Общество борьбы за трезвость

35 лет назад в СССР началась очередная антиалкогольная кампания: хотя она и запомнилась своей радикальностью, ее вряд ли можно было назвать изобретательной — к этому моменту в арсенале российской и советской власти были гораздо более остроумные и неожиданные способы борьбы с пьянством. Ни один из них, однако, не позволил решить проблему окончательно — самые эффективные меры каждый раз оказывались под запретом по экономическим, политическим или идеологическим причинам. Ульяна Волохова изучила 300-летнее противостояние государства и водки в России и составила краткий путеводитель по наиболее красивым проектам борьбы с пьянством и наиболее успешным мерам борьбы с трезвостью

1714: борьба с пьянством
Медаль вместо водки

Копия медали «За пьянство», изготовленная к юбилею Санкт-Петербургского общества попечительства о народной трезвости, 1914

Первая попытка государственной борьбы с чрезмерным употреблением алкоголя была предпринята, судя по всему, Петром I. Император узнал, что держатели уральских заводов Демидовы в наказание за пьянство выдавали своим рабочим медаль, пародирующую главную государственную награду — орден Святого апостола Андрея Первозванного. В отличие от миниатюрной восьмиконечной звезды, рабочим на шею вешали шестикилограммовую чугунную звезду с надписью «За пьянство». Такая профилактика чрезмерного употребления алкоголя Петру I понравилась, и в 1714 году он ввел это наказание на территории всей Российской Империи. Точный вес медали составлял 6,8 кг, еще около 1,5 кг весил обруч, с помощью которого в полицейском участке медаль крепили на шею пьянице так, чтобы ее острые концы упирались в грудь и живот. Носилась награда от недели до года — до тех пор, пока человек не давал публичную церковную клятву отказаться от алкоголя. Как долго это наказание применялось и каких результатов с помощью него удалось достичь, неизвестно, но государственных инициатив по борьбе с пьянством в России не было следующие полтора века.

1859: борьба с трезвостью
Запрет приговоров в пользу трезвости

Андрей Рябушкин. «Кабак», 1891

Фото: Андрей Рябушкин

В 1858 году население Российской Империи стало массово совершать так называемые приговоры в пользу трезвости — коллективно отказываться от употребления алкоголя. Участников этого движения, в основном крестьян, не устраивала ценовая политика питейных заведений. В Российской Империи действовала откупная система торговли алкоголем: купив у государства лицензию на продажу алкоголя, кабатчики могли сами устанавливать цены на него и нещадно взвинчивали их — если в начале 1850-х ведро водки стоило 3 руб., то к 1858-му цена выросла до 10 руб. Тратить такие огромные деньги (средняя зарплата рабочего в это время составляла 15 руб.) на выпивку крестьяне считали нецелесообразным и целыми деревнями объявляли о начале трезвой жизни. Так, например, полностью перестали пить в селе Карамышеве, принадлежавшем князю Меншикову. 1800 жителей села, прежде тратившие на выпивку порядка 40 тыс. руб. в год, в 1858 году отказались от алкоголя и не соглашались пить даже из бесплатных бочек, которыми кабатчики пытались вернуть своих клиентов. К весне 1859 года стало ясно, что движение трезвости пользуется у населения таким успехом, что угрожает экономике страны, и Министерство финансов издало распоряжение, предписывавшее местным властям не допускать приговоров о трезвости. На этот запрет крестьяне отреагировали мощной волной бунтов, прокатившейся по 15 губерниям. Протестующие разгромили более 260 кабаков, в некоторых районах бунт пришлось подавлять войсками. В результате около 11 тыс. человек было отправлено в ссылку или на каторжные работы, но движение постепенно сошло на нет.

1863: борьба с трезвостью
Запрет католических обществ трезвости

Пока в центральных губерниях шли «трезвые бунты», на Западе империи кампанию против пьянства развернула католическая церковь. Епископ Мотеюс Валанчюс велел подчиняющимся ему священникам дать обет воздержания от алкоголя и с 1858 года стал создавать при костелах общества трезвости. Прихожане клялись перед алтарем перестать пить и следить, чтобы не пьянствовали другие. Имена трезвенников вносили в специальную книгу, а тех, кто обет нарушал, прихожане наказывали — запирали в колокольне и иногда даже пороли. Всего за два года Валанчюс собрал в такие общества трезвости более 80% жителей Ковенской, Виленской и Гродненской губерний. Кампания оказалась даже слишком эффективной: в 1860 году налоговые поступления от продажи алкоголя в губерниях оказались меньше расходов на их сборы. Впрочем, судьбу проекта решила не экономика, а политика: после польского восстания в 1863 году гродненский, минский и виленский генерал-губернатор Михаил Муравьев увидел в антиалкогольной кампании средство консолидации католического населения, составлявшего в западных губерниях большинство, и, испугавшись возможных антироссийских выступлений, запретил общества и собрания, пропагандирующие трезвость, велев наказывать нарушителей штрафами, а в некоторых случаях и предавать военному суду.

1895: борьба с пьянством
Марки вместо водки

В 1894 году министр финансов Сергей Витте инициировал введение в стране винной монополии, а заодно — попечительств о народной трезвости. Они должны были заняться просвещением населения и организацией обществ трезвости и доступных развлечений, которые составили бы альтернативу выпивке. Одним из первых мероприятий этой кампании стало открытие безалкогольных пространств — чистых чайных, где можно было перекусить, почитать газеты, поиграть в шашки или шахматы, купить конвертов, бумаги и марок. Помимо почтовых марок в обращение ввели особые марки (или боны) обществ трезвости, которые в качестве оплаты за обед принимали дешевые столовые, бакалейные лавки и те же чайные. Обеспеченные горожане покупали такие марки и раздавали их в качестве милостыни и как оплату за мелкую работу, чтобы нищие и разнорабочие тратили их не на выпивку, а на еду. Инициатива пользовалась популярностью — во Владимирской губернии, например, при населении в 1,5 млн человек в 1905 году чайные и столовые приняли от посетителей более 2 млн таких марок в качестве оплаты за обед — и оказалась живучей: обменять марки на обед можно было в сотрудничающих с обществами трезвости столовых вплоть до конца нэпа.

1900-е: борьба с пьянством
Театр вместо водки

Второй задачей попечительств и обществ трезвости было создание сети досуговых центров для населения. С конца XIX века по всей Российской Империи массово открывались общедоступные и самодеятельные театры, сады для гуляний с аттракционами и народные дома с образовательными курсами, лекциями, библиотеками и детскими развивающими кружками. В Санкт-Петербурге, например, попечительством было открыто семь театров — к 1914 году в них сыграли 9518 спектаклей. Многие из них действительно поражали зрелищностью. Так, 15 августа 1913 года в летнем театре Петровского парка сыграли спектакль «Взятие Азова»: сценой для представления служил пруд, в центре которого соорудили макет Азова,— штурмовали остров ладьи с войском, в спектакле участвовали сотни актеров и несколько настоящих пушек. В конце город и турецкий флот сгорали прямо на глазах у зрителей, которых, как писала пресса, собралось в парке более 100 тыс. человек. Просветительские и досуговые инициативы попечительств и обществ трезвости имели свои результаты. Если в 1863 году, по данным Министерства финансов, на человека в год приходилось около 15 л водки, то к 1913 году эта цифра составила всего 3,14 л. Впрочем, более эффективным способом борьбы с пьянством оказался введенный в 1914 году сухой закон — благодаря ему годовое потребление водки на человека снизилось до 0,2 л.

1927: борьба с пьянством
Позор вместо водки

С 1921 года в РСФСР стали постепенно отменять сухой закон, унаследованный от царской России,— сначала разрешили торговлю вином, потом в продаже появилась водка, а вместе с ней вернулось и пьянство. Хотя идеологически употребление алкоголя не приветствовалось — пьянство считалось пережитком капитализма, но необходимость поддерживать экономику оказалась важнее. К 1927 году, однако, стало понятно, что чрезмерное употребление алкоголя плохо сочетается с задачей строительства коммунистического общества, поскольку изрядно подрывает трудовую дисциплину. Пьющий рабочий прогуливал смену, срывал сроки и делал брак. В качестве меры борьбы решено было использовать не только материальные ограничения, но и общественное порицание. В центре дворов предприятий и заводов стали устанавливать так называемые черные кассы — в них, на глазах у всего трудового коллектива и на несколько дней позже, чем остальным, выдавали зарплату пьяницам и прогульщикам. Для большего воздействия такие кассы делали в виде водочной бутылки или обклеивали карикатурами и лозунгами. Руководство предприятий отчитывалось, что черные кассы способствовали налаживанию трудовой дисциплины, а провинившиеся рабочие умоляли накладывать на них крупные штрафы, но не заставлять стоять в позорной очереди в такую кассу.

1928: борьба с пьянством
Дети против водки

В 1928 году в СССР было создано Общество борьбы с алкоголизмом. Одним из первых его проектов стали детские походы против пьянства. По всей стране на демонстрации выводили пионеров и октябрят с лозунгами «Требуем трезвых родителей!», «Вылить всю водку!», «Отец, брось пить. Отдай деньги маме», «Купите нам тетради, а не водку» и даже «Расстрелять всех пьяниц». Всего за 1928–1929 годы в СССР провели более 200 таких мероприятий в 100 городах страны, самое крупное прошло в 1929 году в Иркутске — на него пришли 15 тыс. детей. Многие из них шли на демонстрации с энтузиазмом. По оценке одного из руководителей ОБСА Юрия Ларина, в 1928 году на московскую семью из четырех человек в год приходилось 65 л водки, так что с проблемой алкоголизма дети были знакомы не понаслышке. Помимо масштабных демонстраций распространены были и более скромные мероприятия: часто в день получки пионеры устраивали митинги с антиалкогольными лозунгами прямо на проходных предприятий.

1928: борьба с трезвостью
Разгон общества чуриковцев

В 1928 году власти разгромили крупнейшее на тот момент трезвенническое движение в СССР — общество чуриковцев. Общество было основано в конце 1890-х самарским крестьянином Иваном Чуриковым. Вероучение общества сочетало в себе элементы православия и протестантизма, его члены придерживались вегетарианства, но главное — считали, что духовное спасение возможно только через трезвую жизнь. До революции чуриковцев то преследовали, то пытались легализовать, но большевики отнеслись к ним лояльно — общину зарегистрировали как коммуну, а в 1924 году даже наградили на сельскохозяйственной выставке. К концу 1920-х движение насчитывало более 100 тыс. последователей, в основном молодых ленинградских рабочих. Следуя учению Чурикова, они не только сами отказывались от алкоголя, но и пропагандировали свой образ жизни в пролетарской среде. Проблема была в том, что вместе с трезвенничеством они пропагандировали и христианское учение, что оказалось совсем некстати накануне начала масштабной антирелигиозной кампании. Коммуну разогнали в 1928 году — дом общины опечатали, землю и сельскохозяйственный инвентарь отдали совхозу, а в 1929 году арестовали самого Чурикова и его ближайших соратников.

1929: борьба с пьянством
Книга вместо водки

В 1929-м Общество борьбы с алкоголизмом объявило о Первом Всесоюзном розыгрыше «Книга вместо водки». По сути это была беспроигрышная лотерея, призванная привлечь внимание общественности к культурному досугу как альтернативе пьянок. За 30 коп. в газетных ларьках и книжных магазинах можно было купить лотерейный билет с цитатой из Ленина «Они (водка и прочие дурманы) поведут нас назад к капитализму, а не вперед к коммунизму» и получить по нему книгу или собрание сочинений на сумму от 25 коп. до 20 руб. в зависимости от выигрыша билета. На билетах было написано, что все вырученные от продажи лотерейных билетов деньги пойдут на поддержку культурных учреждений. Однако, судя по тому, что билетов было выпущено 2 млн, а заявленный призовой фонд составлял 600 тыс. руб., розыгрыш был самоокупаемым и главной его целью была пропаганда трезвости.

1929: борьба с пьянством
Искусство вместо водки

Еще одной попыткой Общества борьбы с алкоголизмом пропагандировать трезвость с помощью культуры стала «Антиалкогольная выставка» в Третьяковской галерее. Она состояла из двух частей: первая знакомила посетителей с темой алкоголя у западных и русских художников прошлого. Работы более 70 художников, в том числе Гогена, Пуссена, Пикассо, Перова, Ларионова из собрания Третьяковки, Музея нового западного искусства и Музея изящных искусств, и подробные аннотации к ним рассказывали, как несчастен и болен пьяница, как страдают его близкие и как капиталисты и церковь получают выгоду, спаивая народ. Из 104 картин только три были советского периода: пьянство преподносилось как пережиток капитализма, которому не место в социалистическом обществе. Вторая часть выставки была посвящена социальной гигиене — 80 плакатов, фотомонтажей и диаграмм наглядно демонстрировали масштабы смертности от алкоголя и губительность пьянства для советской экономики и морального духа советского человека. Выставка продлилась с сентября по декабрь и пользовалась популярностью, но насколько эффективной она оказалась с точки зрения пропаганды воздержания от алкоголя, сказать трудно.

1933: борьба с трезвостью
Разгон Общества борьбы с алкоголизмом

Деятельность Общества борьбы с алкоголизмом была довольно эффективной: если в 1928 году точек продажи алкоголя в стране было в три раза больше, чем мест для культурного досуга, то к 1932 году пропорция стала меняться в обратную сторону. Этому способствовало не только открытие новых площадок для отдыха, но и закрытие алкогольных лавок. Ни то ни другое не приносило государству денег, которых требовала начавшаяся в стране индустриализация. Еще в 1930 году Сталин писал Молотову, что ради наращивания военной мощи «нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки». К 1933 году решение о том, что торговля водкой станет источником финансирования промышленного скачка, было принято окончательно, и Общество борьбы с алкоголизмом разогнали, обвинив его членов в «узкотрезвеннической, не соответствующей своеобразию текущего момента» позиции и «создании в части рабочей, а также нерабочей массы ожесточенной враждебности к таким правительственным органам, как Наркомфин, Наркомторг, Госплан».

1934: борьба с пьянством
Кино вместо водки

Иосиф Сталин, Климент Ворошилов, Валериан Куйбышев, Лазарь Каганович, Сергей Киров, Серго Орджоникидзе и Михаил Калинин на встрече с работниками «Союзкинохроники», 1929

Фото: РИА Новости

Справедливости ради нужно отметить, что осуществление индустриализации за счет продажи водки не казалось советскому руководству идеальным решением проблемы. Скорее, его воспринимали как временную меру — до тех пор, пока не появится возможности полностью перейти на другие источники дохода. Среди альтернатив наиболее перспективным казалось кино. Идею о том, что фильмы смогут заменить советскому человеку водку, высказывал еще в 1923 году Лев Троцкий. В статье «Водка, церковь и кинематограф» он объяснял, что, в отличие от церкви, кино рассказывает каждый раз новые истории и дает новые впечатления, а потому способно стать главным массовым досугом, вытеснив и алкоголь, и церковь. Для этого требовалось лишь снимать больше фильмов. В 20-е годы производственных мощностей советского кино для осуществления этого плана было недостаточно: за отчетный период в 1927–1928 годах выручка от продажи водки дала бюджету 600 млн руб., в то время как прибыль от проката фильмов за 1926–1927 годы всего 20 млн. Тем не менее в 1934 году к проекту замены водки кинематографом решили вернуться: на встрече с начальником Главного управления кинопромышленности Борисом Шумяцким Сталин прямо заявил: «Вам надо серьезно готовиться заменять доходами от кино поступления от водки». Шумяцкий начал готовиться. По его подсчетам, к третьей пятилетке кинематограф должен был начать приносить СССР 1 млрд руб., для этого планировалось построить в Крыму производственную базу наподобие Голливуда и делать на ней по 200 фильмов в год. Реализовать амбициозный план, однако, не удалось. Во-первых, он и сам требовал огромных финансовых вложений, во-вторых, устройство советского кино сопротивлялось укрупнению: несмотря на постоянные призывы к увеличению количества кинопродукции, власть предпочитала работать с проверенными режиссерами, что сильно сокращало производственные возможности. Проект советского Голливуда так и остался проектом, а его идеолога Шумяцкого в 1938 году объявили контрреволюционером и расстреляли.

1963: борьба с пьянством
Товарищи против водки

В 1963 году партия, следуя оттепельной тенденции винить во всех проблемах недостаток общественной работы, предложила новый способ антиалкогольной борьбы. На пленуме ЦК КПСС было предложено ввести товарищеский суд для пьяниц. В его задачи входило публично увещевать и порицать провинившихся, заставлять их приносить извинения за эксцессы, произошедшие под воздействием алкоголя, а в случае нарушении трудовой дисциплины — предписывать предприятию перевести человека на низкооплачиваемую работу. Для тех, на кого товарищеский суд не смог повлиять, предусматривалось другое общественное воздействие — трудовой коллектив брал пьяницу на поруки и обязался перевоспитать. Этот способ борьбы с алкоголизмом оказался крайне неэффективен: если в 1960 году в СССР употребляли 3,9 л спирта на человека в год, то в 1970-м — 6,8 л.

1972: борьба с пьянством
Пиво вместо водки

В 1972 году ЦК КПСС и Совмин СССР решили бороться с пьянством вытеснением с прилавков водки другими напитками. Крепкий алкоголь заменили вином, слабыми ликерами, соками, квасом, минеральными водами и лимонадами, а также пивом, которое приравняли к безалкогольным напиткам. Алкоголь крепче 30 градусов планировали вовсе изъять из продажи, но в реальности результатом стало лишь сокращение его ассортимента: на прилавках остался по сути один вид водки, из-за логотипа, напоминавшего коленчатый вал, прозванный в народе «коленвалом». Купить ее можно было с 11 утра до 7 вечера за 3 руб. 62 коп. вместо прежних 2 руб. 87 коп. Приобрести водку стало сложнее, зато производство пива выросло настолько, что весь общепит стал постепенно превращаться в пивные. Чтобы добиться привычного опьянения, посетители пивных смешивали пиво с водкой, а в особенных случаях шли выпивать в бани — в парилке ерш давал еще более ощутимый эффект. Из-за этого бани стали настолько популярны, что стоимость их посещения повысили с 10 коп. до 80. Парадоксальная кампания по борьбе с пьянством с помощью пива породила волну народного фольклора и отразилась в культуре: в 1975 году, например, вышел фильм Гайдая «Не может быть!», в котором прозвучала песня «Губит людей не пиво», моментально ставшая гимном всех пивных. Как мера борьбы с пьянством пивная кампания провалилась и только усугубила проблему: к 1980 году 47% смертей в СССР были так или иначе связаны с алкоголем.

1985: борьба с пьянством
Сок вместо водки

Антиалкогольная кампания Горбачева, по сути, повторяла предыдущую, но в более радикальной форме. Бутылка водки стала стоить примерно 9 руб. (в два раз дороже, чем раньше), купить алкоголь можно было только с 14.00 до 19.00 в специальных магазинах, распитие алкоголя на свадьбах, банкетах и просто в общественных местах запрещалось. Взамен было налажено производство сока — именно он должен был заменить алкоголь на празднествах, а заодно обеспечить население витаминами. Ликеро-водочные предприятия переключались на производство сока, и уже в 1986 году банки с томатным, морковным, яблочным, грушевым, березовым и другими соками заполнили все — пивные, ларьки, общепит и прилавки магазинов. Если в 1985 году алкоголя в стране производили на 60,7 млрд руб., то в 1987-м эта цифра снизилась до 36,5 млрд. Впрочем, на уровне потребления алкоголя это практически не сказалось. Те, кому не доставался алкоголь в бесконечных очередях за ним, покупали у самогонщиков или делали самостоятельно брагу из того самого сока, который должен был заменить алкоголь.

При храме Живоначальной Троицы в Кожевниках действует общество «Трезвение» во имя святой праведной Матроны Московской. Сайт общества: живитрезво.рф

Расписание работы общества «Трезвение» во имя святой праведной Матроны Московской, группы «Кожевники»

Место проведения: храм Живоначальной Троицы в Кожевниках (2-ой Кожевнический переулок, д. 4/6, стр.7 (Контакты)

Мероприятие Время проведения Кто проводит
Индивидуальные консультации для зависимых, их родственников воскресенье
12:00 — 14:00
духовник Общества
иерей Евгений Салахов
пятница
17:00 — 21:00
председатель Общества
Шепелев Игорь Геннадьевич,
предварительно созвониться
по тел. 8(905)500-06-79
Группа поддержки для родственников пятница
19:00 — 21:00
Михаил Кершнер
Галина Адамян
Группа поддержки для родственников воскресенье
12:00 — 14:00
Ольга Серобян
Светлана Волкова
Последнее воскресенье месяца в 14:00 — в НИИ наркологии
(Больничный храм во имя св. бл. Матроны Московской в НИИ наркологии: метро Люблино, последний вагон из центра, ул.Ставропольская, д.27, стр.7)

На занятиях учимся правильному поведению, при общении с зависимым, осваиваем методы оказания помощи для начала реабилитации, получаем поддержку, делимся опытом.

17 сентября иркутские активисты «Союза борьбы за народную трезвость» (СБНТ) провели в областном центре акцию «Алкоголь и табак – за поселения в спецмагазины». Подобные акции прошли и в других городах России. Основное требование участников СБНТ – запретить продажу алкоголя и табака в границах населенных пунктов, то есть, фактически, ввести «сухой закон».

Злоупотребление алкоголем действительно является острой проблемой в нашей стране. Уже не первое десятилетие на государственном уровне не ослабевает непримиримая борьба с этой социальной болезнью, которая, однако, не дает видимых результатов. Дело в том, что трудящиеся вынуждены жить в постоянном стрессе из-за снижения уровня реальных доходов, риска потери работы, роста цен, закредитованности и в целом неуверенности в завтрашнем дне. Часто самым доступным способом на время забыть о проблемах становится алкоголь. А злоупотребление такой «анестезией» нередко приводит к алкоголизму.

Рост количества спивающихся людей порождает различные движения за трезвость. Но подобные организации, как правило, не видят за деревьями леса и вместо корня проблемы предпочитают бороться с ее следствием. Кроме того, вместе с идеями трезвости они иногда продвигают весьма сомнительные тезисы. Именно с такой организацией мы имеем дело на этот раз.

Что же представляет собой «Союз борьбы за народную трезвость»? В истории создания СБНТ говорится следующее: «Вследствие массового распространения пьянства в славянских республиках СССР в 70-80 годы XX столетия в народных массах возникло, как средство защиты, движение за трезвость».

Итак, для СБНТ «славянские» республики СССР стоят особняком. Именно там, по мнению участников движения, распространялось пьянство. Какие именно республики являлись «славянскими» в многонациональном Советском Союзе и почему пьянство охватило только их, в СБНТ не уточняют. Можно ли назвать РСФСР славянской республикой? Является ли Якутия, входящая в состав России, славянским регионом или, например, Бурятия? Однако очевидно, что СБНТ интересует только судьба славянских народов.

Председателем СБНТ является Владимир Жданов. Он проводит псевдонаучные лекции об алкоголе, телегонии, теориях заговора. А порой борец за трезвость проявляет неприкрытый антисемитизм и национализм. «Я вам про этот интересный случай расскажу, чтоб вы поняли, какое может быть отношение между людьми. Почему им не жалко нас уничтожить. <…> Те евреи, которые из Канады, из Австралии, из Америки они спокойно берут ребенка годовалого за ноги и головой бьют об угол дома, спокойно совершенно, у них это даже с улыбкой, с усмешкой, они лишнего врага убили, который им не нужен. Вы поймите, что в мире нет этой бесконечной любви к нашему народу, наоборот, они зубами скрипят», – говорит Жданов в одной из лекций.

В очередной раз мы можем наблюдать, как самые маргинальные течения используют борьбу с алкоголизмом, как ширму для продвижения своих идей. Увод от реальных проблем, призыв к борьбе со следствием или вообще с иллюзорным врагом является характерной чертой всех правых движений. Чего только стоят лозунги аналогичных «борцов» с пьянством: «Русский – значит трезвый».

Злоупотребление алкоголем и табаком губительны как для здоровья отдельного человека, так и общества в целом. Может показаться, что борьба с этими явлениями обязательно вылечит общество. Однако чтобы действительно побороть болезни общества, необходимо устранить их причину. Обеспечение всех людей достойными условиями жизни: социальными гарантиями, справедливостью, свободным временем и отдыхом – вот залог здорового общества.

Низкая зарплата трудящихся, как и каждая проданная бутылка водки, – это чья-то прибыль, поэтому необходимо исключить всякую наживу одного человека за счет другого. Подлинной социальной болезнью современности является капитализм, а не его симптомы – алкоголизм, наркомания, преступность и т.п. В первую очередь нужно бороться с причиной, а не со следствием. Глупо вытирать пыль в доме, где рушится потолок.

Дорогие братья и сестры!

Общество трезвости при Храме Воскресения Христова (у Варшавского вокзала) открыто для всех. Возможно, беда коснулась Вас лично, самых близких Ваших родственников или Ваша душа болит о дальних, друзьях, знакомых. Знайте: помощь есть. Поэтому каждому, кто не может пить по-старому, есть возможность научиться жить по-новому, с Богом.

Общество трезвости при Храме Воскресения Христова является преемником первоначального (с 1898 года) Александро-Невского общества трезвости, основанного народным печальником, священником Александром Рождественским. Число членов общества к 1917 году превышало 140 тысяч человек по всей России. Так русский народ радел за свою трезвость и видел в пьянстве корень зла и неустройства в семье, общественной жизни и в самом человеке.

Работа Общества является частью общего трезвеннического служения Санкт-Петербургской епархии.

Ждем Вас по понедельникам после вечернего акафиста «Неупиваемая Чаша» в 122 аудитории приходского дома.

С 2013г. Общество трезвости окормляется протоиереем Георгием Пименовым, членом епархиального координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму, и иереем Игорем Хлыновым, трезвенником с 40-летним опытом.

Приход и община трезвости храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала, по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, в июле проводит традиционный крестный ход трезвенников памяти апостола трезвости священника Александра Рождественского. От храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала, после Божественной литургии, крестный ход идет до храма Андрея Критского на Рижском пр., где проходит молебен.

На 09.08.2016 г. в Обществе трезвости принято 240 обетов, оно активно участвует во всех крестных ходах и других мероприятиях за трезвость в Санкт-Петербурге.

Главные оружия воинствования нашего против пьянства – это доверие Богу в Его промысле о каждом из нас, изучение Слова Божия, обеты трезвости, наша соборная молитва, пост, взаимная поддержка.

Программу ведет Арслан Саидов. С главой свердловского отделения Всероссийского общества трезвости и здоровья Владимиром Андреевым беседовал Олег Вахрушев.
Арслан Саидов: Ровно 150 лет назад, в 1854-м году, в России появилось первое Общество трезвости. В годы перестройки за трезвость стали бороться. Возникло «Всесоюзное добровольное общество борьбы за трезвость». Сейчас это Всероссийское общество трезвости и здоровья. Глава его свердловского отделения Владимир Андреев сегодня был гостем екатеринбургской студии Радио Свобода, с ним беседовал Олег Вахрушев:
Олег Вахрушев: Владимир Ильич, ваше общество называется «Обществом трезвости и здоровья». Соответственно, должно существовать «Общество нетрезвых и больных людей»?
Владимир Андреев: Это общественная организация. Наверное, любые граждане имеют право объединяться и в общество больных людей. Может, такие и существуют.
Олег Вахрушев: В вашем обществе ваши соратники — это трезвые и здоровые люди, судя по названию?
Владимир Андреев: Могут некоторые быть, допустим, и больные, кардиология, еще что-то, но самая главная задача людей, объединившихся в наше общество, вести антиалкогольную пропаганду. То есть в нашей организации люди — убежденные трезвенники.
Олег Вахрушев: Почему вы на первый план выдвинули проблему именно антиалкогольной агитации?
Владимир Андреев: На первый план мы ее даже не выдвигали. Дело в том, что по этому принципу мы были объединены когда-то, еще в 1985-м году — в силу постановления ЦК КПСС и Совмина СССР была создана общественная организация, она называлась «Всесоюзное добровольное общество борьбы за трезвость». Тогда было сказано — создать такую организацию, тогда было модно брать под козырек. Нас создали, и тогда мы еще многие вещи не понимали — что вы создали, для чего создали, как работать. Тогда главной задачей была борьба за трезвость, но с кем бороться, что значит, «бороться за трезвость»…
Олег Вахрушев: Да, что значит, «бороться за трезвость»?
Владимир Андреев: В самом определении того постановления 1985-го года о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, когда я только столкнулся с этим документом, само название привело меня в замешательство. Что значит, «преодолеть пьянство». Как мы определим, что мы преодолели алкоголизм, где конечная задача? Мне сразу стало понятно, что в названии этого документа написано — пойди туда — не знаю куда, принести то — не знаю что. С этим документом я пришел в обком КПСС, который в то время руководил общественными организациями и там задал вопрос: как мы определим, что мы преодолели пьянство? Что значит, преодолеть пьянство? Чем пьянство отличается от алкоголизма? Это чтобы все пили, но под забором не валялись? Или под забором валялись, но в штаны не мочились?.. И тогда мне просто ответил инструктор: «Опять начинаешь придумывать какие-то вещи. Делай, что тебе говорит КПСС, и все. Ты же коммунист». Но наступил момент прозрения, что я понял, что коммунистическая партия — такая же общественная организация, только у нее цель — стремление к власти, захват власти.
Олег Вахрушев: Хорошо, давайте не будем в большую политику уходить. Таким образом, вы боретесь за трезвость граждан?
Владимир Андреев: Да, сначала мы боролись за трезвость граждан.
Олег Вахрушев: Но ведь само слово «борьба» уже подразумевает какой-то конфликт между людьми.
Владимир Андреев: Да, правильно, поэтому где-то в 1991-м году из названия «Общество борьбы за трезвость» было убрано слово «борьба». Оно стало называться Общество трезвости и здоровья. Мы перестали бороться, мы просто стали помогать людям, мы перестали бороться с какими-то другим группировками. Наша позиция стала такая — хочешь пить – пей, только не мешай другим, не пои детей, и еще кого-то. Поэтому мы стали Обществом трезвости и здоровья.
Олег Вахрушев: У вас есть какие-то конкретные методики, люди излечиваются от алкоголизма?
Владимир Андреев: Словосочетание «лечить от алкоголизма», на мой взгляд, парадоксально. Мы считаем, что алкоголизм — это не болезнь. Мы даем определение алкоголизма такое же, как некоторые американские психологи: алкоголизм — это предрасположенность конкретного человека впадать в физиологическую зависимость от алкоголя. Я могу анекдот рассказать, прочитал в «Комсомольской правде»: приходит мужик к наркологу, говорит «Здравствуйте, я у вас 5 лет лечился от алкоголизма. Наконец-то я вылечился». Доктор: «Ну, я тебя поздравляю, ты герой, молодец. Скажи пожалуйста, сегодня ты зачем пришел?» Ну как, зачем? Узнать у вас, когда мне можно начинать пить». По-моему, в этом анекдоте все сказано.
Олег Вахрушев: Вы говорите о предрасположенности, но Россия — как раз та самая страна, где алкоголь, питие возведены в ранг даже, я думаю, философии. Это и спорт в какой-то степени даже. Помните, Добрыня Никитич или Илья Муромец столько-то лет пролежал на печи, выпил кадушечку медовухи и пошел, Змея Горыныча зарубил, действительно менталитет, с этим же невозможно, по-моему, справиться.
Владимир Андреев: С этим невозможно справиться за день, за два, а может и никогда. Невозможно с таким менталитетом справиться, потому что, чтобы с каким-либо менталитетом справиться, на это необходима политическая воля хотя бы одного руководителя. У нас ведь как по истории — какой руководитель приходит в руководство страной, что он скажет, все начинают это выполнять. Менталитет можно исправить, была бы на это политическая воля. Почему, я думаю, не появится такая политическая воля? Только потому, что люди, которые у нас становятся президентами, депутатами, они, как правило, добропорядочные люди, у них не было проблем с алкоголем, и они, может, даже и не понимают, что это такое. Они гордятся тем, что они культурно пьющие и свою культуру пития с наивностью прививают другим людям. Совсем недавно, неделю или две назад, я вижу по центральному телевидению картину: главнокомандующий ВВС спускается с самолета, три рязанские девушки несут ему к трапу поднос, на котором не было хлеба и соли, там стояла бутылка водки с рюмками. Он так ее крякнул по-русски, и пошел.
Олег Вахрушев: Владимир Ильич, перед тем, как мы продолжим разговор о значении власти в отрезвлении, скажем так, общества, я хочу вместе с вами прослушать слова заместителя министра питания и услуг Свердловской области Николая Чернева по поводу обстановки вокруг продажи алкогольных напитков в России, и, в частности, Свердловской области.
Николай Чернев: На фоне России чуть-чуть больше мы потребляем, но незначительно. В целом по России в пересчете на абсолютный алкоголь годовое потребление 8,7 литра чистого алкоголя на человека, а у нас в области душевое потребление алкоголя, туда входит и пиво — 9,3 литра на душу населения. В прошлом году этот показатель был 9,2 литра. Получается, что вроде на 0,1 литра вырос. Почему произошло – видим, стали поменьше потреблять пива, побольше вина.
Олег Вахрушев: Пиво, вино, водка, это, скажем так, тонкости. Но, смотрите, чиновник высокого ранга говорит спокойно достаточно, мне кажется, страшные цифры. По данным ВОЗ, если на душу населения в год производится 8 литров абсолютного алкоголя, это значит, что нация вымирает. И так спокойно чиновник говорит о том, что ну, чуть больше, где-то 9 с небольшим у нас литров на душу населения… Вам не кажется, что это, в принципе, отношение чиновников к проблеме?
Владимир Андреев: Я не стал бы осуждать этого чиновника конкретно. Почему он спокойно говорит – потому что не владеет ситуацией. Он занимается своим делом — торговлей. Озабочены кто? Наркологи, мы — трезвеннические организации, матери, жены спившихся людей, поэтому его осуждать нельзя. А в принципе подход чиновников какой-то просто чисто волюнтаристский, они по своим умозрительным заключениям делают выводы, что вот, якобы, надо сокращать долю алкоголя, водки, увеличивать пива или вина… Какая разница, где алкоголь находится, в водке, вине или пиве?
Олег Вахрушев: Традиционный русский вопрос – что делать? Что делать для того, чтобы прекратить вырождение нации, чтобы наши последующие поколения меньше пили, как минимум?
Владимир Андреев: Меньше пить научить невозможно, это раз. Если мы говорим, чтобы меньше пили, значит, нужно ввести какие-то правила поведения чиновников и граждан. Надо смотреть на опыт других стран, и, по крайней мере, вводить ограничения для тех же генералов, чтобы они принародно, при всей стране, не выпивали. Куда деваться любому человеку, если он видит, что президент с Тони Блэром ловит форель и пьет пиво.
Олег Вахрушев: То есть, вы считаете, что на данном этапе трезвость, как национальную идею, объявить нельзя?
Владимир Андреев: Ее можно объявить. Но нужен человек, который был бы к этому готов.
Олег Вахрушев: Нет человека.
Владимир Андреев: Нет руководителя, который бы обладал такой политической волей и осмыслением проблемы.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *