Омовение ног иисусом

Да любите друг друга

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» (1 Кор. 13:4–8). Тема сегодняшней беседы: высшая христианская добродетель – любовь.

Религия любви к врагам

– С любовью приступим. Господь сказал: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:34–35).

У основателя общежительных монастырей Пахомия Великого родители были язычниками. Юношу взяли в армию, где он терпел обычные лишения: было холодно, голодно. И вот к ним в палатку как-то пришли люди, которые принесли теплую одежду, одеяла, ласково с ними поговорили, дали поесть. И он был потрясен, потому что испытал такую любовь, которую не чувствовал к своей родной матери. Он подошел к офицеру и спросил: «Кто это такие?» – «Да это христиане, они всех так любят». И у молодого Пахомия защемило сердце, он ночь не спал, а наутро ему объявили, что война закончилась и все свободны. Но он уже не мог идти домой, у него сердце было ранено. Он нашел священника, тот дал ему возможность прочитать Евангелие, и после этого Пахомий принял Крещение. Он очень много подвизался в разных подвигах, в отшельничестве, жил в дупле и пришел к неожиданному выводу, что самый лучший, быстрый и надежный способ приблизиться к Богу – это жить в общении. Сама община может быть несовершенной, но в ней находится множество людей, которые тебя поправляют, и ты видишь свои недостатки как в зеркале.

Афонский старец Порфирий Кавсокаливит

Пахомий написал первый устав общежительного монастыря. В его обители любой человек довольно быстро, уже через несколько месяцев, все земное отвергал и жил святой жизнью. Как вы думаете, сколько было монахов у Пахомия? Тысяча. Потом он создал второй монастырь, тоже на тысячу человек. Затем третий, четвертый, всего девять мужских и два женских. Любовь была способом существования в этих монастырях. И только по одной причине Пахомий выгонял иноков из обители – правда, после предупреждения. Из-за непослушания. А как вы думаете, почему?

– У старца Фаддея Витовницкого есть высказывание, что непослушание – это принцип сатаны. Непослушание – это своего рода царство внутри царства, это сатанизм.

– Монахи должны стать земными ангелами, а небесные Ангелы – слушаются Бога…

– Совершенно верно. Монахи дают три обета – целомудрия, нестяжания, послушания. Но основным из них является послушание. Потому что если нарушил целомудрие – можно покаяться и исправиться. Страсть может пройти. Обет нестяжания – ну, «душила жаба», к чему-то был человек привязан, но и это тоже потихонечку проходит. А вот если он непослушный, то вообще ни на какое дело не годится. Его даже плотничать нельзя обучить. Как его научишь, если он говорит: «А я по-своему буду строгать, «против шерсти». Что ты мне здесь рассказываешь?» Если человек не хочет слушать учителя, который знает, как делать, то, конечно, он не может быть его учеником.

Естественная потребность

– Поднимите руки, кто из вас когда-нибудь в жизни любил? А вас кто-нибудь любил? А как вы определите, что такое любовь?

– Жертва собой ради любимого человека.

– Один знакомый бизнесмен, весьма богатый, сказал жене: «Я тебя люблю». – «А как ты это понял?» – спрашивает она. – «Мне на тебя денег не жалко», – отвечает.

– Сильный критерий. Другой бы еще смету расходов составил.

– Современные девушки считают, что могут любить, как Джульетта, но она же была верующая, а они нет.

– Что из этого следует?

– Значит, не могут.

– А, кстати, любовь Джульетты – это хорошо или плохо?

– Она Ромео больше, чем Бога, любила. Нарушила волю отца.

– У Джульетты какая любовь-то была? Разве по Богу? Хотя они молились, восклицали, призывали Бога, все это больше похоже на страсть.

Как мы еще можем определить, что такое любовь: денег не жалко, хочется чем-то пожертвовать, можно простить, да? Если есть выбор, кому благо – мне или ему, а вместе мы не умещаемся в лодке, то пусть будет ему. С радостью, да?
Вообще, любовь духовная возможна только по благодати, когда Господь дает благодать.

Спас Икона Андрея Рублева

…Мы уже говорили, в основе любой добродетели лежит естественная потребность. Каждый хочет любить и быть любимым. Кстати, это может быть основой любой беседы с детьми, подростками, молодежью. Старец Паисий так и рассказывает, что он легко договаривался с панками, с «оторванными» молодыми людьми. Он их спрашивал: а ты хочешь быть любимым?

Иоанн Златоуст говорит: «Любовь есть основание всякой добродетели». И высшая добродетель. «Любовь есть Бог, а кто хочет определить словом, что есть Бог? Тот слепотствуя умом, покушается измерить песок в бездне морской», – пишет Иоанн Лествичник. Действительно, дать определение любви очень сложно. Как же определить, что такое Бог? Есть апофатическое (отрицательное) и катафатическое (утвердительное) богословие; через отрицания или аналогии с чем-то мы можем с вами приблизиться к тому, что такое любовь. Сегодня мы с вами этим и займемся.

Первое: любовь к Богу проявляется в исполнении заповедей.

«…кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14:23).

А вот что святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит: «Свойственно любви часто воспоминать и помышлять о любимом; свойственно любви часто направляться и устремляться сердцем и душою к любимому. Непрестанно помнить любимого и помышлять о нем, непрестанно ощущать себя привлеченным к любимому свойственно любви совершенной. Богу угодно, чтоб такою совершенною любовью мы любили Его».
Совершенная любовь – это Бог Троица.

Лекарство от инфаркта

Любовь выше любых даров и благодеяний. Апостол Павел пишет: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, – нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13:1–3).

У апостола Павла дается очень красивое, поэтичное определение, которое я студентам рекомендую выучить на всю жизнь, запомнить. Когда им становится грустно, они это вспоминают, у них как бы Евангелие в груди, в сердце: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор. 13:4–13).

Апостол Павел

«Любовь не раздражается». Сегодня я был у кардиолога на обследовании. И он мне сообщил интересную вещь: сердце, по его словам, болит оттого, что человек живет не мирно. Оттого, что он гневлив. Оттого, что от множества страстей он то и дело попадает в стрессовую ситуацию. У этого профессора – аппаратура мощнейшая. «Я, – говорит, – могу свидетельствовать: хорошее сердце по всем медицинским показателям у человека, который живет мирно, тихо». Который «не раздражается, не завидует, не ищет своего».

– Плакат надо повесить в клинике: «Любовь – лучшее средство от инфаркта».

– Да-да. Они там, конечно, проповедуют ходьбу дозированную, физические упражнения, но меня поразило, что, действительно, профессор из своего личного опыта пришел к тому, что существует прямая связь между миром в нашем сердце и его здоровьем. Как только из сердца уходит мир, мы становимся кандидатами к тому, чтобы у нас развилась сердечная болезнь.

Без любви

– Есть такие, уже ставшие известными, изречения:

• Справедливость без любви делает человека жестоким.
• Правда без любви делает человека критиканом.
• Воспитание без любви делает человека двуликим.
• Ум без любви делает человека хитрым.
• Приветливость без любви делает человека лицемерным.
• Компетентность без любви делает человека неуступчивым.
• Власть без любви делает человека насильником.
• Честь без любви делает человека высокомерным.
• Богатство без любви делает человека жадным.
• Вера без любви делает человека фанатиком.
• Обязанность без любви делает человека раздражительным.
• Ответственность без любви делает человека бесцеремонным.

Любовь к созданиям Божиим

– Батюшка, а почему воспитание без любви делает человека двуликим?

– Очень просто. Вот ребеночек поступает в воскресную школу, ему там что-то говорят, воспитывают, а после этого он приходит в светское учебное заведение и там его учат совсем по-другому. Без любви. Если нет любви в семье, это вообще корень всех проблем. Ребенок живет и воспитывается в определенной среде, надо ли удивляться, если он «вдруг» становится преступником или совершает безнравственные поступки.

Среди детей воскресной школы он был нормальным ребенком, а вышел оттуда – и попал в другую среду, которой не смог противостоять. Если бы у него был стержень любви, то устоял бы против греховных желаний. А без любви он здесь такой, а там иной. И дома перед бабушкой он представляется одним, перед мамой – другим, а перед папой – третьим. У одного выпросит новую игрушку, у другого добьется разрешения посидеть лишний час за компьютером. Он сталкивает их между собой, зная слабости каждого. Воспитанный с детства в лукавстве, он точно так же станет приспосабливаться к начальникам на работе, делать карьеру или просто праздно существовать. Это калека, духовный инвалид на всю жизнь. А почему? Потому что у него не было воспитания с любовью.

… Давайте продолжим список того, что получается без любви.

– Строгость без любви делает человека жестоким.

– Любовь без любви делает человека развратным.

– Честность без любви делает человека упрямым.

– Совершенно верно: сама добродетель без любви превращается в грех. Воздержанный человек без любви может возгордиться, а может и умереть от недоедания. Он постится и ходит злой. Святые отцы говорят: лучше съесть верблюда, чем человека. Почему так? Потому что человек своей злостью фактически поедает этих людей.

– Молитва без любви делает человека фарисеем.

– Совершенно верно. Можно лоб расшибить, говорят: подвижник, по тысяче Иисусовых молитв читает. Но Богу это может быть не угодно. Святые отцы говорят: не от количества прочитанного зависит молитва. Где сердечко при этом? Оно с любовью это делает?

Целомудрие без любви делает человека…

– Тоже фарисеем.

– Есть люди, которым Господь дал целомудрие с детства. Смотришь на некоторых целомудренных девиц, думаешь: слава Богу. А копнешь, и становится понятно, что это целомудрие само по себе не спасительно. Человек находится в гордыне, на всех смотрит сверху вниз: «да кто вы такие, вы вообще все развратники, а я человек целомудренный, чистый». Нестяжание без любви делает человека…

– Расточительным.

– Кротость без любви делает человека…

– Трусливым. Или безбожным, малодушным.

– Радость без любви делает человека…

– Смешливым, беспечным.

– Беспечным, да. Он может стремиться к тому, чтобы только ухватить радость, он все время ищет новых впечатлений, наслаждений. У него вся жизнь только в том и состоит, чтобы достигнуть радости. А она пустая, после этой радости плакать хочется. И радость эта на три секунды.

Мужество без любви делает человека…

– Безрассудным.

– Безрассудным, может быть, да. Фанатичным.

Смирение без любви делает человека…

– А разве возможно смирение без любви?

– Смирение, пожалуй, это разновидность любви. Наверное, смирение без любви – это ложное смирение. Напоказ. Человек прикидывается таким смиренным, смиренным, а потом вдруг – раз, как выдаст…

Игумен Киприан (Ященко)

Педагогика сердца

– В чем любовь проявляется? «Изменение во время молитвы страха Божия в любовь Божию. Верность к Господу, доказываемая постоянным отвержением всякого греховного помысла и ощущения. Несказанное, сладостное влечение всего человека любовью к Господу Иисусу Христу и к поклоняемой Святой Троице». Так описывает аскетические опыты святитель Игнатий (Брянчанинов). Во время молитвы страх Божий модифицируется в любовь. Греховный помысел отлепляется. Человека так влечет, что он бегом бежит в храм.

Добродетель любви ведет к зрению в ближних образа Божия. Мы любим других людей, не потому что они наши родственники (хотя – все родственники, через Адама и Еву). А за то, что в каждом человеке существует образ Божий. А во всяком ли человеке есть добродетели – подобие Божие? Ну, какие-то есть, да?

Любить в человеке то, что от Бога, – вот на чем основана духовная любовь. Мы не просто придумываем, что он наша кровиночка. Сегодня близкий, а завтра – далекий. Это быстро проходит. Мы видим в нем, прежде всего, божественное.
Идеал – ко всем равная любовь. А можно ли всех равно любить?

– Посредством благодати. Потому что иначе тяжело очень.

– Равно любить, но по-разному. Действительно, ведь Христос тоже любил равно, но по-разному. Он же нам дал такой пример любви. «Восхищение в молитву и любовь ума, сердца и всего тела, несказанное наслаждение тела радостью духовной, упоение духовное», – писал святитель Игнатий (Брянчанинов). Это в чем проявляется любовь. И далее: «Расслабление телесных членов при духовном утешении. Бездействие телесных чувств при молитве. Разрешение от немоты сердечного языка. Прекращение молитвы от духовной сладости. Молчание ума». По свидетельству святителя Игнатия (Брянчанинова), который сам синтезировал опыт множества святых отцов, в любви умолкают телесные чувства. Даже расслабляются все телесные члены.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Как у нас человек сейчас расслабляется? Выпить, закусить, в баню сходить, физиологическим способом уйти от стресса, от противоречий, которые множатся в этом мире. А по любви это возможно совсем по-иному. Это относится и к телу, и к душе, и к духу. Смотрите, какое красивое выражение: разрешение от немоты сердечного языка. А что это за язык такой?

– Общение с Богом.

– Когда от сердца к сердцу говорят. Одно дело мы передаем информацию – из одной головы в другую или общаемся душевно, передаем чувства. А есть общение от сердца к сердцу, когда действительно затрагивается наш духовный пласт. Вообще, сердце-то у нас молчит, оказывается. И действительно, немота сердца только при любви и разрешается. Мир Христов наступает в человеке, он успокаивается, сердечко перестает болеть и колоть. Все наши земные заботы поглощаются разумом Христовым.

Жить святой жизнью

– У нас недавно было соборование, и на него приходил один профессор. Четыре года назад у него обнаружили рак, быстротекущую саркому. Человек он богатый, метался-метался, но никто ему здесь ничем помочь не смог, все отказались его лечить. И вот он в Швейцарии нашел одного профессора, который взялся его оперировать, но предупредил: никакой гарантии. «У вас быстротекущая болезнь, – говорит, – неделю я вам даю на то, чтобы завершить все свои дела здесь, на земле, попрощаться».

И он на неделю приехал в Москву. Мы начали с ним беседовать и выяснили, что, оказывается, он некрещеный. Ну, мы поговорили, он почитал Евангелие. Пришел на следующий день, мы его крестили, а заодно и его жену.

И вот он подготовил исповедь за всю свою жизнь. Эта была редкая исповедь, он исповедовался более двух часов с великими слезами, с великим откровением, со множеством подробностей. Он действительно описывал, в чем его вина, подробно рассказывал, не просто – грешен, любви не имею, а он действительно показывал – где он этой любви не проявил. Он серьезно отнесся к исповеди, перед лицом смертельной угрозы решил чистосердечно покаяться. На следующий день причастился и улетел в Швейцарию. Через два дня – звонок, говорит: «Батюшка, меня перед операцией положили на обследование и никакой опухоли не обнаружили».

Собрали консилиум врачей, думали, аппарат сломался. Такого быть не может, он же из России привез кипу рентгеновских снимков, а за неделю такие болезни не проходят. Они его на другом аппарате обследовали – от опухоли и следа не осталось. Начали его расспрашивать: «Рассказывайте, как вы лечились? Чистосердечно». Когда он им рассказал, что покаялся, крестился, причастился, врачи говорят: «Видимо, Сам Бог принял участие в вашей жизни, у вас не было шансов на выздоровление». И он еще больше напугался от этого. Приехал на соборование в Москву, говорит мне: «Батюшка, если я не должен был жить, а Бог мне дал жизнь, это ведь не случайно. Значит, Он мне для чего-то ее дал? Поставьте мне духовную задачу, что я должен сделать в оставшееся время».

Я был очень рад этому, люди редко обращаются с такой просьбой. Я тоже помолился и поставил ему духовную задачу: «Бог благословил тебя жить святой жизнью. Когда достигнешь святости, тогда мы этот случай и опишем. Сейчас его описывать бессмысленно, потому что это только половина – Бог дал, а как ты распорядишься этим временем – опять же в твоих руках». Он спрашивает: «Может, планку пониже? А есть прецеденты?» – «Сколько угодно. Князь Владимир был предан чувственным удовольствиям: любил воевать, любил и гулять, тешиться, есть и пить. А потом задумался и принял Крещение. И после этого стал другим человеком».

Душевный духовного не разумеет

– «Любовь – это познание существ бестелесных», – пишут святые отцы. Что это значит? Общение с ангельским миром, с Ангелом Хранителем. Это возможно прежде всего по любви. Я вспоминаю одну девочку, которую встретил на квартире святого праведного Иоанна Кронштадтского. Она ее постоянно посещала и молилась батюшке Иоанну. Так искренне, по-простому, по-детски, что Иоанн Кронштадтский начал ей являться. Причем по несколько раз в день и в присутствии мамы. Возникла такая любовь между Иоанном Кронштадтским и девочкой.

«Немощь греховных помыслов». Это как? То есть помысел возникает, но уже ничего с нами сделать не может. Никакой силы в нем нет, он вял, он не обладает такой энергетикой, чтобы привести нас к греху.

«Сладость и обильное утешение при скорбях». Кто-то нас обидел или мы заболели и при этом испытываем сладость. Почему?

– Приходит понимание, что душа очищается, появляется надежда на Бога.

– Слава Богу, что заболел, да? Утешение, что пострадал за свои грехи в этой скорби.

«Зрение устроений человеческих». То есть видишь человека и понимаешь, как он устроен. Этот – телесный человек, с ним по-телесному только и можно общаться, как бы к его немощи снисходить. А этот – душевный, с ним бы хорошо по-душевному говорить, а духовного он не разумеет. А этот – духовный, с ним о духовном и говорить. Духовные проблемы обсуждать, духовно с ним побыть вместе, это важно.

Я знаю одного епископа, у него удивительное свойство строить добрые, хорошие отношения со всеми людьми, даже с малоконтактными. Он может, допустим, разговаривать полчаса о погоде, способен говорить об изменениях климата, о технике, машинах, о деталях каких-то, об урожае, нитратах. Почему он это делает? Я присмотрелся, а люди, с которыми он разговаривает, не могут вместить большего. И его миссионерство заключается не в проповеди Христа, а в том, что он с ними по-доброму общается, на их языке, говорит о том, что им интересно, приятно. А когда у них возникают доброжелательные отношения, эти люди уже задают духовные вопросы, и тогда идут духовные ответы.

Еще один очень важный секрет духовной жизни: ничего не задерживать на себе. Господь дал благодать, а ты ее верни.

Господь дал любовь, и ты ее отдай. Тебе от людей пришла какая-то страсть, неприятность, гнев, а ты отдай это Богу.

Бог же не раздражается. Ты осуждаешь, отдай это Богу, Он не осуждает. Ты чревоугодничаешь, отдай Ему, Бог не чревоугодничает. Ты в нетерпении, а Бог терпелив, он все терпит, отдай это – в молитве, в собеседовании, в простом обращении к Богу. Благодать дана нам для того, чтобы мы воплотили ее в молитву, и через эту молитву отдали бы ее Богу. А через эту молитву Господь опять нам пошлет благодать. И так будет круговорот благодати между Богом и нами.

Живое воплощение любви

– Архимандрит Кирилл (Павлов) – живое воплощение любви. Только побыв с ним, возле него, даже не задав ни одного вопроса, и даже, бывает, не услышав от него ни одного слова, ты приходишь в мирное состояние. Многие не могут понять, почему так все его любят. А он просто своей жизнью исполняет Евангелие, у него ум плавает в Евангелии, сердце его – в Евангелии. Евангельская любовь, которая из него истекает, убедительней множества всяких слов, умных, красивых примеров.

Я помню, как-то после праздничной службы, трапезы, мы шли в келью с архимандритом Кириллом, а один из братьев поднимался по лестнице, и старец к нему обратился: «Симоне, любишь ли меня?» – «Конечно, отец Кирилл». Он ему опять: «Симоне, любишь ли меня?» – «Ну отец Кирилл, знаете, как я люблю вас». Батюшка опять: «Симоне, любишь ли меня?» Тот даже спустился, обнялся, расцеловал батюшку. Видимо, как я себе представлял, у него была какая-то обида, какое-то неудовольствие. И батюшка таким образом, любовью эту обиду снял.

Это, кстати, очень хороший способ. Человек на тебя обижается, а ты его спрашиваешь: «Ты на меня не обижаешься?» Что он тебе скажет, что обижается? Скажет: «Да ладно…» Уже легче. «Ну, ты прости меня».

Лучший подарок на именины

– Любящий человек охотно сносит неприятности и бесчестие за любимого. Мы как-то были в Иерусалиме с митрополитом Воронежским Сергием – на Преподобного Сергия, его именины. И когда митрополит выходил из Старого города, маленький мальчик, видимо, подстрекаемый иудеями, забежал перед ним и плюнул ему в лицо. А он шел в митрополичьем облачении, панагии. Как вы думаете, что сделал митрополит? Он утерся и сказал: «Это лучший подарок на мои именины. В Христа плевали вот на этом месте. И в меня, – говорит, – плюнули тоже». Это никакая не игра, он настолько был спокоен, даже не размышлял.

«Истинная любовь охотно терпит лишения, беспокойства и труды, сносит обиды, унижения, недостатки, погрешности и неисправности, если нет от них вреда другим; терпеливо и с кротостью переносит низости и злобу других, предоставляя суд всевидящему Богу, праведному Судии, и молясь о том, чтобы Бог вразумил омраченных неразумными страстями», – пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский.

А вот как старец Порфирий Кавсокаливит говорит о постигших нас неприятностях: «Виновником я вижу тебя самого, даже если ты скажешь мне, что виновен тот или та. В конечном итоге и сам ты в чем-нибудь виновен, и обнаружишь это, когда я скажу тебе. Такое рассуждение приобретайте в своей жизни. Это откроет вам невидимую дверь. Тайна в том, чтобы научиться не видеть зла».

Бог вас благословит – завтра духовное упражнение выполните: за весь день ни разу не увидеть зла. С утра до вечера – смотреть и не видеть. А видеть – не прилепляться. А прилепляясь, не раздражаться. А раздражаясь, сразу же каяться. А покаявшись, приходить в мир. И не видеть зла опять.

Молитва об умножении любви

О многострадальная Мати Божия, Превысшая всех дщерей земли, по чистоте Своей и по множеству страданий, Тобою на земли перенесенных! Приими многоболезненныя воздыхания наша и сохрани нас под кровом Твоея милости. Инаго бо прибежища и теплаго предстательства, разве Тебе, не вемы, но яко дерзновение имущи ко иже из Тебе Рожденному, помози и спаси ны молитвами Своими, да непреткновенно достигнем Царствия Небеснаго, идеже со всеми святыми будем воспевати в Троице Единаго Бога, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

АФОНСКИЙ СТАРЕЦ ПОРФИРИЙ КАВСОКАЛИВИТ:

«Те родители, у которых трудные и невоспитанные дети, пусть сердятся не на них, но на того, кто стоит за спиной их детей, на диавола. А диавола мы можем одолеть только тогда, когда сами начнем становиться святыми».

«…Прежде всего ребенку нужен человек молитвы. Горячей, сильной молитвы. Молитва творит чудеса. Мать любит гладить и ласкать своего ребенка. Но она должна упражняться и в «духовной ласке» молитвы».

«…Святые чувства матери и ее святая жизнь освящают младенца с самого момента его зачатия».

«Диавол взнуздал твою дочь и делает с ней все, что хочет. Начните вместе с женой молиться за свою дочь. Молитесь все время. Но ничего не говорите девушке. Не упрекайте ее за ее поведение. Когда она, как обычно, поздно вечером будет возвращаться домой, вы говорите ей: «Дочка, твой ужин в холодильнике, достань и поешь».

«Никогда ваши дети не должны слышать, как вы ссоритесь между собой… даже что вы повышаете голос друг на друга!»
«…Когда родители не ладят между собой, у них вырастают трудные дети».

«Когда вы хотите что-либо сказать своим детям, скажите это Пресвятой Богородице, и она Сама все управит».

Толкование Евангелия

Когда Апостолы безмолвно приняли Тело и Кровь Христа, Он сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его. В этой пророческой речи Иисус говорит о ближайшем будущем, как о совершившемся уже. Говоря Апостолам о предстоящей смерти Своей, указав им на предателя Своего, наконец, предложив им Свое Тело и Кровь, Иисус хотел вывести Своих учеников из того угнетенного состояния духа, в которое должно было привести их только что совершившееся. Поэтому Он тотчас же приковывает их внимание к мысли о славе Своей. «Быть преданным смерти (говорит Иоанн Златоуст) и победить смерть, и после смерти явиться более могущественным, чем прежде, – это действительно великая слава». Если Бог прославился таким образом в лице Сына Человеческого, то вскоре прославит и Его принятием Его (в Вознесении) в единение с Собою.

Говоря о смерти Своей, которая, однако, составит славу Его, Иисус невольно перешел к мысли о предстоящей разлуке с теми, которые пребыли верными Ему до конца. Обращаясь к ним теперь с прощальным словом, Он назвал их так, как никогда еще не называл. «Дети! – сказал Он, – недолго уже быть Мне с вами (Ин. 13, 33). Как прежде, беседуя с иудеями, Я говорил, что они не могут следовать за Мной туда, куда Я уйду, так и вам говорю, что не можете идти за Мной. Вы должны остаться и продолжать дело Мое. А чтобы вы могли продолжать его так, как Я начал, заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 34–35). Из любви к человечеству Я отдаю жизнь Свою за него, и вы должны проявлять такую же самоотверженную любовь к людям; такая любовь будет служить признаком, отличающим Моих последователей».

Любовь к ближним – это закон Бога, безусловно обязательный для всех вступающих в Царство Божие; об этом законе Иисус уже не раз говорил Своим ученикам; следовательно, заповедь о любви вообще не могла быть для Апостолов новой; и если Иисус назвал ее новой заповедью, то потому только, что теперь Он заповедал им не только любить всех, даже врагов, и благотворить им, как об этом сказано было в Нагорной проповеди, но даже жертвовать и жизнью своей, если это необходимо для спасения других, душу полагать за них.

В пылком и любящем сердце Петра мучительно отзывалась мысль о предстоящей разлуке. «К чему разлучаться? – думал он, – если Ему надо уйти из этого мира, то пойду и я за Ним». «Господи! – сказал он, – куда Ты идешь?» Иисус понял, к чему клонится этот вопрос, и отвечал Петру: куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти, а после пойдешь за Мною (Ин. 13, 36).

К сказанному перед этим, что Апостолы не могут идти за Ним, Иисус добавил теперь: а после пойдешь за Мною. Это добавление означает, что придет время, когда и он, Петр, потерпит такую же мученическую смерть, какая ожидает Иисуса; в настоящее же время такая смерть была бы для него преждевременна: ему надлежит исполнить высокое назначение проповедника нового учения; к тому же теперь он еще и неспособен добровольно пострадать за это учение.

Сильное желание во что бы то ни стало идти за Иисусом всюду, куда бы Он ни пошел, дало Петру смелость заявить Ему об этом теперь же. Господи! – возразил он, – почему я не могу идти за Тобою теперь? я душу мою положу за Тебя (Ин. 13, 37).

Зная, что любовь Апостолов к Нему, к сожалению, не достигла еще той степени, какая могла бы подвинуть их теперь же душу свою положить за Него, Иисус с грустью сказал Петру: «Ты душу свою положишь за Меня? В эту самую ночь, прежде, чем пропоет петух, ты трижды отречешься от Меня! Симон! Симон! Если бы ты знал, какая предстоит тебе борьба с искушениями и испытаниями, то не сказал бы этого так самонадеянно. Сатана хотел распоряжаться вами, сеять вас, как пшеницу; но Я молился, чтобы, по крайней мере, вера твоя не ослабела и чтобы ты, покаявшись после своего падения, укрепил бы и братьев своих».

Петр не мог допустить возможности своего, хоть бы временного, отпадения от Христа, и потому с прежней самонадеянностью отвечал: Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти (Лк. 22, 33). Но Иисус опять предостерегает его от самоуверенности: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня (Лк. 22, 34).

Посылая Своих Апостолов на проповедь и зная, с какой злобой отнесется языческий мир к новому учению любви и милосердия, Иисус должен был предупредить их о предстоящих им опасностях. Тихая, спокойная жизнь их оканчивается с удалением Его от них. Когда они ходили, по Его поручению, проповедовать в Галилее и Иудее, то ничто не препятствовало им исполнить свое назначение; они ни в чем не нуждались, хоть не брали с собой ни мешка с деньгами, ни сумы с хлебом, ни запасной обуви. Теперь же, когда им предстоит идти к язычникам, они должны быть особенно заботливы, предусмотрительны и мужественны, тем более, что тогда уже не будет их Учителя. И если над Ним исполнится пророчество, и Его, распиная, причтут к злодеям, то чего же должны ожидать они, ученики Его? Неустойчивость в убеждениях, маловерие и слабохарактерность должны теперь смениться такой силой глубоко убежденной веры, какую и врата ада одолеть не могут, и таким мужеством в отстаивании этой веры среди всех испытаний и гонений, какое можно сравнить только с крепостью меча81.

Апостолы не поняли этих слов; они думали, что Иисус повелевает им вооружиться мечами, и с наивностью сказали Ему: Господи! Вот, здесь два меча (Лк. 22, 38).

Видя, что Апостолы не поняли Его, и намереваясь в последующей беседе нагляднее разъяснить им ту же мысль, Иисус прекратил этот разговор, с кроткой улыбкой сказав им: довольно.

Обращаясь опять к вопросу об отшествии Своем из этого мира и желая, чтобы Апостолы догадались, наконец, куда Он идет, Иисус сказал им: «Куда со временем пойдет за Мной Петр, пойдете и вы все; всем вам найдется место в доме Отца Моего, ибо в доме Отца Моего обителей много (Ин. 14, 2)».

Казалось бы, Апостолы должны были понимать, что Иисус Христос идет к Отцу Своему, то есть к Богу, и что путь этого восшествия к Богу есть путь страданий, смерти и Воскресения Его. Но они так еще были отуманены ложными еврейскими понятиями о Царстве Мессии, что никак не могли догадаться, о чем говорит Христос. И вот один из них, Фома, сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? (Ин. 14, 5).

Путь, ведущий Христа к Богу, – это страдания Его, смерть и Воскресение; путь же, ведущий к Богу людей, – это Сам Христос, открывший людям истину Божию и путь к Вечной Жизни. Полагая, что Фому более интересует путь, которым должны идти к Богу люди, Иисус сказал ему: «Никто не приходит к Отцу, как только через Меня, ибо Я есмь путь к Нему и истина и жизнь (Ин. 14, 6). Если бы вы понимали, Кто Я, то знали бы и Отца Моего, и если вы говорите, что знаете Меня, то, следовательно, вы знаете и Отца Моего».

Несмотря на такие пояснения, маловерие все еще смущало Апостолов; и вот, Филипп говорит: «Господи! покажи нам Отца (Ин. 14, 8), и этого довольно будет, чтобы мы уверовали во все, что Ты говоришь».

«Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Дела, какие Я творю, творю не от Себя: Отец, пребывающий во Мне, творит их. Слова, которые Я говорю вам, говорю тоже не от Себя: это Отец говорит во Мне. Пора вам не только верить словам Моим, но даже убедиться делами Моими, что Я в Отце, и Отец во Мне. Следовательно, видевший Меня видел и Отца. А ты просишь показать вам Отца».

Христос сказал Апостолам, что если они не верят словам Его, что Он в Отце и Отец в Нем, то по самым делам Его должны поверить этому. Если Он вынужден был сослаться на дела Свои, то это доказывает, что вера Апостолов была еще слишком слаба. Вот почему Он и напомнил им прежде сказанное о силе веры, о необходимости иметь им эту силу. Прежде Он говорил им, что сильная, ничем непоколебимая, вера может творить необычайные чудеса, даже горы может перестанавливать; и теперь сказал, что истинно верующий в Него может совершить еще большие чудеса, чем Он совершил; но при этом добавил, как бы в пояснение, что эти чудеса верующие могут совершать не самостоятельно, не собственной силой или властью, но что все совершенное ими будет творить через них Он, Христос: чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю Я (Ин. 14, 14).

В дальнейшей беседе с Апостолами Иисус уговаривает их любить Его, так как любовь к Нему побудит их в точности соблюдать все заповеди Его, а кто соблюдает заповеди и любит Его, тот будет возлюблен и Отцом. И Я возлюблю Его и явлюсь ему Сам. Не оставлю вас сиротами; приду к вам (Ин. 14, 21, 18).

Апостолы все еще ожидали, что Иисус явит Себя миру в том величии, какое воображение евреев приписывало ожидаемому ими Мессии. Поэтому один из Апостолов, Иуда (не Искариот), спросил: Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру? (Ин. 14, 22). Отвечая на этот вопрос, Иисус, в развитие высказанной мысли добавил, что если они, то есть Апостолы, будут любить Его и исполнять Его заповеди, то Он явится им не один, а вместе с Отцом: и Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин. 14, 23). На вопрос же о том, как, каким образом Бог-Отец и Сын Божий придут и поселятся в душах Апостолов, ответ содержится в только что сказанных словах Иисуса: И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять (Ин. 14, 16–17). Это означает, что, по отшествии Иисуса Христа из этого мира, то есть после Воскресения и Вознесения Его, Дух Святой, обитающий в Нем и Отце, будет ниспослан к Апостолам, сотворит как бы обитель Свою в душах их и будет пребывать с ними до конца их жизни. Дух Святой будет Утешителем их и научит их всему, что необходимо будет им знать для их проповеднической деятельности, и напомнит им все, что говорил им Христос и чего они в свое время не могли понять. Из книги Деяний Апостолов известно, что через десять дней после Вознесения Иисуса Христа на Апостолов сошел Дух Святой, сообщивший им знание всего для них необходимого, знание языков тех народов, к которым им надлежало идти на проповедь, а также понимание всего, что они слышали и видели, когда следовали за Христом, и чего тогда не понимали82.

Таким образом, вся эта речь Иисуса содержит в себе обещание послать Апостолам Духа Святого, и в Лице Его явиться им с Отцом. Но так как эта речь прерывиста и содержит повторения сказанного (что объясняется отчасти и состоянием духа Самого Иисуса), то из отдельных слов ее, например: приду к вам, вы увидите Меня, можно заключить, что Иисус говорил Апостолам и о предстоявших явлениях Его им после Своего Воскресения.

Сегодня я получил следующий вопрос:

Уважаемый Василе Филат, с большим вниманием читаю статьи, опубликованные на этом сайте. У меня есть вопрос: Нужно ли практиковать и сегодня обычай «Омытия ног» из «Вечери»? Одна статья на эту тему была бы очень полезна.

Омытие ног было необходимым в вечер Вечери

Библия показывает контекст, в котором Господь Иисус стал омывать ноги Своим ученикам:

Перед праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, явил делом, что, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их. И во время вечери, когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его, Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан. (Евангелие от Иоанна 13:1-5)

Очень хорошо известно, что на Востоке, люди обычно едят сидя на полу. Это осталось и до сегодняшних дней, и много раз, когда я еду в страны Азии, чтобы проповедовать и учить людей Слову Божьему, чаще всего я кушаю, сидя на полу. Когда так сидишь, скрещенные ноги находятся очень близко к еде. Это относится к этике и добрым нравам, чтобы ноги были омыты перед едой. Но у восточных народов в знак уважения к гостям или к более старшим, всегда приходит омывать ноги кто-то из более низкого сословия, и когда кто-то хочет показать смирение по отношение к другому человеку, говорит, что готов омыть ему ноги. Итак, омытие ног является необходимостью, но с другой стороны было и оказанием уважения и смирения по отношению к кому-то. Когда Господь Иисус находился в доме фарисея Симона и пришла грешная женщина, чтобы покаяться, Господь Иисус упрекнул Симона, что никто не показал уважения, которое надлежало бы показывать в каждом доме и сказал:

И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла. (Евангелие от Луки 7:44)

Ученики не показали смирения в вечер Вечери

То, как развивались события дальше в вечер тайной Вечери, показывает, что ученики были очень заняты позицией, которую они будут иметь в команде, чем служением друг другу и Господу Иисусу. Как видно, там был и таз, и полотенце, но никто из них не пришел к Иисусу или к другим, чтобы омыть ноги. Каждый ожидал, что другой «снизойдет» для служения омытия ног. Поэтому, Иисус решил дать надлежащий урок, используя эту необходимость омытия ног перед вечерей. Вот, что говорит Библия далее:

Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему: Господи! Тебе ли умывать мои ноги? (Евангелие от Иоанна 13:6)

Поскольку он ждал, что это сделает кто-то из апостолов, кого он считал менее важным, или кто был младшим из них, то из этого вопроса, который он задает, видно, что он остался обличенным и понял весть Иисуса. Господь Иисус пришел первым к ним, чтобы омыть ноги, потому что он ожидал от Петра в первую очередь сделать это и показать заботу и смирение по отношению к другим.

Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после. (Иоанна 13:7)

Спаситель не пришел только, чтобы омыть ноги, чтобы восполнить эту нужду, но чтобы дать урок через это. Поэтому он сказал Петру, что он поймет это позже, когда дал объяснение.

Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною. (Иоанна 13:8)

Омытие ног было примером для учеников правильного отношения

Писание дальше говорит:

Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу (то, что они не сделали перед вечерей). Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете. (Иоанна 13:12-17)

Смысл урока, данного Иисусом Христом ученикам был в том, чтобы каждый из них не считал себя выше других и ждал, чтобы ему служили, но чтобы у него было отношение всегда служить другим. Это было целью этого примера и Бог хочет, чтобы мы все научились такому отношению и поступали так постоянно. Далее, Господь Иисус совершил Вечерю и оставил хлеб и вино знамением завета, который мы заключили с Ним. Омытие ног не упомянуто как знамение этого завета.

Основные выводы:

  • Омытие ног было необходимостью в те времена, но которое не является необходимостью в нашем контексте, когда мы садимся кушать на стульях вокруг стола.
  • Господь Иисус омыл ноги ученикам, чтобы обличить их гордость и чтобы научить их иметь правильное отношение – быть готовым служить друг другу.
  • Омытие ног не является знамением Нового Завета как хлеб и вино и нет ясной заповеди Господа Иисуса для христиан, чтобы они практиковали омытие ног перед Вечерей Господней.
  • Не является нарушением Слова Божьего, если кто-то практикует омытие ног перед Вечерей Господней, потому что нет запрета на это.
  • Является нарушением Слова Божьего, когда кто-то заставляет других практиковать омытие ног как обязательное условие для спасения души.
  • Неправильно когда христиане разделяются или не принимают друг друга по причине совершения этого обряда или наоборот по причине отказа от него перед Вечерей Господней.

Да поможет нам Бог исполнить смысл этого примера и всегда показывать прекрасное отношение смирения перед нашими братьями и сестрами в вере, будучи всегда готовыми служить с полным посвящением.

Перевод: Моисей Наталья

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *