент на языки (древние и новые) и гуманитарные науки, а в реальных училищах — на естественно-научные дисциплины. Стоит заметить, что упор на латынь и греческий, который современному человеку может показаться архаикой, по тем временам вполне актуален — скажем, в Британии университетский курс Сlassics (античная философия и история, древние языки) оставался уделом будущих министров и дипломатов до Второй мировой войны.

По количеству учеников школ среднего уровня Российская Империя заметно опережала крупнейшие европейские страны, включая Германию и Францию. Любопытен и сословный состав учеников. Выходцы из крестьян и мещан преобладали в реальных училищах, женских гимназиях и учительских институтах.

В 1913 году в 123 тысячах начальных и средних учебных учреждениях обучалось почти 10 миллионов жителей Империи, вчетверо больше, чем в 1890 году.

Положительные изменения позволили правительству всерьез поднять вопрос о введении всеобщего начального образования. Первый проект был предложен чиновником Министерства народного просвещения В.И. Фармаковским, но из-за Русско-японской войны его положили под сукно. К идее вернулись в ноябре 1907 года, когда правительство внесло в Государственную думу законопроект «О введении всеобщего начального обучения в Российской Империи». Часть положений была принята в мае следующего года и вступила в силу после подписания Николаем II. В частности, было установлено бесплатное образование, а начальные школы стали переводиться на четырехлетний период обучения.

Однако Дума не утвердила новый закон целиком. Это нормальная практика: в Великобритании начальное образование вводили 37 лет. Проект активно обсуждали до самой войны. В объяснительной записке Государственного контроля отмечалось:

«Русская начальная народная школа, до весьма недавнего времени существовавшая главным образом на счет местных средств, ныне же поддерживаемая крупными отпусками из средств казны, развивается в центральных великорусских и малороссийских губерниях достаточно быстрым ходом при должном взаимодействии правительства и местных организаций, и что достижение здесь в недалеком будущем общедоступности начального обучения можно считать обеспеченным». Указывались и вероятные сроки введения всеобщего обучения: «В среднем по 34 губерниям этот срок 9,4 года. В 33 уездах (11%) он не превышает 5 лет. В 40 уездах (13%) на открытие полного числа школ потребуется от 12 до 17 лет».

Таким образом, Россия получила бы всеобщее образование к 1925-му, самое большее — к 1928 году (большевики приняли постановление ЦИК «О всеобщем обязательном начальном обучении» в 1930 году). Как показала однодневная школьная перепись, проведенная в январе 1911 года, в великорусских регионах в школах обучалось практически 100% мальчиков и около половины девочек.

Главный показатель, позволяющий оценить успешность распространения начального образования, — рост уровня грамотности. В 1897 году, напомним, грамотных было 21%. Проследить динамику помогут данные Министерства народного просвещения за 1911–1916 годы и других ведомств. Одна из самых наглядных цифр — грамотность среди новобранцев. К 1913 году к категории грамотных или малограмотных (умеющих хотя бы читать) относилось свыше 67% (по другим данным 73%) призывников — практически вдвое больше, чем в год воцарения последнего русского императора.

В общем и целом грамотность всего населения России на 1916 год выросла до 40–45%, причем сохранялись указанные гендерные различия. В деревне владели навыками чтения и письма 36% населения, в городе 64%. По оценкам Бориса Миронова, среднегодовой темп роста грамотности в эпоху Николая II составлял 1,8% — самый высокий показатель в Европе. Об этом могут свидетельствовать, в частности, и результаты первой советской переписи 1920 года: в ней приведены данные по грамотности молодых людей в возрасте 16–20 лет, получивших начальное образование еще в Российской Империи. Среди этой возрастной группы грамотными были 55% жителей села и 86% горожан. В сущности, за двадцать лет правления Николая неграмотность среди молодёжи удалось преодолеть почти полностью.

Большевики продолжили этот курс, но не показали никаких революционных результатов — даже по переписи 1939 года 13% населения старше 9 лет не умели читать и писать, а окончательно неграмотность была ликвидирована только после Великой Отечественной войны.

Высшая школа в эпоху Николая II

Столь же стремительно развивалась и высшая школа. В 1894 году русские высшие учебные заведения посещали около 13 тысяч студентов — меньше чем в Германии, Франции и даже Австро-Венгрии, при большем населении. Однако, как и в случае с начальным образованием, качественный скачок произошел именно в годы правления Николая II. Общая численность студентов за два десятилетия выросла в 10 раз. По оценкам А.Е. Иванова, на 1914 год в России насчитывалось 123 тысячи студентов. С.Л. Сапрыкин и С.В. Волков называют несколько иные цифры — 145 и 135 тысяч соответственно.

В высшей школе преподавали 6,5 тысяч специалистов, за первые годы XX века подготовивших десятки тысяч студентов. Одних только юристов с 1900 года было выпущено 26 тысяч. Важно отметить, что обучение в университетах было всесословным и общедоступным. Число выходцев из крестьянских, мещанских и казачьих семей в студенческой среде непрерывно росло. К началу Первой мировой доля детей дворян (личных и потомственных), чиновников и офицеров среди студентов университетов сократилась до 36%, среди учащихся технических вузов до 24%. Во всех крупнейших европейских странах — Великобритании, Франции и Германии — выходцы из привилегированных сословий по-прежнему составляли более половины студентов университетов.

Множество русских студентов училось за границей. В одной только Германии их было свыше полутора тысяч — почти половина иностранных студентов и около 4% обучающихся в высшей школе вообще. Перед Первой мировой немецкое правительство всерьёз опасалось, что студенты из России начнут «вытеснять немецких инженеров из тех мест за границей (вне Германии), где они прежде имели широкое и выгодное поле деятельности», и ограничило приём русских студентов в немецкие университеты.

Рост количественных показателей нисколько не сказывался на качестве. Российское высшее образование традиционно считалось самым фундаментальным и комплексным в Европе, в одном ряду с немецким. Подтверждением этому могут служить успехи российских ученых: И.И Мечникова и И.П. Павлова, удостоенных Нобелевской премии, Д.И. Менделеева, А.А. Маркова, А.С. Попова и многих других. О качестве подготовки в технических вузах говорят достижения русских инженеров, вынужденных после революции покинуть отечество — Зворыкина, Прокофьева-Северского, Сикорского, Ипатьева, Юркевича и многих других.

После революции

Потом была революция. Особенно сильно пострадала интеллектуальная элита, в основном не любившая большевиков и не любимая большевиками. Показательна судьба конструкторов, проектировавших и строивших тяжелые бомбардировщики «Илья Муромец»: из 75 участников команды 25 погибли между 1917 и 1924 годом, 32 уехали за границу. 8 человек остались в СССР и позже подверглись репрессиям.

Похожая ситуация наблюдалась и в других сферах науки. Из двух миллионов русских, бежавших за границу после победы большевиков, значительная часть была представителями интеллигенции. Многим из этих людей пришлось растрачивать своей интеллектуальный и творческий потенциал впустую, работая грузчиками, таксистами и каменщиками. Над теми, кто рискнул довериться новой власти, всегда висел дамоклов меч возможного ареста, высылки или даже расстрела. Достаточно вспомнить знаменитые «философские пароходы», на борту которых покидали страну выдающиеся русские мыслители — Бердяев, Карсавин, Лосский, Сорокин и многие другие. Оставшиеся до конца жизни получат позорное клеймо «лишенца» и поражение в правах.

Большевики не ограничились уничтожением кадров: их интересовал полный слом прежней системы образования в духе «весь мир насилья мы разрушим». Положение «О единой трудовой школе РСФСР» сообщало, что в новой советской школе акцент должен делаться не на учебе, а на профессиональной деятельности и совместном труде. Красные ввели бригадный метод обучения, который звучит как дурной анекдот: трудящиеся учились коллективно и получали одну оценку на всех. Эта восхитительная система позволяла заканчивать школу и поступать в университеты даже неграмотным.
Историю как дисциплину в 1923 году вовсе отменили (люди, которые шутят про «у советских людей мир начинается в 1917-м», не подозревают, насколько они близки к истине). Автор этой чудесной инициативы, Луначарский, описывал её так: «Я не знаю, что разумеется под здоровой любовью к Родине. Что это значит? Поскольку дитя говорит на своем родном языке, оно к нему привыкает и его любит. Но значит ли это, что оно должно утверждать, будто русский язык самый лучший, а французский и немецкий никуда не годятся. Бросается в глаза нелепость такой постановки вопроса… Нет, будем в этом отношении совершенно объективными и скажем — нужно воспитание интернациональное человеческое…» Традиционное преподавание истории плохо сочеталось с такими установками.

Такой же бардак творился и в высшем образовании. Декретом «О правилах приема в высшие учебные заведения» вступительные испытания… отменили совсем. В университеты толпами повалили полуграмотные рабочие и крестьяне, часто прошедшие мощную идеологическую накачку. Разумеется, отменять как буржуазный пережиток пришлось и всё остальное — научные звания, экзамены, диссертации и прочие не нужные пролетарию вещи.

Понемногу восстанавливать систему образования из этого хаоса начали только в начале 1930-х — школы и университеты для начала вернулись к прежней системе обучения.

25 июля 1930 года в СССР введено всеобщее обязательное трехлетнее образование. Только через 13 лет после революции большевикам удалось охватить хотя бы начальным образованием бо́льшую часть детей.

Согласно устойчивому советскому мифу, сразу же после прихода большевиков к власти расцвело сто цветов и засоперничало сто школ. Не то что при проклятом царизме, где детей мучали неведением и не разрешали учиться. В реальности ситуация была не такой радужной, как в победных пропагандистских реляциях.

После прихода к власти большевиков все церковно-приходские школы были отменены. Разумеется, это привело к понятным последствиям — учиться стало не у кого. Церковно-приходские школы базировались вокруг церквей и храмов, которые были почти в каждом селе. Благодаря этому охват начальным образованием был максимальным. Реквизировать здания школ (там, где они были) удалось, но вот учительских кадров элементарно не хватало. С земскими школами было попроще, учителя просто остались при них и вместо земств получали деньги от Наркомпроса.

Неудивительно, что колоссальная и одномоментная реформа, затеянная большевиками, привела к резкому провалу по цифрам. Если до революции в стране насчитывалось свыше 123 тысяч начальных школ, то к середине 20-х годов их количество сократилось на четверть и едва превышало 80 тысяч.

Количество учеников также сократилось. К середине 20-х их было даже меньше, чем по состоянию на 1914 год. Лишь ближе к концу 20-х годов довоенные показатели по количеству учеников удалось превысить.

Но возникла новая проблема. Не хватало учителей. Несмотря на то, что педагогов для начальных школ готовили по ультраоблегченному варианту и в кратчайшие сроки, нехватка достигала такого уровня, что на одного учителя в среднем приходилось втрое больше учеников, чем до революции. В отдельных районах на одного учителя приходилось по 100–120 учеников.

Все это привело к тому, что детей в отдельных районах просто перестали принимать в школы. Новых школ, за исключением национальных окраин, почти не строили, а старые были рассчитаны на определенное количество учащихся. В 1925 году каждый пятый школьник в РСФСР получил отказ в обучении по причине перегруженности начальных школ (именно РСФСР, так как остальные союзные республики получали бюджетные ассигнования в приоритетном порядке).

Поскольку денег на постройку школ не хватало, да и было жалко (еще же на мировую революцию надо было делать взносы), решено было воспользоваться местными ресурсами. В провинциях создавались специальные школьно-строительные фонды, в которые рабочие заводов, общественные организации и некоторые хозяйственные предприятия в добровольно-принудительном порядке отдавали часть средств. Затем деньги из этих фондов использовались для строительства новых школ.

Несмотря на пропагандистские крики про небывалую высоту советского образования, за полтора десятилетия в лучшую сторону ничего не изменилось. Большевики либо топтались на месте, либо вообще регрессировали. Количество учащихся превысило дореволюционные показатели только в конце 20-х. Расходы на одного учащегося за полтора десятилетия почти не выросли. Если до революции на одного ученика затрачивалось порядка 3,5 рубля, то в конце 20-х на советского школьника тратили около 4 рублей.

На состоявшемся в июле 1930 года XVI съезде ВКП(б) большевики вынуждены были признать, что с образованием все очень плохо: количество школ составляет 21% от необходимого для удовлетворения потребностей, на одного ученика приходится порядка 7 кубометров учебного пространства, на одного учителя приходится по 50 учеников.

Тем не менее вскоре после съезда, 25 июля того же года, было принято постановление ЦК о введении всеобщего обязательного начального образования. Поскольку школ на всех в любом случае не хватило бы, пришлось пойти на ухищрения. В отдельных отдаленных районах вместо школ создавалось что-то типа краткосрочных передвижных школ в духе гастролирующих цирков. В других случаях под школы отбирали и переоборудовали жилые дома. Учеников запихивали в школы по три смены.

Это позволило уже к середине 30-х рапортовать о внедрении всеобщего начального образования. Хотя еще в конце 30-х нередки были жалобы на то, что местные исполкомы плохо следят за исполнением постановления и в их районах не достигнут охват школьным образованием (в основном это касалось девочек). Фактически полноценный охват начальным образованием состоялся только к 50-м годам.

Бесплатное образование в СССР

Все знают, что образование при Сталине было платным, при этом ссылаются обычно на постановление 638 «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначений стипендий» от 1940 года.

Однако это вовсе не было «введением платного образования”, словно бы до этого постановления оно было бесплатным или касалось только средней школы и вузов. Было еще как минимум два постановления, устанавливающего порядок оплаты за образование. Первый — это «декрет ВЦИК и СНК РСФСР о порядке взимания платы за обучение в учреждениях Народного комиссариата просвещения” от 1923 года, второй — постановление ВЦИК СНК «О взимании платы в учебных и воспитательных учреждениях” от 1927 года. Декрет устанавливал плату как в школах, так и в вузах, а в постановлении плата за школы уже отменяется, но сохраняется в вузах.

На самом деле и после 1927 года плата за школы сохранялась и бесплатной не была. Шейла Фицпатрик в книге «Сталинские крестьяне” пишет: «Со временем возмущение крестьян по поводу обязательного образования сосредоточилось главным образом на его стоимости. Распространение образования на селе в значительной степени финансировалось за счет нового налога — культурного (культжилсбор), введенного в 1931 г. и лёгшего на крестьянство тяжким бременем (он составлял от 15 до 80 руб. со двора, причем средний крестьянский двор платил в счёт культурного налога почти столько же, сколько в счёт сельхозналога). Сверх того, крестьянам приходилось оплачивать ремонт школы и прочие связанные с ее содержанием расходы путем «самообложения»: эта форма местного налогообложения крестьянства в 30-е гг. не сохранила даже видимости добровольности, присущей ей в 20-е, и была крайне непопулярна. Колхозные дворы в 1934 г. платили по самообложению от 5 до 20 руб. Наконец, крестьяне оплачивали из своего кармана учебники и письменные принадлежности для своих детей и должны были обеспечивать их одеждой и обувью, чтобы они могли ходить в школу». (стр. 252).

Таким образом, платное образование существовало в СССР не с 1940 года и, как некоторые думают, ради увеличения числа призывников, а с 1923 года, т.е. почти с самого начала существования страны советов. «Бесплатным» образование стало только после Сталина постановлением «Об отмене платы за обучение в старших классах средних школ, в средних специальных и высших учебных заведениях СССР» 1956 года. Коммунистам понадобилось «всего лишь» 33 года, чтобы отменить платное обучение. Хотя, конечно же, и это обучение де-факто финансировалось гражданами СССР, потому что сохранялись налоги, сохранялась монополия государства, сохранялось присвоение государством произведенной гражданами полезности.

Упомянутые в заметке документы: http://museumreforms.ru /node/13815

Российское образование так до конца и не оправилось от этого удара. Советскую школу по уровню подготовки учащихся корректно сравнивать не со средней школой имперского периода, а с начальными образовательными учреждениями. Тот уровень знаний, который давали дореволюционные гимназии, часто был недостижим даже для советских вузов. Уровень же выпускников классических дореволюционных университетов — для начала два-три европейских языка, латынь и древнегреческий плюс широчайший кругозор — просто не с чем сравнивать.

Большевики, намеренно или по злобному наитию, лишили русских интеллектуальной и политической элиты европейского уровня. Всё остальное — это только следствие.

Литература

1. Волков С.В. Интеллектуальный строй в советском обществе. М., 1993.

2. Грегори П. Экономический рост Российской империи (конец XIX — начало XX в.) Новые подсчеты и оценки. М., 2003.

3. Громыко М.М. Мир русской деревни. М., 1991.

4. Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX — начале XX века. М., 1991

5. Михеев В.Р., Катышев Г.И. Сикорский. СпБ., 2003.

6. Миронов Б.Н. Благосостояние населения и революции в имперской России. М., 2012.

7. Миронов Б.Н. История в цифрах. Лениград., 1991.

8. Миронов Б.Н. Социальная история России. В двух томах. СпБ., 2000.

9. Ольденбург С.Ф. Царствование императора Николая II. СпБ., 2006.

10. Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М., 2009.

11. Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник. СпБ., 1995.

12. Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1813–1913). М., 1956

Николай 1 является одной из ключевых фигур в России 19 века. Реформы Николая 1 в большинстве своём привели Россию из отстающей державы к прогрессивному росту как и экономически так и во внутренней политики. Но не во всем. Чтобы узнать, в чем, дочитай эту статью до конца.

Император Николай Первый

Реформы

Несмотря на то что Николай был самодержцем его реформы носили либеральный характер, такие нововведения нужны были для стабилизации положения страны.

Вот одни из важнейших нововведений Николая 1: финансовая (реформа Канкрина), промышленная, крестьянская, образовательная, цензурная реформа.

Реформа Канкрина (1839—1843), названа в честь министра финансов при Николае 1, Е.Ф. Канкрина.

Евстратий Францевич Канкрин

В ходе этого преобразования была произведена замена ассигнаций на кредитные государственные билеты. Согласно данному нововведению все торговые сделки должны были производиться только в серебре или золоте. Эти изменения установили стабильную финансовую систему вплоть до Крымской войны (1853—1856).

Промышленная реформа

Одна из важнейших экономических идей Николая 1. В момент когда Николай стал царем, состояние промышленности было отстающем по сравнению с западом, где заканчивалась промышленная революция. Большинство материалов Россия закупала в Европе. К концу царствования Николая ситуация очень изменилась. В первые в России сформировалась технически не отстающие и конкурентоспособная мануфактура.

Павел Дмитриевич Киселев

  • Также Николай 1 провел первую железную дорогу в России(1837).
  • Открыл первый технологический институт в Петербурге (1831).
  • Помещичье землевладение (1837—1841).

Крестьянский вопрос также названная изменения Киселева (министр государственного имущества) помогла облегчить положение государственных крестьян России. Запрещалось помещикам ссылать крестьянина на каторгу применять к нему физическую силу, запрещалось разделять с семьей, крестьянин получили свободу передвижения, была создана крестьянское самоуправление, крестьяне могли выкупать себя, позже также могли выкупать землю у помещика, увеличение школ, больниц.

За нарушение законов помещика штрафовали или могли посадить в тюрьму. Из за этих изменений снизилось количество крепостных крестьян, но несущественно. Также улучшилось положение государственных крестьян, теперь каждому государственному крестьянину выдавались собственные наделы.

Образовательная реформа

В ходе помещичьего преобразования было создано очень большое количество крестьянских школ. Была разработана программа массового крестьянского образования, в 1838 году насчитывалось около 2552 школы, в которых учились 112000 учеников. До образовательного преобразования насчитывалось 60 школ, в которых учились 1500 учеников. В 1856 открылось большое количество училищ и вузов, была сформирована система профессионального и среднего образования в стране.

Но эта идея Николая все же была менее удачной чем предыдущие, это связано с тем что Николай 1 продолжил формирование сословного образования, основными предметами были латинский и греческий язык, остальные предметы выходили на второй план.

Эти изменения очень плохо послужила университетам: образование стало платным, преподавателей и ректоров выбирало министерство народного просвещения, обязательными предметами были — церковная история, церковное право, богословие.

Университеты были поставлены в зависимость от попечителей образовательных округов, их самоуправление было ликвидировано. Студентов сажали в карцер за правонарушения, также была введена форма для студентов, чтобы комендантам общежитий было удобно за ними следить.

Цензурная реформа (1826, 1828)

Это преобразование очень сильно повлияла на культуру и внутреннюю политику государства. Николай подавлял малейшее проявление вольнодумства. Цензурная реформа или как её ещё называют чугунная была очень жестокой по сути под запрет попадали все статьи, произведения и т.д которые хоть как-то затрагивали политику.

Ужесточение цензуры было связано с европейскими революциями которые бушевали по всей Европе, дабы не усугубить своё положение Николай создал чугунную реформу. Все популярные журналы на тот момент попали под запрет, под запрет попадали также пьесы. Эти реформы известны также большим количеством ссылок поэтов на каторги (Полежаев, Лермонтов, Тургенев, Пушкин, и т.д).

Итог и характер преобразований Николая 1 очень спорный. Несмотря на жесточайшую цензуру он умудрился удержать власть и улучшить экономическое положение. Но несмотря на все это стремления Николая 1 к централизации власти убило его реформаторские задумки.

Вы должны понимать, что здесь мы набросали схематический план реформ Николая 1. Вся полная информация есть в нашем видеокурсе «История. Подготовка к ЕГЭ по истории на 100 баллов».

В Сети нередко можно встретить утверждения о том, что всеобщее начальное образование было законодательно введено ещё в царской России. Годом введения указывается 1908-ой. В большинстве случаев цепочка ссылок выводит на небезызвестную статью Б.Л. Бразоля «Царствование Императора Николая II в цифрах и фактах (1894-1917 гг.)», как на источник данного утверждения. В ней Бразоль указывает лишь год, в который «первоначальное обучение… сделалось обязательным», но не указывает конкретного законодательного акта, который установил такое положение:

Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10.000 школ. В 1913 г. число их превысило 130.000. Если бы не вспыхнула революция, то обязательное первоначальное обучение было бы уже давно совершившимся фактом на всей территории Царской России1).

Многими авторами в качестве закона, утвердившего в Российской Империи обязательность начального образования, указывается закон от 3 мая 1908 г.

Проректор Тамбовской Духовной семинарии, иерей Виктор Лисюнин, в своей статье пишет:

Участие духовенства в системе народного образования активизировалось после выхода закона 3 мая 1908 г. о постепенном (в течение 10 лет) введении всеобщего обязательного начального образования2).

В статье доктора исторических наук, профессора Хасбулатовой Ольги Анатольевны «Эволюция российской государственной политики в отношении женщин: обзор исторического опыта дореволюционного периода» говорится:

В соответствии с законом от 3 мая 1908 г. предполагалось в течение 10 лет ввести обязательное бесплатное начальное обучение для детей от 8 до 12 лет.

В статье Голиковой Ольги Александровны «Создание сети всеобщего начального обучения на территории Томской губернии в начале XX в.» находим следующее:

Правительством был издан закон 3 мая 1908 г., положивший начало введения всеобщего образования в России. Он определял ряд важных моментов:

  • все дети обоего пола по достижению школьного возраста должны получить бесплатное начальное образование,
  • срок обучения в начальной школе должен составлять 4 года,
  • на одного учителя должно было приходиться 50 детей,
  • ответственность за открытие необходимых училищ, возлагались на органы местного самоуправления, под руководством и надзором Министерства народного просвещения,
  • Министерство должно было решить вопрос о финансировании новых учебных заведений3)

Со времени издания закона от 3 мая 1908 г. в стране начинают проводиться первые мероприятия, связанные с реализацией проекта введения всеобщего образования в стране, который предполагал создание школьных сетей начальных учебных заведений4).

Действительность

На самом же деле закон от 3 мая 1908 г. носит название «Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования», и в нём нет ни единого слова о введении на территории России всеобщего обязательного начального образования. Текст этого закона можно посмотреть в базе «Полное собрание законов Российской империи» (страница 228, № 30328):

Высочайше утвержденный, одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано: «БЫТЬ ПО СЕМУ».

В Царском Селе.
3 Мая 1908 года.
Скрепил: Государственный Секретарь Барон Икскуль.

Отпускать, с 1 Января 1908 года, по шести миллионов девятисот тысяч рублей в год по смете Министерства Народного Просвещения на нужды начального образования, сверх сумм, ассигнуемых на сей предмет в настоящее время, с тем, чтобы расходование этого кредита производилось Министром Народного Просвещения на указанных ниже (ст. 1-6) основаниях.

  1. Пособия из кредита в 6.900.000 рублей в год на нужды начального образования предназначаются для местностей, где выяснится особый недостаток в училищах или в средствах на поддержание и дальнейшее расширение начального образования.
  2. Размер пособий из означенного в статье 1 кредита в губерниях и областях, в которых не введено положение о земских учреждениях, определяется для одноклассных и двухклассных училищ примечанием к пункту 1 статьи 3424 Уставов Ученых Учреждений и Учебных Заведений ведомства Министерства Народного Просвещения (Свод. Зак., т. XI , ч. 1, по Прод. 1906 г.).
  3. Пособия из означенного в статье 1 кредита отпускаются отдельным земским и городским органам самоуправления и сельским обществам на выдачу содержания учащим в начальных училищах, как существующих, так и вновь открываемых, в размере 390 рублей на 50 детей школьного возраста (от 8 до 11 лет), считая жалованье учителю в год не менее 360 рублей и законоучителю (на 100 детей школьного возраста) не менее 60 рублей.
  4. Означенные в статье 3 пособия выдаются лишь тем земским и городским органам самоуправления и сельским обществам, которые обяжутся продолжать расходовать освободившиеся вследствие получения казенных пособий суммы на содержание начальных училищ, на строительные надобности, на выдачу дополнительного содержания учащим и на другие нужды начальных училищ.
  5. Из означенного в статье 1 кредита в 1908 году обращается на выдачу пособий для единовременных расходов по постройке училищных зданий и оборудованию училищ один миллионн девятьсот тысяч рублей. На эту же надобность обращаются остатки, могущие образоваться от кредита в 5.000.000 рублей, предназначенного в 1908 году на расходы по содержанию училищ, вследствие их открытия не с начала гражданского года.
  6. Во всех начальных училищах, получающих пособие из означенного в статье 1 кредита, обучение должно быть бесплатным.

Собрание узаконений. 1908 г. Отдел I . № 73. Ст. 447.

Список же мероприятий, обозначенный в статье О. А. Голиковой («все дети обоего пола по достижению школьного возраста должны получить бесплатное начальное образование» и т.д.) на самом деле представляет собой пересказ положений законопроекта «О введении всеобщего начального обучения в Российской Империи», внесённого 20 февраля 1907 г. министром народного просвещения П. фон Кауфманом в Государственную думу:

<…>

  1. Всем детям обоего пола должна быть предоставлена возможность, по достижении школьного возраста, пройти полный курс обучения в правильно организованной школе.
  2. Забота об открытии достаточного числа училищ, соответственно числу детей школьного возраста, лежит на учреждениях местного самоуправления, при этом расчеты относительно числа необходимых школ делаются применительно к четырем возрастным группам: 8, 9, 10 и 11 лет.
  3. Нормальная продолжительность обучения в начальной школе – 4 года.
  4. Нормальным числом детей в начальной школе на одного учителя признается – 50.
  5. Нормальным районом, который должна обслуживать одна школа, признается местность с трехверстным радиусом.
  6. На обязанность учреждений местного самоуправления возлагается в двухгодичный, со дня вступления в законную силу настоящих положений, срок составление школьной сети и плана ее осуществления для достижения всеобщности обучения в данной местности, с указанием предельного для сего срока и ожидаемых из местных источников средств для выполнения школьной сети.
    Примечание: В разработке школьной сети участвуют местные органы церковно-школьного управления.
  7. Для включения в школьную сеть училище, рассчитанное на четыре возрастные группы, должно удовлетворять следующим требованиям: иметь законоучителя и учителя, обладающего законным правом на преподавание, быть обеспеченным соответствующим школьным и гигиеническим потребностям помещением, учебными книгами и пособиями и доставлять детям бесплатное обучение.
  8. Означенные (п. 6) школьная сеть и план ее выполнения представляются местными органами самоуправления установленным порядком в Министерство народного просвещения, которое, предварительно утверждения означенных сети и плана, сносится с Министерством внутренних дел. В случае одобрения сих планов и сетей, Министерство народного просвещения отпускает, в пределах ассигнуемых по смете сего министерства кредитов, на каждую, входящую в сеть школу, открытую или подлежащую открытию в течение ближайшего учебного года, пособие на минимальное вознаграждение учителей и законоучителей по действительному их числу в означенных школах, считая по 360 руб. учителю и 60 руб. законоучителю. При этом общий размер пособия училищам в данном районе не должен превышать суммы по расчету 390 руб. на 50 детей школьного возраста.
    Примечание: Церковно-приходские школы, вошедшие в школьную сеть, как открытые, так и подлежащие открытию в течение ближайшего учебного года, получают пособие от казны на равных основаниях со школами, состоящими в ведомстве Министерства народного просвещения, из кредита, ассигнуемого по финансовой смете Святейшего Синода; школы же церковно-приходские, не вошедшие в сеть в тех местностях, для коих она утверждена, могут содержаться лишь на местные средства.
  9. Прочие расходы, как по содержанию и устройству помещений для училищ, так и по увеличению оклада учащим, в зависимости от местных условий, устанавливаются учредителями училищ и относятся на местные источники.
  10. Получение пособия от Министерства народного просвещения не стесняет прав учредителей училищ в деле заведования школой. Местному самоуправлению предоставляется организация и ближайшее заведование начальными школами, под руководством и надзором Министерства народного просвещения.
  11. Сословным и иным законным организациям и частным лицам, если содержимые ими школы входят в общую школьную сеть, Министерство народного просвещения дает пособие, в случае признания в том необходимости, по вышеуказанному расчету (п. 8) на тех же основаниях, как и учреждениям общественного самоуправления.
  12. Впредь до получения и утверждения школьных сетей и планов введения всеобщего обучения от местных самоуправлений, Министерство народного просвещения распределяет ассигнованный по его смете кредит, по соображению с местными нуждами и требованиями, применительно к изложенным положениям, имея в виду осуществление всеобщего обучения в данной местности.

Об изложенном имею честь представить на благоусмотрение Государственной Думы.

Министр народного просвещения
П. фон Кауфман5)

Но этому проекту так и не суждено было стать законом. Законопроект был внесен в III Государственную думу 1 ноября 1907 г., и 8 января 1908 г. передан на предварительное рассмотрение в комиссию по народному образованию. Свой доклад комиссия внесла в общее собрание 10 декабря 1910 г.

Основные положения правительственного проекта сводились к следующему: 1) формирование школьной сети и плана ее создания возлагалось на учреждения местного самоуправления, которые должны были выполнить эту работу в двухгодичный со дня введения закона срок; 2) нормальным пределом, который должна обслуживать одна школа, признавалась местность с трехверстным радиусом; 3) населению обеспечивалась бесплатность обучения в училищах, входящих в школьную сеть; 4) проект школьной сети должен был утверждаться министром народного просвещения; 5) церковно-приходские школы, вошедшие в школьную сеть, получали казенное пособие на равных основаниях со школами Министерства народного просвещения; 6) отпускаемые из казны кредиты предназначались на вознаграждение учителей.

Дума внесла свои изменения: 1) установила минимум суммы (10 млн. руб.), на которую должно было ежегодно, в течение 10 лет, увеличиваться по смете Министерства народного просвещения, казенное ассигнование на нужды начальных училищ; 2) признала предельным сроком для введения всеобщего начального обучения десять лет; 3) в местностях, где не имелось губернских и уездных земских учреждений, формирование школьной сети возлагалось на местные органы Министерства народного просвещения, совместно с учреждениями, ведающими делами по земскому и городскому хозяйству; 4) к делу составления всех школьных сетей привлекался также и инспектор народных училищ и др.

Первое обсуждение законопроекта проходило 24 января, второе – 26 января, третье – 12 февраля 1911 г. Дума приняла решение об одобрении проекта 19 марта 1911 г. и передала его в Государственный совет. В ходе рассмотрения Государственный совет повысил минимальный размер кредита (до 10,5 млн. руб.), на который должны были увеличиваться в течение 10 лет ассигнования на нужды начальных училищ, исключил указание на предельный срок для введения всеобщего обучения и др.

28 января 1912 г. Государственный совет постановил образовать согласительную комиссию, которая, однако, не пришла к единому мнению. Доклад комиссии был внесен в Государственную думу 9 апреля 1911 г., обсуждение доклада состоялось 21 мая 1912 г. Однако Дума осталась по всем принципиальным вопросам при своем первоначальном решении. 6 июня 1912 г. Государственный совет отклонил законопроект!

Остаётся только добавить, что либерально настроенный П. фон Кауфман недолго продержался на посту министра просвещения, и был уволен 1 января 1908 г. На его место был назначен попечитель варшавского военного округа Шварц Александр Николаевич, который провел ряд реакционных мероприятий: фактическую отмену университетской автономии (установленной в августе 1905), запрещение приема женщин-вольнослушательниц в высшую школу, строгое применение процентной нормы для евреев и т. п. Подобную же политику Шварц вёл в отношении средней и низшей школы. В 1910 его сменил Л. А. Кассо, еще более яркий реакционер, при котором из Московского университета ушли или были уволены более 130 сотрудников, в том числе — 21 профессор(см. Дело Кассо).

***
1) Бразоль Б.Л. «Царствование Императора Николая II в цифрах фактах» 3) ГАТО. Ф. 126. Оп. 3. Д. 40. 4) Блинов А.В. «К вопросу о реализации на территории Западной Сибири государственного проекта по всеобщему начальному образованию в начале XX в.» / Материалы межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 75-летию Новокузнецкого краеведческого музея. Новокузнецк, — 2003. – С. 30-32. 5) РГИА. Ф. 1276. Оп. 2. Д. 495. Л. 480 об.-481 об.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *